Свеча за упокой мистический триллер ч. 5

© Скрипкина  Елена  Владимировна, 2005 г.


                Алена  Скрипкина



ГЛАВА  5

Сон… опять тот же самый сон… Он возвращался вновь и вновь. Сначала иногда, а в последнее время все чаще и чаще, Марьяна опять видела во сне церковь, черные свечи, щупальца, симпатичный домик в саду, пустые комнаты. Она, уже в который раз, безуспешно бродила по бесконечным переходам странного дома, но за все это время так и не смогла найти то, что искала. А найти было просто необходимо, жизненно необходимо. Во сне Марьяну уже привычно окутывал ледяной ужас при мысли, что не сможет сделать это в силу каких-то, пока неизвестных причин. Это состояние раздвоенности еще более усугубляло ее восприятие навязчивого сна.
И Марьяна упорно, снова и снова обходила запутанные лабиринты, казавшегося снаружи совсем небольшим домика. Получается, внешность не только людей, но и предметов часто бывает обманчива. Но если взглянуть на вещь изнутри, ее сущность может неожиданно оказаться совершенно другой. Марьяна до сих пор так и не смогла понять, что ей нужно было найти в доме? Сама она не знала ответа на этот вопрос, но продолжала искать с необъяснимой настойчивостью.
Именно сегодня ей показалось, что вот она, разгадка! Дверь в одну из комнат таинственного дома была плотно закрыта. Марьяна, изо всех сил, обламывая ногти, старалась открыть ее, но сил так и не хватило. Оттуда отчетливо слышались какие-то звуки, которые вполне можно было принять за голос. В комнате совершенно точно кто-то был. Она уже совсем собралась попросить таинственного жильца открыть дверь, но сон внезапно оборвался…


Утром Марьяна проснулась в препротивнейшем состоянии, сопровождаемым к тому же, сильным головокружением и тошнотой. Голова была свинцовой, как после тяжкого похмелья. Во рту вместо языка царапался кусок наждачной бумаги, посыпанной песком. Мучимая непереносимой жаждой, Марьяна со стоном сползла с кровати и, хватаясь за стены, босиком пошлепала на кухню. Влив в себя три стакана сока, она немного отошла, но ненадолго. Головокружение и тошнота прекратились, а неприятное состояние не оставляло. Причем, она даже не могла определить, в чем конкретно оно заключалось, ей было просто очень плохо. Ни один наркотик не вызывает моментального привыкания, мысленно рассуждала Марьяна. Этого просто не может быть. Значит, ее теперешнее состояние вызвано просто плохим самочувствием. К тому же, Светка сказала, что пользуется им уже давно и ничего плохого до сих пор не случалось.

Головная боль давила и давила. Чуть позже к ней присоединился еще и шум в ушах. Он накатывал бесконечно, как прибой на пляж. Стеная и охая, Марьяна пыталась вспомнить, куда она вчера ночью забросила сумку. Странно, у нее никогда не было провалов памяти, а сейчас воспоминания о прошлом вечере обрывались где-то в районе знакомства с партнерами Магомеда. Один из них… Вот черт, она даже не может вспомнить, как его зовут! Так вот, один из них рассказывал что-то интересное, кажется, про заграницу. Сумка почему-то отыскалась на крючке в ванной. Там в косметичке валяются таблетки от головной боли. Сейчас она найдет их, выпьет, и сразу станет легче.

Трясущимися руками Марьяна высыпала содержимое сумки на постель. Она была уверена, что ищет косметичку, но первое, что попалось ей на глаза, был незнакомый маленький пузырек из-под лекарств с широким горлышком. Несколько секунд Марьяна смотрела на него, боясь взять в руки. Она уже догадалась, что в нем – мгновенное излечение от всех недугов и радость на весь день – подарок от Светки.
Где-то в глубине души еще слабо шевельнулось опасение, но Марьяна уже открыла зубами крышку и высыпала на ладонь несколько розовых таблеток. Сейчас ей точно станет лучше. Она выбрала одну, показавшуюся ей наиболее симпатичной, с блаженной улыбкой забросила ее в рот, запила большим глотком воды прямо из-под крана, легла и стала ждать волшебного превращения, которое не замедлило прийти к ней, окутав волнами пьянящего восторга и счастья…


Наверное, вскоре она опять задремала, потому что перед глазами внезапно возникла знакомая запертая дверь. Марьяна снова навалилась на нее всем весом, стараясь открыть, но та упорно не поддавалась. Наконец, когда силы уже почти иссякли, Марьяна решила отложить свои попытки и собраться с новыми силами, как вдруг, дверь слегка скрипнула и сама по себе начала медленно открываться.
В темный коридор проник слабый лучик света. Вначале он осторожно коснулся ног Марьяны, потом более смело начал карабкаться выше, но что-то все еще мешало ей поднять глаза и увидеть то, что она так долго искала. Где-то глубоко внутри себя, Марьяна уже знала, что увидит там. Это были глаза, глубоко сидящие под насупленными седыми бровями. Глаза, странные, белесые, почти невидящие глаза обитательницы комнаты напряженно смотрели в лицо Марьяны, кажется, с легкостью читая все, о чем она думала.


Старуха сидела в кресле. Ее остановившийся взгляд был прикован к окну, но она не видела его. Она сжимала в руках переливающийся серебристым цветом шарф и пристально наблюдала за его владелицей, которая, закрыв глаза, лежала на роскошной кровати, а на лице было выражение благостного счастья. Агафья видела ее так четко, как если бы находилась с ней в одной комнате.
Наконец-то клиентке удалось совершить задуманное. Старуха поняла это еще ночью, когда внезапно проснулась, как от резкого толчка. Теперь же Агафье захотелось узнать, как идут дела у жертвы. То, что она увидела, наполнило ее душу злорадством. Теперь наглая девица никуда не денется. Вскоре она будет полностью в ее власти, и тогда, как миленькая, станет выполнять любые ее приказы, даже не понимая, откуда они исходят.

Тогда, много лет назад, Агафья не смогла отомстить разлучнице, так, как она того заслуживала. Ее слишком быстрая смерть доставила мало радости. Куда приятнее, если бы она помучилась как следует. Но теперь, в лице этой шикарной блондинки, старуха сможет вернуть долг всем вертихвосткам, мешающим спокойно жить приличным женщинам. И потухшие глаза Агафьи блеснули в сумраке комнаты огнем злобной радости.
Неоплаченная месть стала плотно заполнять пространство, доставляя Агафье то несказанное блаженство, которого она лишилась в молодости по неопытности и торопливости. Теперь она брала свое сторицею. В сущности, старуха вообще не знала эту девку, просто та явилась перед невидящими глазами Агафьи, ярко напомнив ту, с которой Агафья так и не успела как следует посчитаться. Но все это будет потом, позже… А еще позже, когда девица будет окончательно готова, Агафья сделает то, что решила, ей станет легче. Тогда придет полное и окончательное избавление от всех мук и земных страданий.


Марьяна открыла глаза и огляделась. Она чувствовала себя совершенно обновленным человеком, хотя все еще лежала на кровати, но боль куда-то испарилась. Теперь она снова чувствовала себя на все сто. Не могут быть вредными таблетки, которые дарят человеку столько приятных минут. Неожиданно у Марьяны появилось неприятное ощущение, что на нее кто-то смотрит. Она повертела головой. Никого. Дверь закрыта, шторы опущены. Пожав плечами, она сползла с кровати и скользнула в ванную. Пора вставать и приводить себя в порядок. Вот только водички попьет. Если бы не сопутствующая приподнятому настроению жажда, то цены бы не было Светкиным таблеткам счастья. Хотя и так неплохо. С этими мыслями Марьяна погрузилась в душистую, наполненную пьянящими ароматами, воду.


Светлана, нервничая, ждала вечера. Хотелось, как можно скорее узнать, чем закончилось ее рискованное мероприятие. Если Магомед узнает о ее «дружеской» услуге Марьяне, она может считать себя очередным безымянным трупом на свалке за городом.
Светка не верила, что он так уж сильно любит жену. Просто та значительно повышала его статус в глазах окружающих, и Магомед пока не хотел потерять такой объект всеобщей зависти. Может позже, когда его глазам предстанет совсем другая Марьяна, грязная опустившаяся наркоманка, с копной свалявшихся волос и потухшими провалившимися глазами, тогда он сделает нужные выводы. Затем, и сам захочет отделаться от такой позорной жены. А пока надо затаиться и ждать. Ждать своего заветного часа, который теперь уже не замедлит наступить. В этом Светка была уверена.

Марьяна появилась во время, как ни в чем ни бывало. Выглядела, как всегда превосходно. Ничто ее не берет, досадливо подумала Светка, при этом не забывая преданно улыбаться. Однако, глаза ее бегали, а внутренности сжались в тугой комок, как перед опасным прыжком.

- Это ты мне пузырек в сумку запихала? – неожиданно спросила Марьяна.
- Ну… да… - Светка не была уверена, что та в восторге от ее подарка, поэтому надо вначале прощупать почву. - Просто я по себе знаю, что после первого раза бывает не очень хорошо. Поэтому хотела немного тебе помочь. Они, что, не пригодились?

Она пыталась говорить с уверенностью, которой на самом деле не чувствовала. Просто старуха сказала, что так должно быть, значит, так и будет. Пока что все шло, как она говорила, а триста долларов совсем небольшая цена за избавление от ненавистных проблем, которые возникли с появлением Марьяны.

- Тебе ведь сейчас лучше? – почему-то в душе она была уверена, что Марьяна приняла очередную дозу.
- Как ни странно, да. Только вот хотела спросить, - протянула Марьяна и примолкла, обдумывая, стоит ли сознаваться Светке в том, что она почти ничего не помнит.
- Давай, спрашивай. Не бойся, я ведь тоже через это проходила, - начала подталкивать подружка. Ей явно хотелось узнать, какой эффект вызвали ее таблетки счастья. Сама не попробовала, так хоть от других узнает.
- Я почему-то почти не помню многое из того, что было вчера, - растерянно пробормотала Марьяна.

Светка в радостном изумлении воззрилась на нее. Надо же, это даже лучше, того, что можно было ожидать! Просто супер! На эту телку таблетка подействовала замечательно, как и предсказывала старая карга. Если все и дальше пойдет так гладко, то нужного момента осталось ждать совсем недолго. Но Светке быстро удалось справиться с эмоциями и не показать своей очевидной радости от произошедшего.

- Да, - спокойно-равнодушным голосом сказала она, - у меня вначале тоже так было. Я просто ничегошеньки не помнила, а потом прошло, - и она мило улыбнулась, этим окончательно уняв тревожное ожидание Марьяны.
Та благодарно улыбнулась в ответ и выглянула в зал. Почему-то Магомеда там не было. Марьяна задумчиво нахмурила брови. Кажется, утром сквозь сон она слышала, как он что-то говорил про сегодняшний вечер. Но липкий кошмар не дал возможности запомнить сказанное.

Ну и черт с ним, без него даже веселее будет, решила Марьяна, увидев как в зал входит ее вчерашний знакомый. К своему стыду, она не могла вспомнить его имени. Ну, да ничего, это мелочи жизни. Зато теперь она точно знала, как снять нервное напряжение и сделать приятным даже самый тяжелый момент жизни. Таблетки понемногу становились для нее необходимостью.


Олег, еще утром узнав, что новые партнеры весь день, а, возможно, и вечер, будут заниматься подготовкой помещения для нового проекта, решил воспользоваться внезапно представившейся возможностью. Сегодня никто не будет ему мешать, и он в полной мере сможет проявить все свои многосторонние возможности по обольщению провинциальной красавицы, которая так ярко и неожиданно вошла в его жизнь.
Вальяжной походкой уверенного в себе человека, многое познавшего в этой непростой жизни, Иванов вошел в зал и небрежно осмотрелся. А, вот и та, ради которой он здесь. Олег сразу же расцвел широкой улыбкой.

- Здравствуйте, - Марьяна приветливо помахала ему рукой. Иванов, вдохновившийся столь теплым приемом, моментально подошел к ней. - Извините, я вчера не расслышала вашего имени…
- Олег, - от наплыва непередаваемого восхищения химик даже слегка прищелкнул каблуками, как гусарский корнет на балу.
- Надеюсь, вам вчера у нас понравилось? – глубокий голос Марьяны теплой волной обволакивал трепещущее сердце Иванова, которое чувствовало себя будто на американских горках.
- Да-да, конечно. Здесь все на мировом уровне, - рассеянно ответил он и равнодушным взглядом скользнул по совершенно бесцветной особе на сцене. Хотя голос у той был неплох, но все остальное… Просто кошмар! Как у провинциальной курицы претендующей на изысканный столичный вкус. Олег даже поморщился и перевел глаза на объект своего рискованного обожания. Зато здесь абсолютно точно, все было в полном порядке.
- Присаживайтесь, - Марьяна плавным движением руки указала на ближайший столик в углу. Иванов послушно опустился на стул. Хотя он бы предпочел сейчас оказаться в отдельном кабинете, как вчера, тогда появилась бы значительно большая свобода действий. Увы, пока еще такой возможности у него не было.

Но сегодня явно оказался не его день. Не успел Олег начать заливаться соловьем, как в зале появились Магомед с Денисом. Чеченец неприязненно посмотрел на  Иванова и молчаливым кивком головы указал на кабинет, только теперь эта дверь совершенно не манила химика, скорее наоборот. Но, в данной ситуации, дело – прежде всего. От результата их переговоров сейчас зависит очень многое, если не все.


Магомед быстро понял, чем ему грозит присутствие Иванова и немедленно принял экстренные меры. Капитальный семейный скандал мало что изменил в расстановке сил. Марьяна только обиженно надула губы и полностью замкнулась в себе, с равнодушной улыбкой глядя в окно. Крики и ругань мужа так и не вывели ее из состояния блаженной прострации. Чтобы ни происходило вокруг, ей теперь было глубоко все-рав-но. Марьяна жила в своем внутреннем призрачном мире, куда внешние раздражители проникали с большим трудом или вовсе проходили мимо незамеченными. В итоге все закончилось тем, что по распоряжению Магомеда, ее постоянно стал сопровождать кто-нибудь из его громил.

Теперь Марьяна ни на минуту не оставалась одна, что немыслимо выводило из себя. Постоянное присутствие абреков, методично сменяющих друг друга почти ежедневно, вызывало у нее плохо скрываемое чувство раздражения, которое Марьяна пыталась сорвать на них. Но они только скалили зубы и цокали языком, покровительственно поглядывая на глупую и взбалмошную женщину. Чувство растущей неприязни и возмущения было настолько сильным, что Марьяна отказывалась выступать, закрываясь вечерами в гримерке, чтобы хоть там иметь возможность побыть одной.

В столь безвыходном положении оставалась единственная приятная отдушина – Светкины таблетки. Та поставляла их исправно и безотказно. Марьяна теперь просто не представляла жизни без этих маленьких розовых кругляшков. Каждое утро начиналось с приема таблетки счастья. Они помогали жить, давали необходимый стимул, исправно поддерживали безнадежно упавший тонус. И Иванов почему-то больше даже не попадался на глаза.

Конечно, в глубине души Марьяна понимала, что послужило причиной его вынужденного отсутствия. Было совершенно очевидно, что Олег не относится к людям, способным постоять за себя и других. Его заячья душа трепетала от любого сурового взгляда, которому он не мог и не умел ничего противопоставить, поэтому и сейчас оказалось достаточно было всего лишь тонкого намека на гнев Магомеда, чтобы бесследно испариться. Так что теперь тоска вынужденного одиночества грызла Марьяну непрестанно, неотвратимо подталкивая в объятия розового обмана.

В один из самых разнесчастных дней, она утром не нашла в сумке ни одной розовой таблетки, ставших такими привычными и необходимыми в последнее время. Дрожа от нетерпения и злости, Марьяна перекопала ее всю, вывернув даже карманы. Таблеток не было. Но ведь она точно помнила, что клала их в сумку! Марьяна нервно схватила телефон и непослушными трясущимися пальцами набрала Светкин телефон.

- Может, ты выронила их по пути? – равнодушно спросила подружка. Выслушав без комментариев заверения Марьяны, что этого не могло быть, она предложила приехать. У нее дома есть несколько штук, которыми готова хоть сейчас помочь страждущей.

После такого многообещающего разговора Светлана буквально прилипла к окну. Ей хотелось видеть все. То, что предстало глазам не разочаровало ее. Буквально через несколько минут у дверей Светкиного подъезда притормозило такси. Значит, Марьяне удалось-таки улизнуть из-под опеки горилл Магомеда. «До чего же изобретательны бывают наркоманы», - зло усмехнулась Светка. Из такси вытряхнулась бледная Марьяна с темными кругами под глазами и без малейших следов косметики. Роскошные светлые волосы бесцветным куском пакли уныло свисали на одну сторону. Оглядев пустыми глазами дом и сверившись с бумажкой, которую держала в руках. Она, слегка пошатываясь, направилась в подъезд. Светка решила, что там записан ее адрес. Надо будет изъять бумажку. Дело явно шло к концу, и лишние следы ей были ни к чему.
Первыми словами, которые произнесла Марьяна, едва перенеся ногу через порог были:

- Давай быстрее, я сейчас умру!
- Подожди, я же не ракета, - не спеша закрыв за вошедшей гостьей дверь, Светка нарочито медленными шагами прошлепала в комнату, бормоча по пути, но так, чтобы было слышно Марьяне. - Что-то не помню, куда я их задевала, может, они вообще кончились?

Светка оглянулась и к своей огромной радости увидела, как Марьяна нетвердыми, заплетающимися ногами буквально вползла в комнату и тяжело плюхнулась на старую продавленную тахту. Ее заметно трясло. Светка неторопливо полезла в шкаф, медленно стала перекладывать вещи. Она так увлеклась работой на публику, что даже вздрогнула от неожиданного выкрика Марьяны:

- Что ты копаешься, давай быстрее! Не видишь, я не могу больше ждать!
- А ты не ори на меня, - возмущенно обернулась Светка. - Не видишь, ищу. А будешь орать, вообще искать не буду.

Ее слова сразу возымели немедленное действие. Марьяна тихо всхлипнула,  сползла с тахты на пол и захныкала:
- Светуль, ну, дорогая моя, давай быстрее. Не видишь, как мне плохо? Ну что ты хочешь за эти чертовы таблетки?

Вот он – долгожданный момент истины. Старая карга предсказывала и его. Теперь надо впарить этой вконец отупевшей наркоманке ту самую, вторую таблетку, которую старуха заговорила. Первая была уже скормлена Марьяне в самом начале, после чего она сразу оказалась хронической наркоманкой. Наука едва ли смогла объяснить этот феномен, но старуха в этом и не нуждалась. У нее были свои методы воздействия на окружающих.

Теперь для Светки настал тот великий момент, который принес ей ощущение полной и окончательной победы над поверженной соперницей. Оставалось только завершить начатое. После этого глупая красотка перестанет иметь даже собственные мысли и будет послушно выполнять чужую волю. И Светка, наконец, сможет избавиться от них обоих. Сволочь Магомед тоже получит свое.

До появления этой твари у нее еще был, пускай небольшой, но все-таки, шанс окрутить его. Столько времени он пользовался ей как вещью, где, когда и как хотел, а она лишь молча терпела, ничего не прося, но, надеясь в итоге получить все. Обломалось. С появлением этой штучки Светка лишилась не только Магомеда, который ей сто лет был нужен, но и всех надежд на обеспеченное будущее, а это уже существенно. Выходит, виноваты они оба, поэтому оба и получат по полной программе, но, не сразу, а чуточку позже. Пока надо позаботиться о себе. С мертвого Магомеда много не возьмешь, а вот с еще живой Марьяны можно поиметь очень даже немало.

Светка совершенно не догадывалась, что не только у нее имелись планы на будущую жизнь Марьяны. У нее и мысли не появилось, что скормив подруге вторую таблетку, отнюдь не она, Светка, станет полновластной хозяйкой ее души. Агафья была значительно умнее и хитрее своей клиентки, поэтому всего лишь использовала ее в качестве очередной ступеньки на пути к задуманному.

Но Светка не знала всего этого, она лишь упивалась плодами своей сиюминутной победы, поэтому высокомерно усмехнулась, глядя на униженно ползающую по полу подругу и успокаивающе сказала:

- Вот, кажется я нашла одну, последнюю. В шкафу завалялась.
Она покровительственно потрепала Марьяну по плечу и на раскрытой ладони протянула заветную таблетку. Та, ни секунды не сомневаясь, проглотила ее и затихла в ожидании кайфа.
- Когда придешь в себя, нам предстоит кое-что обсудить, - ледяным тоном выплюнула сквозь зубы Светка и, перешагнув через лежащую Марьяну, села в кресло.

Вскоре она заметила, что краски возвращаются на бледное до синевы лицо подруги. Светка решила получить еще немного садистского удовольствия и слегка пнула ногой поверженную Марьяну. Та вздрогнула, открыла глаза и с улыбкой посмотрела на Светку. Было ясно – она совершенно не помнила, что происходило здесь всего несколько минут назад.

- Ты просто спасла мне жизнь, - благодарно пробормотала Марьяна.
- Кстати, а как ты думаешь, сколько стоит твоя жизнь? – мертвой хваткой уцепилась за ее реплику Светка.
- Не знаю, - равнодушно пожала плечами Марьяна, ей было уже все равно, таблетка сделала свое дело.
- А я думаю – много. Ты должна понимать, таблетки стоят дорого. Сколько времени я помогала тебе по доброте душевной? Как видишь, девушка я бедная, - Светка обвела руками неказистую обстановку квартиры  и вопросительно уставилась на подругу.

Марьяна, кажется, только сейчас поняла, где находится и растерянным взглядом проследила за ее жестом, все еще не совсем понимая, к чему клонится разговор.
- А ты, как раз наоборот – девушка совсем не бедная, - сейчас в Светкином голосе явственно послышалась неожиданная жесткость, даже жестокость. - Так что, думаю, мы договоримся.

Марьяна, вдруг, новыми глазами посмотрела на ту, которую еще совсем недавно считала своей лучшей подругой. Страшная правда постепенно стала доходить до нее. Она побледнела и отползла подальше от Светки.
В первый момент ей показалось, что она сделала это инстинктивно, и только  немного позднее почувствовала, как от Светки исходят упругие волны ненависти. И тут, наконец, она начала понимать, что нет и никогда не было добродушного всепрощения, не было верной, преданной и надежной подруги Светки, а постоянно присутствовал только колючий сгусток ненависти неизмеримой и глубокой. Пропасть между ними пролегла не сейчас, она появилась с того самого момента, когда Светка впервые увидела Марьяну. Когда-то давно, почти полстолетия тому назад, по этому пути уже прошла Агафья, но Светка не знала об этом, да и не хотела знать. Она ненавидела и знала, что только ненависть безгранична.

- Кажется, даже до такой тупицы, наконец, дошло, - цинично усмехнулась та, - но поздно. Теперь ты никогда не сможешь избавиться от этого и будешь зависеть от меня всю свою оставшуюся поганую жизнь, - она попыталась улыбнуться, но на лице появилась только гримаса оскала, который, наверное, бывает у хищника перед тем, как сожрать свою жертву.

Марьяна почувствовала, как ее прошиб холодный пот. Пока она еще могла что-то соображать и сопротивляться, но это не надолго. Когда действие таблетки пройдет, ей понадобится новая. Тут Светка права на все сто процентов. Она неизбежно становилась практически рабыней этой мерзкой гадины. Марьяна облизала ставшие вмиг сухими губы и попросила:

- Дай попить.
- Иди на кухню и хлебай, сколько влезет, нашла служанку, - Светка вызывающе повела плечами.
Марьяна поднялась с пола и, под неприязненным взглядом товарки, уныло поплелась на кухню. После чего почти в нормальном виде снова вернулась в комнату.

- Ну что, очухалась? – раздраженно спросила Светка.
Марьяна только молча кивнула в ответ.
- Тогда продолжим, - в Светкином тоне явно проскальзывали нотки победного торжества. - Итак, твое хорошее состояние, также как и твоя жизнь, стоят дорого. Пока я оцениваю свои услуги в десять тысяч долларов в месяц. Заметь, - Светка подняла вверх короткий указательный палец, - в эту сумму входит и мое молчание. Ты ведь не хочешь, чтобы благоверный узнал о твоей маленькой слабости?
- А не дороговато ли ты ценишь свое молчание? – хрипло спросила Марьяна.
- Знаменитый афоризм гласит: молчание – золото, дорогая подруга, - снова хищно оскалилась Светка. - Надеюсь, кредитка при тебе?

Марьяна, опустив плечи, опять молча кивнула.
- Тогда мы сейчас, как лучшие подружки сходим в банк, снимем денежки и вернемся сюда за новой порцией таблеточек, - щебетала с прежним дружелюбием Светка, как будто ничего не произошло.

Марьяна только глубже втянула голову в плечи и снова обреченно кивнула. Про себя она уже решила, что на данный момент выхода у нее нет, а там будет видно. Дома, она более детально взвесит сложившуюся ситуацию и тогда, возможно, найдет тот единственный правильный ход, который выведет ее из мрачного глухого тупика на свет.
Вскоре Светка получила требуемые деньги, а в ответ отсыпала Марьяне хорошую горсть розоватых таблеток. Когда за той закрылась дверь, Светка решила, что уже сегодня позвонит Магомеду и с него тоже сшибет денег за эксклюзивную информацию. Этого идиота, пожалуй, стоило поставить в известность, что его драгоценная, талантливая красавица – жена законченная наркоманка.


Вернувшись домой, Марьяна угрюмо зыркнула на очередного охранника и закрылась в комнате. Ей без посторонних хотелось обдумать то страшное положение, в которое попала. Час за часом проходило время, а Марьяна так и лежала на кровати, тупо глядя в потолок. Нужное решение все не приходило. В комнате уже начало темнеть, как внизу послышался голос Магомеда. Это даже был не голос, а какой-то звериный рык. Марьяна равнодушно закрыла глаза. Ей и в голову не приходило, что плохое настроение мужа может быть как-то связано с ней.
Через минуту Магомед рванул дверь и когда она не поддалась, рявкнул:

- Открывай!
- Не хочу, - меланхолично ответила Марьяна. - Я себя плохо чувствую.
- Сейчас ты почувствуешь себя еще хуже! – завопил из-за двери Магомед.

Марьяна с тяжелым вздохом сползла с кровати и, вызывающе не спеша, направилась к двери. Не успела она сделать и двух шагов по комнате, как дверь с треском распахнулась. На пороге стоял разъяренный донельзя Магомед. Увидев, в каком он состоянии, Марьяна растерянно попятилась, даже ее одурманенному мозгу стало ясно, что это может плохо кончиться.
Магомед включил свет и потемневшими от бешенства глазами обвел комнату. Когда его взгляд натолкнулся на брошенную в углу сумку, Марьяне все стало ясно. К сумке они прыгнули одновременно. Но за последнее время движения Марьяны стали замедленными и неточными, поэтому мужу первым удалось ухватить сумку.

- Отдай! – истерично взвизгнула Марьяна и вцепилась в нее с другой стороны. Если Магомед найдет таблетки, все пропало.
Дорогая тонкая кожа недолго сопротивлялась их противоположным усилиям. Раздался легкий треск подкладки, и на пол посыпалось содержимое. Розовые таблетки, в спешке брошенные Марьяной прямо в сумку, рассыпались по ковру затейливым узором. Оба замерли. Первым пришел в себя Магомед.

- Ах ты дрянь! Наркоманка! Шалава подзаборная!– зарычал он. Дальше следовал набор слов неупотребимых в приличном обществе. Когда Марьяна попыталась что-то тихо пропищать в ответ, то получила такую затрещину, что отлетела в угол комнаты и затихла.

Когда через мгновение она пришла в себя, то всем телом почувствовала, что гнев Магомеда еще далеко не миновал. Он продолжал методично пинать ее ногами. Марьяна никогда не видела его в таком состоянии, поэтому сжалась в комок, стараясь прикрыться от сильных и точных ударов. Она не знала, сколько прошло времени. Для нее, кажется, прошла вечность и еще немного, но уже от другой, параллельной вечности. Видимо, Магомед подустал,  а посему, дал  возможность ей и себе немного передохнуть.

Марьяна осторожно приподняла голову и посмотрела на мужа. Самое странное, она совершенно не злилась на него, в глубине души понимая, что, в принципе, он прав. Единственное, о чем она жалела, что на ее месте не оказалась эта мерзкая тварь – Светка.
Магомед, продолжая что-то возмущенно бормотать под нос на незнакомом Марьяне языке, отвернулся к окну. Она, старалась ничем не выдать себя, тихо выдохнула. Но этого легкого звука оказалось достаточно, чтобы муж снова повернулся к ней. В руках Магомеда тускло блеснул пистолет. Марьяна широко распахнула глаза и из последних сил рванулась к двери. Несмотря на все проблемы, на тот свет она все-таки не спешила.

Марьяна уже открывала дверь, как вдруг в мозгу у нее что-то щелкнуло. Она как будто раздвоилась. Одна ее часть торопилась покинуть поле боя, оставив окончательную и бесспорную победу за противником, но сохранив жизнь. Другая,  новая и пока не совсем понятная ее часть внезапно приказала остановиться. Почему-то Марьяна сразу подчинилась этому неожиданному приказу. Она остановилась и медленно повернулась, пристально глядя мужу в глаза. Это  затормозило его на какое-то время. Магомед удивленно и вопросительно тоже уставился на нее.

Марьяна почувствовала, что разум ей больше не повинуется, а что-то темное и страшное уже прочно заняло его место, полностью распоряжаясь ею. Она медленно проваливается в темную бездну, где нет ничего. Только мрак.  Теперь Марьяна видела себя как бы стороны. Она не осознавала, как, каким образом у нее в руках  оказалась лампа с прикроватной тумбочки. Не понимала, куда наносит удар за ударом, не постигала, откуда у нее взялось столько сил… Похоже, это вообще уже была не она…

(продолжение следует)


Рецензии