Бей ушастых! Часть 1. Глава 10-11

                Глава 10

     Сижу одна. Боюсь. Причем отчаянно. Киров обоих не видно. Заглядывала Флипа, поехидничала насчет некоторых, слишком задающихся и корчащих из себя неизвестно кого. Я была настолько расстроена, что даже не огрызалась. Что делать?
     Высунула нос из шатра и чуть не получила по нему от стражника. По носу, конечно. Велел сидеть и не дергаться.     Ждать, пока полковник не решит мою судьбу.
А полковник этот мою судьбу уже часов пять решает, судя по ощущениям.
     Снова пытаюсь вылезть наружу. Стражник тот же. Молодой, лицо такое открытое. Ну что он так обижает бедную девушку-то?
     Делаю жалобное выражение лица. Да мне и стараться-то особо не надо.
     - Простите, - произношу тоненьким голосочком, - а Вы собачку мою не видели? Серенького такого песика?
     Боец фыркает.
     - Волкодава твоего я сегодня не видел. И вообще, кому сказано - не высовывайся!
     - Простите, дяденька, - хныкаю я, - только мне кушать очень хочется.
     - Сидеть, я сказал! - рявкает он, и я послушно скрываюсь в шатре. Налаживание контакта не удалось.
     Еще час сижу, продолжаю переживать. Где Киры, в самом деле? Ну ладно, полковник в ярости, благо, есть, отчего, но пес-то куда делся?
     - Эй, иди сюда! - слышу я и послушно подлетаю к пологу, заменяющему в шатре дверь. Это стражник мой.
     - На! - говорит, протягивая мне кусок хлеба с салом, - держи быстрее, пока никто не видит.
     А меня лишний раз уговаривать и не надо! Вот же все же здоровая у королей Зулкибара порода. Возлюбленный скрылся, друг пропал, судьба неизвестна, а есть все равно хочется.
     Но только я впиваюсь зубами в хлеб, как в шатре появляется одна из моих пропаж - Кир-1. Он раздражен и зол чрезвычайно.
     Понимаю, что сейчас может произойти нечто ужасное, но знаю также, что поужинать я должна до того, как меня начнут пытать и убивать. Процесс этот может быть длительным, еду могу в ближайшее время и не получить.
     Потому я продолжаю сидеть на койке, и быстро лопать. Сало не очень хорошо просолено, вязнет на зубах. Кир медленно приближается.
     - Я не велел тебя кормить, - угрожающим тоном произносит он.
     А что я могу ему ответить? У меня рот занят. Пожимаю плечами.
     - Боишься? - рычит полковник. Ну, как ему сказать? Боюсь, только не так сильно, как ему бы этого хотелось. Ну да, он-то не в курсе, что мы с ним практически женаты, и за все время знакомства я слова резкого от него не слышала. Поугрожал ножом как-то, так это он не всерьез. 
     - Хватит жрать! - наконец, нервно выкрикивает он. Да я уже почти. Вот сейчас дожую и сразу прекращу. Меня маменька учила, что приличные принцессы пищу всегда очень тщательно пережевывают. Ну вот, все. Облизываюсь. Полковник краснеет и расслабляет шнуровку на вороте рубашки. Интересно, каким приворотом в него Лин запустил?
     - Вы что-то хотели? - интересуюсь я, направляя на полковника масленый такой удовлетворенный взгляд. Конечно, а каким еще он должен быть? Я же только что покушала.
     Кир-1 нервно дергает левым плечом.
     - Твой слуга - маг! - безапелляционным тоном заявляет он.
     - Да, - говорю, - маг. Члены его семьи давно нам служат.
     Нет, это, все-таки, не мой Кир. Вот похож, но не мой. Пахнет он как-то иначе, и нервный какой-то. А мне точно нужен от него ребенок? А может, действительно…
     - Встань! - командует он, и я медленно поднимаюсь.
     Кир становится настолько близко от меня, что я практически его касаюсь. И дышит он как-то тяжело, и вообще он очень похож сейчас на человека, которого если что и интересует, то точно не разговоры. Хм, а может, это, все-таки, мой Кир?
     - Чего ты хотела добиться, приворожив меня? - шепчет полковник, а у самого уже и глаза полуприкрыты ресницами, и пальцы его шею мою поглаживают.
     - Тебя и хотела добиться, - честно отвечаю я, и Кир резко отстраняется.
     - Мне трудно сопротивляться «любовному дурману», - зачем-то сообщает он.
     О! Лин решил не мелочиться! «Любовный дурман»! Как это трудно сопротивляться? Да этому заклинанию сопротивляться невозможно! Это все равно, что сопротивляться желанию сходить в туалет – рано или поздно прорвется.
     Полковник снова переходит на шепот.
     - Я в любом случае узнаю правду. Не следует изображать из себя героиню. Что ты должна была со мной сделать? Вынудить меня предать отца? Отвести войско, да?
     - Я не изображаю из себя героиню. Я говорила уже, что мне нужен от тебя ребенок.
     - Зачем?
     Хм, не смеется, уже хорошо. Хотя под воздействием дурмана он того и гляди плакать начнет. Это как же Киру сейчас себя ломать приходится, чтобы не поддаться основному желанию - взять меня. А если его слегка подтолкнуть? О, боги! Как же это дурацкое платье снимается?!
     - Я спросил тебя, зачем тебе от меня ребенок?
     - Ты красивый! - брякаю я первое, что приходит в голову. Что он меня отвлекает? Я пытаюсь нащупать, где тут у меня застежки расположены.
     - Ты расскажешь мне правду? - интересуется Кир, и голос его не то, чтобы дрожит, но такой… неуверенный какой-то. Я и в самом деле задумываюсь о том, что, может, рассказать? Хуже-то не будет. Некуда потому что. Но тут сам Кирдык лишает меня возможности говорить, потому что самообладание ему, наконец-то, изменяет, и он практически кидает меня на кровать.
     Ну все, - думаю, - свершилось. Хорошо, что пса рядом нет.
     И тут полковник этот рычит:
     - Нельзя!
     И стремительно удаляется. А я остаюсь в глубокой растерянности. Ага, нельзя, фу, противный. Да что же это за твердокаменное создание!    

                ***
     Князя аккуратно переносят. А я могу со спокойной душой заняться расследованием. Велю позвать Каро. Когда тот появляется, приказываю выяснить, кто, где и при каких обстоятельствах видел княгиню в последнее время. Только быстро. Через полчаса имею некие обрывки информации. Своеобразной такой информации, из которой следует, что опасения Терина могут быть не беспочвенны.
     Прогулочным шагом следую к собственному кабинету. Надеюсь, два наших великих стратега все еще там. И точно. Но уже не план действий обсуждают, а попивают винцо. Конечно, мне одного пьяного мага во дворце не хватало. Ладно, еще гостевые покои, но если два этих деятеля мне кабинет разнесут, я не знаю, что с ними сделаю. А вот даже интересно - что? Отметаю эту мысль, как несущественную.
     - Кардагол, - говорю, - а ты Дусю давно видел?
Маг поднимает на меня совершенно невинный взгляд.
     - Вчера, - отвечает, - а что-то случилось?
     - Да вот найти ее не можем. Она тебе не говорила, может, собирается куда-то?
     - А мне-то она почему должна была это сказать? - вполне закономерно удивляется Кардагол.
     Мерлин начинает с интересом прислушиваться, но пока молчит, за что ему отдельное спасибо.
     Улыбаюсь.
     - Вы так активно общались в последнее время, - ласково проговариваю я, а сам продолжаю размышлять о том, чем бы, ну чисто теоретически, можно было бы убить этого без пяти минут родственника. Интересно, вот вздумайся мне меч применить, Мерлин будет вмешиваться или нет?
     - Вы на что намекаете, Ваше величество? - интересуется Кардагол, отзеркаливая мне мою же улыбку.
     - Болтают всякое.
     - И что же?
     - Да будто слишком уж близки вы с княгиней в последнее время.
     - А Ваше ли это дело? - спрашивает Кардагол, и в этот момент меня шансы его прикончить как-то перестают волновать. Потому что мне он никогда не нравился, а вот состояние психики Терина меня очень интересует. А с Дусей я потом как-нибудь разберусь.
     - Я вынужден просить Вас покинуть пределы дворца, - рычу я.
     - Да что я сделал?! - восклицает Кардагол, вскакивая.
     - Где Дуська?! - ору я, - ты, крот подземный, куда ты ее дел?
     - Я - крот подземный?
     - Ты!!!
     - Что случилось-то? - вклинивается в разговор Мерлин.
     - Не знаю! - кричит Кардагол.
     - Он с Дуськой что-то сделал! - тоже на повышенных тонах сообщаю я, и тут же понимаю, что приобрел сторонника, на которого по дурости своей и не рассчитывал.
     - Что там с моей внучкой? - ласково так вопрошает Мерлин.
     - Я здесь не причем! - отвечает Кардагол.
     Вижу, что его очертания начинают как-то плыть, понимаю, что этот гад сейчас телепортируется, и что допустить это нельзя, успеваю дотянуться до стоящего перед магами кувшина с вином и запустить им в Кардагола. Это описывать долго. Произошло-то все в секунды.
     - Сволочь! - орет Мерлин, поднимая башмак.
     - Я ничего не сделал! Она взрослая женщина! Она маг! - верещит Повелитель времени, одной рукой вытирая вино с лица, другой - начиная плетение. Кувшин он, все-таки, отбить успел. А жаль. Я бы предпочел, чтобы он кровь сейчас вытирал.
     - Мне тоже очень интересно, уважаемый, что Вы такого не сделали, и где эта взрослая женщина сейчас находится, - слышу я, и ушам своим не верю. Осторожно поворачиваюсь к двери. Ага, не послышалось. Князь Эрраде собственной персоной. Все такой же драный и чумазый, но трезвый, и выглядит он сейчас не жалко, а довольно-таки угрожающе. Интересно даже, вдвоем с Мерлином у них получится Кардагола завалить?
     - Ну, все, - проговаривает последний, опуская руки, - сдаюсь. Сейчас я вам все объясню.
     Он горестно вздыхает, а я шепчу Терину:
     - Ты как так быстро протрезвел?
     - Саффа. - чуть слышно отвечает он.
     Ага, Саффа. Ну что же, узнаю школу Гудрида. Отрезвляющие заклинания, помнится, у него хорошо получались.

                ***
     Знаете ли вы что такое всю ночь скакать на кентавре? О нет, вы не знаете, какие это космические ощущения! И дело даже не в этом его корявом галопе и невероятной скорости. Оказалось, что этот гад не только быстро бегает, он еще и будто горный козел скакать умеет. Даже не знаю, сколько раз за время нашего путешествия я попрощалась с жизнью. Этот конь ретивый ни на мгновение не задерживался перед тем, как перескочить очередную пропасть, или например, перепрыгнуть с одной горной вершины на другую! Был момент, когда я пригрозила:
     - Остановись, а то отдамся!
     Он в ответ только заржал, как сивый мерин и ускорил бег, будто специально выбирая, где покруче и, соответственно, пострашнее.
     Когда он, наконец, решил сделать привал, меня уже до того мутило, что я готова была пощады просить и умолять этого козлика горного остановиться! К счастью, он сам пришел к мысли, что надо отдохнуть.
     Едва он отвязал меня, я съехала с его спины и, тихонько ругаясь, подползла к ближайшему камушку, чтобы облокотить на него свою многострадальную спину. Полжизни за подушку под отбитую задницу!
     - И сколько нам еще так скакать?
     Я хотела это бодренько спросить, но голос мне отказал, и получилось очень жалобно. Иксион мое состояние, конечно же, заметил и злорадно заухмылялся.
     - Икси, не будь бякой, - проворковала я, соблазнительно изгибаясь и демонстрируя со всех сторон оголенные ноги.
     Как я и ожидала, кентавр брезгливо фыркнул и продемонстрировал в ответ свой конский зад. А вот этого – то есть демонстрации зада, я не ожидала и обиделась.
     - Хам ты, Иксиончик, и больше никто! За что ты меня так не любишь?
     - Да люблю я тебя, люблю, - без капли искренности в голосе, успокоил Иксион. – Только не маши передо мной телесами. Терпеть не могу толстых теток.
     - Это я толстая? – возмутилась я. – Да во мне всего-то 50 килограмм… ну то есть сейчас наверно больше, но это не я. Это все Кардагол, задница озабоченная!
     - Если отправимся в путь утром, к полудню минуем горы, - сжалившись, прояснил обстановку Иксион.
     - А нам обязательно так мчаться? Мы уже оторвались от преследования. Собственно, нас вообще не преследовали. Мне кажется, что когда мы сбежали, Дафура в Эрраде не было. Наверно, Журес телепортировал его в Арвалию. Поэтому нас не особо старательно ловили.
     - А может быть, в отличие от тебя, эти люди знали, что догнать кентавра невозможно? – выдал свою версию Иксион и от всей души потянулся.
     Вот признаюсь честно, я им залюбовалась. Не как мужчиной (я все-таки пока еще в своем уме), а просто залюбовалась. Весь такой красивый, стройный, мускулистый. Как лошадиная, так и человеческая часть – просто загляденье!
     - Что уставилась? – насторожился кентавр.
     - Была бы художником, картину бы с тебя написала. Смотреть приятно, - объяснила я.
     Иксион довольно заулыбался. Ах, прелесть какая! Оказывается, он падок на лесть и… улыбка у него симпатичная, вон какие ямочки появились. Ну, просто душка этот Иксиончик… если не вспоминать о том, как он меня «по горам-по долам»  протащил с ветерком.
     Когда он предложил устраиваться на ночлег, настроение мое не улучшилось. Ночи в горах холодные. Одежды на мне минимум. И что прикажете делать? Умереть в рассвете лет от какого-нибудь воспаления легких? Или на худой конец отморозить себе все что можно и не можно? Тем более что Иксион, этот конь ретивый, подол мне оторвал. Он хоть что-то прикрывал, а так вот все ноги наголо и мне это не нравится. По закону подлости, костер развести в таких полевых условиях Иксион не мог, а я тем более. И что оставалось бедной женщине? Подползла я поближе к кентавру, который устроился на приличном от меня расстоянии, по-собачьи уложив под камушком свою конскую тушку.
     - Тебе чего? – нахмурив брови, спросил он.
     - Холодно. Греться буду, - объяснила я, сворачиваясь калачиком у его лошадиного бока. Он что-то недовольно зафыркал и, кажется, встать хотел, но я привела последний веский довод, - что скажет Терин, если ты его жену заморозишь? Вряд ли тогда он с вами соглашение заключит.
     Это сработало, кентавр, что-то тихо бурча под нос, остался на месте.
     Приблизительно полчаса я пыталась уснуть под его тяжкие вздохи и бурчание. Первым не выдержал он сам.
     - Ладно, Дульсинея, вставай, сейчас я вызову Терина.
     - Что? Ах ты… растудыть тебя в качель! Ты мне врал, да? Лапшу на уши вешал про травку какую-то особенную! Ах ты… ты… конская срака!
     - Я нашел травку недалеко отсюда, когда отходил… ну, сама знаешь зачем, – нехотя признался Иксион.
     Да понятно зачем! Он хоть и конь наполовину, но где попало дела свои облегчительные не делает, вот и бегал за ближайшие валуны. И, получается, травку эту свою нашел. И промолчал. Ну не гад ли?!
     - А чего тогда молчал? Да я тебя… да ты…
     Ох, как я пожалела, что у меня больше нет хлыста! Вот кого бы я с удовольствием огрела! Прямо по наглой конской жопе!
     - Да как ты мог? Почему сразу не вызвал Терина? Ты представляешь себе, что там сейчас творится? Он же всю Арвалию из-за меня по камушку разнесет и с Кардаголом разругается и…и я даже не представляю что еще сделает! А ты тут дурака из себя строишь! Как тебе не стыдно?
     - Я не хотел совершать вызов в таком непотребном виде, что тут не понятного? – рявкнул Иксион, которому, кажется, стало стыдно, за свой поступок. – Я две недели не мылся! У меня на голове осиное гнездо! Сама бы ты захотела в таком виде кому-то показываться?
     - Да плевать бы мне было, в каком я виде! Кто там на тебя смотреть будет, когда ты принесешь новость о моем чудесном спасении? Героем будешь, - в заключение мурлыкнула я, опасаясь, как бы кентавр не передумал. Кто его знает, вон как о своей внешности переживает, вдруг решит, что быстрое избавление от моего общества не стоит того, чтобы светиться в таком неряшливом виде. Хотя, честно признаться, вид у него был очень даже ничего. Вот, правда, запах не того… ну совсем не того! Представьте себе, как пахнет давно не мытый мужик. А как пахнет потная лошадь, представляете? Это и по отдельности запашки те еще, а когда это амбре «в одном флаконе», так вообще гаси свет бросай гранату!
     - Икси, а ты когда вот так с кем-нибудь связываешься, тебя только видно? – осторожно поинтересовалась я.
     - Меня еще и слышно, - уточнил он.
     - А запах твой чувствуется?
     - Нет, - задумчиво отвечал он, кажется, начиная понимать, куда я клоню.
     - Ну, так спешу тебя заверить, - промурлыкала я, – ты отлично выглядишь, только воняешь жутко.
     Иксион наклонился, понюхал у себя подмышкой, его передернуло, он горестно вздохнул и решил:
     - Я свяжусь с Терином прямо сейчас.
     - Спасибо, Икси, я знала, что ты добрый и умный маль… кхм… то есть кентавр.

                Глава 11
     - Я не стану тебе ничего говорить. Нельзя. Ты сам, в моем времени, запретил мне болтать.
     Это я приврал, ничего такого Кардагол в нашем времени мне не говорил, но почему бы не соврать, чтобы Кардагол из этого времени отстал со своими вопросами?
     - Это странно, что я связался с сыном Мусильды… или ты ей не сын?
     - Не знаю я никакой Мусильды, - не стал врать я. – Может быть, и родственница она мне, но мы не знакомы. Я о ней даже никогда не слышал.
     - А что там – в будущем? Кто победил в этой войне?
     - Ты жив в будущем, вот и радуйся. А как все было, я тебе не скажу.
     Я думал он разозлится или наоборот примется по-хорошему уговаривать меня на его вопросы ответить, но он не сделал ни того, ни другого. Только спросил:
     - Ты где сейчас находиться должен, заблудившийся?
     - На границе с Мурицией, - поведал я и вздохнул, вспомнив, каких дел накуролесил. И как там блонда моя? Что с ней? Учитывая, что я с Киром сделал, они уже успели над зачатием будущего наследника зулкибарского престола не один раз потрудиться.
     - Сам телепортируешься или помочь?
     Я удивленно вытаращился на Повелителя времени. Он что это серьезно? Он меня вот так просто отпускает?
     - Ну что вытаращился, зайчик? – ухмыльнулся Кардагол. – Раз я тебя сюда из будущего отправил, следовательно, знал что делаю. И не мне тебя задерживать. Отправляйся на все четыре стороны и, для чего бы я тебя сюда не закинул, пусть у тебя все получится.
     И все-таки Кардагол в прошлом и Кардагол в моем времени – это два разных человека. Здесь он более адекватен. Но вот «зайчиком» меня дразнить не надо!
     - Какой ты понимающий мужик… котик, - отозвался я и послал ему воздушный поцелуй, помахав ресничками с самой кретинской миной, на какую был способен.
     Кардагол на это как-то не очень радостно среагировал. Что? Не понравилось, что я его котиком назвал? Так он сам первый дразниться начал. Я не стал проверять, насколько адекватен мой дедушка недобитый в этом времени, быстренько попрощался и переместился.
     На этот раз я был осторожнее. Телепортировался в знакомую рощицу, ту самую, куда нас после перемещении во времени выкинуло. Это недалеко от лагеря Кира, но и не очень близко, так что мое появление должно было остаться незамеченным.
     Да только дело в том, что должно было, но не осталось! Я только и успел к деревьям отойти, чтобы на открытой местности не светиться и тут меня окликнули. Это потом уже я узнал, что окликнул меня один из солдат Кира, возвращавшийся с разведки и еще не имеющий понятия о том, что я натворил. Он меня просто узнал, вот и окликнул. А я как сайгак раненный подскочил и задал стрекоча.
     Сколько я так мчался, не знаю. Наверно не очень долго. Понял, что погони за мной нет, и решил затормозить в ближайших кустах – передохнуть.
     Ну и сиганул я в кусты. В ближайшие. А там обрыв. Невысокий. Но скатился я нехило так, несколько раз перекувыркнувшись. Как шею не сломал, не знаю. Выкатился  прямо к ногам мага. Того самого воина Совета – в черном балахоне с капюшоном. Он может быть и пофигист, но вряд ли не убьет меня, когда я вот он – сам ему под ноги свалился. Он даже разбираться не станет, кто я такой - долбанет чем-нибудь убойным и мандоса трындец мне приснится!

                ***
     Я ожидала более грандиозного зрелища, но все было просто – Иксион устроился там же, где до этого собирался спать, и принялся задумчиво жевать траву. Что за трава я не знаю. Точно не каннабис, который пифии употребляют. Что-то другое, противно пахнущее мятой. Если оно и на вкус такое же противное – мятное, то я могу Иксиончику только посочувствовать.
     - Ну и долго ты так будешь сидеть, жвачное животное из себя изображать? – полюбопытствовала я, когда прошло приличное количество времени. Думаю, около часа точно прошло.
     Кентавр в ответ что-то промычал и вырубился. Это как это? И что мне делать с бесчувственным тельцем этого полуконя? Может быть, по щекам его похлестать, чтобы в себя пришел? Ой, ну дура я! Он же говорил, что-то о том, что для связи является собеседнику в виде привидения. Ну, то есть он как-то иначе выразился, но смысл тот же. Вот было бы весело, если бы я сейчас Иксиона растрясла, тем самым сеанс связи прервав! Какая я молодец, что вовремя обо всем догадалась.
     Решив, что это может затянуться надолго, я не стала утруждать себя ожиданием, привычно устроилась под горячим лошадиным боком Иксиона и вскоре уснула.

                ***
     Терин бухается в кресло, вытянув ноги, и выжидающе смотрит на Кардагола.
     - Зятек, вина? – предлагает Мерлин.
     Князь страдальчески морщится.
     - А я вот отрезвляющее не знаю, - жалуется Кардагол, - это новое какое-то изобретение?
     - Слушаю, - напоминает Терин.
     - Что именно?
     - Где моя жена?
     - Она решила проветриться, - легкомысленно так отвечает Повелитель времени. Интересно, даст ему Терин по морде или нет? Вот давно бы пора, а он все держится. Даже странно.
     - Кардагол, - вмешиваюсь я, - хватит юлить. В последний раз ее видели с тобой в коридоре. Вы… Сам знаешь, что вы там делали.
     - Ничего такого мы не делали! – протестует маг, - это был отвлекающий маневр!
     - ГДЕ МОЯ ЖЕНА? – повторяет Эрраде, и даже у меня дрожь по коже от его интонации.
     - Думаю, в Арвалии.
     Терин молчит секунд десять, после чего тихо так интересуется:
     - Где?
     - Ну, я же сказал, что в Арвалии! Наверное. На связь она не выходила пока. Думаю, все в порядке.
     - И что она там делает? – практически воркует князь.
     - Надевает на Дафура «ошейник покорности».
     Тут глаза вытаращиваются у Мерлина, который и без того сидел с отвисшей челюстью, и у меня, у которого до сего момента с лицом, как мне казалось, было все в порядке.
     - Кардагол, я тебя убью, - сообщает Терин, ласково улыбаясь, и поднимается с кресла.
     - А я его подержу! – тут же подхватывает оправившийся от потрясения Мерлин.
     Кардагол пожимает плечами.
     - За что?
     Кажется, князь объяснять это не намерен.
     - Тебе меч дать? – предлагаю я.
     - Справлюсь.
     - Да ладно тебе, Терин, ничего с твоей Дуськой не случится. Она же неубиваемая! – отмахивается Кардагол.
     Мерлин нервно тискает башмак.
     - Терин! – продолжает Кардагол, - да не сможешь ты меня убить. Не дорос еще!
     Князь улыбается, и по этой улыбке понимаю, что вопрос, кто до чего дорос, обсуждаться не будет. С другой стороны, вот я же не маг, а Дукуса как-то прикончил. Хотя вот Повелителя времени Совет в свое время убивать не стал. Или не смог. А жаль.
     - Терин! Послушайте меня, князь!
     Стоп, вроде бы, мы пока молчали. Ничего себе!
     - Терин, друг мой, обернись, - прошу я, и вот уже и князь имеет возможность лицезреть чудо – полупрозрачную фигуру кентавра.
     Я в восторге. Живыми-то я их только на картинках видел – эти существа как-то не спешили порадовать короля Зулкибара своими визитами. Кстати, а почему?
     - Приветствую Вас, герцог Иксион, - скрывая изумление, произносит Терин. Иксион окидывает князя изучающим взглядом и удовлетворенно улыбается.
     - Жену не теряли? – интересуется он.
     Терин облегченно вздыхает.
     - Говорят, она погулять вышла.
     Кентавр хмыкает:
     - Далековато забралась.
     - Она с Вами?
     - Да. Спит сейчас. Вы нас к себе забрать не хотите? А то здесь, в горах, несколько неуютно.
     - Стоп, - вмешиваюсь я. - А почему Дуська тапком воспользоваться не может? Что случилось? Она здорова?
     Иксион начинает меня заинтересованно разглядывать. Терин переводит на Кардагола вопросительный взгляд.
     - Ну да! – раздраженно восклицает тот, - ее магический предмет у меня. Она должна была соблюдать полную конспирацию.
     - Назовите координаты, - просит князь.
     - Координаты… - несколько растерянно отзывается Иксион, - что Вы под этим подразумеваете?
     - Где забирать тебя, любезный? – встревает Мерлин.
     - Мы примерно в двух тайсах к северо-западу от Синей впадины.
     Ага, всем все сразу стало понятно. Хотя нет, Мерлин, вроде бы, что-то соображает.
     - Нет, - говорит, - я там не был. Давай так, дуйте к утесу Бабочки. Это Боборышка, по-вашему. А там я вас перехвачу. Идет?
     Кентавр задумывается и кивает.
     - Хорошо, мы с Дульсинеей будем там. До встречи.
     И в ту же самую секунду, пока тает изображение Иксиона, Терин разворачивается и бьет Кардагола по челюсти, а потом в солнечное сплетение. Пока Повелитель времени пытается вздохнуть и выпрямиться, Мерлин лениво проговаривает:
     - Теринчик, мальчик мой, ну тебе же лапки беречь надо.
     И добавляет Повелителю времени башмаком по затылку. Мне, что ли, присоединиться к общему веселью? Пожалуй, не стоит. Хотя он и маловато получил, на мой взгляд. 

                ***
     Отползаю я, значит, вспахивая ногами, опавшие листья и прочий лесной мусор, а встать и бежать с перепугу ума не хватает. Вот и полз, как козел контуженный, а сам с мага этого глаз не сводил. Он стоял, не двигался и на меня смотрел… наверно смотрел, потому что невозможно было понять, что там, в тени капюшона, срывающего его лицо, происходит.
     Потом маг зашевелился, лениво так послал в меня «ядовитые сети» и начал разворачиваться, чтобы уйти. Вот гад самоуверенный! Даже убедиться не собирается, что прикончил! Такое зло меня взяло, что весь страх куда-то пропал. Нейтрализовал я «сети» и запустил в засранца этого тем, что попроще, а, следовательно, и плетется быстрее - «воздушной волной». Маг быстро сориентировался, защиту поставил, и моя атака только подол его балахона пошевелила, и капюшон с головы сдула.
     Я так и застыл, с поднятой рукой, в которой уже светился почти полностью сформированный «пламенный мотылек». А что мне было делать? Вот так и лежал, как дурак, с незаконченным атакующим в руке. Любовался на этого зловещего мага – смертельное оружие Совета чародеев.
     Черные пряди волос из хвостика выбились, падают на бледное лицо, губы в тонкую линию сжаты, и глаза холодные, пустые, только магический огонь в них горит - будто две голубые льдины в глазницы вставили. И не понятно, куда она смотрит – то ли на меня, то ли мимо. Что же ты делаешь здесь? Птичка моя… ворона…
     Она руку подняла, палец на меня наставила, едва заметно улыбнулась и зашептала. На кончике пальца начала собираться, искрясь каплями, вода. Я помню это атакующее. После него останется лежать на траве мой голый скелет. Как на это защита ставится, я не знал. Да и зачем мне было спрашивать у невесты своей, как защититься от такого заклинания, если так делать умеет только она? 
     У меня было время, чтобы доплести «мотылька» и первым ее атаковать, но не мог я по ней ударить. Ведь это Саффа! Моя Саффа! Пусть из прошлого и даже не подозревает еще о моем существовании, но это же она!
     - Остановись!
     Не рассчитывал, конечно, что послушается. Но, кажется, я ее сумел удивить. Остановилась и руку опустила. Голубое пламя в глазах погасло. На губах улыбка появилась. Ну, Саффа! Я тут чуть с перепугу не усрался, а ей смешно!
     - Ты откуда такой смелый выискался? Или не знаешь, кто я?
     - Да хоть Озерная Ведьма, мне плевать! – зло буркнул я.
     Ну, вот просто машинально, не задумываясь, так огрызнулся. Обычное же дело – привычные слова в запале сказать.
     Она улыбаться перестала и удивленно так брови приподняла. Ну да, в этом времени подобная присказка еще не вошла в моду и она мои слова в прямом смысле поняла. Я встал. Наверно, слишком резко встал, потому что она поспешно отступила от меня, споткнулась, не удержала равновесие и плюхнулась на траву. Я подскочил к ней, хотел помочь подняться, потом передумал, сам рядом присел, привычно, не задумываясь, поправил выбившиеся из хвостика волосы, провел пальцами по бледной щеке и спросил:
     - Не ушиблась?
     - Ты кто?
     - Ээээ… я просто мимо проходил. Можно сказать никто.
     Мне бы бежать отсюда быстрее, пока она в себя не пришла. Понятно ведь, что это другая Саффа – из этого времени. Что кстати странно. Я же перед отправкой специально подсчитывал, и выходило у меня, что сейчас она уже 113 лет как осуждена и спит. Я ошибся в расчетах? Нет, не до такой степени я с цифрами не дружу! Но вот же она передо мной стоит… точнее сидит на траве. Сейчас, в моем времени ей на вид лет 25, а эта совсем молоденькая. Сколько ей было, когда ее судили? Пятнадцать?
     Она молча смотрела на меня. Взгляд пронзительный, в глазах всполохи голубые плещутся. А я на нее смотрел, и мне хотелось спросить у нее – почему ты там, в будущем, не рассказала мне, что тебя будили во время войны с Кардаголом? Почему соврала… точнее умолчала?
     Но она первая спросила:
     - Значит, говоришь, плевать тебе, даже если я Озерная Ведьма?
     - Плевать, - подтвердил я.
     - Смелый, значит, - она опять впилась в меня взглядом и удивленно констатировала, - защиту не поставил. Ты или очень смелый или полный дурак.
     - Дурак, - я выбрал второй вариант.
     И правильно! А кто еще я есть после того, как решил разговоры тут с ней разговаривать, вместо того чтобы ноги делать?
     Послышался конский топот. Может быть, это меня ищут, а может быть, просто мимо проезжают - выяснять как-то не хотелось. Не задумываясь, я схватил Саффу за руку и телепортировался. Это я, конечно, сумасшедший финт совершил - переместился в горы, где у деда дом стоит. В это время, само собой, никакого дома тут нет. И я даже не был уверен, что горы есть. Мало мне было перемещения в Эрраде, дураку такому! От этой телепортации вслепую мы могли запросто вляпаться в какой-нибудь камень или дерево. И все. И мандоса трындец. Но нам повезло. Мы оказались у подножия горы. Через сколько то веков на ней дед свой дом построит. Сейчас это просто гора была… с пещерой. Надеюсь, в ней никто не живет.
     - Кто ты?
     Кажется, это любимый вопрос этой милой девочки.
     - Лин, - представился я, хотя умом понимал, что не надо этого делать.
     Вот дурак же я! Кира ругал, когда тот вмешаться пытался, а сам что делаю? Знакомлюсь с девушкой, которая еще много веков не должна подозревать о моем существовании! Даже там, в моем времени, когда ее разбудили, я еще на свет не появился. Мне двадцать два, а она уже двадцать пять лет не спит… то есть будет не спать… не важно!
     - На тебе магия Повелителя времени, - спокойно проговорила волшебница, - но она какая-то другая. Что с тобой делал Кардагол? Это заклятие связано со временем.
     Как она увидела, не представляю. Ведь Кардагол засранец такой уверял, что никто не заметит!
     Интересно, что будет, если я ей правду расскажу? А ничего хорошего не будет. Не должна она знать, что я из будущего.
     - Ты из другого времени? Из будущего?
     Догадливая какая девушка моей мечты!
     Пока она еще что-нибудь не спросила, я решил отвлечь ее совершенно дурацким вопросом:
     - А ты та самая Озерная Ведьма?
     Она серьезно кивнула. Глаза опустила, и исподтишка наблюдала за моей реакцией. На губах улыбка едва заметная. Ну, прелесть просто! Юная кокетка, растудыть ее в тудыть! В моем времени она серьезнее… что собственно неудивительно, ведь там она старше. А здесь ну просто… даже не знаю, как ее назвать?
     - Почему ты не спишь?
     - Меня разбудили, чтобы сражаться с Кардаголом. 
     - Понятно. Они тебе обещали что-то за помощь?
     - Домой отправить, - со вздохом отвечала волшебница. - Не верю я им, но Кардагол в числе прочего использует и мои атакующие, которым я его научила. Я не могла отказать Совету в помощи.
     Непривычно мне это было. В моем времени из Саффы подробности о ее прошлом приходится вытягивать, задавая наводящие вопросы, да и то не всегда действует. А тут вон какая словоохотливая. С первым встречным, кстати! Ну, прямо-таки доверчивое дитя! А дома собственному жениху рассказать не могла… интересно, почему?
     Наверно выражение моей физиономии стало каким-то не таким, потому что Саффа посерьезнела и вернулась к интересующей ее теме:
     - С тобой колдовал Кардагол. Не сейчас, в другом времени. В будущем. Он победил в этой войне? И…и он меня убил?
     - Я не могу тебе ничего говорить. Я вообще не должен общаться с тобой!
     - Ты знаком со мной в своем времени?
     Спросила, а в глазах такая безумная надежда. Ну да, она улыбалась, но ведь страшно ей наверно. Она же не знает, что с ней сделает Совет, когда война закончится. Она вот даже не знает, кто победит в войне этой.
     - Ты совсем меня не боишься. Может быть, там, в будущем, с меня сняли обвинения?
     Хотел я ей сказать, что там, в будущем я любому, кто попробует вякнуть что-нибудь не то в ее адрес, глотку перегрызу. Но не стал. Нельзя ей ничего говорить. Я вообще не должен здесь находиться и разговаривать с ней!
     - Прости, - я постарался придать своему лицу непроницаемое выражение, - я не должен…
     - Я понимаю. Ты не имеешь права что-либо говорить, чтобы случайно не изменить будущее, - грустно сказала Саффа.
     О чем она подумала? Не знаю. Может быть, моя траурная физиономия навела ее на мысли, что в моем времени ее нет в живых?
     Ударил гром, и небо внезапно затянули тучи. Слишком внезапно. Это явно не природное явление.
     - Кардагол! – определила Саффа. - Быстрее, прячемся!
     Я вскочил, схватил ее за руку, одним рывком поднял на ноги и затащил в пещеру. Надеюсь, там не проживает какой-нибудь дракон или еще что похуже.

                ***
     - Идем на север.
     Я подпрыгнула от неожиданности, когда Иксион заговорил. За то время, пока он сеанс связи проводил, я как-то привыкла считать его большой молчаливой грелкой.
     - На север? А на хрена? – сонно пробурчала я, с трудом открывая глаза…и закрывая их обратно. Оказывается, уже рассвет наступил, и солнце светило достаточно ярко для того, чтобы мои сонные глаза испытали полный восторг. - Ты всю ночь что ли с Терином общался?
     - Не только с Терином. Я должен был предупредить своих о том, что происходит.
     - Понятно с приятелями, значит, болтал, - укоризненно протянула я. - Я тут волнуюсь, а он…
     - Ты спала без задних ног! – возмущенно парировал Иксион и встал.
     Без теплого лошадиного тела под боком мне стало как-то неуютно, и лежать расхотелось. 
     - Ну, так и зачем мы идем на север? – поинтересовалась я, вставая и потягиваясь. 
     - Там ближайшее место, с которого Мерлин сможет телепортировать нас в Зулкибар.
     - Почему дед? Что с Терином? – занервничала я.
     - Он не бывал здесь, у него нет ориентиров, - объяснил Иксион, явно недоумевая, почему я сама не додумалась до такого простого объяснения?
     Ну, вот такая я недогадливая. Понятно, что Терин не знает эти места, зачем бы ему по горам лазить? А дед живет здесь. Ну, то есть не совсем здесь. Кентарионский хребет большой - тянется вдоль границ Кирвалиона, Эрраде, Арвалии и Муриции, и обрывается пропастью, дна которой никто никогда не видел. Даже существует легенда, что она является входом в Нижний мир (кстати, надо будет у Кардагола поинтересоваться так ли это?). За пропастью начинаются Зулкибарские горы, которые проходят вдоль границы, разделяющей Зулкибар и эльфийские земли. Эти горы часть королевства Зулкибар, а вот Кентарионский хребет не принадлежит никому, то есть это нейтральная территория, а так же своего рода граница между четырьмя вышеназванными государствами и Кентарионом. Дом деда находится в той части хребта, которая является Кирвалионской границей. Кирвалион - это маленькое королевство, соседствующее с нашим княжеством и дед мой оттуда родом.
     Мы с Иксионом находились далековато от Кирвалионской части хребта, но нам повезло - Мерлину не сидится на месте, он излазил этот хребет вдоль и поперек, и у него есть ориентиры местности неподалеку от нашего с Иксионом местонахождения.
     - Ну что ж, на север, так на север. Жаль, что заодно с травкой этой своей ты вчера не нашел какой-нибудь ручеек. Я вся пыльная и грязная.
     - А я, по-твоему, нет? – огрызнулся Иксион. – Залезай давай и поехали! Доберемся до нужного места за два часа, если не будем копаться.
     - Кто копается? Я копаюсь? Да я уже давно готова, это ты тут гарцуешь на месте, как я не знаю кто! – сочла нужным возмутиться я и запрыгнула к нему на спину.
     Иксион профыркал что-то непереводимое, привязал меня вчерашними тряпками, и мы поскакали. Да, на такой скорости мы за два часа не то, что к месту свидания с дедом, до канадской границы домчимся! Как же у меня все болит! И первым делом, вернувшись в Зулкибар, я заставлю Терина сделать мне массаж, а потом… потом этот коник недобитый сиганул вниз, и я забыла, как думать!
     Просил он меня не орать, но тут я не выдержала, зажмурилась и так заверещала, что меня наверно на побережье Шактистана слышно было.
     Мне повезло - вскоре Иксион сменил бешеный галоп на более медленный шаг. К его счастью, я к тому времени устала орать, замолчала и даже рискнула глаза открыть. Теперь кентавр бежал с нормальной лошадиной скоростью, и я смогла немного изучить окрестности. Кажется, с гор мы спустились. Во всяком случае, теперь вокруг были не только камни и песок, но и кое-какая растительность попадалась.
     Иксион, не сбавляя шага, извернулся, больно дернул меня за волосы и проворчал:
     - Еще раз так заверещишь, я тебя сброшу.
     - Да ты, растудыть тебя в печенку, носишься как в жопу раненый! – возмутилась я. - Думаешь не страшно?
     - Не знал, что княгиня Эрраде такая трусиха.
     - Да, представь себе, княгиня боится ненормальных кентавров, которые корявым галопом таскают ее по горам! Тоже мне нашелся…
     Тут Иксион резко затормозил и, не будь я привязана, улетела бы куда-нибудь к чертовой матери!
     - Ты что, сивый мерин, взбесился? – рявкнула я, ткнув его пяткой в бок.
     Иксион с рычанием развернулся, схватил меня за горло и прошипел:
     - Еще раз сделаешь это, и я забуду, что ты жена правителя дружественного княжества!
     - А еще подруга короля потенциально дружественного королевства, - намекнула я. Быть задушенной мне совсем не хотелось. Кстати за что? Надо бы поинтересоваться.
     - Ты за что меня душить-то собрался, конь ты мой ретивый?
     - Не тыкай меня пятками в бока, не шлепай по заднице… одним словом не веди себя так, как будто едешь на лошади! – проинструктировал Иксион.
     - Ну, мог  бы сразу предупредить, что тебе это не нравится, - состроив наивную мину, проворчала я. - Так чего мы остановились-то?
     - Поляна.
     - Что поляна? – не поняла я.
     Ну да, мы стояли на краю полянки. Она была явно не природного происхождения – засаженная ровными рядами Каннабиса широколиственного и аккуратно так огороженная по периметру камнями. Интересно, кто тут себе плантацию устроил? Кентавры вряд ли бы стали сажать каннабис в горах, куда добираться долго и неудобно.
     - Я так понимаю, это незаконные посадки? – весело спросила я.
     - Именно! – мрачно отозвался Иксион, выходя на середину поляны и озираясь, будто хотел на глазок прикинуть, насколько большой ущерб эти браконьерские посадки наносят Кентариону – единственному производителю и поставщику Каннабиса.
     - Да ладно, Икси, брось. Подумаешь, кто-то травку посадил, - я попробовала разрядить обстановку. - Все равно в горах она плохо растет, так что прибыльного урожая не случится. Ну, вот сам же видишь, кустики какие чахлые. Их наверно еще и поливать каждый день приходится.
     - Для них это не проблема. Засранцы ушастые! – проворчал кентавр.
     - Кто? Ой, Икси, неужели ты хочешь сказать, что этот огородик посадили… зайцы? Ну и шуточки у тебя!
     - Это у тебя шуточки! – рассердился кентавр. – Это не смешно! Эту траву выращивают в специально отведенных, охраняемых местах, а эти… эти…
     Кажется, у Иксиона слова закончились, и он опять зафыркал, как норовистый конь, нервно гарцуя на месте.
     - Ой, даже в охраняемых? – поразилась я. - А что, среди кентавров наркомания процветает?
     - На нас эта трава не действует, - процедил Иксион.
     - Понятно. Значит, вы ее исключительно на экспорт выращиваете, а люди шастают и пытаются на халяву урожай собрать?
     - Если бы люди, - буркнул кентавр. – Ты сможешь запомнить это место и телепортироваться сюда?
     - Конечно. Да только мне этот Каннабис ни к чему, так что ты не думай, что я за урожаем вернусь, - утешила я.
     - Если тебе стукнет в голову в пифии податься, Терин тебя Каннабисом с ног до головы засыплет и без этого браконьерского огорода, - рассудительно заметил Иксион.
     - Тогда чего ты так переживаешь, что я запомню ориентиры? – озадачилась я.
     - Наоборот, я переживаю, что ты не запомнишь! Сейчас у нас мало времени, но надо будет вернуться сюда как можно быстрее и уничтожить посадки, - объяснил кентавр.
     - И с чего вдруг я бы тебе помогала бороться с растительными браконьерами? – завредничала я, надеясь, что меня сейчас начнут красивенько уговаривать. Да только фиг там!
     - А с того же с чего я тебя сейчас на себе таскаю! – рыкнул Иксион и развернулся, с целью покинуть этот тайный огородик какого-то предприимчивого травокура.


Рецензии
А травку посеяли эти зелёные ушастые из Нижнего Мира?

Анастасия Игнашева   04.12.2010 22:05     Заявить о нарушении
Ну конечно! Кентаврам эта травка не особо-то и нужна в неохраняемых местах
К.

Алк-Консильери   05.12.2010 12:19   Заявить о нарушении
Хм))))) Всё порываюсь сказать, что "каннабис широколиственный" - суть конопля)))))

Анастасия Игнашева   05.12.2010 14:38   Заявить о нарушении
ну это... мы типа в курсе))
К.

Алк-Консильери   05.12.2010 15:17   Заявить о нарушении
На это произведение написано 5 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.