Бей ушастых-2. Главы 16-17

                Глава 16

     Василий мурлыкал, расположившись на груди Кира, я сидела в кресле у окна и курила. Четыре котенка спали у меня на коленях. Хотя сейчас мне бы не рассиживаться надо, а, например, бежать к деду, наверняка он знает, что с Вальдором случилось. Вот не верю я, что Валь по собственной инициативе решил вдруг показать нам с Терином задницу. Не в его это духе – без объяснений такое сотворить. Так, может быть, он под каким-нибудь заклятием? И как это я, дура несчастная, сразу не додумалась проверить его, после того как он мне такое сказал? Вот же я балда!
     Я выкинула недокуренную сигару в окошко и вскочила. Котята с недовольным писком ссыпались на пол, оставляя затяжки на подоле платья.
      «Дуся, осторожнее, они все-таки еще дети» - упрекнул Василий.
     - А ты давай делом занимайся, а не комментируй, кошачья морда, - буркнула я и бегом бросилась к двери, с перепугу забыв, что могу телепортироваться прямо к Валю в кабинет. Наверняка он там сидит в печали.
     В дверях я едва не сбила с ног Шеоннеля.
     - Дульсинея, подожди, нам поговорить надо, - попросил он, заключая меня в объятия. Наверняка догадался, что я хотела его отпихнуть и дальше бежать.
     - А на потом разговор отложить нельзя? Мне кое-что сделать надо. Срочно!
     - Разговор не терпит отлагательств, - серьезно поведал полуэльф и, продолжая держать меня в объятиях, вернулся в комнату.
     - Так, ладно, отцепись! – распорядилась я, - найди себе кого-нибудь помоложе и не замужем для обнимашек!
     - Прости, - Шеоннель спрятал руки за спину и виновато посмотрел на меня, смешно навострив свои эльфийские ушки. Я не удержалась и хихикнула.
     - Меня прислала Иоханна, - поведал он и предложил, - присядем?
     - Да, пошли вот в гостиную, там и поговорим, - решила я.
     И зачем, спрашивается, глупый мальчишка меня в спальню затаскивал? Будто мне охота в компании двух коматозных героев разговоры разговаривать, чтобы этот эмпат недобитый слушал мои эмоции. А они у меня ой какие сопливые при виде Терина становятся.
     - Дуся, не переживай, Кардагол поправится, и с Терином все будет хорошо, - прошептал Шеоннель.
     - Шеон, ты не мог бы не подслушивать мои эмоции? Это, в конце концов, неприлично! – возмутилась я.
     - Я стараюсь. Оно само получается, - оправдался полуэльф.
     Мы вышли в гостиную, я плюхнулась на диван и предложила:
     - Давай, выкладывай, зачем тебя Ханна прислала? Почему сама, кстати, не пришла?
     - Она немного занята, - полуэльф смущенно отвел взгляд, - понимаешь, Дуся, у Вальдора неприятности. Он не может больше оставаться королем… пока не может.
     - Что? Это что это за фигню ты говоришь? Переворот затеял, ты, морда ушастая!
     - Не я! Иоханна! Дульсинея, прошу, выслушай меня!
     - Ну давай, говори, - мрачно буркнула я, многозначительно доставая тапок из-за пояса, и, не скрываясь, сплела атакующее.
     Шеоннель грустно посмотрел на это, и поведал мне, в чем дело. В общем-то, ура! Я была права - не по своей воле Вальдор решил войска отозвать. Но. с другой стороны, вовсе и не ура – сейчас, в этот самый момент Ханна у него корону отбирает и сажает в тюрьму. Грустно это. Даже с учетом того, что Вальдор ничего против такого расклада не имеет.
     - А Аннет кто-нибудь сказал, что она больше не королева? – поинтересовалась я.
     - Будет лучше, если ты сама, - Шеоннель грустно улыбнулся, - Ее величество сейчас не в лучшей форме и с утра не покидала свои покои. Я проходил мимо дверей, оттуда такие эмоции. Ей очень плохо, и меня она вряд ли примет.
     - Бедная Анюта! И никто ведь даже не подумал пойти и утешить ее! Слушай, а у вас – эльфей нет какой-нибудь омолаживающей магии, а?
     - Есть, но у меня не получится. Я в этом совсем неопытный. Мама считала, что мне не следует становиться профессиональным магом.
     - Дура твоя мама! – отрезала я, - и ее счастье, что она заныкалась в этом вашем Запердюлинске, а то я бы ей показала, зачем в хлебе дырочки! Ладно, пойду, Аннет навещу. Ханна наверняка позабыла про мать, стараясь предупредить тех, кто может оказать серьезное сопротивление.
     - Ты очень добрая, Дуся.
     - Слушай, Шеон, ты это… прекращай на меня такими глазами смотреть. Сам понимаешь, что тебе ничего не светит. Ну, разве что разок-другой по ушкам поглажу.
     - Дусь, я не дурак, - заверил он и усмехнулся ну совсем как Вальдор. Так глядишь со временем, и язвить научится как папочка. Хорошо, что пока не умеет.

                ***
     Какая все же наглая пошла молодежь. И отчаянная. Но сообразительная. Ведь я даже не пытался подвести их к этой мысли, только обдумывал такой вариант. Боязливо так обдумывал, потому что да, лишить меня трона - это выход из ситуации, но это очень опасный выход. Ханне нужно постараться удержать власть хотя бы до выздоровления Кардагола (надеюсь, оно когда-нибудь наступит), а я как-то не уверен в том, что девочка моя готова править. С другой стороны, рано или поздно это все равно должно было произойти. Нет, я не имею ввиду насильственный захват власти! Исключительно закономерный ее переход в результате моей кончины по естественным причинам.
     Забавно наблюдать за ними. И Лин, и Ханна с такими лицами входят в тронный зал, будто они на эшафот вести меня собираются, а не просто сдать под крылышко Николая в теплую и уютную камеру. Надеюсь, она будет теплой и уютной, хотя задерживаться там я не планирую.
     Хотелось бы, чтобы заговорщики не тянули с организацией побега опального государя. Мне нужно еще Мерлина проконтролировать. Опыт ведения боев у него, безусловно, имеется. Но Мерлин - тактик. Не более того. И то, если трезв.
     Сдаюсь без боя. Демонстративно закладываю руки за спину. Иоханна хмурится. Ну и напрасно. С одной стороны, я рад, что она не осмелилась сковать мне запястья, с другой - это было бы правдоподобнее, а то сейчас все выглядит так, будто я в тюрьму направляюсь инспекционную проверку производить, а не знакомиться с жизнью ее обитателей методом глубокого погружения.
     Выходим из зала. Меня ждут. Аж четыре стражника, не считая Николая. Физиономия последнего отличается слегка зеленоватым оттенком.
     - В-ва… Вальдор, - бормочет он, - пройдемте с нами.
     Киваю и, старательно сохраняя на лице выражение мировой скорби, спускаюсь в подземелье.
     М-да, а дочка у меня с юмором… Мне отвели ту самую камеру с украшенной листиками и цветочками решеткой. Только выглядит она сейчас, конечно, далеко не так аскетично, как во времена моего первого заточения.  Пол застелен ковром. Кровать едва ли не шире моей собственной. Несколько светильников. Письменный стол. Два кресла. Да, здесь можно жить! Очень надеюсь, что недолго.
     Едва успеваю устроиться с удобствами, то есть завалиться на кровать, как в дверь просовывается усатая физиономия Николая.
     - Что-нибудь желаете, Ваше величество? - интересуется он.
     - Ага, - отвечаю, - вина и зрелищ.
     - К-каких зрелищ?
     - Николай, ты меня удивляешь! С каких это пор ты стал заикаться? Каких-нибудь зрелищ. Не знаю, танцовщиц приведи сюда, что ли!
     - Т-танцовщиц?
     - Ну да! Или лучше организуй мне здесь театральное представление. Из жизни узников. Только чтобы конец обязательно был счастливым. Давай-давай! Мне скучно.
     На Николая больно смотреть - настолько несчастное у него лицо.
     - Вы шутите?
     - Я?! Шучу?! Конечно, я шучу. Просто вели принести вина и что-нибудь почитать. И это… Я как-то не планирую задерживаться здесь надолго.
     - С этим проблем не будет.
     - Вот и отлично.
     Николай уходит, а я лежу, размышляю.
     Значит, я денечек здесь отдохну, дождусь, чтобы вся страна была в курсе свершившегося переворота, и на войну. Интересно только, кто меня туда переправлять будет. Маги-то мои все в заговорщиках ходят. Вот ведь спелись! А вообще Ханна молодец. Хорошая у нас с Аннет дочка. Аннет!
     Я аж вскакиваю. Я опять забыл о супруге! Она же теперь жена свергнутого короля! А ее вообще кто-то поставил об этом известность? Может, мне ей записку написать? Не волнуйся, дорогая, я в тюрьме. Меня здесь мало бьют и хорошо кормят. Глупость какая. Не буду я ничего писать.
     Очень-очень надеюсь, что Иоханне хватит ума мягко и деликатно донести до своей матери информацию о том, что та сейчас не вполне королева.

                ***
     Каюсь, мое общение с Аннет закончилось пьянкой. Сначала мы прислугу гоняли за выпивкой и едой, а потом я решила последовать примеру своего сына и начала телепортировать нужные нам вещи прямо из кухни. Один раз повара ухватила вместо окорока. Он очень ругался и грозился, что теперь уж точно уволится. Пьяненькая Аннет пустила слезу и пожаловалась, что ее никто не любит, повар растрогался, выпил с нами за компанию гномьей водки и удалился из покоев королевы своим ходом, хотя я от всей души предлагала телепортировать его обратно на рабочее место. Больше, к счастью, я никого из людей случайно в покои королевы не затаскивала.
     Утром я проснулась в обнимку с Ее величеством, изрядно напугав горничную, которая принесла завтрак. Не знаю, что ее так напугало – сам факт моего присутствия на королевском ложе (с краю, где обычно Валь спит) или моя жутко помятая с похмелья рожа. Горничная начала заикаться, но требование принести еще одну чашку кофе, выполнила. Я тем временем растолкала Аннет.
     - Ты что здесь делаешь? – пискнула она.
     - Тебя бужу, - поведала я очевидное, - ты не помнишь что ли? Мы тут вчера слегка покутили.
     - Ой, Дуся! – простонала королева, хватаясь за голову, - я же теперь еще ужаснее выгляжу! Как я Вальдору на глаза такая покажусь?
     - Ну, точно память отшибло! В следующий раз не дам тебе наравне со мной водку пить, - проворчала я, - забыла что ли? Валь у нас теперь свергнутый король и находится в тюрьме. Так что показываться ему на глаза ты не будешь. Ты же, вроде как, на стороне дочери – узурпаторши.
     - Ой, мама, - простонала Аннет и попробовала спрятаться от суровой действительности под одеялом.
     - А вот нефиг! Вылезай, - пробурчала я, стянув с нее одеяло, - давай пить кофе и просыпаться.
     - А можно я попью кофе и опять усну? – королева взглянула на меня так умоляюще, что я мгновенно вспомнила, что она мне собственно и не нужна проснувшаяся. Во-первых, потому что она никуда из покоев выходить не собирается, пока Кардагол не очнется и не вернет ей молодость. А во-вторых, в любом случае я бы не потащила Аннет в свои покои, где лежат наши коматозные орлы.
     - Ладно, пей кофе и дальше спать ложись, - милостиво позволила я.
     Аннет сделала пару глотков, заявила, что ей совсем плохо и срочно потребовала к себе Юсара. Юсара я ей доставила, а сама сбежала под шум волны. Ведь и, правда, не стоит наглеть, надо чем-нибудь полезным заняться. Вот, к примеру, Кардагола раненого навестить, узнать как там у него дела. Да и Терина с Киром проверить нужно. Они хоть и не ходят под себя, как я опасалась, но все равно нехорошо надолго их одних бросать, пусть даже они и под присмотром Василия и обвешаны всевозможными защитными заклинаниями.
     Итак, для начала я телепортировалась к Саффе. В гостиную. Сразу в спальню не стала. Мало ли, может быть, она Кардагола моет или простыни ему меняет. Ничего нового я там, конечно, не увижу, но это, на мой взгляд, не очень прилично – за беспомощным Кардаголщем подглядывать, он ведь даже огрызнуться сейчас не может.
     Одним словом, телепортировалась я в саффину гостиную и деликатно постучала в дверь спальни.
     - Кто бы там ни был, идите в…
     Далее следовал такой цветистый посыл, что у меня возникло нездоровое желание дать сынуле ремня. Кстати, а что это он там делает? Неужели ума хватило Саффу соблазнить прямо при раненном Кардаголе?
     - Сейчас кто-то сам у меня пойдет в такие дали, - ласково проворковала я, пинком открывая дверь.
     - Ой, мам, - пробормотал Лин, глядя на меня круглыми глазами. Оказывается, он здесь один был, во всяком случае, Саффы я нигде не заметила и само собой спросила:
     - В чем дело? Почему ты здесь и где Саффа?
     - Она с Иоханной на ночь осталась, охраняет. Мало ли что, переворот все-таки. А я вот за этим кренделем приглядываю. Вдруг очнется.
     - Как он тут? – я подошла и присела на край кровати.
     Лежит наш завоеватель, бледный, дышит тихо. Я взяла его за руку, а она холодная, вялая. И вообще он весь такой из себя беспомощный. Просто загляденье!
     - Попробуй только не выкарабкайся, срака ты универсальная! – проворчала я и задала вопрос, который вообще-то давно следовало задать, - как Вальдор? Все хорошо прошло?
     - Ну, он для вида слегка повозмущался, а в целом нормально все. Он в своей любимой камере.
     - О, а у него любимая камера имеется? – озадачилась я.
     - Да, та, в которой его папа когда-то держал.
     - А понятно. Кто ему побег будет организовывать?
     - Ну, - Лин послал мне ласковую улыбку, - мам, мы подумали и решили, что лучше всего это тебе удастся. Во-первых, ты его уже из тюрьмы вытаскивала. Во-вторых, ты в заговоре как бы и не участвуешь. Можно сказать, что ты не в курсе вообще, тебя Аннет коварно напоила, чтобы ты помешать не смогла.
     - Вообще-то это я Аннет напоила, - возразила я.
     - Официальная версия несколько иная. Слухи уже поползли, - объяснил Лин, - королева на стороне дочери, я тоже на ее стороне. Заговор давно назревал, но ты была не в курсе. Ты у нас вся в расстроенных чувствах из-за того, что случилось с отцом. Аннет, пользуясь этим, зазвала тебя к себе и напоила, чтобы ты – сильный маг, не могла помешать воплощению заговора в жизнь. И вот теперь ты проспалась, узнала, что и как, и, естественно, решила вытащить друга Вальдора из тюрьмы. А куда тебе податься с Вальдором в подобной ситуации? Конечно же, к деду, который, кстати, сейчас в лагере военном находится. Так что тебе надо как можно более шумно Вальдора «спасти» и телепортировать его туда. Ханна войска отзывать не будет, Валь командование на себя возьмет. Вроде как дед его на работу принял военачальником.
     - О, как все красивенько придумано, - похвалила я, - а вы ничего не забыли?
     - Вроде нет, - растерялся Лин, - а что?
     - Меня вы, засранцы малолетние, спросить забыли!
     - Так ты пьяная была, как тебя спрашивать? – сделав невинное лицо, оправдался сын.
     - Очень впечатляет, - похвалила я, - еще ресничками помаши, и я разрыдаюсь от умиления.
     Он послушно помахал ресничками, потом хихикнул и признался:
     - Ханна сама хотела тебе эти инструкции изложить, но тут ей под руку подвернулся такой послушный я и вот итог… Между прочим, час назад Иксион заходил. Нервный весь такой. Пришлось отбиваться от него.
     - Хм… сынок, я надеюсь, ты не убил правителя дружественного государства? – строго спросила я.
     - Даже не покалечил! – заверил Лин, - пару молний в него запустил и попросил не буянить при раненом герое, а то от этого микробы активируются… представляешь, он поверил!
     - Ну вот, напугал бедного коника, - посмеиваясь, упрекнула я, - ладно пойду, проверю, как там Терин с Киром, и обдумаю наиболее шумный план спасения Вальдора. Коля, кстати, в курсе?
     - Да. Он не будет активно мешать, просит только, чтобы ты не сильно его ребят калечила.
     - Я буду очень осторожна, - заверила я и переместилась в свои покои.

                ***
     Все-таки это подло со стороны девчонок. Обеих. Ханна вот в Саффу вцепилась, видите ли, ей безопасность гарантированная нужна. Саффа в свою очередь попросила меня за Кардаголом приглядеть – если очнется, необходимо срочно, пока опять не вырубился, просить его защиту с себя снять. Одним словом, надо, чтобы хорошо знакомый человек рядом был. Если какая-нибудь посторонняя прислуга о таком попросит, Кардагол ее чего доброго за врага примет и укокошит. Саффа мне все это нежным голоском объяснила и так при этом на меня посмотрела, что отказать я просто не смог. Да этой вороне никакие приворотные заклинания не нужны, чтобы веревки из меня вить! Блонда, видимо решив, что я сегодня безотказный дурачок, свалила на меня обязанность сообщить маме о том, что она организовывает побег Вальдора. К тому времени нам уже известно было, что она пьянствует с Аннет. Этот факт, кстати, Иоханну порадовал, она-то о своей маме совсем забыла – не предупредила. Так и сидела бы королева, не зная, что она больше не королева, если бы не моя матушка.
     И вот так получилось, что я всю ночь просидел у постели этого озабоченного и кое-что интересное услышал, потому что он изволил бредить. К счастью про меня ни слова не сказал, зато в красках описал свое отношение к Саффе. Вот, правда, если бы не его ранение, я бы его придушил. А потом поднял и снова придушил, ибо нефиг такие фантазии по отношению к моей невесте иметь! Пусть даже невеста настаивает на том, что она больше не невеста… да, засада.
     А утром меня мать разбудила. Можно сказать, что мне повезло – она сама явилась, не пришлось идти ее искать, чтобы поведать о ее роли в нашем маленьком дельце.
     Мать ушла и почти тут же в спальне появилась Василиса. Как будто специально дожидалась ее ухода. Не удивлюсь, если так, в самом деле, и было, ведь у них с мамой моей взаимная нелюбовь.
     Василиса устроилась рядом с Кардаголом и тоскливо посмотрела на  меня своими голубыми глазами.
     - Не боись, киска, прорвемся, - пообещал я и почесал ее за ушком. Очень она мне напоминала ту кошечку, в которую я когда-то Иоханну превратил.
     И вот, значит, сижу я на полу, навалившись на кровать, глажу Василису, тут открывается дверь и раздается голос Иоханны:
     - Лин, что это ты делаешь?
     Не знаю, что ей там от дверей померещилось, но я на всякий случай гадость сказал:
     - Василису задушить пытаюсь, уж больно она мне тебя напоминает!
     - Нашел время с кошкой играть, - отрезала Ханна, - отправляйся, Дусю буди, надо ее в курс дела ввести.
     - Так я уже ее ввел в курс… Ваше величество, - я попытался из сидячего положения раскланяться, но получилось не очень.
     Ханна хотела ответить, наверняка съязвила бы, но тут появилась Саффа, вся такая официальная и серьезная:
     - Ваше Величество, прибыло посольство из Альпердолиона. Они ожидают в тронном зале.
     - А с каких пор такие вести приносишь ты? – растерялась Ханна.
     - С тех самых, как бедняга Гарлан не знает, где тебя искать, - волшебница перешла на нормальный тон, - я тебя без защиты к этим ушастым не пущу! Лин, идем с нами, будем вместе щиты ставить. Я сюда Юсара позвала, он сейчас…
     - Я уже здесь, - раздался из гостиной голос Юсара, - простите, что задержался, пришлось подлечить королеву Аннет.
     - Что с мамой? – испугалась Ханна.
     - Блондочка, ну что с ней может быть после того, как она всю ночь общалась с моей мамой? – спросил я, - похмелье у нее.
     - Я ее усыпил, - успокоил Юсар и по-хозяйски расположился у кровати Кардагола, - Саффа, не переживай, я за ним присмотрю. Я умею обращаться с ранеными не только как маг.
     - Приведу себя в порядок, - решил я и смылся к себе, пока Ханна не задурковала и не решила, что я и такой помятый сгожусь для приема эльфийской делегации.

                Глава 17

     Эльфийская делегация  не совсем то, что я мечтала бы увидеть сию минуту. Совсем не то, чтоб их. С другой стороны, учитывая то, что, предположительно, их король и послужил катализатором происходящих сейчас событий, было бы проще принять их сразу и отправить восвояси. Быстро, четко, деликатно.
     Устроим им сюрприз.
     Быстро переодеваюсь, благо в платьях недостатка нет. В горничных, помогающих их надеть, тоже. Также галопом мне делают более-менее приличную прическу.
     Встречаю гостей в зале для церемоний. Что-то в тронный мне пока не хочется. Нехорошие мысли навевает.
     В зале для церемоний тоже есть что-то вроде трона - высокое кресло, намекающее на свое родство с более высокопоставленными предметами мебели.  Вот на нем я и сижу. Рядом Лин и Саффа. Не настолько уж я сумасшедшая, чтобы принимать потенциально враждебно настроенных эльфов, не обзаведясь магической защитой. Ну, ладно-ладно! Я не сама была такая умная. На этом Саффа настояла.
     И вот она делегация. Семь штук остроухих. Впереди  темноволосый красавец. Ну да хорош. А что, мне тоже не чужда эстетика! Такой гибкий, черноволосый, глаза по-эльфийски удлиненные, горят, на губах ласковая улыбка.
     - Ваше высочество, - мурлычет он и отвешивает мне поклон. Спутники синхронно повторяют его движение.
     - Что привело Вас сюда, борэль Налиэль?  отвечаю холодно-отстраненным тоном.
     Ну да, конечно, я заранее выяснила, как зовут главу делегации, а Лин пояснил мне, что это за фрукт.
     - Мы прибыли приветствовать Вашего отца, короля Вальдора, - поясняет борэль, не сводя с меня теплого взгляда.
     Так, сейчас будем пояснять, кто есть кто. А что тянуть?
     - Боюсь, мой отец не сможет вас принять, борэль. Он в тюрьме немного занят.
     Ну, надо же, лицо его даже не дрогнуло!
     - Прошу прощения, принцесса…
     - Уже не принцесса, - заявляю я, одаривая посланника яркой зубастой ухмылкой, - Вальдор был вынужден оставить престол.
     - Прошу прощения, королева, - бормочет борэль и склоняется в поклоне в два раза ниже предыдущего.
     - Так что Вы хотели сообщить? - интересуюсь, не забывая скалить зубы.
     Надо признать, пауза получается возможно минимальной. Секунд пять.
     - Король Альпердолиона Рахноэль Лазурный Цветок шлет Вам свой поклон и интересуется, в какие сроки Зулкибар отведет свои войска от границ Арвалии?
     - А Зулкибар должен был это сделать?  - «удивляюсь» я.
     - Да, Ваше величество, такова суть соглашения, заключенного между нашими государствами, - вежливо отвечает Налиэль.
     - Я не ознакомлена с текстом данного соглашения, - ласково поясняю я. Хочу попросить борэля перекинуть мне текст на досуге, но тут в зал врывается Дульсинея. Традиционно, с грохотом и воплями. Ну и одета она, естественно, не так, как принято на приеме послов. В штаны какие-то дурацкие и короткую куртку.
     - Как ты могла, Иоханна! - кричит она с патетикой в голосе. А у меня на патетику вообще аллергия. В чьем бы то ни было исполнении. Морщусь. Тут же от княгини следует упрек в сторону Лина с намеком на применение в отношении княжича телесных наказаний. Эрраде-младший вздрагивает и испуганно вопрошает:
     - Мама, ты что?
     Дульсинея отпрыска своего гордо игнорирует и переводит гневный взгляд на меня:
     - Змея ты Иоханна! Тебя папа баловал…
     И все такое. Только в этот момент понимаю, что это спектакль, разыгранный для гостей. Впрочем, зная княгиню… С нее хватило бы устроить подобное и вполне серьезно. Но, по-моему, марш протеста несколько затянулся. Не стоит так уж радовать спектаклем наших хорошослышащих друзей.
     - Дульсинея, не могли бы Вы удалиться? - интересуюсь, - я принимаю высоких гостей. Саффа, проводи княгиню Эрраде, пожалуйста.
     После чего я добавляю пару слов о том, что у княгини семейные неприятности, и ей не здоровится на нервной почве. Искренне надеюсь, что Саффа мне не подчиниться, или Дусе хватит ума отказаться от поддержки моей придворной волшебницы. Я, конечно, Лина уважаю и ценю, но Саффе, как магу, доверяю больше.
     Саффа, Дуся, умнички обе, понимают, что я хочу.
     В итоге княгиня удаляется, гордо задрав нос, а я получаю возможность продолжить общение с эльфами. Все же, они мне не нравятся, как вид. За исключением брата, конечно. Этот эльфенок просто прелесть.   
     - Как поживает Ваш брат, Шеоннель? - интересуется посланник.
     Гляжу на него недоуменно. Это что за нарушение этикета?
     - Спасибо, - бурчу, - хорошо.
     - Его мать, киль-да Лиафель Залеска, очень скучает по сыну.
     Ага, по возможности избивать его безнаказанно она скучает!
     - Ну что же, - важно отвечаю я, - не могу препятствовать ее общению с сыном. Передайте, что она всегда может с ним встретиться.
     И мысленно добавляю - под надзором стражников и пары магов в придачу. Мне братишка нравится живым. Я просить сделать из него зомби пока не намерена. А после его активного общения с матерью, боюсь, пришлось бы.
 
                ***
     Терин и Кир были все так же неподвижны. Василий спал в кресле вместе с котятами. Устал, наверно, бедняга свои волшебные песенки мурлыкать. Стараясь не особо разглядывать лежащих на кроватях мужчин, которые своей беспомощностью вводили меня в депрессию, я проверила на прочность магическую защиту, убедилась, что с ней все в порядке, сменила платье на штаны и отправилась организовывать шумный побег для свергнутого короля. А за Терином и Киром пусть Лин с Ханной теперь присматривают. Хотя, в случае чего всегда можно забрать их в лагерь. Благо, они не нуждаются в таком сложном уходе, как настоящие впавшие в кому больные.
     Вообще-то, освобождение Вальдора можно было устроить по-тихому, мне всего-то надо было бы телепортироваться в подземелье, прихватить Валя и валить. Но нам нужен шум. Ну, дурное дело не хитрое, уж что-что, а пошуметь я всегда умела.
     Иду я, значит, по коридору, вся такая из себя грозная, тапком размахиваю и жалею, что хлыст мой нынче где-то среди безделушек Аннет валяется. С ним бы я еще грознее смотрелась. Стражники у лестницы, ведущей на этаж, где всякие официальные залы расположены, проводили меня удивленными взглядами. Да, не каждый день княгиня Эрраде радует их пешими прогулками по дворцу, она же все больше телепортироваться предпочитает, а тут такое диво дивное.
     - Мальчики, челюсти подберите, - ласково попросила я и пошла дальше.
     У меня был план - для начала немножко поскандалить с Ханной на виду у посторонних. Чтобы, значит, ни у кого не осталось сомнений в том, что я против этого безобразия и ничего не знала о том, что подобное вообще затевается. 
     Я рассчитывала, что Ханна сейчас либо в вальдоровом кабинете министрам мозги промывает, либо в тронном зале, для пущей торжественности, устроила это мероприятие. Первым на пути моего следования был зал церемоний, почти такое же торжественное место, как и тронный, и возле его дверей меня ждал сюрприз в виде охраны. Причем охрана была двойная. Два зулкибарских гвардейца и два…
     - Ой, кого я вижу! – восторженно взвизгнула я и повисла на шее у эльфа с серебристыми волосами.
     Этот травокур ушастый меня, конечно же, не узнал и испуганно шарахнулся, но от меня еще никто не уходил. Я нагло облапала его уши, приводя в беспорядок аккуратно уложенные пряди волос, и поинтересовалась:
     - Как ваш огородик? Не сильно злой Иксиончик его потоптал?
     - Женщина, ты обозналась, - холодно процедил эльф и не грубо, но весьма настойчиво отодвинул меня от себя.
     - Да, ладно тебе, ушастенький! Своих не узнаешь? Ну да,  с тех пор я слегка похудела… в груди… но это же я! Как ты мог меня забыть, лапусик? А что ты, кстати, здесь делаешь?
     - Атариэль, кто эта женщина? – брезгливо спросил второй эльф. Тоже симпатичный, но не такой ушастый, как этот серебристый, которого, оказывается, Атариэль зовут.
     - Не знаю, - отвечал Атариэль и перешел на эльфийский. И тут же получил от меня нежный шлепок по губам.
     - Больше двух говорят вслух… короче, говорите по зулкибарски, знаю же, что умеете.
     Тут, наконец, отмерли гвардейцы.
     - Княгиня, - испуганно выдохнул один из них, явно шокированный моим поведением.
     - Ага, княгиня - это я, - гордо задрав нос, изрекла я и снова двинулась на Атариэля, - так что ты тут делаешь? Неужели пришли, наконец, жаловаться, а? Вот я сейчас Иксиона позову, и разберемся, на чьей территории вы со своим златокудрым приятелем Каннабис посадили.
     - Атариэль! – в возгласе второго эльфа было море негодования.
     - Не знаю я ее! – в отчаянии воскликнул Атариэль и затрещал по-эльфийски.
     - Ваша светлость! – гвардеец перекричал эльфа, - Это охранники из свиты эльфийского посла.
     - Да? А какого хрена они здесь делают? – заинтересовалась я.
     Я имела в виду посольство, но гвардеец понял меня по-своему и объяснил:
     - По традиции, во время приема делегаций, зал охраняет стража от обоих государств.
     - Что? Это типа там, в зале, послы из Запердюлинска? – оживилась я.
     Услышав, как я исковеркала дорогой их сердцу Альпердолион, Атариэль подавился словами и гневно уставился на меня.
     - Так, мальчики, все четверо, разбежались в стороны на хрен! – последние слова я для пущей убедительности проорала и легким взмахом тапка вышибла двери в тронный зал.
     На меня уставилось несколько пар изумленных эльфийских глаз, а так же не менее изумленные глаза Ханны, Лина и Саффы. Ничего, пусть и им сюрприз будет.
     - Иоханна, как ты могла! – гневно рявкнула я, - как у тебя совести хватило? Лин, а ты… мало я тебя в детстве порола!
     - Мам, ты чего?
     Кажется, сын принял мой спектакль за чистую монету. Или хорошо притворяется? Ладно, не важно.
     - Змея ты подколодная, Иоханна! Вальдор любил тебя и баловал, а ты подкралась из-за спины и вот так… родного папу в тюрьму!
     - Дульсинея, я принимаю высоких гостей и попросила бы Вас покинуть зал, - холодно изрекла принцесса… то есть королева, - Саффа, проводи княгиню Эрраде. Прошу прощения господа, у княгини неприятности в семье, ей нездоровится. Саффа! Проводи!
     Саффа нерешительно посмотрела на меня, потом на Ханну, над которой она держала такую забубенную защиту, что я сначала даже не поняла, что она ее не одна держит. Они с Лином как-то умудрились переплести свои защитные заклинания и теперь держали их вдвоем на полную мощность. Поэтому-то Саффа и не решалась от Ханны отойти, чтобы выпроводить из зала буйную меня.
     - Я сама уйду! – с видом оскорбленный добродетели изрекла я, - ноги моей больше в Зулкибаре не будет! Можешь дальше чмокаться тут со своими послами ушастыми! Что они тебе такого пообещали, что ты по их наущению Вальдора трона лишила?
     Эльфы возмущенно зароптали, но я не стала прислушиваться, тем более что роптали ушастые на своем языке. Я выскочила из тронного зала и… наверно, хлопнула бы дверью, если бы она не валялась на полу выбитая моей воздушной волной.
     Так, отлично, здесь я пошумела. Теперь можно начинать свой триумфальный поход к подземелью, где «страдает» Вальдор.
     Почти у входа на подземные этажи меня остановил знакомый звук. Конский топот! Как я могла забыть, что у нас тут кентавр имеется? Кстати, Иксиона кто-нибудь предупредил насчет смены власти? Зная его трепетное отношение к Вальдору, боюсь, как бы подвигов не насовершал этот конь ретивый.
     Иксион едва не сбил меня с ног. Вид у него был весьма воинственный. И куда делся тот красавчик со стразами на копытах? Передо мной был суровый такой кентаврище. Человеческая часть тела защищена кольчугой, волосы завязаны в скромный хвост, из-за спины торчит колчан со стрелами, в одной руке арбалет, во второй меч. На плече этого героя восседала Белочка. Ума не приложу, как она умудрилась зацепиться своими маленькими коготками за металлические звенья кольчуги?
     - Икси, ты на войну собрался? – натурально изобразив восторг, воскликнула я.
     - Ты, глупая баба, ничего не знаешь, что ли? – прорычал он, оскалив клыки. Белочка воинственно зашипела. Да уж, два сапога пара. Нашли друг друга.
     - А что я должна знать? – простодушно вытаращив глаза, спросила я.
     - Иоханна, дрянь такая, власть захватила! Вальдор в тюрьме!
     - Сдается мне, это ты ничего не знаешь, - перестав валять дурака, серьезно сказала я, окружила нас звуконепроницаемым щитом и в двух словах обрисовала Иксиону ситуацию, в заключение распорядившись, - мы с тобой сейчас с максимальным шумом штурмуем вот эту дверь, которая как ты, наверно, знаешь, ведет в подземелье. Убивать никого не надо, стража будет сопротивляться для вида. Вовремя ты мне, Икси, подвернулся, с тобой точно тихо не получится… разрешишь на тебя сесть?
     - Садись, - буркнул кентавр, дождался, пока я запрыгну на него верхом, и сунул мне арбалет, ни секунды не сомневаясь, что я умею этой штукой пользоваться. Наивный кентаврийский жеребенок!
     Я деликатно промолчала и телепортировала арбалет куда подальше, если вдруг понадобится, всегда можно его вернуть.
     Дверь, ведущая в подземелье, была снесена воздушной волной. Грохот стоял такой, что любо-дорого! Иксион издал непередаваемый рев (как он потом объяснил это боевой клич его рода) и помчался вперед своим корявым галопом. А я уже почти забыла как это ужасно – скакать верхом на кентавре!
     Мы победоносно промчались по подземному коридору, легко подавив слабое, но шумное сопротивление охраны и домчались до известной мне с давних времен камеры. Эх, жаль будет сносить эту дверь, в которой когда-то Терин собственноручно проделал это окошко с красивенькой решеткой.
     - Вальдор, отойди от двери! – распорядилась я и снесла ее очередной воздушной волной.
     Едва дверь упала, Иксион вломился в камеру и выхватил второй меч из заспинных ножен. Гад непарнокопытный, чуть нос мне не отрезал! Как будто ему одного меча мало! Но нет, оказалось, что Иксиону одного вполне достаточно, второй был предназначен для Вальдора. Физиономия, надо сказать, у его бывшего величества была слегка офигевшая, когда он увидел, кто явился его спасать. Меня он наверняка ожидал, а вот явление Икси было для него сюрпризом. Ничего, пусть порадуется.   

                ***
     Лежу на кровати. Читаю «Тысяча и одна поза шакстистанских наложниц» и никого не трогаю. Кстати, нужно будет потом у Николая поинтересоваться, чем он руководствовался, выбирая для меня именно этот литературный шедевр? Особенно, если учесть, что я просил что-нибудь почитать, а не посмотреть. И не помечтать. Тьфу! 
     И тут я слышу шум, грохот, вопль «Вальдор, отойди от двери!» и в мою уютную камеру врывается нечто ужасное. Вооруженный двумя мечами сразу герцог Иксион, подобно лошади оседланный моей незабываемой подругой Дуськой.
     Иксион фыркает, тяжело дышит и в целом очень даже напоминает сбывшийся кошмар какого-нибудь пехотинца.
     - Вот это, да, - только и смог выдохнуть я, как Иксион скакнул в мою сторону и торжественно сунул мне в руку тяжелый кирвалионский меч.
     Смотрю на оружие, на Иксиона. На Дульсинею тоже вот кошусь с полным непониманием на физиономии. Я, конечно, ждал побега буквально с минуты на минуту, но не ожидал, что это будет произведено столь эффектным образом.
     - Вальдор, мы тебя спасем! - кричит это чудо конеобразное и тянет ко мне руки.
     Я отползаю по кровати обратно.
     - Вальдор! - верещит Дуська, свешиваясь с крупа герцога и вытаращивая на меня свои разноцветные глаза, - садись позади меня.
     В этот момент глаза вытаращиваются уже у Иксиона.
     - Я не… - бормочет он.
     - Что?! - издевательским тоном вопрошает княгиня, - Боливар не вынесет двоих?!
     Нервно хихикаю.
     - Вынесет! - рычит Иксион, - Вальдор, залезайте!
     И бросает на меня затуманенный, надеюсь, что яростью, но боюсь, что страстью взгляд.
     Дергаюсь, но понимаю, что деваться некуда. Иксион как-то боком приближается к кровати, я встаю на нее, и, стараясь не думать, на что это похоже, запрыгиваю на спину к кентавру. На лошадиную спину.
     - Валь, держись за меня! - командует Дуся, после чего издает какой-то невероятный клич типа «Йо-хо-хо» и бьет кентавра по бокам пятками.
     Всхрапнув по-лошадиному, Иксион стартует.
     Этот ужас вряд ли я когда забуду. Но ужас не потому, что мне было страшно. Я искренне старался не заржать. Секунд тридцать, после чего меня прорвало. Ухватившись руками за тощую Дуськину спину, я смеялся, я всхлипывал, я практически стонал от того, насколько мне было смешно.
     - Валь, не истери! - орет Дульсинея, а я даже ответить ей не могу.
     Мы практически с боем прорываемся на первый этаж. Практически потому, что стражники машут мечами и алебардами (последними медленнее) и кричат, стараясь особо к нам не приближаться. По первому этажу мы несемся бодрым неровным галопом, при этом княгиня с герцогом издают какие-то торжествующие вопли, а я трясусь от смеха, уткнувшись лицом Дусе между лопатками. Потом, подняв глаза, я понимаю, что скачем мы куда-то не туда.
     - Налево поворачивай! - кричу, - налево! Через кухню уйдем! Там черный ход!
     Кентавр резко разворачивается, приседая при этом на заднюю пару ног. Я с трудом удерживаюсь на его скользкой спине. Впрочем, понимаю, что просить герцога надеть на себя седло было бы верхом невежливости.
     И мы несемся на кухню.
     Ору:
     - Посторонись!
     И вижу, как мой эксклюзивный шеф-повар, которого Гарлан так долго заманивал ко мне на службу, в обмороке сползает по стенке.
     - Уаууу! - визжит Дуська.
     Кентавр скачет по кухне и, кажется, его копыта вот-вот начнут высекать искры из плит пола. Хотя вряд ли, он ведь не подкован. Повара, поварята и прочие работники разлетаются в стороны. Кто-то сопровождает наше триумфальное шествие восторженными воплями, кто-то просто разевает рот. А что, мы очень эффектны, надо полагать. Вот выживу, картину закажу под названием «Король Вальдор покидает дворец». Повешу ее в тронном зале и буду любоваться.
     - Вальдор! - орет Дуська, - с мечом осторожнее!
     А что осторожнее? Сунуть мне его некуда. Приходится так и держать в руке. И при этом еще и за Дусю хвататься. Понятно, что ее это нервирует. Но не могу же я бросить врученное мне боевым товарищем оружие!
     Вырываемся с кухни на задний двор.
     - Направо! - кричу, надеясь, что княгиня-то точно должна меня услышать и передать команду дальше.
     - Поняла! - отвечает она.
     Вот и славненько. Нам бы еще до какого-нибудь темного переулка доскакать, а там уж Дуська нас телепортирует куда-нибудь. Я уже даже согласен и не сразу в лагерь, лишь слезть с этого… сторонника. Скакать на кентавре - то еще удовольствие. Хотя, готов признать, наверное, они для этого и не предназначены.

                ***
     - И все-таки, к вопросу о соглашении, - напоминает эльф, - я так понимаю, Вы не намерены придерживаться его условий?
     Изумленно поднимаю брови.
     - Борэль! Я, действительно, не понимаю, о чем идет речь! Вальдор не рассказывал мне о своей договоренности с Рахноэлем. Но в любом случае, я рада уже тому, что наши государства, наконец-то, нашли какие-то точки соприкосновения. И, безусловно, я готова рассмотреть предложения Рахноэля по взаимовыгодному сотрудничеству между Зулкибаром и Альпердолионом. Сейчас, когда я была вынуждена взять на себя управление государством, когда у меня имеются определенные сложности во взаимоотношениях с княжеством Эрраде, мне важно знать, что меня поддерживают соседи. Тем более, великий Альпердолион. Поэтому прошу Вас, подготовьте текст, передайте его в Департамент внешних отношений, и мы его, конечно же, рассмотрим.
     Налиэль смотрит на меня, пожалуй, излишне нагло. Но не настолько, чтобы можно было предъявить претензии.
     - Полагаю, мы направим Вам текст соглашения, - наконец, произносит он, - но, возможно, стоило бы обсудить основные его положения заранее. В частности, касающиеся участия Зулкибара в военных действиях Эрраде против Арвалии.
     Улыбаюсь.
     - Простите, борэль. Прежде чем обсуждать этот вопрос, мне нужно урегулировать отношения с княжеством. Учитывая предъявленные ранее княгиней Эрраде обвинения, вполне вероятно, что мы и сами будем вынуждены выйти из союза. А потому давайте вернемся к рассмотрению этого вопроса позже.
     - Я передам Ваши слова королю Рахноэлю Лазурному цветку.
     - Будьте так любезны. Вы что-то еще хотели, борэль, или Вашу миссию можно считать законченной?
     - Ваше ве…
     И вот тут в зал врывается Николай. Глаза вытаращены, усы дыбом торчат.
     - Ваше величество! Вальдор сбежал!
     - Как сбежал? - несколько растерянно спрашиваю я.
     Еле успеваю сдержать срывающееся с губ «Уже?!».
     - Княгиня Эрраде и герцог Иксион! Они применили магию! Мы не смогли их остановить!
     Хм, оперативненько. С Дусей я, конечно, на эту тему еще потолкую, потому что самоуправство в принципе не понимаю. Я полагала, она дождется условного сигнала. Но, надо признать, момент для побега выбран подходящий. Сейчас главное нужный тон выбрать. Суживаю глаза и рычу:
     - Николай, я не понимаю, как это вообще стало возможным?! Я лично Вам поручала охрану отца! Это что получается, любой маг может прорваться в тюрьму и выкрасть оттуда узника?!
     Кстати, да. Надо будет подумать об этом на досуге.
     - Ваше ве…
     - Почему вы не смогли их остановить? Их было всего двое!
     - Но княгиня… - блеет Николай.
     Молодец, хорошо играет.
     - Что княгиня?! Да, она маг, но это не лучший маг королевства! Саффа, а ты куда смотрела? Трудно было закрыть камеру заклинанием?
     - Я закрыла, - отвечает волшебница, округляя глаза.
     - Плохо закрыла, значит! Николай! Ищи Вальдора, как хочешь. Или ты сам отправишься к палачу, понял?! Все, приступай!
     Начальник дворцовой охраны удаляется, а я, все еще с маской гнева на лице, поворачиваюсь к притихшим эльфам.
     - Простите, борэль, что Вам пришлось стать свидетелем такой сцены.
     Лицо Налиэля серьезно.
     - Я понимаю. Может быть, Вам нужна наша помощь?
     - О, нет, благодарю. Николай справится. Я в этом не сомневаюсь.
     Не хватало мне еще, чтобы эти остроухие отца по лесам ловили. Вдруг еще поймают!
     - Вы когда возвращаетесь в Альпердолион?
     - Я хотел бы попросить Вас, Ваше величество, позволить нам остаться в Зулкибаре на несколько дней. Ознакомиться с местными достопримечательностями, получше узнать проживающих здесь людей. Вы позволите?
     Хм, да я бы тебя, голубчик, гнала отсюда поганой метлой. Собственноручно. Но нельзя, этикет не позволяет. Благожелательно улыбаюсь:
     - Мне понятен Ваш интерес, борэль. В Зулкибаре, действительно, есть, на что посмотреть. Я прикажу разместить Вас и Ваших спутников во дворце.
     - Ну что Вы, не стоит.
     - В южном крыле у нас находятся покои для важных гостей. Не могу же я позволить Вам ютиться в гостинице.   
     Ага, без присмотра.
     Борэль изображает вежливый поклон.
     - Вы можете удалиться, - ласково произношу я.


Рецензии
Да! Феерически!

Анастасия Игнашева   14.02.2011 09:42     Заявить о нарушении
Спасибо, Анастасия)))
К.

Алк-Консильери   14.02.2011 10:05   Заявить о нарушении
На это произведение написано 5 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.