Весеннее обострение. Глава 16

Глава 16

     Изображаю поклон и практически бегом вылетаю из этого помещения. У меня есть дело. Срочное. Так, нужно еще решить, что подарить прелестнице. Да что долго думать! Вот, перстень я ей свой подарю. Он, конечно, будет великоват, зато стоит, как пол-Эрраде. Думаю, она оценит.
     Бегу к фрейлинам. Буквально на лету показываю стражнику разрешение. Тот кивает и отходит в сторону. Стоп. А какая у нее комната? Останавливаюсь, смотрю на бумагу. Пятая! В уголочке помечено, что пятая. Ах, Аннет - добрая душа. Долго бы я свою «племянницу» здесь искал!
     Без стука вхожу в комнату. Что здесь? Ага! Вот она, радость моя. Сидит у окна - пишет что-то. Писательница! Милая, нежная. Ну, поверни ко мне личико! Вот так лучше.
     Хм, то ли испуг ее не красит, то ли что. Но что-то мне эта прелестница не кажется сегодня такой уж прелестной. Впрочем, я здесь, и иду в наступление.
     - Сударь! - восклицает Селина, - кто Вы и что здесь делаете?
     - Я пришел к тебе, драгоценная, - жизнерадостно заявляю я.
     - Но кто Вас сюда пустил?
     - А у меня есть разрешение, подписанное королевой. Вот оно.
     Я машу в воздухе бумажкой, а сам подхожу ближе к девице. Она, наконец, догадывается встать.
     - Я буду кричать, - предупреждает Селина дрожащим голосом.
     - Так я же ничего не делаю! - удивляюсь я.
     Пока не делаю. Пока. Протягиваю руку и касаюсь пальцами нежной розовой девичьей щечки.
     - Сударь, - шепчет Селина и пытается отодвинуться. А некуда. За ней - окно. Перед ней - я. Хочет двинуться ко мне - не возражаю.
     Ах да! Подарок! Быстро снимаю с пальца один из перстней.
     - Возьми, - говорю, - милая. Это тебе.
     Не берет. Тогда я кладу украшение на стол и чуть отодвигаюсь в сторону. Пусть полюбуется. Она и в самом деле глядит на перстень, как зачарованная.
     Смотрит, смотрит… а потом вдруг пищит тихонечко так:
     - Охрана.
     Тихо ведь, зараза, пищит! Но в ту же секунду в комнату влетают аж четверо представителей дворцовой стражи. И среди них этот, который мне в глаз дал.
     - Опять ты! - рычит он.
     Принимаю надменный вид.
     - В чем дело? - спрашиваю, - я имею полное право здесь находиться.
     - Вам знаком этот человек? - спрашивает стражник у Селины, и та несколько истерично машет руками.
     - Нет, - отвечает, - нет, я никогда его раньше не видела!
     - Дядя, говоришь, - произносит стражник, предвкушающее улыбаясь. Догадываюсь, что он там предвкушает.
     - Он принес мне перстень короля! - вдруг восклицает девица.
     Стражник переводит взгляд на стол. Да, действительно, там лежит перстень короля - мой перстень. Парень резко бледнеет и смотрит уже на мои руки. А там перстней этих еще три штуки. И все королевские. И цепь на шее. Что в этом странного?!
     - Откуда у тебя это? - спрашивает этот герой охраны, и тут я понимаю, что пора бежать. Какой у нас тут этаж? Третий? Неважно!
     Отталкиваю Селину в сторону, вот оно, окно! И не успеваю. Не зря все же Коля орлов своих тренировал. На мою голову. Один из охранников хватает меня за локоть, я его отпихиваю, и тут же получаю от кого-то по загривку. Меня снова хватают, я отбиваюсь, я кричу что-то, получаю по лицу, под дых. Еще раз. И вот я уже стою, пытаясь отдышаться, с заломленными за спину руками.
     Ах, прелестница, за что же ты так со мной?
     Меня вытаскивают из комнаты Селины и ведут вниз. В тюрьму.
     - Вы не смеете! - говорю я, - позовите Гарлана! Скажите ему…
     В этот момент я получаю кулаком в живот, и, соответственно, теряю возможность договорить, что именно следует сообщить управляющему двора. Я и дышать-то толком не могу.   
     Меня заталкивают в камеру, предварительно обыскав и поснимав с меня все, состоящее из драгоценных металлов. Пуговицы на одежде оставили, хоть за это спасибо.
     Хорошо хоть камера одиночная. Не хватало еще мне общения со всяким сбродом!
     Получаю возможность немного подумать. Итак, что мне грозит? При самом плохом раскладе. Предположим, мне будет выдвинуто обвинение в краже. Руки ворам в нашем королевстве давно уже не рубят. С моей, кстати, подачи. Так что светит мне либо порка на площади, либо тюремное заключение. Впрочем, одно другого не исключает. Ужас. Хотя о чем я? Я же, предположительно, украл не мешок пшеницы, а королевские драгоценности! А за это я могу и головы лишиться.
     Ну где же Гарлан?! Гарлан…
     А времени на размышления-то мне дали всего ничего. Появляются новые персонажи - уже из тюремной охраны, судя по форме, и волокут меня опять куда-то. Стоп. Не понял. В пыточную?! Я не хочу! Не хочу!!!
     По пути меня снова бьют, но несильно. Скорее для профилактики.
     Меня и в самом деле заталкивают в пыточную. А там Сурик. Готов уже к работе. Деловой такой, в фартуке. Руки свои волосатые разминает. Прямо как маг-жестовик.
     В углу замерли, ожидая команды, два суриковых подмастерья. Сыновья. У них это ремесло семейное.
     Тоже в углу, но напротив, сидит секретарь. Как же, нужно ведь все запротоколировать.
     - Ты меня не узнаешь? - спрашиваю у палача.
     Сурик пристально меня разглядывает, а потом басит.
     - Нет, Ваша милость, не узнаю. Раздевайтесь.
     Обвожу помещение взглядом. Я здесь не в первый раз, но никогда еще мне не приходилось представлять, как все находящееся здесь оборудование может быть применено ко мне. Я всегда был с другой стороны процесса. Гляжу на жаровню, на плети, аккуратно разложенные на специальной полочке, на крюки и щипцы, о назначении некоторых могу только догадываться, и мне становится плохо. Настолько плохо, что, кажется, я близок к обмороку. Еще чего не хватало.
     - Мне нужно поговорить с Гарланом, - говорю я, - он все может объяснить. Или со старым Мерлином.
     - Позже, - соглашается Сурик, - все позже. Раздевайтесь, Ваша милость. Или Вам помочь?
     - Не собираюсь я раздеваться! И помощь мне не нужна, - раздраженно бросаю я, - позовите Гарлана, я сказал!
     Сурик вздыхает, бормочет что-то типа «всегда они так», и его помощники радостно, будто они полжизни этого ждали, бросаются ко мне. Здоровые, сволочи!
     И трех минут не проходит, как я, полностью обнаженный, стою с поднятыми вверх руками. Запястья мои обвиты кожаными ремнями, прикрепленными к кольцам на потолке.
     - Вы пожалеете об этом! - кричу я.
     - Конечно-конечно, - соглашается Сурик и берет с полки плеть.
     Это какое-то сумасшествие.
     - Ваша милость, Вы откуда украшения-то взяли? - интересуется Сурик, и я рычу в ответ:
     - Это мои украшения!
     - Конечно-конечно, - бормочет под нос палач и заходит ко мне за спину. 
     Свист и…
     - Постойте! - слышу я и открываю глаза.
     О, Аннет. Драгоценная моя Аннет. Что же ты делаешь в пыточной? Разве к лицу тебе, милой моей незабудке, ходить по таким местам? А, может, ты меня узнала?
     - Он сказал, откуда у него перстни? - интересуется королева у Сурика.
     - Пока нет, - отвечает тот, - но мы только начали.
     Аннет, придерживая рукой подол, обходит меня по кругу. Ну нет у меня родимых пятен! И родинок тоже нет! Неужели ты, дура такая, не помнишь, как я выглядел раньше?!
     - Мне нужно поговорить с Гарланом, - торопливо шепчу я, - или с Мерлином. Они все могут объяснить.
     - Откуда у тебя кольца, мальчик? - лениво так спрашивает Аннет.
     Не узнала. Точно, не узнала. Но почему?
     - Это мои кольца! - рычу, - мои! Неужели ты меня не узнала? Это я, Вальдор!
     - Какие глупости! - произносит Аннет, морща носик. - И причем здесь Гарлан или Мерлин?
     - Мерлин меня заколдовал! А Гарлан - узнал! Спроси у них, прекрати это издевательство!
     - Гарлан уволен, - сухо произносит королева, - а Мерлина нет, и искать его никто не будет.
     - Найди любого другого мага! Он подтвердит, что на меня было оказано воздействие!
     - Не знаю, - проговаривает королева, - стоит ли? По-моему, здесь все просто.
     - Нет! - кричу я.
     Аннет глядит на меня, на Сурика, а после интересуется:
     - Сколько ты собирался ему дать для начала?
     Палач пожимает плечами.
     - Пятнадцать-двадцать.
     - Сколько?! - ору я.
     - Продолжай.
     Палач снова заходит мне за спину, а я закрываю глаза, готовясь пережить первую в своей жизни пытку. Надо же, Терин мне ее тогда только обещал, а жена вот, воплотила. Долго ли я продержусь?
     - Хотя нет, - вдруг произносит королева, - сними его и отправь в камеру. Поищу я ему мага. В то, что это Вальдор, я, конечно же, не верю. Но мы же законное государство! Ведь так, мальчик?
     А? Быстро киваю. Конечно, законное. Короля вот в пыточную заманили и делают с ним, неизвестно что. А так законное - дальше некуда.
     Через двадцать минут я снова в камере. После драки с охранниками болит все тело, но я рад тому, как вовремя появилась королева. Так бы у меня все болело гораздо больше.
     Гарлан уволен. Уволен. Как же так? Остается только надеяться на Мерлина. На старого пропойцу Мерлина, который ходит сам по себе. Что мне делать?

     - Эрраде, ты с ума сошел? – зашипела Саффа, в один прыжок, оказавшись возле Юсара, который свалился со стула, получив от меня оглушающее заклятие.
     - Нам поговорить надо, а он как бы третий лишний, - объяснил я. – Оставь его, еще никто не умирал от простого оглушающего.
     Саффа уложила Юсара в более удобную позу, прямо там, на полу, где он и упал, сунула ему под голову подушку и зло посмотрела на меня.
     - Нам не о чем говорить. Извини, что ошиблась, считая тебя умнее остальных!
     - Был бы не умнее, то сейчас убивал бы тебя, а не поговорить хотел, - заметил я.
     Взгляд у Саффы из злого сделался задумчивым. Кажется, такое ей в голову не приходило. Я хотел к ней подойти, но тут из-под дивана возник наш кот Василий. Как ни в чем, ни бывало. Как будто все время здесь был и вообще живет он тут. Вылез, значит, и прошелся между нами, важно задрав хвост трубой. Мы так обалдели от его появления, что какое-то время молча за ним наблюдали. А он, пройдясь между нами взад-вперед раза три, сменил направление, подошел к Саффе, обнюхал подол ее балахона и стал ей об ноги тереться. Это как это понимать? Наш Василий чужих терпеть не может, а к Саффе вон как проникся! Ладно, это сейчас не важно, об этом и потом подумать можно.
     - Давай поговорим, - тихо повторил я.
     - Ладно, - неохотно согласилась она и вернулась на диван, - давай попробуем поговорить.
     - Помнишь, я обещал, что подожду, пока ты сама расскажешь? – начал я, присаживаясь рядом с ней.
     - Это было до того, как ты узнал, кто я, - напомнила она и отодвинулась от меня на край дивана. - Теперь не имеет значения, что я расскажу, ты уже и так сделал выводы.
     Вообще-то зря отодвинулась. Василий вот на руки ей запрыгнул, и она его машинально поглаживать начала. Значит, гладить магическое животное моих родителей ей нормально, а рядом со мной сидеть никак? Ну ладно, раз ей так удобнее, потерплю. Могу вот даже подушки эти, которые она не успела в качестве метательных снарядов использовать, между нами положить, если ей так спокойнее будет.
     - Да, я погорячился и от удивления успел глупостей наговорить. Прости, - покаялся я. - Я хочу, чтобы ты рассказала.
     - Ты все равно мне не поверишь! Никто не верит, - прошептала Саффа, перебирая дрожащими пальцами шерсть Василия.
     Замечательно! Ей никто не верит и она тут же записала меня в команду таких вот – неверящих! А я вот исключительный такой… идиот. Я, может быть, очень даже и поверю! Только вот как бы ее на разговор вытянуть? Сидит, молчит, нахохлилась, как ворона. И что мне делать? Начать задавать вопросы? Или она сейчас помолчит, соберется с мыслями, и сама расскажет, как было на самом деле?
     Официальную версию истории Мерлина Первого и Озерной Ведьмы я знал. Даже две – нашу и иномирскую.
     По легенде иного мира Мерлин, воззвал к Владычице Озера, которая владела волшебным мечом, и она передала его Артуру. Когда Мерлин был околдован на вечный сон злой волшебницей Морганой, меч вернулся к Владычице Озера и до сих пор находится там, ждет своего часа. Так мне мать рассказывала.
     По версии нашего мира, Мерлин Первый гуляя по другим мирам, решил задержаться в одном из них. Он считал, что там нет магии, и ему нравилось быть единственным и могущественным волшебником. Мерлин заигрался в великого, решил помочь приятелю своему Артуру завоевать королевство, а потом и весь мир. Для этого он позаимствовал в магической сокровищнице один из артефактов – меч не знающий поражения, и передал его Артуру. Само собой, в дальнейшем Мерлин планировал вернуть артефакт обратно в сокровищницу. В те времена, многие маги так делали – брали на временное пользование магические артефакты. Да и путешествия по другим мирам не были под запретом, так что никто особого внимания на действия Мерлина не обратил. Возможно, эта история была бы давно забыта, если бы предок мой вернул злополучный меч на место. Но все получилось иначе.
     Мерлин полюбил девушку, даже не подозревая, что она волшебница, которую местные жители прозвали Озерной Ведьмой. Да, что там! Он вообще считал, что Озерная Ведьма это сказки для детей и глупые суеверия. И тем более ему в голову не приходило, что его возлюбленная и есть та самая ведьма.  И не мудрено, что он ничего не заметил, ведь магия ведьмы была не похожа на нашу. То есть она не словесница, жестовик или предметница, она иначе волшебство творит. Мерлин даже не понял, что она его околдовала. Приворожила и убедила отдать ей артефакт потому, что сама хотела править миром. Совет чародеев вовремя об этом узнал. В иной мир была отправлена команда боевых магов, Мерлина вернули домой, а Озерную Ведьму в плен взяли и решили судить по законам нашего мира, потому что преступление она совершила против нашего мага. Но поскольку она все же была волшебницей из другого мира и законов наших не знала, приговор смягчили - смертную казнь заменили на вечный сон.
     Я был уверен, что Озерная Ведьма до сих пор спит где-то в горах, под руинами старого замка Совета, который окончательно рухнул из-за оползня около двадцати пяти лет назад. Артефакт она, кстати, так и не вернула.
     - Саффа, а где меч?
     Да уж, хороший я вопрос задал. Можно подумать, меня именно это сейчас волнует - где меч? Как будто он мне нужен!
     - Уничтожен. Мне пришлось это сделать.
     Может быть, она не надеялась, что я поверю, но ответила, не ушла в глухую оборону. Это уже хорошо! Но, однако, интересные вещи она говорит. Уничтожила. Это как это?
     - Как ты умудрилась уничтожить артефакт?
     - Я очень испугалась. Сама не понимаю, как у меня это получилось, - смущенно призналась Саффа, поглаживая ободряюще мурлыкающего Василия.
     - Испугалась? Тебя хотели убить при помощи этого меча? Артур?
     - Нет Моргана. Понимаешь, Моргана красавица была, Артур молодой, влюбчивый. Она попросила, и он подарил. Я не знаю, зачем Моргане Эскалибур был нужен, но вряд ли для каких-то благородных целей. Мерлин потребовал артефакт вернуть, вызвал Моргану на поединок. Он был уверен, что ему ничего не стоит победить ее. Он ошибся, она его едва не убила. Мне пришлось вмешаться. Так получилось, что я уничтожила не только Моргану, но и меч. Мерлин расстроился, говорил, что это очень ценный артефакт и Совет его по головке не погладит. Я не знаю, каким образом, но Совет узнал обо всем. Я для них была непонятной и опасной, они сами сделали выводы и признали меня виновной.
     - А что Мерлин?
     - Он не отрицал.
     - Как тебя угораздило связаться с таким экземпляром? – возмутился я. – Почему ты не сказала Совету, как все было на самом деле?
     - Ты мне веришь?!
     Василий довольно мяукнул, спрыгнул с саффиных колен и скрылся под кроватью. Куда пошел? Зачем приходил? Непонятно. Загадочный наш! Ладно, я потом папу попрошу, чтобы спросил у Васьки, и ответ мне перевел. Он-то с ним телепатически общаться может, в отличие от меня. А сейчас мне об этом думать некогда было, мне девушке отвечать надо.
     - Нет, притворяюсь! Мне просто вдруг захотелось разозлиться на своего предка Мерлина Первого. Вот я и придуриваюсь!
     - Не надо на него злиться, - серьезно попросила Саффа. – Он был хороший, просто…
     - Просто трус!
     - Его могли серьезно наказать за исчезновение артефакта.
     - А тебя выходит не наказали, по головке погладили и отпустили! На вечный сон… или не на вечный? Как так получилось, что тебя разбудили?
     - Ты знаешь, как происходит погружение в вечный сон?
     - Нет, никогда не интересовался.
     - Тело помещается в волшебную колонну сотканную из элементов четырех стихий. Над созданием моей трудились самые сильные светлые маги того времени. Колонна была помещена в одном из подвалов замка Совета чародеев, и переместить ее в другое место было невозможно. Когда замок начал рушиться, оттуда вынесли все что могли. Меня выносить не собирались. Но Дукус, был в Совете такой маг…
     - Я знаю, - процедил я.
     - А, да, конечно же, ты знаешь. Так вот, он меня и разбудил. Я сначала ничего понять не могла. Для меня ведь прошло всего мгновение в тех пор, как я уснула. И вдруг я уже не сплю, рядом незнакомый маг и все вокруг незнакомое. Чужое. Когда я узнала, сколько прошло времени, - голос Саффы дрогнул, и она замолчала.
     Да, я могу себе представить. Просыпается она такая, ничего не понимает. Рядом морда эта мерзкая – Дукус, рассказывает ей, сколько веков она проспала и как все остальные будут «рады» ее пробуждению. А потом, наверно, он объяснил ей, насколько сильно она должна быть благодарна ему – Дукусу, за то, что он снизошел до нее… с какой целью?
     Да ну нафиг, подушки эти, зачем я их между нами горкой сложил? Что за дурость? Подушки на пол полетели, я придвинулся к Саффе и взял ее за руку. Обнимать не рискнул, еще испугается или разозлится и по морде даст. Она ведь такая – по-разному может среагировать. Саффа удивленно взглянула на меня, но руку отнимать не стала.
     - Продолжай, пожалуйста, - попросил я, сделав такое серьезное лицо, словно вовсе и не из сочувствия ее за руку взял. Мне вот просто так лучше слышно, что она говорит.
     - Дукус сказал, что спас меня от участи быть погребенной под руинами рушащегося замка и в благодарность за это я должна оказать ему услугу… Что ты вздрагиваешь? Он предложил мне сражаться на его стороне. У него были планы по упразднению Совета и установлению в магическом сообществе единовластия. Для этого он сильных магов под своим крылом собирал. Я согласилась.
     Кажется, Саффа намеренно умолчала о подробностях, каким именно образом Дукус ее убеждал вступить в ряды своих соратников. Ладно, это дело давнее, а Дукус давно сдох, так что пусть я лучше не буду знать, а то вдруг захочу вызвать дух этого засранца и как следует поиздеваться над ним.
     - К счастью, сражаться на его стороне мне так и не пришлось, потому что произошли некоторые события. Ты сам об этом все знаешь лучше меня. У Совета новый Глава появился – твой дед, и состав Совета претерпел некоторые изменения. Я об этом не сразу узнала, Дукус меня из замка не выпускал, да я и не стремилась уйти. Куда мне было уходить? Назад в свой мир я вернуться не могла и… мне было страшно! А потом Дукус перестал появляться. Не знаю даже, обрадовалась я или еще больше испугалась. Я ведь совершенно не представляла себе, что в мире творится. Да и не мой это был мир. Чужой. Я уже почти осмелилась рискнуть и покинуть замок, крыша которого могла любой момент мне на голову рухнуть, тогда-то меня и нашли Терин с Мерлином.
     - Что они забыли в старом замке Совета? – удивился я.
     - Пришли посмотреть, насколько велики разрушения и можно ли что-нибудь с этим сделать. Мерлин, когда увидел, что я не сплю, очень испугался, хотел сразу убить меня, пока я что-нибудь не натворила. Но Терин не позволил меня тронуть. Сказал, что это дело прошлое, и я уже достаточно наказана за, в общем-то, мелкий проступок – подумаешь, приворожила доверчивого идиота. Они с Мерлином долго спорили, почти поругались, и тогда я предложила вынести мой вопрос на Совет, пусть все вместе решают что делать.
     Я не выдержал и зафыркал от смеха, представив, как она пресекает перепалку отца и деда, предложив такой простой и очевидный вариант решения спора.
     Саффа бросила на меня недоуменный взгляд и продолжала:
     - На Совете большинство проголосовало за то, чтобы признать меня полностью искупившей вину и разрешить мне остаться в этом мире. Думаю, решение было бы иным, если бы Терин за меня не поручился.
     - Зачем?
     Вопрос как-то сам собой вырвался. Не думаю, что отец у меня такой добрый, чтобы посторонних волшебниц выручать. Неужели в пику деду это сделал? Нет, это как-то по-детски.
     - Я не знаю, зачем Терину это понадобилось. Он от меня ничего взамен не требовал. Вот только велел, чтобы я прошла обучение в школе волшебства. Моя магия близка к магии словесников, поэтому это было несложно. Заодно и вторую специальность получила – яды и противоядия. Когда я закончила обучение, князь попросил Мерлина порекомендовать меня на должность младшего придворного мага в Зулкибар.
     Вот как? Выходит, отец посодействовал в том, чтобы она попала на службу ко двору его наиглавнейшего друга? Следовательно, он ей доверяет? А я? Скорее да, чем нет. И, правда, ну зачем бы ей меня околдовывать? Мой отец ей помог, а она бы его таким вот образом отблагодарила? Не похожа она на законченную стерву. Да и зачем ей… а и, правда, зачем я ей? Любовь с первого взгляда что ли? Или со второго?
     - Я похож на Мерлина Первого?
     - Нет! Да ты что такое вообще подумал?
     - Что я напоминаю тебе твоего возлюбленного, вот ты и…
     - Эрраде, ты точно осел! У нас с Мерлином друг к другу был совсем другой интерес!
     Она злится? Отлично. А то что-то совсем приуныла, птичка моя. Надо бы ее взбодрить.
     - Какой такой другой?
     - Он маг и я маг, но магия наша непохожа, нам было любопытно. А ты что подумал? Что ты подумал, я тебя спрашиваю? Мерлину между прочим, тогда уже лет двести было, а мне всего пятнадцать!
     - Ну, двести лет для мага детский возраст. Тебе вот сейчас и того больше.
     Саффа окинула меня гневным взглядом, кажется, хотела гадость сказать, но передумала  и спокойно объяснила:
     - Во время вечного сна время останавливается. Физически мне сейчас сорок два.

     - Простите, Ваше высочество, - ехидно так проговаривает сидящий на полу Кардагол, - но Вас я туда отправить не могу. Вам не понравится. Кир, помоги встать.
     С помощью сына Повелитель времени поднимается на ноги.
     - Я так долго ждал возможности вернуться наверх, - говорит он, - что вполне могу потерпеть еще несколько часов. Пусть супруги как следует отпразднуют свое воссоединение. Кир, дай мне талисман телепортации. Боюсь, сам я сейчас не сумею.
     - Па, прости, у меня его изъяли, - виновато проговаривает полковник и косится на меня.
     - Это? - спрашиваю, протягивая Кардаголу шестиугольную монету.
     - Спасибо, Иоханна, он самый.
     Колдун берет у меня из рук талисман и в ту же секунду испаряется. А я… Я остаюсь наедине с его сыном. В этом большом зале. И даже не знаю, что сказать. Но что-то мне нужно делать?
     - Что за ритуал? - спрашиваю.
     - Выпить хочешь? - отзывается полковник.
     После всех этих событий - не мешало бы.
     - Хочу.
     - Ну, пошли ко мне.
     Он молча выводит меня из зала. Идем по тоннелю. Чужие люди.
     - Отец хочет вернуться в свой мир, - вдруг произносит Кир, - и Терин может ему в этом помочь. Но не хочет.
     - И что за ритуал?
     - Не знаю. Не спрашивал. Если честно, я немного боюсь возвращения. Я привык здесь.
     Он вдруг останавливается, поворачивается ко мне и спрашивает:
     - Ты понимаешь, что я не смог бы тебя убить?
     Собираюсь съязвить, ответив, что нечего тогда было рядом со мной ножом размахивать, а вместо этого опускаю глаза и шепчу:
     - Конечно, понимаю. Прости, что я тебя ударила.
     - Ничего, - отвечает Кир.
     Идем дальше. Минуты через две уже я останавливаю его вопросом:
     - Кир, а мы к тебе пить идем?
     - Да.
     - И все?
     Молчание. Десять секунд, двадцать, тридцать…
     - Как я без тебя жил все это время? - задумчиво произносит Кир и делает шаг мне навстречу.
     Как мы оказались у него дома, я уже не помню. Думаю только, что стоило мне столько лет ждать, для того, чтобы все началось именно так. И именно с ним.


Рецензии
дааа... Вальдор... Это называется "Умная голова дураку досталась".

Анастасия Игнашева   24.09.2010 20:51     Заявить о нарушении
В смысле?! Валечка - не дурак! У него просто так обстоятельства сложились!))
К.

Алк-Консильери   25.09.2010 00:28   Заявить о нарушении
На это произведение написаны 3 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.