Бей ушастых! Часть 1. Глава 22

                Глава 22

     От Лина я переместилась в королевский кабинет. Думала Вальдора там застану, но кабинет был пуст. Я решила прогуляться по человечески – то есть пешком, без телепортаций всяких. Выхожу и вижу в коридоре офигительную картину - Иксион перед Вальдором гарцует, весь такой из себя красивый, шерсть блестит, хвост волосок к волоску причесан, волосы шелковистым водопадом по спине струятся. Сам нарядный такой – в чем-то белом и блестящем на человеческой части тела. Лошадиная, понятное дело, обнажена, а копыта позолотой и стразами украшены. Ох, красавчик! Что спереди, что сзади – глаз радуется.
     Правда, вот Вальдор что-то не особо радовался компании Иксиона. Хм, что там Брианночка говорила насчет кентавра моего? Любитель двуногих мужчин? Ха-ха, король, ты попал!
     Сначала я хотела исчезнуть, пока Иксион, который ко мне спиной стоял, не заметил моего присутствия, но у Вальдора такая растерянная и даже испуганная физиономия была, что я решила остаться. А чтобы Икси как следует порадовался моему появлению подкралась тихонечко, шлепнула красавчика по заднице тапком и отскочила подальше. Он только воздух лягнул и обернулся, скаля клыки.
     - Привет, мой сладенький! – невинно хлопая ресничками, поздоровалась я.
     - А, это ты, - буркнул он и грациозно так повернулся к Вальдору. – Княгиня Эрраде полна неожиданностей. С Вами, Ваше величество, она тоже так здоровается?
     - Как так? – осторожно спросил Вальдор, стараясь незаметно отступить от кентавра подальше.
     - Тапоком по попке, - кокетливо уточнил Иксион.
     Вот это да! В жизни бы не поверила, что это мой Иксиончик - тот самый мрачный парень, с которым я из плена бежала. Был же весь такой из себя брутальный и грубоватый, а тут вон как его развезло. Что любовь с людьми делает… то есть с кентаврами!
     - А чем это вы тут, мальчики занимаетесь? – промурлыкала я, под тоскливым взглядом Иксиона нежно прижимаясь к Валю. Пусть страдает! В смысле Икси, а не Вальдор.
     - Общаемся, не видно разве? Шла бы ты… куда ты там шла? - любезно предложил кентавр.
     - Мы уже пообщались! – поспешно вставил свое слово Вальдор. – Иксион вот Терина искал. Я ему рассказал, где ваши покои. Он же уже вернулся из лагеря, Дусь?
     - Не вернулся, - из вредности соврала я, - но если он вам так нужен, я его сейчас поищу и скажу, чтобы сюда шел. Вы только никуда не уходите.
     - Не уйдем, - заверил Иксион, одарив Вальдора нежным взором из-под ресничек.
     - Дуся! – процедил Вальдор.
     Я сделала вид, что не понимаю намеков на то, что он не хочет оставаться с Икси наедине и, послав ему невинную улыбку, телепортировалась.
     А вот и не надо думать, что я такая сволочь! Я действительно на поиски Терина отправилась и даже нашла его. То есть мне его не надо было искать, я и так знала что он в наших покоях. Отдыхает. Отдыхать я ему не дала. Отправила на спасение Его величества от приставучих четвероногих. Я не до такой степени Валя ненавижу, чтобы надолго оставлять его с таким вот экземпляром. Иксион ему, конечно, ничего плохого не сделает, но утомит изрядно. Самое веселое в этом то, что Валь не сможет его послать куда подальше. Кентавр же здесь типа с дипломатической миссией, а Валь король. Короче придворный этикет и все такое.

                ***
     Иду в задумчивости, не трогаю, вроде бы, никого. У меня и так проблем по уши с управлением государством, так еще и подкидывают все, кому не лень. Э… у меня галлюцинации, или по моему коридору сейчас конь скачет? Ах, нет, это же Иксион. Мы имели недавно содержательную беседу о перспективах сотрудничества, а до того, помнится, я, вроде, ему ванную организовывал.
     - Ваше величество, - рокочет он, склоняясь в весьма интересном поклоне - одновременно и лошадином и человечьем. То есть правая передняя нога подгибается, а правая рука прикладывается к груди. Я, конечно, видел кентавров и до сегодняшнего дня, и они меня завораживали. Это же надо было соорудить такую странную смесь! Не вашим и не нашим! Не конь и не мужчина. А так - непонятно, что. Конечно, свои мысли обычно я держу при себе, но думать-то мне такое никто не запретит!
     - Приветствую Вас, герцог Иксион, - вежливо отвечаю я, а сам пытаюсь обойти это нечто по периметру. Все, что мне было нужно, мы уже обсудили. А так я это странное существо немного побаиваюсь. Уж и сам не знаю, почему, но это точно.
     Мне еще во время предыдущей нашей беседы казалось, что он как-то необычно себя ведет, а сейчас я в этом практически уверен.
     - Ваше величество! - вновь проговаривает он, но на сей раз мне слышится в голосе уже не рокот, а мурлыканье. Это пугает еще больше. - Я так рад Вас видеть сегодня.
     - Э… Я тоже рад, спасибо. У Вас все хорошо?
     - Конечно, Вашими стараниями.
     Да это что такое? Почему я обойти его не могу? Куда не ткнусь, везде эти копыта и прочие части тела! И вообще, почему кентавры на верхнюю часть своего туловища одежду надевают, а на нижнюю - нет? Людям же аналогии странные в голову приходят. Мне вот - точно.
     - Я рад, что Вы нас посетили. Для меня честь - принимать Вас. Ваше государство… оно такое… Вы, как лучший его представитель…
     А какое оно, кстати, это государство? И понятия не имею, этот конь - лучший его представитель или нет. Бормочу, что в голову придет.
     - Приложили усилия, для установления отношений….
     - Ну что Вы! Я здесь совершенно ни при чем! - отвечает он и ресничками хлопает и, по-моему, пытается прижать меня к стене, во всяком случае, он меня к ней теснит своей лошадиной грудью. - Я совершенно ничего пока для Вас лично не сделал. А хотите?
     Ой, что я должен хотеть-то? Я как-то не готов… даже ради дипломатических отношений… Не то, что с кентаврами… Я вообще, убежденный гетеросексуал. Более того, я и жене-то не изменял. 
     - Вы такой… - заявляет Иксион. Он делает паузу, а я стараюсь не думать о том, какой я, по его мнению. Красивый? Умный? Сексуальный? Съедобный?! Может, я что-то не знаю о кентаврах? Может, они для установления дипотношений еще какие-то отношения устанавливают? Прижимаюсь спиной к стене, стараясь сохранить все самое ценное. Я же этого не вынесу!
     И тут я слышу громкий такой, звучный шлепок и понимаю, что это Дуся коня этого по крупу стукнула тапком. Эх, жаль, хлыст она Аннет подарила. Иксион дернулся к Дусе.
     - Привет, сладенький, - сказала та.
     Ох, спасибо, спасла меня практически от чего не знаю сам, но страшного. А нет, не спасла…
     - Она всегда так тапоком по попке? - осведомляется кентавр, рассматривая меня своими масляными глазками. Тапоком - звучит-то как противно! Интересно, все кентавры такие гадкие, или лично мне такого прислали? Тоже мне попку нашел! Да это не попка, это гора какая-то! По ней не тапком, а мотыгой впору стучать!
     Дуся прижимается ко мне нежно и мурлычет:
     - А чем это вы, мальчики, тут занимаетесь?
     Только я хочу сказать, что расходимся, как чудо это непарнокопытное рявкает:
     - Общаемся, не видно разве? Шла бы ты…куда ты там шла?
     - Мы уже пообщались! - считаю нужным все же, пусть и без особой надежды на успех, сообщить я, - Иксион вот Терина искал. Я ему рассказал, где ваши покои. Он же уже вернулся из лагеря, Дусь?
     Я совершенно не уверен в том, что кентавр искал Терина, но очень на это надеюсь, потому что, если этот конь искал меня… Мне страшно.
     - Не вернулся, - отвечает Дуся, и сердце у меня падает, - но если он вам так нужен, я его сейчас поищу и скажу, чтобы сюда шел. Вы только никуда не уходите.
     - Не уйдем, - мурлычет Иксион
     А я в отчаянии восклицаю:
     - Дуся!
     Но она, видимо, меня не понимает, и потому просто исчезает, оставив после себя запах духов и вина.
     - Так на чем мы закончили? - интересуется Иксион, переступая копытами. А мне интересно, если я переполошу стражу криками «Насилуют!», под каким именем я останусь в памяти потомков? Вальдор пидор? Или вот - Вальдор-конелюб?
     Еще раз бросаю взгляд на его лошадиную часть, и понимаю, что ЭТОГО я просто не переживу. Отчего-то мысль о том, что я могу быть сверху, просто в голову не приходит. Я же еще так молод…
     - Иксион, друг мой, а что Вы здесь делаете?
     Кентавр, стукнув копытами, оборачивается. Ох, наконец-то. Терин!
     - Князь! - радостно восклицает Иксион, гарцует в сторону Терина и пытается обнять последнего. Надо же, какие теплые у них отношения. Может, Икси этому и Терина хватит? Хотя, о чем я? Ужас какой.   
     - Иксион, Вы меня искали? - интересуется князь Эрраде, дружески улыбаясь этому монстру.
     - Да! - радостно восклицает тот, - так уж сложилось, князь, что я здесь. Не могли бы мы с Вами обсудить вопрос поставок? О, простите, Ваше величество!
     Он бросает на меня виноватый взгляд, а я от счастья аж дышать перестал.
     - Конечно-конечно, - бормочу я, - никаких проблем. Если вы не возражаете, я вас оставлю.
     - Но…, - бормочет Иксион, окидывая меня полным сожаления взглядом.
     Терин иронично улыбается.
     - Конечно, Ваше Величество, если Вы не возражаете, мы с герцогом удалимся, чтобы обсудить интересующие нас вопросы.
     - Да, - шепчу я и малодушно сбегаю, стараясь лишь не вилять задницей при ходьбе. А то мало ли что, лошади - они быстро бегают обычно.

                ***
     Отправила я Терина на спасение Вальдора и поняла, что делать мне совершенно нечего. Можно было бы к Лину вернуться, соскучилась я по нему. Но ему сейчас не до меня. Иоханну я вообще боюсь беспокоить, она какая-то сама не своя вернулась из этого путешествия. Интересно, чем это Кир-прошлый так сильно ее напугал, что она теперь на Кира-нынешнего смотреть не желает? Я, конечно же, у нее об этом спрошу, но позже. Ханночка у нас теперь беременна, и мое общество ей противопоказано, потому что она будет злиться, а это вредно.
     От нечего делать я подошла к окну. Вот Аннет говорит, что ее успокаивает вид на сад, мож и меня успокоит, порелаксирую маленько, а там глядишь, и Терин вернется.
     Сад стараниями Аннет просто загляденье - какой стал. Я, честно говоря, так и не смогла наших садовников выдрессировать, чтобы сад в Эрраде был как картинка. А тут прямо-таки красота неописуемая. Ровные кустики, клумбы всяких разных форм, цветут буйным цветом. Фонтанчики, беседочки, статуэтки всякие, дорожки и… Лиафель с Шеоннелем. Сами такие, как две статуэтки, стоят на дорожке и о чем-то беседуют. Судя по опущенной голове Шеона, мамаша ему сейчас люлей выписывает. Нет, ну я бы конечно могла не вмешиваться, в конце концов, это их семейные разборки, но ведь в том, что вытворял Шеоннель, частично и я виновата. Это же я первая начала его поить, а Лин подхватил эстафету. Спасу-ка я, пожалуй, мальчика от этой кильки.
     Придя к такому решению, я телепортировалась в сад.
     - Привет, Лиафель! Сколько лет, сколько зим… сколько счастливых часов я провела, не видя твою рожу, - весело поздоровалась я.
     Лиафель окатила меня ледяным взором, а Шеон посмотрел из-под ресниц и тепло улыбнулся.
     - Шеоннель! – прошипела Лиафелька. А дальше было много слов по-эльфийски, и я ничего не поняла. Но, судя по тому, как погрустнел Шеон, понятно, что ничего приятного она ему не говорит.
     - Стоп, стоп! – скомандовала я, помахав тапком перед носом опешившей от такой наглости эльфийки, - так не пойдет, милочка! Знаешь такую народную мудрость – больше двух говорят вслух? Так вот, я по-эльфийски не понимаю, так что не фиг при мне тут переговоры на непонятном языке вести.
     - Княгиня, Вас никто не приглашал присоединиться к беседе.
     - А я сама себя пригласила. У меня послеобеденный моцион. Мне доктор прописал активно общаться после плотного обеда. Вот! Шеон, не составишь мне компанию? Твоя матушка плохо человечью речь разумеет, не интересно мне с ней будет, так что скажем ей до свидания и пойдем.
     Я подхватила Шеоннеля под руку и попробовала увести. Но Лиафель схватила его за другую руку и опять что-то по-своему залопотала. Нет, ну какое хамство!
     - Вот я тебя сейчас тапком по морде приласкаю и сразу по человечески заговоришь, - вкрадчиво так проворковала я.
     Шеоннель вздрогнул и напрягся. Понятно. Бить маму по физиономии он не позволит. Лиафель это тоже осознала, бросила на меня победоносный взгляд и потянула полуэльфа к себе:
     - Шеоннель, мы не закончили наш разговор.
     - А мне кажется, что закончили, - вмешалась я и послала эльфийке придурковатый взгляд, - ты только посмотри, как у мальчика настроение испортилось. Так что твоя миссия выполнена - разговор окончен. Отойди и дай другим попользоваться. Я вот хочу ему свой любимый фонтанчик показать.
     - Мы здесь не для того чтобы на фонтанчики смотреть! – прошипела Лиафель, теряя терпение. – Шеоннель, за мной!
     - Он тебе собачка что ли? – вклинилась я, не дав Шеону ответить.
     Смотрю, полуэльф тихонечко, чтобы мама не заметила, усмехается и ухом подергивает, тем которым ко мне повернут. Я нежненько так по уху этому пальцем провела и спросила:
     - Пойдешь со мной?
     Шеоннель, забыв, что с другой стороны на нем мама повисла, всем корпусом подался в мою сторону.
     - Что Вы себе позволяете, княгиня Эрраде? – гордо вскинув голову, изрекла Лиафель. – Вы ведете себя неподобающе. Я позабочусь о том, чтобы князь узнал о Вашем поведении.
     - Ага, позаботься, а то у него уже плетка на стене запылилась, все никак не найдет, за что наказать меня, - пробормотала я и дернула Шеона на себя.
     Лиафель этого не ожидала, выпустила его рукав и что-то по-эльфийски зашипела. Шеоннель покраснел, потом побледнел, вцепился в мою руку и тихо ответил. Эльфийка осеклась на полуслове и ошарашено вытаращила на него глаза. Кажется, мальчик маму удивил. Жаль, не понимаю, что он ей сказал, но, судя по всему, огрызнулся. После пары секунд молчания Лиафель разразилась гневной тирадой. Лицо Шеоннеля исказила страдальческая гримаса, которую плавно сменило выражение гнева. И до того он стал похож на Вальдора в ярости, что я аж залюбовалась.
     Полуэльф сказал всего несколько слов. Тихим голосом сказал. Лиафель вздрогнула и отступила на шаг. Кажется, на этот раз он ее не только удивил, но и… напугал? Не знаю, что он ей заявил, но, судя по выражению ее лица, она не ожидала, что сын даст ей отпор и скажет именно это. В тот момент я была готова полжизни отдать за то, чтобы понимать эльфийский язык!
     Шеоннель развернулся, продолжая хвататься за меня, и зашагал прочь. Слишком быстро. Я едва поспевала. А он, кажется, даже не замечал, что впился ногтями в мою руку и почти бежит.
     Какое-то время я терпеливо телепалась за ним, а когда мы отошли на порядочное расстояние от офигевшей Лиафели, решила что пора это безобразие прекращать.
     - Шеон, я приглашала тебя на прогулку, а не на пробежку.
     Он мгновенно остановился.
     - Простите, Дульсинея.
     - Дуся, - поправила я, - так короче. Ну что, пойдем к фонтану или у тебя другие планы?
     - Но, Вы же пригласили меня на прогулку, - растерялся полуэльф, - какие могут быть другие планы?
     - Это я для твоей мамаши соврала, чтобы она от тебя отцепилась. Так что, если ты планировал чем-то другим заняться, то не стесняйся.
     - Дульсинея… то есть, Дуся, я с удовольствием погуляю с Вами.
     - Знаешь, мы с королевским семейством Зулкибара можно сказать почти родственники, то есть и ты мне теперь как бы родня, так что прекращай мне выкать, - предложила я.
     Он на меня посмотрел, и глаза у него подозрительно заблестели. Он что собирается плакать? Ну, просто сдуреть можно! Да, Терин мне вчера объяснил, что Шеоннелю по человеческим меркам всего-то лет шестнадцать-восемнадцать, но это не повод плакать! Тем более, что повода для слез вообще нет.
     - Эй, ты чего это? – осторожно спросила я.
     - К вам явился совершено чужой полукровка, набивается в родню, а вы… люди все такие? Вы так тепло меня приняли. И ты и Лин, и даже Иоханна.
     - О, ты успел пообщаться с принцессой? – заинтересовалась я.
     - Да, мы побеседовали немного. Она была добра со мной, хотя и расстроилась.
     - Не обращай внимания, это состояние у нее такое сейчас, ей пальчик покажи и она расстроится.
     - Нет, дело не в беременности.
     - А ты откуда знаешь про беременность?
     - Эльфы видят такие вещи.
     - Понятно. Так и что же, по-твоему, расстроило Иоханну?
     - Что я буду претендовать на престол.
     - О! А ты будешь? – удивилась я.
     - Не знаю, - он опустил голову, скрыв лицо за прядями волос, - мама говорит, что…
     - Стоп! – перебила я, - мне пофиг, что говорит твоя мама, ты мне сам скажи – тебе оно надо? Престол этот?
     Какое-то время мы молча шли по дорожке. Я его с ответом не торопила. Да в любом случае, что бы он ни сказал, зулкибарского трона ему не видать как своих ушей. Да-да, именно этих, понуро подрагивающих красивых ушек!
     - Я не хочу, - наконец отвечал он.
     - А чего хочешь? Домой вернуться хочешь?
     - Нет! – на этот раз над ответом Шеоннель не задумывался.
     - Так, и что мы имеем? – бодренько изрекла я, сворачивая к своему любимому фонтану. – Ты не хочешь на трон. Но и домой ты тоже не желаешь. Расскажешь, какие у тебя планы? Что ты хочешь?
     - Остаться с вами, - он отвечал так тихо, что я едва расслышала.
     - Со мной? Но…
     - Дульсинея, ты прекрасна и я бы не задумываясь, сказал, что хочу остаться с тобой, но ты не свободна. К сожалению.
     - Шеон, ну ты милый мальчик, - смущенно промямлила я и замолчала, не зная, что еще на это сказать. Вот же гадость-то какая! Никогда в подобные ситуации не попадала. И что мне делать? Полуэльф избавил меня от необходимости говорить что-то еще:
     - Я хотел бы остаться в Зулкибаре. С вами. Со всеми вами. За одни сутки вы сделали то, чего не сделали мои эльфийские родственники за тридцать лет.
     - Это что же такое мы сделали? – озадачилась я и усмехнулась, - напоили и в бордель сводили?
     - Нет, - не поняв, что я шучу, серьезно отвечал Шеон, - с вами я ощутил себя частью семьи. Когда мама сказала, что мы отправляемся в гости к отцу, я был уверен, что здесь будет так же как дома, если не хуже. А вы…
     - А мы тебя удивили! – весело перебила я, - вот и отлично. Ура и аминь! Мы молодцы, а твоя эльфийская родня – бяки! Я думаю, Вальдор будет рад, если ты решишь остаться в Зулкибаре. На трон он тебя вряд ли вперед Иоханны пустит, но, если ты пожелаешь, найдет к чему тебя приставить, чтобы помогал управлять государством. Посмотри-ка вот лучше на мой любимый фонтан. Как он тебе?
     Фонтан, который мне так нравился, представлял собой веселенькую композицию – мускулистый дядька душит змею, из раскрытой пасти которой бьет струя воды.
     - Змею жалко, - сделал вывод полуэльф и присел на скамейку. – Дуся, ты, правда, думаешь, что он позволит мне остаться? Мне, кажется, я ему не нравлюсь.
     - С чего ты взял?
     - Он со мной даже не разговаривает.
     - Так это, потому что у него дел по горло. Ты же сам видишь, что здесь творится. Эрраде на военном положении, дети наши в прошлое смотались и, кажется, неудачно. Но ты прав, вам необходимо пообщаться и мы прямо сейчас пойдем к Валю. Надо только постараться и найти, где он прячется.
     Не слушая возражений полуэльфа, я схватила его за руку и телепортировала. В малом обеденном Вальдора не наблюдалось. В оранжерее и на своем любимом балкончике, он тоже не прятался.

                ***
     Я еще в себя не пришел после встречи с кентавром, только устроился с документами и бокалом вина в кабинете, как ко мне влетает разъяренная Лиафель.
     - Вальдор! - кричит она с порога, - это недопустимо! Это возмутительно!
     - Ну что еще?
     - Ты должен выгнать из дворца это отвратительное существо!
     - Ты Иксиона имеешь ввиду? Я бы рад, но мы только…
     - Нет! Эту… Княгиню Эрраде!
     Молча отхлебываю вино.
     - Почему ты молчишь, Вальдор?!
     - Лиафель, ты не спутала меня с кем-то? - холодно интересуюсь я.
     Стоит. Дышит тяжело. Пытается испепелить меня взглядом. Но у меня на такое иммунитет.
     - Я твоя жена! - наконец, произносит эльфийка.
     - А я уж и забыл об этом. И что?
     - Она меня оскорбила!
     - Ну, так оскорбила бы ее в ответ.
     - Вальдор!
     - Да, я слушаю.
     - Она пытается соблазнить твоего сына!
     - Да? Хотел бы я это видеть.
     - Вальдор, - рычит Лиафель, - мне кажется, ты напрашиваешься на неприятности.
     Я снова делаю глоток. Хорошее вино, кстати. Наверное, бочка удачная попалась. Нежное такое, отдает земляникой и немного орехами. Лиафель рассерженно пыхтит.
     - Ты что-то сказала? - спустя минуты три интересуюсь я.
     - Я так понимаю, - чеканит эльфийка, - что ты не собираешься что-либо предпринимать по этому поводу.
     - Ты - очень умная женщина, - отвечаю я, улыбаясь.
     - Ты об этом пожалеешь!
     - Дорогая, ты помнишь, где дверь?
     Сверкнув напоследок глазами, моя бывшая возлюбленная удаляется, а я могу, наконец, расслабиться. Приставить к ней наблюдение я давно уже распорядился. И все равно, чувствую, что скоро в клумбе прикопают меня, а не ее.


Рецензии
На это произведение написано 7 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.