Бей ушастых-2. Главы 24-25

                Глава 24

     Андизар, снабженный своей волшебной тростью, отправлен в лагерь. Сын его вроде бы с Шеоннелем. На душе тяжело. Такое ощущение, будто я от этого предметника приняла жертву. Будто я вынудила его. Будто я не лучше Журеса. Тот же шантаж, только благодарностью.
     Надо бы как-то улучшить свое душевное состояние, а то королева в печали, страна - в проблемах. Есть у меня один способ на примете, как сделать свою жизнь светлее и радостнее. И способ этот валяется сейчас на кровати и думает неизвестно о чем. Имею я право навестить своего бывшего жениха? Имею!
     И потому бодрым шагом, по пути посылая куда-нибудь подальше тех, кто осмеливается пристать ко мне с вопросами, направляюсь к Кирдыку Шактигулу Кайвусу.
     И, чтоб его, в постели полковника не застаю. Вздрагиваю от ужаса. Что с ним могло случиться?
     И тут слышу тихое хихиканье из угла.
     - Я здесь, Ханна.
     Сидит, дурачок такой, на полу и смеется.
     Подхожу, любуюсь на него сверху вниз, после чего вопрошаю:
     - И что Вы здесь делаете, полковник?
     - Генерал, между прочим, - отзывается он.
     - Поздравляю с повышением. И все-таки?
     Смеется.
     - Я хотел прогуляться.
     - И?
     - И упал.
     - Тебе помочь подняться, или ты хочешь совершить еще один подвиг и встать самостоятельно? - серьезным таким тоном произношу я.
     - Хороший вопрос! - восклицает Кир.
     - А тебя не смущает, что ты здесь восседаешь в одной ночной рубашке?
     Кир с интересом рассматривает свои голые ноги, после чего любопытствует:
     - А почему меня должно это смущать? По-моему, мне это идет.
     Протягиваю герою руку, помогаю подняться. С трудом доходим до кровати. Тяжелый он, все-таки. Даже когда просто наваливается мне на плечо.
     - Спасибо, - выдыхает он.
     - Да, пожалуйста!
     Накрываю экс-полковника одеялом и ворчливо добавляю:
     - Это исключительно из заботы о служанках. Не стоит шокировать бедных девочек созерцанием полуодетых мужчин на полу.
     - К сожалению, - заявляет Кир, - голые мужчины валялись на полу в гордом одиночестве.
     Фыркаю:
     - Тем более! Какой сейчас от них толк?!
     Гляжу на него не в силах сдержать улыбку. Присаживаюсь на край кровати. Кир тут же хватает мою ладонь и спрашивает:
     - Ты больше не злишься?
     - Злюсь, - честно отвечаю я, - чего это ради ты решил тут валяться, пока я одна занимаюсь государственными делами?
     - Я нечаянно.
     Вздыхаю.
     - Знаю. Но мне от этого не легче. Ведь скоро тебе станет лучше, и ты опять меня бросишь. Отправишься на эту свою войну.
     Лицо Кира моментально становится серьезным.
     - Я вернусь, - отчего-то шепчет он. - Если ты этого хочешь, я обязательно вернусь к тебе. Ханна, я очень тебя люблю.
     - Я тоже тебя люблю, Кир, - моментально отвечаю я и пугаюсь. Я не подумала, когда это произносила! Я не хотела! Но поздно.
     Кир сильнее сжимает мои пальцы своими.
     - Поцелуй меня, - просит полковник. Ах, да! Его же повысили. Но я так привыкла, не хочу называть его по-другому. И спорить с ним тоже не хочу, а потому просто наклоняюсь и целую в губы этого гада. Этого мужчину. Этого…. моего будущего мужа. 

                ***
     - Взгляни на себя! На кого ты похожа? На тебя же смотреть страшно! – выдал я самый шедевральный комплимент в своей жизни.
     - Так не смотри, Эрраде, кто тебя заставляет? – прошипела Саффа.
     - Ну, я-то ладно, я тебя любую… кхм… в общем, меня хрен испугаешь! Но ты при королеве находишься, когда она с людьми встречается. Какое у них впечатление создается, когда они видят за спиной правительницы такое вот чудовище – бледное с темными кругами под глазами и в балахоне страшенном! Клянусь, я когда-нибудь потеряю терпение и все эти твои тряпки уничтожу! У тебя же есть платья. Красивые! И штаны тебе идут. Очень. Мне иногда кажется, что ты мне назло надеваешь это вот тряпье.
     - Довольно! – кажется, Саффа начала всерьез сердиться. – Это, как ты выражаешься, тряпье, традиционный наряд придворных магов!
     - Так никто не настаивает на том, чтобы ты его носила! И вообще я сейчас не о твоей манере одеваться говорю, а о том, что ты скоро свалишься от усталости. Ты когда в последний раз отдыхала, как следует? Уже несколько дней тебе приходится либо Ханну охранять, либо с Кардаголом нянчиться. А сегодня ночью ты вообще спала? Учитывая, сколько времени готовится противоядие, я сомневаюсь, что ты вообще ложилась!
     - Какая забота! Саффа, пошла бы ты, и правда, поспала, - подал голос Кардагол, - судя по тому, как мой зайчик шумит, он хочет сам в роли сиделки побыть.
     - Хватит! – не выдержав, заорал я, - надоела уже эта твоя идиотская шутка! Что, так долго ждал, когда можно будет назвать меня зайчиком, что теперь успокоиться никак не можешь? Или ориентацию сменил, а?
     - А если и сменил?
     Он удивить меня решил? Вот хрена с два!
     - Сменил и отлично. Хоть переживать не буду, что Саффа с тобой столько времени проводит.
     - А тебе-то, какое дело, с кем я время провожу? – возмутилась волшебница.
     Нет, ну мне уже надоело ее ослиное упрямство и эти попытки придираться к каждому моему слову! Я просто подхватил эту дуру на руки и вынес в гостиную. Диван там достаточно широкий, вот на нем и уложу ее. Можно было бы, конечно, к себе ее отнести и на кровати устроить. Я так сначала и хотел сделать, но вовремя вспомнил про амулет перемещения, который мать должна была передать отцу и который ведет прямиком ко мне.
     - Спать! – буркнул я, сгрузив Саффу на диван и накидывая на нее плед. – Попробуй только не послушайся, я тебя магически усыплю.
     - Добрый какой! У меня после магического сна голова болит, - напомнила Саффа.
     - Вот если не хочешь, чтобы голова болела, спи сама, без магии, - отрезал я и наклонился чтобы поправить сползающий на пол плед.
     - Эрраде, ты невыносим! Ты…
     - Еще скажи, что я сейчас неправильно поступаю, - предложил я с самой невинной улыбкой.
     - Я сама решу, когда мне нужно отдыхать! И нечего усмехаться!
     - Хватит выпендриваться, Саф, - перестав улыбаться, попросил я, - тебе нужно отдохнуть. Сейчас, пока Ханна под присмотром Юсара, а я свободен и могу с Кардаголом посидеть, самое время это сделать. Ну, давай, скажи, что я не прав, - предложил я и поправил выбившиеся из ее хвостика волосы.
     - Не трогай меня! – прошипела она, отмахнувшись от моей руки.
     - Давай договоримся, - предложил я, - я тебя не трогаю, если ты в течение двух часов никуда не порываешься бежать и спокойно спишь.
     - Ты меня в течение этих двух часов не трогаешь или всегда? – уточнила волшебница.
     - А тебе как больше хочется? – серьезно поинтересовался я.
     Саффа буркнула что-то невнятное и повернулась ко мне спиной.
     - Значит, договорились, - сделал я вывод, не удержался и погладил ее по волосам.
     - Отстань!
     Мне смешно стало. Лежит такая, ко мне задом, в плед этот закопалась, типа вся такая грозная. Не удержался я и чмокнул ее куда придется. Попал в висок. А она вдруг развернулась. Думал сейчас заругается или пнет, как следует, но нет, процедила сквозь зубы что-то такое нецензурное, схватила меня за волосы, притянула к себе и… вот пусть только попробует потом сказать, что я первый ее целовать начал! И пусть не говорит, что я заставлял ее мне под одежду лезть и гладить по- всякому.
     - Саффа, может быть ну его на фиг, платье белое и осень?
     - Ты о чем? – она растерялась и остановилась.
     - Платье белое и прочую хрень на фиг, вот что! – прорычал я и разорвал этот ее балахон, - и эти тряпки твои тоже на фиг! Да не смотри ты так жалобно, будто я тебя тут насиловать собираюсь.
     Вроде бы она сказать что-то хотела. Нет уж, хватит с меня разговоров! Больше она мне мозги не запудрит. Никакой осени мы ждать не будем… то есть будем, потому что в свадебных торжествах есть своя прелесть. Но вот с самым приятным моментом до осени я больше тянуть не намерен. И если она сейчас возразит, я ее просто придушу! Но она не возразила. Только в ответ рубашку на мне разорвала.
     Надеюсь, у Кардагола хватило совести не прислушиваться. Шумная у меня волшебница. А диван все-таки недостаточно широк для таких дел. 
     - Только не думай, что это означает, будто мы помирились, - пробурчала Саффа.
     - Что? Это как это? – растерялся я. Но она не ответила. Заснула с довольной улыбкой. Нормально. Озадачила и на тебе! Спит, как ни в чем ни бывало. Ладно, у нас еще будет время для разговоров.
     Я зашел взглянуть, как там Кардагол. Лежит гад, ухмыляется.
     - Ты, Лин, нашел самый верный способ. Почти все женщины после этого засыпают.
     - Договоришься у меня, - буркнул я, - что и тебя сейчас усыплю.
     - Ну, для подобных дел я несколько не в форме, а вот потом…
     - Да, ну тебя! – перебил я, - ну правда, хватит уже. Достали эти шуточки. Да и звучит как-то не очень, ты все-таки дед мой.
     - А вот и нет. Я же генеалогическое древо наше восстановил. Не дед я тебе, и Терину не дед, а так, десятая вода на киселе. Вы прямые потомки моего троюродного кузена.
     Я хотел поинтересоваться, действительно ли в его дурной голове живет уверенность, что столь отдаленное родство – это повод такие вот шутки «зайчиковые» шутить? Но Кардагол вдруг побледнел и, кажется, собрался в обморок.
     - Эй, ты чего? Кардагол, не вздумай помирать!
     - Кирдык, - прошептал Повелитель времени.
     - Что кирдык? Тебе кирдык? – всполошился я.
     - Кир, засранец такой, - уточнил Кардагол, - что он делает?
     - Надеюсь, не Ханну любит, - буркнул я и нагло телепортировался в спальню, где наш полковник лежал.
     Оказалось, нет, ничего такого они с Ханной не делают. Она ему с пола подняться помогает и ворчит что-то. Ну, понятно, этот герой куда-то пойти хотел и упал. И вот итог – Кардагол чуть не скончался. Я хотел было пару ласковых Киру сказать, но передумал. Уж слишком нежно блонда над ним воркует. Кажется, дело к примирению идет. Надо же, какое совпадение. Я вот с Саффой тоже помирился… или не помирился? Ладно, с этим потом разберусь.
     Я переместился обратно к Кардаголу, а Ханна с Киром так и не поняли, что их кто-то видел.

                ***
     Мне удается развернуть войска, как мы и планировали.
     Сам я, опять-таки, как и рекомендовал Терин, нахожусь в некотором отдалении, на пригорке, с которого видно все. Но стрелы, предположительно, сюда долететь не должны. Меня прикрывают Иксион и Дуська, которая гордо заявила, что, если понадобится, она и отсюда прекрасно куда надо шандарахнет. Не утешила, если честно. Получается, что и по нам, как это, шандарахнуть тоже кто-нибудь может.
     Высказываю это опасение, после чего получаю пренебрежительное:
     - Не дрейфь, Валь, отобьем.
     Иксион хмурится, но добавляет, что защитные экраны он тоже устанавливать умеет. Кентавр наш, кстати, выглядит впечатляюще: он тоже в кольчуге и шлеме, украшенном перьями, и вооружен аж двумя мечами сразу. Вижу только эфесы - странные, в виде крюков, стилизованные под птиц.
     Рядом со мною четыре гонца. Тоже, кстати, кентавры. Они передвигаются быстрее всадников. Я решил, что буду в этом качестве использовать именно их. Стоят, с нетерпением поглядывая на будущее поле боя.
     Да, благодаря Иксиону нам на помощь прибыло две сотни кентавров. Даже и не знаю, как я буду за это рассчитываться.
     Еще со мною знаменосец и трубач. Последний подаст сигнал к бою. Дуська поколдовала что-то над его инструментом. Обещает незабываемый эффект. Дульсинея, кстати, в кольчуге и небольшом круглом шлеме. Переупрямил ее Терин все же. Удивляюсь ему - как он живет с этой заразой столько лет, да еще и умудряется ею управлять? Мне всегда казалось, что это в принципе невозможно. Хотя он же волшебник!
     Ухмыляюсь, и Дуська тут же косится на меня с подозрением. Чувствует, что ли, что я о ней думаю?
     Страха, надо признать, нет. Есть нетерпение и азарт.
     - Дусь, дальнозоркость, - командую я.
     Княгиня фыркает, но подчиняется.
     Ага, теперь я могу разглядеть и войска противника. Ну что же, Журес неплохо подготовился. Численность его войска мне известна - разведчики постарались. Она большей нашей тысячи на две. Это без учета эльфийских лучников.
     Но у нас есть сюрприз. С него и начнем. Командую атаку, и вздрагиваю, ощутив обещанный «незабываемый эффект». Труба ревет так, что закладывает уши. Дуська довольно улыбается. Хулиганка.
     Первыми в бой вступают лучники. У них в этот раз странная задача - сделать так, чтобы большая часть стрел просто упала в стан противника. С радостью наблюдаю, какой начинается в войсках Арвалии переполох. Впервые, наверное, сожалею, что я не маг - не вижу, как срабатывают заклинания. Говорят, что это красиво. Наблюдаю лишь эффект от этого - а здесь уж с красотой проблематично. О, мне кажется, или группа военнослужащих вон там, на правом фланге, хм… любят друг друга и некоторых лошадей?
     - Убью засранца! - орет Дуся, приподнимаясь в стременах и глядя примерно туда же. Ага, значит, не кажется. Значит, это сынуля ее так повеселился.
     Новый сигнал. Войска сближаются. Пехотинцы пропускают вперед арбалетчиков. Вторая волна магии пошла. И тут активизируются эльфийские маги. Арбалетчиков, а вместе с ним и первые ряды пехотинцев будто сносит волной.
     Мы это ожидали, и потому в бой вступают Мерлин, Андизар и Варрен-целитель. Мне совести не хватило отказать парню, когда он просился в бой. Поздно теперь сожалеть.
     В рядах противника образуются три огненных пятна, которые медленно расширяются и гаснут. Ну да, магов у них больше – смогли нейтрализовать.
     Одновременно с нашими волшебниками активизируются гномы. Десять гномов с десятью огнеметами - это, я хочу сказать, зрелище еще то. Горнорыл снабдил своих бойцов амулетами перемещения. Мерлин делал. Штука интересная, хоть и одноразовая. Закладываешь координаты заранее, и вперед, а потом назад, потому что дядька Горнорыл заявил, что напрасно жизнями своим родственников он рисковать не собирается. Напугали и сбежали.
     Они появляются внезапно на месте, где только что были наши арбалетчики. Я отсюда слышу вопли сжигаемых эльфов. Даже представлять не хочу, что они в этот момент чувствуют.
     И вот на нашем правом фланге начинается какая-то неразбериха. Кажется, они собираются отступать. Не знаю, что там произошло, не увидел.
     - Иксион! - ору я.
     Герцог кивает, и вот уже в бег срывается первый кентавр. Как он несется, будто летит! Кажется, даже мой Ворон поглядывает на него с завистью. 
     О, боги! Еще немного и… И к правому флангу устремляется отряд (чуть стадом не назвал) кентавров. Так, у меня в запасе еще моя собственная кавалерия имеется. Но пока не время, нет, еще не время.
     А вот теперь пора! На этот раз гонца шлю я сам. И вот уже мои всадники врубаются в ряды арвалийских пехотинцев. Ворон перебирает ногами и ржет. Ощущение, будто и он рвется в бой. Я и рад бы, я тоже хочу. Но не стоит.
     Ага, Арвалия пускает в ход свою кавалерию. Отлично. О, боги, я хочу туда! Да, что со мной творится такое? Я сражался в молодости, конечно. Были у нас пограничные столкновения с той же Мурицией. Отец, помнится, решил, что как наследнику мне будет полезно в них поучаствовать. Я помню свои ощущения, но… Чтобы мне вот так хотелось их повторить? Ну, нет.
     И все-таки… Я не должен. Я не могу! Я хочу и сделаю это!
     И с громким воплем я пришпориваю Ворона, и конь, явно обрадованный этим, несется в гущу схватки.
     Иксион догоняет меня достаточно быстро и, кажется, пытается что-то кричать. Не слышу. Думаю о том лишь, чтобы успеть домчаться, чтобы все это развлечение не закончилось до того, как я прибуду. Это же счастье! Это восторг!
     Войско приветствует мое появление воплем. А мне уж все равно. Я с радостным оскалом на лице рублю и колю кого-то. Хорошо, если не своих. Ворон подо мной вертится, бьет копытами и пытается кого-нибудь укусить. Эх, завидую я Киру! Какой конь!
     Краем глаза замечаю бьющегося рядом Иксиона. Он работает двумя мечами странной какой-то формы.
     Ах, всадник! На меня летит какой-то всадник! Ну, наконец-то кто-то стоящий. Иксион, зараза, стоять, он мой! Ага, если бы меня кто слушал. Ну и ладно. Кавалерист тот был не один. Вижу, что ко мне направляются и наши. Не нужно мне мешать! Рукоятка меча уже мокрая от крови. А я даже не поцарапан! Мелькает мысль - а где там Дуська? И тут же исчезает. Арвалийский всадник напротив меня. Его белый, защищенный доспехами конь, кажется, даже крупнее Ворона. Всадник довольно скалится - это я вижу. О, я даже и не заметил, как Дуська сняла с меня дальнозоркость. Спасибо ей. Кстати, а что я здесь делаю? О, боги! Я же должен быть на холме! Всадник наступает. А он хорош. Не побоюсь сказать - он лучше меня. С трудом отбиваю первые удары. Уже с трудом. Ворон отпрыгивает в сторону, и лишь потому противник не успевает меня достать. Где Иксион? Следующий удар меча приходится на щит. Уже хорошо. Так, что делать? Я пытаюсь глазами найти подмогу. Все слишком далеко. Те, кто были близко, уже мертвы. Успеваю подставить меч под удар. Атаковать уже не получается. Я устал. Еще удар. Парирую. Бью коленями Ворона, направляя его чуть в сторону. А потом… Я даже не понимаю, как это происходит. Я просто чувствую боль, и даже не могу понять, где. Вскидываю руку с мечом, и от удара он просто вылетает у меня из рук. Ворон снова дергается в сторону, но на этот раз я не успеваю среагировать, начинаю соскальзывать… И все. Дальше уже ничего не помню.   

                Глава 25

     Я, Вальдор и Иксион устроились на пригорке, с которого было хорошо видно происходящее на поле боя. Прикинув расстояние, я пришла к выводу, что в случае чего и отсюда смогу атакующим по кому-нибудь врезать и, на всякий случай, заверила Валя, что если вдруг какое-нибудь заклинание сюда долетит, я мигом его отобью. Иксион тоже нашего экс-короля утешил, нежно пророкотав ему о своем умении ставить защитные экраны. Ну, прямо-таки мастер на все руки наш кентавр! И, кстати,  просто красавчик он сегодня. В блестящей на солнце броне, в шлеме с перьями красивенькими такими - белоснежными. Под цвет кошечки, которая сидела на его широком плече, с хозяйским видом обозревая окрестности.
     Икси еще утром поинтересовался у меня, куда деть Белочку на время боя, чтобы за ним не увязалась. Смешной он такой! Это же не обыкновенная кошка, а магическая, и она сама определит – идти вместе с ним воевать или где-нибудь в безопасном месте дождаться его возвращения. Белочка вот решила, что надо быть здесь. Иксион старался делать вид, что не замечает ее, но все равно периодически, с умильным выражением лица, косился на плечо, что вызывало тихие смешки у четырех кентавров, которые находились здесь с нами в качестве гонцов. Картинка та еще, одним словом.
     - Икси, а что это за фигня? Украшение какое-то что ли? – полюбопытствовала я, невежливо указав пальцем на виднеющиеся из-за плеч Иксиона финтифлюшки, похожие то ли на крюки, то ли на кособоких птичек.
     Кентавр в кои-то веки не огрызнулся. Молча занес руку назад, ухватил одну из финтифлюшек этих и потянул. Оказалось, что это никакое не украшение, а рукоятки мечей.
     - Это фалката, - поведал Иксион.
     Замысловато изогнутый клинок пронесся в сантиметре от моего носа. А вот фиг! Я даже не вздрогнула. Чего мне вздрагивать-то после стольких лет общения с Горнорылом, у которого взмах секирой перед лицом гостя означает что-то типа: «здрасте».
     - Прикольная штучка, - одобрила я и поддела, - а ты ей пользоваться умеешь? Не порежешься?
     Иксион то ли не понял, что я издеваюсь, то ли решил сделать вид, что не понимает, и совершенно серьезно объяснил:
     - Фалката - традиционное оружие кентавров. Наши предки принесли его с собой, когда пришли в этот мир.
     - Ой, как интересно, так вы не из этого мира?
     - Мы первые разумные, появившиеся здесь, следовательно, мы из этого мира! – Иксион все-таки вышел из себя и сменил тон с тихого рокота на грозный рык.
     Вальдор недоуменно оглянулся. Кентавр послал ему ослепительную улыбку, демонстрируя все свои белоснежные зубы и клыки в полном комплекте. Валь вздрогнул, послал в ответ кривую ухмылку и снова отвернулся, сосредоточив внимание на поле боя, где шли последние приготовления. Иксион обжег нежным взглядом вальдорову спину и спрятал в ножны этого своего фалката… или эту свою фалкату? Как правильно-то? Но спрашивать я не стала, а то коник наш, кажется, утратил хорошее настроение.
     Смотрю, Вальдор на меня как-то странно косится и ухмыляется. Что, страшна я с этим чугунком на голове? Ну и проявил бы королевское воспитание, не ухмылялся так открыто. Хотела я ему об этом сказать, но тут он скомандовал:
     - Дусь, дальнозоркость.
     Вообще-то, я не его подданная, если он не забыл. Ну да ладно, так и быть, будем считать, что это был не приказ, а просьба, высказанная в более резкой форме, чем следовало бы.
     Вальдор дал сигнал к началу боя. Первыми пошли лучники с сюрпризными стрелами, и противник обалдел. И я тоже обалдела,  когда увидела, что прилетело в первые ряды. Ну, Лин! И здесь без пакости не смог обойтись. Это надо ж додуматься, зарядить стрелы «дурманом любви» и «неуемной похотью»! Возникла небольшая заминка. Пока приложенных всякого рода заклинаниями убрали с поля боя, пока растащили в разные стороны и связали любящих друг друга, а заодно и своих лошадей, солдат, наши лучники успели еще несколько раз выстрелить.
     Потом войска начали сближаться, полетели арбалетные болты. Тоже с сюрпризом. На этот раз без всяких порно-фокусов, и то счастье. А с Лином я поговорю на эту тему. Нашел место и повод для шуточек своих дурацких! Когда уже повзрослеет?
     Арбалетчики долго не продержались. Дафур решил, что пора выпускать магов. Они-то и смели одной большой коллективной «воздушной волной» наших арбалетчиков, а так же первые ряды пехотинцев. Гады ушастые! Я потихоньку запустила в них пару «огненных лилий». А что? Я только недавно освоила это заклинание, мне практиковаться надо!
     На поле боя телепортировались Мерлин, Андизар и… кто додумался выпустить в бой Варрена? Он же целитель, а не боевой маг! И что толку будет, если в первые же минуты этот дурачок отважно самоубьется? Хотела я Вальдору об этом сказать, но тут он как заорет:
     - Иксион!
     Я чуть со своей Зайки не свалилась к чертовой бабушке от этого вопля!
     Иксион, в отличие от меня, понял, с чего вдруг Валь заорал, и вскоре, по его сигналу, к правому флангу наших войск устремился табун кентавров. Икси все-таки умница. Он еще несколько дней назад связался с Кентарионом и распорядился прислать в помощь Эрраде две сотни бойцов. И вот теперь эти самые бойцы внесли изрядную сумятицу в ряды противника. Я включила дальнозоркость, чтобы полюбоваться опупением, отразившимся на лицах эльфов. Очевидно, они не ожидали, что нас поддерживает Кентарион. Хотя могли бы и догадаться. Им ведь нашу компанию на пригорке, в том числе и Иксиона, было отлично видно.
     Потом в бой пошла кавалерия, мне стало неинтересно, и я отключила дальнозоркость. Не люблю на рубилово смотреть. Ну, разве что чуть-чуть и издалека, чтобы не видеть подробности типа кровищи и всяких разных частей, отделенных от тела самыми невероятными способами.
     Что поделывают наши и вражеские маги, я и без дальнозоркости видела. Силы были более чем не равны. Штук двадцать эльфов против наших двух боевых магов и одного лекаря.
     Я, конечно же, помогала им, как могла, с пригорочка этого, но Вальдор был прав, когда сказал, что в групповом бою от меня толку мало. Один на один, это я могу, а вот так… ну нет у меня опыта! Зато есть возможность практиковаться. Что я и делала. Надеюсь, ушастые ощутили всю радость бытия, схлопотав от меня полный набор атакующих. И неважно, что по большей части они их отразили без вреда для себя. Все равно ведь приятного мало.
     Потом я для разнообразия вспомнила, что являюсь некроманткой и подняла всяких мертвых зверушек, которые на этом поле присутствовали. Если точнее, это были даже не целые зверушки, а всякие кости, от разных животных. Но как бы там ни было, кости эти на мой призыв ответили, полезли из земли, собираясь в неведомые науке скелеты и нападая на эльфийских магов. К сожалению, их быстро упокоили, причем безвозвратно. Но сумятицу эти зверо-зомби все же внесли, и это позволило деду нехило припечатать эльфей «ледяным ветром», который они не успели отбить, что в итоге вывело из строя целых четыре штуки ушастых засранцев. Я даже зааплодировала. И в этот самый момент Вальдор, издав вопль дикой радости, пришпорил коня и с мечом наголо ринулся в бой.
     Он что, с ума сошел? Он же ничего у себя под носом не видит, потому что я ему дальнозоркость наколдовала! Я поспешила с него это заклинание снять, а заодно приметила, что на нем еще кое-что висит. Не мое. Оказывается, пока я возилась с эльфами, Валь схлопотал неприятное заклинание на свою голову… точнее в свою голову. И даже хваленые защитные экраны Иксиона не помогли. Вот на Вальдора надо было напялить эту кастрюлю, зачарованную от ментальных атак! Ну как же так? Как я могла проворонить «вдохновение битвы»? Ничего плохого в этом заклинании нет, бывает, его используют для поддержания боевого духа среди солдат. Но в случае с Вальдором… ой, что же будет? Он схлопотал это самое «вдохновение» и, позабыв обо всем на свете, ринулся в бой! Иксион зарычал что-то на своем языке и рванул за Вальдором, даже не заметив, как его Белочка одним длинным прыжком перебралась ко мне на колени.
     Само собой, я могла хоть сию секунду снять с Валя это заклинание, но что тогда будет? Он же уже в гуще сражения. Если он сейчас придет в себя, то выдохнется в считанные минуты. При всей моей любви к Вальдору скажу честно - не боец он. Ну, совсем не боец! Я вот не припомню даже, когда он в последний раз тренировался. Остается только ждать и надеяться, что «вдохновение битвы» Валя не отпустит до тех пор, пока они с Иксионом не выберутся в безопасное место.
     Должна признать, бился «вдохновленный» Валь просто блестяще. Я аж залюбовалась. До чего хорош! И так слаженно у них с Иксионом получилось в паре работать, прикрывая друг друга. К сожалению, вскоре Валя и кентавра разделило несколько всадников противника. Думаю, они намеренно старались развести их в стороны и завалить поодиночке. Перед Вальдором возник всадник в белом и на белом же коне. Ой, мама! Маг!
     - Валь, вали оттуда! – заорала я. Ага, будто он бы меня услышал, с такого-то расстояния!
     Я опять наколдовала себе дальнозоркость, чтобы видеть все в подробностях. Как я и боялась, этот маг снял с Валя «вдохновение» и случилось то, что должно было случиться. Наш экс-король понял, что устал и начал пропускать удары. А маг в белом довольно скалился и продолжал наступление. Конечно же, он знает, с кем бьется и кого собирается убить! Это же было подстроено! Ну то есть я могу с вероятностью в девяносто девять процентов утверждать, что вся эта ситуация с «вдохновением битвы» подстроена для того, чтобы выманить бывшего зулкибарского короля на поле боя и там под шум волны прикончить.
     Тут мне с перепугу пришла в голову гениальная идея. И почему я раньше об этом не подумала? Ведь можно телепортировать Вальдора обратно на пригорок! И пусть он потом сколько угодно орет о том, что короли не сбегают из-под носа противника. Но ничего у меня не получилось. Не знаю как, но маг в белом блокировал Вальдору возможность перемещаться.
     Я, конечно, могла бы сама туда переместиться, дать вражескому магу в лоб, снять блок и забрать мыша этого несчастного. Но не рискнула, потому что в том месте было слишком большое скопление народа. В таких условиях перемещаться себе дороже. Впаяюсь в кого-нибудь на молекулярном уровне, и трындец мне приснится. Кому от этого лучше станет? Да никому! Так что мне только и оставалось, что гарцевать на пригорке и наблюдать. Я даже атакующим побоялась в этого белого мага запустить. Ведь они с Валем не стояли на месте, и я вполне могла врезать не по тому, в кого метила.
     Бой их был недолгим.  Меч этого засранца в белом сверкнул в лучах заходящего солнца и… на секунду мне показалось, что он одним махом разрубил Вальдора от плеча до бедра на две части. Но нет, к счастью, только показалось. Хотя радоваться особых причин не было – Вальдора ранили. А потом одним небрежным взмахом выбили у него из руки меч. И что? Неужели конец?  Что я, растудыть твою в качель, скажу Аннет? Как я ей в глаза буду смотреть, рассказывая, что не уберегла ее мужа?
     Вальдор начал сползать с коня. Его противник поднял меч, собираясь нанести последний удар и тут, будто из-под земли возник Иксион. Морда оскаленная, фалкаты эти его окровавленные так и мелькают, кроша всех, кто попадается на пути. Хм. Не удивлюсь, если он в азарте и пару-тройку наших солдат скосил. Ну да ладно, это дело десятое, главное, что к Вальдору кентавр прорвался вовремя и в последний момент блокировал меч мага в белом, который уже опускался для решающего удара. Я так понимаю, Вальдору собирались голову отрубить. Не удивлюсь, если еще и пронести ее торжественно на копье планировали.
     Все-таки я молодец, что умудрилась попасть в плен к Дафуру и вытащила оттуда это непарнокопытное чудо – Иксиона. Маг в белом не стал рисковать и поспешно телепортировался с места событий. Иксион одним движением закинул фалкаты в ножны, подхватил на руки сползающего с коня Вальдора и, бережно прижимая его к груди, помчался прочь с поля боя. Рискнувшие преградить ему путь, были беспощадно сметены и затоптаны копытами. Думаю, Икси вообще их не заметил. Скорость он развил нехилую. Если честно, я даже не уследила, куда он в итоге скрылся.
     На пригорке появился дед и скомандовал трубачу - мальчишке, который все это время испуганно топтался рядом со мной:
     - Труби отступление!
     Парнишка поднес трубу к губам и для начала выдал что-то похожее на громкий пук. Я хихикнула. Он бросил на меня укоризненный взгляд, облизнул пересохшие (надо полагать, от страха) губы и, со второй попытки, протрубил то, что нужно. Наши бойцы начали отступать.
     - Дуська, а ты чего ждешь? Быстро в лагерь. И не куксись! Эти копытоноги бегают быстрее ветра. Вынесет он твоего Вальдора, и я его в один момент подлатаю. Главное, чтобы он от раны не помер раньше времени.
     Тоже мне утешил! Но в одном дед прав - здесь мне больше делать нечего. И я телепортировалась в лагерь. К Терину в палатку.
     Как ни странно, Иксион уже был там.
     Обнаженный по пояс Вальдор неподвижно лежал на столе, с которого кентавр предварительно смахнул на пол карты, вазу с фруктами и еще какое-то барахло.
     Белочка, которая все это время так и сидела у меня на коленках, поспешила запрыгнуть на плечо Иксиона. Но он даже не вздрогнул, продолжая с несчастным видом взирать на неподвижно лежащего Вальдора.
     До меня, наконец, дошло, что находиться в платке верхом на лошади - это как-то не того. Я спешилась и легким шлепком отправила Зайку прочь. Она умная, сама найдет дорогу в стойло.
     - Умер? – тихо спросила я, вставая рядом с Иксионом и разглядывая нашего «вдохновленного» героя. Кровь из страшной раны, протянувшейся от плеча до бедра, уже не шла, но все равно видок был жутковатый, и я вот даже понять не могла, дышит он или уже… все?
     - Я плохо умею лечить. Смог остановить кровь, но рана слишком глубокая, - дрожащим голосом проговорил кентавр. - У этого мага меч заговоренный, доспехи как бумагу порезал. Дуся, он же его разрубить хотел. Пополам! Это просто чудо, что Вальдор успел уклониться.
     - Скорее всего, конь вовремя шарахнулся, вот и все чудо, - пробормотала я, задумчиво теребя тапок. Иногда у меня получается лечить. Может быть, и сейчас получится? Когда еще дед вернется? Я попробовала, но, видимо, сегодня был не мой день. Не получилось у меня ничего.
     - Пойду деда поищу, в крайнем случае, за Юсаром в Зулкибар сгоняю, - решила я.
     - А вот хрен тебе по всей морде, а не Юсара! – с таким возгласом в палатку ворвался Мерлин. - Решила списать со счетов своего старого дедушку? Не дождешься! Давай, забирай этого коня и вон отсюда. Вы мне мешать будете! Терин… хм, ну так и быть, ты оставайся. Дуся, ты еще здесь?!
     Я хотела деду как следует ответить на его наглость, но Иксион молча схватил меня, закинул на плечо и, игнорируя мою протестующую брань, вынес из палатки на воздух.
     - Икси, срака ты конская! Что ты себе позволяешь? Как ты со мной обращаешься? – набросилась я на кентавра, едва он меня отпустил.
     - Ты, глупая курица, нашла время с дедом отношения выяснять! – огрызнулся он, - пусть сначала Вальдора вылечит, а потом хоть ругайтесь, хоть поубивайте друг друга! Как ты вообще можешь так себя вести? Твой друг умирает, а ты…
     Ой, мамочки, кажется, сейчас наш весь такой бесстрашный и брутальный Иксион превратится в украшенное стразами нежное создание и разревется. Удивительно, как в нем уживаются две такие несовместимые черты характера?
     - Да ладно тебе, Икси, - я похлопала кентавра по лошадиному боку, - все нормально будет. Дед хорошо лечить умеет. Не расстраивайся.
     - Иди ты! – буркнул он и отступил на шаг.
     Ага, вот пусть лучше злится. Потому что плачущего кентавра моя нежная психика не вынесет.
     - И вообще, Икси, жалко мне тебя, - заявила я, - нашел, в кого влюбиться. В человека! Да, еще и в мужчину. Причем вполне традиционно ориентированного мужчину. Тебе с ним ничего не светит.
     - Сам знаю, - к моему удивлению, спокойно отвечал Иксион.
     - Знаешь? А чего ж тогда кокетничаешь с ним по-всякому?
     - Ничего не могу с собой поделать. Нравится он мне. Вот если бы он еще не пугался так…
     - Ха! Да любой испугается, когда на него такая махина конская наседает с разными нежностями!
     - Я же осторожно, - обиделся Иксион, - ничего ты не понимаешь, глупая корова!
     - Сивый мерин!
     - Тупая кошелка!
     - Чучело парнокопытное!
     - Дура двуногая!
     - Конь педальный!
     - Что? Это как?
     - А вот не знаю как, но именно оно ты и есть – конь педальный!
     - Эй, как там тебя… Иксион! – перебил нашу занимательную беседу Мерлин, - Вальдор очнулся, тебя зовет.
     Кентавр рванул в палатку так, что только комья земли из-под копыт полетели. О да, это любовь!


Рецензии
эх, Вальдор-Вальдор... что ж он так...

Анастасия Игнашева   24.02.2011 13:27     Заявить о нарушении
На это произведение написано 6 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.