ЗБ-2. Глава 19. В детской

Поскольку лорда Дитмара не было дома, а Джим спал после укола, Эгмемону пришлось самому устраивать новичка. Он решил расположить Фалдора в новой детской, вместе с новорождёнными. Он выдал ему надувную кровать метровой ширины, постельное бельё, одеяло и подушку, под вещи выделил старую тумбочку и старую вешалку, а в заключение отгородил спальное место от остальной комнаты ширмой.

– Вот так и устроим тебя, приятель. Если что-то понадобится или возникнут какие-то вопросы – обращайся ко мне, по хозяйственной части я здесь главный. Неделю господину Джиму будет нужен полный покой, поэтому дети полностью на тебе. Особенно займись Илидором, не давай ему тормошить господина Джима. Он шалун и непоседа, всюду лазает и суёт носик, так что за ним нужен глаз да глаз. Серино поспокойнее, но Илидор и его может в шалости втягивать, он у нас такой – заводила. Тихий час у них – с трёх до пяти. Прогулочная коляска вот здесь, в шкафу. Знаешь, как её включать?

– Разумеется, – ответил Фалдор.

– Ну вот, как будто всё сказал, – проговорил Эгмемон. – Да, туговато тебе придётся с четверыми. Забот по горло... Кстати, у тебя другой одёжки нет?

– Только второй такой же костюм, – ответил Фалдор.

Эгмемон поморщился.

– Не люблю я эту мантубианскую форму... Тоску наводит. Относительно требований к внешнему виду хочу сказать следующее: чтобы работать в этом доме, ты должен быть опрятен. От тебя не должно разить потом, на тебе всегда должна быть свежая отглаженная рубашка и чистая обувь. Стрижка должна быть как можно короче. Твою я в целом одобряю – так и поддерживай.

Оставшись один, Фалдор осмотрел свой угол и остался доволен. Он был хоть и маленький, но его собственный: на Мантубе он и этим не располагал. Распаковав свои вещи, Фалдор сложил их в ящики, запасной костюм в чехле повесил на вешалку, а пустой чемоданчик положил на тумбочку: больше его некуда было пристроить. Пока ещё безымянные младенцы спали, но Фалдору было некогда расслабляться: следовало заняться Илидором и Серино. Это имя – Серино – показалось ему знакомым: так звали ребёнка одного из его мантубианских товарищей. Его, кажется, звали Йорн. Он умудрился забеременеть от злоупотребившего полномочиями сотрудника и родить в центре, но ребёнка у него, конечно, забрали в приют, а потом и его самого распределили на работу.

Фалдор тихонько открыл дверь в комнату и вошёл. Малыши увлечённо возились с игрушками, которых у них было море – полные полки и шкафчики. Каждый из малышей уже имел свой характер и свой стиль обращения с игрушками: Илидор их не щадил, ударял и трепал, швырял и грыз, хватаясь то за одну, то за другую, тогда как Серино любил подолгу заниматься с одной – двумя игрушками, задумчиво их созерцая, так что со стороны казалось, будто он сочиняет в своём воображении какие-то сюжеты; у него был философский, вдумчивый склад характера. Едва завидев Фалдора, он сразу застенчиво спрятался за диванчиком, а Илидор, напротив, подбежал и запрыгал перед ним, просясь на руки. Это был очень ласковый и общительный малыш, он сразу доверчиво потянулся к Фалдору, несмотря на то, что тот являлся для него человеком новым и незнакомым. Глядя на Фалдора удивлёнными голубыми глазами, он сразу задал вопрос, по-видимому, волновавший его сейчас больше всего:

– Почему Эгмемон не пускает меня к папуле?

– Папуля отдыхает, он очень устал, малыш, – как мог, объяснил Фалдор. – У него родились твои братики, это было очень трудно для папы, поэтому он устал.

– Они вылезли из его животика? – спросил Илидор.

– Да, – сказал Фалдор. – Точно так же, как когда-то вылез ты.

– А ты теперь будешь жить с нами?

– Да, я буду ухаживать за малышами и играть с тобой и Серино. Кстати, а где он? Куда он подевался?

Фалдор поставил Илидора на пол и сделал вид, будто не может найти Серино. Он заглянул во все шкафчики с игрушками, но всё никак не находил его, а Илидор смеялся, удивляясь тому, что Фалдор так долго ищет. Наконец Фалдор заглянул за диванчик и удивился, как будто только что обнаружил пропавшего малыша.

– Так вот же он!

Он протянул к Серино руки, но тот сжался в комочек и забился в угол, а когда его коснулись руки Фалдора, запищал.

– Ты что, маленький? – ласково проговорил Фалдор. – Не бойся! Иди ко мне.

Но Серино ещё больше сжимался и дрожал. Фалдор отступил, чтобы не пугать ребёнка. Он стал играть с Илидором, надеясь, что Серино надоест прятаться и он сам вылезет. Так и случилось: сначала из-за диванчика показались глаз и ушко, которые тут же спрятались, стоило Фалдору обернуться, но потом любопытство взяло верх, и Серино высунул всю мордашку. Он с завистью смотрел, как весело играли Илидор с Фалдором, и ему одновременно и хотелось присоединиться, и было боязно. Фалдор, приветливо улыбнувшись, позвал:

– Иди к нам, Серино.

Серино ещё минуту колебался, а потом вышел из укрытия. Этот незнакомый взрослый, если приглядеться, оказался не таким уж страшным, у него были добрые глаза и тёплые ласковые руки, а ещё он умел придумывать новые интересные игры, какие им с Илидором раньше даже в голову не приходили. Через полчаса в детской можно было наблюдать такую картину: Фалдор ползал по ковру на животе, а Илидор и Серино сидели у него на спине. Это было путешествие на морском чудовище, роль которого исполнял Фалдор; Илидор управлял «чудовищем», всматриваясь в бескрайнюю морскую даль, а Серино, пристроившись у него за спиной, спасал разбросанные по поверхности «моря» игрушки. Потом путешествие превратилось в спасательную операцию: диван стал спасательным судном, капитаном которого был Фалдор, а Илидор и Серино были спасателями. Фалдор бросал на ковёр мягкие игрушки и кричал:

– Человек за бортом! По левому борту! – Следом летела вторая игрушка: – Человек по правому борту!

Первого «утопающего» бросался спасать Илидор, второго хватал Серино. Игрушки Фалдор брал из кучи перед диванчиком, а когда вся куча перекочёвывала на диван в процессе спасения, он перекладывал её обратно, и вся операция начиналась заново. Они увлечённо играли в «человека за бортом» целых сорок минут, потом стали играть в обучающую игру: дети нажимали на клавиатуре кнопки, а на большом световом экране с мелодичным звоном возникали разноцветные, завораживающе красивые буквы, которые могли складываться в слова. Илидор уже знал алфавит и мог писать слова на слух – не без ошибок, но с большим увлечением. Серино знал ещё не все буквы, но мог составить своё имя. Фалдор вместе с Илидором научили его ещё нескольким буквам, и Серино научился складывать имя «Фалдор».

– А ты можешь написать, как зовут твоего папу? – спросил Фалдор.

Малыш кивнул и набрал на клавиатуре крошечным пальчиком: Йорн. Фалдор насторожился.

– Твоего папу зовут Йорн?

– Да, – сказал Серино.

– А кто же тебе господин Джим?

Серино затруднялся ответить. Подумав, он сказал:

– Тоже... папа.

Илидор пояснил:

– Серино привезли из приюта. Там он жил вместе с другими малышами. Мой папа – не настоящий его папа, а... это... приёмный, вот. А настоящий папа Серино – дядя Йорн, наш садовник.

– Йорн работает у вас садовником? – воскликнул Фалдор.

– Да, – сказал Илидор. – Он очень высокий и сильный, как лорд Дитмар. Он прилетел откуда-то издалека. Он живёт в домике в саду. Его домик маленький. Он весь как наша комната.

Фалдор был обрадован и взволнован. Это мог быть только тот самый Йорн, его мантубианский товарищ. Надо непременно навестить его, решил Фалдор. Как только он уложит Илидора и Серино на тихий час, он возьмёт младенцев на прогулку и отыщет в саду этот домик.

Вошёл Эгмемон.

– Детки, пора обедать, – объявил он. – А ну-ка, мыть ручки! – И добавил, обращаясь к Фалдору: – Ванная в конце коридора.

Фалдор был потрясён размерами, оснащением и роскошной обстановкой ванной комнаты. Пока он стоял, разинув рот, малыши уже семенили навстречу изящно одетому молодому человеку с ярко-голубыми глазами и красивыми чёрными бровями. Молодой незнакомец был совершенно лысый, как дворецкий Эгмемон, только его гладкую голову украшал розовато-бежевый узор татуировки. Опустившись на колено, он принял в объятия обоих малышей, у которых, по-видимому, пользовался популярностью.

– Здравствуйте, маленькое сиятельство, – ласково сказал он Илидору. И поприветствовал Серино: – Приветствую и вас, сударь мой.

Илидор без особых церемоний чмокнул его в губы, а Серино застенчиво подставил щёчку. Поднявшись, молодой щёголь обратил завораживающий взгляд своих светлых глаз с чёрными ресницами на Фалдора.

– Добрый день, – сказал он. – Меня зовут Эннкетин, я смотритель ванной комнаты и помощник дворецкого.

– Я Фалдор, – пробормотал Фалдор.

– Вы будете присматривать за детьми?

– Так точно. Сейчас им пора обедать, мы пришли мыть руки.

Эннкетин принёс скамеечку, встав на которую, Илидор вымыл руки сам, а Серино воспользовался помощью Эннкетина. Фалдор заметил, что у смотрителя ванной были очень ухоженные и красивые руки с изящными пальцами, которые очень бережно и нежно мыли крошечные хрупкие ручки малыша. Они выполнили поистине ювелирную работу, промыв каждый малюсенький пальчик, а потом Эннкетин, встав на колено, осторожно промокал ручки Серино полотенцем. Уходя из ванной, Илидор обернулся и послал ему воздушный поцелуй, а Эннкетин, поймав его, с улыбкой приложил к своим губам.

В детской был накрыт низенький детский столик. Эгмемон, стоя рядом, церемонно пригласил:

– Господа, пожалуйте к столу. Кушайте как следует, чтобы вырасти большими!

У Илидора был придирчивый вкус, и он немного покапризничал за столом, прежде чем начать есть, а Серино насыщался молча и быстро, как будто боялся, что у него отнимут еду. Глядя на них, Фалдор вспомнил, что и сам голоден: в последний раз он ел двенадцать часов назад во время межпланетного рейса с Мантубы. После обеда Эгмемон убрал со стола, Фалдор ещё немного позанимался с детьми составлением слов из букв, а потом настала пора тихого часа.

– Не хочу спать, – захныкал Илидор.

Серино, посмотрев на него, захныкал вслед за ним:

– Не хочу...

– А кто сказал, что мы собираемся спать? – удивился Фалдор. – Мы не будем спать, мы будем играть в одну новую игру. Кто из вас может дольше не открывать глаза и не шевелиться? Правила такие: если вы шевельнётесь и откроете глаза, на вас нападёт страшное чудище из космических глубин и проглотит вас. Оно ест только то, что двигается, и чтобы не попасться к нему на зуб, нужно лежать неподвижно, как будто вы неживые.

Пока малыши лежали, притворяясь неживыми, Фалдор тихо напевал колыбельную. Илидор вдруг открыл глаза и прошептал:

– А я тебя помню. Ты тот ангел, который приходил ко мне и рассказывал сказки. А где твои волосы?

Фалдор не знал, что это означало, но у него почему-то дрогнуло сердце. Проведя рукой по своему ёжику, он сказал:

– Я жил на Мантубе, дружок. Там всех так подстригают. А почему ты открыл глаза? Сейчас чудовище тебя съест!

Илидор сразу же зажмурился. Фалдор достиг своей цели: в результате этой игры дети заснули. Он заглянул к младенцам: те уже проснулись и начали пищать. Фалдор быстро их успокоил, покормил смесью, перепеленал, надел им чепчики и закутал в тёплые одеяльца. Он делал всё быстро и умело: это было его основной специальностью. Достав из шкафа коляску, он включил её, и она поднялась над полом. Он выдвинул у неё ручку, осторожно уложил в коляску детей и укрыл вторым одеяльцем. На него доверчиво и удивлённо смотрели две пары голубых глазёнок, и Фалдор сказал нежно:

– Вы мои маленькие...

Он оделся сам и стал спускаться вниз, толкая перед собой парящую коляску. По дороге ему встретился Эгмемон.

– Гулять идёте?

– Так точно, – ответил Фалдор.

– А старшенькие как?

– Уснули.

Эгмемон похвалил:

– Быстро же ты с ними управился! Обычно укладывать их спать – сущее наказание.

– Ничего сложного, – улыбнулся Фалдор. – Маленькая хитрость, вот и всё.

– Может, поделишься секретом?

– Обязательно, только позже. Надо успеть погулять с малышами за время тихого часа.

Эгмемон окинул Фалдора взглядом.

– Ты вот так пойдёшь с ними гулять?

– Прошу прощения? – не понял Фалдор.

– Сегодня жуткий холод на дворе, – сказал Эгмемон. – Просто небывалый для этого месяца. Ты же замёрзнешь, хоть бы плащ надел!

– У меня нет плаща, – ответил Фалдор.

– Ах да, я и забыл, что вас выпускают с Мантубы с двумя костюмами, двумя комплектами белья и в одной паре сапог, – проворчал дворецкий. – Ладно, подожди, я сейчас.

Через две минуты он вернулся, неся в руках длинный чёрный плащ с верхней частью плеч и воротником, как у пальто. Накинув его на Фалдора и застегнув, он вручил ему ещё и перчатки.

– Вот, возьми пока мой старый плащ. Потом обязательно купишь себе тёплую одежду. Без этого никак!

– Спасибо большое, – поблагодарил Фалдор.

– Не за что, ступай. И, если не дурак, успей за это время заглянуть на кухню, а то так и останешься без обеда.


Рецензии
Надо же...Фалдор - отец Серино? Неожиданный ход! Очень интересны дальнейшие, будущие события:)
Оксана.

Оксана Сафарова   17.12.2010 15:26     Заявить о нарушении
Почему? Родитель Серино - Йорн, однозначно.
Фалдор - просто ещё один клон из того же центра.

Елена Грушковская   17.12.2010 15:49   Заявить о нарушении
А второй родитель Серино - сотрудник центра, который совратил Йорна, и которого потом уволили.

Елена Грушковская   17.12.2010 15:50   Заявить о нарушении
Значит,что-то не так поняла...Бывает. Вбила себе в голову, то чего очень захотелось.:)
Оксана.

Оксана Сафарова   17.12.2010 17:22   Заявить о нарушении