Бей ушастых! Часть 1. Глава 24

                Глава 24

     - Зачем ты меня сюда переместила? – поинтересовался Терин.
     Судя по отсутствию радости на его лице, визит в спальню Кардагола было последним, чего он в этой жизни желал.
     - Вообще-то, я надеялась, что эта озабоченная задница находится здесь, - призналась я, - а ты мне нужен в качестве моральной поддержки.
     - Что Вы еще придумали, Дульсинея?
     Даже предполагать не хочу, о чем он подумал, задавая мне этот вопрос!
     - Ой, мой сладкий чем-то недоволен! – восхитилась я.
     - Дульсинея.
     - Ну, что, что? Я всего лишь хотела потребовать, чтобы Кардагол снял с меня эту сексуальную приманку, а то по мне уже эльфы малолетние вздыхают. Неудобно как-то.
     - Дульсинея, Вы опытная волшебница и не знаете вещей, которые известны даже детям.
     - Каких таких вещей я не знаю?
     - Любовная магия на эльфов не действует. У них иммунитет.
     - Шеон полуэльф, у него может и не быть такого иммунитета, - возразила я. - Пойдем, поищем Кардагола у фрейлин.
     - Если я Вам скажу, что Кардагол полностью избавил Вас от своего колдовства, этого будет достаточно?
     - Достаточно для чего?
     - Для того чтобы мы убрались отсюда и не искали этого… этого человека.
     Не дожидаясь моего ответа, Терин телепортировал нас в библиотеку.
     - Зачем мы здесь? – озадачилась я.
     - Вы, Дуся, сейчас ознакомитесь с одной интересной книгой. А я проконтролирую.
     Первой моей мыслью было, что Терин затеял какую-то игру, и изучать мне предстоит нечто действительно интересное, типа «Тысячи и одной позы шактистанских наложниц». Но вот фигушки! Этот некромант недоделанный вручил мне скучную книженцию под названием «Этикет кентарионского двора» и предложил:
     - Читай.
     - Так, пошутили и хватит. Скажи еще, что тебя возбуждает вид читающей меня!
     - Ты мыслишь не в том направлении. Читай, кому сказал!
     Я ошарашено уставилась на Терина. Он на меня орет? Это что же такое происходит?
     - Теринчик, а ты не попутал? Что это ты тут голос на меня, любимую, повышаешь?
     - Мне за Вас стыдно, Дульсинея. Вы ведете себя хуже, чем невоспитанная простолюдинка. Вы понимаете, что Эрраде нужен этот договор с кентаврами?
     - Так и будет у нас этот договор, зачем же всякие книжки мне тут впихивать, да еще и орать?
     - Не будет у нас этого договора, если ты будешь продолжать в том же духе. Не стоило бить Иксиона.
     - Ой, да ладно! Будто в первый раз, - проворчала я, - позлится и забудет.
     - И предложит сделку Зулкибару!
     - Ага, исключительно за красивые вальдоровы глаза! Им географически неудобно проводить поставки через Зулкибар. А если нанимать магов для телепортации Каннабиса, то это не окупится в итоге. Да, кентаврийский король пошлет Иксиона куда подальше, если тот предложит такое!
     - Дуся, в Кентарионе нет короля. Правитель – выборная должность. Сейчас правит герцог…
     - Да хоть барон! – перебила я, - мне по… ой…
     Я уставилась на Терина с открытым ртом. До меня, наконец, дошло. Иксион - герцог! Ну, ёптыть! Это что же получается, я била по заднице кентарионского правителя? И этот самый правитель столько времени тщательно скрывал от меня, кто он есть на самом деле? Да за это его мало тапком по заднице! Вот гад!
     Я собиралась как следует возмутиться – громко и нецензурно, но меня перебило явление Кира. Он все еще был собакой. Странно. Ему что больше заняться нечем, кроме как шляться по дворцу в собачьей шкуре, пугая служанок и сбивая с ног страдающих волшебниц? Ну, я у него так и спросила:
     - Долго ты еще псом быть собираешься?
     - Как раз для этого я и искал Терина, - объяснил Кир.
     - Теринчик, ты не сказал ему каковы условия освобождения?
     - По-моему они очевидны. Я не стал усложнять. Поцелуй Иоханны – условие обратного превращения. Не думал, что вы вернетесь в ссоре.
     - А из-за чего, кстати, ссора? – вставила я свое слово.
     - Спросите у Иоханны, - тихо порычал Кир и покинул библиотеку.
     - Да уж! Хороший совет! Спросите у Иоханны! – возмутилась я, - а она взяла такая и рассказала! Да я к ней вообще боюсь подходить! Терин, может быть, ты попробуешь? Она же тебя вроде как любила.
     - Дульсинея, о чем Вы?
     - Да вот, хочу тебе сцену ревности закатить… или, может быть, мне лучше последовать твоему примеру и напиться? Что молчишь? Думаешь, если я вчера эту тему не подняла, то типа забыла, да? А вот фиг тебе! Просто не хотела тебе настроение портить. Ты был такой… ммм… я прямо-таки по-новой в тебя влюбляться начала.
     -Продолжай в том же духе, - посоветовал Терин.
     - Нет уж! Фиг тебе! Сейчас у нас состоятся разборки по поводу твоей возмутительной пьянки! Как ты мог подумать, что я с Кардаголом… да как тебе, гаду такому, вообще в голову пришло, что я с кем-то… фуф, у меня просто словей нет!
     - Слов.
     - Что? Ты еще меня поправлять вздумал? Это ты типа так тему сменить пытаешься? Не выйдет!
     - Дульсинея, что Вы от меня хотите? Я признал, что был не прав. Что еще?
     Ну вот, опять он включил бяку и буку в одном флаконе и «выкает».
     - Теринчик, - вкрадчиво промурлыкала я, - ты сейчас имеешь счастье разговаривать с оскорбленной женщиной. Ну что так смотришь? Скажи еще, что я не должна быть оскорблена твоими возмутительными подозрениями. Гад ты, Терин, и больше никто!
     - Когда я пришел пригласить Кардагола на совещание, Вы были там. Я Вас чувствовал, Дульсинея. Что я должен был подумать?
     Я вспомнила, как было дело. Кардаголище этот несчастный, как раз превратил меня в блондинистое чудовище, и я пряталась за ширмой, когда пришел Терин. А Кардагол этак игриво ему поведал, что у него дама, и он будет попозже. Хм. Учитывая, что Терин понял, что у Кардагола я, представляю, что он подумал. Ужас! И все из-за глупой затеи Кардагола, которая не дала никаких положительных результатов! Хотя нет. Кое-какие дала – я помогла бежать из плена Иксиону. И, заметьте, не какому-то там Иксиону, а герцогу – правителю Кентариона, растудыть его в печенки!
     - Ты понял, что там я, и ничего не сказал? Терин, тебе не кажется, что порой ты чересчур сдержанный?
     - По Вашему мне надо было закатить сцену ревности? Испепелить Кардагола и придушить Вас?
     - Еще раз «выкнешь» и я не знаю, что тебе сделаю! – взвизгнула я. – Если я тебе небезразлична, то мог бы дать Кардаголу в глаз и спросить, какого хрена твоя жена делает в его спальне! Но нет! Ты просто сделал для себя выводы, тихо страдал и в итоге напился!
     - Дусь, - устало проговорил Терин, - если тебе так сильно не хочется читать эту книгу, так и скажи. Не надо устраивать спектакль.
     - Что? Ну, ёптыть! Да ты…
     В Терина полетел «Этикет кентарионского двора». Он не стал ждать, пока я найду, чем бы еще в него швырнуть, телепортировался мне за спину, обнял и проворчав: «Ну что я говорил, ты не хотела читать эту книгу» переместился вместе со мной в наши покои. Вот и правильно. Потому что, если пострадает библиотека, Пардок нам этого никогда не простит.

                ***
     Я сейчас провожу в беседке большую часть свободного времени. Отец не требует, чтобы я работала. Считает, что я должна прийти в себя. Надеюсь, на это не потребуется много времени, потому что мне неловко немного от своего безделья. Даже смешно, только начала бездельничать, а уже неловко.
     Я и сейчас сижу здесь с книгой. Как, кстати, она называется? Да какая разница… все равно ведь не читаю. Да мне и думать особо не хочется. Просто сижу, смотрю на цветы, на пчел.
     - Позвольте Вас побеспокоить, принцесса! - слышу я и с неудовольствием поворачиваюсь на голос. Терин Эрраде. Стоит, улыбается. Поднимаюсь, изображаю реверанс.
     - Здравствуйте, князь.
     - Иоханна, я не отниму у Вас много времени. У меня к Вам просьба.
     - Я Вас слушаю.
     Опускаюсь на скамейку. Князь становится напротив, и, все также лукаво улыбаясь, произносит:
     - Мне нужен Кир.
     - Я здесь не причем, князь.
     - Я знаю. Но Вас не удивляет то, что он до сих пор в обличии собаки?
     - Наверное, ему так нравится.
     - А Вы спрашивали?
     - Нет. Меня это не интересует.
     Я отворачиваюсь, пытаясь показать Эрраде, насколько мне неприятно разговаривать с ним о Кире. Но, по всей видимости, Терин заражен бесцеремонностью от своей жены, а потому удалиться он не желает.
     - Иоханна, Вы же знаете, что Эрраде сейчас воюет, а Кир - талантливый полководец. Он мне нужен, и не в качестве пса. Вы можете себе представить собаку, командующую сражением?
     Ну да, это было бы забавно. Однако я подавляю смешок, и смотрю на Эрраде совершенно серьезно.
     - Что Вы хотите от меня, князь?
     - Его обратное превращение я связал с Вашим поцелуем. Мне казалось это естественным в тот момент.
     - Почему Вы сразу не сказали мне об этом?
     - Мне это казалось таким очевидным, - заявляет Терин и разводит руки в стороны, - я не думал, что это следует пояснять.
     Ну да, он не думал, а если бы мне вдруг захотелось чмокнуть Кира-пса в нос? Вот там, в прошлом? И он превратился бы в полковника дубль два? Вот было бы весело!
     - Хорошо, - вздыхаю, - если Вам это так надо, позовите Кира, я его поцелую.
     Терин тихо смеется.
     - Вы не учли один нюанс, принцесса.
     - Вы о чем?
     - Вы не хотите подготовить для него одежду?
     Первая моя мысль - не хочу. Вот не хочу! Пусть этот… гад… голым бежит из беседки в свои покои! Вот пусть листиков надергает и ими прикрывается!
     Потом приходит понимание того, что это слишком мелочно с моей стороны, и если уж мстить, то более масштабно.
     - Хорошо, - говорю, - передайте Киру, что я буду ждать его в его покоях. Там он сам найдет, что одеть. Вам еще что-то от меня нужно?
     Князь хмыкает, опускает глаза и изображает легкий поклон.
     - Более ничего, Ваше высочество, разрешите идти?
     Киваю. И лишь после того, как Эрраде удаляется, понимаю, что мы оба сейчас нарушили этикет - он упорно изображал папиного придворного, хотя им и не является, а я ему в этом потакала. На душе отчего-то гадское чувство - будто князь посмеялся надо мной, и будто я это заслужила. Наверное, они с Дусей, все же, подходят друг другу. По противности характера.
     С этими мыслями я и направляюсь в крыло дворца, в котором обитает Кирдык Шактигул Кайвус, мой бывший жених. 
     Задерживаюсь по пути. Оказывается, приехала мама, и хочет меня видеть. С отцом они уже побеседовали. Интересно, о чем? Очень не хочется рассказывать ей все сразу, и потому приветствие я комкаю до неприличия, но все равно оно занимает минут двадцать.
     В итоге, не я жду Кира в занимаемых им комнатах, а он меня. Вхожу и вижу - сидит большой серый пес в шипастом ошейнике. Уши прижаты. На меня смотрит. Как его поцеловать-то?
     Ладно, опускаюсь рядом с собакой на колени. Подходит, как бы случайно тыкается мокрым носом мне в щеку, молчит. И я молчу. Расстегиваю ошейник и бросаю его на пол. Пес вздыхает. Я обхватываю его голову ладонями, тянусь к ней и, резко наклонившись, чмокаю пса в морду и тут же отстраняюсь.
     Это всегда происходит мгновенно. Вот только что здесь была собака, а уже человек. Кир. Сидит на полу и грустно на меня смотрит.
     Медленно поднимаюсь, стараясь на него не смотреть. Странная какая вещь - глаза, вроде как, его не видят, а вот все тело мое чувствует, что рядом не просто какой-то мужчина, пусть даже и обнаженный, а мой мужчина. Вот мой! Теплый, доверчивый, родной! Я не могу так! Не может быть моим человек, который унизил моего друга и обидел меня! Не может!
     - Спасибо, - шепчет Кир, а я просто выбегаю из комнаты. Вот не видеть его, не слышать. Вот забыть и все! И пусть он идет на свою войну, раз для него это так привычно. Я прекрасно проживу без него. Я от него отвыкну! Я его забуду. И я очень надеюсь, что наш ребенок будет похож только на меня. Вот только слезы бы еще по физиономии не текли. А то и так тошно.

                ***
     Отправив девушек домой, я понял, что спать мне хочется не настолько сильно, чтобы предаваться этому занятию в четыре часа вечера. Я не успел придумать, чем заняться, как за меня все решилось. Мне привалило счастье в лице Кардагола. Телепортировался гад без предупреждения, стоит лыбится.
     - Привет, зайчик.
     - Иди ты! – огрызнулся я.
     - Да ладно тебе, - Повелитель времени развалился рядом со мной на диване, вытянул ноги и довольно заухмылялся, - с тех пор как моя Василиса вычислила тебя в Нижнем мире, шпион ты наш неудавшийся, меня так и подмывало тебя зайчиком назвать. Рассмешил ты меня тогда. Шутки мне шутил, а я ведь тебя напугать хотел.
     - Не переживай… хм… котик. Твой сын меня по самое не могу напугал, - утешил я.
     - А что-то вид у тебя не испуганный. До меня слухи дошли, что ты уже успел оргию устроить, да еще и эльфа к себе в постель уложил.
     - Ну, допустим, Шеона туда девочки уложили, - уточнил я.
     - Девочки, - Кардагол расплылся в улыбке, - сколько их было? Говорят не меньше десятка.
     - Врут. Пять их было. Хорошие девушки. Из Дома тетушки Луизы. Помнишь, я вас знакомил?
     - Помню. Действительно, хорошие. А ты, значит, невесте своей верность больше не хранишь?
     - Мы расторгли помолвку.
     - Вы? По обоюдному согласию, да? Я так и подозревал, что ты с ней столкнулся в прошлом. Что у вас произошло?
     - От чего у Вас, Кардагол, такой интерес к моей личной жизни?
     - Так внук ты мне… ну или внучатый племянник. Надо как-нибудь на досуге генеалогическое древо потрясти и уточнить, кем вы с Терином мне приходитесь. Да и Мерлин, дурак этот старый, всю плешь мне проел, интересно ему, что такое происходит. Ему ведь тоже про твою вчерашнюю гулянку доложили. Слухи в нашем мире разносятся быстрее ветра.
     - Так ты, наверно, и доложил, старый сплетник! – я забыл, что собирался быть с ним сдержанным. Да, до папы мне в этом плане, как до луны пешком. – Только непонятно, почему дед тебя спрашивает? Вот не поверю, что он не решается сам ко мне явиться и допрос учинить. А то и Сферу правды эту свою идиотскую использовать.
     - Мерлуша занят по горло, - с ухмылочкой поведал Повелитель времени. – Мы его отправили вести переговоры с Миларкой Мурицийской. Зулкибарские войска через ее королевство на Арвалию идут, нервничает королева, переживает, как бы и ее мимоходом не завоевали.
     - А вы не будете? – недоверчиво спросил я.
     - Будем, - признался Кардагол и ехидно заулыбался. – Вот женим Мерлина на Миларке и Муриция наша. Королева бездетна, а других наследников нет.
     - Хитрый ты. Почему бы тебе самому на ней не жениться? Толкаешь на авантюру старого пьющего деда, - упрекнул я.
     - Да, ты за дедушку не переживай, зайчик. Может быть, женится, и пить бросит.
     Я покосился на Кардагола. Интересно, как долго еще он собирается сохранять эту «милую» привычку называть меня зайчиком? Пожалуй, если я буду протестовать и возмущаться, он меня до конца жизни будет дразнить.
     - А ты, котик, не боишься, что дед Миларку от бесплодия вылечит, и будут у них наследники и хрен тебе по всей морде, а не Муриция?
     - Так ведь, если то будут дети Мерлина, все равно королевство в семье останется, - равнодушно сказал Кардагол.
     - И это называется маньяк-завоеватель! – закатив глаза, пробурчал я.
     - Вот ты когда так делаешь, вылитая Дуська! – заметил он.
     - Ну, так, а ты чего ожидал? Мать она мне все-таки.
     - А про Саффу не расскажешь, значит?
     - Зачем тебе? – я помрачнел. Вряд ли он из чистого любопытства спрашивает. Виды у него, что ли, какие-то на волшебницу… не мою.
     - Хочу знать, насколько серьезно ты от нее отказываешься?
     Ну, точно! У него на нее виды! Любовь? Ага, аж два раза!
     Развернулся я, схватил Кардагола за воротник рубашки, встряхнул и прошипел, склоняясь над ним:
     - Если ты, засранец такой, вздумаешь обидеть ее, я тебя, хрен ты древнеэррадский, по стенке размажу!
     - Впечатляет, - с ухмылкой сказал Кардагол, - у тебя из пасти перегаром несет, так что целоваться не будем, зайчик.
     Ну да, что-то я в запале как-то совсем уж близко к нему наклонился. Можно сказать прямо в губы ему дышу.
     - А вот я тебя сейчас из вредности поцелую, котик, - прошептал я, - чтобы ты задохнулся на хрен.
     И тут дверь открылась. Без стука, между прочим! Что за хамство? Я не успел от Кардагола отодвинуться и вошедший увидел довольно таки странную картину. И, конечно же, прямо как тогда в прошлом, издал удивленно-вопросительный возглас:
     - Отец?!
     Я, без спешки, отпустил Повелителя времени, с наигранной заботой поправил ему воротник, и повернулся к вошедшему.
     - Привет, Кир. Поздравляю с возвращением в человеческий облик. Хотя собакой ты мне больше нравился.
     - Не сомневаюсь, - сдержанно отозвался полковник и обратился к отцу, - я готов отправляться.
     - Хорошо, - Кардагол встал с дивана, потянулся как сытый кот, и одарил меня ослепительной улыбкой, - спасибо за разговор, зайчик. Было весело.
     Я только зубами скрипнул. А что тут скажешь-то? Идиотская ситуация получилась. Представляю, что Кирдык обо мне подумал. Все! Настроение было испорчено окончательно!
     В таком вот испорченном настроении я и пробыл до самого вечера. И на ужин явился таким вот «веселым». А Вальдор как назло, решил сегодня устроить ужин в большом обеденном зале, то есть не семейный, а для всего двора. Он это периодически – раза два-три в неделю устраивает. Традиция. Я, конечно, мог отказаться, мне бы еду в покои принесли. Но мать настойчиво намекнула, что будет весело и вообще, если я не пойду, она меня три дня любить не будет. Пришлось идти. А то она такая – выполнит ведь угрозу и мандоса трындец.


Рецензии
Как жаль. что это не книга, которую можно подержать в руках.

Галина Польняк   30.05.2010 00:09     Заявить о нарушении
На это произведение написаны 4 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.