бегущая по полю

«Война, война гуляет одна.
Ночами напролет она гуляет одна.
Она, она гуляет одна.
Пустыми переулками гуляет одна. – Юля Крыса: Война»


play
 В пасмурное утро взмывает корабль ввысь. Повернувшись лицом на север - там, где кончается поле, начинается город. На щеку упала капля.  Моросит. Виктор поднял с земли велосипед, смахнул с сидения влажную траву.
  Пастор встал с колен и медленным шагом направился на юг. К казармам. Там его храм, его дом. Не оборачиваясь, не оборачиваясь…
 Марина сняла солнцезащитные очки и перчатки, наклонилась и сорвала травинку. «Газик» ожидающе просигналил. Травинка выпала изо рта девушки. Сложив пухлые губы трубочкой просвистела короткий звук..
- Ты можешь поехать с нами. – Указала взглядом на ожидающую машину.
- Тебе очень идёт военная форма. – Садясь на велосипед ответил Виктор,  прежде чем тронуться, добавил.  – Сегодня будет дождь.
-Да пойми! – Она бежала за ним. Потеряв фуражку, обнажив обритую на лысо голову.. Бежала.. Кричала.. Пыталась объяснить.  А он крутил педали. И обернулся только тогда, когда кончилось поле.
 Это похоже на стоп кадр, на старый фотоснимок. Девушка с заплаканными глазами. В мужской военной форме.. бритая голова и красивое лицо..
Pause
 - Первые секунды, первые слова. Это всё чертовски важно и всегда как-то глупо и пошло. Будто нельзя было подобрать другого плана. Всё равно что жевать попкорн в кинотеатре на премьере «». Но ведь так и было. Солдаты улетали на войну, улетали на другую планету, чтобы сгинуть. И опять, да клоны. Но ведь и пастор уходил в казармы. Уходил в пустые казармы, потому что он тоже солдат. И уазик сигналил. И Виктор крутил педали своего велосипеда и Марина. Oна бежала за ним. Бежала.. 
play
  У каждой войны есть своя история любви. У каждой «лавстори» свой Ромео и Джульета. Никто не помнит звания того, кто дарил цветы, никто не помнит имени той, что любила..
 Их нашли за казармой со вскрытыми венами. Они сдохли - держась за руки. И нет в этом ничего такого. Утром он улетал. Говорят их так и оставили гнить. Сорвали только знаки отличия – никто не хочет иметь в отряде дезертира.   
  Пастор очень любит рассказывать эту историю…. И я знаю, что однажды он и впрямь увидит конец этой сучьей войны. Хотел бы я знать, что он тогда скажет.. наверняка чушь.. типо – я верил…
  Пастор всегда выходит к казармам. Пустые помещения, через неделю вновь заживут жизнью. А пока Пастор один.. он ходит строем. Поёт речёвку и стоит на часах.  Под утро его можно найти в сортире. Он маструбирует перед зеркалом.
 Но, иногда, вдруг опомнившись, он падает на колени. И стукая головой об пол - стонет. Размазывает по щекам слёзы и сопли. В эти моменты он помнит, что остался один из своего отряда. Помнит, что кроме него никто не вернулся живым с поля боя. С другой войны, иной планеты. У клонов, к сожалению, очень хорошая память.
  А нашей планете нужны герои смертники, а не ветераны..
 Пастор читал вчера утром молитву. Солдаты загнали его в угол и побили. У солдата нет бога, у него есть только автомат и грёбанный приказ… Незаконно рожденные - клоны. Их дешевле штамповать, чем содержать..
 Они никто. Они клоуны без союза матерей. Даже не регулярная армия… Выращенные в лабораториях патриоты. У каждого в голове только одно, мерцает неоновой вывеской  – Завоевать Орион. Ни шагу назад.
- Дай им сил... дай. Сил не повернуть. Идти до конца.. и когда в их тела попадут пули.. пусть они умрут дальше, чем предыдущие.. .. дай им сил.  И пусть  будет проклят тот, кто пойдёт после них - если умрёт ближе, чем они.. Дай им сил.. – Пастор вымаливает этими словами то, что ему вбили в голову почти тридцать лет назад. Говорят что война всегда разная.. но ведь всегда всё не по стратегическому, блять, плану.. но ведь всегда цель одна – дойти до конца или умереть.
А потом Пастор настраивает спутниковую тарелку и выходит в Интернет. Слушает песню.
Эдита Пьеха – вроде так зовут певичку. Её чудный голос..
 pause
Я знаю, что вы сейчас подумали. Ну, да.  Но ведь и для истории этот персонаж очень
важен. Вы же ведь понимаете фишку: покажи того, кто увидит конец первым. Чьими глазами ты будешь показывать финал. Иначе потом у тебя не останется для него места. И финал окажется просто дёргающейся картинкой. Как всё просто.
Play
Трепещущаяся от ветра занавеска, Виктор закрывает окно. Тихо. Слышно как бьётся в груди сердце. Старое изношенное сердце. Прислонившись к раме окна лбом, долго стоит не шевелясь. Пищит смартфон. Новостное сообщение, без точек и запятых:   
«операция чистый орион продолжается дополнительные комплектации боевых единиц стартовали с семидесяти трёх точек…»
  А недавно клон застрелился. Любовь? Марина.. Марина. Глупая девочка, играющая в сестру милосердия. Зачем, ну зачем ты отдалась этому мальчишке? Ведь те, кому нечего терять не могут не перейти черту не возврата. Им же проще сдохнуть пустив себе пулю в голову здесь, чем лететь через тысячи световых – на край света – оставив твоё жаркое тело здесь. У них же у всех поголовно плавающая психика.
  Марина долго стоит перед кабинетом - прежде чем войти - нерешительно стучит в дверь. Снимает с головы фуражку.
Виктор оборачивается. Медленно проходит к столу. Садиться. Достаёт из ящика и раскрывает - папку с грифом: «секретно».
- Марина Васильевна, вы вызваны по делу.. о потери боевой единицы номер двести восемьдесят. – А в окно падает солнечный свет, на небе последний  просвет между облаками. 
Pause
- Стремительная завязка, циничная и штампованная. Сто раз уже так было. Но ведь дело не в том кто кому изменил, кто кого предал. Дело-то в другом. В том что у этих двух так до этого не было. Не могли они сказать про себя заранее – завтра я изменю ему. Они солдат на войну. На непонятную войну, которая там далеко. На планете, для них мифической – Орион. Для них это такая работа. И вдруг война уже здесь. Их война. Где вот эти клонированные солдатики, уже не декорация, а самые настоящие хэдлайнеры. 
play
- Из-за вас Марина Васильевна мы потеряли боевую единицу. И я вынужден доложить об этом выше. – Виктор закрыл папку и сквозь зубы добавил. – Попрошу сдать оружие.
  Марина дрожащей рукой отстегнула кобуру. Уронила на пол. Испуганно взглянула.. И вдруг упала на колени..
- Не волнуйся..  не волнуйся.. Я сам виноват, ты моложе.. Я понимаю.. Я пошутил. Я,  я сожгу, уничтожу документы. – Виктор поднялся с пола и схватил со стола папку. Начал вытаскивать из проигрывателя диск. Обернулся и испугано застыл. – Опусти Марина. Опусти. Ты ведь не выстрелишь в своего мужа?
 - Война. – Марина выстрелила.
Виктор упал за стол, опрокинул проигрыватель. - Больно, как же это больно. Марина, Мариночка.
- Подожди Витюша... подожди. Я сейчас. - Она встала на ноги и осторожно обошла вокруг стола. Второй выстрел. Пистолет падает на залитый кровью пол. – Война.. Витя.. Война.
pause
-Сейчас финальная сцена. Сцена, которую вы видите глазами Пастора. Потому что он стоит на часах. Под холодным дождём. Весь несуразный, ненужный в этом месте. Но солдат по духу.. по призванию. И он видит. Смотрите внимательно..
play
 Она бежит через поле.
 Это похоже на стоп кадр, на старый фотоснимок.
 В мужской, запятнанной кровью, военной форме..  на бегу потерявшая фуражку.. бритая на лысо голова и красивое лицо.. она похожа на богиню.


Рецензии
мля тока заметил... на премьеру " "Прибытие поезда на вокзал Ла-Сиоты""

Самигулин Семён Васильевич   05.08.2010 12:42     Заявить о нарушении