Бей ушастых! Часть 1. Глава 8

                Глава 8

     - Я не знаю, что делать! Он не обращает на меня внимание. И еще эта Флипа. Кир, ну почему ты не сказал о том, что у тебя была любовница?
     - Я не помню.
     - Что значит, я не помню?
     Пес вздыхает и кладет голову на передние лапы.
     - Как ни странно, я вообще почти ничего не помню. Я про свою гибель тебе рассказывал с чужих слов. У меня необъяснимый провал в памяти.
     - У твоего авиатора, - тут же ехидно поясняет Лин, - старческий маразм начался. Тут помню, тут не помню.
     Кир поднимает морду и тихонечко рычит.
     - Мерлин! - в отчаянии восклицаю я, - ну хоть ты бы что-нибудь сделал! Он меня игнорирует.
     Лин пожимает плечами.
     - Ну, давай мы его выкрадем и утащим к себе.
     - Лин!
     Княжич делает круглые глаза.
     - А что? Заменим этого Кира на того, не бракованного. Может, ты потом еще детей захочешь? Не каждый же раз сюда таскаться?
     Шерсть на загривке пса становится дыбом.
     - Ну, покусай меня, покусай! - радостно предлагает Лин.
     - Много чести, - ворчит Кирдык, успокаиваясь.
     - Я серьезно! - плаксиво произношу я. Мне что, и в самом деле нужно заплакать, чтобы эти два… ненормальных… оценили серьезность проблемы?
     Эрраде-младший разводит руки в стороны.
     - Я могу только попробовать снова привести его сюда. А там все уже от тебя будет зависеть, блондочка. Ты уж постарайся как-нибудь его совратить. Или ты хочешь, чтобы я его еще и подержал? Так это уже изнасилование получится. Впрочем, тебе не привыкать.
     - Лин!!!
     - В прошлый раз инициатива исходила от меня, - с нажимом в голосе произносит Кир.
     - Ну да, ну да! А то мы все не слышали! Ладно, Ханна, принимай соблазнительную позу. Я пошел.

                ***
     Вернулись мы не в лучшем настроении. Особенно Кир. Он вообще после увиденного, как побитая собака был, даже хвост поджал и уши опустил. Но Ханна этого не заметила. Слишком переживала, что местный Кирдык на нее внимания не обращает. Еще и наподдала Киру-псу за то, что он ее не предупредил заранее о наличии любовницы. Я попробовал разрядить обстановку хоть как-то. Получилось не очень удачно. Веселиться никто не желал. Пришлось вызваться на подвиг – то есть привести блонде моей полковника этого неприступного. Я посоветовал ей принять соблазнительную позу и пошел.
     Иду, а в голове ни одной мысли. Под каким предлогом я Кирдыка нашего к блонде затащу? Вот как пошлет он меня куда подальше с этим моим предложением в очередной раз принцессу навестить. Наверняка ведь понял уже, что Ханне от него надо и почему-то решил ни за что не поддаваться соблазну. Как бы так хиромудро его разубедить? Еще и Ханна, скажем прямо, не мастерица в этом деле. Проще говоря – совершенно не умеет с мужчинами обращаться. Посоветовать ей что-то я не могу. То есть я бы с удовольствием, если бы знал, что советовать. У меня с женщинами все как-то само собой получается, а к каким ухищрениям они при этом прибегают, я никогда особо не задумывался. Да, просто внимания на это не обращал!
     Кстати, вот Саффа, меня избегала, пока меня чуть не убили в Нижнем мире. Тогда-то она с перепугу и сдалась, то есть перестала сдерживать свои чувства. Может быть, мне Ханну немножечко убить? Вот будет при смерти лежать, глядишь Кирдык сразу и растает… Нет, глупости какие! Так не пойдет. Да и не согласится она.
     Охрана у шатра полковника меня пропустила без вопросов. Значит, не занят наш великий полководец… ну то есть почти не занят. Лежит такой, будто падишах шактистанский, с обнаженным торсом, а Флипа эта страшнокудрая ему массажик делает… неправильно, кстати, делает, но я ей об этом не скажу.
     - Добрый день, господин полковник, - поздоровался я.
     - Здравствуй, Лин, - хмуро отозвался Кир и невежливо отпихнул от себя зазнобушку свою кучерявую.
     Флипа состроила недовольную мордаху, но, повинуясь повелительному жесту, покинула шатер.
     - Не надо было девушку выгонять, - с самой искренней физиономией заметил я, - я на минутку, там госпожа моя очень видеть Вас хочет, но я бы передал ей, что Вы тут с дамой заняты.
     - Случилось что-то у госпожи твоей? – поинтересовался полковник. Мне показалось или,  правда, забеспокоился?
     - Слухи по лагерю ходят один другого страшнее. Боится госпожа моя. Вы бы разъяснили, как на самом деле было.
     - Слухи говоришь? – мрачно буркнул Кирдык, надевая рубашку. – Совсем шлюхи наши обнаглели, чуть что где услышат, и пошли сплетни гулять одна другой краше! В десяти лигах отсюда стоял полк Касида, нашего шактистанского соратника. Они пытались удержать побережье. Их почти всех положили, спаслись только маги и малая часть немагических бойцов. Телепортировались сюда. Говорят, у Совета новый маг появился, он один их всех и положил какими-то неведомыми заклинаниями. Скорее всего, с перепугу что-то напутали они. Какие такие заклинания могут быть неведомы соратникам Повелителя времени?
     - Вы бы, господин полковник, все это моей госпоже рассказали, - натурально взмолился я, - а то она уже два раза в обморок падала от страха, а я же не горничная какая-нибудь, не представляю, что с обморочными девицами делать.

                ***
     Я не умею соблазнять! Меня этому не учили! Вот государством  управлять - пожалуйста. Послов принимать, указы писать, переписку папину вести, в конце концов - тоже без проблем. А вот соблазнять… Как-то не входит это в базовый курс подготовки королевы. Ни к чему мне это было как-то. А инстинктивно, извините, не получается! Ну что делать-то? Фрейлин вспомнить из старого состава? Как они перед Лином хвостом вертели?
     Так, ладно. Щечки нужно пощипать, чтоб румянец появился. Губки покусать, чтоб покраснели. Ну да, и расчесаться бы не мешало. Только вот чем? Чем-чем… Пальцами. Ай! Ну, будем считать, прическа удалась. Сейчас я лиф платья попробую пониже стянуть.
     - Не хочу на это смотреть, - грустно произносит Кир-2 и, понуро повесив голову, уходит. 
     Лин еще раньше убежал полковника в мое жилище заманивать. Буду надеяться на успех. В конце концов, он у нас парень предприимчивый - что-нибудь да придумает.
     Так, как бы мне здесь устроиться поинтереснее? Вот, если вот так вот встать. Нет, неудобно. Что я из себя опору шатра изображаю?
     А если лечь? Ага, и труп из себя изобразить. И вообще это неприлично - лежать в присутствии малознакомых мужчин. Во всяком случае - сразу. Должно же время какое-то пройти, скажем - полчаса. Ох, что же делать-то? Ладненько, я присяду на свой топчанчик и вот так изогнусь. На картинке как-то видела. Ой! Как же она там так сидела? Бедная моя поясница!!! Ну что же это такое?!
     В результате моих усилий принять соблазнительную позу полковник застает в шатре не очаровательно улыбающуюся девицу, а нечто озадаченное, со страдальческой гримасой на лице.
     - Лин сказал, что Вы очень напуганы? - ухмыляясь, произносит Кир-1.
     - Я?! Э… Чем это?
     Перевожу взгляд на Лина, выглядывающего из-за плеча полковника и по выражению лица первого понимаю, что брякнула сейчас что-то не то. Так, что меня могло напугать? Предстоящий процесс? Ну вот не думаю, что княжич успел об этом обмолвиться перед нашим гостеприимным хозяином. Хм, что еще? Ага.
     - Ой, простите меня, я так взволнована. Конечно, я очень испугана. Ведь сейчас война. И, говорят, неподалеку идут бои. Мне страшно!
     Полковник пренебрежительно фыркает.
     - Кто говорит?
     - Что?
     - Кто Вам говорит и о каких боях?
     - Люди…
     - Какие люди?
     Не, это не мужчина - это столб придорожный! Я ему тут ресницами хлопаю, намекаю изо всех сил, что меня пора начать утешать, а он мне допрос устраивает! И никакого сочувствия!
     - Всякие! - раздраженно отзываюсь я.
     Встаю с лежанки, мысленно в очередной раз обругивая свое платье - это «торжество чарующей женственности» и приближаюсь к полковнику.
     - Вам совсем меня не жаль? - щебечу я, заглядывая ему в глаза. Ах, какие глазки! Вот который раз смотрю и радуюсь. Ну красивые глаза у Кира. Нравятся мне они. Еще бы их обладателю характер посговорчивей, цены бы ему не было.
     - Жаль, - неискренне отзывается Кир-1, - но Вам не стоит беспокоиться. Бои, действительно, были, но мой полк в них не участвовал. Вы, возможно, слышали шум. Мы приняли у себя остатки разбитого соединения.
     - Да Вы что?! Какое благородство!
     Я слегка подаюсь вперед.
     - Какое благородство? - удивляется Кир, - это закономерно. Я удовлетворил Ваше любопытство? Вы больше в обморок со страха падать не собираетесь?
     С трудом справляюсь с выражением собственного лица. Я? В обморок? Да еще и со страха? Кошусь на Лина - тот делает вид, что он здесь совершенно не причем.
     - Я слабая женщина, - вздыхаю я, - не могу это гарантировать.
     На физиономии Кира отражается скепсис. Это что, по поводу моей слабости? Ну да, учитывая то, что Лин наплел ему, как мы с ним пешком двадцать лиг по пересеченной местности, кишащей бандитами и неопознанными магами бродили, моя хрупкость и неприспособленность к жизни начинает вызывать сомнение.
     Так, что там еще фрейлины делают? Обморок, к сожалению, отпадает. Эту тему мы уже обсудили. Заглядывание в глаза и томные вздохи не сработали. Может, выгнать Лина и приступить к изнасилованию? А если полковник начнет отбиваться? Может, его по голове чем-нибудь ударить, связать и… Ужас! Но время-то уходит!

                ***
     - Журес ты в своем уме? Что ты делаешь?
     Это появившийся в дверях Дафур воскликнул, схватил меня в охапку и задержал, хотя я усердно пыталась топать вперед в поисках стражников, коим следует отдаться.
     - Не убудет с нее, мож поумнеет и присмиреет.
     - Странные у тебя способы усмирения благородных дам! – возмутился король, не без удовольствия прижимая меня к себе. Я вяло пыталась вырваться, чтобы продолжить свой путь.
     – Журес, отмени приказ! – распорядился Дафур. - От нее же толку не будет после такого! Князь Эрраде палец об палец не ударит ради порченой жены! А о том, что с ней такое случилось, он наверняка узнает! Маг все-таки!
     Надо же какой продвинутый этот Дафур. Интересно, его просветил кто-то или самому лично довелось столкнуться с дамочкой - счастливой обладательницей волшебного «пояса верности»? Есть такая штука, от измены не остановит, но поставивший ее маг сразу узнает о свершившемся факте.
     - Дульсинея, сядь в кресло, - хмуро распорядился Журес.
     Я послушно потопала к креслу и села. Кто бы мог подумать, что я буду Дафуру благодарна? А ведь и, правда, благодарна. Хоть и ошибся он. Мы с Терином и без всяких «поясов» друг другу доверяем. Хотя было у меня один раз желание эту штучку на супруга своего повесить, когда он мне чуть не изменил с королевой Миларкой Мурицийской. Но в итоге не стала я к таким мерам прибегать. Ведь Миларка эта на меня чем-то похожа, такая же тощая и крикливая, а я в то время была глубоко беременная и злая, вот Терин и не устоял…почти. Потом бедняжка долго виноватый весь из себя ходил и не мог на меня надышаться. Но это дело давнее.
     Одним словом, «сигнализация» на мне не стояла. Да и вообще, Терин меня любую забрать захочет, а то, что потом сам убьет, чтоб не мучилась, это уже другой разговор.
     - Терин не узнает. На ней нет «пояса верности». И она не расскажет, если я прикажу ей забыть о происшедшем.
     Ну, ёптыть, умный кролик, Журес этот! Наверняка, только что догадался проверить наличие на мне всякого рода охранных заклинаний. В любом случае, Журес дурак! Мог бы внимательнее изучить инструкцию по использованию ошейника. С его помощью только физические действия можно приказать выполнять, мысли изменить он не способен. Так что вот, к примеру, я как думала что Журес дурак, так и буду думать, даже если он мне сто раз прикажет считать его умным. Ну и соответственно не забуду я ничего от его приказа. Не работает ошейник в этом направлении.
     - Забудет, говоришь? – задумчиво так произнес Дафур и посмотрел на меня с новым интересом.
     Ой, я точно Кардагола прибью за его затею! И за то, что эта «красота» неописуемая оказалась во вкусе Дафура, я тоже Кардагольчика прибью. И Дафура заодно, если он сделает то, о чем думает, а о чем он думает по его физиономии понятно без всякой телепатии.
     Журес засветился весь, осененный очередной гениальной идеей.
     - Так даже лучше, Ваше величество! Отдавшись королю враждебного государства, она испытает такое унижение…
     - Да ты извращенец какой-то! – возмущенно перебила я. - Ты что другого способа девушку унизить не знаешь? Ну, заставил бы меня, что ли ботинки тебе почистить или там на коленях перед тобой поползать, а то чуть что так сразу – разденься, отдайся. Примитивно как-то! Неспортивно это – чужих жен к сексу принуждать. Скажи, Дафур?
     Дафур, как завороженный, смотрел на меня, точнее на мою соблазнительно колышущуюся грудь. И все-таки я убью Кардагола за его художество, из-за которого со мной вот такое безобразие происходит – того и гляди изнасилует вражеский король… или слюной подавится и умрет. Хм, хорошо бы, если б подавился. Да только так только в сказках бывает. А не в сказках все гораздо хуже.
     - Ты уверен, что она потом все забудет? – уточнил Дафур.
     Скотина трусливая! Боится, что Терину нажалуюсь? А вот я нажалуюсь. Непременно!
     - Ты, Дафур, зря мажику этому веришь, не знает он особенностей «ошейника покорности». Не получится у него заставить меня забыть. Не веришь? Ну, тогда попробуй, тронь меня. Только когда Терин тебя кастрировать без наркоза будет, не ной и не говори, что я не предупреждала.
     Не думаю, что Дафур поверил, будто Терин и правда к таким мерам прибегнет, но его уверенность пошатнулась. Да и Журес, осознавая, что я могу быть права, возражать не стал.
     - Оставили бы вы мою дамскую честь в покое, - душевно посоветовала я. – Ну, в самом деле, мальчики, разве других способов нет, мне что-то нехорошее сделать?  Что вы как подростки озабоченные себя ведете?
     - Скажи спасибо тому магу, который тебя превращал! – огрызнулся оскорбленный Журес. – Будто сама не знаешь, что он на тебя приманку повесил! Да еще такую, что рядом с тобой ни о чем кроме секса думать невозможно!
     - Так сними ее! – в ужасе заорала я, наконец, поняв, что поведение мужчин, которых я успела повстречать после превращения (за исключением кентавра) это не только результат моей грудасто-жопастой внешности, но и еще кое-что. Ну, Кардагол! Ну, скотина! Даже не предупредил меня, что повесил эту гадость… кстати что именно? Я ничего такого на себе не чувствую. Если бы что было, я бы уже давно заметила, я ж хоть и без магического предмета сейчас, но магом быть не перестала. Правда, сделать вот ничего не могу.
     - А я знаю как? – взвизгнул Журес. – Знал бы, давно снял! Думаешь, мне приятно…
     Маг смущенно замолк, потом тихо выругался и отошел в сторонку. Дафур с сожалением окинул взглядом мои выпуклости и решил спасти положение:
     - Ты, Журес, молодец, что ошейник на княгиню надел. Хорошая идея – так мы ее без труда допросим, не прибегая к пыткам. Вели ей одеться и приступим.
     Я испуганно вытаращила глаза. Ну, то есть надеюсь, что испуганно. На самом деле бояться мне было нечего, потому что ничего сверхсекретного я рассказать не могла. Не мое это – всякие войны, стратегии и прочее, так что я никогда не вникала в завоевательские планы, которые строили Терин, Вальдор и Кардагол – гаденыш этот! Все-таки если и не убью, то стукну я его при случае точно как следует… или вот в такую же красотку с приманкой превращу и отправлю по дворцу гулять в неглиже. Пусть повеселится, затейник фигов!

                ***
     - Полковник, - мурлычу я, проводя пальчиками по его груди, то есть по куртке, которая прилично так укреплена металлическими бляхами, так что я сильно сомневаюсь, что Кир ощущает мои поглаживания. Но видит-то он их точно! На его физиономии появляется интерес. Правда, как кажется, не эротического характера, а скорее - исследовательский. Мол, забавно.
     - Вы что-то еще хотели? - интересуется он.
     - Вы такой интересный мужчина! - бормочу я.
     Ага, интересный. Тебя нужно отдать магам на опыты, чтобы они выяснили, отчего ты, зараза, такой непрошибаемый! Или это я что-то не то делаю?
     - Спасибо, - отзывается Кир.
     - Неужели, - продолжаю, - я не кажусь Вам привлекательной?
     Широко улыбается:
     - Вы красивая дама, Иоханна, думаю, Вы и сами об этом знаете. Я только не могу понять, что Вам от меня нужно?
     Он что, всерьез это спросил? Стою, ресницами хлопаю - только теперь уж точно не соблазнительно, а туповато.
     - Сообщите мне, когда определитесь, - заявляет Кир, ухмыляясь, и разворачивается к выходу.
     - Подождите! - уже в отчаянии кричу я, - Кирдык, - мне нужен от Вас ребенок!
     И тут этот гад замирает на секунду и вдруг начинает смеяться. Искренне так, светло, громко, от души… ржет. Ржет, скотина! Я что, бродячий фигляр?!
     - Лин… - захлебываясь смехом, стонет он, - ну и хозяйка у тебя… Это же…
     - Кир, послушай, - говорю я, а у самой слезы на глазах. У Кира тоже слезы. От смеха. Он вытирает их ладонью.
     - Полагаю, она серьезно, - вмешивается Лин.
     - Вот именно! Вот именно, это-то и смешно!
     Я от слез почти ничего уже не вижу. Возможно, поэтому не сразу замечаю, что, судя по характерным жестам, Мерлин-младший начинает плести заклинание. Это меня моментально приводит в себя.
     - Лин! Нет! - кричу, но понимаю, что поздно. Заклинание завершено и запущено.
     Кир перестает смеяться, бледнеет.
     - Что ты… - начинает говорить он.
     - Он видит! - вскрикиваю я в отчаянии.
     Глаза Лина расширяются.
     - Ко мне! - рычит Кир и вытягивает меч из ножен.
     Мерлин глядит на меня умоляюще, поднимает руку и расплывается в воздухе. В шатер врываются четверо воинов.
     Кир подходит ко мне, пристально смотрит в глаза.
     - Приворот?! Ты надоумила?!
     - Н-нет…. - лепечу я, - он..
     Да я сама в ужасе, неужели не видно?
     - Он - маг!
     - Да… Но…
     Кир поднимает руку, будто хочет меня ударить, но, скрипнув зубами, сдерживает свой порыв.
     - Я с тобой… - продолжает полковник, - после разберусь. Охранять ее!
     И в спешном порядке меня покидает. Смотрю на его прямую, прямо-таки излучающую оскорбленность спину, вздыхаю. Ох, Лин, глупый княжич, что же ты наделал!

                ***
     Вползла я в камеру, добрела на дрожащих ногах до скамейки, плюхнулась на нее и задумчиво уставилась на кентавра. Он стоял в паре метров от меня, у стены, и смотрел … как бы это сказать? Осторожно так – с опаской, явно пытаясь понять, что со мной произошло и каких истерик от меня можно ожидать? Представляю, что он себе тут навыдумывал насчет моего времяпровождения с Журесом, да еще в «ошейнике покорности»! Вот теперь стоит, и вздохнуть лишний раз боится.
     Какое-то время мы молча разглядывали друг друга, Иксион не выдержал первым.
     - Дульсинея? – осторожно позвал он.
     - Ага, Дульсинея - это я, - отозвалась я, состроив исключительно глупую мину.
     Бедный кентавр вздрогнул. Наверно, заподозрил, что я с перепугу с ума сошла. Ну, я бы с удовольствием его еще попугала, но мы все-таки не на приеме каком-нибудь, а в тюрьме.
     - Расслабься, Иксиончик, со мной все в порядке, пострадало только мое самолюбие, но это лечится.
     Я сделала паузу, давая кентавру осмыслить и переварить радостную весть, а потом задала вопрос, который давно уже следовало задать:
     - Почему ты до сих пор не связался с Терином этим своим кентаврийским народным способом?
     - Не могу.
     - Это как это? Врал что ли?
     - Для этого мне травка особенная нужна.
     - Что ж ты, конь ретивый, не запасся травой? – возмутилась я.
     - Стража отобрала, - буркнул Иксион.
     Ну, растудыть твою в тудыть! А я так рассчитывала на то, что кентавр свяжется с Терином и нас в срочном порядке прибегут спасать!
     Я окинула Иксиона задумчивым взглядом и приняла гениальное решение:
     - Валить отсюда надо.
     Он выразительно зафыркал, ну коняга натуральная! Только вот мне смысл этих его многозначительных фырканий не понятен. Он красиво прогарцевал в моем направлении, остановился, сложив руки на груди и глядя на меня сверху вниз, осведомился:
     - Как ты себе это представляешь, глупая женщина?
     - Внезапно и стремительно, - отвечала я, встала на скамейку и тоже посмотрела на него…сверху вниз. – Нам главное добраться до заблокированной части подвала. Нас защита пропустит, а вот посторонних нет.
     - И что мы будем делать в заблокированной части подвала? – терпеливо поинтересовался Иксион. Кажется, он опять начал подозревать, что я умом тронулась.
     - Уйдем через потайной ход.
     - И как мы, по-твоему, выйдем из камеры?
     - Очень просто, - заявила я и, больше не тратя времени на разговоры, в один прыжок перелетела со скамейки на спину кентавра.
     Он взвизгнул как испуганная лошадь и встал на дыбы. Но я к тому времени уже успела обнять его за талию и прижалась как к родному, так что сбросить меня не получилось. А потом, не дав ему опомниться, заверещала со всей дури:
     - Спасите! Помогите! Насилуют! Ааааааа….
     Не знаю, что больше всего шокировало Иксиона - мой визг, который был заключительным аккордом к внятной речи, или сама речь о том, что он меня насилует. Как бы то ни было, брыкаться и гарцевать, как коняга, которому колючка под хвост попала, он перестал.
     Дверь в камеру распахнулась, явив испуганную физиономию Олафа.
     - Вперед! – велела я, как следует пришпорив Иксиона пятками в бока.
     Он издал леденящий душу рык и рванул к двери, Олаф побледнел и попытался ее захлопнуть, да только не успел.
     - Налево! – подсказала я, когда мы выскочили из камеры.
     И началось. Крики (это охрана). Визг (это я). Заковыристая брань (это Иксион). Беготня и суета (это все мы дружно вместе).
     Кто сказал, что на кентаврах кататься здорово? Ни фига не здорово! Во-первых, я себе все внутренности растрясла и задницу отбила, потому что мчался он каким-то кособоким галопом, который мне ни у одной лошадки не встречался. Во-вторых, его человеческая часть мне весь обзор загораживала и я могла разглядеть, куда мы несемся, только высунувшись у него из подмышки, что не очень приятно, потому что не мылся Иксион с тех пор как в плен попал…а может быть, у кентавров вообще мыться считается дурным тоном?
     Наконец, мы влетели в коридор, где начиналась заблокированная часть подземелья, предназначенная для наших с Терином некромантских безобразий. Защита меня пропустила, на Иксиона она не среагировала, видимо приняв его за моего гостя на коне…или вовсе за моего коня. Мы помчались дальше, а вот те, кто за нами гнался, дальше не помчались. Защита не была настроена на уничтожение, но тем, кто в нее врезался с разбегу, сейчас было очень плохо.
     Кстати,  Журеса и Дафура среди преследовавших нас персон не было. Странно как-то даже. Может быть, они еще не в курсе, что пленники сбежали? Это хорошо потому, что каким бы криворуким магом Журес ни был, но остановить нас у него могло бы получиться.


Рецензии
На это произведение написаны 4 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.