Помог!

                Помог!
                или
                Сын сельского головы


Так уж однажды сложилось, старик и мальчик –  незнакомый малец, взяв тележку, отправились в соседнюю деревню -  купить необходимых припасов. Путь неблизкий, к тому же было очень жарко и, то и дело, приходилось останавливаться – вытирать набежавший пот. Старик тяжело, но с энтузиазмом и быстро шел вперед. Ребенок, подскакивая, почти бежал за ним, но ничего не говорил. Обоим хотелось пить. Вокруг было сплошное поле, ни деревьев, образующих тень, ни водоема. Давай присядем на камни, вот, это не сильно горячие, пригласил старик. Он был среднего роста, с кривым носом и смуглым телом, наверное, как и все старики в данном краю. Малец улыбнулся в знак согласия, поставил кувшин на землю и сел рядом со стариком.
-  Жарковато сегодня. Ты чей будешь? Как звать?
-  Мой отец – сельский голова. Дмитрий я.
-  Хм, хорошее имя. Митя, значит, буду звать. А ты зови меня Петром Олегычем. Хороший ты, шустрик.
Сельский голова был важный человек, он решал возникающие у стариков вопросы быстро и ловко. Остальное тех не сильно волновало. Все знали, что сельский голова жил поодаль от всей деревни – дом их стоял на горе. Но был настолько ладно сложенный и большой, что управителя это устраивало.
-  Жарко, да! Эх, сейчас один какой-то безмерный жар  и ожидается. Высох весь урожай – голод будет нынче. Да что я тебе-то говорю.
На мальчике была рубаха и короткие штаны. Всю одежду хоть выжимай!
- Малец, Митяй, а ты снимай рубашку, да на голову надень – небось, солнце сжарит. Да и я, пожалуй, так же сделаю.
Дмитрий послушался, и на какое-то время ему стало легче. Пошли дальше. Старик думал о земле и погоде, год от года приносящей только солнечный зной и обрекающий на голодную зиму; о том, что нужно было бы уехать в другое место, где урожая больше, да он слишком стар; о своем путнике – мальчике с красным носом, с длинными, не по возрасту,  руками и ногами.
А мальчик шел и думал: «зачем я, гордый, сделал такой поступок глупый? Отец сказал, что я лентяй и ни черта не умею (так и сказал мне, его сыну), что не помогаю семье, зачем я решил им доказать и воды принести? Сам виноват! Теперь вот тяжко так. А они меня, наверное, потеряли, ищут, ну и поделом!»
Присели отдохнуть на непонятно откуда взявшуюся кучу бревен – ах, горячие, хоть блинчики жарь! О еде даже и не думалось. У старика была фляжка, вот только там была совсем не вода – клюквенная настойка. «Мальчик слишком мал, чтобы его этим поить. Если я стану пить, то он подумает, что я жадный старикан. Не хотелось бы. Что же делать, идем вперед». А у мальчика остался глоток воды на дне кувшина. «Пить-то, как хочется. Но воды слишком мало, хватит только мне. Но как нас учили в школе, и говорил отец – помогай старшим. Некрасиво будет пить одному. Нет, подожду еще немного, может старик отвлечется – я и выпью».
И они отправились вперед, одолеваемые одной проблемой.
Прошел час. Пить хотелось еще сильнее, а идти было еще минут двадцать. Забрезжили первые кусты, где можно было бы спрятаться от жары, и исполнить желаемое обоим путникам. Спустя пять минут устроили последний привал. Мальчик плюхнулся на поваленное дерево в тени, блаженно закрыл глаза. И все бы ничего, а зудит во рту от жажды, да так и тянется рука к кувшину! «Эх, старик!»
- Дяденька, Петр Олегыч! Я так ослаб от жары, что тяжело ходить, и голову напекло. Можете мне подыскать палку – я на нее и на вас опираться буду. Так и дойдем. А там может, лучше станет.
Старик, хоть и был своенравен,  понимал, что надо быть внимательнее к сыну сельского головы – а то мало ли что скажут потом – надо доставить ребенка в целости и здоровье. И спорить не стал, пошел  искать палку, хоть и не понимал, зачем она. 
Мальчик, увидев, как старец пошел выполнять его просьбу, почувствовал вину. «Я ведь еще молодой, а он нет, ему тяжелее. Но это мой кувшин и вода там тоже моя. Эх, что же...что же… Он  взял кувшин, отнял крышку и посмотрел на этот заветный, драгоценный глоток воды. И решился! Но поднести кувшин к лицу не успел –  услыхал голос своего временного старшего друга.
- А каков твой рост, малый? Какую палку то искать?
Мальчонка, увидев напутственное лицо старика, испугался, весь съежился и закрыл лицо руками.
- Что, что с тобой? – испугался вслед старик и кинулся к мальчику.
- Я..я..я хотел воды попить – у меня остался глоток, и не делиться с вами, поэтому за палкой попросил. Петр Олегыч, жалко-то как!
Старик понял, в чем дело, присел и с улыбкой сказал:
- Митя, не переживай, пей свою воду, я выпью свою настойку. Тебе его нельзя – больно мал еще. Пей, пей, давай.
Дмитрий улыбнулся и взял кувшин – да так неудобно, что выронил на землю – ручка отломилась. Последний глоток исчез.
- Эх, чтоб тебя. Не плачь, Димка, кувшин дело наживное. Ты как себя чувствуешь?
- Пить сильно хочется, не могу, дядя.
Старик посмотрел на мальчика, лежащего рядом и вздохнул. Надо дать ему настойки, сейчас важнее, что там есть влага, а не градус. Мальчик выпил, поморщился, полежал еще минут пять и был готов продолжить путь. Путники дошли до деревни, набрали воды, взяли припасы. И вернулись той же дорогой, но уже к вечеру, когда солнце чуть пожухло.
По дороге разговаривали о житейских вещах. Петр Олегыч рассказывал про своего сына, что живет в соседнем крае, как он учил его ловить рыбу, собирать ягоды в сезон, готовить урожай. Митя говорил о том, что он все делает один или с другими детьми, отец с ним не ходит, да и мало времени проводит со всеми детьми – строг очень, не любит нежностей, но как человек он хороший, справедливый.
У стариковского дома ждали мальчонку родители, да и просто так людей целая толпа собралась – поглазеть святое дело! Митя виновато подошел к своему отцу – сельскому голове, и неловко встал. Тот смотрел на него осуждающе и не говорил ни слова.
- Батенька, я хотел принести еды и воды, чтобы ты не думал меня обзывать. Я ведь учусь прилежно, гуляю иногда, помочь готов! А ходили  долго так, оттого что воды в дорогу не взяли, медленно шли, потом мне плохо стало. Петр Олегыч, добрый очень, угостил меня настойкой из фляжки, отдал глоток последний. Ты его, папа, отблагодари.
Сельский голова посмотрел на старика взглядом, полным бешенства:
- Настойки, значит. Ну, погоди у меня, старый, будешь еще моему сыну пойло какое давать! Мальчишке десять лет, а он с фляжкой лезет. Народ пошел, распустился совсем! Придешь завтра с утра ко мне – наказание выдам. А ты, Дмитрий, пойдем-ка, выбью из тебя всю дурь, чтоб без спроса из дома не сбегал, да и мне не перечил. Хотел, видите ли доказать, что самостоятельный, да какой там, в мать ты, на девчонку похож.
И голова, схватив сына за руку больно-пребольно, зашагал в сторону дома. Вся семья побежала следом.
- Прощай, Дмитрий, – только и смог вымолвить старик.
Народ поохал, поахал, да и пошел домой, кашу есть.



31 Июля  2010


Рецензии
Бедный дедушка, помогай вот после этого детям влиятельных родителей =)

Екатерина Соломатина   03.09.2010 11:08     Заявить о нарушении
На это произведение написаны 2 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.