Весеннее обострение. Глава 13

Глава 13

     Терин резко вскинул руку. «Ослепляющий свет»? Это мой супруг так шутит или действительно ничего более оригинального придумать не мог? Нашел чем мага-универсала удивить! Тот эту ерунду, конечно же, отбил. 
     Терин, почти без паузы, развел руки, выпуская… а это что такое? «Ледяная стрела»? Или раскаленная добела «огненная»? Или ни то и ни другое? Я такого раньше не видела… хм, а мне вообще часто ли такое видеть приходилось? Как будто я только и делала всю жизнь, что за магическими поединками наблюдала!
     Что бы это ни было, Кардагол атаку отразил и дальше сидит на кресле своем, как будто и не поединок у него вовсе, а отдыхает он тут.
     С правой ладони Терина слетела красивая такая бабочка. Жаль Иоханна видеть не может, ей бы понравилось. Эта атака называется «пламенный мотылек». Сжигает противника мгновенно и даже следа не остается, недостаток в том, что защита ставится очень просто и быстро. И Кардагол ее, конечно же, поставил без труда. Чего и следовало ожидать. Сейчас «мотылек» наткнется на защиту эту и исчезнет. Но тут произошло кое-что для меня неожиданное. Буквально в шаге от универсала этого недобитого «мотылек» видоизменился в «огненный ураган». Это как это? Очень интересно, как Терин это сделал? «Огненный ураган» срабатывает почти так же как «мотылек», но плетется дольше и сложнее, и защита на него требуется совершенно другая. Кардагол это понимал не хуже меня и вышел, наконец, из расслабленного состояния, даже слегка засуетился, когда защиту перестраивал.
     Отбился все-таки гад такой! Да еще и в Терина кое-что срикошетило. Хорошо, что не полноценный «ураган», а так, остаточное нечто. Я вцепилась в прутья клетки и, кажется, даже пискнула, когда мой некромант пошатнулся. Ну да, понимаю что больно ему, но ведь не смертельно. Чего я пищу-то? Дура!
     Терин тем временем выпустил «дыхание смерти». Кардагол как будто обрадовался чему-то, даже улыбнулся по-доброму так. А потом отзеркалил это самое «дыхание». Я, кажется, заорала… или только подумала, что надо заорать? «Дыхание смерти» нереально быстро оказалось возле Терина, тонкими струйками проникая в ноздри и пытаясь просочиться сквозь плотно сжатые губы. Блокировать это дело было поздно, но Терину удалось ослабить воздействие. Это спасло его от фатального исхода, но отняло много сил. Он не удержался, опустился на одно колено.
     Кардагол, засранец этот, продолжая улыбаться, нежно так произнес:
     - Туо.
     Не знаю, что это за говно такое он сказал, я в магии словесников ничего не понимаю, но только это действительно говно, потому что Терин пошатнулся и уперся в пол обеими руками. Из пола потянулись серые, как будто сотканные из тумана, щупальца и обвились вокруг его шеи, заставляя склонить голову.
     Кажется, Кардагол хотел закончить заклинание и даже говорить что-то начал, но Терин успел избавиться от серых щупалец и нанес удар. Я бы наверно зааплодировала даже, если бы так крепко за решетку не цеплялась. Этот универсал недотраханный, наконец-то, получил по морде! Да именно по морде прилетело ему «ледяным ветром». Вообще-то в идеале его должно было заморозить и разорвать на мелкие кусочки, но он почему-то всего лишь откинулся на спинку кресла, как будто не «ледяным ветром» по нему врезало, а обычной «воздушной волной».
     Терин начал плести новое атакующее. Не знаю какое, потому что он не успел его даже начать толком, как Повелитель времени уже среагировал. Я не поняла, что это было за колдовство. Я просто увидела, как он резко опустил руки вниз и Терин упал. Я забыла, как дышать. И еще наверно в глубине души облегчение испытала, подумав, что вот и все. Бой окончен, правда, не в пользу Терина, но зато все живы.
     Нет, оказалось, что не конец это! Терин начал вставать. Медленно. На колени, потом на ноги. По лицу его текла кровь. Это чем же таким эта жопа универсальная его приложила? Вот дайте мне только выйти из клетки, я его самого так приложу, мало не покажется!
     Что Терин делает? Что он делает, растудыть его в качель?! Он что забыл, как колдовать? Или головой ударился и с ума сошел? Зачем он пошел на универсала этого? Вот просто шел, и даже не пытался колдовать! Почему? Терин решил, что его противник сейчас в срочном порядке скончается от удивления?
     Кардагол встал с кресла, на лице его было написано недоумение, но умирать из-за этого он вовсе не собирался.
     Медленно и даже как-то лениво, Терин поднял руку и шевельнул пальцами, сплетая новое атакующее.
     Повелитель времени улыбнулся. На этот раз как-то нерадостно, и начал так же неспешно, как и Терин, выстраивать знакомую мне атаку.
     А Терин как будто и не видел этого! И защиту не ставил. Почему? Он же плетет свое заклинание одной рукой, вторая свободна, мог бы и защититься. Да он с ума сошел!
     - Хватит! – заорала я, дергая прутья решетки, хотя прекрасно понимала, что это не поможет. – Кардагол, срака ты универсальная, остановись! Я сама тебе, какой хочешь ритуал проведу! Ты меня слышишь?
     Но, кажется, он не слышал. Или игнорировал. Во всяком случае, даже не повернулся в мою сторону и…
     Я судорожно цеплялась за прутья решетки и не могла отвести глаз от происходящего. Не к месту вспомнилось, как однажды я вот так же смотрела на магическую дуэль и, как Вальдор мне посоветовал на финальный удар не смотреть. Вот кто бы сейчас такой добрый нашелся и так же меня пнул, велев отвернуться. Ну, или хотя бы глаза закрыть. Потому что не хочу я смотреть! Не хочу видеть, как сейчас будут убивать мою самую большую любовь. Да, звучит пафосно, но зато правда! Никого я так, как Терина не любила, и вряд ли полюблю. Да я вообще без него не то, что любить и жить-то не смогу! Вот просто не захочу! Ну, хоть бы Ханна, что ли мне пинка дала и велела не смотреть! Я бы ее послушалась, правда-правда!
     И вообще, мне все это снится! Это не по настоящему происходит! Мне просто снится кошмар, а на самом деле нет ничего этого! И это не моего Терина оплетают «ядовитые сети».
     Сволочь он, Кардагор этот! Обязательно было вот так жестоко? Не мог что-нибудь попроще выбрать, что убивает мгновенно, без мучений? О чем это я? Что я такое говорю? Я согласна на то, чтобы Терин умер, лишь бы не мучился? А я? А как же я?!
     Клетка исчезла внезапно, я по инерции пробежала несколько шагов, споткнулась, упала и проехалась по полу в направлении основного места событий. Даже не подумала о том, чтобы встать и дальше уже ползком добиралась.
     - Терин! Терин!
     Может быть, мне надо было в тот момент что-то более умное и трогательное кричать? Но как-то вот не получалось. Тупо повторяя его имя, я доползла, не удержала равновесие и навалилась на него. Терин вздрогнул. Он еще жив? Ну конечно жив! Это же, сука, «ядовитые сети», а не какой-нибудь быстрый и ласковый «пламенный мотылек»!
     Терин открыл глаза. Взгляд такой спокойный, как будто не умирает он, а отдыхает, лежит, и тут я такая вдруг сверху свалилась.
     - Теринчик, ну как же так?
     Я, правда, на развернутый ответ надеялась? Я с ума сошла! И Терин наверно тоже так подумал, прежде чем глаза закрыть и вздохнуть в последний раз… точнее выдохнуть. И с этим выдохом жизнь остановилась. Чья? Моя или его?
     Никогда не думала, что все закончится вот так – рыданиями на груди у мертвого брюнета моей мечты. Кажется, я еще и орала что-то…или просто орала без слов? Не помню. Да и не хочу вспоминать. Я надеялась, что сейчас возьму и тоже умру. Вот просто захочу и умру. И все. И будет мне счастье. Он же мой и не отделается от меня так легко. Я его и на том свете достану!

     - Поберегись! – жизнерадостный вопль Пардока стал привычен до зубовного скрежета.
     Саффа автоматически поставила на него защиту от огня, Юсар так же машинально приготовил «воздушную волну».
     Клыкастые побежали прочь раньше, чем Пардок успел выстрелить. Быстро же по Нижнему миру новости разносятся. Еще несколько часов назад зеленые при виде нас рвались в бой, а теперь вот уже боятся. Слава о Пардоке и его огнемете впереди него бежит. Выстрел. Визг. Вонь. «Воздушная волна». В общем, уже привычная картина.
     - Скучновато что-то, - заметил я. - Может быть, в следующий раз Пардок отдохнет, а мы подеремся, как следует?
     - Бессмысленная трата сил! – тут же прокомментировал Горнорыл, всем своим видом показывая, что он на подобные жертвы не готов.
     - Я уже ощущаю себя ненужным приложением к Пардоку, - тихо проворчал я, решив не вступать в спор с гномом, потому что бесполезное это занятие.
     Но Каро меня услышал и счел нужным прокомментировать:
     - Так хочешь подраться? На героические подвиги потянуло?
     - Вообще-то, я бы кое-чего другого хотел, но здесь совершенно никаких условий для этого, - пожаловался я, изобразил на лице придурковатую улыбку и покосился на Саффу, которая шла рядом со мной и, кажется, даже не прислушивалась к нашему разговору.
     - Ты что имеешь ввиду? – насторожился Каро.
     - Не то, о чем ты подумал, - нарочно неопределенно отвечал я.
     - А ты знаешь, о чем я подумал? – тут же взбеленился этот гений сыска.
     - Об этом не трудно догадаться, у тебя все на морде написано.
     - Хватит! – прошипела Саффа. – Почему вы все время ругаетесь в последние дни?
     Да мы вообще-то и раньше особой нежности друг к другу не испытывали, просто причин для ссор не было. А теперь вот появилась. Хотя, это Каро так думает. Не понял еще, что ему ничего не светит, и огрызаться со мной нет смысла. А волшебница-то, кажется, рассердилась. Это хорошо. А то со вчерашнего дня серьезная такая. Интересно, если свести ее с отцом, кто из них кого заморозит своим хладнокровием? Я бы поставил на Саффу. То есть на сегодняшнюю Саффу, которая более чем всегда неэмоциональная и равнодушная.
     - Я с ним не ругаюсь! Даже в мыслях не было. Он сам провоцирует бедного меня, - возразил я и попробовал обнять ее за плечи, но она ненавязчиво так отступила в сторону. В итоге я обнял воздух. Каро, который шел впереди нас, но при этом не забывал оглядываться и контролировать ситуацию, конечно же, это увидел, вдохновился и брякнул:
     - Чем руки распускать, и о неподобающем думать, лучше продолжай размышлять про убийство этих тварей!
     - Так не о чем размышлять, я еще ни одной не убил, в отличие от нашего славного рыцаря книжных полок! – огрызнулся я.
     - Лин, я провожу эксперимент, - с совершенно серьезным видом вмешался Пардок. – Опробование нового изобретения на вредных тварях и убийство - это разные вещи.
     - Думаю, жены и дети этих ребят вряд ли бы с тобой согласились.
     Сам не знаю, зачем я это ляпнул? Наверно мне просто надоело самодовольное выражение, которое прочно поселилось на лице этого гениального дитяти в последние часов двадцать.
     Лучше бы я молчал! Принц наш внезапно остановился,  взбледнул, а потом и вовсе позеленел, как-то подозрительно при этом покачнувшись. Пришлось нам всем остановиться. А Пардок растерянно так ресницами захлопал, совсем как мать его, и пролепетал:
     - Они что живые? Как люди? Ой!
     Нежно любимая игрушка упала на каменный пол, принц беспомощно оглядел нас и прошептал:
     - Но ведь их Терин использовал. Он же некромант! Я думал эти твари как зомби, неживые.
     Наверно, следующим этапом было бы падение в обморок этого книжного мальчика, который думал, что на охоту вышел или в тир заглянул. Но так быстро потерять сознание ему не дали.
     Атаковали нас внезапно. И причем неожиданным образом. С воздуха. Я не знаю что это за летающая штуковина, похоже на почти прозрачную простыню с хвостом, которая сорвалась с бельевой веревки и летит, загадочно колышась на ветру, как будто крыльями помахивая. Но не это меня удивило. Мало ли кто тут, в Нижнем мире, кроме клыкастых этих, обитает. Удивило меня другое – верхом на этой летающей штуке сидел человек!
     Мы дружно замерли, уставившись вверх в полном апофигее, чем наш новый противник и воспользовался, атаковав нас. Заклинания у него были какие-то странные, как будто ненастоящие… Не знаю, как объяснить. Разница была такая же, как между свежим мясом и консервами, которые я в колином мире пробовал. То есть вроде бы по вкусу на мясо похоже, но что-то не то. Так же и атакующие этого человека были какими-то ненатуральными… законсервированными что ли?
     За время нашего недолгого, но продуктивно усыпанного поверженными врагами, похода, мы успели так облениться, что вряд ли у кого-то из нас имеется в запасе заранее сплетенная защита или атакующее. Расслабились, как последние придурки! Нет, оказалась, что ошибся я. Придурками были только мы с Юсаром. Саффа что-то тихо шепнула, и над нами появился защитный полог. С ладони волшебницы сорвалось атакующее. То самое, которое она еще в самом начале запасливо припрятала.
     Сверкающие холодным светом ледяные копья взлетели вверх. Я подумал, что сейчас летуну этому трындец наступит, но копья, повинуясь шепоту Саффы, взорвались фейерверком, разлетевшись в разные стороны, и атаковали вооруженных клыкачей, которые организованно перекрыли нам не только путь вперед, но и путь к отступлению. Ледяные копья, которые, судя по выражению лиц наших немагических спутников, были хорошо видны и им, вонзились в наступающих с обеих сторон клыкастых, прошили их насквозь и продолжили свой полет.
     Крики, стоны, визг, вопли. Что-то я не припомню, чтобы эти твари были так чувствительны к боли. Мгновение спустя я понял, в чем дело. Это не просто копья изо льда, наносящие самые обычные не магические раны. Это что-то другое. Наверно, та самая черная магия. Клыкастые корчились, с воплями раздирая себя когтями, как будто пытаясь выдернуть боль, пожирающую их изнутри. Тоннель заполнился непрерывным стоном, который становился все тише, по мере того, как пораженные магией Саффы, клыкачи оседали на пол горстками пепла.
     Да, это вам не невинное ловчее заклинание, которым она меня пять лет назад остановить пыталась. Это… хм… черная магия? Как же так, Саффа?
     Вся эта атака заняла не очень много времени. Намного меньше, чем я рассказываю. Не знаю, сколько несчастных тварей поразили эти «ледяные копья», прежде чем утратили свою силу. Ряды противника заметно поредели, но положение наше от этого не улучшилось. Да и не могло улучшиться. Мы были зажаты в тоннеле между двумя вооруженным отрядами. Над головами нашими порхало это нечто, настойчиво и небезрезультатно пробивая защиту Саффы.
     Пока Саффа в одиночку и нас защищала и атаковала, мы успели опомниться и начали действовать. Кто как. Пардок вот, например, тихо сознание потерял, налюбовавшись на итог саффиной атаки. Каро подхватил огнемет. Хм, а пускай Саффа забудет на него защиту огнеупорную поставить. Посмотрим, что будет. Ха! Поэкспериментируем. Может быть, и не будет ничего сыскарю нашему. Это над Пардоком, принцем этим книжным, мы тряслись, а Каро это… Каро. Таких еще воз и  маленькую тележку нарыть можно при необходимости.
     Николай зарядил арбалет, Горнорыл секиру свою аккуратненько так к стеночке прислонил, и извлек из заплечного мешка внушительную связку небольших метательных топориков. Юсар нервно всхлипнул и принялся дрожащими пальцами плести атакующее. Сбился, начал снова. Да уж, как оказалось, при серьезной опасности, толку от него… только как от лекаря. То есть во время боя никакого толку от Юсара нет. Может быть, после пригодится.
     И тут эта прозрачная «простынь» издала леденящий душу вой и, вместе со своим всадником, спикировала прямо на нас. Защита на нее никак не сработала, она через нее пролетела, как будто ее и не было.
     - Авиатор хренов, едрит твою налево! – выругался Коля и выстрелил.
     Новое какое-то словечко. Надо поинтересоваться при случае – что такое авиатор?
     Несколько стрел застряли в крыльях летающей твари, одна распорола плечо человека. Я бросил в него «ледяной ветер». Он даже не поставил защиту и не сделал попытки отбить! Он как будто и вовсе не видел, что его магически атакуют! Неужели не маг? Но нет, как только заклятие оказалось в опасной близости, его защита сработала яркой вспышкой, расколовшей «ледяной ветер» на части. Этого… хм… авиатора хренова, только немного зацепило. Отделался парой царапин.
      «Ловчие сети» я увидел слишком поздно. Саффа, кажется, заметила чуть раньше меня, попробовала отзеркалить, да только ее самую первую накрыло. Прицельно так рот залепило, чтобы говорить не могла. Юсар, по-моему, вообще ловушку не заметил, пока его не скрутило. Про людей, особенно про пребывающего в обмороке Пардока, я лучше промолчу. Одним словом, попались мы.
      «Ловчие сети» - заклятие не смертельное, но действующее безотказно и к тому же универсальное. То есть бросаешь его одно на всех, и для каждого оно автоматически срабатывает с предельной эффективностью. Саффе вот рот заткнуло, нам с Юсаром руки к телу приклеило и для надежности липкой субстанцией похожей на паутину обмотало. Людей просто сетью из все той же «паутины» накрыло, и они в ней барахтались, как рыбки в неводе.
     Вот так и закончилось наше триумфальное шествие по Нижнему миру. Человек, авиатор этот, со своего гада летучего слез и шагнул к нам. То есть не к нам. К Саффе. Какое-то время с ненавистью смотрел ей в глаза, а потом тихо сказал:
     - Ты использовала «огненное проклятие». Даже «ядовитые сети» работают не так жестоко. За что, ведьма?
     - А может быть у него радиус поражения больше! – вмешался я и ехидно напомнил, – с закрытым ртом даже ведьмы отвечать не умеют.
     Он повернулся ко мне. А вот и правильно! Нечего на мою волшебницу таращиться, пусть лучше на меня внимание переключает и даже злость срывает, если так не терпится.
     Но злость на мне этот авиатор-победитель срывать не стал, окинул равнодушным взглядом и опустил глаза на огнемет, который одиноко лежал на полу. Я не видел, чтобы он заклятие плел. Он просто плавно провел рукой над шедевром этих трех изобретателей, и шедевра не стало. Расплавился и растекся жалкой лужицей.
     - Так это ты что ли Повелитель времени, который женщин крадет и шантажом занимается? – любезно спросил я.
     Он опять одарил меня холодным взглядом, но на этот раз ответить удосужился:
     - Кардаголу Шактигулу, Повелителю времени, будет интересно взглянуть на тех, кто нарушил покой в его мире.
     - А уж мне-то как интересно будет! – зловеще отозвался я.

     Терин умер.
     За нас.
     Дульсинея лежит на его трупе и плачет. А я просто стою и пытаюсь понять: Терин умер.
     Рядом, за моим плечом, становится Кардагол, и произносит расстроенным голосом:
     - Вот дурак! Я думал, он успеет отразить. Я же медленно, и, в основном, только знакомыми ему заклинаниями.
     А моя бабка - Брианна, которая тоскует порою по службе и не забывает воинское искусство…
     И потому я, не поворачиваясь, бью локтем магу в солнечное сплетение. Правым локтем. Потом следует развернуться, опять-таки направо, перенести центр тяжести и добавить левым коленом жертве по морде. Жертва к тому моменту должна находиться в согнутом состоянии, а потому можно ласково ей добавить - либо ребром ладони по загривку, либо просто помочь жертве этой плотнее приложиться к колену. Я выбираю второй вариант.
     И отхожу в сторону. Да, теперь Кир на мне точно не женится.
     Кардагол распрямляется, прижимая ладонь к носу.
     - Ну хоть кто-то меня сегодня ударил, - заявляет он весело, хотя и гнусаво. И мы с Дусей тут же оказываемся в уже привычной мне комнате.
     Дуся падает на кровать и сжимается там калачиком. Она плачет. А у меня слез нет. Нет и все. Я потрясена, конечно, но… Но, видимо, кровь Зулкибарских королей, наконец, дает о себе знать. Я хочу выбраться отсюда и отомстить. Без разницы, в какой очередности. Но перед этим мне нужно привести в чувство Дульсинею, потому что бросать я ее здесь не собираюсь, а вот такая расклеенная княгиня мне не нужна. Только помеха.
     - Мне очень жаль, Дуся, - сухо проговариваю я.
     Не реагирует. Понятно.
     - Мне жаль, но ты сама во всем виновата.
     Снова нет реакции. Добавим.
     - Если бы ты не избила своего мужа, ничего бы не произошло.
     Стоп. Мне кажется, или всхлипывания стали тише? Продолжим.
     - Я видела след у него на щеке и сделала выводы. Именно поэтому он решил с тобой развестись. Ты пустила в ход хлыст, ведь так? Ты хотела его наказать и унизить, Дульсинея?
     Ага, рев прекратился. Значит, действует.
     - Так что же ты сейчас ноешь, Дуся? Подумаешь, Терина убили. Расслабься, найдешь себе нового мальчика для битья. Ты же теперь полновластная…
     Я собираюсь добавить «властительница княжества», но не успеваю, потому что с диким шипением Дуся пытается меня прикончить. Глупо так, забыв про магию, вцепляется мне в шею руками. Ну не дура ли?
     Моя бабка - Брианна, а я легко учусь, и потому Дуся весело отлетает обратно на кровать и уже там скалит на меня зубы. Ага, к тапку потянулась.
     - Что, - спрашиваю, - пришла в себя? Молодец. Рыдать больше не будешь? Думать начнешь?
     Дуся пыхтит некоторое время, а затем произносит:
     - Так ты специально меня бесила.
     - Ну наконец-то мозги включились! Слушать меня будешь?
     - Я не желаю тебя слушать!
     - Я знаю, кто может воскресить твоего мужа.
     Дуся смотри на меня, растерянно моргая.
     - Воскресить? - наконец, проговаривает она.
     - Кира видела? Полковника?
     - Ну да! Что за тупой вопрос?
     - Он - воскрешенный.
     - В каком смысле воскрешенный? - спрашивает Дуся недоверчивым таким голосом, а в глазах - надежда.
     - Его убили, - сообщаю я, - а Кардагол воскресил, как и остальных соратников. Мне рассказывал об этом Кир, и я ему верю. Я же говорила, что Кирдык - сын Кардагола.
     - Да, - задумчиво произносит Дуся, - говорила.
     Наконец-то ее рыжая голова хоть немного начинает включаться в происходящее! И тут появляется предмет нашего обсуждения.
     Кир без куртки. Почему я отмечаю именно это? Он него пахнет дымом. Он весь какой-то взъерошенный.
     - Все в порядке? Я слышал, здесь что-то произошло? С тобой ничего не случилось?
     Он бросается ко мне, кладет ладони мне на плечи, заглядывает в глаза.
     - Ханна, с тобой все в порядке?
     А я смотрю на Дусю, поднимающую тапок, и понимаю, что сделать уже ничего не могу. Не осмелюсь. И вот уже, как там говорила эта ненормальная, шатен моей мечты плавно сползает на пол.
     - Чем ты его? - грустно спрашиваю я.
     - Ай, - досадливо отмахивается Дуся, - всего лишь оглушающим по нему врезала. Жить будет. Давай положим его на кровать.
     А он тяжелый! Но нам удается поднять тело полковника и водрузить его на постель. Лежит, бедный, в черной своей рубашке. Стоп, а это что?
     - Дуся, он ранен!
     - И что?
     - У него кровь на руке.
     - А может, это не его?
     - Дуся, - рычу я и пытаюсь порвать рукав на рубашке Кира. Рукав мокрый, ткань плотная. Не поддается.
     - Дай, я! - говорит княгиня. Легкий взмах тапком, и вот уже Кир вообще без рубашки. Мамочки! Это что же с ним делали? Он весь в синяках и царапинах, а на правом плече - рана. Может быть, и неглубокая, но мне все равно страшно.
     - Ну, - говорит Дуся, а в голосе скепсис, - твой полковник с кем-то подрался.
     - Лечи его, - велю я.
     - Деточка, а ты не попуталась?
     - Лечи!   
     - Я не в том смысле, что это хамство с твоей стороны, хотя это тоже верно. Я - некромант, дорогуша. У меня лечение не то, что через раз, на восьмой раз только получается.
     - Ну попробуй! - канючу я, а сама лицо воина этого глажу.
     Дуся хмыкает и начинает махать тапком. Долго так взмахивает, однообразно, и, наконец, рана на руке Кира начинает затягиваться, а синяки бледнеть. 
     - Спасибо, - говорю я и всхлипываю.
     - Дура ты, - ласково отзывается Дульсинея, - пусть хоть у кого-то из нас мужик останется. Кстати, я не просто так полковника твоего оглушила. Мы его будем брать в заложники. Если он - сын Кардагола, пусть папаша его воскрешает Терина. И не агу. И Дуся снова начинает махать тапком.
     - Что ты делаешь? - спрашиваю я.
     - Заклинание к нему привязываю.
     - Какое?
     - Ядовитые сети, чтоб их.
     - Ты с ума сошла?!
     - Нет. Не бойся, ничего рыцарю твоему не грозит. Обыщи его.
     - Зачем?
     - Затем, что у него могут быть амулеты всякие! Обыщи его.
     - Я?
     - Нет, блин, я. Чего ради я буду чужих мужиков лапать? Мне, может, моего еще удастся обратно получить!
     Хм. Обыщи. А как это делается?
     Склоняюсь над Киром и начинаю осторожно ощупывать его оставшуюся одежду.
     Дульсинея стоит у меня над душой, руки в боки - наблюдает.
     - Ты ему эротический массаж решила сделать? - интересуется Дуся, отталкивает меня в сторону и быстро, деловито, обшаривает Кира.
     - Только вот это, - заявляет она, протягивая мне какую-то странную шестиугольную монету.
     - Быстро ты, - выдыхаю я.
     - Не первый год замужем! - гордо отвечает княгиня. - Ну что, я орла твоего привожу в чувство?
     - А что мы дальше будем делать?
     - Как что? Пойдем Кардагола шантажировать.
     - Киром?
     - Ну да, Киром.
     - Я не хочу.
     - Что?! - верещит Дуся, - я сейчас и тебя… оглушу нафиг! И оставайся здесь до скончания веков! Мне нужен муж, живой и невредимый, тебе - к маме с папой. А твой полковник - ключ ко всему этому.
     Да, может, он и ключ. Но вдруг с ним что-нибудь случится? Я не хочу, чтобы он вот так как Терин… Но придется рискнуть.
     Дуся легонько бьет Кира тапком по лбу. Полковник открывает глаза.
     - Вставай, родной, - воркует Дуся, - у нас дела.
     - Что случилось? Меня кто-то ударил? - спрашивает Кир.
     - Ага, - радостно улыбаясь, подтверждает Дуся, - это я шваркнула по тебе оглушающим заклинанием. Голова болит?
     - Очень.
     - Ничего. Пройдет. Вставай, давай. Давай, солнышко, поднимайся над горизонтом.
     Кир морщится, но садится на кровати.
     - Лучше бы вы мне плечо не лечили, - проговаривает он, - оно болело меньше, чем голова.
     - А ты поной, - советует Дуся, - вот чем больше будешь ныть, тем легче тебе станет.
     - Кир, прости, - говорю я.
     - Да ладно. Вы собрались отца моего шантажировать?
     - Редкая проницательность! - восклицает Дуся.
     - Ну так у вас ничего не получится, - тут же отвечает Кир, - поверьте, вам лучше этого не делать.
     - Нам лучше знать, что делать стоит, а что нет, - заявляет Дульсинея.
     Кир смотрит на меня. Так заглядывает в глаза, будто хочет там что-то найти. Видимо не находит, отворачивается. Вздыхает.
     - Вставай, герой, - говорит Дуся, - и не дергайся. Я на тебя «ядовитые сети» повесила. Попытаешься сбежать, сдохнешь.
     Я все еще молчу. Не потому, что сказать нечего, а потому что боюсь рот открыть и высказать Дусе, какая она сука, а Киру - что я его люблю и боюсь потерять. Как мне кажется, обе эти сентенции будут сейчас неуместны.


Рецензии
ого... однако... ну наконец-то хоть какой-то драйв...

Анастасия Игнашева   18.09.2010 21:06     Заявить о нарушении
было так мало драйва?((

Алк-Консильери   19.09.2010 12:48   Заявить о нарушении
просто мне по душе именно такой драйв)

Анастасия Игнашева   19.09.2010 14:16   Заявить о нарушении
На это произведение написаны 3 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.