ЗБ-2. Глава 11. Йорн

На следующий день в дом прибыл новый садовник – молодой, как все выпускники мантубианского центра, не особенно красивый, но высокий и хорошо сложенный. На его голове топорщился короткий светлый ёжик, у него были голубые глаза, большие руки и широкие плечи, а звали его Йорн. Эгмемон провёл с ним ознакомительную экскурсию по саду и показал домик, где ему предстояло поселиться.

– Тут всё осталось, как при прежнем садовнике, – сказал он. – Немного неопрятно, но вы уж сами тут обживайтесь и хозяйничайте. Я могу выдать вам новое постельное бельё, а об остальном позаботитесь сами.

Йорн опустил на пол свой чемоданчик.

– Где тут можно мыться? – деловито спросил он.

– В тёплое время года – в душевой кабинке, что снаружи домика, – ответил Эгмемон. – Зимой – в доме, в служебном санузле.

– А где я могу получить питание? – спросил Йорн.

– Питаться будете на кухне, – сказал Эгмемон. – Спросите повара Кемало, он даст вам еду. Что касается ваших непосредственных обязанностей, то ваша настоящая задача – подготовить сад к зиме. Зимой у вас работы будет не меньше, чем летом: у нас в доме есть оранжерея, за которой тоже нужен уход. Там собраны довольно редкие и ценные растения. Ваша квалификация достаточно высока, чтобы обслуживать их?

– Я садовник высшей категории, – ответил Йорн. – Уход за редкими растениями входит в мою компетенцию. Основные дисциплины, которыми я владею, это ботаника, агрономия и садоводство. Все эти дисциплины изучены мной досконально.

– Что ж, будем надеяться, что это так, – проговорил дворецкий.

Йорн обошёл обе комнаты, заглянул в шкаф, присел на кровать.

– А можно узнать, по какой причине был уволен предыдущий садовник? – спросил он. – Мне бы не хотелось повторить его ошибок.

– Его рассчитали за ненадлежащее поведение, – усмехнулся Эгмемон. – Как садовник он был хорош, но выгнали его за то, что он в пьяном виде ворвался в дом и устроил там дебош. В доме есть маленький ребёнок, и следует быть осторожным, входя туда.

– К спиртному я равнодушен, – улыбнулся Йорн. – А детей очень люблю. Можете не беспокоиться, что я напугаю или обижу малыша. А как его зовут?

– Илидор, – ответил Эгмемон. – Вашего хозяина зовут милорд Дитмар, его спутника – господин Джим. Меня зовут Эгмемон, и я здесь главный над всем персоналом. Ещё я должен ознакомить вас с правилами поведения. Свободно можете заходить только на кухню и в служебные помещения, а в ту часть дома, где живут хозяева, заходить без приглашения не следует. Выполнять распоряжения хозяев следует без пререканий и лишних вопросов.

– А какие вопросы считаются лишними? – тут же поинтересовался Йорн с едва приметной усмешкой.

– Все, которые не по делу, – ответил Эгмемон коротко. – С хозяевами следует заговаривать только тогда, когда они сами к вам обратятся. Называть их следует «ваша светлость» или «милорд». Если вам нужно обратиться к хозяевам, вы можете сделать это через меня. Напрямую – нежелательно. Хозяйством здесь ведаю я, и по всем вопросам можете обращаться ко мне, а уж я разберусь. Да, кстати, на господина Джима пялиться нельзя!

– Что значит «пялиться»? – спросил Йорн.

– Вы не знаете, что значит «пялиться»? – удивился Эгмемон. – Ах да, вы же только что с Мантубы, можете и не знать... Ну, как вам сказать... Ну, то есть, пристально разглядывать. Во-первых, это неприлично, а во-вторых... Просто нельзя, и всё.

– Когда говорят «просто нельзя», это разжигает любопытство, – заметил Йорн.

– Вы у нас ещё и юморист, – проговорил Эгмемон неодобрительно. – Если говорят «нельзя», это значит «нельзя». Ну что ж, вводный инструктаж вы получили, можете приступать к своим обязанностям. Насчёт обеда можете спросить на кухне около трёх часов дня.

Йорн стал распаковывать свой чемоданчик. Он достал оттуда полотенце, мочалку, мыло, полоскание для рта, сменное бельё, тёплый свитер, две рубашки, рабочие брюки с накладными карманами на штанинах, пару рабочих сапог, справочник по садоводству, машинку для стрижки волос, а также три консервных банки, термос и набор пластиковой посуды. Ещё он достал из сумки маленькую рамочку с фотографией хорошенького младенца и поставил её на тумбочку у кровати. Прижав пальцы к губам, после он приложил их к изображению в рамке. Посмотревшись в зеркало на дверце шкафа, он провёл рукой по своему короткому светлому ёжику и решил, что пора подстригаться. Обычно он стригся наголо, и сейчас тоже не стал изменять своему обыкновению. Потом, выйдя из домика, он открыл душевую кабинку и проверил, есть ли вода. Вода шла, и он быстро ополоснулся, оделся, лёгкие сапоги на застёжках-липучках сменил на рабочие, на толстой рифлёной подошве и с длинной шнуровкой по бокам. Потом он подмёл пол, съел содержимое одной из консервных банок, налил из термоса кружку уже порядком остывшего, а потому невкусного кариша(1). Но он всё равно его выпил, задумчиво глядя в окно, потом аккуратно повесил свою тёмно-синюю мантубианскую форму в шкаф, оставив на себе только шапку с козырьком.

Осмотрев садовый инвентарь, он нашёл его неплохим. Время до обеда он провёл, обследуя свою рабочую территорию, осматривая каждое дерево и ласково его приветствуя. Деревья поведали ему, что за ними ухаживали хорошо, и они ждут от нового садовника такого же отношения.

– Я вас буду любить, – пообещал Йорн.

Он очистил клумбы от засохших цветов, внёс в грунт клумб удобрения, подрезал некоторые деревья, а потом стал грести опавшие листья в кучи. Так прошло время до обеда, а в три часа Йорн наведался на кухню. Он поздоровался, сняв шапку. Грузный тип в белой униформе, колпаке и фартуке, окинув его оценивающим взглядом, ответил:

– Здравствуйте, коли не шутите. Ты у нас новый садовник?

– Так точно, – ответил Йорн. – Меня зовут Йорн. А вы – Кемало?

– Он самый, – ответил повар. – А ты молодой... Только что с Мантубы?

– Так точно, – кивнул Йорн.

– Ну, как тебе здесь? – полюбопытствовал повар.

– Прекрасно, – ответил Йорн. – Мне всё очень нравится. Я уже успел поработать.

– Да ну? Уже приступил? – улыбнулся Кемало. – Ну, молодец... Шустрый парень. Ну, что, проголодался?

– Ну... Вообще-то, да, – смущённо ответил Йорн.

Повар ещё раз окинул Йорна взглядом, сказал:

– Ты здоровый парень... Небось, аппетит у тебя хороший.

– Не жалуюсь, – ответил Йорн.

– Ну, вот твой обед, – сказал повар.

Он поставил перед Йорном тарелку супа футри(2), маканики(3) и химмис(4), фаршированный мясом батты(5), а на десерт – кусок холодного фруктового пирога. Окинув всё это восхищённым взглядом, Йорн проговорил:

– Неплохо у вас тут кормят.

– Ты славный парень, – сказал повар. – А славному парню – хороший обед.

– А откуда вам знать, какой я? – удивился Йорн.

Повар засмеялся, погладил его по голове.

– Поживи с моё – тоже будешь всех насквозь видеть. Ешь, ешь.

Йорн с аппетитом принялся за обед. Он начал с супа, подчистую съел маканики, после чего перешёл к фаршированному химмису, а к пирогу повар дал ему большую кружку сладкого чая. Он с удовольствием наблюдал, как Йорн ел, а когда тот допивал чай, сказал:

– У кого такой хороший аппетит, тот не может быть скверным человеком. И глаза у тебя хорошие, как у ребёнка. В общем, как проголодаешься – заходи. Накормлю.

Йорну понравился обед и понравился повар. Первый рабочий день начался неплохо, думал он, возвращаясь в сад, где он ещё не закончил уборку листьев. На свежем осеннем воздухе, да ещё на сытый желудок работалось хорошо, и Йорн трудился без устали. Пищали птахи, листья шуршали, в воздухе пахло осенней грустью. День был прекрасный.


После обеда Джим вывел Илидора погулять в сад. Малыш резвился и бегал, и Джим еле успевал за ним следить, чтобы тот не затащил в рот что-нибудь грязное с земли. Разыгравшись, Илидор побежал от Джима, семеня маленькими ножками и подпрыгивая, как мячик. Джим погнался за ним.

– Илидор, стой!

Но Илидор не думал его слушаться и убегал, звонко смеясь. Вдруг из-за кустов скларии(6) возник рослый голубоглазый незнакомец в высоких сапогах и тёмно-синей шапке с козырьком. Он подхватил Илидора на руки.

– Попался! – сказал он с улыбкой. И тут же добавил ласково: – Не бойся, не бойся, маленький.

Джим, увидев, как его ребёнка схватил огромный незнакомец, сначала испугался, но потом взглянул в его добрые голубые глаза, и его опасения тут же рассеялись. Он сказал:

– Спасибо, что поймали его. Мне бы его не догнать.

Глаза незнакомца были чисты, как летнее небо, и смотрели на Джима с удивлением и восторгом. Он очень нежно прижимал к себе Илидора, и ребёнок его не боялся, а с любопытством рассматривал его шапку.

– Кто вы? – спросил Джим дружелюбно. – Я вас здесь раньше не видел.

Незнакомец моргнул своими чистыми глазами и ответил:

– Меня зовут Йорн... Я ваш новый садовник. Я только сегодня прибыл с Мантубы. А вы... Вы – милорд Дитмар?

– Нет, я его спутник, – ответил Джим.

Йорн осторожно спустил Илидора на землю, не сводя с Джима восхищённых глаз. Ребёнок запрыгал перед Джимом, протягивая к нему ручки. Йорн улыбнулся.

– Он хочет на руки, – сказал он.

– Я бы с радостью взял тебя, мой милый, – сказал Джим сыну. – Но мне нельзя поднимать тяжёлого.

– Давайте, я его подержу, – предложил Йорн.

И он снова взял малыша, с нежностью глядя на него, а потом вдруг поцеловал в щёчку. Илидор был очень ласковый и доверчивый малыш, он очень любил целоваться, поэтому тут же потянулся к Йорну губками, а тот их нежно чмокнул и лучезарно улыбнулся. У него была очень открытая и добрая улыбка, и Джима вдруг безотчётно повлекло к нему.

– Давайте прогуляемся, если вы не заняты, – предложил он.

– С удовольствием, ваша светлость, – ответил Йорн. – Я понесу вашего малыша.

Они пошли по дорожке. Илидор уже доверчиво обнимал Йорна за шею и то и дело тянулся целоваться.

– Кажется, вы ему понравились, – сказал Джим. – Сразу видно, вы любите детей.

– Очень, ваша светлость, – улыбнулся Йорн.

– Вам здесь нравится? – спросил Джим.

– О да, ваша светлость. Сад просто чудесный. Я мог только мечтать работать в таком.

– Он довольно обширный, – сказал Джим. – Вы уверены, что справитесь один? У нас ведь есть ещё и оранжерея. Если вам понадобится помощник, попросите милорда Дитмара.

– Ничего, когда работы много – это хорошо, – сказал Йорн.

– Поцелуй меня! – встрял Илидор, давно тянувшийся к губам Йорна.

Йорн засмеялся и подставил губы, и Илидор прильнул к ним влажным румяным ротиком.

– Я уже ревную, – шутливо заметил Джим. – Ну-ка, быстро поцелуй меня тоже!

Илидор с удовольствием поцеловался и с ним, не выпуская шеи Йорна из цепких объятий. Они гуляли по дорожкам, расчищенным от опавшей листвы; Илидор со смехом стащил с головы Йорна шапку и бросил её наземь.

– Илидор, не балуйся, – строго сказал Джим.

Он поднял шапку и отряхнул её, после чего заботливо надел Йорну на голову. Отряхивая её, он прочёл на золотистой полоске над козырьком надпись: «Мантубианский центр по подготовке персонала».

– Вы уже устроились в домике? – спросил он.

– Да, почти, – ответил Йорн. – Дворецкий обещал выдать новое постельное бельё.

– А можно мне к вам зайти? – попросил Джим. – Я ещё никогда не был в этом домике. Мне интересно узнать, как живёт садовник.

– Извольте, ваша светлость. Тогда нам направо.

Они свернули с главной аллеи на боковую, прошли до её конца и оказались перед домиком. Йорн, одной рукой прижимая к себе Илидора, другой отворил дверь и впустил Джима внутрь. Пройдясь по комнатам и осмотревшись, Джим проговорил:

– Не очень-то здесь уютно. Зимой здесь, наверно, холодно... Попрошу Эгмемона выдать вам не только постельное бельё, но и тёплое одеяло, потому что вот это, – Джим приподнял двумя пальцами край тонкого грязного одеяла, – никуда не годится. Как таким укрываться зимой?

– Заранее вам благодарен, ваша светлость, – сказал Йорн.

– Вы сегодня уже обедали? – спросил Джим.

– Да, ваша светлость.

– Вас хорошо покормили?

– О да, благодарю вас.

Джим увидел на тумбочке рамочку с фотографией. Взяв её, он поднёс её поближе к глазам и улыбнулся.

– Какой милый! Это ваш малыш?

– Так точно, ваша светлость, – тихо ответил Йорн, опуская глаза.

– А почему вы приехали без него? – спросил Джим.

– На Мантубе нам не положено иметь детей, но так получилось... – Йорн помолчал, прижал к себе Илидора. – Как только он родился, его забрали в приют. Там я навещал его два раза в месяц. А когда пришло распределение на работу, мне не разрешили взять его. Это старая фотография... Сейчас ему уже год и три месяца.

– Как это печально, – вздохнул Джим. – Как его зовут?

– Я назвал его Серино.

– Чудесный малыш. – Джим поставил фотографию на место. – Как жаль, что вы в разлуке... Что с ним теперь будет?

– Полагаю, в приюте он получит образование и пройдёт подготовку в центре, а после, как и я, отправится работать туда, где его специальность будет востребована, – проговорил Йорн и горячо поцеловал Илидора, который опять тянулся к нему губками.

– Ну что ж, нам, пожалуй, пора, – сказал Джим с грустной улыбкой. – Не будем отнимать у вас рабочее время.

– Что вы, ваша светлость, – пробормотал Йорн. – Мне было только в радость.

Он спустил на пол Илидора. Уходя, Джим с улыбкой протянул ему руку, и Йорн, вспомнив, что в таком случае нужно делать, осторожно взял её и приложился губами к маленькой, приятно пахнущей шёлковой перчатке. Склоняясь над ней, он увидел носочек серебристо-сиреневого ботинка, видневшийся из-под нижнего края плаща, и его воображение тут же живо дорисовало изящную ножку. Чудесное существо, оставив в домике грустный и тонкий запах духов, заскользило по дорожке прочь, уводя с собой непоседливого малыша. Проводив взглядом закутанную в светло-серый плащ фигуру, Йорн вздохнул. У него отчего-то щемило сердце.

Вечером к нему заглянул Эгмемон. Под мышкой у него был большой свёрток.

– Ну как, обживаешься? Вот, – он положил на край стола свёрток, – здесь постельное бельё, как я и обещал, а также, по особому распоряжению его светлости господина Джима, тёплое одеяло.

– Благодарю вас, – учтиво ответил Йорн.

Почувствовав признаки голода, он зашёл на кухню. Там он увидел за столом юношу с очень яркими, светло-голубыми глазами, черными бровями и чёрными густыми ресницами, в белой рубашке и сиреневой жилетке, белых облегающих бриджах и белых чулках. Его гладкая, совершенно лысая голова была покрыта розовато-бежевым узором. Он жевал круглый румяный хлебец, запивая его молоком.

– Добрый вечер, – вежливо поздоровался Йорн.

– А, Йорн! – сказал повар. – Проходи, садись, сейчас дам ужинать. Кстати, познакомься: это Эннкетин, смотритель ванной комнаты. Эннкетин, это Йорн, наш новый садовник.

Йорн сел за стол напротив Эннкетина.

– Очень приятно, – проговорил он.

– Мне также, – отозвался тот.

Повар дал Йорну большую кружку молока и поставил на стол блюдо с хлебцами.

– Не обессудь, ужин скромнее обеда, – сказал он. – Такие у нас порядки.

Хлебцы были вкусные, ещё тёплые и ароматные, с хрустящей поджаристой корочкой и мягким белым мякишем. Йорн съел три штуки и выпил две кружки молока, на которое повар не скупился. У себя в домике он постелил свежее постельное бельё и развернул роскошное, шелковистое набивное одеяло. Погасив везде свет, кроме лампочки над кроватью, Йорн снова приложил пальцы к губам и к фотографии малыша, потом погасил последнюю лампочку и завернулся в одеяло.


_____________

1 напиток, изготавливаемый из ореха кариш, произрастающего на Мантубе
2 грибной суп
3 блюдо наподобие небольших жареных колбасок, сарделек
4 овощ наподобие перца
5 альтерианская водоплавающая птица
6 альтерианский вечнозелёный кустарник


Рецензии