Бей ушастых! Часть 1. Глава 19

                Глава 19

     Открываю глаза. Я дома. Сижу на коленях у отца.
     - Ханна, доченька, - шепчет он, - что случилось? Все хорошо?
     Беспокоится.
     - Все в порядке, папа. Отпусти меня.
     Встаю, смотрю на отца - а у него вся одежда чем-то темным заляпана. В чем это он так извозился? Вижу свои ладони. Ах, да… Это же кровь Кира. У меня вся одежда в ней. Еще не подсохла. Что-то меня немного шатает. Опускаюсь на стул. 
     - Все получилось? - спрашивает отец. О чем он? Гляжу на него в недоумении. Понимаю одно - никому и ничего я сейчас объяснять не собираюсь.
     - Давай, - говорю, - мы потом как-нибудь с тобой об этом поговорим. Я сейчас не хочу.
     У него такое лицо расстроенное. Кивает. А на Саффу, которая рядом стоит, я вообще стараюсь не смотреть. Ну что я могу ей сказать? Что Лин после произошедшего там, в прошлом, и вспоминать ее не хочет, и вообще мы с ним пожениться собрались. Потому что я и имени такого «Кир» слышать не хочу?
     - Ханна, все в порядке? - шепчет она. Я морщусь. Какое в порядке, когда у меня перед глазами все плывет, и я людей то слышу, то нет, и вообще плохо понимаю, что сейчас происходит?
     Мне вот кажется, или Лин с Саффой опять сцепились? Это хорошо или плохо? Глаза закрываются, но стараюсь не засыпать. Вижу эльфов. Какие эльфы, причем здесь эльфы?
     Наконец Саффа кладет мне руку на плечо, и я оказываюсь в собственной спальне. Надо бы помыться, конечно, но я не хочу. Только спать.
     - Оставь меня, - шепчу, и волшебница удаляется. Только я закрываю глаза, как возле моей кровати оказывается Юсар, да и отец в придачу.
     - Вы дадите мне поспать? - горестно вопрошаю я, но мое мнение здесь мало кого интересует. Точнее - никого.
     Юсар со вздохом делает пару жестов, и вроде как я практически чистая. Ну все, будем считать на этом его миссию законченной. А вот нет.
     - Ваше величество, - говорит он, - Вы бы вышли, мне нужно Ханну осмотреть.
     - Не надо на меня смотреть! - протестую я. Кто бы меня еще слушал.
     Отец понимающе кивает и выходит.
     - Ну что, - тут же заявляет Юсар, - Вас можно поздравить?
     - С чем?
     - Вы беременны.
     - Да, Лин говорил.
     - Его величество будет рад.
     - Не уверена… Не нужно меня раздевать!
     - Я должен убедиться, что у Вас нет повреждений.
     - У меня нет повреждений! Это не моя кровь.
     - Я понял.
     - Юсар! Не трогай меня!
     Маг вздыхает, смотрит на меня понимающе.
     - У Вас все колени разодраны. И правый локоть. Упали?
     - Да! Я спать хочу. Оставь меня в покое.
     - Сейчас, я немного Вас подлечу и уйду. Вы сами скажете отцу о Вашем состоянии?
     - А что с моим состоянием? Я устала и перенервничала. Больше - ничего.
     - Уверены?
     - Да!
     - Я не буду врать королю.
     Ох, как он меня достал…
     - Юсар, пожалуйста, не нужно никому врать. Скажи отцу, что я сама с ним поговорю, но позже. Ну, ты же просто целитель! Зачем тебе вмешиваться в наши отношения?!
     Юсар осторожно проводит надо мной руками.
     - Вот и все, - говорит маг, - Вы и в самом деле всего лишь перенервничали. Я так полагаю, разговаривать с отцом Вы сейчас не хотите?
     - Нет, только спать.
     - Отлично. Так я ему и скажу. И не падайте больше.
     Юсар выходит, и я вздыхаю, радуясь тому, что могу побыть одна. Полежать спокойно, подумать, а еще лучше - действительно, поспать. И чтобы без сновидений.

                ***
     Когда мы с Терином вернулись в малый обеденный, там уже никого не было, кроме дрыхнувших праведным сном Брианны и ее сынка.
     - Уложить бы их. Представляешь, как им будет «весело», когда они проснутся?
     - Как ты, Дуся, умудрилась уговорить Брианну, пьянствовать в компании ее сына?
     - Ну, так ведь это для дела, - оправдалась я и послала Терину нежный взор. – Теринчик, давай, ты Пардока до кровати перемести, а я займусь Брианной. Ну посмотри, разве можно вот так их оставлять? Мальчик на полу, Бри вообще мордой в салате. Они все-таки особы королевской крови. Что скажут слуги?
     Терин тихо вздохнул и исчез вместе с Пардоком. А я переместила Брианну в ее спальню, К счастью, там оказался Николай, так что я просто сдала вдовствующую королеву в его надежные руки и быстренько смылась. В мои планы входило найти Кира и устроить ему допрос. А кого еще мне допрашивать? Ханна обморочная вся, а Лина я обещала не доставать. Так что остается только наш полковник. Надеюсь, он уже превратился в человека, смыл с себя кровь и готов к разговору.
     Как, оказалось, надеялась я зря. Кир все еще был собакой и неприкаянно бродил по дворцу. Весь грязный, шерсть свалявшаяся, кровь эта засохла. В общем, самое настоящее чудовище.
     - Ты куда направляешься весь такой красивый? – полюбопытствовала я.
     - Отца ищу.
     - Так он, наверное, у фрейлин расслабляется.
     - Как я сам не догадался? Спасибо, Дуся, - поблагодарил Кир и попытался меня обойти. Понятное дело, намылился бежать на этаж, где фрейлины обитают.
     - Ну-ка стоп! – я схватила это грязное животное за ошейник, - куда ты разбежался, чудовище немытое? Да, ты же там всех распугаешь своей окровавленной мордой! Визг будет такой стоять, что как бы Валь опять не надумал реконструкцию двора Аннет провести. Тогда она его точно хлыстом приласкает! Кир, да не вырывайся ты! Давай, я тебя помою, а потом иди куда хочешь.
     - Не надо меня мыть! – взвыл Кир и вырваться хотел. Да только от меня еще ни одна собака не вырывалась. Ухватила я его покрепче и телепортировала в купальню. Прямо в бассейн. Это нам еще повезло, что там никого не было, а то вот бы радости было при нашем появлении. Особенно при появлении Кира, от которого по воде сразу бурые разводы пошли.
     - Дуся, что ты делаешь?! – взвыл он, лупя лапами по воде и пытаясь уплыть от меня куда подальше.
Вообще-то бассейн в этом месте не глубокий, мне по грудь, но для Кира с его нынешним собачьим ростом, это была уже неплохая такая глубина, лапами до дна он не доставал.
     - Никуда ты не поплывешь! – категорично отрезала я, навалилась со всей дури на эту собачью тушу и окунула его в воду с головой. Надо же как-то отмыть эту гадость с его морды. Окунула я его, значит, и тут же отпустила. Кир вынырнул, зафыркал, зачихал, даже попробовал башкой трясти, только не очень получилось.
     - Нет, дружок, ты еще недостаточно чистый! – решила я и снова его окунула. Он извернулся, вырвался все-таки и быстро поплыл прочь.
     - Стой! Куда? – возмущенно заорала я, без труда нагнала его и опять за шкирку ухватила.
     - Ты меня утопить хочешь, да? Что я тебе сделал? – зарычал Кир, - я не помню ничего! Правда, не помню! Дай мне хоть сначала с отцом поговорить! Я имею право знать, за что меня все ненавидят и убить хотят!
     - Ты о чем? – растерялась я.
     - В прошлом что-то произошло, - объяснил Кир, перестав вырываться. - Я что-то сделал. Но я не помню что. Думаю, отец мне память заблокировал, когда оживил.
     - Бедный песик, - посочувствовала я, - так вот почему ты такой убитый вернулся. Ханна на тебя злится за что-то, что ты в прошлом сотворил? А ты не помнишь что? Не переживай, это пройдет. Кстати, у нее получилось забеременеть?
     - Пусть она сама тебе расскажет. Отпусти меня. Пожалуйста.
     Я поняла, что Кирдыку не до шуток, да и к тому же он был уже намного чище, чем раньше. Так что я его отпустила. Он выбрался из бассейна и отряхнулся.
     - Расчесать бы тебя, - задумчиво проговорила я.
     Кир подпрыгнул на месте и молнией метнулся прочь.

                ***
     Ванна это хорошо. А когда ты там не один, а с двумя хорошенькими девушками, плюс вино и фрукты, то банальное смывание грязи превращается в настоящий праздник. Хороший такой заплыв мы втроем совершили. Но, кажется, вина я на радостях перебрал. Что, впрочем, не помешало мне проявить заботу и поинтересоваться, как там мой приятель, все ли ему нравится?
     Приятеля мне предоставили живьем, дабы он сам лично засвидетельствовал, что всем доволен и… пьян не меньше, чем я. Так пьян, что даже признался, что у него сегодня особенный день – он впервые познал женщину. Да, именно так этот чудик и выразился: «я впервые познал женщину». Ну мы, само собой, решили это дело отметить. Меня посетила гениальная идея отмечать во дворце, в моих покоях. И девочек с собой, естественно, прихватить. Особенно вон ту брюнеточку, которая, собственно, и была той самой – впервые познанной.
     Мы выпили на дорожку, и я телепортировал всех нас во дворец. У меня мелькнула мысль, что нас многовато. То есть количество женщин значительно превышает количество мужчин. Мелькнула и тут же пропала, потому что так даже лучше – женщин много не бывает!
     В моих покоях спиртного не оказалось, слуги куда-то попрятались. Конечно, их можно понять – кому охота связываться с пьяным магом? Я и трезвый могу такое колдануть что гаси свет бросай гранату, а по пьяному делу тем более. Слуги об этом были осведомлены и потому предусмотрительно испарились в неизвестном направлении. Я попытался телепортировать гномью водку прямо из королевской кухни. Но промахнулся и вместо этого переместил испуганную повариху, которая, увидев безобразие в лице не очень тщательно одетых нас, с визгом бросилась прочь. Потом я переместил копченый окорок и кастрюлю с чем-то булькающим и не очень вкусно пахнущим. Шеоннель заявил, что он тоже маг и вообще мастер телекинеза и кастрюля с его подачи отправилась полетать через раскрытое окно. Надеюсь ни она, ни ее содержимое, ни в кого не угодили. А если угодили, то и правильно! Нечего под моими окнами шляться! Когда не знаю, какой по счету, раз у меня не вышло телепортировать гномью водку, девочки предложили отправиться на кухню своим ходом без всякой магии. Идея нам понравилась и мы, дружно поддерживая друг друга, отправились на поиски кухни.
     Кухню не нашли, зато нашли кабинет короля и опустошили его запасы зулкибарского вина. После заправки вином идти стало веселее. В одном из коридоров нам встретилась Саффа. Я с надменной миной прошел мимо, сделав вид, что не вижу ее вовсе. Это ерунда, что у меня ноги заплетались, и я буквально висел на двух девушках, которых обнимал за плечи. Главное, что морда лица у меня в тот момент была гордая и неприступная.
     Кухня вскоре нашлась. Там же нашлась и перепуганная повариха, а так же рассерженный шеф-повар, который хотел было возмутиться наглому вторжению в его царство кастрюлек и сковородок, но узнал меня и счел нужным ретироваться сам и эвакуировать с кухни всех своих сотрудников. Ну да все по той же причине: пьяный маг - это опасно, а пьяный Лин - это стихийное бедствие. Водку мы нашли. Для разнообразия одну бутылку решили распить прямо там – на кухне.
     А Шеон возьми и спроси, скотина любопытная:
     - Почему эта девушка, которую мы встретили в коридоре, так грустно на тебя смотрела?
     Я Шеону, конечно же, объяснил, что это за девушка и почему мне глубоко плевать, насколько грустно она на меня смотрит. Шеоннель в свою очередь пожаловался на стерв эльфиек, наши девочки принялись полуэльфа утешать. Прямо тут вот на столе и утешили. Потом мы еще выпили. Девчонки уснули. И вот тогда-то у нас с Шеоннелем состоялся душевный разговор.
     Убей - не помню, о чем мы говорили. Вот, правда, не помню! Да и вообще дальнейшее вспоминается урывками. Вроде бы сидели мы с Шеоном в обнимку и жалели друг друга. А потом, вроде бы, был разъяренный Вальдор, и девчонки испуганно попискивали. Я, кажется, послал Вальдора туда, куда королей обычно не посылают и телепортировал всю нашу теплую компанию в свои покои. Дальше следовал очень большой провал в памяти.
     Проснулся я от щебета утренних птичек. Красота какая. И чья-то рука так уместно на моей любимой части тела лежит. Приоткрыл я глаза, чтобы взглянуть, что это за прелестница со мной заночевала и сейчас вот так удачно ручку свою нежную положила? Посмотрел, да так и застыл в полном ужасе, потому что взгляд мой уперся в спящего полуэльфа. Полный абзац!
     Я вскочил, откинул одеяло и едва не заорал от облегчения. Нет, я еще не допился до такой степени, чтобы лечить свои страхи по методу «клин клином вышибают». Шеоннель лежал на порядочном от меня расстоянии, и за член меня вовсе не он так нежно держал, а одна из девочек тетушки Луизы. Их, кстати, целых три штуки между мной и Шеоннелем уместилось. А где остальные две? Как оказалось, одна из них спала у нас в ногах, а вторая пристроилась между стеной и Шеоннелем, обняв последнего ногами и руками. 
     Я облегченно вздохнул, повалился обратно на кровать и вернул одеяло на место. Да, хорошо мы вчера погуляли. С пользой. А разве нет? Вот, Шеоннель, например, познал свою первую групповуху.
     Не знаю даже, с какого перепугу Ханна решила, что может ко мне без стука врываться, но вот ворвалась. Да, так и замерла на пороге, при виде замечательной такой картины - все девчонки зарылись под огромное одеяло, а снаружи только наши с полуэльфом головы торчат, и сразу не догадаешься, что не вдвоем мы с ним здесь лежим.
     - Лин. Лин. Лин…
     - Заело тебя что ли? – перебил я, - расслабься, блондочка. Иди лучше поближе, познакомься со своим сводным братом Шеоннелем. Я бы тебя и с девушками познакомил, но они устали, спят, не хочу их будить, а вот Шеона сейчас ради тебя растолкаю.
     - Лин, ну ты… ты даешь! – выдохнула принцесса, нисколько не смущаясь, прошла и присела на краешек кровати, чтобы поближе изучить спящего братца. Правда ей все равно не очень удобно было его изучать, потому что их разделяло расстояние размером с трех девиц и одного меня.
     - А… хм… ты… слушай, ты хоть помнишь, что ты вчера вытворял? Шеф-повар требует расчета, половина персонала тоже увольняться желает, Саффа в истерике, на кухне бардак…
     Шеоннель выбрал именно этот момент, чтобы проснуться. Я развернулся к нему, чтобы порадовать новостью – вот, мол, сестра явилась тебе доброго утра пожелать. Шеон сфокусировал на мне мутный взгляд и с лепетом: «Дуся, любовь моя!» полез с поцелуями.
     Иоханна испуганно пискнула, наверно, вспомнила, как я вчера чуть Вальдора не убил. Я поспешно отодвинулся от еще не проснувшегося до конца Шеоннеля, и с радостью отметил, что мне вовсе не хочется убить его за то, что он вздумал с поцелуйчиками лезть. Значит, я еще не безнадежен.
     Отодвигался я неуклюже, навалился на одну из девочек, разбудил ее, а за ней начали просыпаться и остальные. Вскоре на ее высочество зуклибарскую принцессу смотрели семь пар глаз еще не очень протрезвевших людей и одного полуэльфа.
     - Ханна, знакомься, это… это девушки. Очень хорошие девушки. Девушки, Шеоннель, это Иоханна, моя лучшая подруга.
     -  Доброе утро, Иоханна, - пролепетал Шеоннель и попытался натянуть одеяло по самые уши.
     - Здравствуйте, - вежливо отозвалась принцесса.
     За что я люблю Ханну, так это за то, что она знает, когда надо вести себя по-человечески и не морщить брезгливо свой хорошенький носик. Вот и сейчас она не выпендривалась, поняла, что Шеоннелю и так не по себе, да и девчонки испуганно притихли, потому что поняли, что принцесса перед ними.
     - Ты бы навел здесь порядок и гостий своих домой телепортировал, - посоветовала Иоханна. – Думаю, скоро сюда отец мой пожалует на разборки.
     - Так он вчера нас видел? Мне не померещилось? – ужаснулся я.
     - Да, и ты его послал,- посмеиваясь, поведала принцесса.
     - Сюда идут, - предупредил Шеоннель, смешно дернув острым ухом.
     У эльфов слух намного лучше, чем у людей, поэтому я даже не стал сомневаться в его словах, буркнул: «трындец, это Вальдор!» и попытался малодушно спрятаться под одеяло.
     - Нет. Животное, - полуэльф прислушался и сделал вывод, - большое животное. Собака, наверно.
     - Кир! – шепотом воскликнула принцесса и такое отмочила, что я обалдел.
     Она вдруг рванула на себе платье и плюхнулась в нашу кучу малу. Мы с Шеоном оцепенели от такого хода. Однако девочки оказались догадливее, подвинулись, давая ей место и помогая привести одежду в беспорядок. Брюнетка шеоннелева даже бутылку с остатками водки ей в руки сунула, для полноты картины.
     До меня, наконец, дошло, что Ханна задумала страшную месть, я потянулся, чтобы помочь ей с платьем, и в этот самый момент в приоткрытую дверь протиснулся Кир.
     Вы когда-нибудь видели, как у собаки глаза квадратными делаются? А я вот увидел. Зрелище, скажу я вам, то еще.
     Ханне тоже понравилось. Она захохотала. Правда, смех не совсем жизнерадостный получился, но, в общем-то, веселенький такой. А Кир вряд ли прислушивался и выискивал в ее хохоте истерические нотки. Выскочил из спальни как ошпаренный, поджав хвост. А я что? Я блонде моей помог, крикнул полковнику вслед пару ласковых о том, что мы еще не совсем одичали и собак в свои групповые игры не принимаем.

                ***
     Утро раннее, а мне не спится, что неудивительно.  Уж слишком многое свалилось на мою несчастную голову. И неприятности в Эрраде, и Лиафель, и эти странные отношения между дочерью и ее женихом.
     А когда я не могу уснуть, часто устраиваю себе моцион по дворцу. Стража знает, и знает также, что я предпочитаю оставаться незамеченным. Не нужно меня приветствовать, не нужно со мною разговаривать. Такое вот модифицированное одиночество среди людей. Обычно, погуляв так часа два-три, я успокаиваюсь. Но не сегодня.
     Совсем уже было собираюсь вернуться к себе, как меня с ног чуть не сбивает Кир, несущийся откуда-то так, будто ему хвост огнем подпалили.
     - Стой! - кричу. Полковник послушно затормаживает. Оглядывается на меня через плечо, но только рычит, скалит зубы и убегает. Ну, ничего себе! Это что за непочтение к моей персоне? И откуда он так летит? Даже любопытно. Где я, кстати? Хм, а тут где-то рядом покои семейства Эрраде. Ну, Дуся, конечно, могла довести беднягу полковника до белого каления, только мне отчего-то кажется, что сейчас постаралась не она. И уж точно не Терин. И кто остается? Пойду-ка я дальше пройдусь. Под дверями, конечно, подслушивать не хорошо, но если очень хочется, то можно.
     А мне и подслушивать не надо. Пьяные вопли (что-то про групповые игры) и истеричный смех слышны и отсюда. Выходит, Лин с компанией из Шеоннеля и девушек, не обремененных приличиями, все еще продолжает гулять. Что-то он увлекся. Я видел их на кухне несколько часов назад, хотел высказать свое негодование - все же так вести себя при людях не стоит. Однако Лин, скажем так, словами отправил меня в некую экспедицию. Далеко и в компании непарнокопытных. Но он тогда был настолько пьян, что я понял - говорить что-либо бесполезно. Кстати… По моим расчетам он должен был рухнуть без задних ног еще часов шесть назад. Или уже проспался? И успел довести Кира до белого каления?
     Что-то смех этот странный мне знаком. Ханна? А она-то что там делает?!
     А дальше я уже забываю про правила приличия, и буквально врываюсь в занимаемую Лином комнату. То, что я вижу, повергает меня в шок. И в бешенство. Полуодетый пьяный Лин, Шеон в таком же состоянии, три шлюхи, но главное - Ханна. Моя дочь! Среди этого борделя - одежда в беспорядке, в руке бутылка, будто так и надо. Как будто именно таким образом обычно проводит ночи моя девочка.
     Тогда реакция Кира мне понятна.
     - Ой, папа! - говорит Ханна, привставая и роняя бутылку.
     - К себе, быстро! - ору я.
     - Ваааальдор, - тянет Лин, ухмыляясь, - а Вы-то что здесь делаете?
     А у меня уже руки трясутся. Сейчас я ему все объясню.
     - Оденься, Лин, и подойди ко мне, пожалуйста, - прошу я.
     - Зачем?
     - Я прошу тебя, встань и подойди ко мне.
     Мерлин-младший, фыркнув, натягивает штаны, набрасывает на плечи рубашку и приближается.
     Аккуратно так беру его за плечо и прислоняю к стене.
     - Ты что это, гаденыш, делаешь? - тихо произношу я.
     - Что я делаю? - продолжая улыбаться, интересуется Лин.
     - Ты, - практически шепотом отвечаю я, - вероятно, неправильно понял мою просьбу присмотреть за Шеоннелем. Ты вновь устроил из моего дома бардак. Хорошо. Я в чем-то тебя даже понимаю, хотя учитывая твои отношения с Саффой, я ожидал нечто другое, а уж никак не групповые игры… Впрочем, неважно. Но зачем ты втягиваешь в это мою дочь?
     - Она сама втянулась. Я никого ни к чему не принуждал.
     - Папа! - кричит Ханна, - не трогай Лина. Я за него замуж выхожу!
     Чушь какая! Тоже мне нашла отговорку. Кстати, почему она еще здесь?
     - К себе, я сказал! - рычу я.
     Княжич пытается заглянуть мне за плечо, наверное, смотрит, что там его подружки делают. Мне это не нравится, и потому я легонечко, без замаха, ударяю его ладонью по щеке. Исключительно для того, чтобы привлечь к себе внимание.
     Глаза Лина округляются.
     - Вальдор, ты что?
     - Если ты думаешь, что я позволю тебе портить жизнь Иоханне…
     - Ваша дочь - взрослая женщина. И к тому же уже не наследница. Вам не все равно, чем она занимается? - огрызается Лин. В этот момент моя выдержка испаряется, и я начинаю его бить. Княжич только прикрывается руками, пытается ставить блоки и уходить от ударов.
     - Вальдор, успокойся! - просит он. Успокоиться? Ну, уж нет. У меня пальцы в перстнях, и потому кровь на лице Лина появляется практически сразу. Кажется, мне что-то кричат, но из-за шума в ушах я не понимаю, что. Да и знать не хочу. Получается услышать только вопль Лина:
     - Я не хочу с тобой драться, Вальдор!
     Драться? А кто тут говорил о драке? Тут, вроде бы, речь шла об избиении. Стоп, кажется, этот засранец собирается телепортироваться. Ну, уж нет. Хватаю его за руку и мы переносимся в лагерь к Терину. Вот и сам Эрраде-старший. Сидит за столом в своей палатке, пишет. Вид Терина меня немного охлаждает. Во всяком случае, калечить его сына мне уже не очень хочется.
     - Что случилось? - интересуется князь, с любопытством переводя взгляд с Лина на меня и обратно.
     - Отец! Успокой Вальдора! Он пытался меня убить.
     - За что?
     - Отец! - возмущенно кричит княжич.
     Терин вздыхает и подходит к нам.
     - Валь, что случилось?
     Вкратце пересказываю то, чему я стал свидетелем.
     - Вот, значит, как, - спокойно произносит Терин, - Лин, так оно все и было?
     - Да, но…
     - Забавно. Вальдор, а обязательно было выяснять отношения кулаками?
     Мне становится немного стыдно. Действительно, избить мальчишку на глазах у его друзей, у моих детей… Наверное, мне стоило просто уйти.
     - Извини, Терин, - говорю, - не смог сдержаться. 
     - В конце концов, - продолжает князь, - это мой сын. Сказал бы мне, я бы сам его наказал. Мне давно следовало это сделать.
     - Отец, ты что?
     В самом деле, он что, серьезно? По-моему, у нас с Лином одинаково удивленные лица.
     - Я что? Я жалею, что тебя в детстве не порол. Все пытался подход через голову найти, а может, стоит через задницу? Ведь ты, судя по всему, думаешь именно ей?
     Лин немедленно краснеет.
     - Вот что, - продолжает Терин, - Вальдор, если ты не возражаешь, я сейчас перенесу тебя обратно. А ты, Лин, жди меня здесь. Нам еще предстоит с тобой поговорить. Попробуешь сбежать, найду и воплощу свою угрозу в жизнь. Понял?
     Эрраде-младший кивает.
     Терин отправляет меня во дворец и тут же исчезает. Видимо, возвращается к себе проводить с сыном профилактическую беседу на тему правил поведения в гостях. Я, во всяком случае, на это надеюсь.


Рецензии
М-дя... "всё смешалось в доме Облонских"(с). Всё-таки - не совсем удачная была идея - лезть в прошлое...
А, кстати - Лиафель бы не помешало в наш мир для перевоспитания отправить)))))))) Дуся же может порталы открывать)))

Анастасия Игнашева   26.12.2010 12:03     Заявить о нарушении
Ага, ее здесь, как особо ушастую, быстренько на опыты отправят)))
Алк.

Алк-Консильери   27.12.2010 02:22   Заявить о нарушении
На это произведение написаны 4 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.