Бей ушастых-2. Глава 21

                Глава 21

     Настроение у меня сейчас какое-то плаксивое. И романтичное. Вот хочется пострадать немного, и чтобы меня пожалели. А кто меня может пожалеть? Мама? Она еще больше расстроится, если я при ней рыдать начну. Лин? Так он или ехидничать начнет или растеряется. Саффа? Да ей и самой с этим сумасбродным княжичем нелегко. Вот и становись после этого королевой. Даже жилетки подходящей не найдешь. Был бы Кир рядом. Он бы меня обнял, успокоил… Пойду-ка я сама к нему схожу. Подумаешь, мы не помирились! Он ведь без сознания сейчас! Поэтому на роль этого самого предназначенного для рыданий элемента одежды как раз сойдет.
     Киваю охранникам у двери. Вхожу. Лежит красавец мой, как и раньше, на том, что дусиными стараниями осталось от супружеского ложа князей. Ищу взглядом стульчик какой-нибудь. Чтобы низенький был и удобненький. А вот и нет здесь такого. Надо будет отдать распоряжения, чтобы принесли. А то неудобно как-то. Королева Зулкибара и на полу. Хорошо хоть кровать низкая. Зубами о бортик щелкать не приходится.
     Усаживаюсь. Смотрю на него. Ну, вот даже в коме он мне нравится. У него лицо такое… Родное, что ли. Вот если постараться судить объективно (если предположить, что в этой ситуации я так могу), Кирдык не красавец. Но. Но… Жаль, что я не вижу его глаз. У него такой взгляд. Сразу понятно, о чем он думает. А когда Кир смотрит на меня, понятно, что он думает, как бы мы с ним… Нет, это неприлично. А какие у него мягкие губы. Когда они… Что-то я заговариваюсь.
     Медленно провожу тыльной стороной ладони по его щеке. Щетина выросла, щекотится. Пальцами глажу по губам. Нежно, медленно. Хорошо, что он это не чувствует, и меня никто не видит. Могу сидеть вот так вот на полу. А еще по волосам его могу рукою провести. Такие гладкие, густые. Так бы и гладила часами напролет. Ох, Кир! Ну почему ты оказался таким гадом? И почему меня к тебе, противному такому, тянет и тянет. Вот был бы ты здоров, воевал бы в свое удовольствие, я бы и не переживала, занималась своими делами. Почему твой папаша позволил, чтобы его ранили? Почему у тебя с ним такая связь?!
     С удивлением замечаю, что рука моя сползла уже с лица полковника и медленно движется по его груди, спихнув предварительно с нее одеяло. Наблюдаю за рукой. Какая она у меня самостоятельная! Хм, куда это она двинулась? Ей делать больше нечего? Эй, рука! Ты куда?
     Ой, а я тут не причем.
     - Ханна, - слышу я чей-то шепот, и не сразу понимаю, чей.
     Тем не менее, моя самостоятельная ладонь дергается и тут же примерно укладывается на колене. Будто и не лазила она где ни попадя.
     Ресницы Кира поднимаются.
     - Не останавливайся, - шепчет он, - мне приятно.
     А я что? Это не я! Она сама! Вот! Что делать?
     - Я… - шепчу, - я ничего…
     - Ханна, я так скучал, - отвечает Кир, а у меня тут же слезы наползают на глаза и собираются, заразы, скатиться. А вот не позволю! Ни одной!
     - Я пойду, - отвечаю, стараясь, чтобы голос не дрожал.
     - Не надо, пожалуйста, - просит Кир.
     Ну, как я могу отказать больному человеку?
     А он смотрит на меня своими серыми прозрачными глазами и улыбается. Улыбка слабая, но искренняя. С ужасом сознаю, что моя ладонь опять, забыв спросить свою хозяйку, двинулась в сторону руки полковника. Наблюдаю за ней, самостоятельной такой, и вижу, как мои собственные пальцы переплетаются с пальцами Кира и замирают, умиротворенные. Да, кажется, у моего тела появилось собственное мнение в отношении этого мужчины, и с разумом оно советоваться больше не желает. И вот сейчас тело это требует, просто настаивает на том, чтобы ему позволили лечь рядом с этим обессиленным героем, прижаться к нему, ощутить его тепло, а не то оно сделает что-нибудь такое, о чем разум будет сожалеть всю его оставшуюся недолгую жизнь. И что мне остается? Только подчиниться. В конце концов, Кир такой теплый, а мне так нужно отдохнуть.
     Только я думаю, как бы лечь так, чтобы его не побеспокоить, и тут взгляд натыкается ну совершенно нечаянно на чужой взор. Терин! Смотрит на меня! Даже не улыбается при этом. Просто глядит молча.
     Так, укладывание отменяется.
     - Терин! - говорю, - Вы тоже очнулись!
     - Удивительно, правда? - ухмыляется князь, - но ты не отвлекайся.
     - Сарказм Вам не к лицу! - сурово заявляю я.
     И тут мне в голову приходит совершенно тупая и элементарная такая мысль. Если эти два вояки пришли в себя, значит, Кардаголу лучше.
     - Где Дуся? - тут же интересуется Терин.
     И как бы это ответить ему на этот вопрос, чтобы у князя нечаянно сердечный приступ не случился?
     - В лагере, - говорю, - с Вальдором. Помогает ему. Вы же в коме были. А кому войском руководить? Вот Вальдор туда и отправился.
     - Да, - бормочет князь еле слышно, - много он там накомандует. Да еще и в компании с Дусей.
     Ну, это он зря так об отце. Папа у меня на такое способен, что все еще удивятся. Не раз. Если они сами этого еще не поняли.
     - Мне нужна одежда, - заявляет Терин.
     - Ханна, не уходи, - тут же подхватывает Кир.
     И кого из них я должна слушать?

                ***
     Забавная картинка – Ханна лезет к Киру в постель, отец требует одежду, а Кир просит Ханну не уходить. Ну-ну, судя по всему, уходить она как раз не собирается.
     - Ваше величество, не стыдно тебе при моем папеньке к авиатору этому недобитому приставать? – весело осведомился я.
     - У тебя одно на уме! – огрызнулась Ханна.
     - Ты что сейчас сказал? – отец попробовал сесть, но тут же опять упал на подушки.
     - Кардагол еще чуть тепленький, наверно поэтому и вы – воскрешенные, пока слабы, - предположил я.
     - Ты сейчас как Ханну назвал? – прорычал отец.
     - Э… хм… в общем, это долгая история.
     - Я никуда не спешу, - заверил отец и поманил меня к себе, - разве что…
     Дальше он шепотом сообщил, куда бы сейчас с удовольствием поспешил. Ну да, это понятно. Уверен, Кирдык тоже не прочь это место посетить. Интересно, как долго он вытерпит, прежде чем попросит Ханну или меня? Я с серьезным видом, под заинтересованным взглядом блонды, помог отцу встать, надеть халат и телепортировал его… ну сами понимаете куда. Это, конечно же, была магическая кома, и организм почти не функционировал все то время, что они лежали в отключке, а теперь вот заработал. Так что, думаю, после дел сортирных эта парочка захочет кушать.
     Когда мы вернулись, и отец почти без сил упал на кровать, я бросил насмешливый взгляд на Кира. Он смотрел на меня серьезно и явно не собирался ни о чем просить. Тоже мне герой! Нет, ну я, конечно, могу быть сволочью и сделать вид, что не понимаю, чего ему хочется. Рано или поздно Ханна сама догадается и позовет кого-нибудь, чтобы ему помогли. Но я все-таки не до такой степени полковника не люблю, чтобы вот так издеваться.
     - Ну что, подземный орел, твоя очередь, - возвестил я и бросил Ханне халат, чтобы помогла полковнику одеться.
     Вот кто бы мог подумать, что я заделаюсь провожатым до горшка? Моя доброта мне когда-нибудь боком выйдет.
     Когда с этими процедурами было покончено, отец, который за это время успел совершить подвиг – поднял подушку и устроился в положении полусидя, потребовал объяснений. Больше всего его интересовало – что с Вальдором. Ну конечно, когда я назвал Ханну «величеством», первое, о чем он подумал, это что Валь умер. Пришлось рассказать ему, а заодно и Киру, что здесь происходило, пока они находились на вынужденном отдыхе. Ханна тем временем сообразила, что к чему, и распорядилась принести поесть.
     - Мне надо в лагерь, - сказал отец, когда я закончил свой рассказ.
     - Да что тебе там делать? Ты сам даже до туалета добраться не можешь! – возмутился я.
     - Мерлин-младший, Вы немедленно телепортируете меня в лагерь.
     - Что прямо вот так, вместе с кроватью?
     - Вместе с кроватью, - невозмутимо подтвердил отец.
     - Но, князь… - кажется, Ханна хотела что-то возразить, но он ее перебил.
     - За Вашим отцом, Иоханна, учитывая присутствие рядом с ним Дульсинеи, нужно присматривать. Иначе они таких дел натворят…
     - Лин, если ты и меня в лагерь перенесешь, я буду тебе благодарен, - вмешался Кир.
     - А вот нет! – запротестовала Ханна, - тебе там совершенно нечего делать, пока ты окончательно не выздоровел!
     - Да, да, - подхватил я, - уверен, им в лагере одного лежачего больного хватит. К тому же, Кир, кто там за тобой присматривать будет? Маркитантка какая-нибудь? У тебя к ним слабость, да?
     - А за князем? – спросил полковник, помрачнев, потому что Ханне явно не понравилась упоминание о маркитантках.
     - Так там мама, она за ним и поухаживает.
     - Кир, тебе лучше оставаться здесь до полного выздоровления, - поддержал нас отец. – Лин, как скоро Кардагол войдет в полную силу?
     - Юсар велел ему несколько дней не вставать с постели.
     В этот момент в помещении объявился Юсар собственной персоной. Кажется, он был не в восторге от того, что недавно очнувшиеся пациенты  поглощают тушеное мясо и запивают его вином.
     - Ну, наконец-то, наш добрый доктор догадался явиться сюда! – прокомментировал я его появление.
     - Пришлось задержаться у Саффы, - сухим тоном объяснил Юсар, - Кардаголу стало хуже. Полагаю, это потому, что кое-кому тут спокойно не лежалось!
     - Ну, надо же им было как-то до горшка доползти, - невинно вытаращив глаза, оправдался я.
     - Будьте осторожнее, господа, чем большую активность вы проявляете, тем медленнее пойдет выздоровление Кардагола. Хорошо, если бы вас было только двое, так ведь еще есть люди в плену у Дафура.
     Ну да, эти воскрешенные соратники Кардагола, которых отец вытащил из Нижнего мира и которые сейчас содержатся как пленники в какой-то башне недалеко от захваченного Эрраде. Кто знает, как там с ними обращаются и что у них происходит сейчас, когда Кардагол пришел в сознание?
     Юсар осмотрел отца и Кира, нашел их состояние стабильным и одобрил желание отца отправиться долеживать в лагерь. Мол, свежий воздух полезен, да и дергаться под присмотром княгини он будет меньше.
     - Вам, господин Кир, тоже советую находиться в спокойном состоянии, - сказал в заключение наш добрый доктор и испарился.
     - В лагерь, - распорядился отец, отставив в сторону, пустую тарелку.
     Кир бросил на него завистливый взгляд, но промолчал. Понял, что его в лагерь никто переносить не собирается, и смирился с тем, что останется здесь под крылышком Иоханны. Надеюсь, у нее хватит ума слуг к нему приставить, потому что мне не улыбается каждый раз таскать ее женишка до туалета или еще куда.
     Я телепортировал отца вместе с кроватью в его палатку и еле успел поставить блок. Мама как всегда, не думая, запустила в нежданных гостей, чем придется. Кстати, знакомое заклинание, похоже на огненный цветок, только раньше я его в исполнении мамы не видел.
     - Что это было? – поинтересовался я.
     Но мне не ответили. Мать с визгом бросилась к отцу. Ну вот, сейчас такое начнется…
     - Мам, ему покой нужен, а то Кардагол загнется,  - поспешил предупредить я.
     - Очнулся, значит, универсал наш недобитый, - пробормотала она, прекращая попытки зацеловать отца до смерти.
     - Дуся, что за визги? – в палатку ворвался Вальдор, - Терин! Пришел в себя? Поздравляю. Лин, что в Зулкибаре происходит? Мне нужны подробности.
     Одним словом, бывший король устроил мне допрос первой степени занудности, игнорируя свирепые взгляды мамы, которая явно была не прочь остаться с отцом наедине. Нет, ну мы могли бы выйти из палатки, но не думаю, что это было бы умно с нашей стороны. Мало ли, вдруг шпионы поблизости бродят и меня увидят. А я вроде как на стороне узурпаторши Иоханны и делать в компании Вальдора мне нечего. Так что пришлось нам в палатке остаться. Хотя у меня было огромное желание переместиться отсюда куда-нибудь подальше, потому что Вальдор, зануда такая, замучил меня вопросами. Нет уж, больше я в лагерь ни ногой! Вот, пусть в следующий раз Саффа ему сюда Ханну притащит, и он ее до белого каления доводит.

                ***
     Так, мой коллега решил не оставлять Зулкибар без присмотра. Ну, надеюсь, господин Налиэль тоже не будет обделен вниманием тайного сыска. Каро, все же, очень любит свою работу.
     - Как там Ханна? Нормально? Как она себя чувствует? Справляется? А Аннет, с ней все в порядке?
     Лин морщится.
     - Вальдор, все с ними хорошо. Я пойду, ладно?
     - Лин, у меня к тебе дело есть. Давай отойдем в сторонку.
     Беру Эрраде-младшего под локоток и веду к выходу из палатки. Нужно переговорить с ним без свидетеля в лице его отца, ну и Дуське необходимо дать возможность понежничать с пришедшим в сознание супругом. Надеюсь, она помнит о том, что ему не следует перенапрягаться.
     - Защиту от прослушивания поставь, - тихо проговариваю я.
     Лин кивает.
     Останавливаемся у входа, серьезно смотрю в разноцветные, как у Дуськи, глаза Эрраде-младшего.
     - Лин, нужна твоя помощь.
     - Вальдор, ты таким тоном это произносишь, будто я когда-то тебе отказывал! - возмущается княжич.
     Хм, может, и отказывал. Но это - не тема для обсуждения.
     - Я помню, ты говорил как-то, что умеешь заряжать предметы магически.
     - Допустим, - тут же настораживается Лин.
     - Ну, в общем-то, и все. Мне нужна партия небольших вещичек, заряженных элементарными боевыми заклинаниями. Ну, там, от «воздушной волны» до «пламенного мотылька».
     - Это кто это тебе сказал, что «пламенный мотылек» - элементарное заклинание? - негодует Лин, а я в ответ вру с самым невинным видом.
     - Саффа.
     Эрраде-младший рассерженно фыркает.
     - Партия - это сколько?
     - Тысяча, - произношу я, ласково улыбаясь.
     - Сколько?! - орет Лин.
     - Тысяча. Примерно. Можно больше. Но я не прошу, чтобы ты один этим занимался. Ты там, в Зулкибаре. Здесь - Мерлин.
     - Мерлин так не умеет!
     - Знаю, у него технология другая. Он не заряжает, а накладывает. Я с ним уже это обговорил.
     - Вальдор, ты, конечно, умный. Только не совсем. Заряженная мною вещь должна контактировать с объектом. Я не умею делать так, чтобы заклинание освобождалось по желанию человека, который держит в руках эту самую заряженную штучку!
     Хм, то ли я плохо слушал Мерлина, то ли он это мне не говорил. Контактировать с объектом. Контактировать… Так это же меняет все дело!
     - И где я возьму тебе тысячу мелких вещичек?! - продолжает возмущаться Лин.
     - Так. Стоп. Меняю задачу. Будешь заряжать стрелы. Скажи Гарлану, пусть проводит тебя в арсенал. 
     - Вальдор, ты ненормальный, - бормочет Лин, - это все? Или я должен для тебя еще тысячу боевых магов из дров настрогать?
     - Было бы неплохо, но, увы. Я знаю, что ты это не умеешь.
     Грустно улыбаюсь, а княжич пристально смотрит мне в глаза, после чего изрекает:
     - Нехватку магов надеешься этим прикрыть?
     - Нехватку! Не смеши меня, парень. Отсутствие магов! По данным разведки наступление начнется со дня на день, эльфийские волшебники продолжают прибывать. А Терин с Кардаголом не то, что колдовать, ходить не могут! Ты поможешь мне?
     Лин вздыхает.
     - Помогу, конечно. Валь, а ты не думал о том, что, может быть, тебе не стоило лезть в это дело? Это ведь не твоя война. И никто тебя не заставлял ни войско сюда направлять, ни самому армией командовать?
     Я тихонько смеюсь.
     - Лин, даже если забыть о том, чем наши семьи друг другу обязаны, неужели ты думаешь, что Альпердолион, победив Эрраде, остановится на достигнутом? У эльфов, судя по всему, проблемы с продовольствием. Мы для них существа второго сорта. Так что проще - купить или отобрать? Зулкибар был бы просто следующим на очереди. Нет, парень. Их нужно останавливать сейчас. Потом у нас просто может не хватить ни сил, ни средств, ни возможностей.
     Хлопаю его по плечу.
     - Давай уже. Иди. У нас очень мало времени. И Лин, направляй их сюда небольшими партиями, ладно? Чтобы мы успели распределить стрелы между лучниками и объяснить последним, что нужно делать. Все. Давай. А я пойду отца твоего в курс дела вводить.   

                ***
     Вальдор весь такой из себя серьезный, аж жуть берет. Хорошо хоть ему в голову не пришло Саффу привлечь к магической войне. Ей это наверняка не понравилось бы. А вот его идея с заряженными стрелами хороша. Правда, я никогда не пробовал заряжать предметы серьезными заклинаниями типа «пламенного мотылька»… хм, значит, Саффа сказала, что оно элементарное? Тоже мне, специалист по атакующим! А сама пять лет назад мое «оглушающее» отзеркалить не смогла. Стоп! Не смогла или не захотела? Ну, вот дура, она и есть дура! Я же тогда в таком состоянии был, что мог не «оглушающим», а чем-нибудь похуже ударить. Глупая ворона! Ладно, на эту тему я с ней потом поговорю… если она меня слушать захочет.
     Телепортировался я в Зулкибар. К Ханне в королевский кабинет. А она там с министрами спорит. Еще немного и кулаком по столу треснет. Саффа, стояла за ее креслом, бледная от злости. Да только министрам невдомек, что волшебница на грани и сейчас их чем-нибудь припечатает. Надо бы спасти их от ее гнева. Я изобразил зловещую улыбку и картинно так огонь на ладони вызвал. Ну, откуда министрам знать, что огонь этот хоть и светит ярко, большого вреда не наносит?
     - А Вы правы, Ваше величество! – поспешно изрек один из них.
     Вот и славненько. Некрасиво, конечно, запугивать почтенных господ, но ничего другого мне в голову в тот момент не пришло. Саффа на меня неодобрительно покосилась. А я что? Я ничего! Я ей воздушный поцелуй послал и телепортировался в коридор. Достанется мне потом от Иоханны. Наверно.
     Гарлана я разыскал быстро. У него прямо-таки талант – появляться сию секунду, когда зовут, и попадаться на глаза, когда его ищут.
     - Гарлан, дело есть, - с таинственным видом сказал я, взял управляющего под локоток и отвел в сторону, подальше от стражи, охраняющей вход в королевский кабинет. –  Где тут у вас арсенал находится? Проводи меня туда.
     На лице Гарлана ничего не отразилось, то есть ни капли удивления там не было. Хотя мог бы и удивиться. Мы – маги, оружием не особо интересуемся, у нас другие методы уничтожения себе подобных. Гарлан молча кивнул и провел меня на верхний ярус подземелья, где всякие складские помещения размещались, в том числе и склад оружия.
     Стрел было маловато, но уже счастье, что они аккуратно по колчанам расфасованы.
     - Гарлан, этого мало.
     - Арбалетные болты подойдут? – поинтересовался управляющий. Я кивнул. – Прошу сюда, господин Эрраде, арбалеты с комплектующими вот здесь.
     Ага, арбалеты с комплектующими. Отлично. Главное что все так же расфасовано, как и в случае со стрелами.
     - Гарлан, закажи еще стрел и болтов этих.
     - Будет сделано. Я Вам больше не нужен?
     - Нет. Спасибо.
     И остался я наедине со всем этим добром. Не знаю, что именно от меня Валь ожидает, но заряжать по одной стреле я не собираюсь. Вот каждому колчану по зарядке - это еще куда ни шло.
     Для начала надо было эти стрелы превратить в, так сказать, магические предметы, наподобие тех, что предметники используют. Вообще-то такое доступно только им, и делают они так один раз в жизни – заряжая свой магический предмет. Мое преимущество в том, что я в отличие от магов-предметников могу такую зарядку производить столько, сколько мне угодно и с разными вещами. На мой взгляд, основная прелесть этой зарядки состоит в том, что никто, даже самый опытный маг, не увидит на подобном предмете ни следа магии. Одним словом, заряженные мною стрелы в глазах волшебников ничем не будут отличаться от стрел обычных. Неприятный, надо сказать, сюрприз. Правда, зарядка получается одноразовая. Но в нашем случае больше и не надо.
     Итак, сначала превращаем стрелы в «магические предметы». Вот тут мне пришлось заняться каждой стрелой персонально. Ну, почти персонально. Взял колчан, положил ладони сверху на оперение, убедился, что касаюсь всех стрел, и пустил заряд. Не могу точно сказать, как я это делаю. Впрочем, ни один предметник толком не объяснит, как он заряжает свой магический предмет. А я - жестовик, тем более не понимаю, как это у меня получается.
     - Лин? Гарлан сказал, что ты хотел меня видеть.
     Вообще-то я не просил Гарлана приглашать сюда Шеоннеля. И часто управляющий Вальдора занимается подобной самодеятельностью? А впрочем, вдвоем веселее.
     - Да, Шеон, вот хочу, чтобы ты помог мне.
     - Помогу, конечно, - полуэльф оглядел сложенные в ряд колчаны с превращенными в «магические предметы» стрелами и предупредил, - только я в ядах, к сожалению, не очень хорошо разбираюсь.
     - При чем тут яды? – озадачился я.
     - Эльфы используют отравленные стрелы, я думал, ты собираешься именно это делать – пропитывать наконечники ядом.
     Ну, ёптыть. Наивный ушастый мальчик, только что сдал своих почти соплеменников с потрохами! Про отравленные стрелы Вальдор как раз таки и не подумал. Вот было бы весело – мы в ушастых стрелы с магическим сюрпризом, а они в нас с ядом!
     - Шеон, а какой яд эльфы используют?
     - Разный, - полуэльф пожал плечами, - а ты какой использовать собираешься?
     - Вообще-то никакой, - отвечал я и объяснил ему, чем здесь занимаюсь.
     - Очень интересный способ. Но чем я могу тебе помочь? Я так не умею.
     - А ты будешь на подхвате, ну там подай-принеси, - объяснил я, - ну и поговорим о чем-нибудь, а то скучно.
     Шеоннель согласно кивнул и присел на край стола, где я разложил почти готовые стрелы.
     - Мне будет интересно посмотреть, как ты это делаешь.
     - Ты ведь тоже жестовик, как я понял, да? Или у эльфов другая классификация волшебников?
     - Такая же. Только среди нас предметников почти нет, словесников много. А я вот жестовик, хотя и словами тоже могу.
     - Универсал? – заинтересовался я, - ну ни фига себе! Я думал Кардагол у нас один такой!
     - У меня словесные заклинания не очень хорошо получаются, - заскромничал полуэльф.
     - У меня они вообще никак не получаются, - утешил я, - а кто тебя обучал? Такой же универсал?
     - Меня почти не учили. Мама говорит, мне это ни к чему, потому что…
     - Да-да, потому что ты у нас не чистокровный эльф. Дура твоя мама! Хоть и красивая. Не понимаю я ее. Если она тебя так не любит, зачем рожала? Вот не верю я, что эльфы не знают, как избавится от плода.
     - Она меня любит, - тихо возразил Шеоннель и уточнил, - по-своему.
     - Оригинальный способ любить собственного сына, - проворчал я, прицепляя к очередному колчану «ядовитые сети». А что? Ушастые в нас ядом, а мы в них «сетями». Все по-честному! Или не по-честному? Нашим солдатам вовсе не обязательно умирать от любого даже незначительного ранения, только потому, что эльфы пользуются отравленными стрелами.
     - Шеон, а ты не знаешь случаем, где в Альпердолионе больше всего растет этих вонючих цветочков, которые Саффа использовала для противоядия?
     - Аккилея звездоцветная? Она дикорастущая и ее можно встретить где угодно в эльфийских лесах. А много тебе нужно?
     - Это надо бы у Саффы узнать, сколько понадобится этих синих вонючек, чтобы приготовить противоядие на всю нашу армию, - пробормотал я, одаривая стрелы из следующего колчана «ледяным ветром».
     - Так я спрошу, - решил Шеоннель. - Я знаю одну поляну, там почти никто не бывает. Леса в Альпердолионе большие.
     - Ты хочешь сгонять туда? Это опасно. Вальдор меня убьет, если с тобой что-нибудь случится!
     - Со мной ничего не случится. Я туда не пойду, я перемещу цветы оттуда в Зулкибар. Правда, боюсь, что таким способом я случайно прихвачу и другие растения.
     - Засадим прислугу сортировать, - решил я, - давай, Шеон, тащи сюда эти цветы-вонючки! Надеюсь, Саффа меня не убьет, когда узнает, что ей придется варить противоядие для такой толпы народа.
     - Может быть, сначала спросим у нее, сколько нужно цветов? – предложил Шеоннель.
     - Ты прав. Хотя, уверен, она скажет, что-нибудь типа: Аккилеи много не бывает, - я усмехнулся, - нравится ей это дело – со всякими зельями возиться. Она и меня пыталась приобщить, только я в этом совершенно ничего не понимаю. Правда, вот насчет Сиатриса хорошо усвоил.
     - Некоторые эльфы его используют, - Шеоннель поморщился, - знают о побочном эффекте и все равно используют.
     - Что за побочный эффект? – заинтересовался я.
     - Да, ты и сам должен знать. Афродизиак, приготовленный на основе экстракта Сиатриса, не сработает как надо, если использующий его не во вкусе объекта.  То есть, допустим, если я буду пахнуть Сиатрисом, ты в меня вряд ли влюбишься, а если в это время рядом будет стоять Саффа или девушка похожего типа, ты потеряешь голову.
     - Да, я понял. Только мне не повезло, девушка, которая использовала Сиатрис, была именно того же типа что и Саффа – стройная, темноволосая. А вот папаша твой попался именно так, как ты говоришь – понюхал одну девицу, а запал на другую, - я уже хотел было рассказать Шеону подробности о похождениях влюбленного Вальдора, но тут меня осенило. - Погоди! Значит, говоришь, все эльфы в курсе об этом побочном эффекте?
     - Конечно. Это не является тайным знанием.
     Интересное дело получается. И чего же пытался добиться Налиэль, облившись афродизиаком перед общением с Саффой? Он поверил, что нравится ей и что под воздействием Сиатриса она совсем голову потеряет? Что-то я сомневаюсь, что эльфы не в курсе, что мы чуть не поженились. Как бы натурально Наливай в спальне моих родителей ни удивлялся, когда я Саффу невестой назвал, не верится мне, что ушастые такие неосведомленные дурачки. Впрочем, можно предположить, что самонадеянный Налиэль сделал вывод, что раз он красивее меня, то Саффа точно не устоит, если он еще и афродизиаком себя обольет. А может быть, и нет. Может быть, этот ушастый засранец и не думал, что нравится волшебнице, и использовал Сиатрис именно для того, чтобы она… нет, чтобы мы оба нанюхались, сдурели и забыли, для чего явились во дворец Рахноэля! Да уж, если бы я не принял на всякий случай противоядие от воздействия Сиатриса и не прихватил его с собой, вряд ли бы Саффа была способна адекватно проверять, что там Рахноэль внес в заклинание о последствиях нарушения Вальдором клятвы. Хм. Я прав? Или у меня разыгралось воображение? Надо бы рассказать о своих соображениях Саффе. Пусть поосторожнее будет с этой задницей ушастой.
     - Так я пойду, найду Саффу, - нарушил молчание Шеоннель.
     - Она сейчас с Ханной, а Ханна с министрами своими общается. В общем, девочкам весело, так что не спеши, предложил я. – Расскажи лучше, что у тебя с этой Данаэлью?
     - Ничего, - полуэльф помрачнел и сменил тему, - что с тем наемником? Его допросили?
     - Да, - подтвердил я. Ну не хочет про Данаэль говорить и не надо. Поговорим о наемном маге. - Знаешь, Сурик с ним полночи работал, а он так ничего и не сказал. Наверно, он и до сих пор бы молчал, если бы Саффа не использовала одно очень неприятное заклинание, которое заставило его говорить. Его нанял Журес, маг короля Дафура.
     - Мага казнили?
     - Нет, - я усмехнулся, - блонда наша, Шеон, добрая девочка. Она не может отправить на смерть человека, который выполнял задание в обмен на жизнь своего ребенка. Я даже не представляю, что она решит в отношении него, но казнить вряд ли станет.
     - Его ребенок умирает, и Журес его вылечит? – по-своему понял Шеоннель.
     - Нет, наоборот, Журес его убьет, если этот наемник провалит задание…. Если уже не убил.
     - То есть заложник, да?
     - Именно так.
     - Это неправильно. Использовать детей вот так.
     - Неправильно. Но что делать? Это, Шеон, проза жизни. Каждый добивается желаемого как может.
     Полуэльф задумчиво замолчал. А я продолжал свою нудную работу.
     Пятьдесят колчанов спустя я понял, что на сегодня с меня достаточно. Как там Вальдор сказал? Малыми партиями? Надеюсь, эта партия будет с самый раз. Правда пришлось смотаться в лагерь и попросить Вальдора показать, куда все это добро переместить. Шеоннель увязался за мной, ему, видите ли, срочно надо с отцом побеседовать. Ну и ладно. Пусть себе беседует.
     Вальдор обрадовался. Даже не знаю, чему больше. Тому, что Шеон по собственной инициативе поговорить с ним пришел или тому, что так быстро первая партия стрел готова? А я старался не ухмыляться слишком уж откровенно, а то еще догадается наш новоиспеченный генерал Вальдор, что его бойцов ждет большой сюрприз. Равно, как и противников. Потому что парочку колчанов я привораживающими зарядил. А что? Пусть во вражеских рядах случится полный раздрай. Приворот привязан к тому, кого привораживаемый первым увидит. Будь это хоть его лошадь. А что, забавно получится – врезается стрела в кого-то, заклинание срабатывает в радиусе приблизительно метров пяти и, все кого оно охватило, забывают, зачем они на поле боя явились. Обхохочешься, одним словом. Но, пожалуй, Вальдору я об этом не скажу, он не оценит. А вот про отравленные стрелы и про идею напоить солдат перед боем универсальным противоядием, я ему рассказал.


Рецензии
Что-то мне этот Запердюлинск напоминает... ААА! Точно - гитлеровскую Германию. Им тоже жрачка нужна была и "жизненное просранство"

Анастасия Игнашева   21.02.2011 12:35     Заявить о нарушении
ох, разве что нечаянно...
К.

Алк-Консильери   21.02.2011 12:43   Заявить о нарушении
На это произведение написаны 4 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.