Судебный роман

Андрей был доволен жизнью. Ещё бы: ведь он из тех, у кого всё получилось. В относительно молодом возрасте имел серьёзный бизнес в Москве  и всё оттуда вытекающее: загородный  особняк  в престижном районе, две элитные квартиры в городе (одну для себя, другую – для жены с детьми), недвижимость  в Европе,  теперь готовился к покупке замка во Франции ( ездить некогда, но круто!).
По молодости он ошалел от  больших денег и наделал много глупостей, но сейчас остепенился: подлечился, с  широкомасштабными оргиями завязал, одевался только в одном магазинчике, на Пикадилли, не курил, пил умеренно – настолько, насколько это  было необходимо в рамках деловых переговоров.
Сейчас он ехал в суд.  Решил сам посмотреть, что там и как.  Его два  адвоката старались, как могли, но  на очень долго затянуть процесс пока что не получалось, а надо было: позиция у них не очень, а терять недвижимость в центре Москвы он не намерен. Адвокаты действовали по совместно разработанной схеме: попытка договориться с  судьёй,  а если нет – отводы, жалобы на действия, бесконечные ходатайства.   Договориться с судьёй не получилось, процесс , конечно, затянуть удалось, но не так надолго, как им хотелось ,  на сегодня было назначено судебное разбирательство. А если бы ещё потянуть, он бы нашёл способ на неё повлиять через  «своих» людей , а нет – так и припугнуть можно. Ребята всё про неё по своим каналам разузнали. Убогая тётка средних лет. Полина Аркадьевна. Сидит  тут и хочет ему всё испортить. «Да кто ты такая есть?» - думал он. «Первая инстанция, помойка». Вообще-то у него всё уже было схвачено во второй инстанции, и решение не в их пользу «поломают» в любом случае. Но всё-таки хотелось бы  двойного подтверждения своей «позиции».
Заодно  посмотрит, как адвокаты бабки отрабатывают.
Андрей подъехал к зданию суда и с неохотой вышел из  машины.  Адвокаты уже ждали его у входа.

   Полина настраивалась на процесс. Настроиться на это было всё равно невозможно, но она пыталась.
Всё и так было очень непросто, но с тех пор, как им отдали корпоративные споры,  она  не жила, а находилась в постоянном стрессе.
Вот и это дело… По фабуле, кстати, не такое уж и сложное. Но стороны… Они друг друга стоили. Просто издевались: подкалывали, иногда  открыто оскорбляли, по нескольку раз в процессе заявляли одни и те же ходатайства, несмотря на  отказ в удовлетворении, отводы и жалобы на действия… Но поскольку у ответчика вообще не было правовой позиции, его адвокаты изощрялись больше: отводы заявлялись по любому поводу : судья смотрит только на истца, кому-то улыбнулась, сделала недвусмысленный жест и т.п…, и всё это свидетельствует о её личной заинтересованности в исходе дела.  Дело доходило даже до жалоб на действия из-за того, что она смотрела в окно или думала о чём-то своём. И это при том, что она  ни на кого не смотрела вообще,  сидела в полном оцепенении, а про улыбки на работе давно забыла – не получалось. И думала всегда только об одном: скорее бы всё кончилось и все бы ушли, чтобы выключить свет и хоть пять минут перед следующим делом посидеть в тишине и темноте.
Всё это, конечно, бесследно не проходило, годы жизни ( не говоря уже о здоровье) отнимало, но процесс она вела безупречно.
Хорошо ещё, что это дело обходится без СМИ или каких-нибудь депутатов.
Кстати, она всегда сама допускала прессу в отличие от многих, потому что ведь процесс открытый и вообще скрывать нечего… А однажды увидела репортаж по телевизору и чуть в обморок не упала - полное враньё, всё перевернуто с ног на голову...
Но всё равно продолжала допускать, хотя могла бы сослаться на то, что это затрудняет ведение процесса, а ей действительно затрудняло.
Ещё осталось несколько минут… Не хочу..не хочу…не хочу…
-Аня, приглашай!
Зашли…Господи, сколько народу!  С каждой стороны по куче представителей. И ещё кто-то новый со стороны ответчика. Кто, она не вглядывалась - от волнения всё  расплывалось.
Она  вдохнула, зажмурилась и… открыла процесс.

    Андрей смотрел на судью и ничего не мог понять, он только слушал её голос и улетал куда-то.  А потом возвращался и опять смотрел на неё. Откуда-то изнутри его существа прорастало ощущение, что  он нашёл что-то такое, чего ему не хватало. Что  именно, было непонятно, но хотелось смотреть и слушать ещё и ещё.
В детстве на море он однажды отдал плачущей девочке свою красивую ракушку, и почему-то запомнил этот случай на всю жизнь. Может, потому, что больше никогда ничего не отдавал.
Вдруг ему показалось, что  это она. Но этого не могло быть, потому что та девочка была младше, а эта старше его. Сам бы он не подумал, но адвокаты всё про неё узнали.
 Он не понимал, на какой стадии процесса находится, забыл о процессе вообще.  Когда  его адвокаты начали свою партию, у Андрея возникло дикое желание её защитить.  От кого? От себя? Он опомнился. Бред, наваждение какое-то. ОН, у которого всё в жизни получилось, ОН, в распоряжении которого самые красивые девушки Москвы, Московской области и более того, запал на самом деле на какую-то…судью. Непонятно даже, что у неё там, под мантией.
Но вдруг…прервал своих представителей, попросил слова и…ПРИЗНАЛ ИСК.


    Вещи приобрели чёткие очертания, Полина  увидела Андрея.
На мгновение ей показалось…
Однажды в детстве, когда она была с родителями на море и собирала ракушки, одну, самую большую и красивую, унёс прибой. Она заплакала.  К ней подошёл мальчик , взял её ладошку, положил на неё свою с такой же ракушкой и сказал: «Держи, не плачь».  И она сразу успокоилась. Непонятно от чего:  ракушки,  тепла его ладони или слова «держи» ,Полине стало уютно и весело. Больше она этого мальчика не видела, не знала даже, как его зовут и из какого он города. Но запомнила на всю жизнь синие-синие глаза на загорелом лице на фоне моря. И с тех пор (сначала осознанно, а потом подсознательно) искала его во всех мальчиках, мужчинах и просто хороших людях. В детстве она была  готова спрашивать у всех: это не ты отдал мне красивую ракушку?. В юности и молодости не спрашивала, но пыталась его разглядеть, а в зрелом возрасте, точно зная, что это не он, старалась понять, смог ли бы этот человек  поступить тогда так же.
И вдруг на миг Полине показалось, что это ОН. Но этого не могло быть, тот мальчик  был лет на пять её старше, а этот  младше, она видела паспорт.

    Когда процесс закончился, Андрей объяснил адвокатам, что ему надоело тянуть резину. Чего напрягаться, когда во второй инстанции всё схвачено. Адвокаты возразили, что после признания иска жалобу на решение писать не так-то просто, но поскольку сумма гонорара была неплохой, успокоились: хозяин – барин.

     Полина "отписывала" решение.  Точнее, печатала.  Два дня по вечерам, после заседаний. Андрей пришел получать решение. Сам.
Полина, конечно, давно догадалась.  Но на отношения со сторонами у неё было табу. Там, где от тебя что-то зависит, нет места чистым отношениям. Ясно же: что, зачем и почему. И противно.
Она могла  вступать в отношения ( любые: человеческие, дружеские) , если точно знала, что дело только в ней самой.
За всё время работы в суде ( а она работала здесь с 20лет), только  несколько раз чувствовалось, что  интерес искренний, но всё это как-то странно проявлялось. Ещё давно, до декрета, один пожилой (лет 40!) дядечка, годившийся ей в отцы, спросил: «Что вы делаете сегодня вечером?», на что она с возмущением ответила: «Как вам не стыдно, вы же старый!». Ещё однажды  футбольный функционер прямо в заседании сказал: «да ладно болтать, тоже мне судья. Пойдем лучше пивка попьём».
После декрета тоже было пару раз : один парень  сидел-сидел в заседании, всё говорил и говорил, а потом вдруг: «я не хочу уходить, не могу от вас оторваться». И у неё вдруг вырвалось: « И я тоже». Хорошо, что больше никого не было. Они оба испугались того, что сказали, и он убежал.
А ещё как-то ехала Полина в метро, и вдруг мужчина подошел: «Здравствуйте, Полина Аркадьевна». Она удивилась: «Вы меня знаете?». «Да, я у вас часто по делам бывал». И назвал организацию. «Ещё даже помню, как вы в декрет уходили».  – «Неужели до сих пор помните?».
-« Вас не так легко  забыть.». Полина хотела сказать, что совсем даже не трудно, многим это прекрасно удаётся, но открылись двери, и она вышла.
 Позже Полина  вспомнила, что это именно он, когда она ходила беременная, приносил ей в  каждое заседание маленькую шоколадку «Алёнка» и говорил: «Ешьте, вам это сейчас надо».
Приятно…

  Ещё парочку раз ей поступали предложения от высокопоставленных дядек, не напрямую, конечно, а  через коллег: «Тобой такой-то и такой-то интересуется. Не будь  дурой,  решишь все свои проблемы». И когда она отказывалась, коллеги не понимали, считали, что она строит из себя, они же соглашались. Но дело было совсем не в этом. Нравились бы дядьки, согласилась бы. Был бы человек интересный, на край света можно. Но…тут совершенно не тот случай. Противные. И люди неприятные. А как тогда с ними?
Потом на совещаниях Полина иногда смотрела на этих несостоявшихся покровителей, и её душил смех, когда она представляла  возможные интимные моменты. Ф-у-у-...

   А проблем действительно было полно. Они окружали огромным, высоким забором. Он всё рос и рос, а посередине стояла она, одна, как стойкий оловянный солдатик.
Полина не была святой, отношения с коллегами мужского пола возникали время от времени, но это совсем другое, им от тебя ничего не надо, кроме тебя, да и понимаешь друг друга с полуслова.
Такие, как Андрей, исключались категорически. Но её к нему тянуло. И она знала, что при напоре с его стороны не устоит. И не устояла. Успокаивало немного только то, что решение ведь не в его пользу.
Они просто летали!  Возносились до небес и опускались в самые глубины. Полина была безоговорочно счастлива. Нежданно-негаданно получилось, что это любовь. Как ни смешно звучит.

     Андрей до этого знал только секс. Во всех его проявлениях. А тут  что-то совершенно новое. Интересно испытать. Он о таком и не подозревал. Он не мог без неё жить. Ни минуты. Провожал на работу, потом сидел в баре рядом с судом, вечером заходил , и они вместе куда-нибудь ехали.
Видя, как она нервничает, переживает, зная кухню  изнутри, он уговаривал её срочно уйти в отставку. Полина  и сама об этом давно думала: выслуга была огромная, не надо было ждать достижения возраста.  Можно было, наконец, просто жить.  Спокойно, как человек. И путешествовать, зная, что не надо возвращаться ТУДА. Ей очень  хотелось это испытать. Андрей предлагал слетать на Лазурный берег. Вообще-то она больше любила не тусовочный отдых, а просто море и звезды, шорты и рюкзак. Но с ним была согласна даже на платье для коктейлей и шикарную набережную. Она представляла, как Андрей будет тихонько целовать её открытые плечи  и шептать красивые слова за бокалом вина в  ресторане. А что? Она заслужила! Можно же позволить себе наконец быть безудержно счастливой.

  Андрея смущала немного ситуация со второй инстанцией. Он хотел было уже дать отмашку, Бог с ним, этим делом, у него и другой недвижимости полно. Но…механизм запущен… да и чего ради…это бизнес в конце концов, а всё остальное проходит.
Хотя… он знал, что перешагивает через Полину,через её порядочность, труд, через всё её существо, и всё между ними закончится, если решение отменят. Даже в глубине души не возражал бы, если бы решение подтвердили.  Ладно, пусть закон восторжествует разочек.


  Вторая инстанция решение отменила.

  Андрей купил замок во Франции и улетел туда на недельку с одной из любовниц.
Полина,полежав недельку в больнице,  вышла на работу.

   У них были разные ракушки: у каждого - своя


Рецензии
Аж, дух захватило! Классно написано! Сюжет, язык, стиль!
Спасибо огромное.

Лайла Лайла   30.04.2015 14:54     Заявить о нарушении
Так приятно, что у кого-то захватывает дух!!!

Дениза Эвет   30.04.2015 17:26   Заявить о нарушении
На это произведение написано 13 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.