Весеннее обострение. Глава 6

Глава 6

     Так, надо отвлечься от мрачных мыслей! В конце концов, не мое это дело - взаимоотношения в семье Эрраде. И неважно, что большая часть этого семейства проживает сейчас под крышей моего дома. Пусть сами разбираются, а у меня припасено вполне себе невинное, но очень интересное развлечение - буду смотр фрейлин проводить. А что? Только Лин имеет право это делать?
     Я затеял изменение кадрового состава двора Аннет, я должен это и проконтролировать. Так, вызываю дочь.
     Приходит Ханна, вся такая погруженная в раздумья.
     - Что, - спрашиваю, - случилось страшного?
     - Помимо развода Эрраде - ничего, - отвечает она.
     - А что лицо такое грустное?
     - Нормальное, папа, у меня лицо. Что ты хотел?
     - Ты работу закончила?
     - Какую?
     - Фрейлин набрала?
     Небольшая пауза, задумчивый взгляд Иоханны, а затем ответ:
     - Да, папа. Четырнадцать штук, как ты и просил.
     - Хм, штук?
     - Ага, папа. Смотреть будешь?
     Ну, догадливая у меня дочурка!
     - Конечно, буду. А резерв есть, если что? Вдруг мне кто не понравится.
     Иоханна легонько вздрагивает, изумленно хлопает ресницами, а затем совершенно ровным голосом проговаривает:
     - Конечно, папа. Найдем. Как скажешь.
     Вот и отличненько.
     Расправляю грудь, поднимаю подбородок. Все, на подвиги готов.
     - Давай, - заявляю, - строй их где-нибудь. Буду их проверять.
     - Э… На порядочность, папа?
     - То есть?
     - Ну, ты просил, чтобы они были порядочные.
     Я такое сказал?!
     - Пап, - разъясняет Иоханна, - ты кричал, что фрейлины должны быть: а) девственные, б) порядочные. Это мама хотела красивых. Так я спрашиваю - на порядочность проверять будешь или на что?
     - Дерзишь, Ханна?
     - Ну что Вы, Ваше величество! Никак нет. Вам их где построить? Зал для церемоний подойдет? Но только завтра, хорошо?
     Ну, наглая же девчонка! Хотя для будущей королевы очень даже неплохое качество. Вот только этого я ей точно не скажу, а то окончательно от рук отобьется. Наследница!
     - Да, зал для церемоний меня вполне устроит. И, так и быть, потерплю до завтра.
     - Дозвольте удалиться, Ваше величество.
     - Дозволяю, доча, дозволяю.
     Принцесса изображает глубокий реверанс и уходит. Ох, довыпендривается она у меня!

     К полудню я решил, что хватит мне уже больным и несчастным притворяться. Раны нет, а небольшая слабость от потери крови, не повод валяться в постели. Только я собрался встать, как дверь открылась и вошла Саффа, я даже не успел решить, радоваться ее появлению или нет, как вслед за Саффой сморчок этот – начальник тайного сыска, Каро, вполз. С подносом. И оба весело так похихикивали. Ну, прямо таки сладкая парочка! Так и врезал бы по этой ржущей роже… интересно, прыщи ему Саффа выводила или этого врачевателя – Юсара, просил?
     - Что приперлись? – мрачно осведомился я, - ладно Саффа, на нее хоть посмотреть приятно, а ты-то здесь зачем?
     - Эрраде, веди себя прилично! – отрезала Саффа, - мы тебе обед принесли.
     - Не стоило трудиться, для этого прислуга есть. Да и я не при смерти, сам могу до обеденного зала дойти.
     - Все пообедали уже, на часы посмотри, - буркнул Каро и брякнул поднос мне на живот.
     Я хотел сначала выругаться на него как следует, но вовремя сообразил и жалобно так застонал.
     - Идиот! – набросилась Саффа на сыщика нашего. - Ты что делаешь? Его же в бок ранили, а ты подносом со всего размаха!
     Каро заблеял что-то виновато, а Саффа поднос убрала на тумбочку прикроватную и вокруг меня запорхала… птичка.
     Подушку мне подняла, помогла сесть, заботливая такая. Я, на правах раненого, ткнулся носом ей в грудь (жалко, что балахоном прикрыта, в обнаженную приятнее было бы). Она даже не заметила этого моего финта.
     - Лин, тебе удобно?
     - Да, только голова кружится, - пробормотал я, плавно так вперед завалился и опять в грудь ее уткнулся.
     Нет, не подкладывает она себе туда ничего и под балахоном этим корсет не надет… да, там вообще ничего не надето! Кажется, у меня сейчас проблемы будут, потому что тонкое одеяло не скроет моей реакции и если Саффа это заметит, то придет мне мандоса трындец. Хотя интересно было бы, что она на это скажет? Вряд ли обрадуется, не Амалия какая-нибудь все-таки. Я представил себе Саффу, которая ведет себя, как Амалия и тихо застонал. От смеха.
     - Тебе хуже? – всполошилась волшебница. – Каро, Юсара скорее зови!
     - Не надо Юсара - прошептал я, - мне уже лучше.
     - Саффа, ты разве не видишь? Он тебя обманывает! – наконец не выдержал Каро.
     - Прекрати! Зачем ему меня обманывать? – огрызнулась волшебница и аккуратненько меня от себя отстранила, прислонив к подушке.
     Ну вот, все удовольствие обломал Каро этот. И зачем она его с собой притащила? Если бы она одна пришла, было бы куда интереснее. И как это я раньше на нее внимания не обращал? Надо признать, что не обращал потому, что некогда было. Фрейлины эти, четырнадцать куриц одна другой краше, все мое внимание занимали, стоило мне оказаться в зулкибарском дворце. А теперь вот, пока этих куриц поблизости не наблюдается, и никто обзор не загораживает, я вижу перед собой симпатичную девушку. И что самое главное – она не дура!
     - Ладно, друзья мои, что у нас на обед? – бодренько спросил я.
     Саффа осторожно поставила поднос мне на колени. О, курочка! Картошечка, поджаренная до золотистой корочки. Салатик какой-то. Отлично! Я принялся за еду, забыв, что я слабый раненый герой.
     Каро испепелял меня взглядом. Ну, понятно, что он догадался, что мне и больно-то не было, когда он поднос на меня брякнул, и слабости никакой после этого я не испытывал. Но молчит. Зыркает на меня свирепо и помалкивает. Я послал ему ослепительную улыбку и обратился к Саффе:
     - Над чем это вы так веселились, когда ко мне вошли? Расскажи, птичка моя, что нового вокруг творится, пока я здесь в одиночестве лежу.
     Каро едва до потолка не подпрыгнул, когда я птичкой ее назвал. Ха! Это он не видел просто, какой улыбкой она на это обращение среагировала! Если бы увидел, то точно от злости умер бы.
     - Твоя мать и Иоханна новых фрейлин дрессируют, - сдерживая смех, поведала волшебница.
     - А старые куда подевались?
     - Что, заскучал? – поддел Каро.
     - Конечно. Это тебе, парень, что есть фрейлины, что нет их, без разницы, а я без женского внимания не привык.
     Хм. Кажется, я что-то не то ляпнул. Саффа помрачнела и отошла поближе к Каро и процедила:
     - Если бы ты, Эрраде, поменьше внимания бедным девушкам уделял, то их бы со двора не прогнали!
     - Их прогнали? Это как это? Ты шутишь?
     - Делать мне больше нечего, шутить с тобой! Всех фрейлин заменили из-за того инцидента, в котором ты был главным героем.
     - Как тебе не стыдно! – вставил свое слово Каро.
     - А им не стыдно? – разозлился я, - ложатся под кого попало, а я потом за ними с лекарством гоняться должен! А мог бы этого и не делать, пусть бы ходили заразные. Я бы себе в другом месте девиц нашел.
     - Здесь ты их больше не найдешь! – со скрытой радостью в голосе поведал Каро, - здесь теперь фрейлины другого сорта.
     - Да? Уродины, что ли?
     Кажется, мне не удалось удержать на лице равнодушное выражение, и моя разочарованная физиономия окончательно разозлила Саффу.
     - Я, пожалуй, пойду!
     И упорхнула. Птичка моя… ворона! Оставила меня наедине с этим гением сыска.
     - Каро, может быть у тебя клятва какая есть, от которой ты избавиться хочешь? – вкрадчиво спросил я.
     - А тебе зачем знать? – насторожился Каро.
     - Да, вот думаю доброе дело сделать – ноги тебе выпрямить, а снятие клятвы с заменой чего-то во внешности, более простое волшебство, чем целенаправленное изменение внешности.
     - Ты что себе позволяешь?
     - А что такого? Я как лучше хочу. А то несолидно как-то – начальник тайного сыска, и кривоногий такой. Над тобой подчиненные наверно ухахатываются.
     Каро тихо зарычал. Ну да, я преувеличил. Не такой уж он и кривоногий, так слегка совсем. Но очень мне хотелось его задеть, чтоб убрался отсюда. Каро и убрался. Прорычал что-то и выскочил, как ошпаренный.

     Да не тем у меня голова занята! Да, меня, действительно, беспокоит то, что творится в семье Терина. Что уж врать-то, когда я, пять лет назад, заявляла о том, что люблю его - это было недалеко от истины. Ну, едва ли это была любовь, скорее так, сильное увлечение, но всех мужчин я сравнивала именно с ним - с князем. И каждый это сравнение проигрывал. Даже его сын.
     Со временем влюбленность моя прошла, но восхищение этим человеком осталось. Даже не совсем им, а его постоянной не проходящей влюбленностью в жену. Эта вот крикливая, взбалмошная, нервная Дульсинея была для Терина даже не светом в окошке, а фонарем, вокруг которого он постоянно кружил, помахивая крылышками. И я ей завидовала. Нет, не потому, что ее любит князь, а потому, что он любит ее так. Мне тоже так хотелось, да и сейчас хочется.
     Почему я не беру пример со своих родителей? Признаться честно, я давно подозреваю, что отец относится к матери несколько пренебрежительно. Нет, до меня никогда не доходили слухи о том, что он ей изменяет. Он ей, вроде бы, верен. Я надеюсь. Только вот то, как он ведет себя по отношению к ней… Как-то неуважительно. Да еще и эти его слова о глупой курице. Я же их помню. И она помнит, но так безропотно все терпит.
     В общем, нет, не отношения королевской четы Зулкибара я считала образцовыми, а эти - Терина и Дуси.
     И вот сейчас они разводятся, а в мою голову волей-неволей лезут грустные мысли о том, что все преходяще.  И любовь тоже не вечна. Не считала себя романтичной барышней, но, видимо, зря.
     Пора отвлечься. 
     Так, что там папенька хотел? Смотр? Сейчас я устрою ему смотр. В конце концов, я же образцовый придворный, единственная наследница, послушная дочь и т.п. Могу я себе настроение поднять или нет? Могу!
     Ловлю Гарлана и прошу его собрать в зале для церемоний всех фрейлин. Через час. Можно не при всем параде. Признаться честно, последних я уже не особенно проверяла, так как утомилась, да переволновалась еще с Лином этим, и потому они… Как бы это сказать… Не очень удачные получились. Могу гарантировать только девственность. И то, не я гарантирую, а акушерки, а кто их знает, может, соблазнились на какой-нибудь куш? Ну да не мое это дело. 
     Сама иду к Дульсинее. Дуся у себя в комнатах. Сидит. Думу думает.
     - Здравствуйте, княгиня, - произношу я с порога.
     - Что нужно? - неприветливо бурчит она.
     - Помощь и содействие. Настроение желаете повысить?
     Дульсинея хмурит лоб, пытаясь понять, что я задумала. Не догадается ни за что.
     - Допустим, хочу, - наконец, произносит она, и я ей вкратце поясняю, что мне требуется. Дульсинея весело фыркает и кивает.
     Не буду рассказывать, что мы с ней делали почти сутки с кратким перерывом на сон. Расскажу сразу о результате.
     На следующий день иду я к отцу. Маму звать не стала. Она и после сможет оценить результаты моих трудов. А вот короля пора побеспокоить.

     - Паап! - произносит Иоханна, и лицо у нее при этом ну такое невинное, что я сразу заподозрил - готовится какая-то гадость. Хотя нет, вру, не сразу. Просто мелькнуло какое-то нехорошее предчувствие и смылось.
     - Что?
     - Ты к смотру готов?
     У меня голова загружена цифрами, и я не сразу могу понять, о чем идет речь.
     - Какому смотру?
     - Фрейлин.
     - А… Да, конечно, еще минут сорок, и буду готов. Я приду скоро. Не отвлекай меня пока.
     Я снова погружаюсь в исследование отчета о расходовании средств казны, но вскоре понимаю, что нет - настрой уже не тот. Смотр хочу. Смотр! И вообще, хватит работать, Ваше величество. Не берите на себя все. Есть ведь и подчиненные. Быстренько обдумываю, кому бы сплавить анализ финансов, понимаю, что некому, но, с другой стороны, за сутки с государством точно ничего не случится, а я могу себя и побаловать. А заодно оценить работу дочери. А это тоже очень важно, учитывая то, что она не просто дочь, а наследница. Престола Зулкибара. Вот как.
     Медленно направляюсь в зал для церемоний. Ого! Двери закрыты. Возле них Гарлан дежурит.
     - Ваше величество, - произносит он с поклоном, - позвольте, я предупрежу Иоханну о том, что Вы пришли.
     Коротким кивком подтверждаю свое согласие.
     Минут через пять двери распахиваются, и я прохожу в зал.
     Вижу шеренгу девиц, Иоханну, поигрывающую Дусиным хлыстом и саму Дусю в отдалении.
     - Равняйсь! - кричит вдруг Ханна, - равнение на середину!
     И все фрейлины послушно замирают, глядя в одну точку перед собой.
     Я осторожно к ним приближаюсь. Что эти две заразы задумали? А, в принципе, девочки ничего. Некоторые очень даже. Не стыдно будет продемонстрировать соседям. Ну нет, на эту лучше вблизи не смотреть. А вот эта…
     Ханна делает взмах хлыстом, и фрейлины старательно, хотя немного и вразнобой, орут:
     - Здра желам, Вашевелиство!
     - Э… - глубокомысленно произношу я.
     - Так, - вдруг рычит Ханна, направляясь к пампушке, стоящей второй слева, - живот втянула быстро! Грудь вперед! Вперед, я сказала! Зад не оттопыривать!
     Перевожу взгляд на Дульсинею. Та молчит. Молчит и глаза отводит. Физиономия загадочная, но молчит. Вот же… спелись. И Ханна, будто слыша мои мысли, вдруг гаркает так, что подвески на люстре вздрагивают:
     - Песню запе-вай!   
     - Сокола ждала красна девица! Ой, с войны ждала, да не верила, что он к ней придет, не надеялась! Платье подвенечное не мерила!
     Старательно так орут. Глаза выпучили. Мелодию, правда, держат плохо, но слова, вроде как, различимы. А я стою в полнейшем недоумении и моргаю. Минуты через две приходит понимание, что я должен сделать хоть что-то, иначе конец моей репутации в этом отдельно взятом конклаве.
     - Молодцы, орлицы! - гаркаю, - горжусь!
     Фрейлины тут же смущаются, розовеют, опускают глаза, ну и конечно же, перестают петь. Чего и добивался.
     - Держать строй! - кричит Иоханна.
     - Вольно, - заявляю я.
     Ну, дочура, смотр, значит? Ладно.
     Заложив руки за спину, подхожу к строю.
     - Номер первый, шаг вперед. Имя, рядовой!
     - Доменика! - пищит номер первый.
     - Возраст!
     - Двадцать один!
     - Хорошо, Доменика, встать в строй.
     - Следующая!
     - Гуля! 
     - Возраст!
     - Семнадцать!
     Это что, я их всех теперь должен опрашивать? Мне больше нечем заняться? Ну, Ханна, я тебе устрою что-нибудь. Хотя, что я тебе устрою. Сам, дурак, виноват. Просил смотр - она и устроила смотр. А о чем мне еще, кроме возраста, поинтересоваться? Что мне от них вообще надо?
     Стою в растерянности. Взгляд мой обегает старательно выпячивающих грудь фрейлин. И тут я вижу Ее - высокая, статная. Лицо - как Луна на небосводе. А глаза… Рядом с ней жмется какая-то кучерявая пигалица с ненормально большими гляделками в пол лица - так она в сравнение с Ней не идет. Какая Она красавица… Главное, чтобы у меня голос в неподходящий момент не сорвался.
     - Имя, - тихо произношу я.
     Она лениво делает шаг мне навстречу и низким, грудным голосом произносит:
     - Селина.
     - Возраст, - практически уже шепчу я.
     - Девятнадцать, - заявляет Селина.
     О, девятнадцать! Божественно! Пора цветения, пора любви.

     Иоханна, кажется, решила меня заботой окружить. Ладно, когда она меня припахала фрейлин этих малолетних дрессировать, это даже весело было. Но сегодня вот с утра пораньше, опять Иоханна ко мне явилась.
     Я валялась на кровати и курила. Лохматая и в халате. Ну, а что такого? Я только недавно проснулась, а где вы поутру красавиц видели? Только в кино так бывает – чтобы с утра девица была на розу цветущую похожа. В общем, лежу я, такая страшная вся, и тут принцесса заявляется в офигительном таком наряде! В просторных, скромно скрывающих очертания ног, шароварах и в кофточке, достаточно смелой – живот открыт, даром, что выреза на груди нет, до самой шеи все закрыто, но обтягивает так, что никакого простора для воображения не остается. Интересно, Вальдор видел, как его девочка по дворцу разгуливает?
     - Дульсинея, я хочу пригласить тебя на рыбалку, - жизнерадостно заявляет дитя.
     И только тут я заметила, что в руках она удочки держит. Интересно, она всегда рыбу в таком виде ловит? Или специально для меня нарядилась, чтобы я еще больше жизни «радовалась», глядя на ее стройную фигуру с выпуклостями в нужных местах? Да и вообще, о чем она речь ведет? Рыбалка! Совсем умом девица тронулась! Она что думает, если постоянно у меня под ногами не путаться я тут же пойду, перережу себе вены, спрыгну с моста и застрелюсь?
     - Ханна, кончай!
     - Что?
     В голубых глазищах принцессы недоумение.
     - Я не умру, если побуду в одиночестве. Ты не обязана со мной нянчиться!
     - Но я…
     - Чувствуешь себя обязанной? – перебила я и ядовито улыбнулась, - или может быть, у тебя комплекс вины образовался?
     - Что у меня?
     - Комплекс вины… могу по слогам повторить, как твой папа любит говаривать. Ты вот наверно уже планы на будущее строишь?
     - Дуся, ты о чем?
     Глаза у Ханы квадратными стали и выражение лица такое… ну вот как у Вальдора, когда он в полном апофигее пребывает.
     - Ну, как же, - промурлыкала я, - Терин скоро свободен будет, а ты вот любишь его. Как ты там сказала? «Вы все его недостойны. А я его люблю». Ханночка, так скоро у тебя появится шанс и наверняка Теринчик им воспользуется. Жениться на наследнице престола это куда проще, чем завоевывать новое королевство.
     - Дуся, ты что несешь? – в кои-то веки Иоханна позволила себе рявкнуть, - да мало ли что я пять лет назад говорила! Это неправда была!
     - Это ты можешь, кому другому сказать. А то я не видела, как ты на него слюни пускала.
     - Ничего подобного!
     - Да ладно, не бойся, признайся. Я тебя за это не убью.
     - Ты не права, - тихо проговорила Иоханна.
     Стоит передо мной, вся такая гордая, а удочки так стиснула, что аж пальцы побелели. Обиделась видать сильно. Наверно, я не права. Ну, мало ли что за блажь у девочки пять лет назад была? Да и слюни на Терина она никогда не пускала, это я преувеличила. И за что спрашивается, я сейчас обидела ребенка? За то, что она пытается как-то скрасить мое одиночество?
     - Ладно, сейчас переоденусь, и пойдем, порыбачим, - буркнула я, смущенно отводя взгляд.
     - Я буду ждать тебя у пруда, - решила принцесса и быстро вышла.
     Все-таки зря я девочку обидела. Надо будет извиниться.
     Вещички я еще вчера сюда телепортировала, для этого мне даже не пришлось в Эрраде самой перемещаться. Но таких симпатичных шаровар у меня нет, так что я костюм для верховой езды решила под рыбацкие дела приспособить. Не в платье же, в самом деле, на берегу с удочкой сидеть. Надо бы себе вот такие же симпатичные штанишки, как у Ханы, заказать, а то что-то я от моды отстала. В старухи, что ли себя записала? Да мне больше тридцати не дашь, я все-таки маг! Я оглядела себя в зеркало и еще больше утвердилась в мысли, что мне жизненно необходимы шаровары. Такого же свободного покроя, как у Иоханны, а то вот эти бриджи как-то уныло обтягивают мою тощую задницу и длинная рубашка, стянутая поясом на талии, не придает ей более радостный вид, хоть и скрывает частично. Повздыхав, я завязала волосы в хвост и переместилась к пруду.
     Иоханна посмотрела на меня и заусмехалась.
     - Что? – раздраженно буркнула я.
     - Дуся, ты зачем хлыст на рыбалку взяла?
     Ну, растудыть твою налево! Ну, вот как ей это объяснить? Я его машинально взяла! Я уже до того привыкла при себе его носить, что, не задумываясь, на руку повесила.
     - Рыбу добивать буду, чтоб в ведре не трепыхалась, - буркнула я, отбирая у принцессы удочку.
     Она ничего не сказала, только улыбнулась. Ага, думает, я не вижу, что она надо мной прикалывается!
     Вообще-то я не особо рыбалку люблю. Не хватает у меня терпения сидеть с удочкой и ждать, пока рыба изволит клюнуть на моего червячка. Мне проще колдануть, и тогда рыба сама к нам в ведерко напрыгает, но Иоханна от такого моего предложения отказалась, строго заявив, что в рыбалке важен не результат, а процесс. Ну ладно, процесс так процесс. Сидим мы, значит, с удочками, молчим, чтобы рыбу эту не распугать. Я уже практически уснула и вдруг смотрю – клюет! Ну, рыбак из меня никакой, дернула я удочкой и понимаю, что нехилая рыбка мне попалась.
     - Ханна, кажется, я кита поймала! – заорала я.
     Иоханна свою удочку отложила и за мою схватилась.
     - Отойди, Дусь, ее подсечь надо правильно.
     Ага, подсекла! Эта рыбина так дернула, что принцесса чуть в воду вместе с удочкой не улетела. Я ее еле поймать успела. Зрелище то еще, скажу я вам. Как в сказке про репку – Иоханна в удочку вцепилась, я в Иоханну, тянем-потянем вытянуть не можем.
     - Бросай на хрен удочку, я эту кильку магией вытащу, будет знать, как порядочных дам пытаться утопить!
     - Нет, мы ее сами, без магии вытащим! – уперлась принцесса.
     Я хотела ей сказать какая она дура, но тут рыбина эта так дернула…в общем полетели мы в воду. Что дальше было, не помню.


Рецензии
Ай да рыбалка. Это что за рыба такая дамам попалась. В воду нырнули, выплывут?

Галина Польняк   03.06.2010 00:48     Заявить о нарушении
На это произведение написаны 3 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.