Весеннее обострение. Глава 5

Глава 5

     - Вальдор!
     О, этот «милый» голосок я всегда узнаю. Дульсинея к нам пожаловала. И, судя по всему, не в слишком хорошем настроении.
     - Что случилось? - спрашиваю я, и красота эта ненаглядная сама падает мне на грудь, и замирает там, портя мне рубашку слезами.
     - Валь, это ужасно! Мне нужно с тобой поговорить.
     Чисто машинально глажу ее по спине.
     - Что случилось?
     - Валь…
     - Так, - говорю, - Дульсинея, - у меня сейчас две встречи. Одна за другой. Посиди пока у меня в кабинете. Подожди. Если что-нибудь будет нужно, позовешь прислугу, тебе принесут. Может, с Аннет пока пообщаешься?
     - Нееет!
     - Ладно. Часа через полтора я приду. Не нервничай. Ничего же срочного?
     - Нет, - всхлипнула Дуся, не отрывая лица от моей груди.
     - Вот и славненько. Просто мое дело не терпит отлагательств. Я скоро буду. Подожди чуть-чуть. Ладненько?
     - Ладно, - шепчет она, и у меня аж сердце замирает. Вот сколько ее знаю, в таком состоянии не видел. Но у меня и в самом деле, дела. У меня встреча с послом короля Дафура. Жалуется на жизнь. Забавно даже. Вежливо посылаю его в неведомые дали. Как бы Дафура я ни понимал, Терин вместе со своим Эрраде мне ближе и дороже. Потом следует доклад незабвенного Каро Зампинуса. Ну, тра-ля-ля, ничего страшного. Все поправимо. Сами справятся. Так, и точно, уже два часа прошло. А Дульсинея - там одна. Ведьма с тапком. Как бы чего не вычудила.
     Итак, официальная часть закончена. Несусь к Дусе.
     Сидит, несчастная такая, у меня в кабинете за столом. В одну точку уставилась. И на столе обе ее игрушки валяются - хлыст и тапок.
     - Ну, - говорю, присаживаясь напротив, - что случилось?
     - Ничего, - мрачно отвечает она. Нет, так не пойдет. Зову Гарлана.
     - Что пожелаете, государь?
     - Вина. Зулкибарского, пятнадцатилетнего. Или лучше водки, а, Дусь?
     - Не хочу я водки.
     - Тогда вина и быстро.
     Кувшин на столе появляется буквально секунд через тридцать. Эх, люблю я Гарлана.
     - Так, - говорю, - нас в ближайшее время не беспокоить. Хотя нет, минут через пятнадцать еще один кувшин принесите. Лучше сразу два.
     - Слушаюсь, господин.
     Я быстро сую в руки Дусе здоровенную кружку с вином. Точно, Гарлан - молодец. Сразу понял, что на бокалы мы сегодня размениваться не будем.
     Терпеливо жду, когда предметница моя ненаглядная выхлебает примерно с треть. Сам отпиваю лишь немного.
     - Ну, что случилось?
     - Он со мной разводится, - всхлипнув, произносит Дуся.
     - Кто? Терин? С чего вдруг?
     - Не скажу.
     - Ну ты пей, пей, я сказал! Давай вот так вот, потихоньку. Точно легче станет.
     Минут через десять снова спрашиваю:
     - Что ты такого с ним сделала, что наш терпеливый чернокнижник решил, что ему лучше остаться в одиночестве?
     - Я его ударила…
     - Да? И что? Можно подумать, впервые. Да ему только при мне несколько раз тапком прилетало. Вроде как не умер. Что на сей раз?
     - Я его избила, - рыдает Дуся, - хлыстом…
     Вот это новости. Я, когда ей игрушку эту дарил, конечно, изрядно позабавился, но и представить себе не мог, чтобы…
     - В смысле хлыстом? - на всякий случай переспрашиваю я. А то вдруг послышалось.
     - В прямом! - восклицает Дуся, - я затащила его в замок Совета чародеев, в пыточную. Нацепила на него ошейник покорности и… и отхлестала его! За то, что он с сыном сделал. А он обиделся!
     Вот это да.
     У меня слов нет, и чувства тоже куда-то подевались. Сижу и тупо пялюсь на предметницу эту разноглазую. На Терина Эрраде… ошейник покорности… а потом.. потом… Это да…
     И он с ней после этого всего лишь разводится. Убил бы - я бы понял.
     - Ты, Дуся, пей… - практически шепчу я, а самому уже вино и не лезет.
     - Валь, я не знаю, что мне теперь делать?! - восклицает Дуся, делая большой глоток из кружки.
     И тут на меня накатывает. Я начинаю смеяться и сгибаюсь пополам, не в силах сдерживаться.
     - Дуся…
     И вот тут появляется моя дочь.
     - Папа! - восклицает она, - я только что видела Терина Эрраде, он…
     - Что? - пытаюсь простонать я.
     - Он разводится с Дусей и у него такой странный след на щеке…
     Я уже практически рыдаю.
     - Дуся, ты его еще и по морде…
     - Папа, что случилось? - недоумевает Иоханна.
     - Ханна, выйди, пожалуйста, - сдавленно проговариваю я, - не мешай. Умоляю.
     Иоханна, вот послушная девочка, исчезает с поля зрения, а я, наконец, могу вылезти из-под стола. У Дуси вид на удивление несчастный.
     - Что мне делать, Валь? - вопрошает она, а я понимаю, что сейчас опять под стол полезу, потому что сил нет видеть эту расстроенную физиономию и одновременно представлять себе Терина, вздрагивающего под ударами хлыста в руках его собственной супруги. Ужас. Просто ужас.
     - Прости, Дусь, - тихо произношу я, - я думал, ты мой подарок в каких-то иных обстоятельствах употребишь.
     - Валь!
     - Не обижайся, дорогая, но я как представлю…
     - Ну Валь же!
     - Хорошо. От меня ты что хочешь?
     Дуся некоторое время обиженно сопит, а потом произносит:
     - Я могу у тебя пожить? Некоторое время.
     - Конечно! В чем вопрос?
     - А Лин?
     - Что Лин?
     - Ему можно?
     - Дусь, - недоумеваю я, - Лин - взрослый парень. Ему, если я не ошибаюсь, двадцать два, пусть он сам решает, где ему жить.
     - И все-таки? - настаивает Дульсинея.
     Задумываюсь ненадолго.
     - Ладно, - говорю, - ему мы тоже место, конечно же, найдем.
     А сам про себя проговариваю - но вряд ли ему здесь теперь понравится. При моих-то нововведениях. Ха!

     - Ну, так вели готовить, - распорядилась я.
     Настроение мое заметно улучшилось, после того как я порыдала Вальдору в жилетку. Он один из тех немногих людей, перед которыми мне не стыдно сопли распускать. Да и вообще, Валь меня и не в таком состоянии видел. Некрасиво конечно с его стороны так ржать над моей бедой. Точнее ржать над тем, что я сделала с Терином. Но, в общем-то, его понять можно. Я бы, наверно, тоже на его месте веселилась.
     - Дусь, что готовить?
     Кажется, Валь меня не понял.
     - Покои для Лина и для меня готовить вели, - объяснила я, - хрен Терину, а не Лин! Пусть сам теперь со своими тварями разбирается, чтоб они все передохли! А кстати хорошая идея! вот я сейчас сил наберусь и всех этих ушастых уничтожу. Испепелю к чертовой бабушке, и пусть этот завоеватель доморощенный раскошеливается на нормальных наемников, если ему так приспичило королевство Дафура к рукам прибрать!
     - Дусь, это жестоко. Не трогай ты его тварюшек, пусть развлекается. Тем более, ему и так досталось.
     Вальдор не выдерживает и весело фыркает.
     - Ох, добрый ты, Валь, - проворчала я.
     - Добрый, - согласился король, - тебя устроят твои старые покои? Лина разместим в соседних.
     - Спасибо, Вальдор.
     Я сгребла со стола свой тапок, на хлыст задумчиво посмотрела и тоже забрала. Нечего ему в королевском кабинете валяться. Еще увидит кто, не так поймут.
     - Дусь, а ты уверена, что Лин согласится из дома уйти?
     - Думаешь, не захочет? – забеспокоилась я.
     Валь заглянул мне в глаза и решил:
     - Вместе пойдем за ним, мало ли, вдруг помощь моя понадобится.
     - Ой, да в чем помощь-то? – отмахнулась я, - неужели думаешь, Терин будет с боем отстаивать право оставить Лина у себя?
     - Дусь, Лин уже совершеннолетний и вряд ли Терин будет возражать, если парень решит с тобой уйти. Но вот Лина еще уговорить надо.
     Я нахмурилась. Да, сынуля у меня упрямый, и я даже представить не могу, какое решение он примет в данном случае.
     Вальдор вызвал своего верного Гарлана, отдал распоряжения насчет покоев, потом мы еще выпили и, решив, что дали Гарлану достаточно времени, отправились смотреть комнаты, приготовленные для Лина. Ведь мне надо увидеть место, куда я буду его телепортировать.
     А потом мы переместились в Эрраде. Лин был один. Спал. Бледный такой. Ему бы черные волосы и нос покороче, вылитый Терин был бы.
     Я аккуратно присела на край кровати и коснулась кончиками пальцев его щеки. Осторожничала, чтобы спросонок не дернулся. Рану этот молодой маг залечил, но мало ли что, лучше не делать ему резких движений.
     - Зай, давай потом, - сонно пробурчал Лин и попробовал отвернуться.
     - Встряхнула бы ты его как следует, - посоветовал Вальдор.
     - Хочешь, чтобы я напугала ребенка?
     - Мам, я не ребенок, а ты… ой, ты, что тут делаешь? Вы с отцом помирились, да?
     Я даже вздрогнула от неожиданности. Проснулся Лин прямо как его папочка. Только что вроде спал беспробудным сном, а в следующую секунду уже глаза открыты и ни намека на сонливость.
     - Нет, не помирились. Я за тобой пришла. Ну, то есть, если ты захочешь со мной в Зулкибаре пожить, я буду рада.
     - Лин, ей поддержка сейчас нужна, - вмешался Вальдор, - отец твой в этом не нуждается, он один привык свои проблемы переваривать, а мать…
     - Вальдор, ты мне читаешь инструкции по обращению с собственной мамой? – серьезно так спросил Лин, а у самого уголки губ подрагивают. Смешно ему, гаденышу!
     - В общем, так, решай, ты со мной или здесь остаешься? – распорядилась я.
     - С тобой, только как…
     А вот так! Я просто переместила его. Аккуратненько так получилось – прямо в кровать, практически не потревожив.
     - Высший пилотаж, - похвалил Лин.
     Нахватался всяких словечек от Коли, начальника вальдоровой охраны. Интересно, они с Брианной когда думают законным браком сочетаться? А то уже пять лет живут во грехе и даже наивно пытаются скрывать свою связь от посторонних, хотя никто не имеет ничего против брака вдовствующей королевы и начальника охраны. Вот даже Пардок, брианнин сынок, сводный брат Вальдора, Колю полюбил. Как он сам объяснил: «Николай много любопытных вещей знает, о которых в нашем мире и не слышали». Горнорыл тоже так считает, и вот уже года три Пардок и Коля у Горнорыла частенько пропадают. Ну, то есть Коля только когда у него выходные, там пропадает, а Пардок постоянно. Даже боюсь представить, что они там изобретают под чутким руководством бывшего мента, майора в запасе дяди Коли.
     - Ну, Лин, что интересного в Нижнем мире увидел? – жизнерадостно поинтересовалась я.
     - Предлагаю обмен информацией.
     - Это как это? – насторожилась я.
     - Я тебе про Нижний мир, а ты мне про то, что у вас с папой произошло, и как вас мирить.
     - Никак нас не мирить! – рявкнула я. - Твой отец получил то, что заслуживает! И если он считает, что это не так, то это его проблемы! С меня довольно его экспериментов, которые чуть не стоили тебе жизни!
     - Но ведь я живой!
     - Не смей орать на мать!
     - Ты сама тоже орешь! Со мной ничего не случилось! Вы что из-за меня поругались до такой степени, что развестись решили?
     - Нет! Ну, то есть не только из-за тебя. Это все давно уже копилось. Так что расслабься и спи. Про Нижний мир завтра расскажешь, - распорядилась я, чмокнула его в лоб и оставила одного.
     Какое счастье, что Вальдор разогнал этих глупых фрейлин, и они не будут мешать ребенку спокойно выздоравливать.
     Уже прикрыв за собой дверь, я опомнилась. Вальдор! Я забыла его в Эрраде! В спальне Лина! Как он должно быть зол сейчас!

     Э… что это было? А я?
     Дуся исчезла, прихватив сына, а я стою, как не знаю кто в опустевшей комнате. Один. Минута, другая, Дуси нет. Хм, с нее станется меня тут забыть. И что делать? Пойти поискать Терина? Попросить, чтобы отправил меня домой? А, может, лучше карету нанять? Подумаешь, десять дней пути. Что это такое по сравнению с мировой катастрофой?
     Я в раздумьях присаживаюсь на кресло. А может, у нее все-таки хватит ума вернуться? А я пока подожду. Книжку вот почитаю. О Нижнем мире, его устройстве и управлении.
     - Вальдор! Где Лин?
     О, дождался. Глупо, наверное, было предполагать, что великий и ужасный Терин Эрраде будет обходить комнату сына стороной.
     - И тебе здравствуй, - спокойно проговариваю я. 
     - Да. Где мой сын?!
     - Полагаю, со своей матерью в Зулкибаре.
     - Да кто ей позволял?!
     Смотрю на мага - кулаки сжаты, глаза светятся. Того и гляди, волосы дыбом встанут.
     - Терин, он, в общем-то, взрослый парень, сам так решил, - тихо проговариваю я, а сам на физиономию князя кошусь. Нет там никаких отметин. То ли Иоханна ошиблась, то ли Терин свои боевые раны уже залечил.
     - Как она осмелилась? - рычит Терин.
     - Ты меня удивляешь, а когда это было что-то такое, на что твоя драгоценная супруга не осмеливалась? Она и так-то была не сахар, а ты, друг мой, совершенно ее избаловал.
     Князь вздыхает и присаживается на кровать.
     - Да. Ты прав. Давно пора было положить этому конец. Я с ней развожусь.
     Ага, удивил.
     - А вот это, - говорю, - лишнее. Ну, разведешься ты с ней сейчас, сам ведь переживать будешь. Терин, дай ей скидку. Она ж баба, в отличие от тебя, существо эмоциональное…
     - Что?! Знаешь, Вальдор, я устал. Мне надоело, что все вокруг считают меня бесчувственным чурбаном, и потому постоянно проводят надо мной эксперименты - сорвется Терин Эрраде или не сорвется.
     - Я не…
     - Не надо, Валь, говорить мне о том, что ты не. Я прекрасно помню все ваши слова под действием Сферы Правды. Помню, как вы все дружно называли меня холодным и безэмоциональным.  Так вот, считайте, что я сорвался. Все. Мое терпение иссякло.
     - Терин, ну ничего же страшного не произошло…
     - Это ты так считаешь.
     - Ну, подумаешь, тебя…
     Князь встает, глядит на меня сверху вниз и сквозь зубы проговаривает:
     - Так она тебе все рассказала.
     - Я ее напоил, - честно признаюсь я.
     - Она решила меня еще и на посмешище выставить.
     - Терин! Кроме меня никто…
     Э, я, стало быть, единственный свидетель? Интересно, Эрраде уже созрел для того, чтобы меня ликвидировать или еще нет? Это я называл его бревном бесчувственным? Так я ошибался. Да-да, готов признать, готов на площади об этом кричать. Он не эмоциональный, он, сволочь, сдержанный! И сейчас я могу только молиться о том, чтобы его сдержанности хватило еще хоть ненамного. Ну, пока я успею до границы княжества добежать.
     Терин пристально меня разглядывает, а я размышляю: сколько там лет мы дружим? Это как, идет в зачет или нет?
     - Терин, - наконец проговариваю я, - если ты собрался меня убить, мое королевство тебе этого не простит. А с Дусей ты тогда точно не помиришься.
     Кто меня дернул за язык - опять о его блудной жене вспомнить?!
     - Вальдор, прости, дорогой, я о тебе забыла… 

     Интересная картинка! И как давно они тут общаются? И что успели друг другу сказать? Ладно, не важно. Итак, грудь вперед, подбородок вверх, руки в бока упереть… нет, это уже лишнее будет. Лучше вот так – постукивая хлыстом о колено ласково проворковать:
     - Вальдор, прости, дорогой, я о тебе забыла.
     - Не стоит извиняться, предметница моя разноглазая, - подыграл Валь, - мы тут с мужем твоим… почти бывшим, пообщались немножко.
     - Надеюсь, он тебя не очень утомил, - буркнула я, исподтишка изучая мрачную физиономию Терина… уже без всяких следов недавних боев… точнее побоев.
     - Нет, весело было, - заверил Вальдор, поднимаясь с кресла. Что-то как-то поспешно он это кресло покинул и ко мне шагнул. И глазки так многозначительно мне строит.
     - Ну, повеселились, и хватит, - жизнерадостно изрекла я, схватила зулкибарское величество под локоток и телепортировалась в кабинет его королевский.
     - Что ты мне глазки строил? Вы там что, ругались? – набросилась я на него, - ты, что Терина разозлил? У него такое лицо было...
     - Дуся, извини, я ему проговорился.
     - Что?
     - Ну, он знает, что ты мне рассказала.
     - Дурак ты Вальдор! Теперь он меня точно никогда не простит!
     Ну да, где-то в глубине души я надеялась, что Терин попсихует и сам прибежит меня домой звать… ну или не прибежит, но простит уж точно и в итоге у нас все наладится. А теперь вот точно уже ничего такого не случится! Он мне никогда не простит, что я его еще больше унизила, все мышу этому рассказав. А он… ну Валь то есть, мог бы язык за зубами держать!
     - Ты… мышь заразная! Государь недобитый! Тебя не учили помалкивать? Как ты мог?
     - Сам не знаю, как вырвалось, - покаялся король и с надеждой предложил, - может быть, выпьешь еще?
     - Сам пей! Алкаш несчастный! Меня больше не напоишь! Сволочь ты, Валь, и больше никто! Я тебя любить не буду… хм… пару часов.
     По большому счету не виноват он ни в чем. Да и не алкаш. А я вот сама виновата – напилась и выложила все. Хотя никто ведь не заставлял подробности рассказывать.
     - Я спать пойду. Поздно уже, - буркнула я и перенеслась в покои свои, где жила когда-то давно, когда невестой Вальдора была.

     Лежу я и думаю – а правильно ли я поступил, согласившись переселиться в зулкибарский дворец? Маму, конечно, жалко, не хотелось ее огорчать отказом. Но я мог хотя бы дождаться, пока от ранения оправлюсь. Вот смеху то будет, если все эти фрейлины, куры глупые, кинутся ухаживать за раненным мной. Кошмар! А если сюда Амалия просочится? Да она же мне покоя не даст! Она же, ненормальная, думает, что я жениться на ней должен. Сумасшедшая! Даже не представляю, с чего у нее в голове такие мысли появились? Я ей повода не давал!
     В общем, не по себе мне было. За окном утро раннее, птички поют, а я лежу и боюсь. И тут дверь открывается. Я вздрогнул и с трудом подавил желание под одеяло спрятаться. Но это была Саффа.
     - Ты отчего вздрагиваешь, как будто убийцу поджидал? – слегка обиженно спросила волшебница.
     - Вообще-то Амалию, - от облегчения, что это все-таки не она, я Саффе правду сказал.
     - Амалия и остальные твои пассии вряд ли сюда проникнуть смогут! – ехидно так утешила Саффа.
     Не знаю, по каким причинам фрейлины сюда попасть не смогут, но я этому только обрадовался. Так обрадовался, что даже проигнорировал ехидные нотки в саффином голосе.
     - Они меня так достали, дуры эти! – признался я. – Не знаю, кто и каким образом им запретил сюда приходить, но тебе спасибо за хорошие новости, птичка моя…
     На этом месте я осекся. Хотел сказать «птичка моя ворона», но тут лицо Саффы такое счастье озарило… ну или не счастье, а что-то другое. Что-то такое светлое и радостное. Даже не знаю, что ее так порадовало? То, что мне фрейлины надоели, или что я ее птичкой своей назвал? Хорошо, что вовремя заткнулся и не продолжил. Вряд ли бы она радовалась, если бы поняла, какую птичку я имел ввиду. Мне вдруг даже как-то неудобно перед ней стало. Вот она тут стоит, и лицо такое озаренное, еще чуть-чуть и улыбнется мне так, как никогда не улыбалась, теплой такой человеческой улыбкой… а я ее вороной чуть не назвал. Да и какая она ворона? Сейчас вот скорее синичка испуганная. Одно резкое движение и упорхнет. Вот дела! Кажется, я из-за ранения этого немного умом тронулся. Саффу с синичкой сравнил!
     - Кхм... птичка, - тупо повторил я, удивляясь самому себе.
     Наверно вид у меня в этот момент был странный, потому что Саффа вдруг забеспокоилась.
     - Лин, что с тобой? Тебе плохо?
     Подпорхнула ко мне… хм… синичка… Руку на лоб положила. А ладошка у нее прохладная, приятно так.
     - Жара нет, - констатировала волшебница и руку убрала. А вот фигушки! А вот не надо лишать раненого героя маленьких радостей! Я ее руку поймал и обратно себе на лоб положил.
     - Ты чего? – мне послышалось или голос у Саффы немного испуганный?
     - У тебя рука холодная, приятно, - честно признался я, закрыл глаза и провел ее ладонью по щекам и даже губами об нее потерся. Нет, ну, правда, приятно! И пахнет от нее хорошо. Какими-то травами, как на лесной поляне. Не то, что от фрейлин этих с их духами разными.
     - У тебя нет жара, - тихо повторила Саффа.
     - Угу, но все равно приятно, - заявил я и схватил ее за вторую руку.
     - Эрраде, у тебя бред! – зашипела волшебница, вырвалась и убежала прочь.
     Ну вот, действительно, синичка испуганная. Упорхнула, только полы ее балахона черного взметнулись. А жаль. Вот так я и задремал – глупо ухмыляясь и ощущая на лице следы от прикосновений ее прохладных ладоней, пахнущих лесными травами.
     А потом мать пришла, сама лично завтрак мне принесла и велела рассказывать про Нижний мир. Ну, я ей все рассказал. Она меня молча слушала, только время от времени начинала раздраженно хлыстом по колену похлопывать. Отобрал бы у нее кто-нибудь игрушку эту, что ли?


Рецензии
И всё-таки не верю, что Дуся и Терин разведутся.

Анастасия Игнашева   07.08.2010 20:10     Заявить о нарушении
ну всякое же может быть))
К.

Алк-Консильери   07.08.2010 22:51   Заявить о нарушении
На это произведение написаны 4 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.