Последний поцелуй

Я стоял в дверном проеме и ритмично подбрасывал ключи... Очень тяжело давалась эта маска равнодушия, но пока давалась...

- Вещи заберу на днях. Квартплату я внес. Остальное, решим в процессе. Ну, удачи!

Пока этот наигранный, фальшивый металл в голосе звучал более-менее убедительно. Пока. И на сердце пока держался этот непроницаемый панцирь - лед и сталь... Я уже чувствовал, как он дрожит, трещит и плавится. Надо уйти, уйти достойно. И это мне, похоже, удавалось...
Я сбежал по лестнице и быстро, хотя торопиться был совершенно некуда, зашагал по улице. Еще быстрее... Еще... Я уже опрометью несся по вечернему городу, несся, не чувствуя усталости, не чувствуя ни себе, ни окружающего пространства... Город проносился как-будто где-то внизу. Я не видел дороги перед собой, я не имел какой-то конкретной цели. Я просто бежал.
... Остановился я так же внезапно, как и начал этот совершенно бессмысленный, не имеющей цели и предназначения бег. Сколько я носился? Зачем? У меня не было ответа... Но он не заставил себя ждать, пришел неожиданно, полоснув горячей молнией по и без того распаленному сознанию... Я пытался убежать от той, которая прожгла мое сердце, и навсегда осталась в нем, стала его частью. От той, чьи глаза давали мне силы жить, чьи губы воскрешали меня, и чьи слова теперь превратили меня в пламенный лоскут нестерпимой боли... Я хотел убежать от собственного сердца, от его ошибок, его грез и наваждений, от его наивных стремлений, от веры и любви,от разочарования и ненависти... Как глупо все это... Глупо? Нет, тогда вообще глупо жить! Сила этой душевной боли и сдела меня зверем в человеческом обличьи - беспощадным, бесстрашным зверем... И это отнюдь не аллегория... Я знал это, еще с момента общения с Луной, с того первого момента. Зверь, пустивший Любовь в свое сердце всесилен, но очень недолго, ибо он обречен. Свет и тьма сливаясь воедино дают неземную силу и ничья, ни человеческая, ни звериная плоть не способна вынести этого...
... Вой гулким эхом отозывалсяв глубине леса... Как я оказался здесь? Я не помню куда я бежал, не знаю сколько времени прошло, с того хлопка дверью... Казалось - секунда.. или ... целая вечность? Великая тьма... Опять ее глаза,опять плывущие из небытия образы. Боль горячим клинком вонзалась в сердце и рвала его на части, выжигала адским пламенем... Я упал на землю, стараясь изо всех сил удариться грудью о промерзшие холмы земли на опушке леса... Сердце горячитм комком боли качало кровь, вены пылали, из груди рвался крик, вой, в глазах вспыхивали кровавые блики...
Я снова стремительно бежал, теперь уже по лесу... Ветер жжег кожу на лице, настолько стремителен был мой бег. Теперь я знал куда бегу... Знал, что поблизости пасутся стада двуногих, и только их кровь, такая мерзкая и холодная, только ощущение их мяса своими клыками лишь немного заглушат боль, лишь немного...
Все так и было... Я увидел их, поднявшись на холм вблизи лесного озера. Много... Мыщцы охватила дрожь, сильная дрожь, до спазмов в горле... Я плотно припал к земле и прыгнул - в самый центр толпы, и, оскалив клыки начал рвать окружающее меня двуногое мясо.
... Истошные крики,кровь...
И... гулкий выстрел...
Боли не было, лишь внезапная слабость и кровь на груди дали мне понять, что охочусь не только я... Безумно колотящеесе сердце бросило меняв строну врага - здорового мужика, уже передергивающего затвор.
- Не стрелять!
О, Великая тьма, дай сил пережить это или уйти достойно...
- Не стрелять!, - голос напряжен, она чего-то боится...
Я стоял на ногах - это просто шок, или кровопотеря пока еще не столь значительна...
Она шла прямо на меня, выставив вперед руки, сжимающие крест...
- Ты, ты не посмеешь! Со мной крестная сила!
Если бы были силы, я бы забился в приступе истерического смеха. Крестная сила - детские сказки. Она не знает СВОЕЙ силы. Той, что убила меня. Убила еще до пули... С секунду я смотрел вее глаза - они втягивали меня, словно омут... Я сделал шаг навстречу, она вздрогнула, но не двинулась с места.
- Ты сделала все, что могла. Почти..., - прохрипел я.
И бросился к ней, жадно в цепился губами в ее губы. Она ответила на поцелуй, ответила с яростной, неутолимой страстью... и бессшумно пронзила мне грудь острым клинком...крест оказался просто резной рукоятью...
- А вот теперь, - я перевел дыхание, - А вот теперь ты сделала все...
Я радостно улыбнулся, наверное впервые в жизни - искренне и радостно...


Рецензии
Сложный и емкий рассказ. С уважением,

Александр Егоровъ   18.05.2011 11:31     Заявить о нарушении