Бей ушастых-2. Главы 14-15

                Глава 14

     Отец ушел. И мама тоже. Остался лишь целитель. Сидит в кресле у кровати. Смотрит на меня. На лице - жалость. А вот не надо!
     - Юсар, выйди, мне нужно переодеться.
     - Принцесса, лежите.
     - Юсар! Я сказала - выйди!
     - Позаботьтесь хотя бы о своем ребенке! - в отчаянии выкрикивает Юсар, и я на минутку замираю. О ребенке… Я позабочусь о ребенке. Но для начала я должна выяснить, что случилось с его отцом. Кто мне это может объяснить, если Юсар не знает? Терин! Вот пойду искать Терина.
     Спешно надеваю платье попроще. Юсар ушел, а где искать князя, я у него не спросила. Ладно, мы пойдем простым путем. И будем пытаться обнаружить князя в его собственных покоях. На мое удивление именно там он и обнаруживается.
     Лежит на странной формы какой-то кровати. Изображает из себя труп.
     На подоконнике Дуся сидит, и лицо у нее мрачное - дальше некуда. Нервно хихикаю.
     - Кто это, - спрашиваю, - так над постелью поиздевался?
     - Я, - мрачным тоном сообщает Дульсинея, - что надо?
     - С мужем твоим хотела поговорить.
     - Говори, - фыркает Дуся, - правда, он вряд ли тебе ответит.
     Хочу сказать какую-нибудь гадость, и тут замечаю (ну почему не сразу?!), что недалеко от князя, на второй половине того, что, судя по всему, раньше было брачным ложем князей Эрраде, лежит Кир.
     Иду к нему. Сажусь рядом, на пол. Смотрю на него минуты с две, а потом понимаю, что стесняться мне здесь некого. Начинаю осторожно гладить его по щеке и шептать о том, что он мне очень нужен. Что я дура, что я очень хочу вернуть наши с ним отношения.
     - Точно дура, - заявляет Дуся.
     - Сама такая, - вяло огрызаюсь я.
     Она спрыгивает с подоконника, подходит.
     - Он не слышит тебя.
     - В курсе!
     - Не рычи на меня, Ханна, мне и без тебя фигово, - вздыхает Дульсинея, - а если они не вылечат Кардагола? Что тогда мне делать? Я же без него не смогу.
     Понимаю, что без Терина. И вообще я ее понимаю. Одно неясно - причем здесь Кардагол?
     Спрашиваю и получаю четкий ответ. Отец Кира тяжело ранен, и если он не выздоровеет, останусь я с ребенком, но без мужа. Без любимого мужа. Потому что найти хоть кого-нибудь - не проблема.
     - Дуся, - вздыхаю я, - а помнишь, как он впервые к нам пришел? Там, в подземном царстве?
     - Это что! - отвечает она, - знала бы ты, как мы с Терином познакомились!
     - Знаю.
     - Откуда?
     - Читала.
     - О, - безразлично так произносит княгиня, - я не знала, что об этом писали.
     - Поэмы в стихах, - отзываюсь я, проводя пальцем по губам Кира. Неужели он меня больше не поцелует?

                ***
     Сидела я на подоконнике себе тихонько, никого не трогала. Мне ничего вообще не хотелось, вот просто сидеть и пялиться в ночное небо. И желательно ни о чем не думать. Конечно, совсем не думать не получалось, поэтому я старательно пыталась хотя бы всякие нехорошие мысли из головы выкинуть и размышлять о всякой ерунде. Ну, вот например, о том, как называется то созвездие, на которое я смотрю сейчас?
     В спальне появились признаки жизни. Я даже поворачиваться не стала, только глаза скосила, увидела, что это Лин с Шеоннелем нарисовались, и продолжила изображать из себя неподвижную статую. Они какое-то время молча смотрели на меня. Тоже мне, парочка два подарочка! И чего их сюда принесло? Мне вообще-то и без них сейчас хреново… ой, а эльфенок-то у нас эмпат! И это вам не Валь, который интуитивно почуял, что надо меня обнять и утешить, но не понял до конца, насколько мне плохо. Это самый настоящий эльфийский эмпат! А эти ушастые вообще по природе своей чувствительные до чужих эмоций. Представляю, насколько хорошо эльфу видно, что сейчас со мной твориться. Надо срочно выгонять их на фиг! Выгнала. Лин хоть и не эмпат, но быстро сообразил, что дальнейшее пребывание в моем обществе может закончиться плачевно. Для них.
     Сижу дальше. Тут врывается Ханна. Ее тоже бы, по-хорошему, сразу послать надо было, но я не стала. Все-таки Ханночку теперь беречь надо и нежнее с ней обращаться. А Ханночка, оказывается, вообще не в курсе происходящего, прибежала сюда с Терином советоваться насчет состояния полковника своего. И куда только Валь смотрит? Почему его дочь не знает, что и как?
     И что мне теперь с ней делать? Села прямо на пол у кровати Кира, гладит его, вся такая печальная. Еще и вспоминать взялась, как познакомилась с ним. Я ее попыталась развеселить, хотела рассказать, как с Терином впервые встретилась. А она заявила, что и так об этом знает. Интересно, остуда? Валь рассказал, что ли? Нет, оказывается, про это поэмы слагают. Вот это да! Зря я поэзией местной не интересовалась никогда.
     - И что же в этих поэмах пишут? – полюбопытствовала я, последовав примеру Иоханны и усаживаясь на пол рядом с кроватью Терина.
     Иоханна помолчала, вспоминая, и процитировала. Я не удержалась и хихикнула, а потом и вовсе заржала.
     - Дусь, ты чего? – удивилась Ханна.
     - Ой, брешут и не краснеют! Врунишки твои поэты! Не так все было! Не привязывала я Терина при первой встрече к кровати, я его просто разбудить хотела, споткнулась и упала на него. А он такой просыпается и, как ни в чем не бывало, говорит: «Здравствуйте, Дульсинея» Я офигела. Весь такой невозмутимый и красииивый, сволочь!
     - Так значит про привязанного Терина это домыслы поэтов?
     - Ну, не совсем. Привязывала я его потом. Когда он меня магии учил. Это случайно получилось. Я просто сказала, что хочу увидеть его беспомощным без всякой этой его магии недотраханной. Вот и получилось так, что он оказался в собственной кровати и связанный. И, кстати, ничего у нас не было, он все испортил, гад такой, а потом сбежал. К Вальдору в тюрьму, жаловаться.
     - Жаловаться? – озадачилась Ханна.
     - Да. Он, дурачок, понять не мог, чего я от него хочу.
     - Дусь, а ты его сразу полюбила?
     - Конечно, я с первого взгляда поняла, что он брюнет моей мечты.
     - Это понятно, что он тебе понравился. Он красивый. Но любовь - это не только внешность.
     - Да, не только. Вот взять хотя бы Лина. Что он в Саффе нашел? Тощая, бледная, хвостик этот ее крысиный. Обнять и плакать!
     - Вовсе не крысиный у нее хвостик, - вступилась за подругу принцесса, - когда она волосы не закалывает… Ты заметила, они с Киром общаться начали. Я имею ввиду, нормально общаться, а не переругиваться.
     - Да, я заметила, - подтвердила я и призналась, - я их подслушала.
     - Да? И что?
     - Тебе дословно их беседу передать или хватит того, что я скажу, что ты своим спектаклем с групповухой сделала Киру очень больно? Эй, только не реви. Не реви, я сказала! Было бы из-за чего! Подумаешь, пострадал немножко. От этого еще никто не умирал. Сам-то он, небось, не особо переживал, когда с Лином такое сотворил.
     - Ничего он с ним такого не сделал! Это было логично по законам военного времени. Мы сами вели себя подозрительно, а Лин твой на него «дурман любви» набросил!
     - Да? Ну и дурак, - сделала я вывод, - сам напросился. Но, если бы с ним что-то случилось, ты уж прости, Ханночка, но сейчас твой Кир не в коме лежал бы, а был бы мертвым Киром.
     - А он тут причем? Это был другой Кир, из прошлого. Мой не причем!
     - Ханна, твой Кир и Кир из прошлого, это один и тот же человек!
     - Он изменился.
     - Ага, ты еще скажи, что в связи с давностью срока предъявленные обвинения были бы необоснованными. И вообще, у нас тут два коматозных мужика на руках, а мы обсуждаем то, что не случилось. И кстати, вставай, давай с пола, хватит рассиживаться. Сквозняк и все такое.
     - Здесь нет сквозняков.
     - Все равно вставай.
     Принцесса послушно поднялась.
     - Дуся, а ты не могла бы расширить кровать?
     - Думаешь, твоему полковнику тесно? – посмеиваясь, предположила я.
     - Я хотела бы… если ты конечно не против, что я здесь останусь… в общем, я…
     - Понятно, - со вздохом проворчала я, сделала кровать шире и предложила, - устраивайся. Одеяло второе дать?
     Но Ханна уже забралась под одеяло к Киру, устроила голову у него на груди и… в общем не стала я больше ей ничего говорить. Думаю, ей сейчас мои разговоры меньше всего нужны.
     А я так и осталась на полу сидеть, возле териновой кровати. И спасибо Ханне за присутствие. Будь я одна, разрыдалась бы в очередной раз как последняя дура. Ну да, я такая. Не привычно было мне видеть моего некроманта таким беспомощным. Лежит неподвижно, и даже дыхания не слышно. Словно мертвец. Интересно, он действительно не слышит ничего? Или все-таки…
     - Терин, - шепнула я, - не вздумай умирать, дрянь такая. Ты меня знаешь, я тебя и на том свете достану!
     Ответом мне был громкий всхлип Иоханны.

                ***
     Мерлина я нашел быстро. Это было несложно. Где еще он может быть среди ночи? Конечно же, в постели Миларки. Дорогу в Мурицийский дворец я теперь знал, дед сам мне на днях показал. Миларке мое вторжение не понравилось. Мерлин поначалу тоже заругался, но когда я сказал ему, что Вальдор передать просил, раздобрился и изрек:
     - То-то же! А еще спорил со мной, кому командование принимать.
     Я понял, что дед немножко под мухой и больше ни о чем с ним говорить не стал. Да и вообще, такое надо с Иоханной обсуждать. Это ей, как наследнице престола, надо в первую очередь знать, что происходит. Во-первых, я уверен, что Валь ее пожалел и не стал сообщать о том, что пришлось дать клятву эльфийскому правителю. Во-вторых, кажется, сегодня Вальдор выхватил первые последствия этой самой клятвы. Ну да, я подглядел, что там накарябал в своем послании Рахноэль. Благо написано было на зулкибарском, а не на эльфийском.
     Одним словом, я решил, что утром пойду пообщаться с Ханной. Так я и сделал. Но Ханны в ее покоях не было.  Всезнающий Гарлан шепнул, что мне стоит попробовать поискать принцессу в покоях моих родителей. В общем-то, логично, почему бы Ханне не быть с моей мамой?
     Пришел я туда, а там такая картинка – Ханна спит рядышком с Киром, а мать вообще уснула сидя на полу и сложив голову на кровать отца. Ну, это понятно, что в свете всего происшедшего, блонда моя полковника простила, но какого хрена она не проследила, чтобы мать как следует легла? Вот сейчас проснется помятая и злая!
     - Дамы, подъем! – жизнерадостно воскликнул я и отошел подальше, готовый в любой момент выскочить за дверь, если маме приспичит спросонок молниями швыряться. Но она так и не проснулась, зато принцесса открыла глаза и недовольно спросила, что я здесь делаю.
     - Тебя ищу, - честно признался я, - разговор есть.
     Я присел на край кровати и взял ее за руку.
     - Не против, если мы сейчас переместимся в более удобное для этого место?
     Наверно я был очень серьезен, потому что Ханна не стала выпендриваться и вопросы задавать, просто согласно кивнула. Я переместил нас в мои покои. На кровать. Ну, а куда еще, если Ханна лежала? Не на пол же!
     - Это, по-твоему, более удобное место? – возмутилась блонда, - если меня здесь увидят, то подумают…
     - Ну, после того как пошел слушок, что ты тут кувыркалась со мной, Шеоном и пятью девицами, тебе уже нечего бояться, - утешил я и получил подушкой по уху. И почему девушкам так нравится кидаться в меня подушками?
     - Ханна, прекрати! – я отступил подальше. - У меня, действительно, к тебе серьезный разговор. Это касается Вальдора.
     - Что с ним? Я заметила, он вернулся какой-то странный от эльфов, но не говорит, в чем дело.
     - Я сам не совсем понимаю, в чем дело. Рахноэль с него какую-то клятву взял. Не знаю какую, нас с Саффой выставили, только разрешили проверить безопасность заклинания, определяющего последствия нарушений клятвы. Саффа проверяла, я же вообще не понял, в чем там дело.
     - Так значит, идем к Саффе и вместе подумаем, - разумно рассудила Иоханна и подошла ко мне.
     Мы телепортировались прямо в спальню волшебницы. Ну, а что такого? Я же знал, что на ее кровати Кардагол сейчас лежит, так что ничего такого мы бы там не застали, учитывая, что Кардагол не в том состоянии. А был бы в том, я бы проследил, чтобы в постели Саффы его не наблюдалось.
     Кардагол лежал неподвижно и хрипло дышал, но главное, что дышал, это уже хорошо. Саффа сидела в кресле неподалеку и листала какую-то книгу. На наше появление она среагировала равнодушно, просто подняла глаза от страниц и пожелала нам доброго утра.
     - Так всю ночь и бдела у кровати раненого героя? – не удержавшись, поддел я.
     - Да, у него жар был.
     - Бредил, наверно? Что интересного сказал?
     - Ничего, - Саффа ехидно усмехнулась, - зайчик. И как ты умудрился так поразить его воображение?
     - Я? Да я… ну ёптыть, я этого засранца сам убью, когда он выздоровеет!
     Ханна захихикала.
     - А вот не надо хихикать. Не вижу ничего смешного! – возмутился я и окрысился на Саффу, -  а ты вместо того, чтобы слушать бред этого маньяка-завоевателя, лучше бы быстрее его на ноги поставила!
     - Я делаю все, что в моих силах, - сухо ответила Саффа, - если это все, что лично ты хотел мне сказать, то выметайся!
     - Вообще-то, мы о другом поговорить хотели, - вступила в разговор Иоханна.
     - Идемте в гостиную, - предложила Саффа, - чаю попьем и пообщаемся. Надеюсь, ты не собираешься упрекать меня за то, что я сказала Киру правду о том, кто отец твоего ребенка?
     - Спасибо, что напомнила. Об этом мы обязательно поговорим, но не сейчас, - мрачно пообещала Ханна.
     Мы перешли в гостиную, Саффа разлила чай, я специально долго обнюхивал кружку, вызвав недоуменный взгляд принцессы.
     - А что? Мало ли что она мне туда подсунуть могла. Что-нибудь типа Сиатриса.
     - Эрраде, не обольщайся, - процедила волшебница, - ты не такой ценный кадр, чтобы я на тебя травы тратила. Или магические силы. Отдохни уже от мысли, что ты мне нужен любой ценой. Это не так.
     Я не нашел, что ответить. Сидел, обтекал, как дурак последний, а Иоханна еще и поддержала ее:
     - Лин, прекрати! Будешь вести себя как придурок, мы тебя выгоним и сами все обсудим, да Саффа?
     - Конечно, Ваше высочество, обсудим, - холодно отвечала Саффа, - но мне хотелось бы узнать, о чем пойдет речь.
     - О клятве отца.
     - Я не знаю, в чем он поклялся.
     - Но ты проверяла заклинание на последствия, - напомнил я. - Можешь сказать, что там было?
     - А почему ты сам не понял? – заинтересовалась Иоханна и поддела, - знаний не хватило?
     Детство у нее, что ли, в одном месте заиграло? Сейчас еще мажонком недоученным обзовет.
     - Да, не хватило, - сделав глупую мину, признался я. – Папа меня эльфийскому не учил.
     - Это не эльфийский был, - возразила Саффа. - Латынь.
     - Что?
     - Язык из моего мира. Думаю, Рахноэль рассчитывал на то, что магам Вальдора неоткуда знать этот язык, поэтому составил заклинание на нем.
     - И ведь гад даже бровью не повел, когда выяснилось что ты поняла! Вот хитрая ушастая задница! – возмутился я. – И что там за последствия?
     - В случае, если король нарушит клятву, его ждут всяческие беды, все его родственники до седьмого колена не доживут до 35 лет и… там было еще насчет близких друзей и их родных, но я сочла это лишним. Рахноэлю пришлось со мной согласиться.
     - Засранец ушастый! – проворчал я, - вот вам, девочки, дополнительная информация для размышлений. Сегодня ночью прибыл посол от Рахноэля и передал Вальдору послание. Я подглядел, что там написано. Рахноэль сообщил, что заключил военный союз с Арвалией и направляет в помощь Дафуру свои войска. После этого Валь изменился в лице, велел никого к нему не пускать, а меня послал передать Мерлину, чтобы тот принимал командование армией. А ведь до того, как прибыл посланник, Вальдор был категорически против командования Мерлина и сам собирался в лагерь. Я должен был его туда телепортировать. Ну, какие мысли у вас на этот счет?
     - По-моему, суть клятвы очевидна, - заметила Иоханна. – Если коротко – не воевать против Альпердолиона и союзных ему государств. Саффа, из заклинания определяющего последствия нарушения клятвы, можно понять, отец клялся только за себя лично или он клялся, что ни один правитель Зулкибара не выступит против эльфов?
     - Такая клятва была бы нереальной. Никто не может клясться за других, - успокоила Саффа.
     - Значит, пока Вальдор король, мы в полной жопе, - сделал вывод я. – Без помощи Зулкибара Эрраде никогда не победить Арвалию. Эх, были бы в сознании наши подземные орлы, можно было бы подумать о том, чтобы договориться с зоргами. Я так понял, что Кардагол со товарищи заслужили их уважение. Может быть, согласились бы наемниками нам послужить?
     - И чем бы вы оплачивали их услуги? Сейчас отец содержит ваши войска. Вы, Лин, нищие.
     - Засада, - буркнул я и беспомощно посмотрел на Саффу. Почему на нее? Не знаю. Не на Ханну же мне было смотреть!

                ***
     Проснулась я с ощущением, что по мне трактор проехался. Ну, еще бы мне такое не ощущать! Я же всю ночь продрыхла сидя на полу и сложив голову на кровать Терина. Тоже мне скорбящая дева! Нет, чтобы рядом прилечь со всеми удобствами. Вот у Василия и то ума больше – улегся к Терину на грудь, глазищи свои жмурит и мурлычет.
     - Кайфуешь, паразит? – буркнула я, - маг твой при смерти, а ты тут мурчишь!
      «Это не простое мурлыканье, глупая женщина. Это заклинание, поддерживающее жизненные силы»
     С минуту я молча таращилась на нашего кота. Вот и случилось чудо – я, наконец-то, научилась его слышать. Все маги слышат своих животных после особого ритуала инициации, а я вот не слышала Василия, который был нашим с Терином магическим животным. До сегодняшнего дня не слышала. А теперь вот на тебе. Слух у меня прорезался.
     - А за глупую женщину кто-то сейчас по морде схлопочет! – пригрозила я и распорядилась, - на Кирдыке потом тоже полежи и помурлыкай. Если, конечно, не шутил насчет поддерживающего заклинания.
      «Не шутил. Это особое заклинание, которое мы применяем в случае, когда наш волшебник тяжело ранен или болен и не может использовать свои магические ресурсы. Василиса уже делает то же самое для Кардагола».
     - Отлично! А ваша бесштанная команда где? То есть детишки?
      «Они уже взрослые и сами о себе позаботятся. Только не забывай их кормить»
     - Вась, им еще даже месяца нет. Они еще сиську сосут!
      «Магические животные быстро взрослеют. Не паникуй, Дульсинея, они способны о себе позаботиться»
     - Главное чтобы по углам не гадили, а то Вальдор меня точно убьет, - пробормотала я
      «Они воспитанные дети, и уже неделю ходят по таким делам в сад».
     - В сад? – тупо повторила я, представив себе, сколько времени у маленького котенка займет путь из наших покоев до сада. Пока доберется, можно обписиться и по новой захотеть!
      «Они научились ходить подпространственными тропами» - объяснил Василий.
     Надеюсь, он не мысли мои читает, а просто понял, почему у меня на физиономии такое недоумение отразилось.
     - Ну, если только подпространственными тропами, - проворчала я. - Ладно, Василий, оставляю тебя за старшего, а сама пойду с Валем пообщаюсь. Армия без командования осталась, надо с этим что-то делать. Не деда же главным ставить. И не меня… хотя было бы забавно.
     Василий насмешливо мяукнул, уткнулся носом в шею Терина и опять замурлыкал. Очень трогательно. Этакий бедный котик, тоскующий над больным хозяином.
     - Про полковника не забудь, он нам живым нужен… интересно, когда и куда успела смыться Иоханна? - пробурчала я и телепортировалась в кабинет Вальдора.
     Если честно, не ожидала его здесь застать, просто решила начать поиски отсюда. И не ошиблась. Вальдор был здесь. Бледный, невыспавшийся, но в отличие от меня, он хоть переоделся. А я все еще в бальном наряде разгуливаю. Ну и ладно, буду вся из себя красивая - при параде… и плевать что «парад» мой изрядно помят и выглядит не ахти.
     - Доброе утро, Валь. Как настроение? – бодренько поинтересовалась я.
     - Дусь, когда ты стучаться научишься? Нельзя же так врываться, - устало проговорил Вальдор.
     - Ну, извини. Тук-тук. Доволен? Я, собственно, по делу. Надо бы решить, кто войсками командовать будет, пока наши герои в отключке лежат.
     - Командование принял на себя Мерлин. Все вопросы к нему.
     Что-то подозрительно отстраненный и холодный тон у моего старого друга. В чем дело?
     - Вальдор, но как же так?
     - А вот так.
     - Что значит вот так? Ты, мыш недобитый! Ты чем думал, когда разрешил деду командовать? Он же армию до ручки доведет! Он всех солдат споит и…
     - Дуся,  я отзываю свои войска, - ошарашил Вальдор.
     И у меня в кои-то веки закончились слова. Не знаю, что на Валя нашло, но по выражению его лица я поняла, что ему самому не нравится то, что он делает. Его кто-то шантажирует? Или что?
     - Дуся, извини. Уйди, ладно?
     Я молча вышла из кабинета и побрела прочь. Сама не знаю, куда. Я была в полном апофигее и не совсем понимала, куда иду. Хотя, наверное, даже если бы понимала, разгневанный Иксион все равно был бы для меня неожиданностью. В том плане, что он едва меня с ног не сшиб. Может быть, я бы даже испугалась, потому что физиономия у кентавра была рассерженная не на шутку, особенно оскаленные клыки впечатляли. Но при этом он бережно держал на руках котят, и выглядело это забавно – пять усатых морд, выглядывающих из-за расшитого блестками рукава камзола.
     - А, Дульсинея, ты-то мне и нужна. Не будешь ли так любезна забрать этот выводок? Они поселились в моем гардеробе!
     - Наверно, ты им понравился, Икси, - вежливо отозвалась я. Не то у меня было настроение, чтобы огрызаться с этим конем ретивым, который нетерпеливо скреб по полу копытом, украшенным стразами.
     - От них шерсть и они, - тут голос кентавра дрогнул, - они обгадили мой любимый камзол!
     Что на это сказать, я придумать не успела. Белый котенок, точнее кошечка, громко мяукнула и, цепляясь коготками за одежду кентавра, взобралась ему на плечо. Он замер, смешно скосив на нее глаза. Кошечка нагло сунула нос в иксионову шевелюру, добралась до его уха и громко замурлыкала. Кентавр смущенно кашлянул и, сунул мне в руки оставшихся четверых котят, пробормотав:
     - Эту я себе оставлю. Белочкой назову. Ей нравится.
     Я от удивления даже возражать не стала. Взяла котят и молча смотрела вслед удаляющемуся Иксиону. Да я знаю, бывает так, что магические животные сами себе хозяев находят. Магов. Иксион, конечно, в какой-то степени маг, по кентаврийским меркам. Но, насколько мне известно, у них нет традиции обзаводиться магическими помощниками. А может быть, ее нет потому, что в Кентарионе не водятся такие животные?  Ладно, как бы там ни было, можно считать, что одного котенка мы успешно пристроили. Осталось еще четверым найти хозяев. Как было бы здорово, если бы пристраивание котят было основной и единственной моей проблемой на сегодняшний день!

                Глава 15

     Кажется, отец серьезно влип.
     - Лин, расскажи мне в подробностях, что сказал тебе отец.
     - Да ничего он мне не говорил. Сказал только напоследок, чтобы я нашел Мерлина, а ему нужно подумать. Это все! Ханна, неужели ты думаешь, что я скрыл бы от тебя что-то!
     Нет, не думаю.
     - Мне нужно поговорить с ним, - заявляю я.
     - Ханна, зачем? - восклицает Саффа.
     - Я поговорю с ним и постараюсь понять, что происходит. Ждите меня здесь. Я скоро.
     В кабинете отца нет. Пообщавшись со слугами, выясняю, что короля видели бегающим по коридорам. Он частенько так поступает, когда думает. И когда мысли ему не нравятся. Ладно, найдем.
     Отлавливаю Вальдора на лестнице между вторым и третьим этажом. Стоит. Смотрит в окно.
     - Папа!
     - Что?
     - Нужно поговорить.
     - Говори, - безучастно отзывается он.
     - Что случилось в Альпердолионе?
     - Все в порядке. Шеон свободен.
     - Какую клятву ты принес?
     Переводит на меня взгляд. Смотрит внимательно, после паузы произносит:
     - Тебя это не касается.
     - Касается, папа, я твоя наследница.
     - Я пока жив, - заявляет отец и отворачивается.
     Это «пока» мне не нравится.
     - Папа, это смешно! Что за мелодраматичное высказывание! Я пока жив! Ты можешь мне сказать, что происходит?
     - Нет.
     - Почему? Это твоя клятва?
     - Ты умная девочка. Подумай сама.
     - Ты отзовешь войска?
     - Да.
     - Ты этого хочешь?
     - Нет.
     - Что я должна сделать?
     - Я говорил уже, - вздыхает он, - ты умная девочка.
     - Ты говоришь загадками. Мне это не нравится.
     - Я и так рискую. И не собой. Не спрашивай меня больше, Ханна. Действуй.
     - Хорошо, папа, увидимся.
     Возвращаюсь к Саффе. Сидят с Лином рядом, надувшись. Как мне надоели эти их выяснения отношений!
     - Ну что, поговорила с Вальдором? - интересуется Лин.
     - Да, - отвечаю, - к сожалению, он мало, что смог сказать. Или не хочет общаться, или условия клятвы слишком жестки. Может, нам еще и Шеона позвать?
     - А его зачем? - ворчит, скорчив недовольную мину, княжич.
     - А вдруг он знает что-то неизвестное нам?
     Саффа пожимает плечами, мол, ей все равно. Я отлавливаю слугу и прошу позвать сюда Шеона. Вскоре появляется  полуэльф, мой брат. Он бледен и сосредоточен.
     - Что случилось? - спрашивает с порога, не утруждая себя жестами вежливости.
     - Что-то происходит с Вальдором, - поясняю я, - и с королевством. Он отзывает войска.
     Шеоннель пожимает плечами.
     - Я совершенно не понимаю, о чем речь.
     - Шеон, ты можешь предположить, какую клятву взял с Вальдора Рахноэль? - интересуется Лин, - или ты тоже не хочешь отвечать на этот вопрос?
     - Почему не хочу? - медленно проговаривает эльф.
     - Ну, мало ли что! Вдруг ты тоже присягу какую давал! Или тебе совесть не позволяет сдать своего властителя, - ехидно заявляет Лин.
     - Мой властитель, - холодно поясняет Шеон, - король Вальдор. Я принадлежу ему. А если некоторые в этом сомневаются, то я готов этим некоторым пояснить, что они не правы. Всеми доступными мне способами.
     Ой, он, точно, мой брат. И в самом деле. Вот это царственное рычание определенно мне знакомо. Мы с папой так рычим временами. Гляжу на Шеона с нежностью. Тот смущается и опускает взгляд.
     - Простите, Иоханна, - лепечет он.
     Ну вот, взял и все испортил. Зачем стесняться? Мы, члены королевской семьи Зулкибара, так не делаем. Хотя, ладно. Привыкнет.
     - Могу только предположить, - продолжает Шеон, - только мне не хватает информации.
     Перевожу взгляд на Лина. Тот повторяет недавно изложенное.
     - Значит, - резюмирует Шеоннель, - у Вальдора потребовали молчать о соглашении. Поскольку он так занервничал после получения послания от Рахноэля, их соглашение касалось военных действий, производимых с участием Зулкибара.
     - Шеон, - говорю я, морщась, - это мы уже поняли. Мы позвали тебя, как эксперта по эльфам. А ты нового нам не сказал.
     - Эльфы - тоже люди, - бормочет Шеон.
     - В курсе, - ворчит Лин, - что нам делать?
     - Мне кажется, - медленно проговаривает Шеон, - от Вальдора потребовали соблюдать верность Альпердолиону и обязали молчать о данной клятве. Сейчас он вынужден выйти из союза с Эрраде, и его это нервирует, потому что он не может объяснить действительной причины такого поступка.
     - Откуда ты знаешь про союз с Эрраде? - интересуюсь я.
     Шеон вытаращивает глаза.
     - Ханна! Я не идиот! Об этом все знают.
     - Ай, - отмахиваюсь я, - что нам делать? Шеон, ты уверен, что клятва касается лишь папы?
     - Да.
     - Тогда…
     Задумываюсь. Тогда выход у меня один. Если отец не может, как король, преступить клятву, если он не может даже рассказать о ней, если он вынужден отозвать войска, но очень не хочет этого…Что мне остается?
     - Ханна! - произносит Лин и смотрит на меня так торжественно-изумленно, - есть лишь один выход.
     Шеон вздрагивает и тоже переводит на меня взгляд. Саффа молчит.
     - Да, - говорю, - именно так. Вальдор больше не будет королем.

                ***
     Это решение было самым логичным, но все равно мне стало не по себе, когда принцесса сказала:
     - Вальдор больше не будет королем.
     - Уходите! Я не должна это слушать! – воскликнула Саффа, - контракт!
     - Ты можешь уволиться, - нашелся я и объяснил для Ханны и Шеоннеля, - по контракту она должна защищать короля любыми способами, на свое усмотрение, если от него не поступило других распоряжений. У нас ничего не получится, если она будет нам противостоять.
     - Можно обезвредить ее на время, - неуверенно предположила Иоханна.
     - Я мог бы оглушить ее или «ловчие сети» набросить, но это ненадолго. Она освободится и тогда нам приснится мандоса трындец. Она не сможет поступить иначе.
     - Лин прав. Мне надо поговорить с Его величеством. Но как я объясню ему свое увольнение?
     - Саффа, у тебя осенью свадьба, если ты еще не забыла. Не думала же ты, что княжна Эрраде будет работать придворной волшебницей? Пусть даже и у нашего друга Вальдора?
     Определенно стоило ее удивить, хотя бы для того, чтобы увидеть такое офигевание в ее глазах.
     - Лин, это не смешно, - тихо сказала она и отвернулась.
     - А кто смеется-то? – возмутился я.
     - Ну, наконец-то, вы между собой разобрались, - одобрительно проговорила Ханна, - Саффа, иди к отцу, увольняйся. Причина вполне достойная, он не сможет отказать.
     - Нет. Я не согласна.
     - Что? Думаешь, Валь не сочтет это веской причиной? – предположил я.
     - Я не собираюсь выходить за тебя замуж.
     - Что?
     Вот теперь она меня удивила. Такого я не ожидал. Это как это не собирается? Почему?
     - Я тебе не собачонка, которую сегодня зовут, а завтра прочь отсылают. Ты, Эрраде, сам не знаешь, что от меня хочешь. Сегодня любишь и готов жениться, завтра меняешь свои планы. Я так не хочу!
     - Саффа, но…
     Я замолчал, не зная, что сказать. Да и что скажешь, если она, в общем-то, права? Да, она накуролесила в прошлом, но и я вел себя как свинья. Ведь, когда я вернулся из прошлого, мы могли поговорить, разобраться во всем, а я вместо этого стал ее игнорировать, гадости всякие говорил, еще и девицы эти из борделя.
     - Я скажу Его величеству, что нашла другое место. Это почти правда – мне недавно предложили должность старшей волшебницы при дворе шактистанского султана.
     - И ты согласилась? – возмутилась принцесса.
     - Конечно, нет, но я могла передумать, - Саффа улыбнулась, - из-за контракта я не могу врать своему работодателю, нужна настоящая причина. Итак, я передумала и приняла предложение Шактистана. И сейчас я пойду и попрошу у короля отставку.
     Волшебница исчезла.
     - Ну, что уставились? – буркнул я, стараясь не смотреть на Ханну и Шеоннеля, - да, меня только что отшили…. Потому что я сам дурак.
     - Хорошо, что ты это понимаешь, - не удержавшись, съехидничала блонда.
     Я даже огрызаться не стал. Ведь права она - я засранец. И я должен постараться, чтобы вернуть волшебницу своей мечты.
     - Ведь должен, да? – обратился я к полуэльфу, - ну скажи, эмпат ты недобитый!
     Шеоннель едва заметно улыбнулся и кивнул. И на том спасибо, что этот отпрыск Вальдора еще не научился отпускать шпильки и по всякому язвить.
     Саффа вернулась минут через десять и сообщила:
     - Контракт расторгнут. Кажется, Вальдор понял, в чем дело. Он только одно условие поставил – чтобы я задержалась здесь до полного выздоровления Кардагола и охраняла его и Терина с Киром, пока они сами не будут в состоянии себя защитить.
     А Вальдор - молодец, сообразил, что нужен какой-то предлог, чтобы Саффе не пришлось сию минуту выметаться из покоев старшего придворного мага, освобождая место преемнику.
     - Так, Шеон, ты что-то говорил о том, что принадлежишь Вальдору, - вспомнила Иоханна, – это как-то повлияет?
     - Нет. Я буду делать то, что не противоречит его желаниям, - Шеоннель улыбнулся, - я же эмпат, и я знаю, чего хочет мой отец.
     Пока принцесса разговаривала с полуэльфом, Саффа пошла проверить, как там Кардагол, и теперь выскочила из спальни рассерженная.
     - Там Василиса, я пыталась ее выгнать, но она не хочет уходить, шипит, зараза такая! Я не знаю, как ее выпроводить, не повредив ей. Она же ему инфекцию занесет!
     - Саффочка, так это хорошо, что Василиса с ним, - успокоил я, но на всякий случай заглянул в спальню, чтобы проверить, действительно ли кошка занята тем, о чем я подумал.
     Василиса устроилась на подушке, прижавшись мордой к щеке Кардагола и мелодично мурлыкала. Волшебство магических животных невидимо даже для магов, но мне и без этого было понятно, что сейчас она подпитывает его магические ресурсы, стараясь ускорить регенерацию. Волшебные звери всегда так делают, когда их маг в тяжелом состоянии.
     - Все в порядке, Саффа, она не навредит ему, - успокоил я и объяснил, чем занята Василиса.
     - Вот как, - задумчиво проговорила волшебница, - у меня нет магического животного, я не знала, что они такое умеют.
     - Век живи, век учись, - бодренько изрек я, - ну что, идем отбирать у Валя корону?

                ***
     Княжич наш - веселый парень.
     Идем отбирать у Вальдора корону! Здравствуй, папа, дай корону поносить. На, дочка, не поцарапай.
     Мы затеваем государственный переворот, а лица у всех такие, будто они на прогулку собрались. В ближайший лесочек. За ягодками, или что там еще в лесах собирают.
     - Ау, - говорю, - господа и дамы. А вас ничего не смущает?
     - А что должно меня смутить, блондочка? - интересуется Лин.
     - Да так! Мелочи! Словосочетание «государственные преступники» вам ни о чем не говорит?
     - Первый раз слышу! - заявляет княжич, ухмыляясь.
     Шеоннель и Саффа глядят на меня одинаково настороженно.
     - Поясняю: совершенно необязательно все с восторгом воспримут идею смены правителя. Папа, насколько я знаю, достаточно популярен. Я бы сказала даже, любим. А вот я пока никто и звать меня никак. И опыт правления у меня три дня с хвостиком. Даже если учесть, что Вальдор желает отказаться от трона, он обязан изобразить сопротивление. И желающих вернуть ему трон найдется уйма! Наши подданные, в большинстве своем, имеют тенденцию сохранять верность правителю. Как это ни удивительно!
     - Меня умиляет словосочетание «наши подданные», - ехидничает Лин. - Мы, королева всея Зулкибара Иоханна Первая!
     - Третья, - сухо поправляю я.
     Лин в ответ кланяется. И когда уже повзрослеет? Саффа стоит серьезная, но сдается мне, ее серьезность не связана с тем, что мы делать собираемся. Шеоннель, кажется, больше всех проникся ситуацией - видно, что волнуется.
     - Будешь выпендриваться, советником тебя не назначу, - заявляю, бросая в сторону Эрраде-младшего косой взгляд.
     - Вот уж всю жизнь мечтал, - бормочет княжич.
     Истерично хихикаю. Да, честно могу признаться в том, что именно истерично. Меня чрезвычайно нервирует эта ситуация. Плохо представляю себе, каким образом буду удерживать власть. Изо всех сил стараюсь не вспоминать Кира, но, возможно именно благодаря стараниям, мысли мои постоянно соскальзывают на него. Вряд ли бы он одобрил то, что я делаю. Хотя какая мне разница, что бы подумал этот чокнутый полковник! 
     - Ханна, мы справимся, - тихо произносит Шеоннель, и я смотрю на него с благодарностью.
     - Нам некуда деваться, подруга! - заявляет Саффа, нервно ухмыляясь.
     - Вы тоже считаете это все идиотизмом? - интересуюсь я.
     Лин и Саффа синхронно кивают, потом переглядываются и продолжают кивать.
     - Мы с тобой, сестренка, - говорит Шеон и мягко улыбается. Кажется, я его уже люблю.
     Отдаю распоряжение «сладкой парочке» найти и предупредить Каро и Николая. Лин пытается валять дурака, но Саффа ставит его на место и исчезает. Мажонок тоже телепортируется. Недовольный такой, даже смешно.
     Смотрю на Шеона. Чем бы его занять?
     - Шеоннель, - говорю, - сходи, найди мне Гарлана.
     Шеон уходит. Минуты не прошло, как появляется наш управляющий двором. Ощущение, будто за дверью стоял. Правильно Лин его обзывает вездесущим.
     С Гарланом, как и ожидалось, проблем нет
     - Я понял, принцесса, - заявляет он, выслушав мое повествование, высказанное дрожащим голосом.
     - Что Вы поняли?
     - Вам нужна моя помощь. Можете рассчитывать.
     - Гарлан, ты понимаешь, что мы собираемся сделать?
     Снисходительный взгляд в мою сторону.
     - Я давал Вам повод, Ваше высочество, усомниться в моей сообразительности?
     - Но почему ты мне так сразу веришь?! - выкрикиваю я.
     Гарлан позволяет себе улыбнуться.
     - Ваше высочество, я знаю Вас практически с рождения. Я уверен в том, что Вы не сделаете что-либо, могущее повредить Вашему отцу. И если Вы вот так, без предварительных переговоров, без разведки приходите ко мне и просите помочь Вам лишить Вашего отца трона, значит, ему это нужно. Я прав?
     - Мы ненадолго, - лепечу я.
     Гарлан опускает взгляд и снова улыбается.
     - Это не имеет значения. Я могу вернуться к своим обязанностям?
     - Да-да, конечно. Спасибо.
     - Рассчитывайте на меня.

                ***
     Ну вот, Ханна так всегда – если нет проблемы, она ее себе сама придумает. Вспомнила, что народ зулкибарский короля своего любит и в ближайшие лет сто не планирует менять его на королеву, пусть даже на вальдорову дочь. Но это же, на самом деле, такая фигня, народ и опомниться не успеет, как Вальдор обратно на трон вернется. Ну, во всяком случае, я надеюсь, что все быстро разрешится. Правда, пока не знаю как. Вот, может быть, Кардагол смог бы освободить Вальдора от клятвы. Или отец. Или они вместе. А что, это хорошая идея! В распоряжении Вальдора самые сильные маги нашего мира – отец, дед, Кардагол, и Саффа тоже - неслабая волшебница. Если они объединят усилия, разве не смогут разрушить клятву, данную эльфам?
     - Саффа, найди Каро и предупреди его обо всем, - распорядилась Иоханна, - я пока поговорю с Гарланом, а ты, Лин, найди Николая.
     - Я бы лучше с Каро пообщался, - заявил я и состроил невинное лицо, - а что такого? Мы с ним большие друзья, а Саффу он слушать не станет, он при виде нее дурак дураком становится.
     - Зато он точно знает, что ему от меня надо, - отрезала волшебница и исчезла.
     Злая она оказывается. Это непривычно. И неприятно.
     - Ладно, пойду, найду Колю, - буркнул я и телепортировался.
     Для начала в ту часть дворца, которую занимала Брианна. Время обеденное, Николай наверняка со своим семейством кушать изволит. Мне повезло, я не ошибся. Коля, Брианна и Пардок обедали на террасе.
     - Здрасте всем. Что едим? – я сунул нос в тарелку Пардока. Он даже не среагировал. Как всегда, ел, уткнувшись в книгу. Я воспользовался моментом и стянул у него кроличью ножку с аппетитной хрустящей корочкой.
     - Лин, ты голоден? – вежливо спросила Брианна,- я распоряжусь принести еще один прибор.
     - Нет, не стоит. Я пришел к вам с новостями, - поведал я, устроился на краешке стола и, периодически откусывая от добытой в честном бою крольчатины, изложил, - эльфы обложили Вальдора по полной программе. Он у нас теперь под клятвой и Эрраде приснится мандоса трындец, если Валь продолжит оставаться на троне. Короче, Николай, ты как начальник охраны, должен проникнуться ситуацией и принять участие в дворцовом перевороте.
     Коля какое-то время молча сверлил меня взглядом, грозно шевеля усами. Да уж, видимо я как-то не так новость преподнес. Надо бы уточнить:
     - Временно посадим на трон Ханну. Как только найдем способ снять с Валя клятву, вернем, как было. Он не против, но из-за клятвы сам ничего сказать не может.
     - А этот малолетка – Каро, мешать не будет? – деловито спросил Коля, отложив вилку и вставая из-за стола.
     - Его Саффа сейчас в курс дела введет.
     - Хорошо. Где у вас штаб заговорщиков?
     - Хм… штаб? – я в очередной раз откусил от кроличьей ножки, - ну, наверно, у Саффы в покоях штаб.
     - У придворной волшебницы? – поразилась Брианна.
     - Она уволилась… временно. А вы, - я посмотрел на Бри и, продолжающего читать, Пардока, - вы типа не в курсе.
     Вдовствующая королева согласно кивнула, а Пардок буркнул:
     - Конечно, не в курсе. Не хватало еще нам с мамой в государственный переворот влезать.
     Вот же книжная душонка! А я-то был уверен, что он погружен в чтение и ничего не слышит!
     Мы с Колей телепортировались в… хм… «штаб заговорщиков». Саффа уже была там. Стояла у окна и притворялась статуей. Ханна общалась с Гарланом, Шеоннеля не было видно.
     Коля скромно присел в кресло у камина, достал было сигару, но взглянул на Ханну и курить раздумал. Заботливый какой у блонды моей дедушка… ну то есть почти дедушка, потому что неофициальный супруг ее почти бабушки.
     - Ну, как, оповестила нашего самоубийцу неудавшегося? – обратился я к Саффе, аккуратно положив в вазу с конфетами обглоданную кроличью ножку. Саффа на это дело неодобрительно взглянула, но комментировать не стала, ответила на вопрос:
     - Да, оповестила. Каро все понял. Вмешиваться не будет, но и поддержки не окажет.
     - Кто бы сомневался! Трус! – профырчал я и устроился на подоконнике рядом с волшебницей.
     Ханна закончила с Гарланом и обратилась к Николаю:
     - Николай, Лин ввел тебя в курс дела? 
     - Более-менее.
     - Распорядись, чтобы приготовили камеру на среднем ярусе, седьмую от главного входа. Ту, у которой на двери окошко с решеткой в виде листьев и цветов.
     - А, ту самую, в которой его папа когда-то держал! – проявил я познания в истории. – Думаешь, Вальдору приятно будет?
     - Надеюсь, это его развеселит, - серьезно объяснила Ханна.
     Ну, понятно, переживает. Не каждый день ей приходится у собственного отца власть отбирать.
     Итак, назавтра, не слишком ранним утром, мы собрались у Саффы в гостиной. Мы – это я, Саффа, Иоханна и Николай. Не было только Шеоннеля.
     - Куда наш эльфенок делся? – полюбопытствовал я.
     - Я попросила его Дульсинею предупредить, - отвечала Ханна. - Сам знаешь, она может дел натворить, если не в курсе будет. Зря мы еще вчера об этом не подумали.
     - Хорошо, что вообще подумали! А то приснился бы нам мандоса трындец. Мама же за Валя кому угодно глаз на жопу натянет.
     Саффа озадаченно взглянула на меня, задумалась, видимо представляя процесс выполнения подобной операции.
     - Это иномирское выражение, - объяснил я, - мама так говорит.
     - Понятно, - выдавила волшебница, стараясь сохранять серьезность, но не выдержала и рассмеялась.
     - Хватит! – крикнула Ханна.
     - О, какой командирский тон! Уже вошла в роль королевы? – развеселился я.
     - Лин, прекрати! Дело серьезное, а ты тут шутишь и ты, Саффа тоже, нашла время веселиться, - блонда нахмурилась, - Николай, дай мне четырех человек. Самых надежных. На твое усмотрение.

                ***
     Осталось дело за малым. Совершить сам переворот. Несколько смущает вероятность того, что мы плохо поняли Вальдора, и тот вовсе не жаждет быть свергнутым собственными детьми.
     Ну что ж, сейчас проверим. Не убьет же он меня за попытку лишить его власти? Хотя был бы вправе и убить. Ну, на месте сориентируемся. Если что, скажу, что это - дурная шутка, и будем придумывать какой-нибудь другой план. Хотя я и от этого-то не в восторге.
     Беру с собою четырех колиных подчиненных. Для солидности. Хотя они так нервничают, что впору их травками саффиными отпаивать, а не власть в государстве менять. Но короля в тюрьму следует сопровождать с почестями. Не могу же я одна этим заниматься?
     Идем искать Вальдора.
     Удивительно, но в кабинете отца нет. И где он может быть?
     Забавно, даже в чем-то символично, но Вальдор обнаруживается в тронном зале. Что еще интереснее - непосредственно на троне. Учитывая нелюбовь короля к торжественным церемониям и всему, что с ними связано, а также то, что он даже иностранные делегации умудряется в своем кабинете встречать, видеть его здесь довольно-таки странно.
     Сидит задумчивый такой и грустный. Прошу стражников пока ему на глаза не показываться. Беру с собою только Лина. Для моральной поддержки.
     - Папа! - зову я.
     - Что случилось? - устало спрашивает отец.
     Как бы так помягче ему сообщить, что…
     - Отец, ты арестован.
     - Опять, - выдыхает Вальдор.
     - Что значит опять? - удивляюсь я.
     - Не спрашивай, - шипит Лин, - я позже тебе объясню. Вальдор, передай Иоханне кольцо с печатью, ключи, бумаги, оружие.
     Король снимает с пальца перстень и протягивает его мне.
     - Оружия при мне нет, - говорит он, - где находится все остальное, Ханна знает. Да, дочка?
     Киваю.
     - Николай входит в число заговорщиков? - интересуется отец.
     - Да, папа, конечно.
     - Ну что тогда? Пошли в тюрьму.
     Он легко и свободно поднимается, потягивается и заявляет с самодовольной ухмылкой:
     - Меня еще ни разу не свергали. Даже любопытно. Дуська в курсе?
     - Пока нет, - отвечает Лин, - ей Шеоннель должен сообщить.
     - Отец, я тебя сейчас передам стражникам. Они и так перепугались. Не буянь, пожалуйста. 
     Вальдор фыркает:
     - Как это «не буянь»? Меня родная дочь лишила трона, а я должен покорно топать в темницу, изображая при этом образцово-показательного узника?
     - Отец!
     - Ладно уж, посмотрим. Пошли.
     Ну, надо же, от короны отец отказался легко, а вот от попыток руководить даже собственным арестом - не может. 


Рецензии
На это произведение написано 9 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.