Весеннее обострение. Глава 22

Глава 22

     Бегу к Аннет. Да, бегу, хотя и несолидно это. Хотел сказать, что в моем возрасте, но понимаю, что не прав. В моем статусе несолидно галопом носиться по коридорам. Только вот жжет пятки ощущение того, что еще немного, и я смогу оправдаться. А мне очень этого хочется. И объяснить, что я невиновен, ну и жену в данный факт носом натыкать, конечно же, тоже.
     Отлавливаю слугу. Бедняга просто шел по своим делам. Не дошел. Стоит, испуганный такой. Ну да неважно!
     - Где Ее величество? - спрашиваю я.
     - В… Вашем кабинете… Ваше величество, - дрожащим голосом отвечает он.
     Здорово! Значит, они не успели еще разбежаться, кто куда. Отлично. Иду в кабинет.
     Аннет, Терин, Дуся, Иоханна, и даже эти… подземные… будущие родственники тоже все еще там.
     - У меня есть новости! - заявляю с порога, - нам нужно пройти в тронный зал.
     - Почему в тронный? - удивляется Дуся.
     Понятия не имею, почему, наверное, подсознание сработало - раз ожидается нечто важное, значит, в тронный.
     - Надо! - отвечаю я, - только быстро. Аннет, тебе это особенно необходимо. Э… Аннет?!
     Меня, в общем-то, не так уж долго не было. Я… Я смотрю на супругу и вижу перед собою ровесницу. Ровесницу меня, каким я стал сейчас. Она молода, свежа, красива. Конечно, платье ей велико, но…
     - Аннет? - шепчу я, и понимаю, что я забыл, зачем звал всех куда-то. Куда, кстати?
     - Валь, так что мы будем делать в тронном зале? - интересуется Дульсинея. Ах, да!
     - Вы увидите!
     Я поворачиваюсь к двери, но, не удержавшись, оглядываюсь на жену. Как она хороша… Стоп. Не буду об этом думать.
     Приходим в тронный, и что я там вижу? Много что, за исключением главного. Тайи я там не вижу и стражников тоже.
     Прибегает Каро.
     - Ваше величество, я задержался…
     Мы переглядываемся с ним, и, видимо, одновременно понимаем, какие мы идиоты.
     - Стражники… - шепчет он, и я киваю.
     - Ваше величество! Я сейчас! Я ее найду!
     - Что случилось? - интересуется Дуся.
     - Дульсинея! - кричу я, - помоги ему, пожалуйста, я потом все объясню.
     Мужчин отправлять на помощь не рискую. Мало ли что.
     Минут десять проходят в волнении. То есть я хожу туда-сюда и нервничаю. Наконец, в зале возникают Дуся, сгибающаяся от смеха пополам и гордый Каро. Ну и с ними обезьянка, естественно. Сильно потрепанная и перепуганная обезьянка в порванном платье.
     - Что случилось? - спрашиваю я.
     - Мы к стражникам Юсара отправили, - заявляет Каро, - они там немного… подрались. Поделить ее не могли.
     Тайя обводит присутствующих взглядом и начинает тихонечко выть.
     - Цыц! - говорю я. Тайя вздрагивает, и вытье сменяется ритмичными всхлипами.
     И тут же рядом с нами появляются Саффа и Лин. У Лина вид явно недовольный, но кто бы интересовался его мнением.
     - Итак, - говорю, все в сборе. Приступим. Каро, начинай!
     - Как скажете, Ваше величество! Итак, Тайя, как давно Вы используете в преступной деятельности сиатрис пятилепестковый?
     Тайя перестает всхлипывать и снова переходит на вой.
     - Вальдор, - вмешивается Аннет, - я не вполне понимаю, что здесь происходит?
     - Молчи и слушай! - приказываю я.
     - Да, но, это моя фрейлина. Ее в чем-то обвиняют?
     Собираюсь вновь велеть ей замолчать, но вспоминаю о том, что у нас тут беседа была недавно насчет моего вмешательства в дела двора королевы и несколько смягчаю тон.
     - Аннет, по нашему с Каро мнению твоя фрейлина совершила очень серьезный проступок, и сейчас мы пытаемся выяснить обстоятельства его совершения. Прошу тебя, не вмешивайся.
     Я поворачиваюсь к мартышке.
     - Вас спросили. Отвечайте!
     - Я не знаю, о чем Вы говорите, - ноет она.
     Вот же зараза!
     - Саффа, прошу Вас, объясните присутствующим, о чем идет речь.
     Волшебница не заставляет себя упрашивать и быстро разъясняет особенности применения некоторых афродизиаков, после чего Лин что-то шепчет ей на ухо и тут же получает локтем в бок.   
     - Вальдор, не мучай девушку, - вдруг заявляет Терин, - не думаю, что подобная красавица могла быть в чем-то виновата.
     Он делает шаг по направлению к фрейлине. На физиономии князя появляется совершенно идиотская улыбка. Перевожу изумленный взгляд на Дусю.
     Та несколько раз взмахивает ресницами, теребит тапок, и в ту же секунду на Тайю обрушивается водопад ледяной воды.
     - Аааааа! - отчаянно визжит мокрая обезьянка.
     - Терин, сладкий мой, - задумчиво произносит Дуся, - ты все еще считаешь ее красивой? Или, может, мне повторить?
     Ну наконец-то я вижу на физиономии Эрраде растерянность!
     - Пожалуй, не стоит, - медленно произносит он и косится на меня.
     А что на меня коситься? Я хотел доказать, что здесь что-то неладное, и я практически доказал! Осталось только свидетелей опросить, чем мой начальник сыска сейчас и займется.
     - Продолжай, Каро.
     И Каро не подводит.
     - Мерлин Эрраде, подозреваемая Тайя заявила, что Вы ее домогались. Поясните, пожалуйста, что Вы при этом чувствовали?

     Этот сморчок кривоногий, самоубийца несостоявшийся, с важным видом тут расхаживает, на Саффу гордо посматривает и неодобрительно хмурится из-за того, что я с ней рядом стою. А уж когда я ей на ушко прошептал, какая замечательная идея мне в голову пришла в связи с применением некоторых афродизиаков, Каро вообще готов был лопнуть от злости. Ну, еще бы! Ведь волшебница меня не испепелила на месте за такую наглость, а всего лишь нежно локтем в бок ткнула. А он что надеялся, что мы рассорились насмерть из-за этого дурацкого инцидента?
     - Мерлин Эрраде, подозреваемая Тайя заявила, что Вы ее домогались, - важно так произнес Каро и на Саффу исподтишка взглянул. - Поясните, пожалуйста, что Вы при этом чувствовали?
     Что я чувствовал? Неважно, что я чувствовал тогда, но сейчас я себя полным идиотом ощущал. Что сказать-то? Я сделал придурковатое лицо, краем глаза заметил, как Вальдор заухмылялся поглядывая то на меня, то на мать мою. Да, знаю, я на нее очень похож становлюсь, когда такие морды строю. Я даже попробовал ресничками, как она, похлопать, убедился, что Каро вот-вот обиженно засопит и начал отвечать:
     - Сначала ничего не чувствовал. Зашел в первые попавшиеся покои, смотрю, девушка сидит, ну, думаю, сойдет и эта для начала.
     Каро с надеждой на Саффу посмотрел. Рассчитывал, что она мне сейчас по морде съездит? Не дождется!
     - А вот когда я ближе подошел,- продолжил я. - Тут меня и накрыло. Она мне показалась самой прекрасной девушкой в мире. Кажется, я даже готов был ей предложение сделать… не знаю, не уверен. Но вот в спальню мне точно ее очень хотелось телепортировать.
     - Для чего? - вкрадчиво так спрашивает Каро.
     На мой взгляд, вопрос неуместный был, хотел я ему сказать пару ласковых, но тут Саффа, птичка моя, вмешалась.
     - Каро, тебе действительно хочется знать для чего девиц в спальню телепортируют? Так придержи свое любопытство до окончания рабочего дня и тогда, может быть, Лин тебя проконсультирует.
     - С большим удовольствием, - подтвердил я.
     Каро покраснел. Даже уши красными стали.
     - Кончайте балаган! - процедил Вальдор. - Каро, продолжайте опрос.
     Каро бросил на Саффу обиженный взгляд и продолжал:
     - Мерлин Эрраде, Вы пытались принудить к чему-либо эту девушку?
     - Мне нет нужды девушек принуждать, они со мной сами соглашаются.
     - Лин, отвечай по существу! - тихо прорычал король и я понял, что дурака валять пора завязывать.
     - Я ее не принуждал. Мы сидели на диване, беседовали. Думаю, если бы Саффа не появилась и не дала мне в лоб, мы по обоюдному согласию переместились бы в спальню и… хм… Ваше величество, Вы уверены, что хотите услышать, что было бы дальше?
     - Твои фантазии на тему, что было бы, меня не интересуют! - отрезал король.
     Психует наше омолодившееся величество. Наверно сокрушается, что в его случае поблизости не оказалось никого, кто мог бы ему в лоб дать.
     - Ты маг, почему не почувствовал что от нее пахнет этим… Саффа?
     - Сиатрисом пятилепестковым, - подсказала волшебница.
     - Я в травах не силен, - признался я и не удержался, поддразнил Каро, - но Саффа обещала дать мне пару уроков. Особенно по части афродизиаков. Чтобы я в другой раз не попадался.
     Каро пошел пятнами. Кажется, до него окончательно дошло, что Саффа не собирается хранить на меня обиду из-за такой глупости.
     - Хорошо, спасибо, Каро, дальше я сам,- сказал Вальдор, злорадно так улыбаясь, и обратился к отцу, - Терин Эрраде, что Вы чувствовали, когда… хм… обратили внимание на эту девушку?
     - Странные вопросы ты, Валь, задаешь, - вмешалась мать, - как будто сам не знаешь, что он чувствовал!
     - Дуська! - прошипел Вальдор и тут же поправился, - Княгиня, я хотел бы услышать ответ Вашего мужа. Итак, князь?
     - Дураком последним я себя чувствовал, - неожиданно заявил отец. - Умом понимаю, что не нужна она мне, что лучше супруги моей никого и быть не может, но при этом будто сам не соображал что делаю. Хотелось девушку эту… хм… для начала куда-нибудь увести, остаться с ней наедине и...
     На этом месте мать не выдержала и весело захрюкала, не обращая внимания на укоризненный взгляд Вальдора.
     - Ой, хи-хи-хи, ой, Теринчик, старый ты ловелас! Я с тебя не могу! Ха-ха-ха, ты на девушку-то глянь, она от ужаса сейчас не то что в обморок грохнется, а помрет на фиг!
     Фрейлина действительно приобрела нездоровую бледность,  лицо ее выражало такой ужас, что на нее даже смотреть страшно было.
     - Я не виновата! - пролепетала она и попыталась упасть в обморок.
     Саффа в одно мгновение оказалась рядом с ней, подхватила и сунула под нос какой-то пузырек. Тайя шумно вздохнула и попятилась от волшебницы, заверещав:
     - Она мне какой-то яд понюхать дала! О, боги, за что? Я не виновата! Не виновата я, что он за каждой юбкой гоняется! Теперь я умру! Ааааа….
     Заунывный вой был прерван звонкой оплеухой.
     - Считай, что это было противоядие, - посоветовала Саффа, потирая ушибленную ладонь.

     Получив по физиономии от волшебницы, девица начала говорить. В ходе краткого, но выразительного рассказа, выяснилось: мазь ей дала ее мать с наказом применить в нужный момент. Маменька этой юной нахалки, мол, таким образом замуж вышла, и отбоя от кавалеров у нее просто не было. Маменька не стала бы возражать и против того, чтобы ее дочка стала возлюбленной какого-нибудь высокопоставленного мужчины. А куда уж выше короля! Я, однако, унюхав снадобье, повел себя странно - бросился не на обезьянку, а на стоящую с ней рядом Селину, которая такому повышенному вниманию рада не была.
     - Кстати, Валь, а почему? - спрашивает Дуся.
     - А я откуда знаю?
     - Вероятно, Ваше величество, Тайя просто не соответствовала Вашему идеалу красоты, - тихо произносит Саффа.
     - Красоты? - переспрашиваю я, - да эта Тайя ваша вылитая обезьянка! Мелкая, тощая, глазки выпученные… А в Селине хоть есть, за что подержаться.
     - Не скажи! - вмешивается Терин, после чего Дуся начинает злобно шипеть:
     - Мне кого из Вас водой облить?
     - А я здесь при чем? - удивляюсь я, и княгиня уточняет:
     - Я имела ввиду Терина и обезьянку твою. Может, на ней снадобье еще осталось? А?
     - Не нужно никого здесь поливать! Саффа, я правильно тебя понимаю, что под воздействием этого зелья мужчины себя перестают контролировать?
     - Ну, не то, чтобы полностью…
     Волшебница видит мой предостерегающий взгляд и продолжает:
     - Перестают, Ваше величество.
     Я поворачиваюсь к Аннет и молча смотрю на нее. А она - на меня. Я первым не выдерживаю.
     - Дорогая, теперь ты понимаешь, что была не права по отношению ко мне?
     Аннет опускает взгляд и секунд через пятнадцать отвечает:
     - Да, Вальдор, я была не права. Прости меня!
     - Но, Валь! - восклицает Дуся, но ее собственный супруг нетерпеливым жестом велит ей замолчать. Интересно, а что она сказать-то хотела?
     - Прости меня, дорогой! - восклицает королева, - я не знала!
     - Да как ты вообще осмелилась? - ворчу я, и тут же понимаю, что, в общем-то, и не зол. И вообще, такое я чувствую облегчение, что хочется простить буквально всех, в том числе и обезьянку, и даже мамашу ее. Кстати, с последними пусть Каро разбирается.
     - Ладно, - говорю, - с тобой, Аннет, мы еще побеседуем. А ты, Каро, распорядись, чтобы обвиняемую увели. Я потом решу, что с ней делать. И да, пусть ей принесут что-нибудь переодеться. Она же мокрая!

     Я удовлетворен. Но, видимо, витает в воздухе что-то такое, остатки этого пятилепесткового, потому что мое удовлетворение кажется несколько неполным. Иными словами, я время от времени кошусь на очаровательно помолодевшую Аннет, и мысли мне в голову приходят вовсе не об управлении государством.
     Разные мысли в голове бродят. С одной стороны, часть меня надрывается в вопле, что нельзя ей спускать то, что она со мной сделала, а другая… другая говорит о том, что я столько лет с ней прожил, и так и не удосужился изучить жену, как следует. Курица… Это курица обставила меня. Жестоко. Пожалуй, стоит называть ее как-то иначе. Какой-то другой птицей. Хм, ястребом… Как-то пафосно. Индюшкой? Неуважительно.
     От этой мысли у меня на физиономии появляется улыбка. Видимо, недобрая, потому что Аннет косится на меня несколько испуганно. Да это мне пугаться надо, а не ей! Как бы ей так помягче намекнуть на то, что я мог бы подумать о ее прощении, если бы она подумала о моем удовольствии?
     - Вальдор, - вдруг мягко произносит Аннет, - мне кажется, наши гости хотят отдохнуть. Ты не устал?
     Я? Ну не так, чтобы очень, хотя…
     - День был напряженным, пожалуй, - говорю я, а сам на жену кошусь. Настолько ли напряженным он был, чтобы, действительно, пойти спать?
     Ладно, гости торжественно удаляются. Для тех, кто еще не определился, где им отдыхать, я вызываю Гарлана. Он лучше в этом разбирается. А сам иду… Иду… К себе в покои. А Аннет - к себе. Я уже практически подхожу к своим, и слуга уже открывает дверь, а охранник берет на караул, но… Но я резко разворачиваюсь и топаю к Аннет. 
     Вхожу без предупреждения. В конце концов, я - хозяин дома. Нетерпеливым жестом отсылаю прочь служанок, помогающих госпоже раздеться и распустить волосы.
     - Вы сегодня не понадобитесь, - говорю я, делая шаг к Аннет.
     Она выглядит забавно с наполовину разобранной прической и в этом ставшем ей большим платье. Смотрит на меня… без испуга. Скорее, с любопытством.
     - Разрешишь помочь? - спрашиваю я, протягиваю руку к ее волосам.
     Кивает. Какая она сейчас молчаливая. Загадочная. Желанная. А она гораздо интереснее этой, как ее там, Селины. У Аннет такие ямочки на щечках… О, боги! Да кто придумывает эти дурацкие прически?! В этих гребнях и заколках не разберешься! Но я упрямый, я смогу. Моя молчаливая супруга тихо попискивает, но терпит, пока я вытаскиваю из ее волос шпильки. Одну за другой, килограмм шпилек. Потянуло же меня на романтику! Нет, чтобы сразу, а с прической потом пусть горничные разбираются.
     Так, аккуратненько. Ага, кажется, все. Во всяком случае, в волосах Аннет эти ужасные штуки больше не прощупываются. Правда, после моей деятельности у жены не шелковый водопад на голове, а скорее, стог сена, в котором кто-то уже повалялся, но это неважно. Можно, конечно, попытаться это причесать. Взгляд мой падает на щетку, лежащую на столике неподалеку, но у Аннет сразу делается такое несчастное и испуганное лицо, что я отказываюсь от своей идеи. Ну что, будем считать, что за Сурика я ей отомстил. Цель была несколько иная, но сойдет и так.
     Ага, еще платье осталось.
     Снимаю с пояса нож, и Аннет пятится. Она что, думает, я ее убить собираюсь? Ну, допустим, сегодня эта идея приходила мне в голову, но я ее прогнал. Толковые, проверенные временем жены на дороге не валяются.
     - Иди сюда, - произношу я ласковым голосом, - а то хуже будет.
     - Вальдор, не надо! - шепчет супруга.
     Ох, дура все-таки.
     - Иди, - говорю.
     Она, опустив голову, покорно приближается. И вид у нее, как у телки, которую ведут на убой. Вот, захотелось королю романтики, весь народ перепугал. Досадно. Но отступать некуда - вокруг Зулкибар. Поворачиваю Аннет к себе спиной и начинаю методично обрезать на ее платье все ленточки, пуговички и еще какую-то ерунду, названия которой я даже не знаю, но которая, как мне кажется, позволяет платью этому держаться на фигуре жены. Аннет переносит все достаточно терпеливо, лишь иногда вздыхает и произносит:
     - Вальдор.
     На пятый этот «Вальдор» я, наконец, интересуюсь:
     - Что?
     - Вальдор, это платье мне велико. Оно на мне почти не держится. А ты сейчас срезаешь с него украшения. Можно, я сама его сниму?
     Да? Царственно киваю головой. Аннет делает какое-то легкое движение и ее наряд, действительно, оказывается на полу. Элегантно так падает на горку ленточек и пуговичек. Ну что же, нож можно убрать. И пояс отстегнуть. И…
     А дальше я не буду рассказывать. В общем, мы помирились.   


Рецензии
Ур-р-ра! Все счастливы.

Галина Польняк   03.06.2010 17:38     Заявить о нарушении
На это произведение написаны 2 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.