Не проходите мимо

Виктор бросил взгляд на часы и удивился – время пролетело незаметно.
Он потянулся и решительно встал с дивана.
- Извини, Вадик, пора. А то скоро маршрутки ходить перестанут, неохота пешедралом домой топать.
Жена Вадима – Танюшка стала собирать со стола чайные чашки.
Вадим принципиально не пил и «это дело» у него в доме не поощрялось.
Попрощавшись с хозяевами, Виктор шагнул в теплую летнюю ночь.
Его сослуживец Вадик жил неподалеку от ж/д вокзала. Но идти к подземному переходу-тоннелю было лень. Виктор решил сократить путь и пройти прямо через железнодорожные пути. Таким маршрутом он попадал сразу на задворки железнодорожной станции и мог выйти на привокзальную площадь, сэкономив на этом по времени – минут пятнадцать.
«Интересно, - в который раз подумал Виктор, - станция рядом, жизнь бьет ключом. А пройди сто метров и такая глухомань начинается».
Он уже практически дошел до окраины самой последней платформы.
Глухая кирпичная стена, пара ларьков, окрашенных в синюю, казенного цвета краску. Ларьки были закрыты, они работали только днем. А ночью транзитным пассажирам приходилось бежать за снедью на станцию, рискуя отстать от своего поезда. Правда, в последнее время,  на  каждый  проходящий поезд, налетала толпа «коробейников», предлагавших массу продуктов и напитков.
Виктор уже миновал ларьки, намереваясь повернуть к вокзалу, как услышал какой-то приглушенный писк. Писк и непонятная возня раздавались в узком проходе между задней стенкой ларька и кирпичной стеной.
Заглянув туда, Виктор с удивлением увидел какие-то фигуры, копошащиеся на земле.
Не раздумывая, привычно рявкнул:
- Стоять, уголовный розыск!
Клубок распался на две фигуры. Одна – метнулась  в сторону вокзала.
Другая – осталась лежать на земле. Подскочив к ней, Виктор увидел пожилого мужчину, хрипевшего:
- Помогите, помогите!..
Он схватил мужчину за пиджак, приподнял.
- Живой?
- Живой, я, живой.
- Что с тобой, дед?
- Он…это…деньги…отнял…
- Сиди здесь, никуда не уходи.
Весь диалог занял от силы секунд пятнадцать, и убегающая фигура была в зоне видимости.
Вокзал и его окрестности Виктор знал, как свои пять пальцев.
Он душевно стартанул вслед за грабителем, зная, что тот скоро упрется в забор из металлической сетки, которой была обнесена платная стоянка, прилегавшая к вокзалу.
Грабитель, не останавливаясь, перемахнул через забор, пробежал через всю стоянку,
сбив с ног, выскочившего из будочки на шум – сторожа.
На этом – он потерял в темпе и Виктор сократил расстояние.
Ворота были закрыты на замок, и грабителю пришлось еще раз прыгать, теперь уже через них.
Виктор по-прежнему не отставал, но происходящее стало его напрягать:
такой  ужин хороший Танюшка подала, чай классный Вадик заварил, потом партия в шахматишки – полная расслабуха, в общем. Холостяк Виктор любил бывать у них в гостях.
А тут – бегай за каким-то удодом, который к тому же на голову выше тебя, ноги – длиннющие. Пока он один шаг делает – тебе два приходится.
Грабитель вырулил в узкий проход в виде буквы «Г», ведущий в сторону транспортной прокуратуры. В это время здесь уже никто не ходил, и Виктор решил заканчивать бег с препятствиями.
Достав на бегу ствол, он, без особых церемоний заорал:
- Стой, с-сука, пристрелю…
И выстрелил два раза в асфальт, правее бегущего, зная, что пули, даже рикошетом, уйдут в глухую стену какого-то склада.
Резвунчик сразу остановился – видимо искры от пуль на асфальте произвели на него неизгладимое впечатление.
Развернув грабителя мордой к стене, Виктор подбил ему ноги, разводя их в стороны.
Достал «браслеты» висевшие на поясном ремне – сзади.
Завел грабителю руки назад и застегнул наручники.
Картинно окольцовывать задержанному руки в положении –  «впереди»,
как это иногда показывают в дебильных сериалах – мысли не возникло.
После чего перевел дух и быстро проверил карманы задержанного.
Пачка денег. Паспорт.  Нож-выкидушка – дешевая китайская поделка, сигареты  с зажигалкой. Все.
Взяв задержанного за локоть, спокойным шагом повел его в конец перрона.
Дед уже оклемался и поднялся на ноги.
- Этот?
- Да, да, сынок. Это – он. Он меня в живот ударил кулаком, и деньги из кармана вытащил.
Благо, до опорного пункта милиции было недалеко. Виктор привел туда злодея, вместе с дедом.
Оказалось, дед из села ехал к родственникам – переночевать, чтобы завтра с утра отправиться на большой рынок, за покупками. Вот откуда у него приличная сумма денег.
Где он их умудрился засветить, а грабитель увидеть – не суть важно.
Злодея Виктор расспрашивать не стал, резонно рассудив, что его задержания с поличным – достаточно.
Пэпээсники по рации вызвали машину.
И, вместо того, чтобы смотреть дома первый сон, опер оказался в родном отделе.
Сдав грабителя в дежурку, вместе со всеми вещичками, обнаруженными при нем, а деду, приказав смирно сидеть в комнате для посетителей, Виктор отправился в свой родной кабинет.
Надо было написать рапорт по поводу задержания грабителя и двух использованных патронов.
Рапорт был уже дописан, когда на столе зазвонил телефон.
- Витя, зайди к начальнику в кабинет, он сегодня ответственный, - озадачил его дежурный.
Виктор вошел в кабинет к полковнику Горбункову и молча положил тому на стол свой рапорт.
Тот прочел его, а потом выдал такое, что у опера от злости потемнело в глазах.
- Молодец ты Витя, красиво гоп-стопника задержал. Только вот неувязочка получается:
не хочет дедок этот на грабителя заявление писать.
- Как, не хочет?!
- Вот так, не хочет и все.
- А где он?
- Возле дежурной части, в комнате для посетителей, так и сидит, попробуй сам с ним поговори, а рапорт твой  у меня пока полежит.
Виктор выскочил из кабинета и помчался к потерпевшему.
Дедок, закинув ногу на ногу, сидел на откидном стульчике, с удовольствием дымя сигаретой.
- Дед! Ты почему заявление не пишешь на грабителя своего?
- Дык, а зачем энто мне?
- Ну, как зачем? Ведь он тебя ограбил.
- Дак мне уже вернули все, и деньги все. Тоись все на месте, не пропало ничо. Да и зачем мне энто надо?
Потом по судам затаскають. Не, не буду я писать ничо.
Как Виктор ни пытался убедить деда – тот был непреклонен.
Не будет он писать заявление. И все тут.
Последняя его фраза окончательно добила опера:
- Все ж нормально, сынок? Ты ж вовремя подоспел!..
- Ну и мудак же ты, дед! – от души вымолвил опер, сплюнул и вышел в коридор.
Начальник, который незаметно стоял в коридоре, слушая оживленную дискуссию опера с дедком, подмигнул ему и демонстративно разорвал рапорт.
- Недостающие патроны – найдешь. Ты же – опер.
Виктор еще раз от души выматерился и вышел из отдела.


Рецензии
На это произведение написано 13 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.