Весеннее обострение. Глава 19

Глава 19

     - Аннет! А где Вальдор? - жизнерадостно улыбаясь, интересуется Дуся.
     Да, мне тоже интересно, где отец. Уехал?
     Мама улыбается в ответ не менее счастливо и заявляет:
     - В тюрьме.
     - А что он там делает? - спрашиваю я.
     - А! К казни готовится.
     Мать легкомысленно машет ручкой, типа не обращайте внимания, мелочи жизни.
     - К какой казни? - продолжаю интересоваться я.
     - К собственной.
     - Э… что?
     - Да тут у нас кое-что произошло…
     - Мама! Я не понимаю!
     - Ханна, доживешь до моих лет - поймешь.
     - Это не смешно!
     - Смешно.
     - В самом деле, - вмешивается Терин, - что произошло?
     - Ничего такого. Просто у меня закончилось терпение. Давайте, я велю накрыть столы…
     Мать прячет взгляд, а у меня мурашки по коже. Это что же такое здесь произошло во время моего отсутствия? И как это все исправить?
     - Мама, ты серьезно?
     - Совершенно серьезно, - отвечает королева, - да не переживайте вы так! Ничего с Вальдором страшного не произошло. Хотите, я велю его сюда привести?
     Терин задумчиво чешет переносицу, Дульсинея просто стоит с открытым от изумления ртом. Кир делает вид, что его это не касается, и, в общем-то, так оно и есть. Одна я испуганно верещу:
     - Конечно!
     Аннет велит привести сюда узника из девятой камеры, и минут через пятнадцать перед нами в сопровождении стражников появляется молодой светловолосый мужчина с совершенно обреченным взглядом. Он видит нас, и лицо его освещается.
     - Ханна, девочка! - кричит он. Какие знакомые интонации. И лицо… До странности родное лицо.
     - Папа? - шепчу я, и на его физиономии появляется громадное облегчение.
     - Ну неужели меня хоть кто-то узнал…
     - Вальдор? Ты что с собой сделал? - интересуется Дуся.
     Вместо ответа отец поворачивается к Аннет.
     - Я так полагаю, моя казнь отменяется? 
     Она неопределенно пожимает плечом.
     - Не понимаю, почему ты меня не узнала? - спрашивает Вальдор.
     - А кто тебе сказал, что я тебя не узнала?
     - Ты!
     - Я пошутила.
     Отец сжимает руки в кулаки и делает шаг по направлению к матери. Та встречает его холодным взглядом человека, убежденного в своей правоте.
     - Но за что? - цедит сквозь зубы король.
     - Дай-ка я припомню, - задумчиво произносит Аннет, - ты всю жизнь считал меня глупой курицей. И меня это устраивало. Ты не лез в мои дела, тебя они вообще не интересовали. Хорошо. Я терпела твое пренебрежительное отношение, но, в конце концов, такой уж ты есть, и, думаю, ты меня любил. По-своему. Но потом ты решил влезть в управление моим двором. Ладно. Ты выгнал всех моих фрейлин, даже не подумав о том, что я много лет общаюсь с девочками, и я к ним привыкла. Хорошо. Ты набрал мне полк деревенских дурочек, единственным достоинством которых была их предположительная девственность. Я не возражала. После этого ты стал заигрывать с Селиной. Это было неприятно, но я решила, что ты побалуешься и бросишь. Потом ты, опять-таки, не подумав о том, как я к этому отнесусь, решил омолодиться. Что ты так удивленно на меня смотришь? Ты думал, я об этом не знала? Сюрприз. И это я тоже вынесла. Но когда ты пришел ко мне просить разрешение на то, чтобы переспать с моей фрейлиной…  Прости, дорогой, это было последней каплей. Я позвала стражу.
     Смотрю на отца - он стоит весь красный. Странно, все-таки, видеть его таким молодым. Он выглядит моим ровесником, если не младше, и очень странно смотрится рядом с Аннет.
     - Ты могла просто со мной поговорить, - рычит он.
     - Да неужели? И ты бы меня послушал? Послушал бы глупую курицу? Вальдор, не смеши людей! И вообще, скажи спасибо, что я остановила палача! Я могла прийти и позже, и ты получил бы свои двадцать плетей!
     Отец вздрагивает.
     Ого, там и до этого дошло?!
     - Аннет, - вмешивается Дуся, - прости, конечно, но мне интересно. А казнить-то его за что собирались?
     - За кражу королевских драгоценностей! - кричит Вальдор, - моих собственных перстней!
     - Оригинально, - задумчиво произносит Терин.
     - А вот ты мог бы и посочувствовать!
     - Мог бы, - соглашается князь, - если бы у тебя не было очаровательной привычки делать моей жене странные подарки.
     Секундное замешательство.
     - Я… Аннет, ты перешла границы!
     - Я тоже люблю тебя, милый. Ты не хотел бы помыться и переодеться? У нас гости.
     - Это невыносимо.
     - Папа, - говорю я, - прости, но давайте, действительно, вы отложите свой разговор на потом. Давайте мы соберемся немного позже и все обсудим. Пожалуйста!
     Наконец, Вальдор вздыхает, его плечи опускаются.
     - Невыносимо, - повторяет он, - хорошо. Я согласен.
     И уходит, грустно сгорбившись.
     - Это как-то уж слишком, - произносит Дуся, потрясенно разглядывая мою мать, - от тебя я такого точно не ожидала.
     - Дуся, я… Иоханна! Иди отсюда. Я не собираюсь при тебе обсуждать поведение твоего отца!
     О! Опомнилась. Но…
     - Ханна, иди, - быстро проговаривает княгиня, - иди, пока тебе тоже не влетело. По поводу Кира не нервничай. Разберемся.
     И я, как послушная дочь, удаляюсь. Только раз оглянулась, чтобы увидеть расстроенную мать, недоумевающую Дульсинею, ехидно ухмыляющегося Терина.

     Портал Лин открыл прямиком в тронный зал. А там Аннет, сидит вся такая задумчивая. Нас увидела, вскочила, руки к груди прижала. Я думала она сейчас в обморок хлопнется или слезу пустит, но нет. Стоит и смотрит на нас, ресничками хлопает. Особенно пристально она ими хлопает на Кардагола и Кира – то есть незнакомых персонажей.
     - О, вы гостей привели, - наконец заговорила королева.
     Кардагол опустил на пол свою белую кошку:
     - Иди, погуляй, Василиса. Мышек полови, - а потом поклонился королеве и любезно так изрек, - Не стоит о нас беспокоиться, Ваше величество.
     И к ручке королевской поцелуем приложился. Аннет аж зарделась вся. Чего это она? Ей этот хрен универсальный понравился что ли? А как же Вальдор? А где, кстати, Вальдор-то?
     - Мы не смеем злоупотреблять вашим гостеприимством, - продолжал тем временем Кардагол свою речь.
     - Вы уходите? – разочарованно пролепетала Аннет.
     - Мама?! – удивленно окликнула Иоханна.
     - Да, дорогая, я по тебе очень скучала, - рассеянно отозвалась королева.
     Тут Терин к универсалу нашему шагнул и что-то тихо ему на ухо прошептал. Кардагол на секунду задумался и согласно кивнул.
     Ой, и как это я не заметила, что этот засранец Аннет околдовывал? Ну, дает! Она ему понравилась? Аннет? Она конечно еще очень даже ничего выглядит, для своих почти пятидесяти. Но… хм… ладно. Кардагол у нас вообще мужчинка со странностями.
     После того как Терин его остановил (даже не знаю, что он там ему шепнул… наверно, адрес ближайшего борделя) Кардагол поспешно распрощался и исчез. Аннет на его исчезновение среагировала равнодушно и с любопытством взглянула на Кира.
     - Мама, нашему гостю не мешало бы отдохнуть, - намекнула Иоханна.
     - Да, конечно, - встрепенулась королева и отдала распоряжение приготовить комнаты и проводить гостя. И что странно, даже не поинтересовалась, кто такой, как зовут, и что вообще здесь делает. Что-то как-то странно ведет себя Аннет, даже если не брать в расчет этот небольшой эпизод с Кардаголом. Тоже мне, чаровник хренов! Озерная Ведьма в штанах нашелся здесь!
     Кстати, об Озерных Ведьмах. Я огляделась и поняла, что пока мы все на этих подземных орлов отвлекались, Лин и Саффа исчезли. Ну вот, а я хотела им допрос небольшой учинить. Обоим. Ладно, с этой сладкой парочкой я еще успею поговорить. У меня вот к королеве тоже вопрос имеется.
     - Аннет, - я с радостной улыбкой двинулась к подружке моей бестолковой. - А где Вальдор?
     Ответ Аннет меня, мягко говоря, поразил. В тюрьме. К казни готовится. К собственной. Ну, надо же! Полный абзац.
     Явление Вальдора, помолодевшего лет на тридцать, едва не отправило меня в глубокий обморок. Это как это он так умудрился? Ну, то есть я, знаю, как это делается. Обычное заклинание омоложения. Пластическая хирургия моего мира отдыхает и нервно курит в сторонке, потому что речь идет о полном омоложении всех функций организма. Магических затрат это дело требует уйму и под силу только могущественному чародею… или очень пьяному Мерлину. Ну, дед! Ну, Вальдор! Да как ему такое в голову пришло?
     А Аннет-то как разошлась! Мама не горюй! Не ожидала я от нее такого финта. Видать достал ее мыш наш недобитый. Лучше бы дед его не омолодил, а во что-нибудь гаденькое превратил, и целоваться за тридевять земель отправил. Впрочем, судя по понурому виду Вальдора, в случае превращения, он наверно и то счастливее был бы, чем сейчас. А выглядел он, надо сказать, весьма несчастным. А как на Аннет разозлился! Это он зря, ведь в чем-то она права. Он же никогда ее ни в грош не ставил. И курица она у него глупая и так далее. Да уж. Вот и получил фашист гранату. Так сказать – пошла обратная реакция.
     Иоханна разнервничалась и прямо-таки чуть ли не в приказном порядке отослала собственного отца прочь. И, что странно, он возражать не стал, понуро удалился. Бедный мой блондинчик! Мне его даже жаль стало!
     - Это как-то уж слишком, от тебя я такого точно не ожидала, - пробормотала я, оглядывая Аннет как восьмое чудо света.
     - Дуся, я, - начал было Аннет, но спохватилась, - Иоханна! Иди отсюда. Я не собираюсь при тебе обсуждать поведение твоего отца!
     Кажется, принцесса что-то возразить хотела. Ну, да. Я понимаю, что ей надо с матерью поговорить. Про Кира вот рассказать. Но сейчас не самый подходящий момент.
     - Ханна, иди, - быстро вмешалась я, пока она не успела рот открыть, - иди, пока тебе тоже не влетело. По поводу Кира не нервничай. Разберемся.
     Иоханна послушалась меня, удалилась. Я посмотрела на Терина, надеясь, что до него дойдет мой молчаливый намек убраться куда-нибудь подальше и дать мне вытянуть из Аннет интересненькие подробности о происшедшем в Зулкибаре за время нашего отсутствия. Некромант мой как всегда не подвел, понимающе усмехнулся, сказал, что надо бы проверить, как дела в Эрраде, и исчез.
     И вот осталась я наедине со своей старой подружкой, которую оказывается, все эти годы толком и не знала. Как говорится – в тихом омуте…
     - Ну, что, Ань, угостишь меня, - я посмотрела на часы и определилась, - ужином угостишь?
     - Пойдем, в малый обеденный зал, - решила Аннет и выдвинула неожиданное предложение, - напьемся.
     Вот это номер! Нет, ну я понимаю – напиться с Вальдором! Это у нас запросто. Но напиваться с Аннет один на один мне еще как-то не доводилось. Хотела, было, я предложить Брианну в нашу тесную женскую компанию пригласить, но взглянула на Аннет и поняла, что лишние уши ей сейчас не нужны. Даже в лице вдовствующей королевы Брианны, подруги нашей боевой.
     Переместила я нас в малый обеденный, Аннет велела слугам стол накрыть, села и задумчиво в угол уставилась. Я и сама не выдержала, в угол этот посмотрела, вдруг там что-то такое безумно интересное? Нет, ничего такого там не было.
     - Ну что, Аннет, - весело начала я, – поделишься, что на тебя нашло? Давай дашь на дашь: я тебе про то, чем мы все это время занимались кратенько расскажу, а потом ты мне в подробностях о том, что у вас с Вальдором тут произошло.
     - Хитрая ты, Дуся, - без упрека, даже как-то равнодушно отозвалась Аннет.
     И вовсе я не хитрая, просто если бы я ей подробно рассказывать стала, то мы зависли бы до рассвета.
     Я изложила очень краткую версию событий, опуская всякие разные подробности, например о нацеловывающем меня Кардаголе и о том, как Иоханна с полковником уединялась. Это я на десерт приберегла. Я имею в виду Иоханну. Кардагол - это вообще личное, и всяким королевам об этом знать ни к чему.
     Пока я рассказывала, стол был накрыт, и мы успели кое-чего перекусить, а так же выпить. Нет, вовсе не гномьей водки, как наверняка некоторые думают! Мы пили зулкибарское вино. Пятнадцатилетней выдержки. Мое любимое. Аннет много не надо, после второго бокала у нее уже глазки посоловели, но как ни странно она даже слезу не пустила, когда я рассказывала, как Терин умер. Это Аннет-то! Наша чувствительная и вся такая нежная Аннет! Что, однако, с ней сделалось за каких-то пару дней нашего отсутствия?
     - Ну, Анюта, теперь ты выкладывай, что у вас тут с Вальдором произошло?
     - Так я уже все рассказала. Этот подлец омолодился тайком от меня и пошел по бабам… то есть к Селине! И что он в ней нашел? Мы столько лет вместе прожили, он никогда мне не изменял. А Селина…
     И тут Аннет, наконец, стала похожа на саму себя – то есть разревелась.
     - Да ладно тебе, подумаешь, пошел он по бабам. Сейчас мы с этой Селиной быстренько разберемся! – разошлась я и тапком махнула, распорядившись. – А подать-ка мне сюда Селину, растудыть ее в печенку!
     - Дуся, не надо! – в ужасе воскликнула Аннет, - девочка тут ни при чем!
     Поздно Аннет спохватилась. Перед нами уже стояла перепуганная пампушка, высокая такая и ничего интересного собой не представляющая.
     - А мож она уже и не девочка, - задумчиво изрекла я и употребила еще бокальчик вина. – Ну что, Селина, рассказывай, как короля Зулкибарского в свою постель заманивала.
     - Короля? – заикаясь, пролепетала девушка, озираясь по сторонам и, кажется,  не понимая, где она и как сюда попала.
     - Ага, его самого.
     - Дуся, прекрати! – попыталась вмешаться Аннет
     - А вот хрен! Я сейчас этой деве юной расскажу, зачем в хлебе дырочки и почему сыр с плесенью!
     Тут Селина эта гордо так подбородок вздернула и заявила:
     – Не знаю я, о чем Вы, мадам. Я Его величество всего два раза видела. На смотре и у Ее величества в гостиной. Мне король ваш даром не нужен, у меня жених имеется, между прочим!
     Я вопросительно посмотрела на королеву. Она пожала плечами.
     - Дусь, я же тебе говорила, Селина ни причем. Она хорошая девочка, вот замуж собирается, я ей приданое назначила. Она у нас из знатного, но обедневшего рода.
     Вот так. Получается, девушка на службу пошла, чтобы денег подкопить, замуж вот собирается, а я ее тут… чуть тапком… ой, что-то нервная я в последнее время стала.
     - Ладно, Селина, отправляйся в свои покои, - проворчала я и отправила ее восвояси.
     Вот только не надо меня спрашивать, как я это проделала, не зная, в каких покоях девица проживает. Мы – предметники, вообще натуры загадочные, что наша левая пятка захочет, то нам наш магический предмет и наколдовывает.
     Как только Селина исчезла, я жизнерадостно обратилась к Аннет:
     - Ну вот, и повеселила я тебя.
     - Да уж, повеселила, ничего не скажешь. Напугала фрейлину мою, меня вот в неловкое положение поставила. Что она о нас подумает?
     - Подумает что мы две старые пьяные дуры, - буркнула я, стараясь подавить зарождающееся смущение.
     - Я-то может быть и старая, а ты выглядишь как в день нашей первой встречи!
     Кажется, Аннет опять собралась слезу пустить. Ну, уж нет, слезливая собутыльница мне ни к чему!
     - А вот и нет, – поспешно возразила я, - я тоже изменилась!
     - Да? И что же в тебе изменилось? Ни одного седого волоса, ни одной морщинки и фигура не расплылась! А я…
     Ну вот, сейчас она точно разревется и трындец.
     - Стоп! – крикнула я, - Аннет. Отставить сопли и прочие гадости! Сейчас я тебя буду радовать новостями о твоей дочери!
     Королева резко вышла из слезливого настроения и удивленно захлопала ресничками.
     - Какими новостями? Ты же мне все рассказала.
     - Ну, я кое-что на сладкое приберегла, - нежненько так начала я.
     И тут Вальдор, мыш этот недобитый, в зал ворвался.
     Вот так. Называется, выполнила обещание. Рассказала, называется, Аннет про полковника нашего. Может быть, еще получится Вальдорчика выпроводить нафиг вон?

     Я не прощу ее. Я ее не прощу. Не прощу! Не прощу… То, что она сделала - это кошмарно. Так нельзя поступать с людьми. Так со мной нельзя.
     - Ну что, герой-любовник, расстроился?
     - Терин, уйди отсюда. Я не хочу говорить об этом.
     Князь присаживается напротив меня, делает ладони домиком.
     - И она того стоила?
     - Кто?
     - Девушка, из-за которой все и случилось.
     - Да причем здесь она?!
     - А кто причем?
     - Терин, не делай из меня идиота!
     - Я сделал из тебя идиота? - смеется Эрраде.
     - Это не смешно.
     - Вальдор, друг мой, но ты же смеялся надо мной. Почему мне нельзя?
     - Я над тобой не издевался.
     - Конечно, в глаза - нет. Ты просто обсудил ситуацию за моей спиной. А так, конечно, не издевался.
     - Хватит!
     - Что хватит?
     - Я не желаю об этом говорить!
     - А что ты желаешь? Сидеть и жалеть себя? Ну так давай, Вальдор, порыдай над своею несчастной судьбой. Может, Вам платочек дать, Ваше величество?
     - Терин, уйди.
     - Не хочу. Зрелище ноющего короля очень, знаешь ли, вдохновляет. Давай, чтобы у тебя больше поводов было, я попытаюсь события реконструировать.
     - Терин, не надо.
     - Сидишь ты в камере. Кстати, в той же самой? Нет? Неважно. Я так понял, ты даже с палачом повстречаться успел? И как впечатления? Мне, помнится, не понравилось. Оба раза. Но, может, у тебя другие чувства образовались?
     - Эрраде, я тебя ударю.
     - И вот сидишь ты и думаешь? Ах, ну почему это со мной происходит? Я же король. Ну как же так? Почему они меня оби…
     Этот гребанный чернокнижник! Ненавижу! Бросаюсь на Терина. Не с мечом, нет. Мне очень хочется приложить этого гада собственными руками. Он пытается увернуться? Ну нет. Он еще и отбивается? А вот так? Я разбиваю костяшки пальцев о его физиономию, а он отвечает мне резким левой по ребрам. А дальше я как-то перестаю осознавать, что делаю. Прихожу в себя ненадолго, когда Эрраде лежит на полу, а я сжимаю его горло, и в ту же секунду передо мной только воздух, а князь стоит в другом конце комнаты и пытается отдышаться.
     - Легче стало? - шипит он.
     - Убью, - сообщаю я.
     - Вот это вряд ли, - ухмыляясь, заявляет князь, - я же, все-таки, маг. А у тебя и меча-то нет. Давно замечено, Вальдор, для того, чтобы привести тебя в чувство, тебе нужно дать по голове.
     - Точно убью.
     Терин еще раз ехидно улыбается и исчезает.
     Отлично. Надо смыть с себя кровь и пойти разобраться со всеми. Кстати, что там за тип был рядом с моей дочерью?

     Как хорошо залезть в горячую, пахнущую травами, мягкую и нежную воду. Как здорово, как мне этого не хватало. Не могу же я назвать умыванием поливание меня холодной водой в Дусином исполнении?
     А сейчас я могу полежать, расслабиться, помечтать о чем-нибудь. Или о ком-нибудь…
     Какой-то шум. Ну что опять такое?
     - Лира, что случилось? - спрашиваю я горничную, но не получаю от нее ответа, потому что передо мной появляется этот… объект мечтаний.
     - Я хотел поговорить, - заявляет он.
     - Прямо сейчас?
     - Я могу подождать.
     - Ну… можно, я закончу принимать ванну?
     - Можно, - буркает Кир и садится где-то там, у меня за спиной.
     Очень интересно. Испортил мне все удовольствие от купания. Нет, не своим приходом, а этим вот недовольным бурканьем. Ладно, сворачиваю водные процедуры. С помощью Лиры вылезаю из ванны, вытираюсь, а сама кошусь на гостя. Тот же, в свою очередь, делает вид, что на меня и вовсе не смотрит. Очень интересно!
     Лира надевает на меня длинную полотняную рубашку. Я знаком отпускаю ее, а сама направляюсь к Киру. Но по пути решаю, что могу и картинно улечься на кровати. В конце концов, это он ко мне пришел, пусть сам и поворачивается.
     - Ханна, - задумчиво произносит он, - я думал о том, что ты сказала. Мне кажется, это не следует делать.
     Ах, так?!
     - Почему?
     - Я понимаю, я - твой первый мужчина, но ведь…
     - И единственный, - заявляю я.
     - Да, конечно… Только вот… 
     - Что вот? Ты не хочешь на мне жениться?
     Как неприятно произносить эти слова! Но приходится, потому что иначе - зачем он опять заводит этот разговор?
     - Я хочу! - отвечает Кир, не поднимая на меня глаз, - но я не уверен в том, что тебе это нужно. И, боюсь, твои родители тоже не будут в восторге от нашего брака. Ты же будущая королева. И ты не все обо мне знаешь.
     Ох, ты, ёптыть. Спасибо Дусе за вовремя возникшее в голове слово.
     Сажусь на кровати, смотрю ему в глаза и твердо проговариваю:
     - Кир, я люблю тебя. Если ты не хочешь быть со мной - дело твое. Неволить не буду. Если хочешь, то знай - кто бы ни был против нашего брака, что бы ему ни препятствовало - мне все равно. Это я так решила. А будущая королева я или нет - не имеет абсолютно никакого значения.
     Он смотрит на меня, во взгляде - сомнения и… боль?
     - Мы слишком мало друг друга знаем… - практически шепчет Кир, но я чувствую, что он сдается, аргументы исчерпаны. И я хочу попросить его меня поцеловать, но, к счастью, такая простая мысль приходит в голову и ему самому. И тут…
     - Ваше высочество, Вас его Величество просит спуститься вниз. В малый обеденный зал. Срочно.
     Ну что там папеньке моему опять нужно?! В такой момент.
     Кир испуганно дергается.
     - Я пойду!
     - Поздно, - говорю, - все равно доложат. Пошли сдаваться.
     Он улыбается и снова меня целует. Так бы и оставалась здесь, но… Папа у меня король, и, как король, неповиновения он не терпит. А сегодня после общения с мамой так особенно.
     - Я скоро буду! - кричу я и добавляю, но уже горничной, - Лира, платье. Зеленое. Быстро.

     Очень интересно, очень. Две пьяные дамы собираются рассуждать о моей дочери и смотрят при этом на меня так, будто я им страшно мешаю. Мало того, что Дуся решила напиться в присутствии невесть кого, так теперь она еще и дела, касающиеся моего ребенка, с этим невесть кем собралась обсуждать. Без меня.
     - Ну-с, - говорю, присаживаясь на стол и жестом подзывая слугу, - рассказывай, Дульсинея, что там за новости об Иоханне.
     - Валь, вообще-то мы тебя не звали, - немедленно отзывается Дульсинея, - ты ушел страдать, ну и занимался бы этим в свое удовольствие.
     - Дусь, вообще-то я здесь хозяин. И страдать мне, как ты выразилась, или нет, тоже я решать буду.
     Аннет медленно поднимается из-за стола и тихо произносит.
     - Я, пожалуй, пойду.
     - Сидеть! - рявкаю я, и она послушно опускается на место, - я слушаю тебя, Дульсинея.
     - Ну Валь, тебя это пока не касается…
     - Это мне решать - что меня касается, а что нет!
     - Валь, не буянь, - морщась, заявляет княгиня Эрраде.
     Да это что такое? Женщины окончательно, что ли, обнаглели!
     Я собирался сказать слуге, чтобы налил мне вина, но, вместо этого, приказываю:
     - Иоханну сюда позови.
     И тот испаряется. Ну хоть кто-то здесь понимает, когда нужно подчиняться беспрекословно.
     - Итак, - говорю, - Дульсинея,  пока не пришла Иоханна, может, ты подготовишь меня к новостям? Я так понимаю, они касаются того парня, которого я видел рядом с ней. Не скажу, чтобы его физиономия внушила мне доверие.
     - Валь, ну что ты разбушевался? - недовольно произносит Дуся, а Аннет так и сидит молча, опустив взгляд. Тоже мне тихоня! Курица бешеная! 
     - Прости, Дуся, - холодно произношу я, - но это твой сын может заниматься любовью, с кем ему угодно. И женить Вы его можете, на ком хотите. Моя Иоханна - девушка, если ты еще не забыла. Для нее прописаны иные нормы поведения. А поскольку она еще и единственная наследница, то все, что она делает сейчас, отразится в будущем не только на ней или на мне, а на всем королевстве!
     - Ну, ты загнул, - бормочет Дуся.
     Я собираюсь возразить, но в эту минуту передо мною появляется слуга, посланный за принцессой, и возвещает, что Ее высочество сейчас спустится.
     - Отлично, - говорю, - вина налей. Итак, Дуся, кто он?
     - Он сын Кардагола Шактигула Кайвуса.
     - Это что… Стоп! Повелителя времени?!
     - Ну да, это мужчина… А, впрочем, ты же его не видел.
     - Ты хочешь сказать, он здесь?! - потрясенно произношу я, а Дуся округляет глаза.
     - А что такого? Он, конечно, тип своеобразный, но вполне вменяемый.
     - Он - вменяемый?! Ты живешь в Эрраде, ты его историю вообще не изучала?!
     - Ну, как тебе сказать…
     - Этот тип подмял под себя всех соседей, он, именно он спровоцировал магические войны!
     - Он немного изменился за эти годы, - несколько неуверенно произносит Дуся и тут же добавляет, - давай лучше выпьем.
     - И моя дочь, - ору я, приподнимаясь, - связалась с его сыном?!
     И слышу холодный голос за спиной:
     - Да, папа, я связалась с его сыном.   


Рецензии
ой, мама... ну и дела...

Анастасия Игнашева   02.10.2010 20:39     Заявить о нарушении
))) такие вот дела)) Но все закончится хорошо. Я обещаю)
К.

Алк-Консильери   03.10.2010 11:19   Заявить о нарушении
На это произведение написаны 3 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.