Бей ушастых-2. Глава 18

                Глава 18

     - Слезь с меня! - рычит Иксион.
     - Ага, - говорю, - сейчас, подожди.
     - Я не Вам, Ваше величество.
     Ну да, обрадовал. Нет, спасибочки, насиделся. Пора и честь знать. Тем более, что мы уже стараниями ведьмы с тапком прибыли на место назначения. Почти что в лагерь, благо последний уже достаточно давно находится на одном месте. Объясняется это тем, что неподалеку стоят войска Дафура, и мы с ним все не можем решить, что делать дальше. Численность примерно одинаковая, расположение удачное, что у нас, что у него. Мы уже почти решили двинуться в наступление, но ранение Кардагола спутало планы.
     Дафур вот тоже ждет пока у моря погоды.
     Я здесь, кстати, бывал неоднократно. Правда, в руководство не вмешивался. Начальников хватало и без меня. Ну, а мне достаточно было управления Зулкибаром.
     Аккуратно сползаю с нашего жеребца.
     - Вальдор, - заботливо спрашивает он, - Вам удобно?
     - Да-да, - бормочу под нос, протягивая Дусе руку, - все хорошо. Все замечательно.
     Лагерь метрах в пятидесяти от нас. Видимо, Терин все же сдержал слово и закрыл периметр от неконтролируемых посещений своей супруги. Потому мы и приземлились неподалеку.
     Бодро топаем к частоколу. Останавливаемся у ворот, и я понимаю, что наше здесь нахождение никого не интересует. Ни тебе предупредительного оклика, ни стрелы, вонзившейся у ног. Да, вообще ничего!
     - Эй, - ору, - откройте!
     Ага, так все и побежали. Стучу кулаком. Та же реакция. Ногой. Аналогично.
     - Ваше величество, позвольте, я попробую, - предлагает Иксион, и я отхожу в сторону. Герцог поворачивается к частоколу задом и, забавно фыркнув, резко вскидывает задние ноги вверх и бьет по воротам копытами.
     Это хорошо, что мы отошли. Потому что щепки так и полетели. Впрочем, это была единственная реакция.
     - Давай еще раз! - командую я.
     - Ага! - азартно восклицает Дуська, - давай! Прикольно было!
     Все с тем же фырканьем кентавр повторяет свое телодвижение. И вот тут, какая прелесть, ворота приоткрываются, и из-за них выглядывает типа воин - полуодетое существо с заспанным лицом.
     - И че долбимся? - интересуется оно.
     - Открывай! - велю я.
     - Ага, щас, все бросил! А будете долбиться, я на вас сверху что-нибудь, хм… вылью, вот. Или сброшу.
     Начинаю закипать.
     - Я тебе, дорогой, сейчас и вылью и сброшу. Открывай немедленно!
     - Да кто ты такой?!
     - Я король Вальдор Зулкибарский!
     - Да ну?
     - Где Мерлин?!
     - Какой Мерлин?
     - Валь, - вмешивается в наш продуктивный диалог Дульсинея, - а давай я его тапком!
     Плохо сфокусированный взгляд охранника ворот направляется на дусин магический предмет. Проходит секунд десять, после чего физиономия солдата расплывается в дурацкой улыбке.
     - Княгиня!
     Хм, даже любопытно, отчего это княгиню Эрраде здесь последняя пьянь знает, а мое благородное лицо ассоциаций с властью не вызывает? Надо будет после у Дуськи поинтересоваться.
     - Пустишь нас? - небрежно помахивая тапком, интересуется Дуся.
     - Конечно! - радостно восклицает воин и с трудом открывает одну створку ворот.
     Мы входим в лагерь. Медленно и осторожно. И первое, что я понимаю - отсутствие сразу трех отцов-командиров не лучшим образом сказалось на дисциплине.  Едва ли при Терине, Кире или Кардаголе солдаты осмелились бы среди белого дня пьянствовать, играть в карты, драться и заниматься еще неизвестно чем, но очень далеким от тренировок. Вряд ли они стали бы бродить по территории полуодетыми, и уж точно ворота не остались бы без охраны.
     - Где палатка Мерлина? - спрашиваю я, открывшего нам ворота, бойца.
     - Тама, - машет он рукой куда-то вглубь, - красная она, не заблудитесь.
     - Он здесь?
     - Да кто его знает, мож, и не здесь! Ну, я пошел.
     Боец заправляет рубашку в штаны и направляется к одной из удобно расположившихся у костерка групп военнослужащих.
     - Стоять! - рычу я.
     Оборачивается. На физиономии искреннее недоумение.
     - А че?
     - Почему ворота без охраны?
     - А кому мы здесь нужны?
     - Иди-ка сюда, милый, - ласково проговариваю я.
     Воин нехотя приближается.
     И тогда я коротко и быстро бью его кулаком в нос. Отклониться он даже и не пытается, или не в состоянии, а потому падает на землю и сидит там, в пыли, испуганно пялясь на меня уже трезвыми глазами.
     - Где ваши офицеры? - интересуюсь, глядя на него сверху вниз.
     - Не знаю.
     - Имя, звание?
     - Мое?
     - Твое.
     - Сержан Бурай.
     Протягиваю ему руку и помогаю подняться.
     - Сержант Бурай. Будь так добр, постарайся найти офицеров и передай им, что король Вальдор принимает на себя командование войсками и ожидает их в палатке Мерлина через сорок минут. Справишься?
     Кивает.
     - Ты, видимо, меня не понял, - с грустью проговариваю я.
     Тогда сержант становится по стойке смирно и четко, громко произносит:
     - Так точно.
     - Отлично. Приступай. Только перед этим озаботься охраной ворот. Пожалуйста. 
     Сержант убегает выполнять поручения.
     - Круто ты с ним, - бормочет Дуська.
     Вздыхаю.
     - Пошли деда твоего искать. Чувствую, работы нам предстоит… хм, много.
     Красную палатку находим быстро. И Мерлина в ней - тоже. Сидит один, практически трезвый, обиженный на весь мир.
     - Деда! - радостно восклицает Дуся.
     - Ага, - бормочет старый маг, - привет.
     - Приветствую Вас, - вежливо произносит кентавр, склоняя голову.
     - Аналогично, - отвечает Мерлин.
     - Мерлин, друг мой! - восклицаю я, - скажи мне, будь так любезен, как ты умудрился за два дня загубить дисциплину в армии? Мне даже интересно. Это же как стараться нужно было?!
     Поднимает на меня угрюмый взгляд. Молчит.
     - Ну, я понимаю, был бы ты профессиональным диверсантом. Так ведь нет. Уважаемый волшебник, который раньше, насколько я помню, воевал. А, Мерлин?
     - Я не собираюсь ничего тебе объяснять.
     - Да ну?! Мерлин, я принимаю командование на себя.
     - На здоровье.
     И тут у меня слова заканчиваются. Я как-то иначе представлял себе уговоры. И принуждение, впрочем, тоже.
     - Дусь, Иксион, выйдите, пожалуйста, - прошу я.
     Дуська открывает было рот, но не успевает высказать протест, потому что кентавр буквально выволакивает ее, как он высказался, воздухом подышать.
     Присаживаюсь рядом с волшебником.
     - Что произошло, Мерлин?
     Тот хмурится, вздыхает, после чего, как бы через силу, начинает говорить.
     - Не знаю, Вальдор. Они не воспринимают меня как командующего.
     - Офицеры?
     - Все. Они саботируют мои приказы. Более того, такое ощущение, что все делается мне назло.
     М-да, судя по состоянию лагеря - не исключено. Обычно процесс разрушения сам по себе требует значительное время. Если его не подталкивать и не направлять.
     - Думаешь, здесь работают провокаторы?
     - Не знаю.
     - Мерлин, я велел собрать офицеров в твоей палатке.
     - Без меня.
     Хм. Ну, без него, так без него.
     - Ладно, тогда ты не мог бы решить вопрос с моим вооружением и доспехами?
     Мерлин пожимает плечами и молча испаряется.
     Минут десять сижу в тишине. После начинают прибывать офицеры. Здороваются со мной и рассредоточиваются вдоль стен палатки. Все это они проделывают с одинаково мрачными физиономиями.
     Я поднимаюсь, обвожу всех взглядом.
     - Полагаю, что вы меня знаете. На всякий случай, представлюсь, Вальдор Зулкибарский. Чтобы избежать возможных недоразумений, сообщаю сразу - в данный момент я не король. Управление Зулкибаром осуществляет моя дочь Иоханна.
     Молчание. Напряженные, недоверчивые лица.
     - Господа, вероятно, вы уже знаете о том, что Кардагол Шактигул Кайвус тяжело ранен. Так же, как и его сын Кирдык, а также князь Эрраде. Было совершено покушение, которое мы, к сожалению, не смогли предотвратить. Но у них есть хорошие шансы на выздоровление.
     - А как же магия, государь? - интересуется один из офицеров. Да, это же мой поданный Арент. Всегда был излишне любопытен.
     - Магия исцеления, к сожалению, в данный момент не применима. По объективным причинам. Но в любом случае они снова вернутся в строй. Пока заменять их буду я. Это первая новость, которую я хотел сообщить. Вторая - гораздо хуже.  На стороне Арвалии будет воевать Альпердолион.
     А вот здесь товарищи мои перестают сдерживаться. Шепот. Ропот, негодующие возгласы. Интересно, кто-нибудь из них в курсе, что…
     - Но Альпердолион не присоединился к конвенции против магических войн! - слышу я полный боли голос и поворачиваюсь в сторону его обладателя. Ага, судя по одежде, маг. Судя по лицу - молодой, хотя кто их там магов знает, сколько им лет.
     - Я Варрен, целитель, - продолжает он, - означает ли вступление Альпердолиона в союз с Арвалией, то, что во время сражения может быть применена боевая магия?
     - Да. Это возможно, - отвечаю я.
     Минута тишины. Целая минута болезненной такой, тягучей тишины. Пора ее прерывать.
     - А в связи с вышеизложенным, господа, мне очень хотелось бы знать, как за такое короткое время отсутствия командующих лагерь успел превратиться в бордель? Периметр не охраняется. Солдаты пьют! Пока я шел к палатке, я не увидел ни одного бойца, который бы тренировался. Я вообще увидел не бойцов, а какое-то жалкое пьяное отребье! Вы что делаете, господа офицеры? Вы так готовитесь к наступлению?!   
     И снова тишина. Ладно, продолжим монолог.
     - Я должен напоминать Вам о том, что саботаж в военное время приравнивается к измене? Или вы допустили в свои ряды провокатора? Как такое вообще стало возможным? Арент, ты мне можешь пояснить, что здесь произошло?
     Офицер растерянно моргает, оглядывается на коллег.
     - Я слушаю! - рычу я, подходя к нему ближе.
     - Проблема в Мерлине, - тихо проговаривает он.
     - Подробнее!
     - Он… Понимаете, он…
     - Хватит блеять! Коротко и по существу!
     - Мерлин отменял приказы генерала Кайвуса! - выпаливает офицер и смотрит на меня круглыми от ужаса глазами.
     - Кардагола?
     - Никак нет. Кирдыка!
     - И это все? - интересуюсь я. Хм, Кир уже генерал? Надо же, а я все полковник, полковник…
     - Он отправил под трибунал троих боевых офицеров! - выкрикивает кто-то.
     Оборачиваюсь. Я его не знаю.
     - Представьтесь.
     - Лейтенант Горм.
     - И за что же?
     - Они пытались убедить его не отдавать приказ.
     - Какой? Я что каждое слово должен из Вас вытягивать?!
     - Он велел выгнать из лагеря маркитанток. Заявил, что у нас здесь бордель. А мы решили, что это просто Миларке Мурицийской не понравилось. Она была здесь тогда. Ну в самом деле, это же неразумно. Еще он решил перегруппировать войска.  Он вмешался в снабжение продовольствием. Он…
     А шустрый у Дуськи дедушка, оказывается. Всего ничего здесь побыл, а дел наворотил - не разгребешь.
     - Я понял, - говорю, - достаточно. Не согласившись с методами управления Мерлина, вы решили игнорировать его приказы. Я правильно понял?
     Тихий ропот.
     - После этого вы стали поощрять нарушение солдатами дисциплины, чтобы показать командующему, насколько  пагубно для армии его руководство. Ведь так? Я просто поражен. Офицеры действующей армии повели себя, как стадо тупых баранов, поставив под угрозу существование этой самой армии! Вы что делаете?! Не знаю, когда вернутся ваши командующие, но одно обещать могу вам точно - вы все будете наказаны. А насколько сурово, будет зависеть от того, насколько быстро наведете порядок во вверенных Вам подразделениях. Вы моментально справились с наведением бардака, а потому на то, чтобы все исправить, я даю вам два часа. Ровно два часа. По истечении этого времени жду вас с отчетами и с предложениями. Все. Все свободны.
     Они выходят. Я остаюсь. Пытаюсь отдышаться. С ума сойти! Ну, Мерлин, ну тип! Нет ничего хуже инициативных идиотов. Это же надо! Да Терин с ума сойдет, когда узнает, что здесь творится.   

                ***
     Когда в палатку офицеры потянулись, я решила к ним пристроиться. Иксион меня задерживать не стал, заявил, что ему надо уединиться в лесочке ближайшем и связаться со своими подданными в Кентарионе. То есть будет сейчас свою волшебную травку жевать и медитировать коник наш ретивый. Я ему удачи пожелала и в палатку проскользнула. А там такие новости – гаси свет бросай гранату!
     Ну, дед, растудыть его в тудыть! Это надо же до такого додуматься – везде нос свой длинный совать и наводить порядок там, где и так все в порядке. Даже у меня бы на такое ума не хватило. Тоже мне, реформатор фигов! Это все его вобла сушеная – Миларка. Диверсантка недобитая! Маркитантки ей, видите ли, не понравились. Оно и понятно, что не понравились, потому что они все красивее ее! Зачем дед вообще привел в лагерь королеву нейтрального государства? 
     - Валь, разве это правильно, посторонних королев в военный лагерь таскать? – обратилась я к, гневно пыхтящему, бывшему королю.
     - Неправильно, - процедил он сквозь зубы.
     Короче, понятно. Его сейчас лучше не трогать. Я тихонечко двинулась к выходу из палатки, вслед за притихшими офицерами. Тут возник дед. С вальдоровыми доспехами. И как только нашел это чудо во дворце?
     - Твои? – мрачно спросил он, сгрузив груду амуниции на стол.
     - Мои, - все так же сквозь зубы отозвался Вальдор.
     - Дед, шел бы ты, пока он тебя не приложил чем-нибудь тяжелым, а я ему не помогла, - предупредила я.
     - Да, ну вас! – проворчал Мерлин и исчез.
     Поперся, наверно, Миларке своей жаловаться.
     - Ну, ты пока примеряй тут причиндалы эти, а я пойду, прогуляюсь, - пробормотала я и выскользнула из палатки.
     Никогда еще не видела Вальдора таким злым. То есть злым-то я его видела, но вот в таком тихом бешенстве никогда не приходилось. Не будь это Вальдор, я бы, наверно, по-настоящему испугалась.
     Вышла я, значит, из палатки, а там суета такая. Солдатики бегают, порядок наводят, пьяные компашки от костров куда-то делись волшебным образом. И всяких не по форме одетых не видно. У ворот охрана появилась. Где-то поодаль послышались веселые женские голоса. Ага, маркитанток оперативно вернули.
     - Княгиня, - окликнул меня какой-то офицер. Лицо вроде бы знакомое. Точно, это же наш капитан, из Эрраде то есть. Я его помню еще с тех времен, когда в нашей армии были зорги из Нижнего мира.
     - Да… хм… эээ…
     - Арран, - подсказал он.
     - А ну да, да, Арран. Ты что-то хотел?
     - Княгиня, по лагерю слухи ходят, что... в общем, кое-кто считает, что князя нет в живых.
     - Это кто это такой умный подобные слухи распускает? – прошипела я, сердито хлопнув тапком по ладони, - подать сюда этого умника, я его самого из списка живых вычеркну!
     Капитан попятился, но при этом на лице его отразилось такое облегчение, что я прямо-таки умилилась. Надо же, как радуется, что Терин жив.
     - Шел бы ты, Арран, порядок наводил. Вот, кстати, можешь заняться этими распространителями слухов. Выловить их всех и на допрос ко мне. Буду узнавать, откуда слух пошел и кто инициатор. А то это смахивает на подрывную деятельность.
     - Так это Мерлин.
     - Что Мерлин?
     - Он так новости преподнес, что мы не знали, что и думать. Его величество Вальдор все понятно объяснил, а Мерлин туману нагнал, поэтому и начали солдаты сочинять небылицы.
     - Я убью своего деда! – пробормотала я и ринулась к Вальдору в палатку.
     Будем вместе психовать. Мы сейчас два сапога пара – оба злые.

                ***
     - Что тебе нужно? - интересуюсь, видя влетающую ко мне в палатку княгиню. Выглядит впечатляюще. Волосы дыбом, лицо от злости перекошено. Красавица!
     - Я убью своего деда! - восклицает она.
     - В очередь детка, в очередь, - насмешливо отзываюсь я, - тебе-то он чем не угодил?
     - Из-за него в лагере ходят слухи о смерти Терина! Надо же было до такого додуматься! Терин жив, и он придет в себя!
     Кажется, глаза у княгини подозрительно блестят. Вот только ее слез мне сейчас не хватало.
     - Дусь, я не могу изолировать Мерлина. У меня и возможности такой нет, да и нужен он мне. Если война будет вестись с применением магии, мы проиграем.
     - Почему? - возмущается Дуся. Ага, рыдать она, кажется, уже передумала.
     Усмехаюсь.
     - Дусь, у меня в армии аж два боевых мага - ты и дед. Ты предлагаешь мне целителей в строй поставить? Чтобы их выкосили в первые двадцать минут боя, и мы остались еще и без врачей?
     Задумывается.
     - Мы можем позвать Саффу и Лина.
     - Конечно, можем. Тем самым мы оставим без защиты беременную Иоханну и прямо заявим эльфам, что мое свержение с престола - не более, чем фарс. А, кроме того, четыре мага против армии - это несерьезно. И, прости, Дуся. Мерлин с Саффой - очень хорошие волшебники, а вот Лин и ты…
     - Что я?!
     - Вы можете сражаться один на один. Но я очень сомневаюсь в том, что вы владеете масштабными боевыми заклинаниями.
     Дульсинея морщит нос и кивает.
     - И что ты предлагаешь?
     - Пока не знаю.
     - А сколько магов тебе нужно?
     Пожимаю плечами.
     - Ознакомлюсь с диспозицией, скажу. Ну, уж никак не менее тридцати.
     - Шутишь?! 
     - К сожалению, нет.
     - М-да, - задумчиво произносит княгиня, - и отчего я так плохо училась в свое время? Изобрела бы сейчас взрывчатку. Сделали бы мы гранаты.
     - Что такое гранаты?
     - Ну, это такие штуки. Ты их кидаешь. Они взрываются. Бабах и нету человеков. А еще лучше было бы сделать автомат, или вот пулемет. Хм, Вальдор, а ты давно с Горнорылом общался?
     Гляжу на нее и понимаю, что я туп. Это раз. И я не очень туп. Это два. Потому что мне в голову приходят сразу две интересные идеи. Ну ладно, первую мне Дульсинея подсказала.
     - Дуська, я тебя практически люблю!
     - Почему практически?
     - Потому что фактически пусть тебя муж твой любит! Слабо тебе быстренько сбегать к Горнорылу и мягко намекнуть ему, что я желал бы видеть здесь его вместе с огнеметом? А вот если огнеметов будет несколько, моя благодарность просто не будет знать границ. А если бы ты еще умудрилась как-то изловить Мерлина и направить его ко мне, было бы просто замечательно. У меня есть идея, которую он должен оценить.
     - Не поделишься?
     - Да, но сразу с вами обоими. Давай, Дусь, времени в обрез!

                ***
      «Давай, Дусь, времени в обрез!» Что я ему гонец – золотая пятка, что ли? Нет, ну он, конечно, прав, но вот чего мне меньше всего хочется, так это деда видеть. Гад он и больше никто! Но к нему первому отправиться лучше, пока он там не наклюкался с горя… или на радостях, что его избавили от необходимости командовать войсками.
     Я переместилась в миларкину спальню. Ничего, не рассыплется, если они там кое-чем занимаются. Но нет, им повезло, ничем таким они не занимались. Их собственно вообще в спальне не было. Я вышла в коридор, изрядно испугав стражника у двери и рявкнула:
     - Быстро Мерлина мне сюда! Где бы он ни был! Бегом, я сказала, а то будешь у меня всю жизнь тараканом по углам ныкаться!
     - Сию минуту, княгиня!
     Да, меня в Мурицийском королевском дворце знали и боялись. Еще с тех времен, когда я Миларке косы слегка повыдергивала, дабы неповадно было с Терином моим заигрывать. С тех пор интерес к Терину вобла эта утратила, на деда вот переключилась. Надо будет, кстати, как-нибудь взяться за нее и выведать, действительно ли Мерлин ей так нравится или она какие-то выгоды преследует, связавшись с ним. А что, это же удобно – иметь в любовниках легендарного мага… ой, то есть не в любовниках, а в мужьях, они же у нас обручились. В общем, надо не забыть задать Миларке пару вопросов. Вот хотя бы «ошейник покорности» на нее надеть и заставить говорить правду. Только сначала надо этот ошейник у Журеса изъять. А то, кажется, он решил, что эту вещичку ему подарили.
     Мерлина мне нашли в кратчайшие сроки. Я все это время в спальне Миларки ждала. Развалилась на ее кровати. В конце концов, я не так давно участвовала в героическом побеге свергнутого короля и заслужила отдых.
     - Дуська, что за скверная привычка, в чужих постелях валяться? – возмутился дед.
     - Так ведь я в них одна валяюсь. В отличие от Миларочки твоей. Тоже мне, Клаудия Шиффер засушенная!
     - Ты, внучка, как сейчас мою невесту обозвала?
     Дед нахмурил кустистые брови и многозначительно махнул своим волшебным ботинком. Ну что делать, если Миларка с этой своей родинкой над губой вызывает у меня ассоциации с Клаудией Шиффер? Только очень тощей и постаревшей.
     - Обезьяной страшной я ее назвала! – пояснила я, - ты лучше скажи, старый, как у тебя наглости хватило войска в заблуждение вводить?
     - Это как? – насторожился дед.
     - Мало того, что ты у них там порядки какие-то ненормальные заводить стал, так ты еще заставил их сомневаться в том, что Терин жив, жопа ты старая! – рявкнула я.
     - Не знаю я, что там эти солдафоны выдумали, я им ничего такого не говорил, - буркнул Мерлин.
     - А что ты им сказал? – вкрадчиво поинтересовалась я.
     - Что в связи с непредвиденными обстоятельствами беру командование на себя. А что не так?
     - Все не так! Дед, ну ты не мог, что ли объяснить подробнее? Представляю, с какой мордой ты это сообщил. И что люди подумали об этих твоих обстоятельствах? Конечно, самое плохое! Они решили, что Терин мертв! Как и Кардагол с Киром! Дед, ты… ты… я не знаю как тебя назвать… в общем так, Вальдор кое-что придумал, отправляйся в лагерь, он с тобой поговорить хочет.
     - Что еще выдумал этот мальчишка? Сначала выставил меня, а теперь я ему вдруг понадобился.
     - Деда, кончай шлангом прикидываться, никто тебя не выставлял, ты сам сбежал под крылышко воблы этой своей.
     - Дуся, перестань оскорблять Миларочку, она хорошая. Мало ли что у вас там было, это все в прошлом.
     - Я еще проверю, как она к тебе на самом деле относится, - буркнула я, - не хватало еще, чтобы она моему единственному деду сердце разбила.
     - Добрая ты у меня, внученька, - умилился Мерлин.
     Ну, что делать, я такая. Не могу на деда долго сердиться. Он ведь хороший, хоть и отчебучивает порой такое глупости, что хочется его пристукнуть.
     - Дед, иди к Валю. А мне еще в одно место надо сгонять.
     С этими словами я телепортировалась в гостиную дома Горнорыла. Очень надо сказать «удачно» попала. Во-первых, он был там и, следовательно, я едва успела отпрыгнуть, и его секира просвистела в сантиметре от моего носа. Во-вторых, кроме Горнорыла, там ошивался Пардок.
     - Ты что здесь делаешь? У вас во дворце переворот, а ты…
     - А я решил, что мне лучше у дядьки Горнорыла погостить, - изрек наш книжный отрок, - положение при дворе нестабильное, вдруг кому в голову взбредет Ханну убрать и меня на престол посадить. Я решил не мелькать там пока. Мама с Николаем в курсе, что я здесь поживу.
     - Ну, в общем-то, разумно, - одобрила я, - у нас к тебе, Горнорыл, дело имеется.
     - Дело это хорошо. Обсудим, Дуся. А у вас, это у кого? Терин твой вроде бы сейчас не в форме.
     - У меня и у Вальдора.
     - А у женишка твоего несостоявшегося, - старый гном заржал, и принялся рассказывать Пардоку, как я впервые посетила его дом в компании принца Вальдора, который тогда моим женихом считался.
     Но я не дала ему долго предаваться воспоминаниям и нагло перебила:
     - Потом расскажешь эту дурацкую историю. Вальдор хочет обсудить с тобой кое-что. Он тебя в военном лагере ждет.
     - Так вот куда наш свергнутый Пакостник сбежал, - развеселился Горнорыл, - Пардок, ты со мной?
     - Нечего ребенку в лагере делать, - проворчала я.
     - Я уже не ребенок! – возразил Пардок, - но в лагере мне действительно сегодня делать нечего. Я, дядя Горнорыл, пока осмотрел бы Вашу новую машину для шлифовки алмазов.
     - Толковый парень растет, - умилился гном, - давай, Дульсинея, телепортируй меня к Вальдору.


Рецензии
Ого!!! Намечаются крутые дела!

Анастасия Игнашева   19.02.2011 21:30     Заявить о нарушении
да, и к третьей части они, наконец, наметятся)
К.

Алк-Консильери   20.02.2011 10:46   Заявить о нарушении
На это произведение написаны 4 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.