Весеннее обострение. Глава 17

Глава 17

     Помню, я переживал, что меня хотят женить на Иоханне, которая на три года меня старше. А сам на ком жениться собрался? На сорокадвухлетней Озерной Ведьме! Хм… а я собрался? Я женюсь? Я в своем уме? Определенно нет. Но мне это состояние нравится. Итак, я женюсь! Но поскольку моя дева, оказалась вовсе не девой и лет ей немало, то возникает один закономерный вопрос - как бы поделикатнее поинтересоваться у нее, кого из магов на свадьбу приглашать не стоит? Вряд ли она своих бывших там видеть захочет. Про людей даже спрашивать не буду, у нас общих знакомых не магов очень мало. Вот разве что Каро… но ему явно от нее милостей не перепало. Ну, и как бы так поаккуратнее у птички моей эти детали выяснить? О, я знаю как!
     - Саффа, у меня к тебе огромная просьба. Давай ты сама списки приглашенных на нашу свадьбу составишь.
     - Что?!
     - Я говорю…
     - Я слышала, что ты говоришь! Но я не понимаю… ты это серьезно?
     - Нет, шучу я так!
     - Лин, ты что, мне поверил?
     Смотрит на меня огромными удивленными глазищами. Ну что такое-то? Что удивительного в том, что я поверил?
     - Знаешь, наверно, ты меня все-таки приворожила, - сказал я, стараясь сохранять серьезность.
     - Что?!
     - Иначе как еще объяснить мою доверчивость?
     - Что?!
     - Саффочка, кажется, ты забыла остальные слова, кроме этого «что?!»
     - Ты… ты… тебе смешно, да? Эрраде, уйди куда-нибудь подальше, а то я не знаю, что с тобой сделаю!
     - Разрешаю делать все, что тебе в голову придет, - великодушно позволил я.
     - Размечтался! – рявкнула волшебница и смущенно покраснела.
     Так, в общем-то, обычная реакция. Интересно даже, о чем девушки думают, когда я им такое разрешение даю? Стоп! То девушки, а передо мной не девушка, а взрослая женщина… чуть младше моей матери. Я - псих! Ладно, это не лечится, с этим лучше смириться и получать удовольствие, тем более что эта «взрослая женщина» выглядит как девчонка и ведет себя соответственно… что, кстати, странно.
     - Ладно, отложим то, о чем ты подумала до свадьбы, – решил я.
     - А о чем я, по-твоему, подумала? И вообще, я еще не согласилась.
     - Только не говори, что ты передумала! Я – бедный околдованный ребенок, этого не переживу!
     - Эрраде, перестань придуриваться!
     - Хорошо, я серьезен как никто другой. Саффа, Озерная Ведьма, дочь Темной Аланы, ты согласна стать моей женой?
     Она посмотрела на меня задумчиво, а в глазах у нее искры насмешливые заплясали.
     - Ну, пожалуйста! – сделав жалобную физиономию, взмолился я.
     - Ты… ты невозможный! – прошипела Саффа, стараясь сохранить серьезный вид, но уголки ее губ подрагивали, будто вот-вот улыбнется. – Дай мне время подумать.
     - Так нечестно!
     - Да, в этом мире нет справедливости.
     - Саффа!
     - Мне сорок два года, я Озерная Ведьма, от меня все маги шарахаются, а ты хочешь взять меня в жены. Твоего деда инфаркт хватит!
     - Дед не такой слабый, как ты думаешь. А маги-то чего шарахаются? Понимаю, люди бы шарахались, но маги...
     Я недоуменно пожал плечами.
     - Я легенда. К тому же за века обросшая ужасающими подробностями. Наверно каждый маг мужского пола считает себя исключительным и особенным, то есть достойным моего пристального внимания. Вот и боятся.
     - Придурки.
     - Ты и сам…
     - Я не испугался!
     - Но заподозрил, едва узнал кто я.
     - Потому что я придурок, - легко признал я и, не иначе как на радостях ляпнул. – Раз маги тебя боятся, можно не опасаться, что среди приглашенных на свадьбу окажется кто-то из твоих бывших?
     - Каких бывших? – удивленно спросила Саффа, а в следующую секунду ее осенило. - Да ты за кого меня принимаешь? Ты по себе меня судишь, ты… ты… трахальщик тупых фрейлин! Не было у меня никого!
     Теперь пришла моя очередь таращиться на нее удивленно и лепетать:
     - Что, совсем-совсем никого?
     - Эрраде, если ты сейчас отмочишь какую-нибудь шутку насчет сорокадвухлетней девственницы, я не знаю, что с тобой сделаю!
     - Эээ… хм… Саффа, птичка моя, что-то мне как-то не шутится, - пробормотал я.
     Вот так номер! Нет, ну 42 года для мага это детский возраст, но вот такой сюрприз от коварной соблазнительницы - Озерной Ведьмы, это… это просто шок! А мужчины-то в нашем магическом сообществе оказывается трусы… к счастью. И, опять же к счастью, к не магам Саффа слабости не питает. Но маги… нет ну каковы идиоты! Они же маги! Неужели не понимают, что защититься можно даже от такой «ужасной» волшебницы, какой является Саффа… точнее являлась. Надо, кстати, что-то делать с этим. Например, попросить отца освободить ее от клятвы, как только выберемся из Нижнего мира. Я бы и сам попробовал, но боюсь, у меня не получится – опыта маловато. Кстати, вот и еще один вопрос образовался:
     - А с Кардаголом ты, когда познакомилась?
     - Мне непонятен ход твоих мыслей, – озадачилась Саффа.
     Она, правда, думала, что я сейчас буду обсуждать особенности ее физиологии? Это, конечно, интересная тема, но ее можно отложить на другой раз. До брачной ночи, например… нет, с осенью это я перегнул, сейчас ведь только весна. Надо бы сдвинуть это дело на более близкий срок. Но об этом я ей потом скажу. Нельзя же все сразу на бедную девочку вываливать.
     - Ну, вот такой я, непонятный. Я подумал, что надо бы тебя от клятвы освободить, но сам я с этим не справлюсь.
     - А Кардагол тут при чем?
     - Так ты ему клялась. Я вот подумал про клятву твою и вспомнил, что он вел себя так, как будто вы хорошо знакомы, ну и решил спросить – когда вы успели познакомиться?
     - Он в те времена в Совете состоял. Пока судебный процесс длился, навещал меня в тюрьме, хотел, чтобы я его научила чему-нибудь этакому. Обещал посодействовать, чтобы мне приговор смягчили.
     - И ты научила?
     - Научила, - с тяжелым вздохом отвечала она. – Его в основном боевая магия интересовала. Вот, например, «огненное проклятие».
     - Получается, благодаря Кардаголу, тебя к вечному сну приговорили, а не к смерти?
     - Он умеет быть очень убедительным. Он такую речь сказал о том, что я еще ребенок, всего-то 15 лет, и вообще я из другого мира и не знаю законов, которые нарушила. Он настаивал на вечном сне. Не понимаю, чем это от смерти отличается? Никто ведь будить меня не собирался.
     - А может быть, он и собирался, - предположил я. – Он же у нас хитрый перец. Мир завоевать планировал, вот тут ты бы ему и пригодилась.
     - Мир завоевать… Мы с ним встречались и по этому поводу, - с горькой усмешкой произносит волшебница, но я не успеваю спросить, что она имела ввиду, потому что Саффа тут же продолжает, - к счастью теперь я уже никому не пригожусь в качестве волшебницы, и может быть от меня шарахаться перестанут.
     - Бедная моя птичка, как тебя достали! Ты даже от магии готова отказаться, лишь бы тебя оставили в покое.
     - Знаешь, Лин, это порядком надоедает. Маги общаются со мной только по большой необходимости, да и то предварительно обвешавшись всеми известными защитами, а заодно и защищающими амулетами. Даже Юсар. Хотя мы уже четыре года вместе работаем.
     - Да уж, Юсар очень ценный экземпляр для коллекции коварной Озерной Ведьмы! – ядовито заметил я. – Нашелся, ёптыть, бриллиант артефактный!
     - Ты бы и сам себя так вел, если бы с самого начала знал кто я!
     - А вот и нет! Я не настолько глуп! И, кстати, если бы я знал, то мне также было бы известно, что отец за тебя поручился, и вряд ли я бы боялся. Скорее наоборот, проявлял повышенный интерес...
     - Ну конечно, как бы Лин Эрраде смог обойти стороной такой редкий экземпляр – Озерную Ведьму? – проворчала Саффа.
     Так, кажется, пора заканчивать этот разговор. А какой у нас самый лучший способ заставить даму замолчать? Правильно, надо нашептать ей на ушко о том, какая она вся замечательная и насколько мне плевать, кем она является, а потом поцеловать. А то непорядок, получается – жениться на девушке собираюсь, а у нас всего-то и было что один поцелуй в дворцовом саду.
     Ну и вот, целуемся мы, значит. Саффа лежит на диванчике этом, подушки все оставшиеся на пол отправились, чтобы место не занимать, я над ней, то есть, можно даже сказать, на ней, и уже точно уверен, что под балахоном этим у нее ничего не надето. Я уже почти окончательно голову потерял – практически обнаженная девушка моей мечты подо мной соблазнительно изгибается, жадно отвечает на мои поцелуи и, кажется, уже сама готова сорвать с себя одну единственную тряпку, на ней надетую. И вот в этот самый интересный момент Юсар подал признаки жизни. То есть застонал. И не просто застонал, а картинно так, простонал вполне внятные слова:
     - Лин, а ведь ты до этого не знал, кто такая Саффа. А мне соврал, что знаешь. Зачем?
     Ну, растудыть его в печенку! Нашел что спросить! Придурок! Мог бы догадаться, ковриком притвориться и помолчать какое-то время… час или два… или вообще всю оставшуюся жизнь молчал бы. Я бы не огорчился.
     Саффа поспешно меня отпихнула, стала одежду в порядок приводить, волосы поправлять. А что, мне нравится – вся такая многозначительно взъерошенная, глаза блестят, и так очаровательно покраснела. Я убью Юсара! Такой момент мне обломал!

     Кардагол, кажется, был в исключительно хорошем настроении, потому что времени он нам с Терином дал более чем достаточно. Мы успели не только встрече порадоваться, но и пообщаться немного. Я рассказала ему о том, что здесь находится Лин с компанией всякой разной, и что Саффа у нас оказывается Озерная Ведьма (осталось только выяснить – та самая, или это просто передающийся по наследству титул).
     Новость про Саффу он пропустил мимо ушей, а вот тот факт, что Лин здесь, Терина не порадовал. Он ничего такого не сказал, но по тому, как помрачнел взгляд, и плотно сжались губы, было и без слов все понятно.
     - Ну, вот такой у нас полоумный сынок, - пробурчала я, - что поделаешь, весь в… хм… в дедушку?
     - Отец мой был сдержанным человеком, - рассеянно отвечал Терин.
     Да уж, вон как глубоко задумался брюнет моей мечты. В нормальном состоянии сразу бы понял, что я имею в виду деда Мерлина.
     - Терин.
     - Да.
     - Обязательно было жизнь отдавать, только ради того, чтобы Кардагола наверх не выпускать? Тебе, не все ли равно?
     - Дуся, не задавай глупых вопросов, - пробурчал Терин, обнял меня покрепче и опять затих.
     Ну ладно, пусть лежит, размышляет, мыслитель мой. Нет, не надо ничего такого думать, мы уже просто лежали. Вполне пристойно – оделись даже. Поэтому, когда с потолка раздался насмешливый голос Кардагола предлагающий нам одеться, потому что сейчас нас будут перемещать в зал, где уже все готово для ритуала возвращения, мы его просто послали на хер. Во всяком случае, Терин туда послал, а я еще дальше. Ну и переместили нас в то же мгновение. Неприятно конечно – только что на кровати лежали, хоть и скрипучей, но мягкой, а в следующее мгновение уже на полу валяемся. На каменном и холодном, между прочим!
     - Гад ты, Кардаголчик, и больше никто! – проворчала я, вставая на четвереньки.
     - А нечего посылать меня во всякие места… точнее на всякие, - поправился универсал и обратился к Терину. – Ну что, князь Эрраде, ты готов?
     - Дульсинее при этом присутствовать не обязательно, - заметил Терин, подхватил меня подмышки и поставил на ноги.
     Надо же, заботливый какой. Я решила остаться прямо здесь – в его объятиях, пусть порадуется. А вот возмутиться надо.
     - Это как это мне не обязательно? А вот хрен тебе по всей морде! Я, может быть, посмотреть хочу!
     - Терин, нельзя отказывать супруге в маленьких радостях. Тем более такой роскошной горячей даме как твоя.
     Терин брезгливо губы скривил.
     - Не думал я, Кардагол, что у Вас наглости хватит подглядывать за нами.
     - Да не переживай ты, - утешила я, - не подглядывал он. Просто вспомнил, как нацеловывать меня бросился всего лишь из-за того, что я его слегка бедром зацепила.
     Хм… да утешила, называется.
     - Надо было его хлыстом по морде, - сохраняя на лице равнодушное выражение, посоветовал Терин.
     - И часто она тебя хлыстом по морде? – ехидно так спросил универсал этот недотраханный. Ну, вот гад он просто!
     - Каждый день, - не моргнув глазом, отвечал Терин.
     Нет, ну какая прелесть! Я обожаю, когда он с такой каменной физиономией шутит. А ведь Кардагол сейчас поверит, чего  доброго!
     Я так и не узнала, поверил универсал наш или нет, потому что он слова Терина комментировать не стал, махнул рукой, и в зале стало тесно. Эти люди появились внезапно и одновременно. Это наверно и есть те самые 182 человека - соратники воскрешенные. И Кир среди них. С Иоханной. А чего это она такая раскрасневшаяся и кофточка у нее задом наперед надета? Ну, Иоханна, ну блин… какое счастье, что она уже совершеннолетняя, и Вальдор меня не сильно убьет за то, что недоглядела. Кир нежно подтолкнул принцессу в моем направлении. Судя по ее недовольной мордашке, идти она не очень хотела, но все же послушалась.
     - С перетрахом тебя, Ханночка, - ласково промурлыкала я, когда она подошла.
     - Дуся, ну почему ты такая? – прошипела принцесса.
     - Какая такая? – невинно хлопая ресничками, полюбопытствовала я, махнула тапком и принцессина кофточка приняла нормальное положение. Нечего ей тут своим видом всем демонстрировать, чем она с полковником этим занималась.
     Может быть, Ханна и ответила бы мне что-нибудь такое интересное на мой вопрос, а может быть, просто спасибо сказала бы, но Кардагол ее перебил:
     - Ну что ж, начнем, пожалуй, ритуал.
     - Подожди, - остановил Терин, - остались кое-какие неразрешенные вопросы. У тебя мои люди.
     - Твои люди? – Кардагол очень натурально удивился, - с каких пор старейшина гномов, служащие и маги зулкибарского двора, а также зулкибарские принц и принцесса стали называться твоими людьми?
     - Не имеет значения. Они здесь из-за меня, я за них отвечаю.
     - Так понятно. Хочешь клятву?
     - Незачем. Просто отпусти их. Сейчас. Они тебе не нужны.
     Кардагол проворчал что-то о чересчур требовательных товарищах, которые забыли что они здесь не в гостях, а в плену, потом махнул рукой и перед нами появились Лин с Саффой.
     Нет, ну что за день сегодня? Саффа вот тоже какая-то взъерошенная вся, хорошо хоть балахон этот ее не задом наперед надет! А у Лина рубашка расстегнута. И тоже взъерошенный такой. Только вот, судя по всему, они не миловались, а… хм… можно подумать, драться собирались.
     - Остальные отправлены домой, - холодно сказал Кардагол, - ты можешь это проверить, Терин?
     Терин прикрыл глаза и удовлетворенно кивнул.
     - Они дома.
     Я не стала напоминать этому недотраханному Повелителю времени, что он забыл отправить Иоханну, которая стояла рядом со мной и цеплялась за мою руку. Слишком сильно – синяки наверняка останутся. Ладно, Иоханна пусть остается, у нее личный интерес в виде полковника, который стоит позади Кардагола в числе остальных 182 человек. Но кое-кого все же следует прямо сейчас отправить.
     - Ты про Лина с Саффой забыл, - подсказала я.
     - Они пусть останутся, - весело так сказал Кардагол, - вдруг пригодятся.
     Он придуривается что ли? Для чего ему Лин и Саффа? Ладно, потом разберемся.
     - Ну что ж, Терин, начнем. А то я уже устал ждать.
     Кардагол протянул руку ладонью вниз над жаровней, на высокой треноге. В ней вспыхнуло пламя, неестественного серо-стального цвета. Вспыхнуло и тут же погасло. Из жаровни выплеснулся густой голубоватый дым и по залу такой запашок пошел, скажу я вам – закачаешься! Каннабис широколиственный осталось только добавить для полноты картины, чтобы мы все тут нанюхались и начали всячески веселиться.
     А потом весь этот дымок начал собираться под потолком, над жаровней. Сначала это было похоже на тучку, потом тучка начала втягиваться в потолок и вскоре на ее месте образовалась воронка. Мы с Терином хоть и стояли чуть поодаль, но я даже отсюда ощущала, как из воронки исходит притягивающая сила. Думаю, если бы мы стояли ближе, нас бы туда как в пылесос затянуло.
     - Я свою часть ритуала выполнил, - торжественно сказал Повелитель времени. – Теперь твоя очередь, Терин. Что там, в инструкции говорится о крови победителей и побежденных? Ты ведь понимаешь о чем я?
     Терин стоял неподвижно и молчал. Не знаю, о чем он думал, но, судя по нерадостному выражению лица, ничего гениального не придумывалось.
     - Зато я не понимаю о чем ты!
     Я решила, что пора вмешаться, а там глядишь, и Терин свою думу до конца додумает.
     - Дульсинея, любовь моя, ну какая же ты недогадливая, - упрекнул Кардагол, - на жертвенник должна пролиться соединенная в одно кровь победителя и побежденного.
     - Ага, - тупо буркнула я, как всегда, не поняв намека, - ну и кто же счастливый жертвенный барашек?
     - Терин, ну почему у тебя такая бестолковая жена? Дуся, ты хоть в курсе, что меня твой предок Мерлин Первый победил?
     - Нет, я в истории не сильна, - равнодушно призналась я, - хватит уже, Кардаголчик, зубы мне заговаривать, лучше толком объясни, почему у супруга моего настроение ниже ватерлинии упало?
     Повелитель времени закатил глаза, демонстрируя высшую степень утомленности моим обществом, и попробовал намекнуть по-другому.
     - Прости, Дульсинея дорогая, что сразу не назвался тебе полным именем. Позволь исправить эту досадную оплошность, - он даже раскланялся передо мной, прежде чем представиться. -  Кардагол Шактигул Кайвус.
     А я стою и как дура на него смотрю. Нет, ну правда не понятно мне… то есть понятно – он Терину оказывается родственник, да только что с того? И тут супруг мой вдруг заявил:
     - Я не могу.
     И все. И я вообще перестала понимать, в чем дело?!

     Хотел я снова по Юсару оглушающим врезать, но Саффа не позволила.
     - Да он же, сволочь такая, давно уже в себя пришел и подслушивал лежал! – возмутился я. – Ладно, птичка моя… хм… да, птичка, если  ты против оглушающего, то я ему просто так, без всякой магии врежу ногой в живот за несвоевременное пробуждение.
     Я уже даже встал и сделал шаг к Юсару этому несчастному, но Саффа вскочила следом и вцепилась мне в руку, прошипев:
     - Не смей его трогать!
     Я хотел ее нежно так отцепить от себя, но тут нас переместили.
     Пожалуй, надо Юсару спасибо сказать. Если бы он нас не отвлек, то появились бы мы перед этой честной компанией в лежачем недвусмысленном положении. А так ничего, нормально переместились, только видок у нас был не очень – как будто мы дрались, а нам помешали.
     А компания, надо сказать, собралась не маленькая. Люди какие-то незнакомые, но на них плевать. Отец живой. Это радует. Возле мамы Иоханна, тоже живая и физиономия у нее какая-то необычайно одухотворенная. Надеюсь, причина этой одухотворенности возвращение к жизни моего отца, а не авиатор этот, на которого блонда моя периодически поглядывает. А он, красавчик, с мордой довольной стоит позади папеньки своего, вместе с толпой этих самых – незнакомых мне. Наверно соратники этого героя всех времен… то есть Повелителя времени.
     Мама как всегда и здесь не молчала, довольно бодро переругивалась с Кардаголом, а его это, кажется, даже забавляло. Потом, как-то внезапно ритуал начался. То есть Кардагол его начал. Я понятия не имею, в чем суть ритуала возврата, но этот простой фокус с зажиганием жаровни меня не особо заинтересовал. Я стоял по сторонам глазел. И еще на Саффу. А иногда на авиатора этого, который периодически в нашу сторону посматривал и прожигал мою волшебницу полными ненависти взглядами. Убью! Вот как только вся эта веселуха с ритуалом закончится, и мы наверху окажемся, я этого засранца убью потому, что не надо так на мою невесту смотреть!
     Когда дым поднялся к потолку, и образовалась воронка, вышла небольшая заминочка. Кардагол что-то сказал, очень тихо я не расслышал, мать начала к нему с разговорами приставать, а отец молча стоял, словно окаменел. А потом универсал этот торжественно и громко так заявил:
     - Прости, Дульсинея дорогая, что сразу не назвался тебе полным именем. Позволь исправить эту досадную оплошность. Кардагол Шактигул Кайвус.
     Ну, полный восторг!
     - Развелось родственников как собак нерезаных, - тихо шепнул я. - Саффа, ты знала, что этот типчик мне родня?
     - Как так? С чего ты взял? – растерялась Саффа.
     - Ну, вообще-то я вот, например Мерлин Эрраде Кайвус, если полностью.
     Смотрю Саффе как-то взбледнулось. Да уж. Досталось ей «счастье» в моем лице – и Мерлина Первого труса и предателя, я потомок, и вот, оказывается, этот, вымогатель боевых заклинаний, мне родня. Пожалуй, она так передумает за меня замуж выходить, и придется мне под ее окном серенады петь или еще каким-то образом красиво руки и сердца домогаться. Хотел я ей что-нибудь ободряющее сказать, но тут смотрю, у Саффы самый настоящий ужас на лице появился. Она-то в отличие от меня прислушивалась к тому, о чем они там, у жаровни говорят. Я тоже прислушался.
     - Ты знаешь, что за это будет?! С тобой, твоими родными, с твоим княжеством?! – шипел Кардагол.
     - Догадываюсь. Но не могу.
     Интересно, что это такое отец не может? Ритуал завершить? Почему?
     - Терин! – теперь этот наш родственничек недобитый уже рычал.
     - Кардагол, у тебя тоже есть сын, - сказал отец, - Ты смог бы принести его в жертву своими руками?
     Ну, полный восторг! Это как это – меня в жертву? Вот и мать со мной согласна была, рявкнула, так что некоторые присутствующие вздрогнули с непривычки:
     - Что?! Какая, нахер, жертва?!
     - А как ты думаешь, Дульсинея, как ты думаешь… Нет, не так. Ты всерьез считала, что я устроил эту дурацкую дуэль лишь потому, что не хотел выпускать Кардагола? – терпеливо и как-то даже устало спросил отец. - Дусь, мне все равно, где он будет находиться. Но вот Лин…
     - Терин, что ты несешь?!
     Мать в полном шоке пребывала. Я, честно говоря, тоже не особо радовался. Получается, отец под смертельный удар подставился, чтобы ритуал не проводить и меня в жертву не приносить?
     - Я же говорил, не стоило меня воскрешать, - с нерадостной усмешкой, проговорил отец.
     Ну вот, точно из-за меня! Как же так?
     - Я… меня должны убить? Папа? – в полном апофигее пролепетал я.
     Саффа в руку мою вцепилась мертвой хваткой. Как будто это что-то изменит! Выхода-то в любом случае нет. Если отец нарушит клятву и ритуал не завершит, нам всем мандоса трындец наступит. А если не нарушит, ему меня убить придется. Интересный перед папой выбор стоит – благополучие всего княжества и мамы в том числе, или моя жизнь. Некрасивый какой-то выбор.
     Я осторожно освободил руку из цепких пальчиков волшебницы и сделал шаг вперед. Пожалуй, не будет у меня никакой осени. Накаркала птичка моя…
     - Ну, если так надо… То я…
     Мать договорить не дала, дорогу мне преградила и как всегда заорала:
     - Не пущу! Кардагол, засранец, почему? Ты другой ритуал придумать не мог?!


Рецензии
ой-ёёёёёё... звиздец. Ну ваще... библейский сюжет.

Анастасия Игнашева   26.09.2010 20:30     Заявить о нарушении
а что именно навело на мысль о Библии?)
К.

Алк-Консильери   27.09.2010 11:54   Заявить о нарушении
Жертвоприношение сына. Исаак должен был заклать своего сына Иакова на жертвеннике ( это Ветхий завет, книга Бытия), но Господь заменил юношу на агнца.

Анастасия Игнашева   27.09.2010 22:29   Заявить о нарушении
а.... Это я помню))
К.

Алк-Консильери   28.09.2010 10:30   Заявить о нарушении
На это произведение написаны 4 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.