Весеннее обострение. Глава 18

Глава 18

     - Кардагол Шактигул Кайвус, - представляется Повелитель времени.
     Я в шоке. Смотрю на князя. Он, кажется, не удивлен, что у него родственник объявился. Знал наверно.
     - Я не могу, - вдруг просто произносит Терин.
     - Что значит - не могу? - рычит в ответ Кардагол, - ты поклялся!
     - Я не могу, - повторяет князь и растерянно смотрит на Дульсинею.
     - Ты знаешь, что за это будет?! С тобой, твоими родными, с твоим княжеством?! - зловещим, надо сказать, голосом интересуется Кардагол Шактигул да еще и Кайвус.
     Вот уж не знала, что у Эрраде такие родственники интересные в Нижнем мире водятся.
     - Догадываюсь. Но не могу.
     - Терин!
     - Кардагол, у тебя же тоже есть сын. Ты смог бы принести его в жертву своими руками?
     Что? Лина? В жертву?
     - Что?! - кричит Дуся, - какая, нахер, жертва?!
     - А как ты думаешь, Дульсинея, - устало проговаривает князь, - как ты думаешь… Нет, не так. Ты всерьез считала, что я устроил эту дурацкую дуэль лишь потому, что не хотел выпускать Кардагола? Дусь, мне все равно, где он будет находиться. Но вот Лин…
     - Терин, что ты несешь?!
     Терин безрадостно усмехается.
     - Я же говорил, не стоило меня воскрешать.
     Перевожу взгляд на Лина. Такого потрясения на этой глуповатой мордашке я еще ни разу не видела. Ну да, чудесное сообщение - его должны принести в жертву, как барашка какого-то, а отец, чтобы этого не делать, подставился под смертельный удар. 
     - Я… - шепчет Лин, - меня должны убить? Папа?
     Лин осторожно отодвигает в сторону Саффу, смотрит на нее грустно так, а потом опускает лохматую голову и продолжает:
     - Ну, если так надо… То я…
     Он делает шаг навстречу все еще курящейся дымком жаровне, но тут Дуся с воплем кидается к сыну.
     - Не пущу! - верещит она, - Кардагол, засранец, почему? Ты другой ритуал придумать не мог?!
     - Я, что ли, его придумывал, - потрясенно бормочет Кардагол, - я только одного понять не могу: а с чего вы все взяли, что мне нужна смерть Лина?
     Минута молчания. Все поворачиваются к Кардаголу и начинают его изучать. Все, это я основных действующих лиц имею ввиду.
     И тут Терин тихо произносит:
     - Когда кровь победителей и побежденных сольется в одну, напои ею жертвенник, и побежденный восстанет.
     - Ну не все же пять литров крови нужно выливать в жертвенник! - уже кричит Кардагол, - чтобы напиться, кружки хватит! Это ваш ребенок переживет?!

     Вот сейчас я как врежу по этой морде! Без разницы тапком или хлыстом. И тем и другим, пожалуй, врежу! Скотина такая, не мог сразу сказать, чего именно он от Лина хочет! Урод! Тварь!
     Когда я строевым шагом направилась к Кардаголу, Терин попробовал меня остановить, но не успел. И по фиг мне, что дальше будет, но эта дрянь у меня сейчас получит. Уже когда возле Кардагола была, вспомнила, что хлыст Терин у меня конфисковал… и наверняка уничтожил. Ладно, фиг с ним, у меня тапок есть. Ну и хрястнула я родственничку этому новоиспеченному по морде. А потом еще раз! И еще! И мало ему, сволочи такой! Терина до самоубийства довел, и ребенка мне расстроил до такой степени, что он сдурел и чуть добровольно в жертву не принесся!
     - Терин, забери свою ненормальную супругу немедленно! – наконец, заорал Кардагол и за руку меня схватил, ту в которой тапок. А я и без тапка могу! Я не жестовик, мне руки беречь не надо! Ну и влупила я ему кулаком в нос.
     Слышу, кто-то захрюкал. Оглядываюсь. Ну, блин, заи мои! Лин у жаровни этой похрюкивает, Иоханна чуть поодаль тоже жизни радуется. На Терина глянула, а у него в глазах огоньки насмешливые мелькают. Ага, весело им всем! А Кардагол меня аккуратно так отпихнул, за нос ушибленный держится и… кажется ему тоже смешно. Вот так вот - была трагедь вселенская, а потом пришла Дуся и всех насмешила. Все рады, а Дусю, между прочим, чуть Кондратий не хватил!
     - Дульсинея, иди ко мне. Пожалуйста, - попросил Терин, с трудом сохраняя на лице суровое выражение.
     Ну, в общем-то, его можно понять. У него сейчас облегчение наступило огромное, ему сейчас пальчик покажи – ржать будет. Он ведь думал, что сыну смерть грозит, даже свою жизнь за него отдал… а я его за небрежное отношение к жизни Лина хлыстом… ой!
     В общем, прибежала я на его зов, как послушная овечка и тихонечко рядом встала. Терин меня за плечи обнял и обратился к универсалу этому с подбитым носом:
     - Продолжим ритуал.
     - Погоди, успеем еще, - к моему удивлению заявил Кардагол и обратился к Саффе (вот не дает ему покоя эта девочка!). - Ты, Саффа, молодец, что сдержалась, клятву не нарушила и колдовать не стала. Наверно подсказал тебе Мерлин твой, что случится, если ты  слово не сдержишь.
     - Не подсказывал я ей ничего, - отвечал за Саффу Лин, - но вряд ли ты оригинален был, опять наверно ко мне привязку сделал.
     - Так сам посмотри.
     Ну, Лин и посмотрел. И я тоже посмотрела. Однако порядочная сволочь Кардагол этот!
     - На кого? – взволнованно спросила Саффа.
     - На блонду… на Иоханну то есть, - ответил Лин. – На ее жизнь.
     Тут полковник наш вдруг к Саффе шагнул. Весь такой с недобрыми намерениями. Только Лин его опередил, телепортировался и оказался между Саффой и Киром.
     - Ты что это придумал, авиатор хренов?
     Интересно, когда сынуля мой успел это словечко из моего мира подцепить? И при чем тут авиатор?
     - Эта ведьма не ценит чужую жизнь, от нее что угодно можно ожидать. Странно, что ты этого до сих пор не понял, - тихо произнес Кир.
     - Ну, надо же! Я не понял! Зато все вы, всё поняли! Один я дурак такой здесь стою и ничего не понимаю! – разозлился Лин. – Герой какой! Ты кого от Саффы защищать собрался? Подружку ее что ли? Иоханну? Обалдеть! Вот уж подвиг знатный! Или ты просто привык вот так – на беззащитных девиц набрасываться, потому что они имели наглость в честном бою тебя победить?
     - «Огненное проклятие» не честный бой.
     - Ты это скажи тем, кого твой папа несколько веков назад положил этим самым проклятием и другими боевыми заклинаниями, которые у Саффы выклянчил в обмен на ее жизнь.
     - Что ты говоришь?
     - У родителя своего спроси, а от Саффы отстань, а то не посмотрю, что ты не маг, так колдану, что…
     - Лин! – взвизгнула Иоханна, - немедленно замолчи! Знаю я твой язык дурной! И руки опусти! Опусти руки, я сказала! Кир, отстань от моей подруги со своими претензиями! Это был бой, и она защищалась, как могла!
     - Ханна!?
     Ой, какая растерянность на лице у полковника образовалась, просто прелесть! Не ожидал, наверно, что принцесса на него набрасываться будет, да еще и Саффу, которую он так «нежно полюбил», защищать станет.
     - Я понимаю, - вмешалась Саффа (вот и молодец, а то Ханна еще что-нибудь сказанет и отпугнет Кира всерьез и надолго). – Для меня зорги – злобные твари, для тебя бойцы, за которых ты отвечаешь. Прости, я не сразу поняла, что ты не маг, думала защиту поставишь или отобьешь. Ведь Кардаголу знакома эта атака, наверняка он обучил своих людей защите. Я отвлечь тебя хотела.
     - А здесь, когда молниями по моим солдатам лупила, кого отвлекала?
     - Сюда я убивать, а не отвлекать пришла. Если бы могла и тебя с твоим папашей достала бы! – прошипела Саффа.
     Да уж, добрая девочка ничего не скажешь. Кир тоже впечатлился ее ответом, а Иоханна усмехнулась и объяснила:
     - Лина она спасала. Саффа у нас вообще сама не своя становится, когда дело этого мажонка касается.
     Все-таки иногда принцесса ведет себя как последняя стерва. Могла бы, и помолчать или как-то поделикатнее свою мысль до окружающих донести. Саффа бедная покраснела, как я не знаю кто. Тут Терин в этот балаган вмешался:
     - Кардагол, мне кажется или ты передумал ритуал возврата завершать?
     - Погоди минуту, внучек двоюродный, - ядовито отозвался Повелитель времени. – Саффа, я освобождаю тебя от клятвы, при условии, что ты в Нижнем мире колдовать не будешь. Ну что вы на меня так уставились? Я же не изверг какой-нибудь, и мне по большому счету плевать, будет она колдовать или нет. Надо было на время нейтрализовать ее и напугать, как следует, чтобы притихла и не мешала. Да и тебе, мальчик, полезно было узнать, на кого ты слюни пускаешь. Только как вижу, тебя это не останавливает.
     - Добрый какой! Еще скажи, что ты это от большой любви ко мне сделал, дедушка новоявленный! – язвительно откликнулся Лин и сделал шаг к жертвеннику, забыв при этом отпустить Саффу, которую обнимал за талию. – Ну что, господа, кровь жертвенную заказывали?

     Ой, ну надо же, какие мы смелые! Так и раздаем направо и налево литры крови. Хотя зря я так, конечно. Не хотелось бы говорить это при Лине, но Эрраде-младший своей готовностью лечь под нож меня потряс. Это было впечатляюще.
     А сейчас вот стоит, гордый такой, Саффу за талию обнимает, будто это в порядке вещей. Та улыбается немного устало, и все бы хорошо, если бы не некоторые мои возлюбленные, которым явно вожжа под хвост попала.
     - Отец, тебе не стоило это делать! - упрямо заявляет Кир.
     - Что? - изумленно вопрошает Кардагол, и лицо у него при этом такое, будто с ним стул, к примеру, заговорил.
     - Я ей не доверяю!
     - Мальчик мой, а с каких это пор ты принялся оспаривать мои решения? - ласково так произносит Кардагол. Кир бледнеет, а я понимаю, что, видимо, вот с этих самых пор и принялся.
     - Ты помнишь, мальчик мой, что в прошлый раз было? - с легкой такой, невесомой угрозой в голосе интересуется Повелитель времени.
     Кирдык делает шаг вперед.
     - Ты можешь снова убить меня, отец. Я уверен в том, что говорю.
     У Кардагола брови лезут вверх, а я пугаюсь до тошноты. Ну да, где-то в глубине души я понимаю, что не у всех родители так лояльно настроены по отношению к детям, как у нас с Лином. Но чтобы за неповиновение убивали?! Не нужен мне такой опыт. То есть не только видеть такое, я и знать об этом не хочу. Понятия не имею, что я в силах сделать с этим злобным гением Кардаголом, да и наплевать сейчас, но вот Кира своего я ему и пальцем тронуть не дам.
     - Не смейте! - рычу я и, практически машинально, пытаюсь загородить собой Кира.
     - Иоханна, не вмешивайтесь в мой разговор с сыном.
     - Он не только Ваш сын. Он еще и мой жених. Мне решать, что с ним будет.
     Хамство, конечно, с моей стороны - подобные заявления делать. Только что мне оставалось?
     Почему хамство? Ну, вероятно, потому, что предложения руки и сердца мне никто не делал - это раз. Даже если бы и сделал, большой вопрос, смогли бы одобрить это мои родители - это два. Ну и жених - не муж. Отец в любом случае имеет на сына больше прав, чем какая-то там невеста.
     - Бедный Валь, - произносит Дульсинея, ехидно ухмыляясь.
     - А наш сын жениться не собрался? - отстраненно проговаривает Терин. 
     Лин, который стоит справа от меня, при этих словах как-то подозрительно вздрагивает и теснее прижимает к себе Саффу. 
     А Кардагол просто молчит. Как, впрочем, и Кир.
     - Это так, сынок? - наконец, произносит Повелитель времени.
     Ну и что ты на это скажешь, мой золотой?
     И золотой не подводит.
     - Правда, отец, - твердым таким голосом говорит он, и я понимаю, что у меня ноги подкашиваются.
     - Ну, - задумчиво проговаривает Кардагол, - дело ваше, конечно.
     И тут же радостно добавляет:
     - А вот теперь тебе, Иоханна, придется убеждать своего жениха не уничтожать твою подругу! А он у нас большой специалист в этом вопросе. Кстати, убивать я его вовсе и не собирался. У меня это в привычку как-то не входит.
     Да? Но кто же знал…
     Кир прижимает меня спиной к себе и шепчет на ухо:
     - Что ты делаешь? Ты почему принимаешь решения за меня?
     - Тебя спасаю.
     - Я в этом не нуждаюсь.
     Ах так! Пытаюсь вывернуться из его рук, но быстро понимаю, что свои силы я несколько переоценила.
     - Ты не хотела бы сначала меня спросить? - шипит Кир.
     - Не переживай, все еще можно отменить. Но Саффу убивать я тебе все равно не дам.
     - Саффа твоя гадина, каких поискать.
     - Только тронь ее, и я тебя сама убью.
     - А за кого ж ты тогда замуж выйдешь?
     Его шепот прозвучал прямо-таки на удивление ехидно.
     - Мы, вроде бы, договорились о расторжении помолвки, - отвечаю я.
     - Опять ты решаешь за меня! - рычит мне в ухо Кир, и я понимаю… Что ничего не понимаю.
     - Вы закончили? - интересуется Кардагол, и я поднимаю на него глаза. - Вас, между прочим, люди ждут.
     Я, кажется, краснею. Но, действительно, у нас же ритуал, а я тут отвлеклась.
     Терин с сыном стоят у жертвенника.
     - Руку, Лин, - требует Эрраде, и Лин начинает закатывать рукав. Он протягивает отцу запястье, и тот аккуратно проводит над ним указательным пальцем. Тут же, сразу из руки Эрраде-младшего начинает течь кровь. Синеватая, она идет волной, и кажется, сейчас мне будет плохо. С чего бы это, интересно?
     Кир меня поддерживает, в прямом смысле этого слова, и я передумываю падать в обморок.
     Лин тяжело дышит, а Терин лишь бросает на него время от времени короткие взгляды.
     - Хватит, - наконец, произносит князь и взглядом подзывает к себе Дульсинею. Та быстро (и ради разнообразия молча) отводит сына в сторону и (опять же ради разнообразия) с первого раза залечивает его запястье.
     Терин поднимает руки и держит их над жертвернником, держит ладонями вниз, не шевелясь, примерно минуту. А потом производит серию странных, плохо уловимых жестов. И снова замирает. Еще минуты две и, наконец, князь произносит:
     - Ритуал закончен.
     И я вижу, как люди, жившие ранее в Нижнем мире, начинают бледнеть и растворяться в воздухе. Все, кроме Кардагола, прижимающего к груди неизвестно откуда взявшуюся белую кошку, и, к счастью, Кира.
     - Куда ты их отправил? - спрашивает Повелитель времени.
     - В Эрраде, куда же еще? - устало отвечает князь, - я тебе больше не нужен?
     - Как не нужен? - удивляется Кардагол, - а поговорить? Ты сам-то куда сейчас собираешься?
     - В Зулкибар. Мне нужно доставить туда Иоханну.
     - Ну и мы в Зулкибар. Внучок, открывай портал! Лиин!
     Мерлин-младший изумленно смотрит на Кардагола.
     - Внучок? - повторяет он.
     - Конечно!
     - Мерлина мне, значит, не хватало… - сокрушенно произносит Лин.
     - Расслабься и получай удовольствие, - советует Дуся и пытается подсластить пилюлю, - будешь себя хорошо вести, новый дедушка тебя чему-нибудь полезному научит.
     Лин вздыхает, прижимает ладонь к груди, и перед нами возникает портал - окно со светящимися краями, ведущее домой. 

     Этого мага я не знаю. Не видел раньше. Не советник - точно. И при дворе у нас не бывал. Где Аннет его откопала? Сама она, кстати, не пришла. Вот только этот престарелый волшебник и двое стражников.
     - Нет-нет, молодой человек, - шепчет старик, - я не вижу на Вас каких-либо следов воздействия. Нет-нет, Вы не правы. Ай-ай! Как нехорошо обманывать людей. Мне из-за Вас пришлось отрываться от дел. Ай-ай!
     - Смотрите лучше, - говорю я.
     - Я посмотрел. Никаких следочков. Совсем никаких. Уж простите, но придется Вам отвечать по всей строгости закона. За воровство, молодой человек.
     - Может быть, кто-то другой… - теряя надежду, шепчу я, и получаю в ответ:
     - Да кто же? Нет на Вас воздействия. И смотреть Вас больше никто не будет. Нету!
     Маг, шаркая, уходит. Остаюсь один. Все потеряно. Все потеряно! Если Мерлин не появится в ближайшее время, я не знаю, что мне делать.
     Часа через три, не знаю, появляется один из тюремщиков и сухо сообщает мне о планируемой на завтра казни. Меня повесят. Не отрубят голову, а повесят. Это значит, что Аннет не верит даже в мое благородное происхождение. А впрочем, какая разница?
     - И им уже даже неинтересно, откуда я взял перстни? - горько усмехаясь, произношу я.
     - Видать, это неважно, - отвечает тюремщик, и уходит, лязгнув напоследок замком.
     Я угнетен, и не только новостью о том, что завтра, скорее всего, моя жизнь прекратится, но и всем безумием происходящего. Разве такое могло произойти со мной? Это странно, чудовищно, нелогично.
     Когда-нибудь, конечно, Мерлин объявится и объяснит Аннет, что она сделала. Вот только мне не станет от этого легче. Ну совсем эта мысль меня не утешает! Никак роль безвинной жертвы не примеряется.


Рецензии
всё интереснее и интереснее.

Анастасия Игнашева   30.09.2010 22:01     Заявить о нарушении
Спасибо, Анастасия)))
К.

Алк-Консильери   01.10.2010 17:56   Заявить о нарушении
На это произведение написаны 3 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.