Бей ушастых-2. Главы 10-11

                Глава 10

     Разговор у Вальдора с киль-дой этой не очень продуктивный вышел. Не прошло и десяти минут, как на подходе к дому Налиэль нарисовался. Ну, я короля предупредил об этом. Он еще немного с Лиафель поспорил и пошел на выход. А там уже Налиэль собственной персоной и с коронной фразой:
     - Вы арестованы.
     Этот эльф других слов не знает? Вальдору арестованным быть вовсе не хотелось, он за меч схватился. Ага, наивный кирвалионский мальчик! С мечом против мага. Герой! Мы с Саффой на него быстренько защиту набросили. Ту, которую недавно изобрели. Кто его знает, Налиэля этого? Вдруг атакует этим жутким «лассо», ускоряющим бег времени, и что мы в итоге скажем Аннет и Иоханне, передавая им вместо живого Вальдора коробочку с прахом? Даже представлять себе не хочу.
     Но Налиэль не атаковал. Примчалась Лиафель, вопя что-то вроде: «Аль, не надо, это Вальдор!» Надо же, я почти поверил, что она за Вальдора беспокоится. А может быть, так и было. Налиэль неохотно свернул свое едва начатое атакующее и заявил:
     - Мы проводим Вас.
     - Не заблудимся, - ворчливо заверил Вальдор.
     - Не сомневаюсь, но мало ли что может случиться.
     - Вряд ли что-нибудь случится, - мурлыкнула Саффа, схватила меня за руку, вторую опустила королю на плечо и пояснила, - при телепортации в Вашей охране нет необходимости, борэль.
     Через секунду мы уже были возле дома. На крыльце нас ждал взволнованный Шеоннель.
     - Снял бы ты с нас личины эти, - попросил я и покосился на Саффу, - а то мне непривычно, что она выше меня ростом.
     - Ну, да и по заднице гладить непривычно, - ехидно шепнула Саффа.
     Шеоннель шевельнул ухом и усмехнулся. Конечно же, услышал, гад ушастый! У эльфов слух намного лучше человеческого. Вот даже Валь, который рядом стоял, не расслышал, а этот…
     - Подслушивать нехорошо, - проворчал я и обратился к волшебнице, - мне тебя без надобности по заду гладить, я просто хотел проверить, насколько качественная иллюзия.
     - Ну и как? – заинтересовался Шеон.
     - Качественная. Задница точно не саффина, - доложил я.
     - Лучше? – заинтересовался Вальдор.
     - Не знаю. На любителя, - сдержанно отвечал я, недоумевая, с каких это пор короля интересует, каковы на ощупь некоторые части тела его гвардейцев? Ведь личина на Саффе была не какая-нибудь, а точная копия одного из его охранников. Что это на него нашло?
     - Охрана была не в восторге, - с улыбкой поведал полуэльф, - особенно тот человек, которому достался облик Саффы. Его друзья очень веселились по этому поводу.
     - Да-да, нам тоже весело. Давай, Шеон, снимай уже с нас это безобразие, я соскучился по вальдоровой физиономии. Да и саффина личина не радует. Не привык я, чтобы она на меня сверху вниз смотрела.
     - А мне нравится, - заявила волшебница, весело поглядывая на меня с высоты своего роста.
     - Хочешь остаться такой красоткой… точнее красавчиком? Интересно, насколько хороша эта иллюзия, Шеон? Все органы работают или…
     - Если тебя интересует, смогла бы Саффа в таком виде заняться любовью с женщиной, то нет, - серьезно отвечал Шеоннель, - я не настолько силен в волшебстве, изменяющем внешность.
     - Странные вещи тебя интересуют, Лин, - заметил Вальдор.
     - Не страннее, чем твой интерес к задницам твоих солдат, - поддел я.
     Король непонимающе пожал плечами. Шеон снял иллюзию. Я с удовольствием посмотрел на Саффу, которая опять имела привычный вид… то есть сегодня он был не только привычный, но и соблазнительный.
     - Симпатичный наряд, кстати, - отвесил я запоздалый комплимент, - ну что, пошли в дом? Я бы что-нибудь сожрал.
     Насчет пожрать - это я погорячился. Нормальной еды здесь все так же не водилось. Хозяин дома был в еще более унылом настроении, чем обычно. Наверно, те кустики, которые мы с Саффой испортили во время утренних экспериментов, были ему очень дороги. Вот зуб даю, хозяин из мести на ужин одни салаты подал. Даже рыбы не было.
     Вальдор уныло ковырял вилкой в своей тарелке, а я даже не стал делать вид, что пытаюсь есть. Саффа сидела в глубокой задумчивости и тоже не спешила поглощать «аппетитную» траву.
     - У меня одна мысль появилась, – наконец, заговорила она.
     - Ты меня пугаешь, - на всякий случай проворчал я.
     - Надеюсь, идея касается того, как скрасить наш скудный ужин, не привлекая внимания этого маньяка арестов – Наливая, - буркнул Вальдор.
     Шеоннель тихо рассмеялся.
     - Вы правы, Ваше величество. Я могла бы попробовать исказить магию Лина, пока он телепортирует еду с зулкибарской кухни, - поведала Саффа. - Если я все правильно рассчитала, то это будет выглядеть так, будто он переместил какую-то вещь из своего гардероба. Мне попробовать?
     - Она еще спрашивает! – оживился король.
     - Ладно уж, пробуй, о великая Озерная Ведьма, - милостиво позволил я. – И не надо сверлить меня таким взглядом, будто убить хочешь. Шепчи уже… шептунья.
     - Лин, не успокоишься, я велю Саффе применить к тебе какое-нибудь заклинание. Не опасное для жизни, но неприятное, - пригрозил Вальдор.
     Ну да. Он может. И из-за контракта она его не ослушается, даже если захочет. А она вряд ли захочет. Потому что сама не против.
     - Не стоит, Ваше величество, отдавать такие приказы, - словно подтверждая мои догадки, отозвалась Саффа, - я и без этого могла бы. Но не стану. Я сегодня добрая. Приготовься, Лин. Будет немного неприятно.
     Ну, да. Совсем «немного». Уши вот заложило. Появилось ощущение, что я в каком-то невидимом коконе. Вокруг ничего нет. Кроме Саффы. На меня и раньше колдовали, и Саффа в том числе. Но такого явного ощущения чужой магии я еще на себе не испытывал. Казалось, что меня вообще нет, что я стал частью ее магической ауры. Причем незначительной такой, очень маленькой частью. Как песчинка в пустыне.
     Так, ладно, что у нас там, на повестке дня? Телепортировать жратву из Зулкибара. Главное, не промахнуться. Мне повезло - не промахнулся. Блюдо с жареным поросенком. Жаровня с тушеной утятиной. Бутылка гномьей водки. Еще один заход. Связка колбасок.
     - Хватит.
     Я вновь стал собой и недобро покосился на Саффу.
     - Больше так не делай. Это не немного неприятно, это отвратительно!
     - Зато поедим, как следует! – пресек мои возмущения довольный Вальдор, придвигая к себе блюдо с поросенком.
     И тут в помещении возник Налиэль. Неужели не получилось? Все мои страдания напрасны и они засекли телепортацию продуктов? Но, к нашему удивлению, эльф не обратил внимания на содержимое стола и не произнес свою коронную фразу про арест.
     - Добрый вечер. Приятного аппетита, - он отвесил едва заметный общий поклон, а потом персонально поклонился Саффе, - я хотел бы предложить госпоже волшебнице прогулку по ночному Альпердолиону… если, конечно, Его величество не против.
     - Я против, - вырвалось у меня.
     Ну да, а что такого? Почему я должен быть не против? Ведь, если она пойдет с ним гулять, мне придется телепаться следом на расстоянии не более пяти метров. То-то веселуха будет!
     Саффа незаметно ткнула меня локтем под ребра и одарила Налиэля вежливой улыбкой.
     - К сожалению, вынуждена отказать. Мой долг находиться рядом с королем круглосуточно.
     На физиономии Налиэля появилось выражение разочарования и удивления. Кажется, он не ожидал, что ему так равнодушно откажут. Может быть, думал, что Саффа сейчас начнет уговаривать Вальдора отпустить ее погулять? Что эти эльфы вообще о себе возомнили? Особенно этот отдельно взятый эльф!
     - Очень жаль, - наконец, изрек Налиэль и испарился.
     - А мне-то как жаль! – прорычал я и вцепился зубами в колбасу так, будто это было горло Налиэля. Тоже мне придумал! Выгуливать Саффу! Обойдется! И если она сейчас не перестанет так довольно ухмыляться, я ей какую-нибудь гадость скажу, чтобы жизнь медом не казалась.

                ***
     Успеваю проснуться, уже привычно без посторонней помощи умыться, позавтракать, чем там эльфы пошлют и прогуляться по маленькому, но саду. Магов что-то не видно, а бойцов я привык не замечать. В конце концов, если постоянно будешь обращать внимание на телохранителей, свихнешься.
     Часов так в одиннадцать утра, когда я дуреть уже начинаю от безделья, в доме появляется эльф. Именно, что появляется. Просто возникает вдруг в холле без предупреждения и все. Выглядит он необычно. Длинные волосы заплетены в три косы длиной почти до колен, одет во что-то типа мундира лазоревого цвета, алые же брюки, на ногах – сапоги с загнутыми вверх носками. На носках последних - бриллианты. Смотрится забавно.
     - Ваше величество, Вальдор Зулкибарский, владетель Зулкибара, Северной Тании, Сонных островов, Любеции и Тимса…
     Слушаю и удивляюсь. Я свой полный титул успел уже и подзабыть. Еще на заре правления я приказал его не использовать. Засыпал под него потому что. А это вот чучело знает. Ну что ж, послушаем, пока не охрипнет.
     - …Кавалер ордена Дракона Синего Заката. Король Рахноэль, Правитель Светло Глядящего Навстречу Солнцу Альпердолиона,  герцог…
     Ага, теперь он будет перечислять титулы эльфийского короля. Скучно. Пойти, что ли, чаю выпить? А то мероприятие это затягивается.
     - … приветствует Вас и просит прибыть сегодня к трем часам после полудня.
     - Благодарю Вас, почтенный герольд, я прибуду, - отвечаю, отвешивая поклон.
     И герольд тут же растворяется в воздухе. Так, пора идти будить этих бездельников-волшебников.

     В начале третьего прибываем во дворец.
     Я раньше не был здесь. Дворец правителя находится в парке, который, против обыкновения, окружен высокой стеной, сложенной из белого камня. Посторонних туда не пускают. Это не мой постоялый двор, куда кто хочет, тот и ходит. Впрочем, об этом я уже говорил. Нас (меня и магов) маринуют около часа, заставляя ожидать приема. Впрочем, я не особо обижаюсь. Сидим, болтаем, анекдотами обмениваемся. А что, эта остроухая задница, мой коллега, и в самом деле решил, что я буду нервничать, ожидая аудиенции? Да ну!
     Наконец, нас проводят к Рахноэлю.
     Полчаса блужданий по коридорам под недоброжелательными взглядами длинноухих, и вот мы на месте.
     Высокий, выше меня эльф танцующим шагом идет мне навстречу, доброжелательно улыбаясь. У него не особо длинные, чуть выше лопаток, каштановые волосы. Не особо проницательные зеленые глаза. Не слишком прямой нос. И не очень-то четко вырезанные губы. И не такой уж высокий лоб. И все равно этот гад как-то по-особенному красив и величав. Эх, эльф, что сказать?
     - Вальдор, друг мой! - радостно восклицает он, протягивая ко мне руки, и я ловлю себя на мысли, что очень хочется попятиться. Вместо этого изображаю крайне доброжелательную улыбку и подхватываю тон.
     - Рахноэль, я так рад тебя видеть!
     Мы обнимаемся. О, ужас. Мы обнимаемся!!!!
     Он отстраняется.
     - Прости, Вальдор, что заставил тебя ждать. Так был занят! Но мы же почти родственники! Думал, ты поймешь.
     - Конечно, - подхватываю, - дела государственные. Понимаю.
     И скалюсь. На все имеющиеся зубы. С каких это пор он стал мне родственником? Про дела его вообще молчу. О каких делах может идти речь, если тебя ожидает король?
     - Давай, Вальдор, мы с тобой, как свои посидим. Не возражаешь, если мы всех отошлем?
     Оглядываюсь на Лина и Саффу. Стоят, мрачные такие. Смотрят на меня с укоризной. Но что делать?
     - Хорошо, - говорю, - только позаботься о том, чтобы мои люди не были обделены вниманием.
     - Вальдор! - восклицает он с недоумением. Мол, как я мог о нем подумать, будто мои сопровождающие останутся скучать!
     Магов выводят из помещения. Остаемся одни. Совсем одни. По крайней мере, я никого не вижу и не чувствую.
     Рахноэль приглашает меня присесть возле столика, на котором стоит лишь кувшин и блюдо с фруктами. Не большой я любитель фруктов, но выбирать не приходится.
     - Присаживайся, - любезно предлагает повелитель эльфов, - давай просто. На равных. Выпьешь со мной? Кстати, не против, что я на «ты»?
     Качаю головой, мол не возражаю, и тут понимаю, что он говорит по-зулкибарски. Чисто притом. И не излишне чисто, а так привычно, будто с детства язык изучал, притом методом глубокого погружения. Но спрашивать не буду, где именно. Солжет ведь. Лучше улыбнусь.
     - Странно, что мы до сих пор не были знакомы, Вальдор, - мурлычет король Альпердолиона.
     Мне вот это совершенно не странно. Незачем нам было знакомиться.
     - Ну что ж, - говорю, - значит, время пришло установить отношения. Вещи случаются.
     - Да, - задумчиво произносит он, наливая вино в бокалы, - случаются. Порой не ждешь, а вот они.
     Он, может, и не ждет. А я вот точно ожидаю, когда эта высокопоставленная лопоухая гадость начет подводить меня к мысли о том, что я ему чем-то обязан. Нет, не подводит. О погоде, о природе, о философских воззрениях, которыми я сроду не интересовался. О воинских искусствах, в которых я кое-что понимаю, но делиться своими знаниями не намерен. В итоге часа через полтора Рахноэль вдруг упоминает имя Лиафели.  Мол, родственница у него имеется, которая выращиванием редких сортов гарпунуся интересуется. Гарпунусь, кстати, это такой мелкий вонючий цветочек. Пахнет неприятно, но расцветку может иметь самую невероятную. Вплоть до лиловой в зеленый горошек.
     - Да ты что?! - восклицаю, - никогда не знал, что ей это любопытно.
     - Ах да! - заявляет Рахноэль, машет ладонью и дружелюбно улыбается, - а я и забыл, что вы знакомы.
     Ну, вот здесь он переигрывает. Настолько сильно, что становится неприятно.
     - Да, - отвечаю, не менее доброжелательно улыбаясь, - мы были близки когда-то. Недавно я узнал, что у нас есть сын.
     - Ты представь! - восклицает Правитель эльфов, - получается, что мы с тобой родственники! Правда, дальние…
     Вот и славненько, что дальние. А то я после Мерлина с Кардаголом при слове «родственники» вздрагивать начинаю.
     - Ведь Лиафель мне… - тут Рахноэль задумывается, - скажем, что племянница. И я очень за нее переживаю. Молодая, неопытная.
     - Да-да, все мы склонны совершать ошибки. И не всегда знаем, чем придется расплачиваться за них, - заявляю я, вздыхая.
     - Ты считаешь рождение ребенка ошибкой? - тут же подхватывает эльф и глядит на меня так своеобразно. Испытующе.  А вот не надо на меня смотреть. Я врать вообще не люблю, и потому изумление мое совершенно искренне.
     - Я? Я рад. Шеоннель - чудесный мальчик. Очень сожалею, что не познакомился с ним раньше.
     - Хороший мальчик, - задумчиво повторяет эльф, - очень хороший. Так говоришь, он тебе понравился?
     - Да, - отвечаю, улыбаясь на все зубы, - и я очень хотел бы продолжить с ним знакомиться.
     - И что тебе мешает?
     - Да, в общем-то, ерунда.
     Пожимаю плечами и смотрю на властителя эльфов наивным и нежным взглядом. Не думаю, что купится. Но игра - есть игра. А сейчас оба мы изображаем из себя…. Придурков, иначе не скажешь.
     - И все же, - настаивает эльф.
     Улыбаюсь.
     - Не так давно узнал я, Рахноэль, интересную вещь. Мои маги называют ее «опекой». Про невозможность для ребенка-эльфа до достижения им сорока пяти лет удалиться от матери без ее разрешения.
     - Что же здесь удивительного? - смеется правитель эльфов, - это нормально. Такова наша жизнь. Кто-то отпускает детей раньше, кто-то держит их рядом до полного совершеннолетия. Что тебя смущает, брат мой?
     О, я уже и брат! Боюсь, еще недолго, и я тут мужем стану. Вернее, женой. Да простит меня Лин, которому, похоже, довелось это испытать. Ощущения неприятные. Даже когда это делают со мною не посредством использования тела.
     - О, Рахноэль, что может смутить правителя? Разве что воспоминания о собственных ошибках. А здесь я их не совершал. Только представь, твоя родственница, любительница редких птичек…
     - Цветочков.
     - Какая разница! Лиафель не отпускает нашего сына со мной. И не хочет оставаться рядом с ним. Уж не знаю, почему.
     Так, вспомним, какой тут должен быть взгляд. А-ля Дуся - лихой и придурковатый. Ну совсем я не в курсе, отчего это Лиа не хочет жить в Зулкибаре. И даже не предполагаю.

                ***
     Прибыли мы к правителю этому эльфийскому. Я уже приготовился интересную беседу послушать. Но нет, хрен мне по всей морде. И Саффе тоже. Нас любезно выставили вон. И ладно бы под дверью оставили, так нет же, нарисовался Налиэль и, заливаясь соловьем о прелестях эльфийских вин, подхватил Саффу под ручку и потащил куда-то. Она едва успела меня за руку сцапать. И на том спасибо. А то телепался бы позади, как собачка на привязи. А так ничего, терпимо получилось – Саффа под ручку со мной и с эльфом этим. Засранец ушастый! Откуда он только взялся?
     Пришли мы в зал какой-то. Там все в цветах, пол стеклянный, под ним вода и рыбки плавают. Банально. У нас в Эрраде был такой зал. Пока мама там не вспылила. С тех пор зала нет, а выживших рыбок мы Вальдору подарили. Чтобы его «рыбкам» (Таурисару с Гудридом) не скучно было.
     Налиэль, делая вид, что меня тут и вовсе нет, самозабвенно щебетал всякую ерунду, предназначенную исключительно для Саффы. Наверно, я вот так же себя веду, когда понравившуюся девушку охмуряю. Или не так? Нет, не так! Надеюсь, что нет. А то уж больно по-идиотски со стороны смотрится. Не хотелось бы думать, что я вот таким же дурачком становлюсь и всякую фигню несу.
     Уселись мы на диван. Тут же откуда-то эльфийки появились. Вино принесли. Много вина. Наливай этот решил доказать что не зря такое имечко носит и сейчас дегустацию нам устроит? Ага, а мы такие дураки и напьемся при исполнении! Аж два раза!
     Одна из эльфиек мне наполненный бокал вручила. Я только губы смочил. Напиться всегда в другом месте и в другое время можно. Сижу, как придурок, по сторонам глазею и стараюсь не слушать, что там Налиэль вороне этой нашептывает. Вот гад, уже за руку ее взял, запястье поглаживает,  мурлычет. А Саффе это вроде как нравится. Улыбается благосклонно, к ушастому этому наклонилась поближе, типа, чтобы лучше слышать. А у самой ноздри раздуваются. Она его нюхает что ли? Интересно, чем таким от него пахнет? Наверняка какой-то травой, которая Саффе позарез нужна. Тоже что ли понюхать? Ну, понюхал я. Пахло от ушастого Наливая Сиатрисом, а еще Каннабисом. Но Сиатрисом больше. Он что дурак? Он, правда, решил, что на Саффу это подействует? На специалиста по травам-то! Или он не ошибся и действует?
     - Саффа, - тихо позвал я.
     - Да? – недовольно отозвалась она, даже не взглянув на меня.
     - А не забыла ли ты, дорогая, что мы здесь при исполнении?
     - Да-да, я помню, - отвечала волшебница, а сама на Налиэля во все глаза таращится.
     Да что же это такое? Надо срочно что-то делать!
     - Налиэль!
     - Ну что такое? Тебе мало наливают? – недовольно спросил он.
     - Да, я вот тут подумал, что к вину кое-чего не хватает, - загадочно изрек я.
     - Это чего же?
     - У меня с собой каннабис есть… ну то есть не совсем с собой. Я его оставил в доме, где мы остановились, - уши Налиэля заинтересованно шевельнулись, он переключил внимание с Саффы на меня. Я послал ему ослепительную улыбку, - как говорит моя мама «Вино без Каннабиса – деньги на ветер». Не мог бы ты уважаемый Налиэль сгонять за этой чудесной травой? Я отлучиться из дворца не могу, сам понимаешь.
     - И где этот Каннабис лежит? – стараясь говорить равнодушно, спросил Налиэль.
     Я обстоятельно объяснил, где именно заныкал столь желанную эльфом траву. Спасибо Иксиону, который просветил нас о том, что большинство эльфов на Каннабис реагируют, как коты на валериану – просто дуреют при одном упоминании.
     Налиэль запечатлел на руке волшебницы поцелуй и испарился, пообещав вернуться как можно быстрее.
     - Ты с ума сошел, Эрраде? – спросила Саффа, схватила подушечку с дивана и начала ею обмахиваться, все так же не глядя на меня.
     - Так и будешь ко мне задом сидеть? – разозлился я, взял ее за плечи и развернул к себе.
     - Да, что ж ты за дурак такой? – воскликнула Саффа, глядя куда угодно, только не на меня, - ты не понял, что от этого Налиэля Сиатрисом воняет как от девицы какой?
     - Понял, поэтому и выпроводил его, а то ты, кажется, увлеклась этим ушастым не на шутку.
     - Вспомни, что с королем было, когда он Сиатрис понюхал, - проворчала Саффа, опять отвернулась и начала подушкой этой перед собой воздух гонять.
     До меня, наконец,  дошло, в чем дело. Валь, когда этой гадости нанюхался, которой тощая Тайя пользовалась, не на нее набросился, а на Селину, которая стояла рядом и как раз была в его вкусе – пышечка такая же, как Аннет. Выходит вот почему Саффа на меня смотреть боится и на Налиэля, который не в ее вкусе, сосредоточенно пялится. Интересно… интересно, как ей понравится быть почти привороженной? Отобрал я у нее подушку эту и заставил на себя посмотреть.
     - Ну, ты и скотина! – прошептала она.
     - А ты дура, - довольно ухмыляясь, парировал я, - дала мне средство против Сиатриса этого, а сама им воспользоваться забыла. И кто ты после этого? Дурочка неосторожная.
     Кажется, ей было безразлично, как я ее называю. Не успел я и глазом моргнуть, как она у меня на коленях оказалась. В глазах ни одной мысли и такая настойчивая. Сказать ей, что у меня с собой имеется средство, запах которого нейтрализует воздействие Сиатриса? Пожалуй, скажу. Но не сразу. Да-да, месть моя страшна! Она же воспользовалась когда-то тем, что я околдован. Так чем я хуже? Правда, здесь место не очень подходящее чтобы по полной программе развернуться. Одним словом, когда вернулся Налиэль, который никакой травы не нашел, мы целовались и не сразу поняли, что он уже здесь.
     Слышу – эльфийки которые вино принесли, и статуи тут из себя изображали, захихикали. Наверно, физиономия у Наливая была очень уж офигевшая. Ну, его можно понять – мало того, что желанной травы в моих вещах не обнаружил, так еще и девушку, которую он охмурял, другой целует. Точнее она сама целует и уже раздевать меня начала, игнорируя тот факт, что мы тут не одни. Я ее еле от себя оторвал и сунул ей под нос пузырек с нейтрализатором Сиатриса. Она сделала глубокий вздох и уставилась на меня со странным выражением. Я думал, она злиться будет, обругает меня по всякому, но она какое-то время молча смотрела, потом с колен моих слезла и начала поправлять одежду и растрепавшуюся прическу.
     - Ну что Налиэль, где Каннабис? – бодренько обратился я к офигевшему эльфу.
     - Не нашел, - процедил он сквозь зубы и плюхнулся на диван, на свое место, рядом с Саффой.
     - Как не нашел? Выходит, Вальдор, засранец такой, его стырил! – совершенно натурально возмутился я.
     Налиэль недоверчиво брови изогнул и хотел что-то возразить, но тут явился эльф с брюликами на сапогах и предложил нам следовать в тронный зал, к Вальдору.

                Глава 11

     - Так чем я могу помочь? - интересуется Рахноэль.
     - Ну что ты, брат! Какая помощь?
     - Может быть, ты хочешь, чтобы я поговорил с Лиафель?
     - Да не стоит. Я с ней уже разговаривал.
     - И что она?
     - Увы, поскольку она, как ты сказал, молода и неопытна, киль-да отказала мне. Ах, лучше бы она отказала, когда я просил стать ее моей женой.
     Весело смеемся.
     - У тебя есть чувство юмора, брат, - пытается польстить Рахноэль.
     - Благодарю, - заявляю я, продолжая улыбаться. Интересно, эта церемония взаимного обнюхивания долго еще будет продолжаться?
     - И все же мне неприятно, что такая мелочь доставляет тебе столько хлопот, - проговаривает Рахноэль. В этот момент он наклоняется, чтобы подлить мне вина и выражение глаз этого хитрого старого эльфа я не вижу.
     - Ну что ты, какие хлопоты!
     - Может быть, я могу что-то для тебя сделать?
     Изображаю на физиономии задумчивость.
     - Если тебе это будет нетрудно.
     - Нет-нет, конечно нетрудно! Проси, что хочешь.
     Так, а вот теперь уже можно говорить прямо. Почти прямо.
     - Мои придворные маги уверяют в том, что опеку можешь снять и ты, брат.
     Ну, вот только позволь удовлетворению появиться на твоей узкой гладкой физиономии, родственничек. Только позволь! Нет, молодец. Лицо серьезное, во взгляде почти что боль.
     - Да, возможно, - как-то неуверенно проговаривает он. И наигранность почти не чувствуется. Вот что значит века практики. Я так не умею. У меня терпение уже заканчивается.
     - Это достаточно сложный ритуал… - продолжает Рахноэль.
     Вот врет! Зачем врет-то? Я же все выяснил давно. Ему достаточно две фразы произнести, и Шеон свободен.
     - …достаточно сложный не по исполнению, а с моральной точки зрения. Ведь я фактически лишаю племянницу прав на сына. Ты меня понимаешь, Вальдор?
     - Да-да, конечно, понимаю. Но такова жизнь. Кто-то теряет, кто-то находит.
     Что тебе от меня нужно, гадина длинноухая?!
     - Есть кое-что, что могло бы утешить бедную девочку, да и мне не дать терзаться муками совести.
     Муки совести?! У него?! Спокойно, Вальдор, и постарайся сделать так, чтобы глаза у тебя за пределы лица не выползали. Стараюсь.
     - И что же это, брат?
     - Шеоннель ведь не просто мальчик. Он, возможно, твой наследник. Он - маг с хорошим потенциалом. Он соединил в себе кровь двух великих народов. И, я, кажется, упоминал, он мой дальний родич. Этот мальчик важен для Альпердолиона.
     - Да-да, ты прав. Наверное, мне стоит отказаться от своей затеи, - вздыхаю я.
     - Все не настолько плохо, Вальдор. Просто пойми, я вынужден просить тебя об ответной любезности. Будь я просто эльфом, конечно, я бы позволил Шеоннелю самому решать, с кем из родителей ему оставаться. А поскольку я правитель…
     Да будь ты просто эльфом, я бы к тебе и не пошел.
     - Я понимаю, - вздыхаю, грустно качая головой.
     - Я вынужден попросить тебя дать клятву.
     Рахноэль надолго замолкает, ожидая, видимо, моей ответной реплики. Я же сижу со скучающим видом. Так, молчание затягивается. Ладно, уговорил.
     - И какую же клятву? Беречь и защищать Шеоннеля? Позволить матери видеться с сыном? Отпускать ребенка в Альпердолион время от времени? Или, может быть, выплатить Лиафель денежную компенсацию? На все из перечисленного согласен.
     - Это не совсем то, что я хотел бы Вас попросить.
     О, мы уже на «вы». Отлично, приближаемся к финалу.
     - Речь пойдет о взаимоотношениях между нашими государствами, - продолжает эльф, - о своего рода договоре о мире и сотрудничестве.
     - Не проблема. Пусть Ваши юристы подготовят проект договора. Мы с министрами его рассмотрим и, скорее всего, утвердим.
     - Это слишком долго, - вздыхает Рахноэль.
     - Такова процедура. Я не принимаю подобные решения один.
     - Боюсь, что в противном случае, и я не смогу пойти Вам навстречу.
     Вот меня и прижали к стенке.
     - В чем суть договора?
     - Вы поклянетесь, что Зулкибар отказывается от участия в каких-либо военных союзах, направленных против Альпердолиона.
     - Насколько я помню, мы в таких союзах и не участвуем. И воевать с Альпердолионом… Мне и в голову такое не приходило. Что нам делить?
     - Вы готовы поклясться, Вальдор?
     - Да, но я могу отвечать только за себя.
     - Вы и будете отвечать за себя. Я начинаю процедуру?
     - Стоп. Сначала мне нужно проконсультироваться с волшебниками.
     - Исключено.
     - Почему?
     - Они не должны знать о нашей договоренности.
     - Прости, Рахноэль, дорогой. Насколько я понимаю, речь пойдет о магической клятве. Они должны хотя бы изучить заклинание, которое ты собираешься на меня наложить. 
     Холодный взгляд в мой адрес.
     - Вы мне не доверяете?
     Я?! Да я больше крысам в подвале доверяю, чем ему! Да я бы с большим удовольствием с акулами голым поплавал, чем продолжал общение с этим эльфом. Да я бы… А! Какая разница!
     - Прости меня, брат. Я, как и ты, правитель. Заботиться о собственной безопасности для меня - все равно, что заботиться о границах государства. Я не могу так рисковать.
     - Хорошо, - вздыхает эльф, - я позволю одному из твоих волшебников проверить структуру сплетенного мною заклинания.
     - Обоим.
     - Хорошо, обоим.
     Рахноэль поднимается с кресла, подходит к двери и просит достаточно громко, чтобы я слышал, привести сюда Саффу Озерную ведьму и Мерлина Эрраде.
     Минут через семь появляются мои маги - сосредоточенные и, кажется, немного взъерошенные.
     - Ваше величество, - проговаривает Саффа, делая реверанс.
     - Мне нужна Ваша помощь. Сейчас Его величество Рахноэль сплетет заклинание, которое он намеревается на меня наложить. Ваша обязанность проследить, чтобы оно было для меня безопасным. После чего вы должны будете удалиться. Задача ясна?
     Отвечают хором:
     - Да.
     Рахноэль пропевает несколько фраз.
     - Стоп, - заявляет вдруг Саффа, - последние три слова отменяйте.
     Лицо эльфа вспыхивает от гнева, но он лишь выдыхает и проговаривает еще несколько слов.
     - Я закончил, - произносит Рахноэль, - господа волшебники удовлетворены результатом?
     - Ваше величество, - встревожено произносит Саффа, - это неснимаемая клятва. Вы уверены?
     - Уверен. Она безопасна?
     - Да, но…
     - Можете идти.
     Маги удаляются, а я готовлюсь к экзекуции. Назвать иначе наложение на меня этого заклинания не могу. Осталось выяснить один вопрос.
     - Когда ты намерен снять опеку с Шеоннеля?
     - Прямо сейчас. Я уже послал за ним. Ты произнесешь клятву, а я разорву его связь с Лиафель. И мы разойдемся взаимно удовлетворенные.
     Киваю с мрачным видом. Рахноэль сует мне в руки лист желтоватого пергамента.
     - Читай вслух.
     Читаю.
     - Я, Вальдор, король Зулкибара, учитывая взаимное стремление Зулкибара и Альпердолиона к взаимному сотрудничеству, развитию и укреплению отношений… Стороны в случае возникновения ситуации, способной негативно отразиться на обоюдных интересах безопасности или интересах безопасности Альпердолиона или Зулкибара, по взаимному согласию приводят в действие соответствующий механизм консультаций для согласования позиций и координации практических мер по урегулированию такой ситуации... Стороны не предпринимают каких-либо действий, включая заключение договоров с третьими странами, наносящих ущерб суверенитету, безопасности и территориальной целостности другой стороны. Ни одна из Сторон не допускает использования своей территории третьими государствами в ущерб государственному суверенитету, безопасности и территориальной целостности другой стороны…
     Там много было еще слов. Устал читать. Суть сводилась к следующему: Зулкибар не при каких условиях не нападает на Альпердолион. Зулкибар не вступает в военные союзы против Альпердолиона. Если вдруг Зулкибар уже состоит в таком союзе, он немедленно из него выбывает. Иначе страшная гибель моим потомкам до седьмого колена по достижении ими тридцатипятилетия. Понятно. Значит, первым, если что, погибнет Шеоннель. 
     - Клянусь, - выдыхаю я, - теперь Ваша очередь.
     Чувствую себя усталым, но нужно закончить.
     Входит Шеон. Спокойный, немного напряженный.
     Король эльфов смотрит ему в глаза и по-эльфийски проговаривает:
     - Ты свободен от своей матери, Шеоннель, сын Лиафели. Отныне ты волен сам определять свою судьбу.
     Шеон опускается на колено и целует пальцы рук эльфийского правителя.
     - Тогда мы можем идти, - произношу я. Даже говорить трудно.
     Нам пора домой. Пора. И стоит подумать, почему Рахноэль заставил меня принести эту клятву именно сейчас. Ведь и в самом деле до последнего времени интересы правителей Зулкибара и Альпердолиона не сталкивались

                ***
     О, папа! Ну, где же ты? Не так уж и просто разгребать твои оставленные без присмотра государственные дела, справляться (даже с помощью Юсара) с ранним токсикозом и стараться при этом не думать о том, что мой ребенок будет расти без отца. Да, не думать об этом… Этом… Этом красивом, глупом и жестоком мужчине, за которого я чуть не вышла замуж.
     - Ханна, доченька моя, ты хорошо себя чувствуешь?
     - Отлично, мама.
     Аннет. Лицо обеспокоенное.
     - Ханна, ты не забыла о завтрашнем бале?
     - Он уже завтра?
     - Да, девочка моя. Ты не хочешь примерить платье?
     Вот уж чего я не хочу, так это платья мерить. И на бал я тоже не хочу. Можно подумать, у меня выбор есть.
     - Хорошо, мама. Конечно. Пусть его принесут в мою спальню.
     Поднимаюсь в спальню. Платье мне неожиданно нравится. Оно достаточно простое - вишневое с бежевым. Кружева и драгоценностей по минимуму, но покрой очень элегантен. Не ожидала я такого от матери.
     - Я заказала тебе у гномов гарнитур, - щебечет Аннет, протягивая мне футляр с драгоценностями. Серьги и колье. Рубины и бриллианты в белом золоте. Очень эффектно.
     - Спасибо, мама.
     Аннет смотрит на меня обеспокоено.
     - Ханна, может быть, тебе стоит помириться с Киром. Мне кажется, ты переживаешь.
     - Это исключено, мама. Мы расстались.
     - Я пригласила его на бал.
     - Зачем?!
     Аннет легкомысленно пожимает плечами.
     - Если уж его отец приглашен, я не могла оставить без внимания Кира.
     Ну и ладно. Надеюсь, у него хватит совести не прийти. Не хочу его видеть. Вернее, хочу, но не следует.
     - Ханна, точно все в порядке?
     - Точно! Все отлично! Все нормально!
     Смотрю на маму. У нее лицо обиженное. Наверное, не стоило кричать.
     - Извини, - говорю, - я немного нервничаю. Отец уехал, а я, кажется, не справляюсь.
     Аннет улыбается.
     - Справишься.
     - Конечно, - вздыхаю я.
     Здесь у меня выбора тоже нет. Конечно, справлюсь. Ну, где же папа?

     Утром все обычные хлопоты уходят на второй план. У нас сегодня бал. Поэтому я завтракаю в своей комнате, а потом лишь терплю процесс укладывания волос, нанесения макияжа, обряжения меня в платье. Это занимает много времени. Смотрюсь в зеркало. Да, я красавица. Особенно сегодня, когда темные круги под глазами тщательно замазаны.
     Вызываю к себе Гарлана и Оллита - главного церемониймейстера.
     - Все готово?
     Они переглядываются и отвечают. Мол да. Из их переглядывания вижу, что неправда это. Не все. Но справятся сами, и на том спасибо.
     Ежегодный королевский бал - то еще представление. Основная цель его проведения - напомнить придворным, кто и насколько из них близок к королю. Вторая цель, негласная -  соглашения о брачных союзах. Именно на королевском балу высокородные жители королевства зачастую договариваются о том, за кого они отдадут своих дочерей, и какие выгоды они приобретут. Учитывая то, что я о помолвке (и о ее расторжении) не объявляла, а о моей беременности официально тоже еще неизвестно, и для меня там будет несколько потенциальных женихов.  А что? У меня еще есть шанс выйти замуж и сделать вид, что ребенок от мужа. Подумаешь, родился чуть раньше срока! Вот как найду себе графа какого-нибудь! Или еще кого. И пусть Кир воюет себе на здоровье. Жаль, все же, папы нет.
     Отпущенный чуть ранее Гарлан появляется в моих покоях. Лицо у него встревоженное.
     - Ваше высочество, Его величество король Вальдор желает Вас видеть.
     Что? Прибыл?
     - Где он?
     - В своем кабинете.
     Тут же срываюсь с места и бегу к отцу.
     Он, действительно, у себя. Выглядит усталым и недовольным.
     - Удалось?! - кричу я с порога.
     - Да, - отвечает, - с некоторыми накладками, но я справлюсь. Главное, Шеон теперь свободен. Все в порядке? Неожиданностей не было?
     Ровно три секунды борюсь с собой, но решаю не рассказывать Вальдору о конфликте, произошедшем между его ближайшими помощниками.
     - Не было, папа. Все отлично. Я так рада!
     Вальдор вздыхает.
     - Я буду на балу, дочка. Спасибо, что помогала мне эти дни.
     - Тебе спасибо, что дал мне эту возможность.
     Он грустно улыбается, делает шаг навстречу, осторожно обнимает меня, стараясь не помять прическу и кружева.
     - Спасибо, - шепчет, - все у нас будет хорошо. А сейчас иди. Скоро праздник. Мне еще нужно привести себя в порядок.
     Ухожу в размышлениях. Что же там такое случилось с отцом? Отчего он выглядит растерянным и опустошенным? Хм, надо бы это с кем-нибудь обсудить.
     Иду к Саффе. Она у себя.
     - Ханна, - кричит из соседней комнаты, - я ванну принимаю.
     - Ничего, - отвечаю, - я не Лин. Смущать не буду. Я могу и из-за двери с тобой поговорить. Что с Вальдором?
     Молчание.
     - Саффа, я тебя спрашиваю. Что с ним случилось?
     - Все хорошо.
     -  Я знаю отца! Ничего с ним не хорошо! Рахноэль что-то от него потребовал? Что?
     - Ханна, я не знаю, что, - медленно проговаривает Саффа, - он взял с него какую-то клятву. Но о чем, мы не имеем представления. Нас с Лином выгнали. А Вальдор отказывается это обсуждать. Мы пытались.
     Хм, отказывается.
     - А у вас с Лином как? Все нормально?
     Снова пауза, после чего сдавленное:
     - Да.
     - Вы помирились?
     - Нет. Но у нас все нормально.

                ***
     Ежегодный бал в Зулкибаре это нечто забавное. Мне нравится. Особенно та часть, которая брачных союзов касается. Такое иногда происходит, что хоть стой, хоть падай. Вот помню пару лет назад одна баронская дочь ждала, что Лин ей предложение сделает, а когда его не последовало, такую истерику закатила. Хорошо хоть не при всех, а додумалась отвести сынулю моего в укромное местечко и там истерировала. Лин потом имел бледный вид и зарекался с благородными девицами связываться. Его на целых два дня хватило, а потом опять за свое взялся. С фрейлинами этими. Тоже ведь благородные все.
     Я уже почти готова была, осталось только дождаться, пока горничные на меня украшений навешают. Тут-то и появился Лин. Телепортировался.
     - Ой, ну ты, сынуля, даешь! А если бы я здесь с папой твоим… того?
     - Так я в курсе, что папа в лагере, - оправдался Лин и обезоруживающе улыбнулся, - я вот пришел сказать тебе, что все в порядке. Мы вернулись, Шеоннель свободен.
     - Лиафелька его отпустила? Вот так просто? – удивилась я.
     - Нет, эта киль-да с ушами наотрез отказалась его отпускать. Правитель связь разорвал… Он взял с Вальдора какую-то клятву, но я не знаю, какую. Мы с Саффой при этом не присутствовали, а сам Валь не говорит.
     - Ничего, мне скажет. Как миленький, - уверенно изрекла я, - а как у вас с Саффой дела?
     - У нас? – Лин сделал квадратные глаза, - мам, нет никаких нас. Разве не ясно?
     - Ну, что ты, конечно, ясно. Иди, готовься к балу.
     - Вообще-то, у меня были планы пропустить это мероприятие, - признался Лин.
     - А кто за Шеоннелем будет приглядывать? – теперь я сделала квадратные глаза, - сынуля, ты же понимаешь, Валю не до него будет, гостей надо приветствовать и все такое. Мне неприлично все время рядом с мальчиком вертеться, особенно, учитывая его странное ко мне отношение. А без присмотра его оставлять нельзя. Сам знаешь, придворные эти - интриганы те еще, задурят ребенку голову. Так что, Лин, что бы ты там ни задумал, нефиг! Будешь на балу за Шеоном приглядывать. Ну не делай такую кислую мину! Не Иксиона же мне об этом просить!
     - Иксион с большей охотой за Вальдором бы приглядел, - ухмыляясь, заметил Лин, - ладно, ты меня убедила. Буду я на балу. Этого полуэльфа, действительно, нельзя одного оставлять. Хотя задурить его не так просто, он эмпат, ложь сразу почует.
     - Ой, прелесть какая, совсем как Вальдорчик! – умилилась я.
     - Сильнее, - уточнил Лин. - Все-таки полуэльф.
 
                ***
     Когда мы в Зулкибар вернулись, Саффа тут же поводок с меня сняла и куда-то испарилась. Я попробовал Вальдора расспросить, что такое с него Рахноэль потребовал взамен на свободу Шеоннеля. Мало ли, мож Валь при Саффе говорить не хотел, а мне возьмет и скажет. Но нет, он меня послал с моими вопросами в дальние дали, и ринулся к себе в кабинет с деловым видом. Шеоннель не стал дожидаться, пока я к нему с вопросами пристану, и переместился куда-то. Ну да, он у нас теперь птица вольная, сам свою судьбу решает. Главное, чтобы не ошалел от свободы неожиданной.
     Я решил, что надо бы матери показаться, пусть знает, что со мной все в порядке. Вот покажусь и сбегу. На бал не хочется. Что я не видел на этом ежегодном балу? Вряд ли сегодня произойдет что-то новое. Так лучше я проведу время где-нибудь в другом месте, с пользой для себя.
     Но мать все мои планы порушила, убедила, что надо за Шеоном приглядывать. Да уж. Счастье привалило. Было бы куда приятнее эту обязанность выполнять, если бы Шеон был не сыном, а дочерью Вальдора. Я заухмылялся представив себе Шеоннеля в женском варианте. Ничего так девица вышла бы из него. Симпатичная. И, главное, не такая язва, как Иоханна… и не такая ненормальная, как Саффа.
     Вот с такими мыслями и с ухмылкой на физиономии я и явился в тронный зал. Бал уже начался, но гости продолжали прибывать. Видите ли, считается дурным тоном являться без опозданий, а еще хуже – придти на бал самыми первыми. Вот придворные и старалась опоздать так, чтобы не особо сильно задержаться, но и не слишком рано явиться.
     Я огляделся. Девиц, как обычно, много, но все они сегодня озабочены брачными планами, лучше к ним не подходить. А впрочем, учитывая, что слухи о моей с Саффой помолвке распространились достаточно масштабно, вряд ли кто-то из них рискнул бы со мной связываться. Надо срочно начинать распускать другие слухи – о расторжении помолвки. А то жить становится скучно.
     Я с трудом разглядел Шеоннеля в этой разряженной и сверкающей драгоценностями толпе. Полуэльф был одет на порядок скромнее, чем другие, но выглядел при этом сногсшибательно. Его уже атаковала кучка девиц. Интересно, они в курсе, что он сын Вальдора, следовательно, принц? Или просто он им так сильно нравится, вот они и вьются вокруг? А Шеону это, кажется, не очень по душе. Надо спасать приятеля, пока какая-нибудь особо резвая деваха не затащила его на себя и не подстроила так, чтобы ее родители застукали их в самый пикантный момент. Тогда не отвертится – придется жениться, чтобы спасти сомнительную честь девы.
     Я быстренько просочился через толпу к полуэльфу и, сделав физиономию потаинственнее, утащил его прочь со словами:
     - Быстрее пошли, там такое!
     Шеон дал себя увести и поинтересовался:
     - Что случилось?
     - Да, ничего не случилось. Мне показалось, что эта стая голодных волчиц… то есть стайка прекрасных дев тебя достала. Или я ошибся? Хочешь назад?
     - Нет! Они какие-то… неправильные.
     - Что значит неправильные? – растерялся я.
     - Ну, вроде воспитанные девицы, благородные, а ведут себя, - Шеоннель смущенно покраснел, - девочки у тетушки Луизы и то приличнее. А от этих такие флюиды исходят…
     Хм. Флюиды от них видите ли. Ну, понятно, какие флюиды. Все девицы одинаковые, что благородные, что нет. Особенно если видят перед собой настоящего эльфа. Пусть даже он полуэльф.
     - Кто это? – взволнованно спросил Шеоннель.
     - Где?
     - Вон та… девушка?
     Мне кажется, если бы у Шеона волосы были короткие, то сейчас они бы дыбом встали, как у пса, почуявшего недоброе.
     - Эльфийская иллюзия! – прошипел он, - быстрее!
     Полуэльф помчался, я не знаю куда. Я ведь так и не понял, о какой девице речь, их здесь вон сколько. Я припустил за ним.


Рецензии
ох... ну Вальдор и попал...

Анастасия Игнашева   02.02.2011 09:48     Заявить о нарушении
Вальдор у нас не всегда хорошо головой думает)) вот и попадает
К.

Алк-Консильери   02.02.2011 10:01   Заявить о нарушении
хм... Теперь мне кое-что стало понятно. Лиафель приезжала в Зулкибар, чтобы заманить Вальдора в ловушку.

Анастасия Игнашева   02.02.2011 22:16   Заявить о нарушении
Правильно) Нафига он ей сдался - какой-то человечек, да еще спустя столько лет
К.

Алк-Консильери   03.02.2011 09:00   Заявить о нарушении
На это произведение написаны 3 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.