Бей ушастых-2. Главы 22-23

                Глава 22

     Кажется, идея с магически заряженными предметами неплоха. Не стоит, наверное, себя хвалить, но мне эта мысль понравилась бы даже, выскажи ее кто-нибудь другой. И Лин - молодец. Редкий случай, когда княжич работает качественно и не выпендриваясь при этом. Приятно.
     Надо начать распределять стрелы между лучниками. Лин говорит, будут еще и болты. Арбалетчиков у нас мало. Не такое уж эффективное оружие - арбалет. Дальность стрельбы невелика, заряжается долго… Интересно, а если сделать их одноразовыми, упрощенной модели? Выстрелил, бросил. Нам ведь особые боевые характеристики без надобности. Главное - доставка заклинания в стан врага. Нужно будет обсудить это с Горнорылом.
     Информация об отравленных стрелах тоже весьма интересна. Вот что значит забыть об эльфах, как о возможном противнике. Сидели они в этом своем Альпердолионе, не высовываясь. В дела соседей-людей не лезли. А вот, оказывается, почему. К войне готовились. Рецептуру ядов разрабатывали, чтоб их. А как мы вовремя узнали про эту звездчатую растительность! Полезный человек - моя придворная волшебница. Ну, умница просто.   
     Интересно, а что Шеону понадобилось? Я рад, конечно, что мальчик решил меня навестить. Но, насколько я помню, он должен изображать из себя сторонника Иоханны. Следовательно, не стоит ему лишний раз светиться в лагере.
     - Отец, нужно поговорить, - заявляет Шеоннель с решительным видом. С ума сойти! Не прошло и месяца, а я уже отец!
     Физиономия моя сама расплывается в улыбке. Хочется даже обнять мальчишку, но я не знаю, как он к этому отнесется. Боюсь спугнуть.
     - Я тебя слушаю.
     - Я так понял, у тебя проблема с боевыми магами.
     Уши у эльфенка подрагивают, взгляд серьезный, а я рад! Так рад, что плохо понимаю, что он от меня хочет.
     - Да, проблемы, а что?
     - Я мог бы помочь.
     - Э, нет, - тут же пугаюсь я, - на передовую я тебя не пущу!
     Шеон хмурится.
     - Я пока не об этом. Пойман маг, который покушался на жизнь Кардагола. Ханна с Саффой его допросили.
     - И что?
     - Он действовал по заданию Журеса. Эльфы здесь не причем.
     Весело фыркаю.
     - Вот осел! 
     - Почему? - недоумевает сын.
     - А нечего лезть поперек союзников в пекло! - поясняю я, - так что ты хотел?
     - Этого мага вынудили так поступить. Журес держит в заложниках его ребенка.
     - Искренне сочувствую магу. Надеюсь, Ханна решит казнить его каким-нибудь гуманным способом.
     Шеон смотрит на меня с укоризной.
     - Отец, мы могли бы переманить волшебника на нашу сторону. Если освободим его сына. Думаю, он неплохой боевой маг, он зол на Журеса. Он был бы не лишним в твоей армии.
     Ну что он мне тут сказки рассказывает!
     - Не представляю себе, как это можно сделать, - честно заявляю я, - чисто теоретически, конечно, еще один маг мне бы не помешал, но кто осмелится сунуться в Арвалийский лагерь для освобождения заложника?
     - Я могу.
     - Что? - осторожно переспрашиваю я.
     - Я могу это сделать.
     Мне трудно дышать. Я смотрю на этого длинноногого, лопоухого, до неприличия молодого эльфенка, стоящего передо мной с чрезвычайно серьезной миной на лице, и мне хочется сделать лишь две вещи - сначала двинуть его по острому уху, а потом запереть где-нибудь в подвале и не выпускать до конца войны. Открываю было рот, чтобы обвинить сына в скудоумии, но не даю себе и слова произнести.
     Неужели я становлюсь похожим на Лиафель? Может, мне тоже посадить Шеона на поводок и дергать время от времени, чтобы не забывал свое место? Почему я спокойно отпустил дочь путешествовать по другому времени, а после взвалил на нее управление государством, а любое проявление инициативы сына меня нервирует?
     Вздыхаю.
     - Шеон, как ты намерен это сделать?
     - Я наложу на себя иллюзию. Отец, ты мог уже убедиться, ее никто не распознает. Я на время стану борэлем Налиэлем.
     - А если борэль сам надумает посетить лагерь?
     - Его задержат в Зулкибаре.
     - Хорошо, что дальше?
     - Мы выясним, где могут держать заложника. Скорее всего, в расположении войск Арвалии. Журес должен быть там. Я просто приду туда и его заберу. Это недолго. Я не буду ввязываться в бой, я обещаю.
     - Шеон, я боюсь…
     - Не переживай. Я все сделаю, как надо. Я смогу.
     Так, Вальдор, понимаю, ломать себя очень неприятно, но ты уж постарайся.
     - Хорошо, сынок, попробуй. Только не рискуй. При первой же опасности телепортируйся. Хорошо?
     Склоняет голову.
     - Да. Я могу идти? Мне нужно подготовиться.
- Да-да, конечно. И сразу сообщи мне, как вернешься.
     - Обязательно.
     Шеон исчезает, я остаюсь один. Очень хочется повыть. Только бы с ним чего не случилось!

                ***
     Шеоннель меня удивил. Надо же, какой герой. И Вальдор меня тоже удивил – так легко отпустил эльфенка в стан врага. Хотя, какой он эльфенок? Он старше меня почти на десять лет. По человеческим меркам уже взрослый дяденька, а мы его все эльфенком кличем. Неудобно даже.
     По возвращении в Зулкибар, Шеон поставил в известность о своих намерениях Иоханну и попросил проследить, чтобы Налиэль дворца не покидал хотя бы до завтрашнего утра. Кто знает, вдруг в его ушастую голову стукнет наведаться в Арвалию?
     - Лин, займешься Налиэлем, - распорядилась Ханна.
     Глупая блонда! И как я, по ее мнению, должен это сделать? Хм, а что тут думать-то? Каннабис нам поможет!
     - Я хотел бы пообщаться с пленником, перед тем как пойду, - сказал Шеоннель и вспомнил, - Саффа, сколько нужно Аккилеи чтобы приготовить противоядие для… хм… сколько человек в нашей армии?
     - Аккилеи много не бывает, – серьезно отвечала волшебница и сердито покосилась на меня, - Эрраде, что смешного?
     Ну да, я не удержался, заусмехался. Так и знал, что она так ответит! Шеоннель, кстати, тоже развеселился, но его почему-то не спросили – что он смешного услышал?
     Поняв, что от меня ответа не дождешься, Саффа обговорила с Шеоннелем, куда лучше всего переместить эти цветы-вонючки, а потом Ханна вызвала Николая и попросила проводить Шеона к пленному магу.
     - Саффа, а не завалялся ли случайно в твоих запасах Каннабис? – спросил я, когда полуэльф в сопровождении Николая удалился.
     - Тебе широколиственный или посевной? – поинтересовалась волшебница.
     - А ты как думаешь, птичка моя? – ухмыляясь, мурлыкнул я.
     Она заулыбалась в ответ, но быстро взяла себя в руки и улыбаться перестала. Ага, типа злая на меня. Ну-ну… я тоже злой. Но не настолько.
     - Зачем тебе понадобился Каннабис? – насторожилась Иоханна, - пьянок тебе мало, решил теперь вот так развлечься?
     - А кто мне дал команду Наливая задержать? – огрызнулся я, - чем я его по-твоему заинтересовать могу? Своей неземной красотой? Так не получится, он девочек любит. Вот хотя бы Саффу… кстати, Саффа, у меня тут мысли насчет его поведения появились.
     Я изложил все, что надумал в оружейной по поводу Наливая и Сиатриса.
     - Выходит, вас обоих пытались вывести из строя, - сделала вывод Иоханна, - не обижайся, Саффа, но ты не такая уж неземная красавица, чтобы высокомерный эльф ради тебя Сиатрисом надушился. Ты ему, может быть, и нравишься, но вряд ли до такой степени, чтобы использовать во время несения службы при дворе афродизиаки.
     - Я предполагала, что он купился на мой восторг, - объяснила Саффа, - эльфы любят, когда на них смотрят с восхищением. Но ты права, использовать Сиатрис на работе без распоряжения начальства он бы не стал. Тем более, зная о его побочном действии.
     - Интересно, что будет, если этот афродизиак злополучный понюхаю я? – задумчиво проговорила Ханна.
     - А ты эксперимент проведи, - предложил я.
     - Пожалуй, воздержусь. Саффа, я хотела бы иметь противоядие от этой гадости. Мало ли что.
     - Хорошо, Ваше величество, - волшебница улыбнулась, - предлагаю переместиться ко мне. Выдам тебе противоядие, а Лину Каннабис.
     - Если ты, Лин, что-нибудь учудишь на пару с этим Наливаем, я…
     - Посадишь меня под замок?- подсказал я.
     - Точно! Запру в оружейной! Будешь сидеть там до окончания войны и стрелы заряжать!
     - Ханна, это жестоко! – прошептала Саффа, а сама осторожно так усмехается, думает, я не замечу.
     - Да-да, прикалывайтесь надо мной. Давайте! А что мне предстоит провести вечер в компании ушастого засранца, это все фигня. Сочувствовать мне не надо, - проворчал я, - у меня вообще были другие планы на сегодня.
     - Бордель? – предположила Иоханна.
     - Не угадала, бестолковая блонда! Я вот хотел Саффу на свидание пригласить.
     - Считай, что я тебе отказала и со спокойной совестью занимайся Налиэлем, - перестав усмехаться, отрезала Саффа и телепортировала нас к себе.
     Мешочек с засушенным и готовым к употреблению Каннабисом в ее запасах нашелся. Интересно, зачем он ей? Я спросить хотел, но Ханна тоном, не терпящим возражений, отрезала:
     - Отправляйся!
     Пришлось отправиться в южное крыло. Где устроился Наливай, стража мне показала. Мое появление он встретил с такой кислой миной, как будто я пришел просить у него… даже не знаю что?
     - Не скучно тебе, Налиэль? – начал я издалека.
     - Спасибо, все хорошо, - сдержано отвечал эльф.
     - А ну тогда я пойду. Я думал скучно тебе тут, развлечь хотел, вот даже Каннабис у Саффы выпросил.
     Я двинулся к двери.
     - Стой! – эльф почти перешел на крик, - подожди! Я рад, что ты зашел меня навестить.
     Ну и дальше понеслось. Налиэль один почти весь Каннабис скурил и такое начал вытворять – мама не горюй! Ладно, еще, когда он прислугу гонял за всякими вкусностями, типа колбас зулкибарских и прочего. Это еще было терпимо – накурился ушастый, и кушать ему захотелось. Но когда он меня за  девушку принял, я понял, что нужны экстренные меры и телепортировал его к тетушке Луизе.
     Девчонки были в восторге. Еще бы! Снова я и снова с эльфом! А тому, кажется, было все равно, кого любить, он всех их отлюбил. Удивительно, как сил хватило? Вы спросите, а что я борделе делал? Да собственно ничего я там не делал. Приглядывал за этим героем-любовником, пил вино (в меру) и общался с Луизой на разные темы. Не до девочек мне было. Только вот поверит ли этому Саффа?
     Поздним утром Налиэль, наконец, пришел в себя. То, что он очнулся в человеческом борделе, не привело его в восторг, но все же он сдержанно поблагодарил меня за приятно проведенное время и… вот тут я, пока он сам куда-нибудь не сгинул, подхватил его под локоток и самолично переместил в зулкибарский дворец.
     - Тебе бы отдохнуть, Налиэль. Вон морда какая помятая, - сказал я на прощание и умчался узнавать, вернулся ли Шеон. Он обещал управиться до рассвета.
     Не знаю, почему я решил искать Шеоннеля у Саффы. Но там его точно не было, потому что запах стоял – гаси свет бросай гранату! Получается, противоядие она готовила в своем рабочем кабинете. Я там был как-то раз. Это скорее на пещеру какой-нибудь дикой колдуньи похоже – травы пучками висят, окон нет вообще. Мрачненько все так. И находится, кстати, этот кабинет не так далеко от спальни. Бедный Кардагол - ему всю ночь пришлось эту гадость нюхать! То-то он, наверно, счастлив!

                ***
     Кир очнулся. Вместе с Киром подняли голову мои опасения по поводу его характера и, соответственно, сомнения по поводу возможности быть с ним вместе. Но, опасения с сомнениями, к несчастью, проснулись не одни. Мой успевший пообщаться с полковником организм отчаянно требовал вернуться обратно к мужчине. В результате разум и чувства переругались во мне вдрызг. Конечно, настроения это не прибавило. Работоспособности тоже. Следовало предпринять какие-то экстренные меры, чтобы кто-нибудь из противоборствующих сторон заткнулся и оставил меня в покое. Разум подумал немного и выдал, что ему не хватает информации, касающейся объекта спора. Тело радостно согласилось, поняв, что ему предоставят возможность с этим самым объектом пообщаться.
     И тут моя воля, которая до сего момента в распри не вмешивалась, рявкнула и отправила хозяйку спать под предлогом того, что нужно заботиться о ребенке - это раз, и хорошо выглядеть - это два.
     В итоге посещение Кира было отложено на утро.
     Просыпаюсь в предвкушении чего-то хорошего и радостного. Зову горничную и с ее помощью долго выбираю платье. Останавливаюсь на нежно-салатовом с вышивкой. Очень милом. Такой нежный цвет. И сидит оно на мне хорошо. Требую уложить мне волосы самым тщательным образом, но чтобы при этом прическа не казалась слишком уж замысловатой. Неспешно завтракаю.
     Вот. Теперь уже можно идти навещать больных.   
     Только делаю шаг за дверь, как передо мною возникает разгневанная волшебница. Дышит тяжело, глаза сверкают.
     - Ты куда без охраны? - рычит она.
     Растерянно бормочу:
     - К Киру.
     - Предупреждать надо!
     - Саффа, я у себя дома.
     - Вот именно! Я тебя перенесу.
     Делает попытку взять меня за руку, но я отстраняюсь.
     - Не надо, я хочу пройтись.
     - Подожди, я хоть защитные поставлю.
     Волшебница шевелит губами, будто шепчет, только очень тихо.
     - Все, пойдем.
     Ну ладно, пойдем, так пойдем. Прогулочным шагом следую в сторону покоев Эрраде. Саффа топает рядом, сосредоточенно сопя.
     А настроение она мне все равно не испортила. Жизнь прекрасна и удивительна! И очень хочется, чтобы она была такой у всех. Вот у нее, в частности. Кошусь на подругу.
     - Саф, а что у тебя с Лином?
     - Ничего у меня с Лином.
     - Саф, над вами уже весь двор потешается.
     - Мне все равно.
     Останавливаюсь.
     - Саф, посмотри на меня. Тебе не кажется, что вам пора перестать дуться друг на друга?
     - Я не дуюсь. Это он не хочет со мной нормально общаться.
     - Дуешься. Саф, ты же умная, красивая женщина. Неужели ты не можешь взять в оборот нашего княжича? В конце концов, оденься хотя бы поприличнее. Ну что ты все время в этом дурацком балахоне? Хочешь, я тебе платье подарю?
     - У меня есть платья, - шипит волшебница, - и не нужно лезть в мои дела. Тебя это не касается.
     Фыркаю и следующие слова произношу уже на ходу:
     - Подруга, я могу придумать двести доводов, обосновывающих, почему меня это касается. Но ты девочка умная, догадаешься и сама. Мне что, приказать тебе надеть нормальный наряд?
     - А я не подчинюсь. Я, между прочим, официально на тебя не работаю.
     Хм, точно. Контракт-то у нее с Зулкибаром расторгнут.
     - А если я попрошу? И, кстати, ты не хочешь опять вступить в договорные отношения?
     - Я подумаю.
     - Над первым или вторым?
     - Над обоими предложениями, - бурчит Саффа. Ага, вот мы и пришли.
     - Я туда не пойду, - заявляет волшебница.
     - Почему? Вы же с Киром вроде как помирились.
     - Мешать не хочу! - произносит она противным голосом и ядовито ухмыляется. Вот же зараза! Ну, они с мажонком точно два сапога пара. Впрочем, это уже неинтересно.
     Открываю дверь и медленно вхожу в комнату. Вот он, больной, нуждающийся в уходе. Уже сидит, опершись спиной о подушки.
     - Иоханна! - радостно произносит он. А я улыбаюсь в ответ. О, кто-то позаботился и возле кровати нашего страдальца стоит низенький пуфик. Пристраиваюсь на нем, старательно расправляю юбки.
     - Здравствуй, Кир. Как ты себя чувствуешь?
     Он протягивает мне руку, а я тут же пожимаю ее легонько и отпускаю.
     На лице полковника недоумение сменяется грустным пониманием.
     - Все хорошо. А у тебя?
     Нервно хихикаю.
     - А я вот. Королева теперь. А Вальдор в бегах.
     - Да, Лин рассказал в прошлый раз. Как там Вальдор?
     - Вроде, все нормально. Придумал какой-то фокус со стрелами, заряженными магией.
     Лицо Кира немедленно оживляется.
     - Да? А какой именно?
     Вкратце объясняю ему придуманную отцом технологию.
     - Здорово. Жаль, что мы не применили такое в свое время.
     - Ну, так вам хватало магов.
     - Да, конечно. Конечно… Жаль, что меня не отпустили в лагерь.
     Теперь уже моя очередь мрачнеть.
     - А ты так хотел туда сбежать?
     Внимательный взгляд в мою сторону.
     - Я не хотел сбегать. Просто, мне кажется, я там нужнее.
     Сижу, кусая губы. Кажется, сейчас заплачу. Он думает, что там нужнее, чем мне здесь. А я, значит, ему совсем без надобности. Опускаю голову, чтобы он не видел, как начали блестеть мои глаза.
     - Ханна, что с тобой?
     Хлюпаю носом.
     - Ничего.
     - Ханна!
     - Я пойду. А ты выздоравливай.
     Делаю попытку подняться, но Кир успевает схватить меня за руку и притянуть к себе. А не так уж он и слаб, оказывается.
     - Сядь со мною рядом, пожалуйста, - шепчет Кир, а я все еще боюсь поднять на него взгляд, и потому лишь бурчу под нос:
     - Я и так сижу.
     - Нет, на кровать, я подвинусь.
     Пересаживаюсь на кровать, кошусь на полковника исподлобья и вижу, что зараза эта улыбается. Радостно так, широко, на все зубы. Он обхватывает меня за плечи и вынуждает лечь с ним рядом.
     - Не волнуйся, - шепчет на ухо, - изнасиловать тебя я не смогу при всем желании. Хотя очень хочется.
     - Для насилия, - так же шепотом отвечаю я, - необходимо соблюдение одного условия. Жертва должна сопротивляться.
     - А ты бы не стала? - мурлычет он и трется носом о мою щеку.
     - А ты бы стал? - интересуюсь я, поворачиваясь к полковнику лицом. И только мы собираемся поцеловаться, как в комнате раздается чей-то кашель.
     - Прошу прощения, Ваше величество.
     Со вздохом поворачиваю голову и вижу… Ну конечно, Гарлана! Главный королевский слуга всегда знает, кого где найти, куда и когда позвать.
     - Прибыл Ваш брат Шеоннель, с ним юный маг. Мне кажется, Вам будет интересно это знать.
     - Где они?
     - На кухне, Ваше величество. Шеоннель решил, что мальчика сначала нужно накормить.
     - Разумно. Хорошо, пусть они ждут меня там. Я сейчас приду.
     Все же целую Кира. В щеку. А затем решительно отстраняюсь и встаю.
     - Я скоро буду.
     - Я жду, - шепчет он и улыбается. О, боги! Кажется, мой разум сдался окончательно.
     На кухне обнаруживается умилительная картина. Работа встала. Повара и прочие работники сгрудились кучкой возле стола. За столом - Шеон с поцарапанной физиономией и тощий мальчишка лет десяти-двенадцати, уплетающий какую-то снедь.
     - Никто, случайно, не желает вернуться к исполнению своих обязанностей? - интересуюсь я, и толпа моментально рассасывается.
     - Шеон, все в порядке? - спрашиваю я. 
     Брат поднимает на меня улыбающиеся глаза.
     - Конечно. Знакомьтесь, это Вайрус, по прозвищу свисток. Он - маг-словесник.
     - Очень приятно, Вайрус. Меня зовут Иоханна.
     - Иоханна, - поясняет Шеон, - моя сестра. Она - королева Зулкибара.
     Мальчишка перестает жевать, вытаращивает на меня испуганные глаза.
     - Ханна, - продолжает Шеон, - я обещал Вайрусу, что он встретится с отцом. Не могла бы ты это организовать?
     Ах, да! Конечно. Организовать. Не думаю, что ребенку будет полезно обнаружить своего папу в тюрьме.
     Ласково улыбаюсь и сообщаю:
     - Конечно, Вайрус. Ты пока кушай, а я приглашу твоего папу ко мне в кабинет. Шеон, приведешь его туда через полчасика. Ладно?
     Шеоннель кивает, а я выбегаю, раздавая по пути ценные указания. Пленного мага следует отмыть, переодеть, сопроводить ко мне в кабинет и проследить при этом, чтобы неудавшемуся убийце не стукнуло в голову желание сотворить что-нибудь опасное для окружающих. О последнем я прошу, конечно же, Саффу.
     Ровно через полчаса в моем кабинете стоит, волнуясь, приведенный в приличный вид маг. Рядом с ним Саффа, ну и я, конечно же.
     Я тоже волнуюсь отчего-то.
     - Папа!
     Мы все аж вздрагиваем, когда с этим воплем в кабинет ко мне влетает Вайрус-Свисток. Волшебник, кажется, успевает всхлипнуть, прежде чем мальчишка прыгает ему на шею. 
     Шеон, все с той же доброжелательной улыбкой становится возле меня и наблюдает за сценой. Минут через пять маг перестает тискать сына и бормотать тому какие-то ласковые глупости.
     - Спасибо! - говорит он, глядя на меня сияющими глазами, - спасибо Вам!
     - Шеоннеля благодарите.
     Маг растерянно хлопает глазами.
     - Это он меня спас! - торжественно заявляет мальчишка, невежливо тыкая в полуэльфа пальцем.
     - Меня зовут Андизар, - произносит волшебник, отвешивая Шеону поклон, - я Ваш должник.
     Шеон смешно морщит нос и переводит взгляд на меня.
     - Нам понадобится Ваша помощь, - говорю, - Вы действовали по принуждению, но нанесенный Вами ущерб должны искупить.
     - Я понимаю, - говорит Андизар, - и сделаю все, что понадобится.
     - Это будет опасно, - вмешивается Шеоннель.
     - Это не имеет значения, - тут же отзывается маг.
     - Хочу сказать Вам, - продолжаю я, - что бы с Вами ни случилось, о Вайрусе мы позаботимся.
     - Папа! – тут же встревает Свисток, - они о чем?
     Андизар гладит сына по голове:
     - Я потом как-нибудь тебе объясню, - и тут же обращается ко мне, - что я должен сделать?
     - Мы снова вступаем в эпоху магических войн. Ваши услуги нужны на передовой, Андизар, - проговариваю я.
     - Когда я должен быть там?
     - Чем быстрее, тем лучше.
     Маг переводит взгляд на сына.
     - Я позабочусь о нем, - произносит Шеоннель, - не беспокойтесь.
     - Шеон – классный парень, папа, - серьезно заявляет мальчишка.
     Андизар невесело усмехается и треплет сына по голове.
     - Ну, только если так.
     - Андизар, я могу дать Вам на общение с сыном часа два. Не больше. Потом Вас переправят к моему отцу – Вальдору. Дальнейшие указание получите уже от него, хорошо? – спрашиваю я.
     Маг кивает и снова говорит:
     - Спасибо. Я все сделаю. Не обижайте его. Вайрус – хороший мальчик. Может быть, не всегда послушный. Но хороший.
     Я смотрю в лицо этого человека, которого мы совсем недавно дружно ненавидели, которого подвергли пыткам. Смотрю, и на глаза снова наворачиваются слезы. И потому лишь шепчу:
     - Все будет хорошо.

                Глава 23

     Заглянул я в спальню и… лучше бы не заглядывал! Приятного мало увидеть, как Саффа и Кардагол за руки держатся и душевно так о чем-то шепчутся.
     - Утро доброе, я вам не помешал? – жизнерадостно осведомился я.
     - Что ты, зайчик, очень рад тебя видеть, - Повелитель времени расплылся в улыбке, - что ж ты так редко заглядываешь? Я скучаю.
     - Так у тебя вот Саффа есть, котик, - откликнулся я и обратился к волшебнице, - Шеон не возвращался?
     - Вернулся давно уже. Сейчас у себя отдыхает, а мальчик с отцом.
     - Понятно. Пойду, навещу нашего героя. А ты, Саффочка, не забывай, что Юсар раненому покой рекомендовал. Не приставай к нему особо.
     - Я помню, - со сладкой улыбкой отвечала она, - ты у Шеона не сильно задерживайся, Вальдор ждет к полудню партию стрел и противоядие. Оно будет окончательно готово через час.
     - Я помню, - в тон ей отвечал я и поспешил переместиться к полуэльфу.
     И зачем только меня к Саффе понесло? Все настроение козе под хвост!
     Шеоннель дремал, устроившись в кресле, но расталкивать его не пришлось. Когда я сделал шаг в его направлении, он сам подскочил и растерянно уставился на меня, смешно прядая ушами.
     - Лин, ты, отчего такой злой? Борэль Налиэль тебя довел?
     - Нет, борэль меня как раз насмешил. Удивительно дурными делаются твои собратья от Каннабиса.
     - Так и люди от него неизвестно что вытворяют, - с улыбкой заметил Шеон, - просто эльфы более восприимчивы и на них сильнее действует.
     - И привыкание эта трава у них быстрее вызывает, да?
     - Да, так и есть. Кто умнее, даже не пробует эту гадость. Мама вот не удержалась, попробовала. Боюсь, как бы с годами не пристрастилась окончательно.
     - Да ладно, будто тебе дело есть до этой кильки… хм… прости, Шеон. Я не должен был так говорить, это твоя мама и…
     - Она заслужила такое отношения к себе, - перебил полуэльф, - но я был бы благодарен, если бы при мне ты воздержался от комментариев в ее адрес.
     - Если бы про мою мать кто-нибудь гадости говорил, я бы врезал, - признался я. Очень неудобно мне вдруг стало за свой дурной язык. Какой бы ни была эта килька, она все-таки его мать.
     - За Дульсинею я бы тоже врезал, - поддержал Шеоннель, - ты пришел узнать, как все прошло?
     - Насколько я знаю, удачно. Саффа сказала, что мальчик с отцом.
     - Так ты от Саффы такой злой явился, - догадался полуэльф, - опять поругались?
     - Нет. С чего нам ругаться? – я небрежно пожал плечами, - она сидит себе с Кардаголом за ручки держится, вся такая добрая и тихая…. Аж противно!
     - Но любит-то она тебя, - успокоил Шеоннель и, сделав вид, что не заметил, какое офигение отразилось у меня на лице, рассказал о том, как спасал пацана.
     Из разговора с нашим пленником (кстати, его зовут  Андизар) Шеон выяснил, что Журес всегда держит его сына при себе, потому что мальчик – маг, и от обычной охраны легко уйдет. Последнее, что было известно Андизару это, что Журес планировал отбыть в расположение арвалийской армии, встречать эльфов. Поскольку эльфы начали прибывать пару дней назад, Шеоннель логично рассудил, что советник уже находится в арвалийском лагере, и отправился туда под иллюзией борэля Налиэля. Журес встретил его лично, и Шеон разыграл перед ним последнюю сволочь.
     - Я достаточно хорошо знаю борэля, это было несложно, - тут полуэльф улыбнулся как-то особенно гадостно, - боюсь, что мнение Журеса о Налиэле стало еще более нелестным, чем было.
     - Что ты натворил? – заинтересовался я.
     - При Журесе постоянно находился молодой маг, совсем еще ребенок. Журес представил его, как своего ученика.
     - Но это был искомый тобой пацан, да?
     - Точно. Кстати, мальчика зовут Вайрус. «Борэль Налиэль» проявил к нему интерес и, - тут Шеоннель порозовел и дернул правым ухом, - одним словом, борэль намекнул Журесу, что хотел бы, чтобы мальчик провел ночь с ним.
     Я тихо сполз по стенке, представив себе, в какой восторг придет настоящий Налиэль, когда узнает о «своих» похождениях в арвалийском лагере!
     - А что Журес? – спросил я, проржавшись.
     - Журес охотно согласился, надел на Вайруса ошейник и объяснил, как он работает.
     - Ошейник покорности! – оживился я, - это же наш… то есть папин артефакт.
     - Ну так вот, держи, - Шеон достал из кармана утерянный мамой ошейник и вручил мне.
     - Шеон, ну ты даешь! Тебя послали за мальчишкой, а ты еще и ошейник вернул и Наливаю подосрал.
     - С Налиэлем случайно получилось, - Шеон попробовал изобразить смущение, но ехидная ухмылка никак не желала сползать с его губ.
     - А чего у тебя физиономия расцарапанная? – наконец соизволил заметить я.
     - Я когда с  Вайруса ошейник снял, он на меня напал. Ну, понятно, испугался ребенок. Прямо так сюда и телепортировались – он мне глаза выцарапать пытается, а я его держу за шиворот. Еле убедил, что все в порядке, и никто ему вреда не причинит. Хороший мальчик. Маг-словесник. Пока он завтракал, мы пообщались немного. Они с Андизаром уже несколько лет путешествуют. Вайрус говорит, что им так нравится, а я полагаю, им просто податься некуда. Как думаешь, Лин, отцу не нужен еще один придворный маг? А Вайруса можно было бы в ученики к Саффе.
     - Это надо у Валя и Саффы спрашивать. Ну что, отдыхать будешь или возьмем вина и… пойдем в арсенал стрелы заряжать?
     - Ты будешь заряжать, а я подай-принеси и поговорить? – усмехнулся Шеоннель. - Ну, пойдем. Скоро полдень. Отец стрелы ждет.

                ***
     Пора надевать доспехи. Они в моей палатке, которую сейчас занимают князь и Дуська.
     - Вальдор, что случилось? - спрашивает Терин. Он все еще в постели. Вставать ему рано, но вот живо интересоваться происходящим - нет.
     - Войска Дафура тронулись с места. Разведчики докладывают, что с ними не менее двадцати эльфийских магов. И три роты лучников. Тоже эльфийских.
     - Плохо, - задумчиво комментирует князь.
     - В курсе, - отзываюсь я.
     - Выводи людей из лагеря. Против магов мы здесь как в ловушке.
     - Уже вывожу.
     - Все по плану. Не забудь.
     Он меня раздражает.
     - Да, помню я!
     - Вальдор, - вдруг после двухминутного раздумья, во время которого я пытаюсь сообразить, кого бы позвать на помощь, потому что эту груду металла я сам на себя не нацеплю, Терин вдруг заявляет. - Я должен быть там.
     - Хрен, - лаконично отзываюсь я.
     - Вальдор, ты один не справишься.
     Поворачиваюсь к болезному этому и рычу:
     - Терин, хватит считать себя пупом вселенной! Мне не нужен там калека, о котором я должен заботиться! Лежи здесь молча, или я вообще велю отправить тебя в Зулкибар.
     - Отлично! Тогда я телепортируюсь сам.
     - Валяй! Телепортируйся! Угробь себя, Кардагола, Кира и еще порядка двухсот человек! Давай, Терин! Ради возможности увидеть ровно две секунды боя ты просто обязан переместиться! А после этого Кардагол сдохнет и ты вместе с ним! Да, что это такое?! Кто-нибудь мне поможет или нет?!
     Идиотизм, конечно, но ординарцем я так и не обзавелся.
     - Что ты орешь? - интересуется входящая в палатку Дульсинея.
     - Доспехи не могу надеть, - продолжаю рычать я.
     Дуся поднимает брови и неуверенно проговаривает.
     - Я помогу, если ты скажешь, как.
     Далее с помощью Дуськи и какой-то матери мне удается все же и подкольчужник зашнуровать, и кольчугу застегнуть и даже латы нагрудные привесить. Стою и чувствую себя дубом. Все же, эта амуниция достаточно тяжела. Слишком уж я расслабился в последние годы. Я, конечно, тренировался, но не так часто, как следовало.
     - Так, - говорю, - теперь наголенники.
     Дуся с ворчанием опускается на пол и там, комментируя происходящее нецензурными словами, застегивает пряжки на ремнях.
     - Ты на коня-то в этом влезть сможешь, вояка хренов? - интересуется она, когда мне остается надеть только шлем.
     И вот тут я понимаю, что хренов вояка - это обо мне. Потому что коня-то у меня и нет.
     Терин видит мои округлившиеся глаза и ехидным таким тоном сообщает:
     - Конь генерала Кирдыка сейчас без хозяина. Думаю, Кир не обидится, если Вы, Ваше величество, воспользуетесь его имуществом.
     - Терин… - начинаю было я.
     - Вальдор. Я серьезно. Это боевой жеребец. Но он достаточно спокоен и послушен. И привык носить на себе большой вес. Кир тоже сражается в доспехах. Вели подготовить Ворона. И, Валь, только не лезь в битву!
     - Спасибо, - бормочу я, иду к выходу от палатки, но успеваю услышать тихое териново:
     - Дуся, душа моя, я и для тебя подготовил кольчугу. Надень, пожалуйста.
     Нет уж, дуськины вопли на эту тему я выслушивать не собираюсь. Пойду-ка я лучше конюшего найду.

                ***
     Ну, мне, конечно, приятно, что Терин для меня кольчугу приготовил, да только я ее не надену, если она мне не к лицу будет. Но кольчуга оказалась довольно симпатичная. Мелкие металлические звенья, в которые аккуратно вплетены заклинания от всего от чего только можно – начиная с обыкновенной не магической стрелы и заканчивая «ядовитыми сетями». Понятно, что Терин ее не сегодня сделал и даже не вчера. У него на такое просто сил не хватило бы в его нынешнем состоянии. Значит, предполагал, что может вот так сложиться?  Или просто догадывался, что в один прекрасный день я закапризничаю и захочу принять участие в бою?
     - Какой ты у меня, Теринчик, - я не договорила, сочла более разумным не на слова тратиться, а наградить своего супруга долгим поцелуем. Заслужил.
     Но вот когда он предложил мне также и шлем надеть, я взбунтовалась. Не надену я этот котелок на голову! Мне вообще круглые шапки не к лицу (не вижу разницы между шлемом и шапкой).
     - Теринчик, а ты не сдурел ли, радость моя? – рявкнула я, рассерженно потрясая этим самым шлемом перед носом своего некроманта, - или это с  твоей стороны такой тактический ход – напугать до усрачки моим видом солдат противника? Так мож мне проще в браказяку какую-нибудь превратиться, а? Чего уж на дурацкие шлемики размениваться?
     - Дульсинея, этот, как Вы выразились, дурацкий шлемик, еще Мерлин Первый зачаровывал от ментальных атак.
     - Да? А вот я спрошу у Саффы, насколько этот типчик был силен в подобных заклинаниях! Тоже мне, защита от ментальных атак! Будто я сама атаки эти не отобью.
     - Хорошо, можете не надевать, - к моему удивлению легко согласился Терин, - мне будет очень жаль, если с Вами что-нибудь случится.
     - А то, что я буду народ пугать в этой вот кастрюле, тебе не жаль? – проворчала я.
     Ну, вот как отказать ему? Волнуется же лежит. И я представляю, как ему сейчас не по себе оттого, что он сам в этой битве участвовать не может и меня, в случае чего, не защитит и… и вообще, ну что, с меня убудет, если я эту штуку надену? Буду страшная ходить, и пусть меня все боятся!
     - Надо в следующий раз перьями эту кастрюлю украсить, что ли, - пробормотала я и нахлобучила шлем на голову.
     - Спасибо, Дуся.
     - А ты смотри у меня! Чтобы лежал тут и не агу! Ясно?
     - Как скажешь, - серьезно отвечал Терин. Ну да, конечно, будто я не заметила, что у него уголки губ приподнялись. А что я такого смешного сказала?
     - Не скучай тут без меня. Вот тебе, кстати, на всякий случай, амулет перемещения. Если вдруг что, не геройствуй, немедленно активируй. Окажешься в Зулкибаре, в покоях Лина.
     - Это твоя идея?
     - Ну, моя, – я одарила его грозным взглядом, - а ты что думал, я тебя тут совсем беспомощного оставлю? Мало ли как сложится, вдруг сюда арвалийцы прорвутся, а ты тут лежишь чуть тепленький, убивай – не хочу!
     - Дульсинея, я о телепортации в покои нашего сына спрашивал. Мне не хотелось бы переместиться туда в тот момент, когда он с очередной дамой будет.
     - Теринчик, не говори глупости! Идея с точкой возврата Лину принадлежит, он, между прочим, тоже за тебя волнуется!
     - Ну, если Лин в курсе.
     - В курсе, в курсе, - заверила я. – Пойду я. У меня еще дел по горло. Вот найти себе лошадь, например.
     - Лучше бы попросила Иксиона…
     - У него ужасный… нет, отвратительный галоп! Ты хочешь, чтобы я себе всю задницу отбила?
     - Ну что ты, такую прекрасную задницу беречь надо, - устало проговорил Терин, - Твоя Зайка здесь.
     Зайка это моя лошадь. Удивительно умная и послушная животинка. Одним словом, Зайка - белая и пушистая. Но каким образом она в лагере очутилась?
     - Терин, это как это? Зайка же в Эрраде осталась! А, понятно! Вы с Кардаголом прихватили ее во время одной из своих вылазок? Молодцы какие, а я-то думала у вас ума хватило только реактивы алхимические из твоей лаборатории потырить. Вот за что я тебя, Теринчик, люблю так это за то, что ты умеешь делать приятные сюрпризы.
     Я чмокнула своего супруга в щечку и поспешила покинуть палатку.


Рецензии
ай да Шеон!!

Анастасия Игнашева   22.02.2011 22:31     Заявить о нарушении
|а он у нас как раз0 из серии тихих омутов))
К.

Алк-Консильери   23.02.2011 09:24   Заявить о нарушении
На это произведение написано 6 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.