Эльф вампиру не игрушка

ПРЕДУПРЕЖДЕНИЕ: Данное произведение содержит описание нетрадиционных отношений между мужчинами. По-простому, это яой/слеш/гомоэротика, выбирайте то слово, которое Вам ближе и понятнее. Кого это нервирует, не читайте. Вас предупредили, претензии по поводу жанра не принимаются.

Название: Эльф вампиру не игрушка! (А стратегический НЗ на черный день)
Автор: Hell aka Alexiel
Бета: svetulja2010, Алексеевна Екатерина www.diary.ru/member/?1314546
Рейтинг: НЦ-17 авторский
Жанр: фэнтези, юмор, романс
Размер: Макси
Статус: закончено
Саммари: Романтическая и вовсе не платоническая любовь между гурманом и деликатесом. Что из этого получится и кто в итоге будет плакать?
Размещение: Только с моего разрешения, иначе прокляну!

Небо… Голубое, безоблачное небо прямо перед глазами... Солнце где-то сбоку прячется и не слепит, хотя все равно приходится щуриться… Красота... О. Птичка. Летит. Крыльями машет… Тварь беззаботная!!! Гр-р-р-р!!! Ух, как я зол!!
Бу-га-га! Уже не летит. Дохлый комок перьев камнем пикирует на землю. Так. Спокойно, вдох-выдох, вдох-выдох… Я спокоен как удав во время зимней спячки... Ом-м-м-м… Нет, ну это ж надо!!! (Где-то слева слышится звон бьющегося стекла). Хм. Странно, тут еще что-то целое осталось… Забавно, я думал, все разнес. Да, в гневе я страшен, а как вы хотели? Неконтролируемые (Угу-угу, типа сам себе верю. Ой, да кому я заливаю, постеснялся бы!) выбросы магии - это вам не шутки. Тем более у вампира. Особенно у такого вампира как я. А что, сам себя не похвалишь, никто не похвалит. Да, я крут.
Да, твою ж мать! Какая тварь мне медитировать мешает?! Резко сев, я внимательно огляделся вокруг. Подозреваю, глаза у меня сейчас недобро так отсвечивают красным. Вообще-то они у меня темно-вишневые, но сейчас я несколько не адекватен, потому возможны варианты. Так, о чем это я, вокруг небольшого пятачка чистой земли, который я облагодетельствовал, соизволив на нем возлежать, простираются руины небольшой деревушки. Когда-то тут жили люди. Ну, буквально еще пару часов назад жили, до того как я их нашел. А теперь здесь руины. Везде обломки и каменная крошка. Что-то я просто разломал, что-то снес подчистую. Всех кого нашел, убил. Да, я злобное чудовище и горжусь этим. К тому же, заслужили!
Хм… Вроде никого не видно, наверное, померещилось. Окинув еще раз все взглядом прищуренных глаз из-под черной с малиновыми прядками челки (тут недавно в моду тонирование вошло, стараюсь не отставать от последних тенденций), улегся опять на спину. Сеанс релаксации с обязательным любованием природы продолжается. Психолог, к которому я из любопытства лет так эдак триста назад ходил, настойчиво уверял, что это очень помогает… Не знаю, кому как. Лично меня или злит, или в сон клонить начинает. Хотя, он рекомендовал на пламя любоваться… Может костер запалить? А что, мебели бесхозной вокруг много… Хм… Да ну нафиг, мне лень, да еще и вонять будет. Лучше уж на небо буду смотреть.
Ладно, надо, наверное, отвлечься… Горе у меня… Хотите, расскажу? (Собственно, куда вы денетесь) С чего бы начать? Начну, пожалуй, я издалека. И сам ревизию воспоминаний проведу, и вам интересно будет.
Я, как уже говорилось – вампир. И не просто вампир, а Древнейший. Ну, это типа звание такое, говорит о том, что мне туева хуча лет. Лично сам я уже и не помню, сколько точно, на третьем тысячелетие сбился и плюнул, перестав отмечать дни рождения. Но, с уверенностью могу сказать, что мне сильно больше пяти тысяч, так как подсчеты я бросил еще в своем мире, а в этом идет уже 2198 год со дня пришествия. Так что, сами считайте. Что за пришествие? О-о-о-о! (Устраиваюсь поудобнее, прикрывая глаза) Это было интересно. Значит так.
Жили мы, не тужили (мы, это вампиры) в своем мире, Варах назывался. Все было хорошо. Но вот в один далеко не прекрасный момент наш мир стал погибать. Почему это происходило, никто не знал, но факт оставался фактом. На земле начали появляться мертвые зоны, в которых не мог существовать никто из разумных. И эти области распространялись, причем довольно быстро, грозя в скором времени покрыть всю поверхность планеты.
И никто ничего сделать не мог. Ни эльфы, с их магией природы, ни гномы с технологией. Про орков, троллей и прочую мелочь я молчу, они по уровню развития до решения проблем мирового масштаба не дотягивали. Вампиры тоже только руками разводили. У нас в ходу больше магия крови, а это, сами понимаете, для созидательных целей мало подходит. В общем, вопрос встал ребром. Жить-то всем хотелось! Думали, думали и решили, что пора нам эмигрировать. Сказано, сделано. Собрались в одном месте лучшие маги разных рас, устроили мозговой штурм, разработали заклинание хитрое (ну, это я только говорю так, что кажется: быстро было, а на самом деле, на все про все пару сотен лет угрохали).
Дунули, плюнули, в бубен ударили и вуаля! Портал в новый мир открыт! Красота, казалось бы. Народонаселение Вараха дружною организованной толпой, захватив любимых зверушек и прочую утварь, ломанулось осваивать новую территорию. Даже межрасовые разногласия на время позабыли. Пришли мы, значится, на новое место, огляделись вокруг и прослезились. Наш новый дом оказался уже заселен и довольно таки густо. Единственной расой здесь оказались люди. Не сказать, чтобы человеки для нас в новинку стали, на Варахе их тоже было достаточное количество. Но не столько же! К тому же полное отсутствие других рас… Мдя. Ну, да песня не о том.
Земля оказалась основательно загажена. Люди пошли по пути развития технологии, а не магии, и результат их экспериментов ужаснул даже привыкших ко всему гномов. Они-то считали себя главными вредителями (из-за чего имели кучу конфликтов с ушастыми защитниками всего растущего и ползающего). Коротышки хватались за головы и рвали на себе бороды. Эльфы были проще, они все сначала разом хлопнулись в обморок, а потом, морща носы и сверкая глазищами, объявили людям священную войну. За поругание зеленых насаждений. Фанатики они, что с них взять. Вампиры же, углядев перед собой такую толпу халявной, беспризорной еды чуть слюной не захлебнулись. На Варахе-то у нас с этим строго было. Кушать всех подряд запрещалось… Эх. Как вспомню, аж тошно становится. Нет, тут однозначно лучше! Во-первых, мир значительно больше. Во-вторых, полностью истребить человеков нам так и не удалось. Они размножаются со страшной силой! Вампиры столько жрать просто физически не способны.
Сами люди Земли, как ни странно, к приходу захватчиков были более-менее готовы. У них тут какое-то, то ли пророчество, то ли еще что-то на тему 2012 года было. Ждали конца света короче. Ну, мы и пришли, зачем заставлять страждущих мучиться? Устроили, так сказать, Апокалипсис. Кто-то из человечков нам даже радовался. Дескать, мы как ожившие герои их сказок. Наивные. Но, основная масса, конечно, была недовольна. Пришлось их «уговаривать». Процесс занял около двухсот-трехсот лет (резня была жуткая, приятно вспомнить). После чего установилось некое подобие равновесия. Землю условно поделили между собой основные расы: вампиры, эльфы, гномы, орки и люди. Технология последних не то чтобы совсем загнулась, но по сравнению с магией долгоживущих рас проиграла однозначно. Так что, теперь у нас некое подобие симбиоза. Есть и то и другое, зачастую тесно переплетенное. Но, все «вредные» направления закрыли. Эльфы настояли. Дескать, нам тут жить и нефиг гадить. Ну, остальные, в принципе, были не против. Вот лично мне – фиолетово. Так и эдак хорошо, так  эдак вкусно.
Так о чем это я… А, точно. Горе у меня. Понимаете, жить много-много лет это не сказать, чтобы очень уж здорово. Проблем хватает. И одна из основных (помимо непосредственно - выживания) – скука. Со скуки чего только не вытворишь и куда только не залезешь… Я на своем веку перепробовал все, что можно и нельзя. По второму кругу повторять не интересно. И загнулся бы я от последствий тоски, как большинство моих сородичей. Тех, которых не прикончили враги, доконала сама жизнь. А ведь, вампиры, как и эльфы – существа потенциально бессмертные. И если ушастые годам к пятистам банально устают от бренности бытия и добровольно покидают мир (тупо: ложатся, лапки складывают и помирают сами по себе), то вампиры цепляются за жизнь до конца. Пока не становится невыносимо скучно, и мы не сходим с ума. Тогда, пользуясь тем, что мы несколько неадекватны, нас чаще всего и убивают. Все-таки вампиров не любят… Нам ведь по большому счету, все равно кого кушать, человека, гнома, эльфа… У всех свои вкусовые предпочтения.
Так вот, загнулся бы я от тоски, явившейся следствием того, что все уже было и ничто не заставляет кровь быстрее бежать по венам, кабы не обнаружил в себе одно крайне интересное свойство! Очень слабо, но я мог ощущать эмоции окружающих. Буквально отголоски, но и они заставляли меня заинтересоваться тем или иным действием. На то, чтобы развить эту свою способность, мне понадобилась куча времени, сил и желания. Однако оно того стоило! Жизнь вновь заиграла яркими красками. Я буквально купался в море разноцветных чувств и переживаний, деля вместе с окружающими меня разумными их радости и горести. Я ощущал себя ребенком, которому абсолютно все интересно и притягательно, а каждый миг таит в себе новое открытие. Первое время у меня была эйфория, однако быстро сменившаяся отрезвлением. Далеко не все эмоции мне подходили. Чьи-то гармонично переплетались с моими собственными энергетическими полями, будоража и насыщая не хуже свежей крови, а иные наоборот, отторгались и чтобы их «переварить», мне было необходимо затратить массу сил и в довершение ко всему, бороться потом с головными болями. Пришлось в срочном порядке учиться блокировать ненужные посторонние чувства.
 Уже гораздо позже, живя на Земле, я узнал такой придуманный людьми термин, как энергетический вампир. Это определение подходило мне идеально. Я настолько поднаторел в искусстве впитывания чужих чувств и преобразования их в свою энергию, что практически уже не нуждался в том, чтобы пить кровь. Согласитесь, помимо того, что мне вновь стало интересно жить, такой бонус тоже весьма хорош. У меня стало гораздо меньше проблем с окружающими. Сейчас, большинство тех, с кем я тесно общаюсь, даже и не догадываются какой на самом деле кровожадный монстр (так почему-то называют нас, вампиров, другие разумные) скрывается в теле невысокого (метр семьдесят четыре нынче не в почете) худощавого паренька. Разве что цвет глаз меня может выдать, но сейчас так модно менять свою внешность, что темно-вишневой радужкой никого и не удивишь. А злюсь я редко, потому мало кому известно, что мои глаза могут светиться красным (те, кто видел, этого не пережили). Так что вот. Сплошные плюсы. Проблема состояла только в нахождении подходящего донора. Все-таки мучиться изжогой и перенапрягаться мне не нравилось никогда. Подобрать же полностью подходящий вариант все никак не получалось.
И тут мы подходим к основному. В один прекрасный день, я путешествовал из пункта А в пункт Б по своим вампирским делам, и что-то меня дернуло заглянуть в близлежащий эльфятник (на самом деле, я всего лишь путь срезать хотел, там было короче). Ну, поселочек небольшой окруженный рощицей. В общем, как всегда. Стандартный набор, куча зелени, домики на ветвях, тишь да гладь. Детишки ушастые бегают. И посреди всего этого просто крышесносительный поток чистых, искрящихся эмоций. Меня как ударной волной к земле прижало, я, наверное, пару минут полным идиотом тупо стоял посреди дороги и, выпучив глаза, ртом воздух хватал. Потом малек очухался и принялся жадно впитывать чистейшую энергию, переживая вместе с кем-то взрывы радости, фонтаны веселья, капельку злости, немного грусти… В общем, никогда ничего подобного со мной не происходило. Я никогда дураком себя не считал, да и, смею надеяться, не был, поэтому, как только пришел в себя, сразу сообразил, что мне удалось совершенно случайно наткнуться на идеального для меня партнера. И им наверняка оказался эльф (никого другого вокруг просто не было). Затаившись, я стал наблюдать, пытаясь определить, кто же тот счастливчик или счастливица, которому предстоит провести в моем сногсшибательном обществе всю свою оставшуюся остроухую жизнь.
И знаете, кто это оказался? Ребенок! Маленький, худенький, светло-рыжий мальчишка! Я такой досады не испытывал уже давно. Почему? Ну, я же не совсем чудовище. Этому ушастику было от силы годков двадцать-двадцать пять, детский сад просто! Ему до совершеннолетия еще как минимум пятьдесят лет ждать надо было. Кто я такой, чтобы мелкого от родителей забирать… К тому же, не люблю детей. Они шумные, сопливые, вечно везде лезущие, непослушные и вообще. Короче, погоревал я погоревал, полюбовался напоследок на своего эльфенка нежно персикового окраса, да и поехал по делам дальше. В конце концов, полвека – не срок, тем более для меня.
Естественно, просто так я это все оставлять не намеревался. На своего персонального остроухого я издалека навесил клеймо специальное, чтобы ни один другой вампир не смел к нему приближаться. Как бы пометил. Меня в обществе знают достаточно хорошо, и связываться не рискнули бы. Как-то еще защитить моего будущего донора я не подумал. Ну, кто, скажите мне, в здравом уме будет нападать на поселок эльфов, расположенный в самом центре эльфийской же территории? Вот и я подумал, что дураков нет.
Как же я ошибался тогда! Никогда себе этого не прощу и в будущем ждать не буду тоже. Наплевать на родню, все равно ничего путного сделать не могут!!!
Нет, ну вы представляете! Я, как порядочный идиот, ждал, терпел, всего-то раз в годик бегал издалека посмотреть-проверить (боялся, если буду чаще появляться или общаться с ним начну, то просто не удержусь и заберу) и стоило только настать долгожданному моменту! Гр-р-р!!! Я не успел на какую-то неделю. Представляете? Приезжаю за своим ушастым, а вместо деревни выжженный лес. Пахнет смертью и кровью. Нашел несколько тел эльфов и парочку прикопанных трупов людей. Думал, от ярости с ума сойду! Какая-то тварь посмела украсть МОЕ!
Так… вдох-выдох, вдох-выдох... Какое небо голубое... Какие облачка беленькие плывут…
Дальше я раскопал все, что можно и что нельзя, но тех, кто разорил деревню, нашел. Это оказались люди. Обычные бандиты, решившие, что у эльфов есть что взять. Собственно, сейчас я соизволю возлежать в самом центре их бывшего поселка. Не ушел никто. Только вот помочь это мне ничем не может. Их главарь в приватной беседе по секрету поделился, что они там всех остроухих вырезали. Прикрывался какой-то ерундой, типа великой идеи борьбы людей за чистую Землю. Я так понял, чистую от нас, нелюдей. Вроде как орден у них там какой-то. Ну, ну. Больше он ни против кого бороться не будет.
Но это не вернет мне моего эльфа… Мда. Давно мне так обидно не было.
На душе так тоскливо, что прям голова разболелась… Или у меня это от голода? Все-таки сил я потратил прилично. Сев, внимательно огладываюсь по сторонам. Камни, кирпичи, развалины домов. Кое-где дымится что-то. Неподалеку рощица виднеется… Мда. Ха-а-арошие деревья. Были. Теперь там сплошной бурелом.
Кряхтя, как несмазанная телега, я встал на ноги. Отряхнувшись и полюбовавшись на дело рук своих, тяжело вздохнул. Эх, зря никого не выпил. Побрезговал. Что попало, в рот не тяну, можно сказать – я гурман.
Делать нечего. Придется искать место, где можно подкрепиться. Так, что у нас тут. Сверившись с внутренней картой, определил, что неподалеку есть вполне себе приличный городок. Вот туда-то я и направлюсь.

Город встретил меня сонной тишиной. Время было уже позднее, и в наступающих сумерках тут и там мерцали окна домов, намекая на то, что приличные разумные уже все перед семейными очагами сидят, чай-кофе пьют. Эх… А я один, совсем один, холодный и голодный… Абыдна...
Пока предавался меланхолии, не заметил, как пришел. Впереди показалось именно то, что в данный момент мне требовалось. Голоса любителей ночной жизни были слышны издалека, а в небольшом тупичке у дверей местного клуба наблюдалось некоторое оживление. Призывно помигивала голубая неоновая вывеска с изображением странной рыбины. То ли тюлень, то ли дракон… Называлось заведение «ЛохНесси». Непонятное слово. Иногда фантазия людей меня поражает. А уж имена у них какие, язык сломаешь! Я после переселения себе новое взял, типа – новый мир, новое имя. Теперь зовусь Тимофеем. Неделю выбирал, а потом еще неделю учился выговаривать правильно! Зато пришельца во мне после этого заподозрить сложно. На подобные лингвистические извращения только местное население способно. Ну, сейчас уже, конечно, не совсем так, ассимилировались мы, но тогда да.
Беспрепятственно миновав фейс-контроль, прошел внутрь и начал спуск по крутой лестнице вниз (само заведение в подвале располагалось). Со сдержанным интересом разглядывая снующих туда-сюда посетителей, пришел к выводу, что все путем. Прикид у меня по последней моде, потому я не сильно выделяюсь и не привлекаю излишнего внимания. (Широкие черные штаны с карманами, держащиеся на честном слове и одном ремне. Оставляющий открытыми живот и руки облегающий малиновый топик, со стилизованной черной мантикорой на груди, ну и сверху: черная курточка нараспашку. Короткие волосы на затылке художественно взъерошены, длинная челка падает на глаза, цацка в пупке и пара колечек в ушах прилагаются).
Перешагнув порог общего зала, сразу же окунулся в полумрак, разрываемый вспышками разноцветных прожекторов, гомоном голосов и резкими выкриками вперемешку со смехом. Все это пробивалось через дикую какофонию, по недоразумению именовавшуюся музыкой. Подобные клубы в основном посещали люди и вампиры. Потому и антураж соответствующий. Человечкам в шумной темноте проще расслабиться, а моим сородичам найти подходящий ужин.
Несмотря на то, что подписано соглашение, и мы обязались питаться донорской кровью из пакетиков, раз в год один вампир может выйти на охоту и выпить одного разумного. Мотивировано это было тем, что иначе у нас происходит какой-то там сбой чего-то в организме, что ну о-о-о-очень не хорошо. И пострадают, прежде всего, окружающие. Типа – маньяк вышел на тропу войны, прячьтесь, кто может! Бред, конечно, но сработало. Теперь каждый из нас имеет официальное разрешение на убийство. Причем разрешения-то, накапливаются! Не покусал в этом году, в следующем можешь схарчить двоих.
Окинув взглядом зал и прислушавшись к своим ощущениям, убедился, что в клубе в основном, одни люди. Помимо себя я засек еще трех вампиров, причем один был в форме охраны. Понятно, за порядком следит, чтобы свои же безобразничать не начали (а то мы можем, да). Правильное решение. Одобряю. Другой шустрил за барной стойкой, ловко орудуя шейкером. Белая рубашка, черная жилетка, пшеничные волосы, собранные в коротенький хвостик на затылке, и внимательный взгляд из-под светлых ресниц, выделивший меня из толпы. Пара мгновений на зрительный контакт и серые глаза скользят дальше, но я ни секунды не сомневаюсь, что меня идентифицировали как вампира. Пожав плечами, двинулся дальше. Я ведь и не скрываю свою расовую принадлежность. Просто внимание на этом не акцентирую. Третий был где-то впереди, в самой гуще бьющейся в судорогах танца толпы. Его видно не было. Хм. Интересно.
Раньше я в конкретно этом заведении не был, но опыт клубной жизни мне подсказывает, что не все тут чисто. Чтобы вампиры обслуживающим персоналом работали, да ни в жизь не поверю. Нутром чую, не простой это клуб. Ну да ладно. Я сюда не расследование проводить пришел, а горе свое заедать. Так что, пошли все нафиг, я в печали.
Облюбовав себе местечко на границе танцпола и зоны отдыха, прислонился плечом к шершавому боку квадратной колонны. Ну, что ж. Начнем, пожалуй. Скрестив руки на груди и слегка опустив голову, так чтобы полосатая челка полностью закрыла глаза, слегка ослабил щиты, защищающие меня от буйства чужих чувств и эмоций. Не сильно, но достаточно для того, чтобы было комфортно выбирать подходящего донора и обходить тех, чья энергетика мне противопоказана.
Как назло, никого стоящего не попадалось. Все сплошь невкусное. Я уже битый час изображаю статую, а удалось выделить только парочку возможных кандидатов. Девушка и парень. Они мне тоже не нравятся, но выбор-то не богат… Чувствую себя покупателем на рынке, копающимся в ящике с гнильем в попытке найти наименее испорченный помидор… Поджав губы и сморщив нос, стал более внимательно разглядывать свой потенциальный ужин. Девушка была симпатичная. Миниатюрная, с пышной гривой каштановых волос и шало блестящими глазами, она самозабвенно прыгала в кругу сверстниц. Коротенькая мини-юбка предоставляла всем желающим шикарный вид на стройные ножки, а вырез синей шелковой блузки выставлял на общее обозрение грудь в черном кружевном бюстгальтере. Среди ее эмоций превалировала, как ни странно, скука и глухое раздражение, слегка приправленное любопытством. Ой, это она мной заинтересовалась. Призывно так улыбается… Мда. Улыбнемся в ответ, с нас не убудет. Ладно, следующий кандидат – здоровенный, под два метра ростом, детина с коротким ежиком светлых волос. Этот товарищ расположился за барной стойкой и методично уничтожал спиртное.  В данный момент я вижу его широкую спину в едва не трескающейся по швам болотного цвета рубашке. Бармен только что налил ему еще одну порцию какой-то коричневой бурды и парень задумчиво медитирует над ней. Его чувства – это досада, злость и глухая обида.
Вздохнув, вновь посмотрел на девушку, которая переместилась чуть ближе ко мне  и начала более активно извиваться, растягивая ярко-красные губы в сексуальном оскале. Парень осушил свой стакан и, хлопнув по барной стойке широченной ладонью, потребовал повторить. Брюнетка уже совсем близко. Здоровяк опять завис… Блин, почему мне так не везет?! Вокруг толпа народа, а я не могу никого выбрать! Совсем зажрался…
Мученически поморщившись, обратил все свое внимание на девушку. Укушу ее по старинке и дело с концом. Нет, не подумайте, подобного плана проблемы раньше не возникали. Я вполне успешно могу поглотить и эти чувства, и даже наемся, но… Просто после моего эльфа мне все эмоции кажутся грязными и несъедобными. (Представьте, что вас подразнили горячим, ароматным, слюнозахлебывательным бифштексом, а потом заставили есть манную кашу с комками. Совсем не аппетитно, правда?). Теперь еще сколько времени придется привыкать к подобному рациону… Я-то уже настроился на другое. Эх… Ну, что там у нас сегодня. Изогнув губы в легкой полуулыбке, склонил голову на бок, в упор глядя на девушку. Небольшая порция природного вампирьего обаяния и в ее чувствах начали доминировать восторг, азарт и возбужденное предвкушение. Интересно, она сегодня шею мыла?
- Господин? – Прервал мои размышления чей-то голос.
Повернув голову, имел счастье наблюдать третьего вампира этого заведения. Им оказалась довольно высокая брюнетка (со шпильками выше меня будет). Длинные густые волосы собраны в хвост на затылке, оставляя открытыми обнаженные плечи и изящную шею, с маленькой родинкой под левой скулой. Девушка щеголяла в коротеньком серебристом платьишке на лямочках. Парадный вариант сорочки, но смотрится хорошо. Изогнув бровь, я невозмутимо взглянул ей в глаза. Черный кружочек зрачка посреди сине-зеленой радужки резко дернулся, сокращаясь. Что, не ожидала?
- Чего ты хотела, – равнодушно интересуюсь.
Эта вампирка будет постарше двух других, навскидку дам лет триста. По нынешним меркам считается опытной, потому-то ей не составило труда определить, кого она видит перед собой. Древнейших не так уж и много, и среди себе подобных мы пользуемся непререкаемым авторитетом. Если нас не пытаются убить, желая повысить тем самым свой собственный статус, то всячески выказывают знаки уважения и подчинения старшему.
- Покорнейше прошу меня простить, - низко склонив голову, начала она. – Меня зовут Мириал, я являюсь менеджером этого заведения, и заметила, что Вы скучаете…
Смерив ее тяжелым взглядом, скептически хмыкнул.
- Что навело тебя на подобные мысли?
Не поднимая головы, девушка коротко глянула на меня исподлобья, и вновь опустила глаза в пол.
- Вы стоите здесь уже около часа, но так никого еще и не выбрали.
Я промолчал, поощряя ее к продолжению разговора. Она ведь не просто так ко мне подошла, значит, имеет что сказать, а то и предложить. Не думаю, что такая уж редкость вампир – терзаемый муками неопределенности. Может я вообще сюда просто так пришел, посмотреть.
- Возможно, Вас заинтересует мое предложение, - понизив голос до едва различимого для обычного слуха шепота, произнесла она. – В нашем заведении есть специальный зал для особых клиентов. Там Вы сможете найти себе любое развлечение по вкусу.
Ого, как оно. Наличие так называемого «специального зала» говорит о многом. Похоже, сам того не ожидая, я забрел в один из Темных Приютов. По-простому если говорить, это место где можно купить все. Начиная от легких наркотиков, элитных шлюх на любой вкус и расу, и заканчивая редкими диковинками типа яйца малого скального дракона. Своеобразный черный рынок экзотических товаров и услуг. Естественно, нелегальный. Пожалуй, мне действительно будет интересно.
- Ты меня заинтересовала.
Тонкие губы девушки изогнулись в вежливой улыбке. А она молодец, хорошо себя держит.
- Следуйте за мной, Господин.
Плавно развернувшись, Мириал заскользила вперед, ловко лавируя между телами танцующих. Бросив последний взгляд на свой несостоявшийся ужин, озорно улыбнулся разочарованно замершей брюнетке. Что ж, девочка, у тебя счастливая ночь, живи. Вряд ли сегодня мне захотелось бы контролировать инстинкты, требующие непременно убить жертву, даже если для насыщения не нужно ее полностью осушить. Я слишком расстроен.
Не обращая больше ни на кого внимания, быстро нагнал вампирку. Идти пришлось не далеко, но путано. Выйдя из общего зала, мы нырнули в слабо освещенный извилистый коридор. Музыка здесь ощущалась едва-едва, скорее телом, нежели слухом. Звукоизоляция отменная. Я с любопытством оглядывался по сторонам, отмечая нехилую магическую защиту, буквально оплетающую весь коридор. Человеческая магия. Справедливости ради стоит отметить, что и среди них тоже попадаются искусники. Наконец, впереди показалась неприметная дверь, перед которой, однако стоял серьезного вида охранник. Как ни странно, человек.
Уловив мое удивление, выразившееся в слегка приподнятой брови, вампирка тут же прокомментировала:
- Владелец заведения – человек и предпочитает нанимать сородичей.
Я насмешливо фыркнул, а девушка тонко усмехнулась. Интересно, какая часть доходов оседает в ее кармане и карманах ее напарников? Хотя, может, я и преувеличиваю, и они тут все честные наемные трудяги.
Завидев нас, охранник сразу же подобрался и добросовестно впился в меня внимательным взглядом, будто картину по памяти потом рисовать собрался. Разыгравшееся воображение тут же подкинуло образ скрючившегося над листком бумаги здоровенного детины в растянутой белой майке, старательно ведущего карандашом линию, хмурящегося и высунувшего язык от усердия. Посетившее меня видение заставило широко и радостно охраннику улыбнуться. Бедолага такого не ожидал и заметно вздрогнул. Нервный какой.
Не обращая на человека внимания, Мириал приложила к замку ладонь. Дверь с тихим щелчком отворилась, на меня пахнуло тонким ароматом благовоний. Перешагнув порог, я замер, осматриваясь. Девушка стояла рядом и почтительно молчала. Ну, что сказать. Примерно этого я и ожидал, все-таки у всех Темных Приютов схожая структура. Видел один, считай, видел все. Прямо передо мной располагался небольшой зал, выполненный в темных тонах. Черные стены с абстрактными картинами, синие, на вид мягкие диванчики, низенькие столики перед ними. Один угол был оккупирован группой из трех человек, увлеченно раскуривающих кальян. Судя по запаху и мутным глазам единственной в компании барышни, заправлен он далеко не табаком. Из помещения имелось два  выхода. Один наверняка ведет в местные номера, где можно предаться блуду и исполнению всех своих больных фантазий, а второй в большой общий зал. Там клиентов поджидают опытные проститутки, элитные напитки и еда, да и представление увлекательное показывают. Там же проводят торги.
Удовлетворившись осмотром, я повернулся к вампирке.
- Какая сегодня программа?
- Сегодня у нас стрип-шоу, а потом состоится небольшой аукцион. Нам на днях доставили партию рабов, - почтительно опустив глаза, отчиталась Мириал, сопровождая меня в общий зал. Видимо девушка решила побыть моим личным гидом. Не буду ей мешать.
Вот странно, до того как перебраться на Землю мы в принципе не знали, что такое рабство, разумные на Варахе не додумались до такого. Да и местное население его уже давно изжило. Однако стоило нам появиться, как люди сразу же все вспомнили, шокировав тем самым переселенцев еще больше. Эту инициативу охотно подхватили темные личности. Некоторое время, особенно во время войны, рабовладельческий рынок процветал, сейчас он под запретом. Но всегда найдутся те, кто готов запрет нарушить. К тому же, остался такой забавный пунктик в законе, как разрешение на добровольное рабство. Кто-то очень хитрый протолкнул инициативу о том, что если разумный сам согласен на такое положение вещей, то вперед и с песней. Так что, у вас всегда есть возможность заиметь раба. Главное, чтобы он сам, добровольно, полностью осознавая, на что идет, на себя ошейник нацепил. Правда, при этом вы будете нести полную ответственность за абсолютно любые его поступки, но это такие мелочи, согласитесь. Основная проблема – заставить разумного признать себя рабом добровольно. При большом же желании и это не вопрос. Другое дело, что стоит подобное удовольствие совсем, совсем не дешево, и далеко не каждый может себе это позволить, а кто может должен опасаться за свою репутацию. Рабовладельцев не любят. Наверное, даже больше чем вампиров.
В общем зале царила полутьма. Клиенты располагались как кому удобно. Здесь были и уютные укромные уголки (мягкие диваны прятались за высокими ширмами, отгораживая посетителя от всех, но, тем не менее, оставляя прекрасный обзор на сцену), были и открытые столики, мерцанием свечи сигнализируя о том, что место занято. Беглый осмотр показал, что клиентов хоть и не много, но они есть. Анонсированный аукцион рабов ожидаемо привлек внимание толстосумов. Хмыкнув, я с удивлением отметил, что и тут сплошь люди (захудалый городок какой-то). Вон тот тучный лысый мужчина в сером деловом костюме окруженный стайкой смазливых девочек, наверняка местный воротила бизнеса. От него так и несет мутным самодовольством. А вон там, в уголке, сидит подтянутый товарищ, чинно попивающий кофе и равнодушно взирающий на исполняемый стриптизершей персонально перед ним танец. Он очень похож на какого-нибудь убийцу. Уж больно спокоен. Прямо - айсберг! Остальные люди не запомнились, так как мне стало резко не до того.
Открылась неприметная дверца рядом с ярко освещенной сценой, и я даже сквозь все свои щиты, почувствовал волну ужаса и отвращения, щедро сдобренную безысходностью. На пару мгновений я просто застыл, с бешеной скоростью анализируя ситуацию. Какова вероятность того, что мне попался второй идеальный донор, и возможно ли то, что мой эльф умудрился выжить?
- Что там?
Вопрос, адресованный вампирке, задавался уже на пути к заветной дверце. Она вновь была закрыта, отсекая меня от тех ярких эмоций, но это было уже неважно.
- Там находятся рабы, приготовленные для аукциона, - семеня рядом, отозвалась девушка. – Если Господин желает…
Фразу она так и не закончила, так как я достиг двери и резко ее распахнул, переступая порог.
- Желает.
Переход из полумрака в свет был резким, но недостаточным, чтобы меня ослепить. Глаза практически мгновенно адаптировались, выделяя из общей картины основные детали. В дальнем от меня конце помещения, прижавшись спиной к стене, стоял мой эльф. Невысокий и худенький, он был раздет в коротенькие бежевые шортики и не застегнутую прозрачную белую рубашку. Мальчишку буквально трясло от ужаса и отвращения (ну и меня заодно с ним). Изо всех сил зажмурившись и закусив дрожащую нижнюю губу, он отвернулся, утыкаясь носом в свое плечо и прячась за длинными волосами от стоящего перед ним человека. Тот же деловито его разглядывал, благосклонно кивая суетящемуся рядом сухонькому старичку в темно-синем парадном халате, и излучая волны агрессии и похоти.
Когда мужчина протянул руку, намереваясь прикоснуться к эльфенку, я не выдержал и глухо зарычал. Клыки самопроизвольно вытянулись, когти на руках удлинились. Перед глазами поплыл кровавый туман.
- Господин!
Испуганный вскрик Мириал немного меня отрезвил. Резко повернув в ее сторону голову, я прошипел, демонстрируя внушительный оскал:
- Этот эльф МОЙ. Сможешь донести факт до своего хозяина – хорошо, куплю мальчишку у вас официально. Нет, я все равно его заберу.
Видимо правильно оценив возможные последствия недовольства Древнейшего, девушка побледнела.
- Хорошо, я все сделаю, подождите немного.
Коротко поклонившись, она развернулась и поспешила к людям, стоящим рядом с моим персиковым чудом. Поравнявшись со стариком, девушка склонилась к его уху и что-то торопливо зашептала, а заскучавший покупатель двинулся дальше, разглядывая следующего раба, пристегнутого цепью ошейника к металлическому кольцу в стене. Пока вампирка говорила, старик бросил на меня пару внимательных цепких взглядов, видимо, оценивая.
Более-менее успокоившись, я неторопливо двинулся к ним.
- Мириал сказала, что вы хотите приобрести этого эльфа? – растягивая губы в слащавой улыбке, поинтересовался человек, стоило только мне подойти.
- Правильно сказала. Сколько ты за него хочешь? – стараясь себя контролировать, резко произнес я.
Устраивать здесь бойню мне бы не хотелось, незачем ушастого пугать еще больше. Он и так скоро инфаркт заработает, сердечко бьется так часто и так громко, что сейчас выскочит. Не хотелось бы, чтобы парнишка стал первым из своей расы, умершим от разрыва сердца (Вообще-то, ушастые здоровы как драконы. Никогда не видел никого из них больным). Старик демонстративно поморщился, разводя руками:
- Я не могу это так сразу сказать. Этот мальчик гвоздь сегодняшнего аукциона, - кивнув в сторону бледного как полотно, дрожащего рыжика, начал заливаться соловьем человек. – Вы должны понимать, что раб-эльф это большая редкость и желающих….
- Хватит, - мне надоело ждать и я опять начал злиться, потихоньку перемещаясь так, чтобы ушастый товар оказался у меня за спиной. – Назови цену.
Мои телодвижения не остались незамеченными, Мириал тревожно морщила высокий лоб и хмурилась. Склонившись к уху своего хозяина, она опять что-то торопливо зашептала. Надеюсь, ей удастся убедить этого барыгу в том, что со мной не надо ссориться. Вампиры существа крайне мстительные, а Древнейшие вампиры отличаются этим вдвойне. Отомстим и забудем. Приходится потом мстить по новой.
Бросив на меня внимательный взгляд, старик кивнул девушке.
- Хорошо. Раз вы так настаиваете, - соединив перед собой ладони, он тонко усмехнулся, после чего озвучил стоимость ушастого.
Вот ей богу, я едва не подавился вдохом, только чудом ограничившись вопросительно задранной бровью. Цена была просто астрономическая. На эти деньги можно было бы купить средних размеров городок. Судя по волнам удивления и тревоги от Мириал, она такого тоже не ожидала. Что ж, человек, ты попал.
- Согласен. Кредитные карточки принимаете?
Губы старика чуть дернулись, и он как-то механически кивнул. Блин, похоже, мне полагалось поторговаться… Ну, ничего, я потом отыграюсь.
- Прошу сюда, - резко пропавшим голосом просипел человек, после чего прокашлялся и добавил. – Оформление документов займет некоторое время, думаю, вам будет удобнее подождать в более комфортной обстановке.
Я возражать не стал, только выразительно глянул на замершего столбиком эльфенка. Похоже, его наш «торг» тоже впечатлил, вон, как свои медовые глазищи распахнул, на пол-лица не меньше. Он даже бояться забыл, среди эмоций только полное офигение. Усмехнувшись, я подмигнул ушастику, тот сразу же моргнул, в упор на меня уставившись.
Между тем, старик достал связку маленьких ключиков и, отстегнув тонкую цепочку соединяющую ошейник эльфа и металлическое кольцо в стене, вручил поводок мне. Я отказываться не стал, намотав его на кулак и вынуждая мальчика подойти ко мне вплотную. Мне так спокойнее.
Оформлялись документы действительно довольно долго: пока я все прочитал, пока мы поспорили о некоторых пунктах контракта, пока старик ждал поступления на его счет суммы. В общем, около часа на все про все угробили. Эльф все это время сидел на полу у моих ног. Персиковая макушка была низко опущена, а хрупкие плечики периодически вздрагивали. Ушастика охватила тоскливая безысходность вперемешку со страхом, но сейчас я ничего сделать не мог. Да и потом, такие эмоции мне тоже нравились. Мне в нем вообще все нравилось. Сыто улыбнувшись, я запустил пятерню в мягкие волосы своего, уже официально, персонального эльфа. Мальчик ощутимо вздрогнул и втянул голову в плечи.

Наконец, все формальности были завершены. С вежливой улыбочкой старик отдал мне один экземпляр контракта, подтверждающего законное право на владение эльфом-рабом, и маленький ключик от его ошейника. Все. Теперь ушастик мой с потрохами! Заливаясь соловьем (ну, еще бы, столько денег разом отхватить, он передо мной вприсядку скакать должен!) человек предложил воспользоваться услугами его заведения: представление там посмотреть, отдохнуть. Я сделал вид, что задумался.
Глядя в масляно поблескивающие серые глазки барыги (в контракте значилось имя Сулейман Федотов), я с любопытством и нарастающим раздражением анализировал его эмоции. Судя по легкому презрению и пренебрежению по отношении ко мне, он считает, что наткнулся на богатого идиота… Мда. Удивляюсь я, как такой недальновидный человечек умудряется содержать подобное место.  Зря он так, клиенты бывают разные. Хотя, стоит отдать ему должное, внешне это никак не проявляется. Выглядит он как вполне себе радушный хозяин. Но с этим я разберусь чуть позже. Пока стоит вопрос о том, куда мне своего ушастого вести? Как-то я не планировал в этом городишке задерживаться, но судя по внешним признакам, эльфенок устал и держится на честном слове, того и гляди в обморок хлопнется. А этого мне не надо…
Переведя задумчивый взгляд на Мириал, стоящую за спинкой кресла, в котором расположился Сулейман, прислушался к ее чувствам. Там присутствовала легкая тревога, удовлетворение и досада. Что-то ты темнишь, дорогуша. Но и с тобой мы побеседуем потом.
- Нет, благодарю, - глядя старику в глаза, выдал я итог своих якобы размышлений. - У меня уже есть развлечение на всю ночь.
Пошленько усмехнувшись, потянул за поводок, вынуждая эльфенка подняться с пола и буквально затаскивая его к себе на колени. Мальчишку просто парализовало от ужаса. Мдя… Совсем он у меня зашуганый… Сцепив руки в замок на тонкой талии, прижал его дрожащую тушку к себе. Интересно, а можно устать бояться?
Хмыкнув, Сулейман покивал головой.
- Прекрасно вас понимаю, у вас великолепный вкус, - на это заявление я насмешливо фыркнул эльфу в плечо, отчего тот слегка вздрогнул. - Тогда, может, вам нужна какая-то другая услуга, вы ведь новичок в нашем городе?
Я задумался, переведя взгляд на мордашку зажмурившегося ушастика. Причин не воспользоваться предложением гостеприимного хозяина я не видел.
- Ну, если вы организуете мне достойное жилье на пару недель, это будет хорошо.
Старик сразу же оживился.
- О, это очень легко сделать! Один мой хороший друг как раз сдает прекрасную квартиру в элитном районе, практически центр города! Стоимость вполне приемлемая. Если вас подобный вариант устроит, мы можем сейчас же с ним связаться.
- Почему нет. Не понравится, найду другое место, - пожав плечами, согласился я.
- Мириал, - развернувшись к вампирке, властно приказал старик.
Девушка понятливо кивнула.
- Сейчас все сделаем, - отвесив мне легкий поклон, на что Сулейман слегка нахмурился, она выскользнула за дверь.
Пока решался вопрос с местом моего дальнейшего проживания, я решил времени даром не терять и прояснить пару темных моментов. Ну, или, по крайней мере, узнать официальную версию.
- Сулейман, а откуда у вас эльф?
Человек откинулся на спинку кресла и самодовольно улыбнулся. Судя по моим ощущениям, он полностью расслабился и пребывает в эйфории от всего здесь произошедшего, а значит, легко может мне многое рассказать. Давно заметил за людьми такую особенность. Стоит им уверовать в своем превосходство и безопасность, а тем паче, прийти в благодушное расположение, как они готовы выболтать что угодно и кому угодно. Нет, не все, конечно, но большинство точно. Старик не оказался исключением из правила. Я на его месте некоторые детали, так точно, рассказывать бы не стал. Даже выгодному клиенту.
- О, это была совершеннейшая неожиданность! Весьма приятная, должен отметить. Четыре дня назад со мной связался мой старинный друг, - довольно сощурившись и причмокнув, начал он. – К нему обратился один его знакомый, желающий продать кое-что. Как я понимаю, они уже давно сотрудничают и вполне доверяют друг другу.
Заговорщицки улыбнувшись, Сулейман наклонился вперед и театрально прошептал:
- Вольные охотники разорили небольшую эльфийскую деревушку, - поморщившись, он добавил. – Честь не велика, из его рассказа я сделал вывод, что это было маленькое мирное поселение, жители которого занимались растениеводством. Там, вроде, даже воинов не было. Ну, да это не наши проблемы. Нас интересует то, что они смогли оттуда унести. Не знаю уж, каким образом удалось заставить этого эльфа добровольно надеть ошейник, с тех пор как он здесь, он не проронил ни слова, но факт его добровольного рабства неоспорим. Поэтому я, не сомневаясь, его приобрел. О чем не жалею!
Пока человек говорил, а я ему внимал, эльфенок совсем сник. Он перестал бояться и хоть и не расслабился, но больше не вздрагивал от каждого моего движения. Ушастика охватила апатия и глухая тоска, а еще ему было очень больно все это слушать и неизбежно вспоминать. Недовольно поерзав, прижал мальчишку к себе плотнее. Такие эмоции мне совершенно не нравились. Я же не мазохист! (Нет, правда! У меня была масса времени в этом убедиться, я знаю, о чем говорю). А находясь в тесном контакте с таким ярким источником переживаний, полностью от них закрыться мне не удавалось. Так что, мне приходилось страдать вместе с этим персиковым недоразумением.
Деловито нахмурившись и поджав губы, я ухватил эльфенка пальцами за подбородок, поворачивая лицом к себе. После чего, пристально уставившись в печальные глаза цвета спелого меда, подозрительно уточнил:
- Не разговаривает? Почему? Хотите сказать, что он чем-то болен?
Рыжик сразу же возмущенно дернулся, гневно сверкая глазищами. Ну, еще бы! Такое оскорбление. Эльфы жутко гордятся своей тесной связью с природой, и заподозрить ушастого защитника зеленых насаждений в шатком здоровье, значит обвинить его в том, что Матушка Природа отказалась от своего нерадивого сына.  Ужас-ужас, если такое с эльфом произошло на самом деле, ему можно смело посыпать голову пеплом и ложиться помирать, позор на весь род. По уровню обидности - это как обозвать вампира беззубым, эффект будет одинаковый. Масса возмущения и вероятный мордобой в итоге. Ну, или  другая мстя.
- Что вы! – Всполошился Сулейман, замахав руками (Я так понял, этому не понравилось то, что его заподозрили в продаже некачественного товара. Кому что…). – Раб совершенно здоров. Когда он к нам поступил, мы первым делом провели полный медосмотр. Вы хозяин абсолютно здорового, чистого эльфа. Он даже девственник, что, согласитесь, учитывая способ его сюда попадания удивительно. Хотя и поднимает стоимость на порядок.
При упоминании медосмотра, ушастик залился краской и опустил голову, просто утопая в смущении. Видать, вспоминать неприятную процедуру было стыдно. Я же довольно усмехнулся. Ну, вот. Так гораздо лучше. Пусть лучше смущается, такие эмоции мне в диковинку. Даже не вспомню, когда сам последний раз испытывал нечто подобное. Между тем, человек продолжал:
- Мне кажется, это у него психологическое. Или просто упрямится. Тут уж вам придется разбираться самостоятельно.
Согласно покивав, я сделал вид, что задумался.
- Скажите, уважаемый, а этот ваш… охотник… У него больше нет эльфов на продажу? Думаю, мои друзья тоже не отказались бы от такой вот игрушки.
Спрятав глаза за ресницами, я внимательно следил за стариком. Мне было важно знать, жив ли тот человек, который продал ему ушастого или он был среди тех, кто сегодня отправился к праотцам. Я не готов простить никого из причастных к нападению на деревню моего эльфа. Даже не смотря на то, что он нашелся практически невредимым (еще разобраться надо, чего такого произошло, что он резко онемел, раньше за ним подобного не наблюдалось).
Нахмурившись, Сулейман развел руками.
- В этот раз мне предложили купить только одного эльфа, так что, не могу ничего сказать. Но, если вас это интересует, я уточню.
- Буду премного благодарен, - согласно кивнул я, водя подушечками пальцев по теплому боку насторожившегося эльфенка.
Открывшаяся дверь заставила нас всех повернуться. Вернулась с отчетом Мириал.
- Я обо всем договорилась. Если желаете отправиться прямо сейчас, повозка клуба довезет вас до нужного места.
Сдержанно кивнув, я перевел задумчивый взгляд на эльфа, оценивающе его разглядывая. Как-то его наряд, по-моему, не очень подходит для ночных прогулок. Там сейчас прохладно, а ушастые – народ теплолюбивый. С другой стороны, мы же не пешком… Не хочу тут задерживаться ни секунды лишней. Местные товарищи меня бесят. И чем дальше, тем больше… Чувствую, темнят они! Надо ситуацию обдумать в спокойной обстановке, но не сейчас. Никуда они от меня не денутся, надо будет, из-под земли достану.
Широко улыбнувшись замершему, настороженно на меня поглядывающему эльфенку, отчего он ощутимо так вздрогнул и резко отвернулся, вынес свой вердикт:
- Хорошо, веди.
Вставая, не церемонясь, спихнул ушастого со своих колен на пол. Мальчишка не растерялся, довольно ловко приземлившись на ноги, он выпрямился и замер в шаге от меня (ну, правильно, он бы может и рад драпануть подальше, да поводок короток!). Гостеприимный хозяин решил проводить нас до выхода, по дороге нахваливая свое заведение вообще и широкий ассортимент предоставляемых услуг в частности. Я равнодушно кивал, сильно не вникая. Мне были больше интересны эмоции вампирки. Она отчетливо нервничала. В общем-то, есть с чего. Как только немного разберусь со своей ушастой покупкой, обязательно плотненько пообщаюсь с это барышней. Сильно мне интересно, как эльф, совершенно четко помеченный одним из Древнейших, умудрился попасть на аукцион. И почему Древнейшего о том не поставили в известность. Ну, да это потом. Все потом.
Меня чинно довели до выхода из заведения, естественно, совсем не того, через который я в него попал. Крепкий охранник-человек расторопно распахнул металлическую дверь, выпуская всех на улицу.
Стояла глубокая ясная ночь. С неба подмигивали яркие звезды, а прохладный ветерок бодро гонял по дороге брошенный кем-то газетный лист. В наполненной звуками города тишине слышался заливистый лай собаки. Прямо напротив дверей заведения стояла крытая повозка, запряженная двумя лавами - гибридом земной лошади и варахского ездового ящера. Получилась гремучая смесь! Быстрая, маложрущая, неприхотливая, но жутко агрессивная скотина. Потому всегда в глухом наморднике на тупоносой красноглазой морде и со строгим, бьющим током ошейником на бронированной шее. Как индивидуальный ездовой транспорт лавов не используют, а вот в повозки запрягают с удовольствием.
После переселения, людей вынудили срочно искать альтернативные способы передвижения. На их автомобили, самолеты и т.д. эльфы наслали анафему напополам с проклятьями (Сильно они тогда под впечатлением были, да и остальные тоже, потому и инициативу поддержали без вопросов. Нам особенно их боевые машины по вкусу не пришлись, уж больно эффективные были. Мы пока разобрались, что к чему, много народа полегло. Тут даже гномы возмутились, я думаю, им просто завидно было.). Вот и пришлось всем дружно извращаться, выдумывая что-то новое. Земля-то сильно больше Вараха оказалась. Расстояния огромные. Вообще, сейчас в ходу стационарные телепорты. До нашего появления человеки как раз изучали теорию и пытались сконструировать нечто подобное. После того как к решению вопроса подключились маги, процесс пошел гораздо быстрее и к всеобщему удовлетворению проблема была решена. Теперь в любой мало-мальски крупный город планеты можно попасть за пару мгновений.
- Что ж, было приятно с вами иметь дело, - сложив руки на груди и слащаво улыбнувшись, произнес Сулейман. – Буду с нетерпением ожидать нашей следующей встречи.
Я сдержанно ему кивнул.
- Жду от вас информации.
- Пренепременно, - расплывшись в еще большей улыбке, отчего его глазки превратились в щелочки, отозвался старик.
Вперед выступила Мириал. Распахнув передо мной дверцу повозки, она почтительно опустила голову.
- Вас доставят прямо к дому, Господин. Хозяин сам встретит вас и все покажет.
Смерив вампирку прищуренным взглядом, кивнул, параллельно запихивая в салон эльфенка. Мальчишка зябко ежился, явно уже начав мерзнуть. Я иногда просто поражаюсь, как эти ушастые недотроги умудряются выживать?! Диапазон комфортных для них температур и условий проживания крайне узок! У меня частенько возникают подозрения, что эльфы - те еще симулянты и больше притворяются, чем действительно страдают, а повышенная капризность у них заложена на генном уровне.
Забравшись внутрь, я с удобством устроился на мягком сидении, успев заметить подозрительный взгляд Сулеймана, брошенный на вампирку. После этого транспорт плавно тронулся, и все мое внимание переключилось на эльфа. Это ушастое недоразумение уселось практически голой попой на пол и настороженно сверкало на меня оттуда глазищами.
- Так. А ну-ка быстро сел нормально. Не хватало еще, чтобы ты у меня простыл!
Как ни странно, на наличие соплей в высокородных носах Матушка Природа смотрела снисходительно, и этим недугом ее верные сыны страдали периодически. Мордашка ушастика растерянно вытянулась, он явно ожидал от своего нового хозяина другого, но приказ послушно выполнил, забившись в самый дальний от меня угол. Я его одергивать не стал, откидываясь на спинку сидения и прикрывая глаза. Сегодня был длинный день, который начался крайне неудачно, но закончился даже лучше, чем я мог себе представить. На лицо сама собой выползла довольная улыбка, и я искоса, из-под ресниц глянул на своего эльфа. Нет, все определенно сложилось крайне удачно! Теперь не надо придумывать причину, по которой он будет жить со мной. Знал бы, что так получится, прежде чем убивать тех людей, сказал бы им свое самое искреннее спасибо. А потом бы прикончил с гораздо большей жестокостью, все-таки не стоило им на чужое зариться… Какой я противоречивый однако.
Между тем, мы, похоже, доехали. Повозка остановилась перед многоэтажным, ярко освещенным зданием из стекла и бетона. Как и сказал старик, район был практически центральным, не смотря на поздний час, вокруг сновали толпы народа, и было довольно шумно. Выбравшись наружу, я замер, внимательно оглядываясь. Явление полуголого эльфа в ошейнике и на поводке вызвало некоторое оживление. На нас начали пялиться. Ушастик буквально сжался весь и предпринял мужественную попытку спрятаться у меня за спиной. Я ему препятствовать не стал, уделив все свое внимание направляющемуся в нашу сторону человеку. Невысокий, слегка полноватый брюнет в сером костюме, судя по деловитой заинтересованности, отсутствию любопытства и уверенным движениям, был хозяином предлагаемой квартиры.
- Добрый вечер, уважаемый, - вежливо улыбнувшись, поздоровался он. – Полагаю, вы и есть тот, кого направил ко мне Сулейман?
- Да, вы правы, - слегка кивнув, не стал я отпираться. – Если меня все устроит, я готов остановиться у вас на некоторое время. Пойдемте?
- Конечно.
Без дальнейших препирательств мы направились внутрь здания. Стеклянную дверь перед нами услужливо распахнул пожилой швейцар в старомодной бордовой ливрее и фуражке с козырьком. Красная ковровая дорожка привела в просторный ярко освещенный холл с парой удобных на вид диванчиков вдоль стены и множеством растений в кадках. Обстановка произвела на меня благоприятное впечатление. Стильно так, мне нравится. Правда, вот наличие консьержа на входе несколько напрягло. Не люблю такое, но, судя по всему, этот дом усиленно косит под старину, а подобный тип неотъемлемый элемент антуража.
Сдаваемая квартира располагалась на самом верхнем этаже, куда попадать предлагалось на лифте. Пока мы ехали, я рассеяно слушал хозяина, рассказывающего краткую историю, как оказалось, старинного здания, и какие тут люди живут. Вот почему сегодня все пытаются вывалить на меня гору ненужной и неинтересной информации, а? Я украдкой печально вздохнул, скосив глаза на эльфенка. Он хоть и стоял у меня за спиной, но в большом зеркале, которым был оборудован лифт, я все прекрасно видел. Мальчишка увлеченно прислушивался к тому, что рассказывал человек. Интересно, а он вообще за пределами своей деревни был?
Металлические створки плавно разошлись в стороны, и мы оказались в небольшом холле со всего одной массивной двустворчатой дверью. Вау, однако. Неужели предлагаемая мне жилплощадь занимает весь этаж?
Так и оказалось. Просторная квартира с окнами во всю стену была оформлена в спокойных тонах и стиле сдержанного минимализма. Большая центральная комната с многоуровневым полом имела выходы на оборудованную современной техникой кухню. Еще в моем распоряжении оказалось две спальни, две ванные комнаты, большой кабинет, огромный гардероб, мини-спортзал и оранжерея, в самом центре которой расположился большой плавательный бассейн. Ну, не красота ли? Красота. Однозначно.
- Меня все устраивает, - довольно оскалившись, кивнул я хозяину. – Оформляем.
Тот ощутимо обрадовался. Я его даже понимаю, наверняка у него были проблемы с нахождением постояльцев. Стоимость сдаваемого помещения оказалась довольно высока. Для этого города. Но я готов платить за комфорт, да и ушастому моему тут заметно понравилось. От оранжереи так он вообще в восторге! Меня буквально затопило его искристой радостью. Никогда не мог понять, как можно так реагировать на какой-нибудь кактус необычной конфигурации… Ну, да ладно. Быстренько завершив все дела с хозяином квартиры, и выпроводив его за двери уже моего, пусть временного, но дома, я развернулся к замершему в центре зала эльфу. От поводка я его избавил еще в самом начале экскурсии, так что теперь он был относительно свободен. Мальчишка стоял, напряженный как струна и нервно теребил край прозрачной рубашки, тихонько паникуя.
- Значит так. Не знаю как ты, а я устал, так что марш в ванну, мыться, а потом в постель. Спать будешь со мной.
Глаза ушатого испуганно распахнулись, и он шумно сглотнул, но возражений не последовало. Послушно развернувшись, рыжик скрылся в направлении хозяйской спальни. Я еще при ознакомительном осмотре застолбил за ней это звание. Минимум лишней мебели, огромная низкая кровать с темно-синим постельным бельем и плотные шторы на окнах меня покорили.
Пока мальчишка плескался, я решил еще раз все по-быстрому осмотреть. Первым делом зарулил на кухню и проверил холодильник и шкафы. Мдя…. Пусто как у меня дома… прям, уже чувствую сродство с квартирой! Надо будет завтра что-то придумать, эльфов же, по идее, кормить полагается и желательно пищей материальной, а не духовной. В гардеробе обнаружился небольшой набор одежды. Чье не понятно, но пока хозяин не объявится, будет моим. Кабинет порадовал неплохой подборкой юридической литературы в большом книжном шкафу, массивным деревянным столом с таким же брутальным кожаным креслом и полным набором современного офисного оборудования.
Плюхнувшись в кресло, провел рукой над большим шаром связи, активируя. Пока ждал ответа, взгрустнул на тему того, что от человеческих средств связи пришлось отказаться. А сотовые телефоны были так удобны… эх... Теперь вот, по-старинке. Надеюсь, современные ученые в скором времени что-нибудь компактное и мобильное придумают. А то, спутники связи уничтожили, а ничего взамен не организовали. Безобразие!
Тут шар призывно засветился, сигнализируя, что на том конце астрала готовы пообщаться. Внутри серебристой дымки проявилось изображение. Голубоглазый  длинноволосый блондин вполне мог бы сойти за эльфа, если бы не был вампиром (не в том смысле, что ушастость повышенная, а в том, что больно уж физиономия утонченно-смазливая).
- Тимофей, ты где бродишь?! Ночь на дворе, а тебя все нет! Я уже беспокоиться начал! – высокий голос моего личного помощника буром ввинтился в уши. Досадливо поморщившись, я закатил глаза. Иногда он своей заботой меня убивает! Как с маленьким, честное слово. Как будто это не он в несколько раз младше, а я.
- Никс, не дави на психику, она и так у меня нервная. Я тут застрял в одном городишке, всплыли непредвиденные обстоятельства.
- Что-то случилось? – отбросив излишнюю эмоциональность, сразу подобрался вампир.
Никаресс был в курсе практически всех моих дел и затей, и он знал, зачем, или точнее за кем, я отправился в эту глушь.
- Ну-у-у... Скажем так, сейчас уже почти все в порядке.
По недовольно поджатым губам мужчины я понял, что помощник так просто не отстанет. Пришлось вкратце описать ему мои приключения и их итог.
- Так что вот так. Имею навязчивое желание тут немного задержаться. Выясни все, что можно об этой вампирке и ее хозяине. Хочу знать, с кем имею дело, - Никс понятливо кивнул. Когда надо мы с ним думаем на удивление на одной волне, объяснять все по несколько раз не приходится. - И еще. Я ведь правильно подозреваю, на мое имя не приходило никаких сообщений о неожиданно найденном эльфе?
- Нет, ничего подобного не было. Только обычная корреспонденция, - подтвердил вампир. -  Хорошо, я все понял. Постараюсь сделать в кратчайшие сроки.
- Вот и замечательно. Все, я пошел спать,- зевнув во всю пасть, я прервал разговор.
Потягиваясь, я полностью довольный жизнью и собой, побрел умываться. Судя по воцарившейся в квартире тишине, эльфенок уже все. Так и оказалось. Ванная носила следы своего активного использования, но самого пользователя в ней не наблюдалось. По-быстрому поплескавшись под душем, прислушался к тому, что творится в спальне. Мои наивные надежды на то, что ушастый уже преспокойно дрыхнет, не оправдались. Эльфенок активно взялся за старое и в данный момент усиленно излучал волны страха. Печально повздыхав, натянул на себя прихваченные из гардероба черные шелковые пижамные штаны. Надо ли говорить, что обычно я предпочитаю спать без всего? Нет? Замечательно. Иду, можно сказать на жертвы, ради душевного равновесия некоторых персиковых и ушастых. Надеюсь, он это оценит.
Не оценил. При моем появлении в темноте спальни, мальчишка, расположившийся на самом краешке дальнего от меня угла кровати, с головой спрятался под покрывало и сжался там в дрожащий от ужаса комочек. Я никак это комментировать не стал, просто нырнул под одеяло и с комфортом улегся в самом центре матраса. Несколько минут повозившись, в конце концов, устроился лежа на животе. Обхватив руками мягкую подушку и уткнувшись в нее носом, удовлетворенно вздохнул и затих.
Некоторое время в комнате царила абсолютная тишина. Я делал вид, что сплю, на самом деле, чутко прислушиваясь к эмоциям моего эльфенка. А послушать было что. Сначала, как уже упоминалось, он боялся. Поняв, что ничего такого эдакого я с ним прямо сейчас делать не собираюсь, ушастый расслабился, испытав огромное облегчение, плавно смешавшееся со все возрастающим недоумением и растерянностью. Немного полежав и подумав о чем-то своем, эльфячьем, он, не поверите, возмутился и обиделся! Лежал бы я с краю, точно с кровати бы грохнулся. Пришлось даже закусить угол подушки, чтобы неприличным ржачем не вернуть все в стадию ужаса. Еще решит, что к совсем уж психу попал. Чем дальше мы лежали, тем сильнее дулся ушастик. В конце концов, он развернулся лицом ко мне и, возмущенно сопя, демонстративно начал устраиваться поудобнее. Пережив маленькое землетрясение постельного масштаба, когда эльфенок окапывался в подушках, я продолжал молчать, широко улыбаясь. Наконец, напыхтевшись всласть, рыжик затих. Усталость взяла свое, и он уснул. Ну, и я следом.

Пробуждение оказалось чертовски приятным. Настолько, что вставать не хотелось категорически! Все тело было охвачено сладкой истомой и казалось легким-легким как воздушный шарик. Не открывая глаз, я широко улыбнулся, сжимая кольцо рук плотнее и прижимая к себе мирно сопящего эльфенка. Он вяло завозился, но так и не проснулся. Причмокнув губами и потеревшись щекой о мое плечо, рыжик благополучно затих. Я, довольно заурчав, зарылся носом ему в волосы. Мм-м-м, мягкие, как кошачий мех… А пахнут цветами... Что с эльфа взять.
Ночью он сам подкатился ко мне под бок и, беспардонно сложив на меня свои конечности, преспокойно продолжил дрыхнуть дальше. Сон у меня чуткий, и произошедшие передвижения не остались незамеченными. Но, так как никаких мер я не предпринял, то с утра имел удовольствие потискать горячего и совершенно расслабленного ушастика. Костлявый он только что-то… Мда. Это настраивает меня на мысли о хлебе насущном. Весело фыркнув эльфу в макушку, аккуратно сгрузил его тушку с себя на матрас, чем вызвал массу недовольства, выразившегося в сошедшихся на переносице бровках и громком сопении. Повозившись, ушастый перевернулся на другой бок, сворачиваясь под одеялом калачиком, после чего успокоился и замер.
Поумилявшись этой картинке, я с довольной рожей пошлепал в душ, а потом в кабинет. Надо бы выяснить, где в этом городе берут еду и что с магазинами. Как-то, перспектива ходить неопределенное время в одном и том же, меня не радует, да и эльфа надо одеть. Ответа на мой, казалось бы, такой простой запрос пришлось ждать довольно долго. Я существо терпеливое, но достаточно непоседливое, поэтому, сидеть на месте и гипнотизировать шар связи мне надоело практически сразу. Развлечение нашлось тут же, я взялся за методичное перетряхивание ящиков стола, а потом и инспектирование книжных полок. Ничего интересного там не оказалось, сокровищ никто не забыл. Безобразие.
Когда я уже стал задумываться о том, в каком порядке лучше переставить книги: по алфавиту, тематике, размеру, цвету обложки или степени интересности, пришел ответ из справочной. Компактный, встроенный в стол принтер выдал пару листов распечатки с указанием названий, адресов и кратких характеристик интересующих меня объектов. Ну-ка, ну-ка… Мда, не густо. Из магазинов, торгующих моими любимыми марками одежды, тут только два, да и у тех один и тот же хозяин, разве что расположены точки в разных частях города. С ресторанами та же фигня. Тут уж, конечно, не мои вкусовые предпочтения рассматривались, а общий уклон в эльфийскую кухню. Она у них весьма своеобразная. Нет, конечно, когда надо, ушастые едят что есть, но при наличии выбора… Сами понимаете.
В этот самый момент в дверях кабинета появился объект моих забот. Свеженький и тщательно расчесанный ушастик замер на пороге, настороженно, но с изрядной долей любопытства, блестя глазищами и теребя край своей прозрачной рубашки. Тяжело вздохнув, я окинул его внимательным взглядом. Мдя. В таком виде мы точно никуда не пойдем. Сложив распечатку в несколько раз, засунул листочки в задний карман штанов.
- Пошли, - с серьезным лицом заявил я, задумавшись, найдется ли что-нибудь приемлемое в шкафах на рыжика?
Ушастый весь подобрался. Ну, хоть не вздрагивает от любого моего движения, уже хорошо. Опасается, не понимает, но не боится. Ободряюще ему улыбнувшись, озвучил программу мероприятий на сегодня:
- Сейчас попробуем тебя прилично одеть, съездим позавтракать, а потом у нас поход по магазинам и прочие радости жизни. По городу побродим, достопримечательности посмотрим. Попутно и познакомимся.
Мальчишка без возражений, послушно шел следом за мной в гардеробную. Судя по его эмоциям, он крайне удивлен и растерян, не знает как себя вести. Я бы на его месте тоже не знал. Появился странный тип, без вопросов купил за бешеные деньги, заявил, что будет с ним развлекаться, но ничего не сделал, даже пальцем не тронул, только спать уложил. Ведет себя достаточно вежливо и дружелюбно. Теперь собирается одевать, кормить и развлекать. Крайне нетипичное для рабовладельца поведение. С другой стороны, и на благородного спасителя эльфов я тоже не похож, отпускать его на все четыре стороны явно не собираюсь. Усмехнувшись, я распахнул створки большого платяного шкафа. Интересно, как же он умудрился оказаться в рабским ошейнике?
- Хм… Смотри, выбирай, может самому что понравится. Не богато, но всяко лучше чем то, что сейчас на тебе.
Подозрительно на меня покосившись, рыжик подошел к шкафу и сосредоточено хмурясь, начал перебирать вещи. Я пару минут понаблюдал за мальчишкой, а потом решил его не смущать.
- Я пойду, транспорт нам закажу. Как будешь готов, выходи и поедем, - ушастый внимательно на меня посмотрел и кивнул.
Сказано, сделано. Арендовать повозку на весь день оказалось не сложно, наш личный транспорт обещался ждать у подъезда. Эльфенок появился в гостиной минут через десять. Я как раз успел растечься равномерным слоем по дивану и начать медитировать. Пришлось приводить себя в вертикальное положение и оценивать результат. Мдя. Судя по обиженному сопению и взглядам, бросаемым на меня исподлобья, скрыть свою первую реакцию мне до конца не удалось. Не сдержавшись, я хихикнул. Одевать моего рыжика надо срочно, а то он на пугало похож. Синие джинсы сильно велики и чуть ли не сваливаются с узких бедер, держась только за счет широкого черного ремня. Рукава зеленой, заправленной за пояс рубашки пришлось закатать. Да и вообще, она на нем мешком висит. И вот как это исправить можно? Почесав бровь, я внес предложение:
- Рубашку навыпуск сделай.
Эльфенок тут же подчинился. Стало симпатичнее, но все равно, пусть и очаровательное, но пугало. Зато так, хоть складок штанов на талии не видно. Пройдясь взглядом по парню сверху вниз еще раз, пришел к выводу, что лучше уже не станет. Глаз зацепился за две вещи: тонкую серебристую полоску ошейника, виднеющуюся в вырезе воротничка и босые ступни с поджатыми пальчиками. Если первое я сейчас замаскирую, спрятав за легкой иллюзией (Хозяин я или где? Ошейник будет слушаться моих приказов как миленький. Это ведь вещь не простая, с изрядной долей магии и кучей полезных свойств! Например, я всегда буду знать, где находится мой ушастик), то вот обуви запасной тут нет…
- Значит так, - глубокомысленно изрек я, поднимаясь с дивана и шагая в сторону мальчишки. - Программа меняется. Сначала мы едем покупать тебе тапки, а уже потом завтракать. Потерпишь?
Эльфенок, не ожидавший, что его мнением поинтересуются, удивленно хлопнул ресничками и нерешительно кивнул. Кстати, что это я все эльфенок, да эльфенок.
- Слушай, а как тебя зовут?
Знаю, я гениален и вопрос мега-своевременный. Ушастый это оценил и буквально выпал в осадок.
- Ну, что ты на меня так смотришь? – задрав брови, возмутился я. – Как-то же мне к тебе обращаться надо!
Мальчишка робко пожал плечами, просто таки фонтанируя растерянностью. Так. На провокацию не поддался, заговорить даже и не попробовал. Интересно…
- Молчишь? – скрестив руки на груди, вперился в него суровым взглядом. – Значит, буду тебя звать так, как мне хочется, пеняй на себя.
Покорно опустив голову, эльф печально вздохнул, а я, разглядывая его персиковую макушку, предвкушающее оскалился, перебирая в уме возможные варианты имен.
- А будешь ты у меня… Лисенком! Ибо маленький и рыжий.
Свежепоименованный ушастик тут же возмущенно вскинулся, грозно сверкая глазищами и сжимая кулаки. Уж не знаю, что эльфа задело больше, сравнение представителя древнейшей расы с животным или то, что я его назвал маленьким и рыжим, хоть это и правда, но мальчишка вскипел как чайник. Набрав в грудь побольше воздуха, он шумно фыркнул, а затем, скрестив на груди руки и демонстративно высоко задрав нос, отвернулся. Я же довольно захихикал.
- Пошли, Лисенок.
Несущаяся мне в спину яростная волна возмущенного негодования приятно растеклась по венам. На лицо сама собой выползла довольная улыбка. День начинается просто замечательно!
Проблем с транспортом и поиском обувных магазинов не возникло. Повозка ожидаемо стояла у обочины, а список всех необходимых точек у меня был с собой. Возница попался понятливый и без лишних препирательств доставил нас по адресу, оставшись терпеливо дожидаться на специально оборудованной стоянке. Всю недолгую дорогу мальчишка увлеченно дулся и недоумевал. Тихонечко сидя в дальнем от меня углу салона, он демонстративно разглядывал пейзаж за окном. Меня же это все очень веселило, так и хотелось сотворить что-нибудь такое, эдакое. Через какое-то время, приблизительно тогда, когда мне безумно захотелось показать язык девушке на кассе, которая упаковывала коробки с понравившимися ушастому обувками, в мозг постучалась здравая мысль. Что это со мной? Обычно я себя лучше контролирую и сумасшедшие порывы сдержать гораздо проще.
По пути в один из выбранных еще дома ресторанчиков я тщательно анализировал ситуацию, с улыбкой следя за успокоившимся и расслабившимся Лисенком. Вот. Лисенок. Мысли встрепенулись и ускоренно понеслись в перспективном направлении, шустро выстраивая логическую цепочку из имеющихся фактов. Похоже, с непривычки я банально обожрался, и это лишняя энергия таким оригинальным способом ищет выход! Блин, нет в жизни счастья. То чуть ли не голодаешь, а то запасы уже пихать некуда. Посокрушавшись над несправедливостью судьбы, водрузил между нами небольшой щит, препятствующий моему бесконтрольному впитыванию щедро поступающей от эльфа энергии. О, прибыли.
Повозка остановилась напротив входа в одноэтажное отдельно стоящее здание ресторанчика, кирпичные стены которого были плотно увиты плющом. При виде подобного буйства зелени, глаза ушастика восторженно загорелись. Вот ведь, любитель кактусов… Внутри заведение тоже было все в растениях, явный упор на эльфийскую культуру давал мне надежду на то, что я не ошибся с выбором.
После того как мы устроились в одной из стилизованных беседок за изящным столиком на четыре персоны, официант с легким поклоном вручил мне и радостно улыбающемуся Лисенку меню. Сразу отложив свой экземпляр в сторону, я удовлетворенно откинулся на спинку резной лавочки, заменяющей здесь нормальные стулья.
- Выбирай, что тебе больше нравится.
Лис удивленно хлопнул пушистыми ресничками, но теряться не стал и углубился в изучение предлагаемых тут блюд, а я лениво за ним наблюдал. С подошедшим за заказом официантом эльфенку пришлось объясняться жестами. Жалобный взгляд медовых глаз я мужественно проигнорировал, только пакостно улыбнулся и вопросительно задрал бровь. В итоге, Лисенок тыкал пальцем в чем-то заинтересовавшие его названия, а невозмутимый официант терпеливо это записывал. Зачитав получившийся в итоге список и получив утвердительный кивок, он перевел взгляд на меня.
- Большую чашку кофе с молоком и все.
Ушастик брезгливо наморщил нос. Эльфы, по непонятным мне причинам, поголовно все  кофе не пьют и вообще его не приемлют. А я вот пристрастился к этому напитку. Ничего с собой поделать не могу, да и не хочу! Ни вреда, ни пользы он мне не приносит, а вкус приятный. Так что, почему бы и не побаловать себя любимого?
Пока готовился наш заказ, в беседке повисла тишина. Эльфенок поглядывал на меня выжидательно, я же просто наслаждался моментом. Вздохнув, я наклонился вперед, ставя на стол локти и устраиваясь подбородком на сцепленных руках.
- Ну, что ж. Полагаю, настал момент внести кое-какую ясность в текущее положение дел.
Лис сразу же насторожился и очень внимательно на меня уставился. Затягивать паузу я не стал, мы не в театре.
- Начну я, пожалуй, с того, что представлюсь. Откликаюсь на имя Тимофей, или просто Тим. Я вампир.
После этих слов, глаза мальчишки испуганно расширились, и он, шумно сглотнув, весь сжался. Ну, еще бы. Можно сказать, расовый враг! На Варахе наши народы традиционно враждовали, а на Землю мы все пришли со старыми привычками. Но, похоже, без подсказки эльфенок во мне клыкастую кровожадную тварь не опознал бы, бывает. Маленький он еще, неопытный.
- Сильно не волнуйся, убивать или как-то по-другому тебе вредить я не собираюсь. Ты мне нужен живой, здоровый и по возможности, счастливый.
Мордашка Лисенка, да и все его существо, выразили крайнюю степень недоумения, дескать, а чего тебе тогда от меня нужно, если есть не собираешься? Поясним.
- Видишь ли, я не совсем обычный вампир. Я Древнейший и питаюсь в основном не кровью, а чистой энергией. Мне так больше нравится, да и проблем никаких, - ушастый растеряно задрал брови. – Энергия, излучаемая тобой, подходит мне идеально, поэтому я хочу видеть тебя рядом с собой постоянно. А то, что я хочу, я получаю, так что привыкай. Избавиться от моего общества у тебя не получится.
Продемонстрировав мальчишке свой лучший оскал радостного психа, отчего у того нервно дернулся правый глаз, я беззаботно продолжил:
- Характер у меня во всех смыслах приятный, так что, не будешь наглеть и делать очевидные пакости, будем жить душа в душу! Кстати, мне не нравится, что ты все время молчишь, так что, готовься, не заговоришь сам, начнем искать тебе врача.
Видимо, открывшаяся перспектива очередного медосмотра Лисенка не порадовала, и он скуксился, капризно надув губки. В это самое время нам как раз принесли заказ, и, так как я ничего больше не говорил, он занялся его уничтожением. Ну, что могу сказать, или у моего ушастого повышенная прожорливость, или его давно нормально не кормили. Скорее уж второе. В ходе методичного уничтожения продуктов питания, эльфенок усиленно думал, хмуря тонкие брови и периодически бросая на меня короткие взгляды из-под персиковой челки. Я ему не мешал, наслаждаясь горячим кофе и внимательно прислушиваясь к быстро сменяющемуся калейдоскопу разнообразных эмоций. Даже интересно, к чему он придет в итоге.
Ожидаемой мною обиды на то, что я его, по сути, собираюсь использовать как мобильный запас еды, не последовало. Нет, тонкая нотка этого чувства присутствовала, но в основном Лисенок воспринял все очень спокойно и сдержано, ни восторгов, ни разочарований, ни истерик.  Скорее любопытство и настороженное ожидание. Я довольно улыбнулся. Вот и замечательно, какой у меня понятливый эльф! Прям приятно посмотреть. Быстро сообразил, что деваться ему попросту некуда, а я еще не худший вариант. Его вполне мог бы купить какой-нибудь человек-извращенец с садистскими наклонностями. Желания раба мало кого интересуют.
- Если ты закончил, поехали одеваться.
Получив утвердительный кивок, я рассчитался с подоспевшим официантом и выбрался из-за стола.
Магазин встретил нас ворохом цветастых тряпок новой коллекции популярного кутюрье (по моему, если не ошибаюсь, он тоже вампир), щебетом услужливых работниц, почуявших клиентов, и бесконечными примерками. Лично я со своими вкусовыми предпочтениями уже тыщу лет назад определился, да и размеры у меня не менялись с молодости, так что, себе я выбрал одежду быстро и без лишнего шума. А вот вокруг малость прифигевшего ушастика развернулась просто таки кипучая деятельность. А что, я девочек где-то даже понимаю. Вряд ли к ним часто заходят такие хорошенькие эльфята, да еще и готовые скупить полмагазина, главное чтоб понравилось! Вот они и стараются вовсю. Бедный Лисенок перемерил, наверное, с сотню всевозможных комбинаций нарядов. Если поначалу ему было интересно, то под конец он уже нервно дергался и был готов разреветься. Я сделал вывод, что мой эльф не шопоголик. Пора выручать.
Поднявшись с уютного диванчика, откуда я все это время наблюдал представление и оценивал наряды, (ушастого выводили мне на суд с завидной регулярностью, поняли, акулы магазинные, кто у нас в паре держатель кошелька) решительным шагом направился к несчастному Лисенку. Последний вариант костюма мне нравился. Светло-голубые узкие джинсы по фигуре и белая туника до середины бедра с небольшими разрезами по бокам, декорированная по вороту, подолу и манжетам красивой темно-синей вышивкой - очень ему шли.
- Так, мы берем то, что сейчас на нем. Еще вон то, то и то. И вот это тоже.
В общем, быстренько отсортировав понравившиеся лично мне тряпки, вопросительно посмотрел на эльфа. Тот только согласно кивнул, испытывая огромное облегчение оттого, что, наконец, эта пытка закончилась и ему больше ничего не надо снимать и надевать. Я не смог сдержать веселой улыбки и подмигнул ушастику. Тот нахмурился и фыркнул, тоже впрочем, робко улыбнувшись. Идиллия, блин.
Так как в магазине мы провели приличную часть дня, то дальше поехали во все тот же утренний ресторан, подкреплять подорванные силы остроухой жертвы моды. Он был только рад. За то время, что мы уже провели вместе, Лисенок заметно расслабился и начал вести себя естественно, не пугаясь и не сжимаясь от любого моего неосторожного движения. Сидя за уютным столиком, он уже вполне самостоятельно и без оглядки изучал меню, а потом искренне улыбался, реагируя на мои шутки. Я вообще, можно сказать, горжусь собой! Ведь могу же, когда хочу, быть душой компании и нести веселье в массы. Главное, было б перед кем выпендриваться, а в лице ушастого я нашел благодарную аудиторию. Давно я так приятно не проводил время. Еще бы вести диалог, а не монолог, было б тогда совсем замечательно. Но и это вполне можно было пережить. Лисенок так непосредственно и ярко реагировал на все мои действия и высказывания, что додумать ответы самостоятельно было не сложно. Вообще, у мальчишки оказалась очень подвижная мимика, что для представителя его расы было крайне нетипично. Так могли себе позволить себя вести только совсем молодые эльфы, не выходящие за пределы общины. С посторонними ушастые обычно крайне холодны и неэмоциональны. Не лица, а  фарфоровые маски презрения. Так что, я вовсю наслаждался как чистыми эмоциями, так и вообще компанией Лиса. Было на удивление комфортно в его обществе, я ожидал худшего.
День было решено продолжить прогулкой и осмотром местных достопримечательностей. Лично для себя я ничего ценного в этом населенном пункте не увидел. Обычный город. Не центр, но и не деревня. Так, серединка на половинку, но ушастик с детской непосредственностью вертел по сторонам головой, с восторгом разглядывая многоэтажные здания и разнообразные памятники. Через центр города протекала небольшая речушка, и мы вполне мирно погуляли по аккуратной набережной. Местный парк парню совершенно не понравился, он возмущенно хмурился и поджимал губы. Ну, да, не все же буйство эльфийских рощ. Это он еще гномьих лесопосадок не видел. Кстати, нечеловеческие расы здесь были представлены весьма слабо. За все время мы встретили от силы, если с десяток эльфов и гномов. Вампиры чуяли меня загодя и предпочитали на дороге не попадаться. Про такую экзотику как орки или горгульи я вообще молчу. Их и в столице встретить проблематично.
Общим итогом нашего бессистемного брожения стало то, что мы оказались в кинотеатре. С момента появления на Земле переселенцев с Вараха эта отрасль развлечений изменилась мало. Разве что теперь в процессе съемок принимает обязательное участие маг по спецэффектам и желающие приобщиться к искусству, получают возможность полного погружения в демонстрируемое действие. Только что непосредственно поучаствовать не дают.
Как выяснилось, Лис в кинотеатре ни разу не был. Бурный детский восторг, испытываемый им при виде огромного белого экрана и постепенно наполняющегося народом зала, вернул меня в те времена, когда я сам впервые пришел в подобное место. Мне было безумно приятно пережить эти мгновения еще раз.
Наши места оказались в самом центре на удобном маленьком диванчике для двоих, поэтому вертеться эльфенку было удобно. Он сидел вытянувшись в струнку и возбужденно блестел глазищами, впитывая каждый миг происходящего вокруг. Я же, откинулся на спинку и с легкой улыбкой за ним наблюдал. Наконец, свет погас, и Лис уставился широко распахнутыми глазами вперед. Лично мне смотреть не помню, какую по счету экранизацию исторического боевика «Гарри Поттер» было не интересно, но эльфенок так увлекся, забравшись с ногами на сидение и бессознательно прижавшись к моему боку, что я невольно втянулся.
Нашептывая Лисенку на ушко пояснения разных моментов, вызывающих у него недоумение, я, можно сказать, с ностальгией вспоминал, как сам когда-то снимался в кино. Долгое время мне было это интересно, а насыщенные эмоции окружающих увлекали. В прошлом я слыл популярным и востребованным актером, получал за роли бешеные гонорары и наслаждался воплями толп фанатов. Но, в конце концов, назойливое внимание стало раздражать, и я это забросил, перестав ходить даже на премьеры. А вот теперь, благодаря возбужденно подпрыгивающему в особенно напряженных моментах мальчишке, опять с интересом оцениваю происходящее на экране и прислушиваюсь к чувствам зрителей. Хотя нет, меня интересуют чувства только одного, того, который сейчас свалится с дивана! Ухватив эльфенка за талию, оттащил его от края и посадил к себе на колени, во избежание, так сказать. Он этого даже не заметил, продолжая восторженно следить за приключениями героев. Эх. Вздохнув, пристроил подбородок у него на плече и тоже погрузился в историю жизни очкастого человеческого детеныша.
Наконец, промелькнули финальные кадры, и по экрану побежали строчки титров. Лисенок еще некоторое время сидел под впечатлением, невидяще глядя перед собой и не воспринимая окружающую действительность. Потом он глубоко вздохнул и начал оглядываться. Когда же ушастик понял, где сидит, точнее, на ком, его мордашка та-а-ак вытянулась, а сам он так засмущался, что я в очередной раз за день расплылся в довольной улыбке. Блин, вот одно только это стоило всех уже случившихся и всех будущих неприятностей разом!
- Ну что, домой? – ссаживая с колен, поинтересовался я у порозовевшего мальчишки.
Максимум на что хватило моего персикового недоразумения - это кивнуть, поглядывая на меня из-под пушистых ресниц. Выйдя на улицу и полной грудью вдохнув свежий воздух сгущающихся сумерек, я нашел взглядом нашу повозку.
- Нет. Пожалуй, сначала мы заедем в магазин.
Волна ужаса и возмущения от ушастика едва не сбила меня с ног. Немного проморгавшись, я обернулся. Лисенок стоял в паре шагов от меня. Надувшись  и скрестив руки на груди, он всем своим видом выражал немой протест. Я невольно рассмеялся.
- Балда. За продуктами поедем. Каждый день ездить в ресторан мне лениво, надо иметь запас еды дома.
Медовые глаза растерянно расширились и весь воинственный настрой эльфенка разом улетучился. Ему стало стыдно. Вздохнув и опустив голову, он безропотно побрел к повозке, а я довольно щурясь, последовал за ним. Посещение магазина прошло без особых приключений. Мы оба устали и просто покидали в тележку более-менее симпатичные продукты, причем, Лисенок потерял остатки последнего смущения и нагло выхватывал у меня из рук упаковки с тем, что ему казалось неправильным, заменяя нужными товарами. Я не возражал. В конце концов, есть это придется именно ему, так что, имеет полное право.
Домой мы ввалились груженые пакетами по самые зубы. Пришлось припрячь возницу, но все равно мы сделали несколько ходок. Последнюю я мужественно совершил в одиночку, оставив Лисенка разбирать и распихивать покупки по полкам. Раздевался и умывался я уже зевая во всю челюсть. Эльф благополучно на все плюнул и уполз в спальню гораздо раньше меня. Так что, когда я забрался под одеяло, он уже крепко спал. Да уж, насыщенный день у нас вышел.

Проснулся я оттого, что под боком у меня проходила подозрительная и весьма активная возня. Не придя еще до конца в себя, я грозно рыкнул, что возымело мгновенное действие: нарушитель покоя замер, но в ответ меня обдало такой волной возмущения, что я невольно приоткрыл один глаз. Левый. Прямо предо мной обнаружилась лохматая, пахнущая цветами макушка. Я был бы не я, если бы не догадался, что макушка принадлежит Лисенку, который уже возобновил телодвижения, как я понял мгновением позже, имеющие своей целью выбраться из моего стального захвата. Ну, да. Имею такую дурную привычку: во что во сне вцепился, то, пока не проснусь, не отпущу. Полезное, между прочим, качество. Не один завтрак таким образом себе словил!  Правда, обычно я все-таки просыпаюсь гораздо быстрее…. Видимо, вчерашнее переедание не прошло даром, и мой организм в срочном порядке решил все переварить и усвоить, а то, мало ли, вдруг дурной хозяин опять голодом морить надумает? Надо ловить момент. Потому и реакции какие-то заторможенные.
Пока я неторопливо рассуждал на совершенно левые темы, Лисенок, натужно пыхтя, пытался отцепить мои базирующиеся у него в области груди и живота конечности от своей тушки. Быстро поняв всю бесперспективность этих действий, он придумал другой ход. Эльфенок попытался выползти из кольца рук методом плавного смещения вниз. Глупо улыбнувшись, я все же решил упростить ушастому его задачу и выпустил страдальца. Лис с громким вздохом облегчения тут же выбрался из постели и прямиком побежал в ванну. Мдя… Физиология, однако!
Перевернувшись на спину, я всем телом, до довольного кряхтения в собственном исполнении, потянулся. Судя по ощущениям, пора вставать, уже давно наступил новый день. Но, кто бы знал, как лениво шевелиться. Сложив ладони на животе, бездумно уставился в потолок. Через некоторое время вернулся Лисенок. Вчера он лег спать в найденной в шкафу белой безразмерной футболке с абстрактной картинкой на… хм… в районе его талии, так что теперь, забираясь обратно в кровать под одеяло, путался в длинном подоле. Кое-как преодолев вставшее на его пути препятствие, он, с довольным вздохом, вытянулся на боку лицом ко мне. Повернув голову, я уставился в осоловелые глаза рыжика. Похоже, не одному мне сейчас шевелиться не хочется.
- Спим дальше?
Получив утвердительный кивок и волну благодарности в качестве ответа, расслабился окончательно, прикрывая глаза. В конце концов, пока можно и побездельничать. С такими мыслями я, сам не заметил как, провалился в неглубокий сон.
Не знаю, сколько точно прошло времени - судя по субъективному мироощущению, не много, - но второй раз меня разбудила настойчивая, ввинчивающаяся в уши трель. Спросонья я не сразу сообразил, что это дверной звонок. Недовольно заворчав, Лисенок спрятал голову под подушкой и сделал вид, что его нет. Пришлось вставать мне, хорошо, что я спал все в тех же шелковых пижамных штанах, не пришлось искать одежду. Пока дошел до источника раздражающего звука, окончательно проснулся и дверь открывал уже будучи в полном сознании, готовый ко всему.
- Тимофей, у тебя ни стыда, ни совести! Сколько можно  ждать?!
На пороге обнаружился Никс. Сверкая белозубой улыбкой, вампир оттер меня с прохода плечом, затянутым в дорогущую ткань серого классического костюма, и, азартно блестя глазами, ввалился внутрь.
- Ты что тут делаешь? – хмуро интересуюсь.
Не то чтобы я не был рад видеть своего личного (на протяжении последних сотен лет – бессменного)  помощника, но вроде мы не договаривались, что он приедет. Импровизация – не его конек. Бросив вместительную дорожную сумку в зале у стены, блондин беззаботно махнул рукой и вальяжно развалился на диване.
- Да вот, решил составить тебе в этом захолустье компанию. Поддержать, так сказать, боевой дух.
 Я прислонился плечом к косяку и, скрестив на груди руки, скептически приподнял бровь.
- Да и на приобретение твое посмотреть хочу. Все-таки, оно нам обошлось в кругленькую сумму!
Вот. В это верится больше. Никаресс ведет все мои финансовые дела и является просто-таки жутким скупердяем (хотя предпочитает называть себя бережливым). Деньги он мне тратить не мешает, но при любой возможности демонстративно оплакивает каждую монетку. И это притом, что потратить все накопленное за века и продолжающее накапливаться состояние я при всем своем желании не смогу. Потребности у меня не такие уж и большие, а благодаря моим стараниям и стараньям того же Никса, счет в гномьем банке увеличивается гораздо быстрее, чем уменьшается. Но тут, как он говорит - дело принципа.
- Ну-ну. Лисенок еще спит.
Отлепляясь от стены, плюхаюсь на диван напротив вампира.
- Лисенок? – удивленно задрав брови, Никс покачал головой. – Оригинально. Я так понимаю, имя ему придумал ты?
Получив в ответ утвердительный кивок и широченную улыбку, вампир хмыкнул.
- Ты в своем репертуаре… Он тебя не послал на древнеэльфийском за такое оскорбление? Приравнять эльфа к животному… Это додуматься надо было!
Я оскалился еще радостнее.
- А он пока не разговаривает, молча возмущался. Последствия всего произошедшего дают о себе знать. Зато мы теперь дружим, и мальчишка от меня не шарахается!
- Я в твоих талантах дипломата и не сомневался даже, - протянул блондин.
Пожав плечами, я перешел на деловой тон.
- Ладно, довольно лирики. Что удалось выяснить? – Никогда не любил ходить вокруг да около в вопросах, касающихся дела. А раз уж Никс сюда прибыл лично, значит, всю доступную информацию по интересующему меня вопросу он выяснил, привез с собой и готов по первому требованию предоставить. Он меня прекрасно знает, не один год работаем вместе.
Я, естественно, оказался прав. Мужчина мгновенно посерьезнел и подобрался.
- Значит так. Человек - стандартный сетевик. Полностью подчиняется и отчитывается главным владельцам Приютов в столице. Ничем примечательным прежде не отличался. Исполнительный, в меру хитрый. Инициативу активную никогда не проявлял, хотя некоторые сомнительные сделки периодически на свой страх и риск проводит. Тот же аукцион рабов не был согласован с начальством. Федотов работал чисто себе на карман. Если в столицу сообщить, подозреваю, там сильно удивятся. Наверняка все доходы пошли мимо их кассы.
Подвернув под себя одну ногу, я откинулся на спинку дивана.
- А что с Мириал?
- Тут все тоже неоднозначно. Ей двести тридцать четыре года, амбициозная, но неудачливая. Пробовала зацепиться в столице, однако имела неприятности с главой клана «Скользящих». Перешла дорогу и «Диким охотникам». В результате всего этого сбежала в провинцию и теперь активно занимается тем, что подминает под себя ночной город. Пока получается у нее это вполне удачно, успела заручиться поддержкой местных и приобрести влиятельных сторонников. С региональным главой вампиров, курирующим этот район, старается не пересекаться и поддерживает почтительный нейтралитет. Видимо, учла ошибки молодости и на рожон не лезет. Очень осторожна.
Никс замолчал, а я задумался. В принципе, оба этих товарища выглядят подозрительно.
- Как думаешь, с какой целью они могли проигнорировать мою метку?
В том, что хотя бы вампирка знала о том, что Лисенок принадлежит Древнейшему, я не сомневался ни мгновения. От эльфа совершенно четко пахнет мной. Стоит, наверное, пояснить, что такое вампирское клеймо. Это не рисунок на теле или ауре, и не что-то подобное, нет. Удел вампиров – магия крови, все мы в большей или меньшей степени владеем этим искусством, метка - одно из его проявлений. Ставя клеймо, вампир неуловимым образом меняет свойство крови своей жертвы так, что любой другой из нашей братии чувствует специфический запах загодя и знает, что этот конкретный представитель разумных уже кому-то принадлежит. На Варахе это было весьма актуально. Качественной пищи на всех не хватало. Чем опытнее вампир, тем больше информации несет с собой запах. Просто так представителями других рас клеймо обнаружено быть не может, необходимо проводить специальный тест. Так что, ставя метку на Лисенка, я был совершенно уверен - клыкастые охотники обойдут его стороной, а свои и не заметят ничего даже. Ну, кому, скажите мне, понадобится проводить довольно сложное, весьма специфическое исследование крови несовершеннолетнего эльфенка, всю сознательную жизнь проведшего в уединенной деревне своего народа? Никому не понадобится.
- Я уже над этим думал, - поморщившись, Никс почесал бровь. – Даже не знаю, что сказать. Вариантов может быть масса. Например, они надеялись по-быстрому сбыть эльфа, все-таки, товар редкий, дорогостоящий. Или при первоначальной покупке Федотов мог не знать, что мальчишка уже чей-то, вполне вероятно, это всплыло позже, а когда выяснилось, они решили положиться на человеческое авось. Или же хотели его подсунуть кому-то, кого желательно было бы убрать. Гнев Древнейшего, чью законную добычу посмели присвоить, стал уже притчей во языцех.
- Угу. Или у Мириал отбило нюх… Она ведь сама ко мне подошла и пригласила внутрь, - скептически хмыкнув, добавил я, на что Никс только развел руками.
- Она могла подумать, что ты специально за эльфом пришел, вот и решила, что меньшим злом будет посодействовать в безболезненном возврате его законному владельцу. Хотя, безболезненным я бы это не назвал, - горестно вздыхая, скривился вампир. Жадина.
Вздохнув, я уставился в потолок. Яснее не стало.
- В общем, надо мне сходить в гости. Нанести визиты вежливости, - сделал я очевидный вывод.
Блондин согласно покивал.
- Подробные досье на них обоих и их ближайший круг у меня с собой. Нужно только распечатать.
- Хорошо.
Я уже не слушал Никса. В комнате отчетливо повеяло настороженностью. Повернув голову, столкнулся с вопросительным взглядом замершего в проходе и не решающегося пройти дальше ушастика. Лисенок успел полностью проснуться и привести себя в порядок. Как-то даже неудобно стало за свой собственный полуголый вид. Что-то вот мне подсказывает, что рядом с Никарессом в костюме и Лисом в джинсах и тунике я со своими шелковыми штанами несколько проигрываю… Или наоборот… Это с какой стороны посмотреть!
- С добрым утром! – радостно оскалившись, машу ушастику рукой, предлагая присоединиться к нашей теплой компании.
Эльфенок осторожно приближается, а я поворачиваюсь к подобравшемуся Никсу. Сейчас он очень похож на замершего в засаде хищника: голубые глаза чуть прищурены и холодно поблескивают, губы плотно сжаты, крылья тонкого носа слегка трепещут - вампир принюхивается к вероятной добыче. Ан, фиг вам. Мое!
Дождавшись, когда внимание мужчины переключится с усевшегося рядом со мной эльфа на меня, вопросительно приподнимаю бровь, позволяя ненадолго проявиться недоброму алому огоньку в глазах. Никс тут же опомнился и поднял руки, дескать, извини, больше не повторится. Ну-ну. Смотри у меня.
Повернувшись всем корпусом к эльфенку, я ободряюще ему улыбнулся.
- Лис, это Никаресс, можно Никс, он мой личный помощник,  компаньон и по совместительству – друг. Любить его не обязательно, но уважать стоит.
Блондин важно кивнул, а я не смог побороть искушение и не добавить еще пару слов. Потому, приобняв за плечи, зашептал любопытно блестящему глазами мальчишке в его прячущееся в мягких волосах ушко:
- Представляешь, этот скупердяй имеет наглость выговаривать мне за тебя! Ни стыда у вампира, ни совести. За жалкую монетку удавится. Вся сущность его мелочная в этом.
- Тимофей, прекрати! – Возмутился Никс, а я довольно оскалился. - Не надо меня позорить, имей совесть! Я теперь прекрасно вижу, что был не прав, общество такого очаровательного эльфа просто бесценно, - с этими словами наглая блондинистая морда обворожительно ушастику улыбнулась. Лисенок тут же смутился и отвел глаза, премило при этом покраснев.
- Между прочим, вы уже обедали? – переведя на меня взгляд, сменил вампир тему. – Это ты у нас духом единым питаешься, а всем остальным необходимо регулярно потреблять калории.
Я законно возмутился:
- Мы, вообще-то, только проснулись!
Никс сделал большие глаза и картинно всплеснул руками.
- Ну, вы даете. Тогда предлагаю исправить это упущение.
Громко фыркнув, я прижал к себе ушастика.
- Так вперед и с песней! На кухне куча продуктов. Кто вызвался, тот и готовит, - показав возмущенно открывшему рот блондину язык, демонстративно откинулся на спинку дивана, увлекая за собой улыбающегося Лисенка. Да, два вампира, решивших подурачится - это сила. Особенно два Древнейших, знающих друг друга как облупленных.
- Ну и пожалуйста, - скривив губы, заявил Никаресс, поднимаясь на ноги и снимая пиджак. – Покажу вам, лентяям невоспитанным, мастер-класс! Будете знать, как гостей работать заставлять. Пусть вам будет стыдно!
Расстегнув манжеты белоснежной сорочки и закатав рукава, блондин упер руки в боки и грозно уставился на нас с Лисом, продолжающих полулежать на диване. Эльфенок при этом испытывал отчетливый дискомфорт, ему было совестно и неудобно перед вампиром. Вот ведь ребенок, ей-богу!
- Непременно будет, - глубокомысленно покивав головой, я махнул рукой в направлении кухни. – Холодильник и плита там. Удиви нас!
Никс демонстративно окинул нас презрительным взглядом и с гордо поднятой головой пошел, куда послали. Дернувшегося было следом Лисенка я, приобняв за талию, удержал на месте. А на вопросительный взгляд повернувшегося ко мне парня только хитро улыбнулся:
- Погоди. Пусть помучается, ему полезно. Все продукты перепортить не успеет, так что голодным не останешься.
Удивленно задрав брови, рыжик послушно успокоился, медленно откидываясь на спину. Некоторое время мы сидели в полной тишине. Я прятал довольную улыбку у Лисенка в волосах, зарывшись носом в персиковую макушку и сцепив руки у него на животе, а мальчишка чутко прислушивался к шебуршению на кухне. Первые несколько минут в моих объятиях, он был напряжен, но, поняв, что никакой активности по отношению к его тушке я проявлять не собираюсь, полностью расслабился, переключив внимание на Никса. В эмоциях ушастика на первый план выползло здоровое любопытство. Причем любопытство было настолько ярким, что мне самому стало безумно интересно, что же там на кухне такое грохочет и плюхает. На особенно громком звуке непонятного происхождения Лис нетерпеливо заерзал и коротко вздохнул.
- Пойдем, посмотрим? – тихонько шепнул я ему на ушко.
Быстро кивнув, ушастик просто-таки заискрился азартом и предвкушением. Аккуратно поднявшись с дивана, мы бесшумно прокрались к входу на кухню. Беглый осмотр из-за угла показал, что грохочет Никс кастрюлями. Зачем ему столько – загадка, но на плите их красовалась целая батарея! Переглянувшись с удивленным эльфом, шепотом внес предложение:
- Вмешаемся?
Получив утвердительный кивок, гордо выпрямился (до этого мы, в лучших традициях конспирации, передвигались пригнувшись и на полусогнутых).
- Как успехи? – интересуюсь, деловито инспектируя разложенные на столе продукты. По-моему, вампир достал все, что было в холодильнике. Излучающий любопытство эльфенок прятался у меня за спиной, щекоча легким дыханием шею и выглядывая из-за плеча.
Никс демонстративно уронил очередной ковшик и повернулся к нам.
- Нет, здесь совершенно невозможно работать! Мало того, что я не могу найти нормальную посуду, так еще и мешают все время!
При этом блондин так возмущенно сверкал глазами и так активно размахивал огромной поварешкой, что Лис не выдержал и тихонько фыркнул мне в плечо, а я широко улыбнулся.
- Конечно. А еще у нас плита неправильная и продукты совершенно не те, что нужно, - покивал я сочувственно головой. – Признайся лучше сразу: ты просто не умеешь готовить.
- Я?! Да я лучший повар в этой части Ойкумены! – патетично так воскликнул Никаресс и жахнул мастер-класс.
Могу сказать, что повар он действительно неплохой, во всяком случае, никто из тех, кого он кормил, не жаловались (может, просто боялись и мужественно терпели несварение желудка, трудно сказать). Продукты буквально замелькали. Что-то он быстро-быстро резал, что-то поставил варить, на плите зашкворчало масло в сковороде, ну и вообще, наблюдались все необходимые элементы нормального процесса приготовления пищи. Лисенок просто рот раскрыл. Его искреннее удивление приятной волной растеклось у меня по всему телу. Аж замурлыкать захотелось.
Покачав головой, я усадил эльфенка на высокий табурет и оставил на попечение выпендривающегося Никса. Тот старался вовсю, пуская в ход весь доступный ему арсенал безобидных способов произвести положительное впечатление, прекрасно понимая, что Лис со мной надолго, а значит, с ним надо дружить. Так как ребенок попался неиспорченный, это сделать было не так уж и сложно, опасности он от блондина не чувствовал и потому быстро смог расслабиться. Сам я, тем временем, отправился в ванну. Надо все-таки привести себя в порядок и одеться.
Угробив на все про все минут тридцать, вернулся на кухню уже при параде. Сегодня я решил изобразить из себя вампира классического. Черные брюки и черная же обтягивающая водолазка, на мой взгляд, вполне под это определение подходили. Мне еще черный плащ и солнцезащитные очки - вообще буду «ужасом, летящим на крыльях ночи». У-ха-ха! Кхм... Ну, это я так. На кухне царили мир и согласие. Плавали аппетитные запахи, Лисенок уплетал что-то из глубокой фарфоровой чашки и увлеченно слушал разглагольствующего за жизнь вампира. При моем появлении рыжик радостно улыбнулся. Блин, приятно-то как, когда тебя искренне рады видеть! Я широко улыбнулся ему в ответ.
Какое-то время мы, как дружная семья, сидели на кухне. Я пил кофе, Лисенок завтракал, а Никаресс изображал рубаху-парня. Он, когда хочет, прекрасно справляется с этой ролью. Так вот и не скажешь, что пред вами расчетливый и жестокий тип, способный, не моргнув глазом, собственноручно отправить на верную смерть население небольшой страны. Несомненная удача, что он безоговорочно признает мое лидерство и авторитет, а то были бы возможны проблемы, и мне пришлось бы от него избавляться - слишком опасен.
Как только мой эльф наелся, а остатки приготовленного Никсом пиршества были убраны, мы все переместились в кабинет. Блондин без дополнительных напоминаний достал информационный кристалл и распечатал всю информацию, касающуюся интересующих меня личностей. Притихший Лисенок тихонечко забрался с ногами в глубокое кресло рядом с окном. Судя по эмоциям и любопытному блеску глаз, ему было жутко интересно, что тут такое происходит, а если смотреть по поведению, эльфенок опасался, что его выгонят.
- Я так понимаю, ты остаешься жить с нами? – просматривая бумаги, поинтересовался я у развалившегося в кресле вампира.
- Да, есть такое желание. Дел у нас в столице никаких особо важных нет. К тому же, как разберешься с... - поймав мой предостерегающий взгляд, Никаресс понятливо опустил ресницы. Я не хотел посвящать Лисенка в возникшие вокруг него волнения. Меньше знает, крепче спит, ну, пока, по крайней мере, а там видно будет. – …Текущими вопросами, можно будет взяться за один интересный заказ. Это как раз, предположительно, недалеко.
- Заказ? Что там?
У нас с Никсом было довольно-таки успешное предприятие. Мы добывали утерянные артефакты. Точнее, я азартно лазил по курганам, гробницам, пирамидам, кладбищам и прочим подобным местам, потроша тайники и отбиваясь от всякой нечисти, а блондин изображал менеджера, принимал заказы и вел переговоры. Это развлечение увлекло нас обоих не так давно, лет десять всего как, и пока не надоело. Иногда попадались действительно интересные дела! Наша фирма была широко разрекламирована и пользовалась хорошей репутацией (ну еще бы, работники-то кто?), поэтому, отсутствием состоятельных и серьезных клиентов мы не страдали. Постоянно кто-то чего-то хотел.
- Не думаю, что сейчас стоит об этом говорить. Там долгая предыстория и целая теоретическая база! Клиенты попались дотошные, зато платить готовы по-царски.
Хмыкнув, я согласился. Действительно, слушать увлекательные лекции прямо сейчас я настроен не был. Прямо сейчас мне не терпелось кое с кем пообщаться, аж когти чесались и клыки увеличивались, как хотелось. Осталось решить, кто удостоится моего визита первым.
- Согласен, - откинувшись на спинку кресла, я задумчиво уставился в холодные голубые глаза напротив. – Это подождет. Ты со мной или тут останешься?
Никс растянул губы в безжалостной улыбке, без дополнительных пояснений поняв, о чем я.
- Если не против, то с тобой. Мне тоже хочется поучаствовать.
Я понятливо хмыкнул. Держись, Сулейман. Зря ты так пожадничал. Мог бы отделаться легкой смертью.
- Ладно, тогда давай закончим с этим поскорее.
- Хорошо, пойду, кое-что возьму, - легко встав, Никс быстро удалился, успев напоследок подмигнуть насторожившемуся Лисенку.
Мальчишка наверняка мало чего понял, но вводить его в курс дела было бы и долго, и смысла особого в этом я не видел. Выбравшись из-за стола, я подошел к креслу, в котором расположился рыжик. Присев перед ним на корточки и обняв колени, заглянул во внимательные глаза цвета меда, эх… красивые глаза.
- Нам надо уйти ненадолго, останешься дома за главного, хорошо?
Лис пожал плечами, показывая, что куда он денется. Эльфенок был разочарован и немного обижен. Перспектива остаться тут одному его явно не радовала, да и мне его бросать, если честно, тоже не хотелось, но не брать же парня с собой на разборки?
- Не обижайся, я постараюсь закончить все быстро, - пообещал я, слегка сжав колени эльфа. – Думаю, здесь найдется, чем заняться, и тебе не будет скучно.
Рыжик надулся и тяжело вздохнул, но согласился, утвердительно кивнув. Широко улыбнувшись, я встал.
- Вот и замечательно!
Запустив пятерню в мягкие персиковые волосы, основательно их взъерошил, чем вызвал возмущенный писк ушастика. Втянув голову в плечи, он отчаянно замахал на меня руками. Расхохотавшись, я шустро ретировался за двери кабинета, крикнув на прощание:
- Мы скоро!

Темнеющее небо мрачно хмурилось предгрозовыми тучами. Пронизывающий, пахнущий дождем ветер трепал волосы и поднимал с земли мелкий мусор вперемешку с пылью. Ощутимо холодало. После недолгих дебатов было решено первым навестить человека, как потенциально более подозрительную личность.
Наша сегодняшняя цель - глубокоуважаемый управляющий Темного Приюта по фамилии Федотов, а по имени Сулейман, проживал на окраине города в элитном спальном районе. Его комфортабельный трехэтажный коттедж с ажурными балкончиками и покатой черепичной крышей надежно прятался за красным кирпичным забором метров трех в высоту. Стоя в тени небольшой рощи деревьев на некотором отдалении от главных ворот, я придирчиво разглядывал сей монументальный шедевр современного зодчества, прикидывая возможности местной охранной системы. Судя по моим ощущениям, а они меня редко подводили, спрятался старый барыга хорошо, для провинции так просто замечательно! Стандартный внешний контур магической охраны, сигнализирующий о любых несанкционированных проникновениях, едва заметно мерцал в невидимом человеческому глазу спектре; по ухоженному газончику бегали специально выведенные для таких случаев зубастые сторожевые собачки; вооруженные охранники-люди внимательно следили за периметром через микроскопические видеокамеры, распиханные во всевозможных местах. Оружие у них, я так полагаю, современное - убойное. Хмыкнув, засунул руки в карманы приталенного черного пальто с воротником из длинного серебристо-серого меха.
- Что скажешь? – подал голос Никаресс, который стоял, прислонившись плечом к массивному дубу чуть позади меня. В вопросах проникновения куда-либо у меня был непререкаемый авторитет (у меня вообще авторитет он такой - фиг попререкаешься, но договориться с ним можно).
Я равнодушно пожал плечами.
- Ничего особенного, все просто: спалим охранку, разломаем ворота, перебьем живность, пара десятков трупиков охраны на закуску и мы внутри. Минут за семь уложимся.
Никс скептически поджал губы.
- Действительно, ничего особенного. Только вот боюсь, это не очень хорошо скажется на нашей репутации и может повредить бизнесу. Я - против.
- Так никто же не узнает! - Возмутился я и прищурился, примеряясь к тому, с какого места будет лучше начать ломать цельнолитые двустворчатые ворота. - Некому закладывать будет. А как уходить станем: особнячок и поджечь можно будет.
- И, тем не менее, здесь слишком оживленный район, нас могут заметить, - возразил блондин, отлепляясь от дерева и отряхивая рукав пиджака. -  Хотя, должен признать, идея не лишена привлекательности. Но уж больно хлопотно… Все же стоит, наверное, придумать что-то менее шумное.
- Какой ты скучный, - разочаровано протянул я, послав вампиру взгляд незаслуженно обиженного щенка. Дождавшись реакции в виде насмешливо приподнятой светлой брови, со вздохом предложил другой путь. – Ну, тогда можно тихо, не привлекая абсолютно никакого внимания, совершенно не интересно, просто перелететь через внешний контур охранки. Тут не купол, а обычная система типа «стена», метрах в десяти от земли заканчивается. Простенький отвод глаз и сторожа во дворе нас не заметят. Там через крышу проберемся внутрь, абсолютно банально найдем по запаху хозяина и тихонечко с ним побеседуем. Естественно все, не привлекая лишнего внимания.
На это Никс возражать не стал. Не то, чтобы я действительно рассчитывал на реализацию плана номер один, но попытка не пытка. Вдруг бы он согласился? Повеселились бы. В тех случаях, когда мы работали в паре: мне отводилась роль генератора всевозможных безумных идей, а блондин выступал в роли придирчивого критика. Эта тактика всегда приносила неплохие результаты так что, отступать от привычной схемы никто из нас смысла не видел. Сегодня я, правда, сильно не фантазировал, а то, спор мог бы затянуться надолго, чего мне категорически не хотелось. Итак, скоро уже вечер. Мы угробили массу времени на то, чтобы сюда добраться и убедиться, что хозяин в своей резиденции.
- Тогда вперед, - скомандовал я, сгущая вокруг себя тени.
Сейчас мое тело приняло размытые очертания, и любой, кто будет смотреть на то место, где я нахожусь, ничего не увидит. Его взгляд лишь скользнет дальше. Никс последовал моему примеру. Оттолкнувшись от земли, мы легко взлетели в воздух. Полеты – это еще одно несомненное преимущество Древнейшего вампира перед всеми остальными разумными. С течением времени мы обретаем способность управлять различными стихиями. Не знаю уж почему, но воздух подчиняется нам гораздо охотнее всего остального. Конечно, все требует практики, но при должном усердии нет ничего невозможного.
Как я и говорил, верхняя граница магического контура пролегала приблизительно в десяти метрах над землей и мы легко ее миновали. Товарищи, отвечающие за безопасность, явно не предполагали возможность атаки с воздуха, а очень даже зря. Или хозяин пожадничал, ведь «купол» стоит на порядок дороже. Наползающие на небо черные тучи прекрасно справлялись с ролью нашей маскировки. На их фоне даже человеческие видеокамеры не засекли бы два размытых силуэта. Не теряя времени, блондин аккуратно приземлился на крышу здания, припадая на руки и настороженно оглядываясь. Так как Никаресс был существенно меня моложе то, то, что у меня получалось без проблем, стоило ему некоторых, зачастую серьезных, усилий. Полеты относились к этому списку, их мой помощник категорически не любил, потому всегда стремился свести к минимуму.
Я подобных проблем не имел, потому, сделав широкий круг по периметру здания и убедившись, что все спокойно, охрана не потревожена, подлетел к Никсу, который уже нашел путь внутрь. Одно из окон третьего этажа оказалось гостеприимно приоткрыто, и блондин, не раздумывая, этим фактом воспользовался. Никого живого внутри не чувствовалось, потому я нырнул следом, аккуратно прикрывая за собой створку и бегло осматриваясь. Мы оказались в чьей-то спальне, по крайней мере широкая двуспальная кровать под балдахином наводила именно на такие мысли.
- Куда дальше? – замерев неподвижно, подал голос вампир.
Сосредоточившись, я прислушался к происходящему вокруг. Под опущенными веками постепенно проявлялся план здания с мерцающими красными точками живых объектов. Их кровь послушно отзывалась на мой тихий зов, охотно нашептывая сокровенные тайны своих хозяев. Мне эти тайны были неинтересны, и потому я скользил сознанием от одного огонька жизни к другому до тех пор, пока не нашел искомое.
- Повезло. Сулейман в комнате через пару дверей от нас и он один.
Блеснувший в темноте оскал Никаресса заставил и меня плотоядно усмехнуться в предвкушении. Двигаясь абсолютно бесшумно, мы покинули комнату. Неяркий свет настенных бра позволял беспрепятственно рассмотреть безлюдный коридор, стены которого были обшиты деревянными панелями и завешаны картинами, а пол устилала красная ковровая дорожка. По правую сторону от нас располагался ряд дверей, к одной из которых мы и направились. Не посчитав нужным постучаться, я просто потянул за ручку, открывая проход и проскальзывая внутрь. Идущий следом Никс плотно закрыл за нами дверь, блокируя путь к отступлению.
Комната оказалась небольшим кабинетом и в данный момент использовалась по прямому назначению: Сулейман сидел спиной к зашторенному окну за широким письменным столом и в ярком свете настольной лампы изучал какие-то бумаги. Больше в помещении никакого освещения не присутствовало, что было нам только на руку: создавало, так сказать, атмосферу! Бесшумно скользнув вперед и откинув полы пальто, я с комфортом устроился на спинке кресла напротив стола, беспардонно опираясь ботинками на мягкие подлокотники. Поставив локти на колени, и сцепив руки в замок, устроился на них подбородком, с исследовательским интересом изучая человека. Федотов об этом не подозревал и продолжал спокойно перебирать документы, периодически поправляя ворот темно-бордового домашнего халата, из-под которого виднелся край белой рубашки.
Дождавшись, когда Никс встанет за спиной у человека, я деликатно кашлянул. Вздрогнув, Сулейман поднял голову.
- Добрый вечер, уважаемый, - буквально промурлыкав приветствие, я растянул губы в обворожительной улыбке.
- Вы?! – Вздрогнув, выдохнул старик, вскидывая брови. Его глазки суетливо заметались по помещению, но он быстро взял себя в руки.
- Как вы сюда попали?
- Не поверите, через дверь, она у вас не заперта была, - отозвался я и даже не соврал.
Слегка нахмурившись и поправив ворот халата, Федотов спокойно поинтересовался:
- Чем обязан?
- Для начала, хочу узнать, выяснили ли вы интересующую меня информацию.
- По поводу рабов эльфов? – прищурившись, уточнил старик.
Он ощутимо нервничал, стараясь этого никак не выдать, однако в воздухе стремительно сгущался сладковатый запах его страха. Получив утвердительный кивок в качестве ответа, Сулейман натянуто улыбнулся.
- К сожалению, мне не удалось связаться с охотником, продавшим вашего раба, - я вопросительно изогнул бровь, и старик торопливо продолжил. – По моим данным его нет в живых. Подробности сообщить не могу, так как сам не знаю, но человек, через которого мы связывались, в панике и не желает ничего рассказывать! Он вообще решил ненадолго покинуть страну.
Ага. Похоже, на этот счет мне можно больше не беспокоиться, я прихлопнул разом всех. Ну, что ж.
- А теперь, следующий вопрос. Почему вы посмели выставить на аукцион эльфа, который был помечен и уже принадлежал вампиру? И мне особенно интересно, почему того вампира не поставили в известность.
- Помечен?! Не может быть! – вполне искренне удивился Сулейман. – Я об этом впервые слышу!
Если бы я не отслеживал все нюансы его эмоций, то, вероятно, поверил бы, но я отслеживал.
- Вот представьте себе, какая неприятность, - поцокав языком, я покачал головой. – И вы об этом прискорбном факте были прекрасно осведомлены. У вас же помощница – вампир.
Сулейман плотно сжал челюсти так, что желваки заиграли. Он зло сощурился и выплюнул.
- Ну, если и так. Вы же тоже, вроде как вампир, в курсе были, кого покупали. Какие ко мне претензии?
Я восхищенно хмыкнул. Это ж надо, такая наглость! Он еще и грубить смеет? Неужели думает, что если я выйду из себя, сможет со мной справиться? Да при любом раскладе даже малолетний вампир гораздо быстрее и сильнее среднестатистического человека! А никакой магии, способной в случае чего помочь, ни у старика, ни вообще, в этом помещении, я не чувствую.
- Вероятно, мой господин никак не может понять, почему ему пришлось заплатить за то, что уже и так принадлежало ему, - промурлыкал вышедший из тени Никаресс, склоняясь к самому уху человека. Вампир широко улыбнулся шарахнувшемуся в сторону Сулейману. Увеличившиеся белоснежные клыки хищно блеснули в свете лампы.
- Кто вы такой?! – взвизгнул старик, пытаясь выскочить из-за стола, но мгновенно был остановлен блондином. Сильные руки с длинными аристократическими пальцами властно надавили ему на плечи, вынуждая сесть на место.
- Я личный помощник Тимофея. Искренне советую быстро и предельно развернуто отвечать на его вопросы. Характер Древнейших со временем вовсе не улучшается. Мой господин яркий тому пример.
- Древнейших? – Наблюдение за шокировано расширяющимися глазами и дикой мешаниной паники, ужаса и возмущения, испытываемых человеком, ненадолго отвлекло меня от высказывания Никса. Но я ему это еще припомню. – Не может быть!
- Почему это? – я даже как-то обиделся. – Очень даже может.
- Но, Мириал сказала, что вы еще очень молоды!
Насмешливо фыркнув, я пожал плечами, а Никс сдавлено кашлянул.
- Все в этом мире относительно. По сравнению со вселенной я, действительно, еще ребенок. А что еще вам сказала Мириал? – в ожидании ответа я, прищурившись, склонил голову на бок.
Человек начал паниковать уже в открытую. У него задрожали лежащие на столе руки, а на лбу и висках выступили крупные бисерины пота. Думаю, недобрый алый блеск моих глаз, и жизнеутверждающий оскал Никаресса существенно влияли на его мироощущение, заставляя кровь быстрее бежать по венам, а сердце работать на пределе своих возможностей.
- Когда вы появились, она предупредила, что пришел совсем молодой спесивый  вампир, который считает себя круче всех, но, тем не менее, он потенциально весьма богатый клиент. Она сказала, что вам приспичило купить того эльфа, и лучше не отказывать, однако, стоит прощупать почву, поторговаться и набить товару цену. Вполне вероятно, можно будет неплохо заработать. Я ее послушал. Мириал никогда прежде меня не подводила! А о том, что эльф меченый я узнал только сегодня! Она сообщила мне об этом буквально вскользь, сказала, что клеймо принадлежит совсем сопляку, и не стоит на это обращать внимание…
Сулейман скомкано закончил свой экспрессивный монолог, и в комнате повисла тяжелая густая тишина, можно было услышать, как завывает ветер за окном. Вжавшись в кресло, человек с тревогой ожидал своего приговора, а Никс замер за его спиной, готовый мгновенно привести в исполнение любое мое решение. Я же напряженно думал. Теоретически, я сейчас должен рвать и метать. Любой древнейший поступил бы так на моем месте, ведь мне нанесли жестокое оскорбление, и жалкий человечишка открыто это признал. Не важно, что он сам виноват лишь косвенно. Однако с другой стороны, я уже достаточно долго живу, чтобы научиться контролировать свой бешеный вампирский темперамент, который так осложняет жизнь моим сородичам. Мы слишком импульсивные и легко выходим из себя. Чем старше мы становимся, тем меньше видим поводов себя сдерживать и тем агрессивнее наши решения. Я это благополучно перерос и сейчас не испытывал никаких эмоций, только холодный расчет.
- И где же сейчас Мириал? – совершенно спокойно интересуюсь.
Звук моего голоса заставил Сулеймана нервно вздрогнуть, но интонация несколько успокоила, и человек ответил вполне связно:
- Она ненадолго уехала в командировку. Проверка наших филиалов в соседних городах.
Угу. Сбежала значит. Решила пережить бурю вдалеке? Надеялась, что я ее не заподозрю или, что просто поленюсь ждать или искать? Облом. Специально дождусь.
- Я-а-а-а-сно… – протянул я прищурившись. – Что ж, вам, Сулейман, невероятно повезло, я сегодня добрый. Вы останетесь живы, скорее всего.
Человек заметно оживился и даже облегченно улыбнулся, но потом до него дошел смысл всей фразы.
- Почему, скорее всего? – нахмурившись, он испытующе на меня уставился.
- Видите ли, тут вот в чем дело. В качестве моральной компенсации лично мне от вас нужна будет только клятва на крови. Вы пообещаете, что никогда и ни при каких обстоятельствах не станете предпринимать действия, могущие прямо или косвенно повлечь за собой нанесение мне или моим подопечным вреда. А также обяжетесь докладывать о перемещениях и действиях вампирки Мириал и ее подручных. Ну и вообще, обо всем подозрительном, что тут происходит. В противном случае, ваша кровь просто вскипит в жилах, и вы покинете этот бренный мир. Смерть будет весьма болезненной и малоэстетичной, но это мелочи. Вы же не станете нарушать клятву, правда? – Федотов судорожно сглотнул и торопливо закивал головой.
Предлагаемые ему условия действительно были весьма мягкими, я ведь мог и что похуже придумать, а как-то возразить сейчас мне он не в состоянии. Остановлю ему сердце, он и пикнуть не успеет, а потом спокойненько уйду, как пришел. И ни один блюститель закона меня не найдет и не докажет, что смерть была неестественной. Да и не станут они искать, даже если каким-то хитрым способом определят, что использовалась магия крови детей ночи. Вампиры, как бы это не парадоксально звучало, привыкли фанатично следовать букве закона и если уж и идут на преступление, то значит повод веский. Исключения очень редки и нарушителя мы находим и наказываем сами, без посторонней помощи. Опять же это все идет еще с Вараха, где мы были вынуждены вести себя крайне осторожно и осмотрительно.
– Во-о-о-от, - многозначительно протянул я, широко и искренне улыбаясь. - Но это я, а вот Никаресс может иметь к вам свои претензии. Тут ведь какое дело, всеми финансами заведует он и сумма, потраченная мной на покупку моей же собственности, кажется ему неприемлемой. Договоритесь полюбовно, ваша удача, а нет... – я демонстративно пожал плечами.
Сулейман резко повернулся к блондину. Тот хищно прищурился и, уперевшись одной рукой в стол, а другой о спинку кресла, навис над сжавшимся человеком.
- Обсудим детали?
Где-то час спустя, мы с Никсом бодро шагали по дороге, ведущей к ближайшей стоянке повозок. Погода окончательно испортилась: небо плотно затянуло черными тучами, резкие порывы ветра весьма ощутимо хлестали тело и трепали волосы, вдалеке уже слышались первые раскаты грома.
- Тебе не кажется, что ты пожадничал, нет? – пряча лицо в пушистый воротник, спросил я у довольно улыбающегося блондина. Чтобы спасти шевелюру от запутывания ветром, ему пришлось собрать длинные волосы в хвост и удерживать их рукой. Ничего пригодного на роль заколки у нас не оказалось.
- Нет. Совсем не кажется.
В ходе длительных дебатов Никс умудрился выбить из Федотова ту сумму, что я ему заплатил за Лисенка и еще столько же в качестве моральной компенсации. Следить за их перепалкой было забавно. Эти два дельца напрочь забыли о моем существовании и увлеченно торговались. Даже тот факт, что Никаресс, вообще-то, кровожадный вампир был на время забыт. Федотов потрясал кулаками, рвал на голове волосы и хватался за сердце, обзывая невозмутимого блондина кровопийцей совершенно в другом контексте. Я же в который раз убедился, что у моего помощника такая вещь как совесть издохла под напором… хм… бережливости. Вот лично мне денег жалко не было. Я бы и больше не задумываясь отдал…  В итоге они как-то пришли к соглашению и, завершив все формальности, мы спешно откланялись. Я уже домой хотел. У меня там эльф один сидит.
- Жадина, - фыркнул я.
- А ты - транжира, - не остался в долгу блондин. После того, как деньги упали на наш счет, он пребывал в крайне благодушном настроении. – Слушай, давай в магазин заедем, я голодный.
Пожав плечами, я согласился. Никакой проблемы в добывании пропитания для современного вампира не было. В любом городе имелась минимум одна специализированная точка, где каждый желающий мог приобрести консервированную кровь на свой вкус. Донорские центры в стране работали исправно.
В тот самый момент, когда мы забрались в повозку, прямо над нами оглушительно громыхнуло, небо осветил ломаный росчерк ветвистой молнии и ливанул дождь. Оставалось только порадоваться, что мы так удачно дошли. Возница нам попался знающий и без дополнительных вопросов погнал пару рычащих лавов в направлении интересующего нас магазина. Доехали довольно быстро, и пока Никс придирчиво выбирал себе ужин, я заскочил в располагающийся по соседству ресторанчик, специализирующийся на японской кухне. Вот ведь нация упорная в следовании своим традициям. С момента появления переселенцев с Вараха, они мало изменились. По крайней мере, кухня их уж точно. Как крутили ролы и лепили суши, так и продолжают это делать. А что, у них даже появился дополнительный рынок сбыта. Остроухие привереды основательно подсели на эти рисовые приколы. Чем я, собственно, и собираюсь воспользоваться. Буду баловать своего персонального эльфа изысками человеческой кухни!
В повозку мы с Никсом вернулись одновременно и оба груженые шуршащими пакетами. Природа вокруг просто-таки бесновалась, заливая землю непрерывными потоками воды, оглушительно гремел гром. Уже по дороге домой во всем городе случился катаклизм - вырубило электричество. Я подозреваю, молния куда-нибудь в стратегически важную точку долбанула. Пожав плечами, не обратил на это особого внимания. У вампиров с ночным зрением априори проблем быть не может, да и молнии создают такую интересную подсветку. Единственный минус всего этого: в квартиру пришлось подниматься пешком. Лифт-то тоже отключился! А живем мы на самом верху, ну очень высокого здания. Дабы внести разнообразие в нашу пресную жизнь, подбил Никса на спор: кто быстрее добежит. Победила дружба! Весело пихаясь и переругиваясь, мы одновременно ввалились в двери нашей квартиры, попутно чуть их не выломав. Два вампира – это сила!
Правда, стоило мне оказаться внутри, все хорошее настроение разом испарилось. Вязкая тишина коридора была буквально пропитана каким-то животным ужасом и паникой. У меня даже сердце закололо.
- Лис? – позвав эльфенка, я, не дожидаясь ответа, побросал пакеты и рванул в сторону наибольшего скопления отрицательных эмоций. Никс мрачной тенью следовал за мной.
Чутье привело меня в оранжерею. Благодаря резким всполохам молний, прекрасно видимым сквозь стеклянный потолок, пространство периодически освещалось холодными белыми вспышками. В эти короткие промежутки глаз успевал выхватить ломаные линии высоких растений, больше похожих на каких-то страшных чудовищ из ночного кошмара. Неподвижная черная гладь бассейна стала бездонным провалом в никуда. Многозначительно шелестел дождь, прерываемый резкими раскатами грома. От этой картины даже у меня мурашки по спине побежали… 
Лисенок нашелся в самой глубине помещения. Мальчишка сжался в комочек и забился с угол. И без того огромные глаза сейчас были абсолютно черными из-за увеличившегося зрачка и смотрели прямо перед собой, но я сомневаюсь, что эльф хоть что-то видел. Лис сейчас был явно не здесь. От ауры ужаса, сконцентрированной вокруг него, мне стало трудно дышать.
- Малыш, что с тобой? – упав рядом с эльфенком на колени, я буквально вцепился в него, крепко прижимая дрожащее тело к груди.
Первые несколько секунд он отчаянно вырывался, но потом взгляд стал немного осмысленным, и мальчишка замер. В его глазах промелькнуло узнавание, а сознание мгновенно затопило облегчение.  Обхватив руками за шею, Лисенок уже сам ко мне прижался и отчаянно разревелся, уткнувшись носом в плечо.
- Кхм… Я пойду, свечи поищу, - совершенно позабытый мною Никаресс без дополнительных намеков сообразил, что ему сейчас тут делать нечего. Развернувшись, блондин бесшумно нас покинул.
Мало обратив на это внимания, я мерно раскачивался на месте, непрерывно гладя захлебывающегося слезами рыжика по волосам и спине, нашептывая на ушко всякие милые глупости. Так как эльфенок уже немного успокоился и сейчас просто выплескивал пережитый ужас, я тоже смог более-менее связно соображать. Больше всего меня волновал вопрос: это он грозы так испугался или здесь что-то еще?
Немного отстранившись, я обхватил заплаканную мордашку Лиса ладонями и заглянул ему в глаза.
- Малыш, что случилось? Чего ты так испугался?
Всхлипнув, рыжик опустил мокрые реснички. В его эмоциях царила такая каша, что я никак не мог понять, что с ним происходит. Судорожно сглотнув, эльфенок едва слышно прошептал:
- Спасибо.
Прежде чем я успел что-то сообразить и как-то отреагировать на первое услышанное от него слово, Лис наклонился вперед, прижимаясь своими солеными от слез губами к моим. Посидев так неподвижно пару секунд, он, растерянно хмурясь, отстранился. А я пребывал в шоке. Это что сейчас такое было? Это он меня сам поцеловал что ли? Или как? Наверное, все испытываемое удивление было крупными буквами написано у меня на лице, потому как растерянность Лисенка сменилась на жгучее смущение и стыд. Он густо покраснел, и, опустив голову, закрыл лицо ладошками.
Мои губы сами собой расползлись в широченную улыбку. Облапив мальчишку покрепче, радостно чмокнул его в висок.
- Да, не за что! А это ты меня сейчас поцеловал, да?
Судя по эмоциям, ушастый готов был провалиться сквозь землю. Мне кажется, еще чуть-чуть и от него повалил бы пар. Пробурчав что-то невнятное, он помотал головой, явно решив пойти в отказ и ни в чем не признаваться. Однако поздно, братец кролик! Я все помню! Если честно, так быстро переходить на следующий уровень нашего общения я не планировал, но коли уж тут некоторые не против и сами инициативу проявляют… От переполняющего меня азарта и предвкушения, я начал ерзать на месте, а улыбка довольного идиота прочно обосновалась на физиономии.
- Слу-у-у-ушай, а ты целоваться не умеешь! – беспардонно выдал я и без перехода, пытаясь заглянуть ушастику в глаза, радостно предложил. – Давай научу?
Лисенок что-то придушено пискнул и посмотрел на меня сквозь щелочки между пальцами. Видимо, картина под названием – счастливый вампир эльфенка смутила окончательно, и кончики его ушек покраснели еще больше (хотя, куда еще-то? талант, просто талант!).
- А я свечи нашел, - неожиданно раздалось рядом.
Рыжик нервно вздрогнул, я же только отмахнулся.
- Никс, какие свечки?! У меня тут личная жизнь налаживается, не до того сейчас!
Вампир громко хмыкнул, а Лисенок предпринял-таки попытку провалиться сквозь землю от смущения, но я ему помешал, да.
- Ну, не хочешь целоваться, тогда пошли ужинать. Я тебе суши принес.
Против суши рыжик ничего не имел, радостно ухватившись за предложенную возможность сменить тему. Я же только предвкушающе улыбался. Спать-то он все равно со мной будет.

Вечерние посиделки на кухне при свечах затянулись. Нам с Никсом спать не хотелось, а Лисенок еще долгое время нервно вздрагивал от любого шороха. Вряд ли он смог бы уснуть в таком состоянии. Пытать же его на тему причин подобного поведения сразу я не стал, но мысль эту не оставил, решив попробовать разговорить ушастого чуть позже, когда он окончательно успокоится и расслабится, а пока же я все внимание уделил ужину.
Кормить Лиса мне пришлось собственноручно, палочки постоянно выскальзывали из его дрожащих пальцев. Я был совсем не против такого расклада, с улыбкой наиполнейшего умиления запихивая в мальчишку ролы и чувствуя себя при этом, как минимум, заботливой мамашей. Он потом попробовал вякнуть что-то на тему: я сам, но я шумно возмутился, героически отстояв свое право на посильное участие в процессе питания одного конкретно взятого эльфа. Научаствовался до того, что мой ушастик обожрался до потери всякой двигательной активности, чем я не преминул сразу же воспользоваться, перетащив слабо бухтящую тушку Лисенка с соседнего табурета к себе на колени. Немного повозившись в кольце рук, рыжик затих и, привалившись плечом к моей груди, сложил лапки на заметно увеличившемся животе. Осоловело хлопая глазищами, он внимательно слушал общефилософский треп Никса на тему: положение и роль различных разумных в пищевом рационе среднестатистического вампира. По всему выходило, что вампиры – венец творения Матушки Природы, а все остальные расы просто-таки обязаны обеспечивать нас едой и быть благодарными до слез за столь почетную роль. Причем, рассуждал он очень логично и аргументировано. Лисенок совсем запутался и кроме растерянности ничего не испытывал. Ответы на его робкие уточняющие вопросы только нагоняли тумана. Меня же вся эта ситуация дико забавляла. Я сидел, уткнувшись носом в персиковые волосы, и тихонько улыбался, радуясь тому, что мой эльф заговорил. Никаресса сей важный факт оставил равнодушным, он сделал вид, что так и надо, прихлебывая подогретую кровь из высокого бокала и болтая без умолку.
Очень скоро Лисенок начал зевать и ерзать, пытаясь устроиться удобнее и пристраивая отказывающуюся держаться прямо голову на моем плече.
- У меня предложение, - подал я голос, привлекая внимание. – Пойдемте уже спать.
Стоило мне вынести на суд общественности свое предложение, как в квартире разом загорелся свет, на секунду ослепляя и заставляя зажмуриться.
- О, починили, - философски изрек Никс, потягиваясь всем телом. – Конечно, пойдемте. Что-то я устал уже.
Лисенок против не был и подавно. Ссадив его с колен и легким толчком в спину придав ускорение в направлении спальни, сам, как приличный хозяин, поплелся показывать блондину вторую, теперь уже закрепленную за ним, спальню. И пофиг, что он уже все прекрасно знает и без моих подсказок. Так положено.
Исполнив священный долг гостеприимства я, раздеваясь прямо на ходу, ввалился в нашу с Лисом ванну, выполненную в ослепительно-белых, с редкими вкраплениями голубого, тонах. Эльфенок был еще внутри, он уже успел переодеться в свою спальную безразмерную футболку и теперь старательно чистил зубы перед фарфоровым умывальником. При виде моей полуголой и продолжающей обнажаться персоны, глаза мальчишки шокировано распахнулись. Нервно сглотнув, он резко отвернулся, уставившись прямо перед собой и задвигав щеткой в ускоренном режиме. Я же только плотоядно усмехнулся, с удовольствием разглядывая алеющие кончики ушек, предательски торчащие из персиковой шевелюры. Смущение Лисенка приятной щекоткой растеклось в груди. Полностью раздевшись и покидав остатки вещей на теплый кафельный пол, залез в душ, подставляя лицо и плечи под тугие струи воды.
Когда я закончил плескаться, эльфа в ванной уже ожидаемо не было. Наскоро вытеревшись пушистым белым полотенцем, я запоздало обнаружил, что оставил свои моднявые шелковые штанишки на кровати. Ну, что ж поделать, придется идти так. С широченной улыбкой потопал дальше голышом.
Свет в спальне не горел, что в прочем, мне нисколько не мешало. Найдя свои штаны аккуратно лежащими поверх покрывала, медленно их натянул, задумчиво разглядывая бугорок в дальнем краю постели, который представлял из себя спрятавшийся под одеялом и свернувшийся в максимально компактный комок эльфенок. Наружу даже волос не торчало. Прислушиваясь к той смеси бешеной паники, напряженного ожидания и болезненного любопытства, которые буквально бурлили в Лисенке, я с интересом гадал, чего же такого он успел себе нафантазировать? Неужели решил, что я вот прямо сейчас возьму и ка-а-ак на него наброшусь? Или еще круче, зверски так изнасилую? Мдя. И это после того, как он сам меня поцеловал.
Забравшись под покрывало и с комфортом расположившись в самом центре кровати, я некоторое время лежал тихо, разглядывая потолок и прислушиваясь. Не дождавшись ничего страшного, Лисенок рискнул высунуть нос из-под одеяла и шумно вдохнуть свежий воздух (жарко там, поди, под одеялом-то). На мое лицо опять вылезла довольная улыбка. Повернувшись на бок, принялся наблюдать за возней, происходящей на краю постели. Через некоторое время ушастик успокоился. Мой вопрос, произнесенный театральным шепотом, заставил его вздрогнуть:
- Лис, ты спишь?
Взяв несколько секунд на стратегическое обдумывание, рыжик осторожно ответил:
- Нет.
Я заулыбался шире и продолжил шокировать остроухую публику гениальностью своих высказываний:
- А почему?
На этот раз пауза была длиннее. Мне удалось поставить Лисенка в тупик всего парой фраз! Ха! Вздохнув, он озвучил предположение:
- Потому что ты мне не даешь?
- А-а-а. Логично… - глубокомысленно протянул я в ответ.
Несколько минут в спальне царила тишина. Наконец ушастый не выдержал.
- А ты, почему не спишь?
- Да вот, - поделился я. – Гадаю, свалишься ты с кровати или нет.
Лисенок удивился и задумался.
- А почему я должен свалиться? – неуверенно осведомился он. Его глаза любопытно поблескивали в темноте.
- Как это почему? Ты ведь улегся с самого краю. Одно неверное движение и… - многозначительно протянул я, а потом добавил. - Только я не понял, зачем ты так сделал. Места же вроде полно.
Растерянно похлопав ресничками, эльфенок фыркнул и демонстративно придвинулся ко мне ближе. На пару сантиметров. После того как я ну о-о-очень скептично хмыкнул, Лис упрямо засопел и пододвинулся еще.
- Ага! – довольно воскликнув, я сцапал неосмотрительно подползшего на расстояние броска эльфа в охапку и притянул к себе, прижимая испуганно пискнувшего мальчишку к груди. – Попался!
Довольно оскалившись, улегся на спину, бережно сжимая в объятиях сжавшегося от страха Лисенка.
- Ну, вот. Теперь и спать можно, - удовлетворенно заявил я и, закрывая глаза, демонстративно вздохнул.
Немного полежав неподвижно, эльф сменил практически панический ужас на облегчение, удивление, а потом и бурное негодование. Сообразив, что его просто обдурили, он в отместку ткнул меня острым кулачком под ребра.
- Эй! Ты чего пихаешься?! – возмутился я, перекатываясь так, чтобы прижать рыжика своим телом к матрасу.
Нависнув над ним, вопросительно уставился в недовольную мордаху. Губки надул, бровки нахмурил, глазищи сверкают! Красота. Я невольно опять заулыбался.
- Ну, что не так, а? Я ведь тебе не мешаю. Чего не спится-то?
Лис просто-таки задохнулся, не найдя сразу, что мне ответить, чем я и воспользовался, с азартом выдав:
- А может, ты просто не хочешь? Тогда давай займемся, чем-нибудь!
- Чем, например? – растерялся рыжик, подозрительно разглядывая мою воодушевленную физиономию и явно ожидая пакости. Правильно, собственно говоря, ожидая.
- Ну-у-у, - протянул я, хитро блестя глазами. – Я могу научить тебя целоваться, а то у тебя это просто отвратительно получается.
Нет, честное слово, годы ожидания того стоили! Малыш так мило покраснел, смутился и обиделся одновременно, что я чуть ли не запищал от восторга, но побоялся, что этого он просто не поймет и посчитает меня совсем уж на голову больным. Так что я не стал шокировать ушастика еще больше, ограничившись широченной улыбкой.
- Молчание, знак согласия? – полуутвердительно, полувопросительно выдал я и, не дав Лису опомниться, аккуратно накрыл его рот своим.
Медленно пройдясь языком по мягкой нижней губе замершего эльфенка, слегка прикусил ее зубами и ненадолго отпустив, практически сразу же втянув в рот, посасывая. Наигравшись, оставив в покое нижнюю губу, переключился на шелк верхней, а потом просунул самый кончик языка между ними. Судорожно вздохнув, Лисенок приоткрыл рот, чем я тут же не преминул воспользоваться, ныряя внутрь и начиная неторопливо ласкать и заигрывать с неподвижным язычком парня, приглашая принять участие в увлекательной  игре.
Поцелуй моего эльфа был освежающе прохладным и имел привкус мятной зубной пасты. А еще у него была просто-таки потрясающая эмоциональная наполненность. Такой дикий коктейль из совершенно противоречивых чувств и ощущений, что от переполняющего меня восторга я был готов заурчать, но ограничился тем, что просто прикрыл глаза. Лисенок уже давно опустил ресницы и отдался на волю совершенно новых для себя ощущений. Полностью расслабившись и втянувшись, он обнял меня за шею, отвечая на поцелуй и стараясь не отставать. Мр-р-р, какой старательный ученик попался.
Отстранившись, я с улыбкой разглядывал раскрасневшиеся щеки, припухшие губы и осоловелые глазищи напротив. Дождавшись, когда взгляд Лиса несколько прояснится и сфокусируется на мне, довольно резюмировал:
- Мастер-класс прошел успешно!
Пока ушастый хлопал ресницами, я быстренько перекатился на спину, устраивая рыжика у себя на груди. Удивленно задрав брови, он непонимающе огляделся и вопросительно на меня уставился.
- А теперь твоя очередь. Проверка, так сказать, усвоенного материала.
Когда эльф сообразил, что от него требуется, кончики острых ушек разве что не засветились красным в темноте. Переборов дикое смущение, Лисенок упрямо насупился, решительно наклоняясь вперед, прижимаясь к моим губам своими и старательно повторяя все то, что несколько минут назад с ним делал я.
На протяжении всего поцелуя я честно старался лежать смирно и не перехватывать инициативу, давая Лисенку полную свободу действий. Недостаток опыта и уверенности, рыжик компенсировал старательностью и бурей переживаний, что для меня было гораздо важнее. Очень порадовало то, что целоваться ему все-таки понравилось. Он совершенно расслабился, спокойно воспринимая мои руки, поглаживающие его по спине и бокам.
Когда эльфенок отстранился, отчаянно смущаясь и краснея, но, тем не менее, отважно не отводя глаз, я демонстративно  облизнулся и глубокомысленно постановил:
- Для начала не плохо. Будешь чаще практиковаться, из тебя получится толк.
Задохнувшись от возмущения, эльф воинственно вскинулся и, схватив ближайшую подушку, огрел меня ею по голове, после чего, видимо сообразив, что за это может и в ответ прилететь, испуганно пискнув, попытался сбежать, бодро рванув к краю кровати. Побег не удался! Сцапав ушастика поперек тела, я с победным кличем повалил его обратно, пытаясь защекотать. Мальчишка азартно брыкался и хохотал. В общем, возились мы так к обоюдному удовольствию довольно долго, до тех пор, пока эльфенок совсем не выдохся и уже не мог смеяться, только судорожно всхлипывал.
Со счастливой улыбкой, я повалился на кровать, подтягивая к себе уже не сопротивляющуюся тушку Лисенка и укладывая его к себе спиной. Пошарив вокруг, нашел и накрыл нас одеялом, а потом сцепил руки в замок у эльфенка на животе. Зарывшись лицом в мягкие волосы, я удовлетворенно вздохнул. Повозившись немного, Лис тоже затих. Правда, засыпать он не торопился, что-то старательно обдумывая. Слабые всплески сомнения, недоумения, удовольствия и веселья приятно меня согревали, убаюкивая, я чуть было не пропустил момент, когда ушастик решил высказаться:
- Спасибо, - прозвучало очень тихо.
- М? – я с усилием открыл глаза. – За что?
Немного поерзав, Лисенок пожал плечами, и я кожей почувствовал, что он улыбается.
- Мне повезло, ты хороший. Хоть и вампир.
Широко улыбнувшись, я фыркнул в пахнущую цветами макушку.
- А были сомнения?
- Ну, - рыжик поежился. – Та вампирка сказала, что когда меня купят, хозяин не будет со мной церемониться и уж тем более хорошо обращаться. Она сказала, что эльфов никто не любит, и ничего приятного меня не ждет… А потом сводила посмотреть, что с рабами обычно делают богатые клиенты, когда им не надо сдерживаться, потому что за все заплачено… Вот я и ждал…
Лисенок шумно сглотнул и подтянул колени к груди, пытаясь свернуться в клубок. Мои руки сами собой сжались на тонкой талии, прижимая мальчишку ко мне плотнее. Счет к Мириал рос просто не по дням, а по часам! Я представляю, ЧТО она показывала. Услугами борделей Тайных Приютов зачастую пользовались полные отморозки и садисты. И если Лиса настроили на подобное отношение, да еще и запугали хорошенько, я понимаю, почему он так упорно каждый раз сжимался от страха, стоило нам остаться наедине. Хотя, так все и могло бы случиться, не окажись я вовремя рядом…
- Я даю тебе слово, что никогда не сделаю ничего такого, что могло бы тебе навредить или не понравиться, - очень серьезно пообещал я.
Лисенок заметно расслабился. Липкий страх и неуверенность, появившиеся было в нем, так и не разрослись во что-то большее, нежели неприятные воспоминания. Удовлетворенно вздохнув, он сонно пробормотал:
- Это хорошо…
После чего окончательно затих. Очень скоро его дыхание стало ровным и глубоким. Убаюканный теплом спящего рядом эльфа, я тоже уснул, не забыв напоследок пообещать Мириал пламенную встречу. За все хорошее разом.
Разбудил меня внезапно вспыхнувший ослепительный свет. От неожиданности я резко распахнул глаза, соображая, что происходит. Спящий же под боком Лисенок, недовольно хныкнув, спрятал мордочку под одеялом. Позу за ночь мы так и не поменяли, так что, пока активизировался мыслительный процесс, я мог с  удовольствием уткнуться носом в его мягкую шевелюру. Хоть какая-то радость.
- Подъем, лежебоки! – раздалось жизнерадостное приветствие откуда-то сбоку.
Оторвав голову от подушки и покрепче вцепившись в эльфенка, я хмуро посмотрел на омерзительно бодрого Никса. Благодаря яркому свету, виден был только силуэт вампира, стоящего прямо напротив окна. Хотя нет, его серые брюки и белую рубашку с коротким рукавом я тоже разглядел, а об улыбке во все лицо догадался. Этот садист доморощенный распахнул на всю ширину плотные шторы, и теперь солнце нагло мешало нам спать.
- Совсем сдурел? – хрипло поинтересовался я, падая назад и закрывая глаза.
- Просыпайтесь! Уже наступил новый день! Пора его встречать! – с этими словами блондин уселся нам с Лисом в ноги и потянул на себя одеяло.
Вот именно в этот момент я вспомнил, почему живу отдельно от некоторых. Никаресс – ярко выраженный жаворонок, причем жаворонок по утрам гиперактивный, а я всегда любил поспать… Вцепившись в убегающее одеяло, потянул его назад на себя. Хорошо хоть Лисенок разделяет мои пристрастия и не вскакивает ни свет ни заря.
- Никс, исчезни, а? Сходи новости посмотри, погуляй, завтрак приготовь… Дай поспать…
Насмешливо хмыкнув, блондин запустил руку под одеяло и, как я понял чуть позже по испуганному вскрику и резким телодвижениям подскочившего эльфенка, пощекотал тому пятку. Спросонья Лис выглядел безумно мило, а уж его возмущенное сопение и полетевшая в Никаресса подушка, окончательно меня покорили, заставив довольно улыбнуться. Вампир подушку поймал и только радостно оскалился в ответ.
- Вставайте! У нас грандиозные планы на сегодня.
- Какие планы? – заинтересовалось сонное, персиковое и лохматое.
Подтянувшись на руках, Лисенок уселся в изголовье кровати, прислоняясь к высокой спинке. Меня же посетила грустная мысль, что поспать больше не удастся… С тихим вздохом сожаления, я повернулся, вытягиваясь поперек постели и пристраивая голову эльфу на колени, после чего выжидательно уставился на довольного собой Никса.
- Я предлагаю съездить на природу, воздухом подышать. Чего в городе-то сидеть? Погода замечательная и надо пользоваться тем, что мы оказались в глубинке. Я слышал, что тут недалеко есть красивейшее озеро, можно будет на лодках покататься.
Судя по тому, что рыжик явно заинтересовался, отвертеться не получится. Их двое против меня одного… Никто меня: больного, старого вампира, не жалеет… Горестно вздохнув, выбрался из постели и побрел умываться, оставив оживившегося и предвкушающе блестящего глазами Лиса на попечение блондина. Тот как раз взялся расписывать прелести открывающихся перед нами перспектив активного отдыха на свежем воздухе.
Холодный душ меня немного взбодрил. По крайней мере, глаза открылись. Когда я ме-е-едленно выползал из ванны, вытирая полотенцем влажные волосы, мимо проскочил излучающий азарт Лисенок. Чувствую, рекламная компания прошла успешно и, как следствие, я получил нехилый заряд бодрости от эльфа. Широкая улыбка сама собой выползла на лицо, и вся эта затея с прогулкой уже перестала мне казаться таким уж садистским издевательством. Может, будет действительно весело.
Решив, что на улице достаточно тепло, начало лета как ни как, нацепил свои любимые широкие штаны с карманами и топ с мантикорой (ну, нравятся они мне!), после чего прямым ходом направился на кухню. Как только я там появился, достаточно хорошо разбирающийся во всех действенных способах приведения одного конкретного сонного Древнейшего в рабочее состояние Никс сразу же всунул мне в руки большую кружку горячего кофе с молоком. Знает, зараза, чем меня заткнуть на некоторое время можно! Одарив его злобным многообещающим взглядом, забрался на высокий табурет у барной стойки, а довольный собой блондин устроился напротив.
До появления Лисенка мы дружно молчали, размышляя каждый о своем. О чем думал Никаресс, не знаю, а я мирно досыпал с открытыми глазами. Явление Лиса в низких голубых джинсах перехваченных на бедрах широким ремнем с большой матово поблескивающей серебряной пряжкой и черной, с коротким рукавом приталенной рубашке навыпуск, заставило меня очнуться. Эльф завязал свои волосы в высокий хвост на затылке, что придало ему несколько бандитский вид. Мдя. Чувствую, компания из нас получится отпадная… Солидный дяденька Никс, весь такой приверженец классики и мы.
Весело усмехнувшись, сдул полосатую челку с глаз:
- Ну, что, завтракаем и вперед?

Путь на разрекламированное вампиром озеро оказался достаточно долгим и нудным. Сначала по городу, потом по пригороду, потом по загороду, потом… Ну, вы меня поняли, да? Заказанный Никарессом транспорт должен был доставить нас прямо до пункта назначения. Оказывается, озеро Той являлось местной достопримечательностью, туда даже туристов возили, так что с определением маршрута проблем не возникло, все уже было продумано до нас. Разглядывание однообразного пейзажа за окном и мерное покачивание повозки быстро убаюкали моего эльфенка. Заряда любопытства ему надолго не хватило (еще и плотный завтрак сказался), так что очень скоро он начал клевать носом, и был совсем не против комфортного размещения в объятьях у меня под боком. Пристроив голову на моем плече, Лисенок отправился досматривать прерванный утренний сон. Я в себе подобное желание стойко давил, но тихая, расслабленная атмосфера, уютное сопение рыжика, щекочущее шею, и общий благодушный настрой сделали свое дело.
- Подъем, сони!
Требовательное восклицание заставило меня, поморщившись, вынырнуть из сладкой дремы. Неохотно открыв глаза, я поежился и широко зевнул, оглядываясь по сторонам: судя по тому, что повозка не едет, мы на месте. Слегка сжав объятья, потормошил Лиса. Тот глубоко вздохнул и, подняв голову, вопросительно на меня посмотрел, сонно хлопая пушистыми ресницами.
- Приехали, - заявил я.
Понятливо кивнув, эльфенок сел прямо, всем телом потягиваясь и жмурясь.
Никс уже успел расплатиться с возницей и вылезти из повозки, так что нам ничего не оставалось, как последовать его примеру. Из дому мы вышли налегке, блондин обещал, что место цивилизованное, поэтому брать что-то с собой, необходимости нет. Зная пристрастие своего помощника к комфорту, я ему поверил. К тому же, сам никогда не любил таскать лишний груз.
Стоило вылезти наружу, как яркое летнее солнце, жизнерадостно сияющее с голубого, безоблачного неба, на несколько мгновений буквально меня ослепило. После того как зрение восстановилось, я с любопытством огляделся по сторонам. Наше дружное трио находилось на небольшой стоянке для повозок, а прямо впереди расположился деревянный зубчатый забор с широко распахнутыми воротами, над которыми расположилась гигантская надпись.
- ОЗЕРО ТОЙ ПРИВЕТСТВУЕТ ВАС, - прочитал я. – По крайней мере, приехали туда. Интересно, само озеро далеко?
Никакого намека на водоем в прямой видимости не наблюдалось. Вокруг простирался густой лиственный лес, вовсю чирикали птички, одуряюще пахло зеленью. Стоящий рядом, Лисенок широко улыбался и довольно блестел глазами, с удовольствием разглядывая все эти зеленые насаждения. По-моему, ему и так уже было хорошо, без озера.
- Думаю, не очень. Пойдемте? – спокойно отозвался Никс и, подавая пример, бодро зашагал к воротам.
Пожав плечами и взяв размечтавшегося эльфа за руку, я последовал за блондином. Лисенок против буксировки не протестовал, однако слабая нотка недовольства в его эмоциях все же улавливалась. Ничего, зато не потеряется, а то, вон, опять завис. Хотя, должен заметить, посмотреть действительно было на что, даже я заценил (однако не факт, что это полностью мой восторг… Лис весь эфир забивает…). Ровненькие, аккуратные деревца с ярко-зелеными листиками, пушистые кусты, густая травка с редкими вкраплениями синих и сиреневых цветочков. Еще нам попалась одна полянка, сплошным ковром покрытая ядовито-желтыми цветами. Все это было ухожено, но, в то же время, не создавалось эффекта постороннего вмешательства как в человеческих парках. В то, что это все творение природы, мне верилось слабо, а значит, поработали профессионалы, возможно даже эльфы. Скосив глаза, принялся с гораздо большим удовольствием разглядывать моего личного представителя ушастой братии. Травки и цветочки, это конечно хорошо и здорово, но Лисенок симпатичнее (хвостик так забавно при ходьбе трепыхается). Мне вполне достаточно той радости, что испытывает он при виде всего этого огорода, самому охать и ахать как-то, мне кажется, будет лишним.
- Нравится?
Вопрос ненадолго вывел Лиса из созерцательного транса. Широко улыбнувшись, рыжик кивнул.
- Очень!
Ну, хоть кому-то польза от всего этого.
Вскоре запахло свежестью, стал слышен тихий плеск, сигнализирующий о том, что впереди наша цель. И действительно, посыпанная гравием дорожка пошла резко под уклон, и за очередным ее витком показалось небольшое озеро. Легкий ветерок пускал мелкую рябь по водной глади, позволяя солнцу весело бликовать, ослепляя нас солнечными зайчиками. Несмотря на ранний час, на песчаном берегу наблюдалось веселое оживление. Штук пятнадцать разумных занимались кто чем. Кто-то носился сломя голову, кто-то чинно сидел на песочке, а некоторые загадочно кучковались.
- Хм, похоже, нам повезло, - глубокомысленно выдал Никс, направляясь прямиком к тем, что кучковался. – Тут проводят конные прогулки, и что-то мне подсказывает, что это как раз одна из экскурсионных групп. Предлагаю присоединиться.
- Давай, почему нет, - согласился я. – Раз уж приехали, надо все попробовать.
Лисенок, до этого момента слабо интересовавшийся людьми, повернулся в их сторону. Нотка неуверенности в его эмоциональном фоне меня насторожила, и я слегка сжал тонкую ладошку.
- Ты чего напрягся?
Немного помявшись, рыжик смущенно выдал:
- Я на лошадях ездить не умею, и вживую их никогда не видел.
- Ну и что? – фыркнул я, кивая головой в сторону собравшихся на берегу. – Ты думаешь, все те люди умеют? В седле усидишь и ладно. И потом, ты же эльф! У тебя это должно быть в крови.
Продолжающий сомневаться Лисенок неуверенно пожал плечами. Не тратя больше времени на рассуждения, я потянул его вслед за Никсом. Блондин уже успел подойти к людям и завязать с ними беседу. Критически оценив расстояние, дернул ушастика за руку, вынуждая перейти на бег. Не люблю отставать от событий. В общем, к группе мы вылетели кубарем с веселым хохотом. Хорошо хоть я успел притормозить и поймать за талию разогнавшегося эльфенка.
- Всем привет! - сверкая улыбкой, выдал я.
Давясь смехом, рыжик махнул приветственно рукой. Основная масса народа заулыбалась в ответ и вразнобой поздоровалась. Парочка блондинистых эльфов в голубых туниках и белых шароварах, каким-то макаром затесавшаяся в группу людей, смерила моего ушастика презрительным взглядом и демонстративно отвернулась. Ой, прям, куда деваться! Лицемеры. Поймавший неодобрительные взгляды сородичей, Лисенок заметно расстроился и притих.
- Да не обращай ты внимание, - шепнул я ему на ушко. – Они просто завидуют, сами-то вынуждены изображать вселенскую скуку. Расслабься.
С тихим вздохом, Лисенок кивнул.
- Я постараюсь.
Между тем, вся толпа собравшихся заметно оживилась. К нам направлялся сурового вида бородатый мужик в потертых кожаных штанах и жилетке на голое тело.
- А вот и экскурсовод, - невозмутимо прокомментировал Никс.
Мужик подошел совсем близко и, смерив собравшихся хмурым взглядом из-под кустистых бровей, зычным басом заявил:
- Все желающие совершить конную экскурсию, за мной.
После чего развернулся и потопал назад. Переглянувшись с Лисенком и синхронно пожав плечами, мы двинулись следом. По дороге Никаресс от нас плавно отстал и, найдя его взглядом, я только хмыкнул.
- Нда, Никс потерян для нашего общества.
Лис сразу же отвлекся от своих переживаний и завертел головой. Вампир увлеченно флиртовал с парочкой человеческих девушек-близняшек. Зеленоглазые брюнетки лет двадцати на вид заговорщицки переглядывались и, довольно хихикая, демонстративно выпячивали груди, затянутые в коротенькие черные топики с большими переливающимися бабочками на стратегически важных местах, также, не забывая активно вилять попками, туго обтянутыми голубыми джинсами. Повернувшись ко мне, рыжик, требуя пояснения, удивленно задрал брови.
- У него слабость – близняшки. Как видит, сразу охотничий инстинкт срабатывает.
- Он их кусает? – округлил глаза Лисенок.
Я невольно прыснул.
- Нет, он их… - немножко замявшись, я решил не травмировать нежную детскую психику и обозвать этот процесс культурно. – Он с ними спит.
Розовые губки сложились в многозначительное о, и рыжик понятливо кивнул. Мне сразу захотелось его по голове погладить…
Пока я с легкой улыбкой на лице предавался мечтаниям, мы дошли до небольшой полянки. К длинной коновязи было привязано штук двадцать совершенно обычных лошадей. Серые, рыжие, в яблоках, вороные – на любой вкус. Началась вполне ожидаемая суета. Люди бродили от животного к животному, с умным видом их разглядывая и качая головами. Можно подумать, они тут все специалисты. Несколько разумных спокойно стояли  в сторонке, справедливо полагая, что особой разницы на ком кататься не существует. Все же у нас тут не соревнования по конной выездке, и лошади более-менее равные по классу. Среди этой группы воздержавшихся были: мы с Лисенком, парочка надменных эльфов и Никс со своими новыми подружками. Причем, девочкам было явно интересно посмотреть на лошадок и в скором времени они утащили нашего вампира в общую кучу. Экзотика, как ни как.
- Может, тоже хочешь посмотреть на них поближе? – поинтересовался я у подозрительно молчаливого Лисенка.
Тот отрицательно помотал головой.
- Мне и тут хорошо.
Никогда бы не подумал, что эльф может бояться лошадей, а вот, поди ж ты. Мой боялся. Ну, или, по крайней мере, особой радости при виде четвероногого транспорта времен далекого прошлого не испытывал.
- Как хочешь, - пожав плечами, я принялся рассказывать ему все, что знаю про данный вид животного.
Наконец, все угомонились, конюхи сами, слабо учитывая пожелания клиентов, распределили лошадей и помогли забраться в седла тем, кто с этим не справлялся. Лису, естественно, помогал я. Вот еще, доверять самое ценное посторонним! Бродют тут человеки всякие, а потом эльфы пропадают…
На спине лошади рыжик сидел, замерев статуей. Он судорожно цеплялся руками за луку седла и поводья, однако одновременно с паникой Лисенок буквально задыхался от восторга, возбужденно блестя широко распахнутыми глазами. Усмехнувшись и подмигнув ему, я бодро запрыгнул на своего коня. В отличие от Варахских, Земные звери вампиров не боялись и не шарахались от нас (чрезвычайно флегматичные создания), так что никаких проблем, в пику общепризнанному мнению, мы не испытывали.
Короче. Катались мы часа три. Естественно, были небольшие остановки в хоть чем-то примечательных местах. Эти паузы были просто необходимы непривычным к подобному способу передвижения людям. Они сильно отбили свои пятые точки, бедненькие. Так вот, нам были продемонстрированы: мини водопады, место камлания каких-то там шаманов, стилизованный сад камней и вековой дуб. Про дуб в качестве бонуса была рассказана слезливая история любви эльфийки и человека. Три ха-ха, товарищи, даже Лис фыркнул, а это показатель! Ну, достопримечательности так себе, конечно, сам бы я только время зря на это все потратил, но благодаря искреннему интересу и восторгу рыжика, тоже получил от поездки немалое удовольствие. Кстати, с лошадью эльф освоился ожидаемо быстро и под конец уже лихо ею управлял.
После того как экскурсия закончилась, мы вдвоем еще некоторое время побродили по лесу (Никс нас окончательно оставил), болтая обо всем подряд. Эльфенок увлеченно рассказывал мне всякие познавательности о встречающихся на пути растениях, а я внимательно слушал и в нужных местах поддакивал, новыми глазами смотря на окружающий меня мир. Оказывается вокруг столько всего интересного!
В ходе бессистемного брожения нам попалась замаскированная под шалаш палатка с разнообразными товарами первой, второй и всех последующих необходимостей. Рядом обнаружился павильончик с едой. То, как Лисенок повел носом на запах, навело меня на мысль, что надо бы его покормить. Подумано - сделано. Затарившись вкусностями и прихватив сувенирный плед с символикой озера (я ухохотался! голубой кружок, а на нем разлапистое нечто, оказалось – тот самый дуб), мы потопали искать укромное местечко. Забрели довольно далеко, но нашли. Уединенный уголок, скрытый от глаз с одной стороны густыми кустами, а с другой ограничивался небольшим обрывом, с которого открывался замечательный вид на озеро. Тепло, хорошо и мухи не кусают. Солнышко припекает уже совсем по-летнему.
Расстелив плед, и с комфортом на нем расположившись, я сквозь частокол ресниц наблюдал за деловито копающимся в пакетах Лисенком. Быстренько перекусив, он с довольным вздохом вытянулся рядом со мной и, положив ладошки под щеку, закрыл глаза. Это он спать, что ли собрался?! Не, так не пойдет! Настало время поговорить по душам. Повернувшись на бок, лицом к эльфу, некоторое время его разглядывал: пухлые губки, аккуратный носик, нежные щечки, густые пушистые ресницы. Почувствовав взгляд, тонкие брови сошлись на переносице. Вздохнув, Лис открыл глаза.
- Что? – недовольно выдало сонное чудо.
Подвинувшись к рыжику совсем близко, так что наши носы едва ли не соприкасались, я широко улыбнулся. Брови Лисенка поползли вверх. Он совершенно не понимал, чего мне от него надо.
- Слушай, а как тебя на самом деле зовут? – Решил я начать издалека и вовсе не ожидал, что такой простой вопрос вызовет в мальчишке целую бурю отрицательных эмоций, болезненным спазмом отозвавшуюся у меня в груди.
Опустив ресницы, Лис с горечью ответил:
- Какое теперь это имеет значение, ведь весь мой род погиб, да и я уже…
Обняв рыжика, я прижал его к груди. Он совсем не протестовал, уткнувшись носом мне в шею. Некоторое время мы лежали в тишине. Лисенок пытался хоть как-то успокоиться, а я ему в этом старался поспособствовать, ласково глядя по спине. Не думаю, что в нашем случае были бы уместны какие-то слова сочувствия или сожаления. Разве что дать ему выговориться.
- Расскажи мне, что там произошло, - тихо попросил я.
Эльфенок в моих руках весь напрягся и сжался, но потом, глубоко вздохнув, заговорил:
- А что произошло? В один «прекрасный» день к нам в деревню пришел отряд людей, – с какой-то истеричной веселостью начал он. – Они не таились, и никто не ожидал ничего плохого. У нас же мирное поселение было… Люди остановились лагерем на окраине, малышня даже смотреть бегала… Им всем было интересно. Моя сестренка очень восторженно о пришельцах рассказывала…
Всхлипнув, Лисенок часто-часто задышал.
- А вечером, когда все наши вернулись домой, люди достали оружие, и началась резня… Никто этого не ожидал. Поначалу, старшие даже не поверили, что все взаправду, и сородичи погибают один за другим. Моих маму с папой сожгли прямо в нашем доме… Они так кричали, - сглатывая слезы, прошептал рыжик.
Его плечи мелко вздрагивали, а слезы лились уже непрерывным потоком. Сжав руки, крепко прижал его к себе. Та чернота, что воронкой раскручивалась в душе эльфа, меня буквально ослепляла, было такое ощущение, что солнечный свет меркнет, а все внутренности сводит судорогой. Перед глазами сами возникали картины того, что видел Лисенок, и вязкий комок ужаса стоял поперек горла, мешая нормально дышать.
- Я не помню, как, но мне с сестренкой удалось спрятаться и потихоньку, как преступникам, выбраться в лес. Мы бежали так быстро, как только могли, но все равно продолжали видеть отблески огня и слышали крики. А потом Лия оступилась и упала, сломав ногу, мы уже не могли быстро передвигаться… - голос Лиса стал пугающе безжизненным. – Их было трое. Наверное, люди преследовали нас от самой деревни, не знаю. Когда они нас нашли, то начали толкать и довольно смеяться, говоря всякие мерзости о том, что и как с нами будут делать, прежде чем убьют. Говорили, что такая мразь как мы недостойна жить… Лия все время плакала… Она ведь совсем маленькая была.
Немножко помолчав, Лис продолжил:
- Один из них, самый здоровый, схватил сестренку  за волосы, у нее была длинная очень красивая рыжая коса, и потащил за собой, а двое других держали меня, чтоб не мешал. Я не выдержал и начал их умолять не трогать ее, хотя прекрасно понимал, что люди не послушают. Но они заинтересовались. Рассмеялись и сказали, что если я стану их рабом, то они, так уж и быть отпустят Лию.
Гладя Лисенка по спине, я уже знал, что услышу дальше.
- После того как я надел ошейник, тот который держал сестру, с довольной улыбкой перерезал ей горло. Он сказал, что теперь она абсолютно свободна… Я никогда не забуду ее безжизненных глаз… Потом люди прицепили к моему ошейнику поводок и привязали его к дереву, я не сопротивлялся, я не мог оторвать взгляд от тела Лии. Люди ушли, сказав, что вернутся позже, сейчас им со мной возиться некогда. Ночью разразилась жуткая гроза. Мне никогда раньше не было так страшно…
Мда. В его возрасте после такого, я бы тоже онемел и грозы боялся… Это же надо, провести целую ночь наедине с трупом родной сестры, которой не сумел помочь, а до этого стать свидетелем гибели родителей и всех знакомых...
- Что было дальше, не помню, в себя я пришел уже там, где ты меня купил, - спокойно закончил рыжик.
Сейчас его эмоции были похожи на серую выжженную пустыню… Глубоко вздохнув, вытер слезы. Оказывается, я успел разреветься… Чудеса. Даже не помню, когда последний раз такое было.
- Малыш, если тебе станет легче, могу сказать, что все те люди, что напали на вашу деревню, жестоко за это поплатились.
- Поплатились? – подняв голову, Лисенок вопросительно посмотрел мне в глаза.
Ощутив слабенький укол его недоумения и любопытства, с тяжелым вздохом приговоренного к смертной казни, решил рассказать ему, что пятьдесят лет ждал, пока кое-кто вырастет, дабы познакомиться поближе (вообще-то, мне этого жуть как не хотелось, я опасался, что он это как-нибудь неадекватно воспримет). Но, что делать, сам заикнулся, да и может ему это хоть какое-то удовлетворение принесет. В общем, оно того стоило. Рыжик на меня не обиделся, а, заметно оживившись, испытал даже некоторое удовольствие.
- Представляешь теперь, как я был удивлен, когда увидел тебя там, в качестве главного лота? Думал, разнесу весь этот клуб нафиг!
- Да уж, - слабо улыбнувшись, Лисенок уютно устроился у меня на груди и о чем-то задумался, обводя пальцем мантикору.
Что ж, могу себя поздравить, цели – не дать эльфенку скатиться в депрессию, я достиг. Теперь, интересно мне очень, с собой-то что делать? Жуть как хочется разорвать всех людей на мелкие кусочки! Хоть, блин, иди в некроманты, поднимай тех охотников и убивай по новой. На этот раз с особой жестокостью и цинизмом…
От плотоядных, окрашенных в красные и черные тона размышлений меня отвлек громкий смех и треск веток. Так, похоже, к нам гости. Сев прямо и повернувшись, не выпуская, однако из рук насторожившегося эльфенка,  выжидательно уставился в сторону шума. Никаресса я почуял сразу и теперь гадал, с какой целью вампир нас искал. Из кустов Никс буквально вывалился. Человечки-близняшки пиявками прилипли к блондину с обеих сторон, чему тот совершенно не сопротивлялся, прижимая девушек к себе за талии. В руках у одной из них был свернутый плед, а другая весело размахивала объемной корзинкой.
- Ой, а тут занято, - давясь смехом, выдала та человечка, что была справа.
Вопросительный взгляд Никса, мои опущенные ресницы - диалог состоялся.
- А не страшно! Это мои друзья, - с широкой улыбкой заявил блондин, толкая хихикающих девушек вперед.
Озорно улыбнувшись, я приглашающе махнул рукой.
- Привет, я Тим.
- Лис, – несколько неуверенно представился эльфенок, прижимаясь ко мне плотнее. Похоже, свое настоящее имя он упрямо решил забыть.
- Я Лора, а это моя сестра Миа, - плюхаясь к нам на подстилку, заявила та, что с корзинкой.
Ее сестра выдала положенное – привет, и расстелила рядышком свое покрывало, приземляясь на него. Так как Никаресс уселся именно туда, Лора быстренько сменила место дислокации, перебравшись к вампиру под бочок. Появление Никса, а главное, его новых подружек, пришлось как нельзя кстати! Своей веселой трескотней обо всем подряд, девушки удачно разрядили атмосферу. Очень скоро, Лис весело улыбался и смеялся. Да и я успокоился. Блондин же вовсю рассыпал комплименты и обольстительно улыбался сестренкам. Припасенная в корзинке бутылка вина существенно способствовала процессу обольщения.
По началу девушки делали вид, что обижаются из-за того, что мы с Лисом не присоединяемся к распитию вина, но потом успокоились. То, что эльфы очень быстро пьянеют и практически не пьют, было известно всем, а я заявил, что мой допинг всегда со мной, после чего демонстративно прошелся языком по изгибу шеи Лисенка. Рыжик мгновенно вспыхнул и засмущался, опуская голову, однако я успел уловить нотки его удовольствия. Близняшки, шокировано похлопав ресничками, переглянулись и понятливо захихикали, с одобрением на меня поглядывая. Вот ведь молодежь пошла!
В конце концов, расшалившееся трио покинуло нашу компанию, а Никс напоследок прозрачно намекнул, что домой его сегодня можно не ждать. Полагаю, именно ради этого он и приходил. Ну, флаг ему, как говорится, в руки! Внимательно глядя вслед удаляющейся троице, Никаресс опять был в центре, а обнимаемые за нижние девяносто Лора и Миа по бокам, эльфенок задумчиво поинтересовался:
- А сексом заниматься, это очень больно?
Я в этот знаменательный момент как раз решил водички из бутылочки попить. В общем, я подавился и забрызгал этой самой водой все вокруг. Пока пытался прокашляться и утирал выступившие на глаза слезы, Лисенок терпеливо ждал. Наконец, я смог вдохнуть полной грудью и тут же возмутился:
- Ребенок, откуда в твоей голове такие мысли?!
- Я не ребенок! – Сразу же вскинулся рыжик. – Мне уже семьдесят пять!
- Да ну? – Скептически выгнув бровь, смерил насмешливым взглядом свое смущающееся остроухое недоразумение.
Эльфенок надул губки и, скрестив на груди руки, демонстративно отвернулся.
- Сложно просто ответить, да? – Обижено выдал он.
Хихикнув, я придвинулся к Лисенку вплотную так, чтобы он оказался у меня между колен. Обняв за талию и прижавшись к его спине, я положил подбородок рыжику на плечо.
- Не знаю, откуда ты это взял, но боль совершенно не обязательный компонент секса. Некоторым нравится и делать больно, и когда больно делают им, не спорю, но всегда можно обойтись и без этого.
- Правда? – Уже далеко не так воинственно поинтересовался эльфенок, скосив на меня глаза.
Его скулы слегка порозовели, а дыхание участилось. Да и вообще, помимо явного смущения, неуверенности и любопытства, я явственно улавливал легкое волнение, могущее легко перерасти в возбуждение. Пряча плотоядную улыбку и хищный блеск глаз, я на полном серьезе кивнул, запуская руки Лису под рубашку.
- Абсолютная, - выдохнул я ему в шею, проводя по ней губами снизу вверх и обратно.
Почувствовав мои прикосновения, рыжик замер, мышцы живота под моими ладонями инстинктивно сократились, реагируя на неожиданное прикосновение, а по всему телу эльфа прошла волна ощутимой дрожи.
- Что ты делаешь? – придушенно выдохнул рыжик, выгибая шею так, чтобы мне было удобнее ее целовать и чуть покусывать.
- А как ты думаешь? – мурлыкнул я ему на ушко, втягивая в рот и слегка сжимая зубы на розовой мочке. Лисенок на эту нехитрую ласку отреагировал очень бурно, всхлипнув и прогнувшись в спине.
Мои руки тем временем добрались до напряженных сосков эльфа. Слегка поглаживая и сжимая их, я добился просто потрясающего эффекта. Рыжик сам повернулся ко мне лицом и сел верхом на колени, обхватывая руками шею. В затуманенных медовых глазах плескалось откровенное желание, которое я полностью разделял. Притянув эльфа к себе за шею, впился в его мягкие губы яростным поцелуем, грубо проталкивая свой язык ему в рот. Лисенок был совсем не против, отвечая мне столь же яростно и жарко.
Свободной рукой я быстро расстегивал пуговицы на рубашке мальчишки, стремясь добраться до голой кожи и попробовать ее на вкус. Когда это удалось сделать, я с некоторым сожалением оторвался от невероятно вкусного рта и переключился на не менее вкусную шею, а потом уже на грудь и розовые соски. Стоило мне слегка прикусить один из них, как Лисенок издал настолько соблазнительный стон, что я поспешил продолжить свой смелый эксперимент, перемещая руки на пряжку его ремня.
Едва вжикнула молния джинс, как эльфенок, казалось бы, очнулся, слегка вздрогнув. В медовых глазах отразилось легкое сомнение и испуг. Пришлось срочно исправлять ситуацию, вновь вовлекая рыжика в поцелуй, и не забывая при этом поглаживать его по спине и бокам. Решительное движение рук Лиса, вознамерившегося снять с меня майку, стало приятной неожиданностью, которой я никоим образом не собирался мешать. Кусок ткани полетел в сторону и вот я уже могу прижаться к эльфу кожа к коже. Лисенок довольно стонет и начинает тереться об меня всем телом, от чего у меня просто темнеет в глазах, и хочется опрокинуть его на подстилку прямо здесь и сейчас, но нельзя, еще не время.
Вместо этого, быстро освобождаю из штанов свой напряженный до предела член и такой же твердый и горячий Лисенка, сжимая их вместе. Мальчишка жалобно вскрикивает и, зажмурившись, начинает судорожно двигать бедрами, толкаясь в мой кулак. Думаю, сейчас на моем лице совершенно сумасшедшая улыбка, но подтвердить это некому. Прижимая Лиса к себе сильнее, я впиваюсь поцелуями в его так соблазнительно подставленную шею. Удовольствие стремительно нарастает, и по телу начинают идти первые судороги, переходящие в ослепительный вихрь наслаждения, огнем растекающийся от извергающегося члена по всем телу. Крик удовольствия эльфа слышится словно сквозь толщу воды, уши просто заложило, а перед зажмуренными глазами разноцветные вспышки.
Повалившись на спину, я стараюсь отдышаться и прийти в себя после одного из самых ярких оргазмов в моей длиннющей жизни. Тот, благодаря кому это стало возможно, распластался на мне и также тяжело дышит. Немного погодя я уже просто спокойно лежу, блаженно улыбаясь и перебирая волосы расслабленного Лисенка. Он все еще на мне, прижался щекой к груди и переваривает все случившееся. Когда эльфенок моргает, его реснички щекотно скользят по моей коже и я невольно, начинаю улыбаться еще шире. Внимательно прислушавшись к эмоциям мальчишки, не обнаружил там ничего подозрительного, только море запоздалого смущения, а значит, все у нас зашибись!
- Это был секс? – выдает мое персиковое чудо очередную сногсшибательную мысль.
Не сдержавшись, я хихикнул, за что тут же получил тычок острого кулачка. Пришлось спешно отвечать.
- Не совсем, но очень близко.
 Тяжело вздохнув, рыжик приподнялся на локтях и заглянул мне в лицо. Стоило ему увидеть мою довольную физиономию, как щеки и ушки эльфа мгновенно вспыхнули.
- Пойдем на лодке кататься? – немного заикаясь, попросил он.
Не сдержавшись, сгреб мальчишку в охапку и смачно чмокнул в нос, он сразу же заулыбался, лукаво блестя глазищами.
- Конечно, пойдем! – подтвердил я свои действия словами.
Лисенок тут же попробовал вскочить на ноги, но некоторый беспорядок в одежде ему помешал. Покраснев пуще прежнего, эльф спешно начал устранять этот недостаток. Хихикая, я последовал его примеру, только, в отличие от некоторых, никуда не торопился, так что эльфу пришлось наблюдать процедуру моего неспешного одевания. Боги, как же он мило краснеет!

В пункте проката лодок наблюдалось некоторое оживление, не мы одни такие умные оказались! Желающих приобщиться к «художественной гребле на байдарках и каноэ» наблюдалась целая толпа и, естественно, на всех плавучего транспорта не хватило. Надо было немного подождать. Лисенок сначала расстроился, но потом смирился с неизбежным, покататься ему все же хотелось. В ожидании своей очереди мы с ним комфортно расположились в тени большого дерева, недалеко от берега. Я сел, прислонившись к стволу, а Лис расположился у меня между ног, прижавшись спиной к груди и сложив руки поверх моих, сцепленных в замок у него на животе. Откинув голову мне на плечо, рыжик меланхолично вглядывался в водную гладь, по которой скользили лодки тех счастливчиков, что пришли чуть раньше нас.
На тему произошедшего между нами мальчишка не заморачивался совершенно, решив один раз, что ничего страшного не случилось, он принял все как данность. Так что я мог поблагодарить Матушку Природу, которая наделила своих остроухих сынов очень гибкой психикой. Когда надо, они ко всему крайне быстро приспосабливаются и в экстремальных ситуациях не склонны к излишней рефлексии.
Так как смотреть особо было не на что, мое внимание сразу привлекла гордо дефилирующая к пункту проката (такая небольшая деревянная будка у длинного причала, к которому привязывались лодки) давешняя парочка эльфов. Получив закономерный от ворот поворот, они некоторое время постояли, видимо совещаясь, а потом, подошли записаться в число ожидающих. Разглядывая блондинов, я пришел к выводу, что они родственники. Пусть один из них и был чуть выше, с более темными и длинными волосами до талии, а второй, благодаря полным губам и округлым щечкам, казался немного пухлее, но их сходство было довольно заметно. И это выражалось не только в презрительных взглядах, бросаемых в нашу сторону. Кстати.
- Слушай, как представитель вида объясни мне, почему большинство эльфов ходят с такими надменными лицами? Вы же нормальные ребята, если копнуть поглубже, - не отрывая изучающего взгляда от парочки, спросил я Лисенка.
Тот слегка пожал плечами в ответ.
- Это один из основных пунктов кодекса поведения. Его придерживаются почти все эльфы, выходящие в большой мир из общины. Так положено.
Хмыкнув, я скептически выгнул бровь.
- Кем положено?
Тяжело вздохнув, рыжик на одном дыхании выдал:
- Каждый эльф, вынужденный поддерживать контакт с представителями разумных рас, иных, нежели эльфы, обязан в ходе этого контакта вести себя максимально сдержанно и невозмутимо, дабы не уронить честь рода и продемонстрировать превосходство расы эльфов над иными разумными. Пункт сто двадцать восемь Всеэльфийского Законодательного Уложения. Подпункт один к пункту сто двадцать восемь Всеэльфийского Законодательного Уложения: нарушивший данное указание эльф карается общественным порицанием. О его проступке сообщается старейшине той общины, в который нарушитель проживает. Старейшина имеет право наказать нарушителя по своему усмотрению.
Переварив информацию и выдержав небольшую паузу, я полюбопытствовал:
- И много там таких пунктов, в этом вашем уложении?
- Восемьсот девяносто шесть, - равнодушно отозвался Лис.
- И ты знаешь их все наизусть?
- Аха, - зевнув, эльфенок повозился немного, сползая чуть ниже, так чтобы голова удобно лежала у меня на груди. – Уложение в обязательном порядке учат все дети. А потом в день совершеннолетия рассказывают полный свод перед старейшинами рода и дают торжественную клятву по возможности, максимально следовать его букве. Это как бы экзамен на зрелость.
Мдя… Каждая раса сходит с ума по-своему.
- Ты его тоже рассказывал?
- Конечно. Только клятву соблюдать не давал, мне это не нужно было.
- Почему это не нужно? – я искренне удивился.
За какие такие заслуги моему ушастому такая привилегия дана. Судя по волнению и легкой неуверенности, испытываемым Лисенком, причина для него важная.
- Потому что, - медленно начал эльф. - Я никогда не должен был оказаться за пределами общины и уж тем более с кем-то посторонним общаться.
- Как это? – опешил я, наклоняясь вперед и заглядывая Лисенку в лицо. Он хмурился и кусал губы, похоже, кое-кто сболтнул лишнего и теперь переживает по этому поводу. Задрав голову и встретившись со мной взглядом, рыжик вздохнул, отводя глаза, а потом резко сел прямо.
- Смотри! Кто-то вернулся, теперь наша очередь! – С широченной улыбкой выдал эльфенок, показывая рукой на причал. Там действительно швартовалась лодка.
Насмешливо выгнув бровь, и снисходительно улыбнувшись, я встал вслед за маленьким хитрюгой, успевшим вскочить и теперь нетерпеливо подпрыгивающим на месте. Если он думает, что так сможет от меня отвязаться, то остается ему только посочувствовать. Тем не менее, я подхватил с земли плед, на котором мы так удобно сидели, и неторопливо последовал за Лисом. Далеко от меня отбегать он не решался так что, периодически останавливался и, притопывая на месте, взглядом пытался поторопить. Думаю, был бы он щенком, нарезал бы сейчас вокруг меня круги.
Когда мы проходили мимо эльфов, те ожидаемо презрительными взглядами выказали Лисенку, как там он это обозвал… Общественное порицание, о! Но рыжику на это было глубоко начхать. Он в мыслях уже вовсю плавал по озеру, и все силы тратил на то, чтобы одной только силою мысли заставить меня шевелиться. Усмехнувшись, в пару прыжков догнал эльфенка и, дернув не ожидающего этого рыжика за хвост, рванул дальше.
- Догоняй!
Вслед мне неслись возмущенный вопль и волна бешеного азарта и восторга.
Первым до лодки добежал все же Лисенок, чем был неимоверно горд. Забравшись в носовую часть утлого суденышка, он оккупировал маленькую лавочку, и со счастливой улыбкой сверкал на меня оттуда глазами. Закинув плед следом за эльфом, я толкнул лодку с берега и сам заскочил внутрь. И даже умудрился не намокнуть! Какой я молодец. Грести предполагалось двумя веслами, вставленными в привинченные к бортам крепления. Почесав в затылке и смерив орудия предстоящего труда скептическим взглядом, приступил к процессу. Если честно, раньше мне как-то не приходилось подобным заниматься, но не сажать же за это дело Лисенка, правда, ведь? Думаю, он прежде и лодок-то вживую не видел.
Опытным путем удалось выяснить, что гребун или загребатель… не важно, в общем, тот, кто гребет должен сидеть спиной в ту сторону, куда плывет посудина. Развернувшись к ехидно хихикающему эльфенку задом, и для проформы поворчав о том, что никто меня не любит, послал наш корабь в плавание по волнам озера, носящего гордое имя Той. Через некоторое время сидеть таким образом мне надоело, хотелось видеть эльфенка, и я повернулся к рыжику лицом. Собственно, какая разница, куда плыть-то? Если мы сменим направление, ничего страшного не произойдет. За пределы водоема точно не попадем.
Лис сидел, облокотившись о бортик и опустив в воду руку, завороженно глядя на расходящиеся от лодки волны. Нахмурившись, я смерил критическим взглядом его фигурку. Пусть сейчас и начало лета, но вода еще очень холодная и от нее довольно сильно сквозит. И еще ветерок прохладненький такой, а у меня теплолюбивый эльф одет в одну легкую рубашку и штаны…
- Так, давай-ка ты закутаешься в плед, не хватало еще простыть, - безапелляционным тоном заявил я, выводя Лиса из созерцательного транса.
Рыжик без возражений выполнил указание, видимо, успел уже подмерзнуть.
- А ты? – подал голос эльф, тревожно на меня уставившись.
И ведь действительно волнуется! Приятно-то как!
Легкомысленно отмахнувшись, поспешил его успокоить.
- А я могу и на Северном Полюсе без одежды. У вампиров такой обмен веществ, что мы практически никогда не мерзнем. Разве что с голодухи, но мне это не грозит.
Подмигнув удивленно задравшему брови рыжику, прищурившись, припомнил:
- Так что там с твоей клятвой?
Мальчишка сразу же скуксился, опуская плечи и кутаясь в плед сильнее. Неужели он на самом деле рассчитывал, что я его не спрошу? Бросив на меня пару взглядов профессионального щенка-попрошайки (с его глазищами это выглядело весьма убедительно), но ничего этим кроме скептически изогнутой брови не добившись (чай не первое тысячелетие землю топчу), Лисенок тяжело вздохнул (ха, чтобы меня развести, ему еще тренироваться и тренироваться!).
- Давай рассказывай, - поторопил я его.
Еще раз горестно вздохнув, рыжик жалобно на меня посмотрел:
- Ладно, только пообещай, что никому больше не скажешь.
Я удивленно хмыкнул. Что там за тайна такая страшная?
- Обещаю.
Видимо, удовлетворившись этим, Лис кивнул и, выдохнув, как перед погружением под воду, выпалил:
- Я должен был стать Жрецом.
И замолчал, тревожно блестя глазами. Недоуменно качнув головой, я пожал плечами.
- И?
У эльфов столько всяких разных видов жрецов, считай на все случаи жизни, что без дополнительных пояснений ничего не понятно. Надувшись, как мышь на крупу (симпатичная такая персиковая мышка), Лисенок возмущенно фыркнул, поражаясь моей недогадливости.
- Жрецом Матери Природы.
Оп, а вот это уже круто. Я новыми глазами посмотрел на своего эльфенка. Таких Жрецов среди остроухих раз два и обчелся. Критерии отбора уж больно строги. Первый среди них – уровень магической силы. Он должен быть очень высок, иначе кандидат просто не выживет во время обряда инициации. Дальше идут морально-этические качества. Ну, их в будущем Жреце воспитывают с младенчества. Теперь мне ясно, почему, в общем-то, совершеннолетний подросток такой наивный и задает порой совершенно идиотские вопросы. Его просто с самого раннего детства от всего потенциально соблазнительного и подозрительного ограждали. Ведь третий фактор – стремление самого кандидата стать Жрецом. Если эльф не будет желать этого всем сердцем, ничего не получится. И не дай бог, ему захочется чего-то иного, все, трындец товарищи, заготовка испорчена, уносите с церемонии трупик. Жрец Природы полностью сливается с лесом, становясь разумным проводником между чистой силой Мира и эльфами. Грубо говоря, он превращается в некий гибрид дерева и разумного. Жуткая участь, если хорошенько подумать. Бр-р-р! Только вот детишкам это преподносят как нечто невероятно почетное, чтоб кандидаты не пугались и не разбегались с криками ужаса кто куда. У остроухих почти вся власть завязана на природниках и, если те немногие, кто потенциально может ими стать, будут отказываться, это существенно подорвет влияние остальных жрецов, собственно говоря, и являющихся эльфийским правительством. Хотя, может, это просто я, в силу выработанного годами цинизма, так все воспринимаю.
- Круто, - прокомментировав таким образом заявление Лиса, я через некоторое время поинтересовался:
- А почему ты не хочешь никому рассказывать про это?
- Как это почему? – мальчишка просто опешил и растерянно уставился на меня своими медовыми глазищами.
Так как я молчал и смотрел на него выжидающе, он был вынужден что-то сказать. Немного помучавшись, эльф, отвернувшись, буркнул:
- Не хочу и все.
Веская причина. Широко улыбнувшись, я успокоил рыжика:
- Ну, не хочешь, значит, никому не скажем.
Насторожено на меня покосившись, Лис заметно расслабился.
– А что с твоей силой?
Эльфенок нахмурился и пожал плечами.
- Запечатана, как и положено. Обучение я закончил, но печать снять не успели.
Я задумчиво хмыкнул, берясь за весла и начиная усиленно грести. Опечатывание силы у детей – это еще одна фишка эльфийского народа. Когда-то давно, в лохматой древности, ушастые решили, что сила детям не игрушка, и нефиг баловаться. Дескать, мало ли чего одаренное дитя натворить по незнанию может, магия у эльфов проявляется и на интуитивном уровне тоже. Например, испугается эльфенок скажем таракана, и подохнут разом ВСЕ насекомые вокруг. Чем талантливее детеныш, тем, естественно, шире область воздействия. И чтобы, значит, никаких таких катаклизмов не происходило, у малышни в раннем детстве взрослые дяденьки и тетеньки всю силу блокируют. Эльф растет, постигает азы магии на теоретическом уровне, а когда обучение заканчивается, печать снимают, ну или она слетает сама. Там вроде срок действия дополнительно устанавливается, на всякий случай, так сказать. А еще, в экстремальной ситуации эльф сам может сломать печать, но для этого надо осознанно очень-очень сильно этого захотеть. Само собой ничего не получится. А если учесть, что этот самый эльф не привык рассчитывать на магию и никогда прежде ею не пользовался, ожидать, что он внезапно, находясь в стрессовой ситуации, вспомнит про такую возможность, по меньшей мере,  глупо.
Подмигнув настороженно ждущему моей реакции Лисенку, я резюмировал:
- Ладно, если само не распечатается, найдем тебе мастера-взломщика.
Ушастик удивленно задрал бровки. На данный момент он по самый нос замотался в плед, получился такой компактный кокон с задорно торчащим рыжим хвостиком. Выглядело это презабавно.
- А разве со мной кто-то захочет иметь дело? Я же теперь изгой, раб. У меня даже родственников никаких нет. А больше ни один приличный эльф в мою сторону и не посмотрит, - мальчишка так искренне в это верил, что говорил совершенно спокойно и даже не расстраивался.
Я пораженно уставился на это чудо хвостатое.
- Да с чего ты это взял? Если уж на то пошло, далеко не все ваши такие уж фанатики. У меня, например, есть парочка вполне себе адекватных знакомых эльфов.
Лисенок промолчал, но судя по эмоциям, мне не поверил. Подумав, я решил прояснить для него еще пару скользких моментов:
- К тому же, вовсе не обязательно всем подряд рассказывать, что ты с нестандартным украшением на шее ходишь. Его, вообще-то, никому не видно и видно не будет. Иллюзия крепкая, со стороны совершенно не заметна. Можешь про то, что ты раб вообще забыть. Ты теперь член семьи, – чем дальше я говорил, тем больше становились глаза эльфенка. - Как только выберемся из этой дыры, я сразу оформлю тебе вольную, здесь просто специалистов таких нет. Разве что ошейник не сниму, исключительно для собственного спокойствия. Мало ли куда тебя опять занесет, а с ним, я всегда смогу определить, где искать. Очень полезный артефакт.
Рыжик смотрел на меня  круглыми глазищами, шокировано переваривая новую информацию. Похоже, ничего подобного он не ожидал, а со своим положением смирился. Теперь у него масса тем для размышления. Надо сказать, что к подобному решению я пришел не сразу и до конца в нем не уверен, уж очень не хочется терять контроль над ситуацией, но, что-то мне подсказывает, что так будет лучше, и плюсов я поимею гораздо больше чем минусов.
Дальше мы просто катались, наслаждаясь прекрасной погодой и экзотическими ощущениями не поднимая в разговорах щекотливых тем. Когда рыжик окончательно замерз, я решительно погреб к берегу. Он пытался было возмущаться, но как-то вяло, так что одного моего скептического взгляда хватило, чтобы он сдулся.
Подняла настроение неизменная парочка эльфов. Видать, судьба у нас такая, пересекаться с ними весь день. Так вот, эти типусы в плавание отправились существенно позже нас, но пришвартовались мы вместе. Блондинчики щеголяли креативной синюшной расцветкой и выщелкивали зубами оригинальные мотивчики. Подмерзли они основательно. Сделав строгую физиономию, обратил на них внимание рыжика, дескать, смотри, почтенные эльфы, а так вызывающе себя ведут. Сдержанности никакой, куда только смотрят старейшины их общины?! (да, я злобное и мстительное чудовище, открыто это признаю) Важно покивав, Лисенок со мной согласился, заметив, что это просто форменный позор. От разгневанных блондинов мы удирали бегом и с громким хохотом.
Побродив по лесу еще некоторое время и поужинав в местном ресторанчике, мы засобирались домой. Уже приближался вечер и начало стремительно холодать, что нисколько не добавляло приятности процессу гуляния. С транспортом проблем не возникло. На стоянке у ворот парка выстроилась их целая вереница, так что, забравшись в повозку, мы спокойно двинулись в обратный путь. Все утром проспавший, Лис прилип к окну, о чем-то сосредоточено раздумывая и разглядывая проплывающий мимо пейзаж, а я погрузился в легкую дрему.
Уже родная квартира встретила нас сонной тишиной. Пока добрались до дома, окончательно стемнело, и в большом окне центральной комнаты разноцветными огнями переливался ночной город. Зевающий и трущий глаза, Лисенок прямиком направился переодеваться, я же решил принять душ. Однако не успел даже дойти до ванны, как меня настигла волна паники и ужаса. За те секунды, что понадобились, для того чтобы оказаться в гардеробе, я успел перебрать кучу всевозможных вариантов неприятностей, перепугаться, разозлиться и пообещать всем врагам медленную и мучительную смерть. Но реальность затмила все мои даже самые смелые предположения.
Эльф стоял в одних джинсах перед зеркалом и с нарастающим отчаянием разглядывал себя. Никого постороннего, способного так напугать ушастика, рядом не наблюдалось.
- Что случилось? – Подскочив к мальчишке и развернув его к себе лицом, встревожено вгляделся в полные слез глаза.
- Я заболел! – С ноткой истерики в голосе заявил рыжик.
Опешив, я нахмурился. Для эльфа - это очень серьезное заявление.
- Почему ты так решил? Нехорошо себя чувствуешь?
Лисенок отрицательно замотал головой и со всхлипом ткнул пальцем в свой живот.
- У меня какие-то пятна на коже появились!
Присев, я недоуменно уставился на причину столь бурной реакции. На золотистой коже подтянутого животика действительно наблюдалась несколько небольших белесых разводов. Медленно подняв глаза на Лиса и не увидев на его лице и тени понимания, вновь опустил взгляд. Кашлянув, не удержался и начал хихикать, а потом и вовсе шлепнулся на зад от душащего меня хохота. Лисенок сначала очень удивился, отвлекшись от своих переживаний, а потом психанул и попытался убежать, но я не дал. Продолжая истерично смеяться, никак остановиться не мог, подскочил, хватая эльфенка за руку и, прижимая к себе. Успокаивающе гладя его по спине, я кое-как выдавил:
- Ничего ты не заболел.
- Да-а-а? А что это такое тогда-а-а? – Глотая слезы, провыл он.
Собравшись и взяв себя в руки, я чуть отстранился, заглядывая Лисенку в зареванную мордашку.
- Напомнить, чем мы с тобой сегодня занимались? Это сперма, - вид удивленно распахнувшихся глаз и слегка порозовевших скул заставил меня широко усмехнуться.
По инерции всхлипнув, рыжик опустил взгляд на свой живот, а потом критически осмотрел видимую часть моего, даже задрал топ, чтобы лучше видеть, после чего обиженно выдал:
- А почему у тебя ничего нет?
На меня опять напало неконтролируемое хихиканье. Приобняв Лиса за плечи, повел его из комнаты прочь.
- Ну, ты даешь. Не забывай, я как-никак - вампир!
Шмыгнув носом, эльф непонимающе нахмурился.
- А что в этом такого?
Я демонстративно фыркнул.
- Чему вас там, в лесах только учат! У вампиров организм так устроен, что нам не обязательно поглощать питательные жидкости орально. Мы вполне в состоянии впитывать их всей поверхностью тела, то есть, через кожу. Так что, у меня все всосалось.
Окончательно успокоившись, чему сильно способствовала крайняя степень смущения, Лисенок обратил внимание, что его куда-то ведут. Точнее говоря, уже привели.
- А зачем мы пришли в спальню? – недоуменно оглядываясь по сторонам, поинтересовался он.
Сверкнув в темноте плотоядным оскалом, толкнул рыжика в грудь. Не удержав равновесия, он с тихим вскриком плюхнулся попой на кровать.
- Лечить тебя буду, болезный ты мой!
Не давая Лису опомниться, опустился перед ним на пол, подтягивая к себе ближе за колени и удобно устраиваясь между них. Прежде чем рыжик успел преодолеть замешательство и сказать что-то внятное, я уже приступил к действию, начав методично вылизывать провинившийся сегодня животик. Мышцы под моими губами и языком нервно вздрагивали и неконтролируемо сокращались. Я буквально чувствовал, как участилось дыхание и сердцебиение мальчишки. Настойчиво поглаживая и сжимая, поднялся ладонями от лодыжек до бедер слегка дрожащих ног эльфа, плавно переходя на талию и грудь, вынуждая его полностью лечь на кровать. Добившись желаемого и урча от удовольствия, быстро стянул с зажмурившегося Лиса джинсы. Пока он не успел опомниться, лизнул головку его возбужденного члена, полностью деморализуя.
Громко вскрикнув, рыжик вцепился пальцами в покрывало, а я довольно усмехнулся, обдавая подрагивающую от нетерпения плоть горячим дыханием. Потеревшись щекой о внутреннюю сторону бедра эльфа, я принялся увлеченно облизывать аккуратные яички, одновременно поглаживая член мечущегося по кровати Лисенка. Добившись того, что мой эльф начал стонать безостановочно, довольно прикрыл глаза и приступил к основному, вбирая в рот его горячую плоть.
Я получал от процесса массу удовольствия, испытывая как физическое, так и эмоциональное наслаждение буквально пьянея от бурлящей во мне и вокруг меня чистой силы, ощущения упругой плоти на языке, гладкой шелковистой кожи под ладонями, дурманящего аромата возбуждения. Когда Лисенок с громким криком кончил, обмякая на постели, я испытал оргазм вместе с ним. От переизбытка энергии и удовольствия перед глазами заплясали разноцветные искры. Мне понадобилось несколько секунд, чтобы как-то прийти в себя и проверить, что там с мелким.
Эльфенок лежал, плотно зажмурившись, его длинные реснички слегка подрагивали, отбрасывая густые тени на щеки. Довольно усмехнувшись, я встал с колен и, обойдя кровать, откинул покрывало, после чего вернулся, подхватывая расслабленного рыжика на руки. Он удивленно вздохнул и приоткрыл осоловелые глаза. Стоило мне уложить его и укутать, как мальчишка тут же свернулся калачиком, подкладывая ладошки под щеку, и с легкой улыбкой на губах погружаясь в крепкий здоровый сон.
Поумилявшись некоторое время на эту картинку, я довольно вздохнул и, не прекращая широко улыбаться, пошел-таки в душ. Он мне был совершенно определенно необходим.

Спать мне не хотелось совершенно. В крови бурлила не успевшая усвоиться сила, хотелось действия, но я прекрасно понимал, что эта эйфория часа через полтора пройдет. Вот тогда-то у меня и начнут неудержимо слипаться глаза. Так что, наплескавшись вволю, я решил заняться чем-нибудь полезным, пережидая момент гиперактивности.
Чтобы не разбудить Лисенка, сладко спящего, свернувшись клубочком под одеялом, прикрыл дверь в спальню поплотнее и приступил к делу. На меня напал приступ чистоплотности! Я прекрасно понимаю, что заниматься уборкой после полуночи - это идиотизм полный, но подобные приходы у меня случаются исключительно ночью. Обычно часов с двенадцати до двух, не раньше не позже... А вообще, я мыть полы и вытирать пыль категорически не люблю. Дома для этого специальная женщина заведена. Приходит пару раз в неделю и все делает. Но вот именно сейчас внутри все просто зудело от дикого желания навести в квартире чистоту! А раз так сильно хочется, зачем сопротивляться?
Найдя в небольшой кладовочке в ванной комнате тряпки, ведро и всякие чистяще-моющие, закатал воображаемые рукава и, мурлыкая себе под нос неопознанную песенку, ринулся в бой: на войну с грязью. Где-то через час я стоял в центре идеально чистой квартиры и с гордой улыбкой, чувством полного удовлетворения и приятной усталости оглядывал дело рук своих. Красота! Блястит, практически.
Сходив быстренько ополоснуться - смыть трудовой пот, - нырнул к Лисенку под бочок. Под одеялом было тепло и уютно, а стоило только обнять эльфенка, как он сразу же уткнулся носом мне в шею, вытягиваясь и прижимаясь всем телом. Потеревшись щекой о его макушку, с недовольством заметил, что волосы рыжика все еще стянуты в хвост, так что поворошить их не получается. Дабы устранить сию вопиющую несправедливость, стянул резинку, вызвав волну негатива от Лисенка. Наверное, я нечаянно сделал ему больно, однако стоило мне запустить в мягкие шелковистые пряди пальцы, массируя кожу головы, как он тут же довольно вздохнул и расслабился, ну, и я вместе с ним. Сон подкрался незаметно, накрывая мягким покрывалом и отодвигая на задний план все проблемы и посторонние мысли.
Утро началось ожидаемо поздно. Ну, это я так предполагаю, так как прекрасно выспался и проснулся совершенно самостоятельно. Сквозь плотные шторы, закрывающие окно, не пробивалось ни одного лучика, в комнате стояла приятная полутьма. Стоило мне пошевелиться, как Лисенок поднял голову с моего плеча, заглядывая в лицо. При виде лохматого эльфенка губы сами собой растянулись в широченной улыбке.
- Привет, - скользя ладонями по его бокам, мурлыкнул я.
- Привет!
Светло улыбнувшийся в ответ, мальчишка буквально заискрился любопытством, пристально уставившись на мои губы.
Я уже дернулся, было, его поцеловать, но он меня опередил, безапелляционно потребовав:
- Открой рот!
Мои брови стремительно поползли вверх здороваться с челкой. Вот честное слово, я растерялся, но требование послушно выполнил. Сосредоточенно насупившись и забавно шевеля бровками, Лисенок начал что-то у меня там разглядывать. Видимо угол обзора его чем-то не устроил и эльфенок, ухватившись пальчиками за мой подбородок, потянул его вниз, вынуждая раскрыть рот шире. Но и этого ему показалось мало, он полез туда еще и пальцами, приподнимая мою верхнюю губу. С решительным видом и громким сопением чуть ли не целиком на меня забираясь, Лисенок переливался всеми цветами любопытства и исследовательского азарта, а я тихо офигевал, шокированно хлопая ресницами. За всю свою богатую на события и сюрпризы жизнь подобной экзекуции я не подвергался ни разу. Даже не знаю, как и реагировать.
- Шы што шелаешь? - Не выдержал я продолжающегося издевательства. Говорить с широко распахнутой пастью было несколько неудобно.
Прекратив свои манипуляции, Лисенок оставил в покое мою челюсть – а, как я понял, его интересовала именно она, - и, обижено надувшись, обвиняюще выдал:
- Если ты вампир, где твои клыки? У тебя вполне обычные зубы! Клыки только чуть-чуть длиннее!
Зря мои брови ушли домой, теперь им возвращаться в гости к челке.
- Эм... Хм, - это был единственный комментарий, на который меня хватило, но так как эльфенок продолжал, поджимая губки, обвиняюще на меня смотреть, нужно было сказать что-то посущественнее.
Не слишком долго думая, я резко перевернулся, подминая Лисенка под себя и плотно вжимая в матрас. А потом оскалился, выпуская иглы клыков на полную длину и позволяя чертам лица заостриться, придавая мне вид смертельно-опасного хищника, которым я, по сути, и являюсь. Зрачки предостерегающе загорелись алым. Вот вы думаете, он испугался? Да ни фига подобного! Это чудо ушастое восторженно распахнуло глаза и с широченной радостной улыбкой полезло клыки щупать... Вид у меня был, наверное, сверхидиотский. Весь из себя такой в боевой трансформации вампир, с нереально круглыми красными глазами и широко раскрытым ртом, в который с восторженным писком засовывает руки рыжий лохматый мальчишка. Дожил.
Тряхнув головой, чуть отстранился.
- Доволен? - Не люблю боевую трансформацию. Сразу такое чувство, что зубы во роту не помещаются.
Быстро-быстро закивав головой и радостно улыбаясь, Лисенок обнял меня за шею.
- Здорово!
Совсем страх потерял...
- Я есть хочу.
И совесть заодно.
Усмехнувшись, звонко чмокнул рыжика в нос, довольно наблюдая, как он его морщит и фыркает.
- Тогда пошли умываться и завтракать.
Так как возражений не последовало, мне пришлось слезать с уютного, но костлявого эльфенка и плестись за радостно подпрыгивающим мальчишкой в душ. Кстати, будучи в неглиже, этот краснеющий скромник по самые ушки замотался в одеяло, по дороге выцепив из-под кровати свои джинсы (и как они туда попали? ума просто не приложу! жаль, что все же нашел...). Вот лучше бы он стыд потерял, а не страх с совестью, ей-богу! Ну да ничего, все еще впереди. Меня самого проблемы стыдливости не сковывали, и я гордо дефилировал следом, демонстрируя всем желающим свои достоинства. Кому не нравится, пусть не смотрят.
Уже в ванне Лисенок, смущаясь и продолжая краснеть (напомнить ему, что ли, что я там уже все видел?) покосился на меня и быстренько нырнул в душевую кабинку. Похихикав, я отправился просто умываться, чистить основательно полапаные кое-кем зубы, а потом все же одеваться. Когда уходил в гардероб, эльф все еще старательно плюхался. Нацепив на себя первое, что попалось под руку - а попались свободные голубые, местами дизайнерски-рваные джинсы и белая облегающая майка, - отправился на кухню варить себе кофе и инспектировать холодильник на предмет завтрака для ушастика. Хм... нашел непочатую коробку с набором суши и ролов, салат какой-то, сыр, яйца и рыбу... Овощи еще всякие... Ладно, дождусь Лисенка, и пусть сам выбирает, а пока достану все ингредиенты. Выложив находки на тумбочку рядом с холодильником, приступил к варке кофе.
К тому моменту, когда на кухне появился эльфенок со слегка влажными, рассыпавшимися поверх белой с золотистой вышивкой туники волосами, я уже успел оккупировать высокий табурет и, поставив локти на барную стойку, блаженно жмурился, вдыхая непередаваемый аромат свежесваренного напитка, исходящего из кружки в моих руках. Поведя носом, рыжик демонстративно поморщился. Ха! Я же отчетливо чувствую, что ему любопытно! Прищурив правый глаз и коварно улыбнувшись, голосом змея-искусителя предложил:
- Может, хоть попробуешь, прежде чем кривиться? Не поверю, что ты когда-нибудь пил кофе, а безоговорочно доверять всему, что тебе говорят, стоит не всегда.
Лисенок удивленно замер, растерянно хлопая ресницами, а потом опасливо, бочком, подошел ко мне, остановившись рядом, вытягивая шею и подозрительно заглядывая в поставленную на стол кружку. Обняв одной рукой мальчишку за талию, притянул его ближе, прижимая к своему боку, а другой рукой пододвинул к нему вызывающую недоверие жидкость.
- Давай, попробуй, он у меня вкусный, с молоком. Не отравишься, это я тебе гарантирую.
Подозрительно на меня покосившись, Лис аккуратно взял кружку и после небольшой паузы сделал глоток. Ожидая его реакции и наслаждаясь яркими, быстро сменяющимися эмоциями, я замер. Некоторое время эльфенок молчал, а потом, задумчиво на меня посмотрев и пожав плечами, вынес свой вердикт:
- Горько.
- Но ведь не противно? - Прищурившись, уточнил я.
Лисенок отрицательно помотал головой.
- Послевкусие интересное, - немного подумав, добавил рыжик, ставя кружку на стол.
Сыто улыбнувшись, я спрыгнул с табурета и потащил его к продуктам.
- Смотри, что у нас есть. Что будешь?
При виде ролов глаза мальчишки предвкушающе загорелись, а на губах появилась широкая улыбка. Мне показалось, еще чуть-чуть - и он запрыгал бы от радости. Как мало ему для счастья надо! Я уже тоже люблю эти комки риса с рыбой и овощами!
- Это буду!
Сцапав коробку и открывая ее на ходу, эльфенок поволок добычу на стол, а я принялся убирать не пригодившиеся продукты назад в холодильник. Трель дверного звонка застала меня с упаковкой рыбы в одной руке и куском сыра в другой.
- О, Никс вернулся.
Не успел я ничего предпринять в связи со своим высказыванием, как Лис спрыгнул с табурета и, торопливо засовывая в рот кусочек рыбы, побежал в коридор.
- Я открою!
Пожав плечами, вернулся к прерванному занятию. Благо, оставалось немного. Когда закончил, пошел тоже поздороваться с блудным вампиром, но уже на полпути понял, что что-то не так. Отчетливо чувствовалось замешательство, недоверие и страх Лисенка, которые Никаресс вызвать никак не мог. Да и гостей было явно больше, чем один, моего помощника среди них не чувствовалось. Нахмурившись, я максимально ускорился, практически мгновенно оказываясь в коридоре.
Картина, которую я там увидел, меня нисколько не порадовала, а наоборот, заставила гневно прищуриться. Четверка разнокалиберных, облаченных в классические черные деловые костюмы, белоснежные сорочки и бордовые галстуки эльфов буквально прижала Лисенка к стене. Мальчишка отчаянно паниковал, из чего я сделал вывод, что ничего позитивного они ему не предлагают.
- Что происходит? - Мой вопрос заставил мужчин, нервно вздрогнув, обернуться, а рыжика с облегчением выдохнуть.
Воспользовавшись заминкой, Лис проскользнул между парочкой высоких коротко стриженых брюнетов и шмыгнул мне за спину. Умничка.
Эльфы переглянулись между собой, и вперед вышел субтильный голубоглазый блондин с заплетенными в сложную косу, длинными волосами. Судя по всему, он у них главный.
- Добрый день. Мы являемся представителями Всеэльфийского Комитета Контроля Безопасности, к нам поступил сигнал о том, что здесь находится наш малолетний сородич.
Хм. Похоже, вчерашние эльфики успели капнуть, куда надо.
Скрестив руки на груди и прищурившись, холодно поинтересовался:
- И что? Не знал, что это противозаконно.
Выражение лица блондина осталось абсолютно безмятежным, только чуть сжатые губы выдавали, что подобное обращение его буквально взбесило.
- Молодой человек, полагаю, нам лучше побеседовать в более удобном месте. Вы нас не пригласите внутрь?
Человек? Мне обидеться? Хотя... Тонко улыбнувшись, чуть повернулся, делая рукой приглашающий жест.
- Прошу.
Дождавшись, пока остроухие ВККБисты пройдут вперед, повернулся к напряженному Лисенку и вопросительно изогнул бровь, кивая эльфам в спину. Рыжик пожал плечами. Он этих типов не знал, и они ему совершенно не нравились, никакой радости от встречи с сородичами Лис не испытывал. Ободряюще сжав тонкую ладошку, последовал за незваными гостями в зал.
Эльфы стояли в центре комнаты, рядом со стоящими по периметру квадратного углубления в полу диванчиками, и заинтересованно оглядывались по сторонам.
- Присаживайтесь, - изображая радушного хозяина, предложил я, сам занимая широкое темно-коричневое кресло, стоящее спинкой к незашторенному окну. Солнышко как раз светило прямо в него и хорошенько разглядеть меня эльфам будет проблематично.
Недовольно покосившись на Лисенка, усевшегося на подлокотник моего кресла, гости расположились на диване напротив. Пауза затягивалась.
- Итак, может, представитесь для начала? - Нарушил я тишину. Нечего косяка на рыжика давить, он и так нервничает!
- Безусловно. Мое имя Линиарийл, я старший инспектор-дознаватель. А это мои напарники Кораелир, Вераэль и Тиалаван, - представился сам и поименовал остальных блондин.
Старший инспектор. Мда. За блудным жрецом прислали солидную шишку. Так как дальше эльф замолчал, многозначительно-выжидательно на меня уставившись, я произнес:
- Мое имя Тимофей. Так чем же вас не устраивает сложившаяся ситуация?
Печально вздохнув, Линиарийл заговорил:
- Дело в том, что дошедшие до нас сведения о поведении Аминаэля наводят на мысли о том, что ему необходима помощь специалистов-психологов. Наше руководство встревожено, каждый эльф, нуждающийся в поддержке, вправе ее получить. Тем более, неспособный самостоятельно о себе позаботиться подросток. Поэтому меня направили, чтобы забрать его туда, где он сможет воспользоваться услугами специалистов.
О, как. Волна возмущения от Лисенка, которого я теперь знаю, как зовут на самом деле, меня порадовала. Рыжик сидел, недовольно нахмурившись и поджав губы.
- Я не заметил, что ему необходима посторонняя помощь, уж извините. На психа он не тянет.
Блондин снисходительно улыбнулся.
- Тимофей, возможно, вы не знаете, вряд ли вы успели достаточно близко познакомиться, но Аминаэль недавно пережил чудовищную трагедию, его родная деревня подверглась вероломному нападению и подобная травма...
- Я прекрасно знаю, что он пережил, не утруждайтесь пересказом, - перебил я Линиарийла. - Нам не нужны посторонние специалисты, чтобы справится с этим, правда ведь?
Повернувшись к Лису, я вопросительно посмотрел на злящегося мальчишку.
- Правда. Когда мне действительно нужна была помощь, вас рядом не было. А теперь мне и тут хорошо.
Лицо блондина удивленно вытянулось. Ничего подобного он от подростка не ожидал. Не давая мужчине опомниться, я поинтересовался:
- Как продвигается расследование инцидента? Виновные уже найдены?
- Нет пока. Мы работаем над этим. Ситуация невероятно сложна, в рейде участвовали профессионалы. Вряд ли вообще кто-то будет найден, - недовольно хмурясь, отозвался блондин. Вот что делает капелька вампирской магии, заставляющая выделяться в крови эльфа специальные вещества, провоцирующие откровенность. Фиг бы он что-то подобное без дополнительного стимула сказал. Наплел бы с три короба и навешал килограммы лапши на ушки рыжика.
То, что меня посчитали человеком, поспособствовало общей беспечности эльфов, не додумавшихся защититься от чего-то подобного. Все же, вампирская магия весьма специфична, от нее надо ставить особые блоки. Стандартные не спасают.
Возмущенно хмыкнув и полыхнув горечью, Лисенок выплюнул:
- Дилетанты. Вам ведь просто наплевать, да?
Спорное утверждение, даже мне не просто было разобраться в следах, но сложившиеся обстоятельства и юношеский максимализм мальчишку вполне оправдывают.
Голубые глаза дознавателя гневно сощурились.
- Аминаэль, ваше поведение совершенно возмутительно. Как вы разговариваете со старшими?! Вы позорите всех эльфов! - Фыркнув, Лис демонстративно скрестил руки на груди и упрямо выпятил нижнюю челюсть. - Вспомните о своем предназначении!
Эх, жаль, что я пообещал молчать про это его предназначение.
- Линиарийл, не стоит повышать голос, - влез я. - Насколько я знаю, Ами совершеннолетний и может сам за себя отвечать. А клятву соблюдать ваш Кодекс он не давал. Да и о каком таком предназначении вы говорите?
Скрипнув зубами, блондин перестал сверлить дырку в злорадствующем эльфенке и перевел взгляд на меня.
- Это вас совершенно не касается. В любом случае, Аминаэль является эльфийским подданным и я вправе просто его забрать, без объяснения причин, - язвительно скривив губы, мужчина добавил. - И все эти разговоры бессмысленны. Наши психологи в состоянии исправить нарушения в его психике, которые, как я вижу, произошли. И он вновь станет достойным членом общества.
- То есть, промыть ему мозги и, если не поможет, стереть память? - Гася желание разорвать этого инквизитора на кусочки, уточнил я.
Видя реакцию эльфов, косвенно подтверждающую мои слова, Лисенок испуганно вздрогнул, шокировано распахнув глаза. Наивный ребенок ничего подобного и предположить не мог. Вот оно - специализированное воспитание. Реальная жизнь жестокая штука, тут выживает сильнейший, и интересы всего народа всегда ставятся выше интересов одного его члена. А Жрец Природы не та фигура, потерю которой можно легко проигнорировать.
- Ну, зачем же так грубо, - со снисходительной улыбкой откидываясь на спинку дивана, заметил блондин. - Легкая психо-коррекция, и все.
- Но я не хочу возвращаться! - Не выдержал рыжик, чем заработал очередной гневный взгляд блондина.
- К тому же, - холодно добавил я, привлекая к себе внимание. - Я являюсь его полноправным хозяином, и никакой закон не позволит вам забрать у меня по всем правилам приобретенного раба.
В комнате повисла звенящая тишина. Четверка эльфов переводила шокированные взгляды с меня на Лиса и обратно. Жаль, конечно, не хотел я этого говорить, но по-другому они ведь действительно могли попробовать увести мальчишку силой. Надеюсь, рыжик это понимает и воспримет все адекватно.
- Не может такого быть, - в конце концов, мотнул головой Линиарийл. - Это ложь.
Прищурившись, я снял иллюзию с ошейника Лиса. Тонкая серебристая полоска ярко блеснула в лучах солнца, а лица эльфов презрительно скривились.
- Что ж, в таком случае, он действительно теряет для нас всякий интерес.
Поднявшись с дивана и демонстративно делая вид, что рыжика в комнате нет, блондин коротко мне кивнул.
- Не смеем вас далее задерживать.
Развернувшись, остроухие дружно направились в коридор. Я же, бросив тревожный взгляд на съежившегося и кусающего губы Лисенка, пошел их провожать. Вполне вежливо с эльфами распрощавшись и выставив их за дверь, я сразу же вернулся назад. Рыжик сидел в кресле, подтянув колени к груди и уткнувшись в них лицом. У меня от жалости и его боли сердце сжалось. Присев на подлокотник, притянул Лисенка к себе за плечи. Всхлипнув, он уткнулся лбом мне в живот и, обняв за талию, замер.
Говорить что-то в подобной ситуации я считал неразумным, да и не нужны Ами были слова сочувствия и утешения. Поэтому я просто гладил эльфа по голове, пропуская сквозь пальцы мягкие персиковые прядки и даря возможность, неторопливо переварив все сказанное, успокоиться. Он мальчик умный, поймет, что к чему, просто нужно время.
Трель дверного звонка заставила нас синхронно вздрогнуть. Подняв голову, Лисенок подозрительно уставился в сторону коридора.
- Ну, если это не Никс, я даже уже и не знаю, что с ним потом сделаю, - хмурясь, заявил я.
Соскользнув с подлокотника, оставил настороженного эльфенка в кресле, а сам пошел открывать. На пороге обнаружился расслабленно улыбающийся, полностью довольный жизнью вампир. Весь его вид буквально вопил о бурной бессонной ночи. Однако Никаресс не был бы моим помощником, если бы с одного взгляда не определил, что я не в духе.
- Что-то произошло? - Подобравшись, как хищник перед прыжком, спросил он.
Поморщившись и пропустив блондина в квартиру, я хмуро заметил:
- Нас посетили представители ВККБ. Ушли ни с чем, но они вполне могут попробовать напакостить исподтишка, имей это в виду. Нам стоит быть внимательными.
- ВККБ? - Удивился Никс. - Твой Лисенок не так прост, как казалось сначала? Иначе чего бы остроухим безопасникам суетиться.
Ехидно усмехнувшись, я самодовольно заявил:
- А когда у меня было что-то обычное?
Стоило нам появиться в зале, как рыжик заметно расслабился и успокоился. Оценив его общее моральное состояние как «лучше чем могло бы быть», бодрым шагом направился к мальчишке, напоминая:
- Война войной, а завтрак ждет тебя на кухне. Кто-то, помнится, кушать хотел?
Робко улыбнувшись, Лис выбрался с моей помощью из кресла. Думаю, поглощение вкусностей способно поднять ему настроение, ведь, фактически, ничего страшного не произошло. Все вполне ожидаемо.

Пока Никаресс ходил освежиться и переодеться, а Лисенок сосредоточенно пережевывал роллы, заедая стресс, я стоял у плиты и в маленькой турке варил себе новую порцию кофе. Не люблю пить холодный, старый же, ввиду последних событий благополучно позабытый, естественно, успел остыть. Да и задуматься было над чем. Кто-то мне говорил, что выполнение механических действий активирует работу серого вещества… Не исключено, что тот умник был прав.
Рассмотрев утренний эпизод со всех сторон, я пришел к неутешительному выводу: спецслужбы вряд ли оставят все так, как есть. Мой Лисенок слишком значительная фигура. Если ранее они, скорее всего, считали его погибшим и активно не искали, то теперь наверняка проявят настойчивость. Сегодня их подвела чрезмерная торопливость и неподготовленность. Эльфы поспешили, действуя, не разведав, как следует, обстановку. Теперь же у них есть пища для размышлений. То, что Лис щеголяет в ошейнике еще не повод отказываться от перспективного жреца. Другое дело, что сам он уже не горит желанием им становиться. Вмешательство в разум может принести результат… А может и не принести. Пятьдесят на пятьдесят.
В любом случае, попытку сцапать ушастика и в ближайшее время провести инициацию они сделать могут. Ведь чем больше времени проходит, тем меньше шансы на успех. Качество результата психо-коррекции сильно зависит от временного фактора. Чем больший участок памяти подвергается исправлению, тем больше шансов сделать из пациента идиота, а этого эльфам не нужно в любом случае. Неадекватный Жрец Природы – это еще хуже, чем отсутствие жреца. Значит, пока надо держать Лисенка в непосредственной близости от себя, чтобы, в случае чего, успеть среагировать на неожиданности. Да и хвосты кое-какие подчистить не помешает. Стоит создать остроухим службистам проблем по максимуму, нечего прохлаждаться!
При должной сноровке и цепкости не составит труда подтвердить, что эльфенок действительно раб, и утренняя демонстрация не была обманом (мало ли, вдруг они вышли за дверь и резко засомневались, все возможно! Я бы вот, например, обязательно перепроверил…). Выяснить же, у кого я приобрел Лиса, не сложно. Потенциальных продавцов не так уж и много. Есть, конечно, вероятность того, что я приобрел мальчишку не здесь, но начнут ВККБисты, в любом случае, с этого города. На Сулеймана они выйдут легко, но станет ли он делиться информацией или нет - еще вопрос, однако лучше проконтролировать, чтобы старик не сболтнул лишнего. Зачем облегчать спецслужбам жизнь?
Рассуждая таким образом, я налил в чашку кофе и, разбавив его молоком, переместился за стол. Сидящий напротив Лисенок тоже о чем-то активно размышлял. Сосредоточенно хмурясь и глядя расфокусированным взглядом в точку прямо перед собой, он методично запихивал в рот здоровенный суши. Вероятно, этого «монстра» предполагалось есть по частям, а не разом, но рыжик или задумался, или так ему было вкуснее - в любом случае, справившись с непростой задачей, он стал похож на озабоченного какой-то серьезной проблемой хомячка, у которого раздулись от зерна щечки. Не сдержавшись, я хихикнул, тут же прикрывшись чашкой, так как Лис перестал жевать и, задрав бровки, вопросительно на меня уставился, становясь похожим на хомячка очень удивленного. Чтобы откровенно не заржать, я спешно повернулся к появившемуся на кухне Никсу.
Вампир переоделся в светло-голубые джинсы и белую рубашку с закатанными рукавами. Влажные волосы, зачесанные назад, свидетельствовали о том, что мужчина успел принять душ. Первым в его поле зрения попал я, шокировав помощника счастливым оскалом во все клыки. Никаресс даже притормозил: обычно я подобного восторга при виде него не испытываю. Но потом блондин перевел взгляд на замершего эльфенка и все понял, тоже расплываясь в широченной улыбке. Пристально следивший за нашей пантомимой рыжик сообразил, кто причина всеобщей радости. Он вообще мальчик понятливый. Говорить с набитым под завязку ртом Лисенок не мог - воспитание не позволяло, - зато он мог очень выразительно сопеть, чем незамедлительно и занялся, опустив голову и сверля нас мрачным взглядом исподлобья.
Проходя мимо эльфенка, Никс отечески потрепал рыжика по волосам.
- Кушай, ребенок, не торопись.
Героическим усилием проглотив все, что так старательно пережевывал (я даже испугался, как бы он не подавился), Лис возмущенно вскинулся:
- Я не ребенок! – Вышло несколько хрипло, зато сколько эмоций!
Блондин отвлекся от изучения содержимого холодильника и насмешливо посмотрел на подростка.
- Неужели?
- Да! – Рыжик воинственно сощурился, твердо намереваясь стоять на своем.
- Ну-ну, - с улыбкой прокомментировал это заявление не желающий спорить вампир, останавливая свой выбор на пакете молока.
Тут уже я возмутился:
- Моё!
Игнорируя вопль жадности в моем исполнении, Никаресс спокойно поставил пакет на стол, достал чашку из подвесного ящичка и, налив туда молоко, задумчиво на меня посмотрел, философски заметив:
- А не надо было меня к нему приучать. Сам пьешь ерунду всякую, так еще  добропорядочных вампиров с пути истинного сбиваешь. Так что терпи, сам виноват.
Фыркнув, я ехидно прищурился:
- Можно подумать, ты так сопротивлялся, что куда деваться! – Повернувшись к надувшемуся Лисенку, я поделился наболевшим. – Совсем он обнаглел, да?
Эльфенок согласно кивнул и перевел испытующий взгляд на усевшегося рядом с ним вампира.
- Никаресс, а сколько тебе лет?
Вот ведь упрямый ребенок! Я в срочном порядке опять спрятался за чашкой, предвкушающе глядя на парочку напротив. Блондин усмехнулся и, снисходительно посмотрев на рыжика, гордо ответил:
- Девятьсот сорок один. С восьмой сотни официально числюсь Древнейшим.
Глаза Лисенка удивленно расширились, и он прошептал:
- Ничего себе… Прадедушка Вали и то не такой старенький был…
Эльф был так искренне впечатлен, что я все же не сдержался и хрюкнул в чашку. Несколько задетый заявлением Лиса, Никс перевел взгляд на меня.
- Чего ты ржешь? Ты вообще по сравнению со мной – ископаемое!
- Но-но! Попрошу не переводить на личности! – Давя рвущийся наружу хохот,  заявил я, пригрозив блондину пальцем.
Удивленный же Лисенок только ресничками хлопал.
- А сколько тогда тебе? – Потерянно поинтересовался у меня он.
- А Тимофей еще на Варахе успел забыть, сколько ему, такой допотопный, - с непередаваемым ехидством влез Никаресс. – Склероз, старческие явления.
Что на это ответить, рыжик не нашелся, он просто замер памятником самому себе, я же показал довольному собой блондину язык и вернулся к кофе. Вампир покачал головой, обращаясь к эльфу театральным шепотом:
- Видишь, уже в детство впадает… Маразм не за горами.
- Уволю, - ласково оскалившись, пригрозил я Никсу.
Тот сразу же поднял руки, признавая поражение. Мдя, однако, Лисенок не только на меня плохо влияет, Никаресс тоже, вон, ведет себя несолидно… Вот что значит тесно общаться с молодежью! Хотя… может, от меня успел набраться?
- Ладно, шутки шутками, но может, вы мне расскажете, чего именно хотели гости? Коли уж я все самое интересное пропустил, - посерьезнев, перешел к делу блондин.
Пожав плечами, я спокойно отозвался:
- Лиса забрать хотели. Он им сильно нужен.
- Зачем это? – Вопросительно изогнув брови, уточнил Никс.
Я кивнул на скуксившегося эльфенка. Вопрос возраста окружающих его вампиров резко перестал мальчишку интересовать.
- Вон у него спроси, я пообещал никому не говорить.
Не выдержав испытующего взгляда блондина (суровая штука, сам, зачастую, нервничать начинаю, когда он так делает!), рыжик тяжело вздохнул и, отведя глаза, буркнул:
- Я должен был стать Жрецом Природы.
- Ого, - вампир был искренне впечатлен, в новом свете разглядывая сидящего рядом и расковыривающего палочками ролл эльфа, после чего философски заключил. – Ну, что делать, этого уже не исправить.
Повернувшись ко мне, он деловито поинтересовался:
- Что делать думаешь?
- А что делать, - полуприкрыв глаза и холодно усмехнувшись, отозвался я. – Таскать его с собой везде буду. Еще надо связаться с Сулейманом. Узнать последние новости, да предупредить, чтобы лишнего не болтал.
Прислушивающийся к разговору Лисенок настороженно замер. В этот самый момент через стекло кухонного окна с легким шуршанием просочился магический вестник. Преодолев небольшое расстояние, он завис перед моим лицом, трепыхая полупрозрачными крылышками и издавая противный звук «бип-бип». Магический вестник – это такое летающее письмо. Что-то типа человеческих смс-сообщений в бытность существования сотовых телефонов. Так как он полностью волшебный и нематериальный, то проникает через любые преграды, кроме магических, потому с доставкой проблем обычно не возникает. За неимением мобильных средств связи штука незаменимая. И даже высокая цена на амулеты, создающие вестников, не уменьшает спроса. Не все же разумные владеют магией в достаточной степени, чтобы самостоятельно создать нечто подобное. Вот и приходится пользоваться услугами магов-специалистов. А еще вестнику можно придать любой внешний вид, в зависимости от предпочтений хозяина. Мои, например, выглядят как симпатичные фиолетовые летучие мышки. Никс предпочитает белых голубей. Посетивший же нас вестник был похож на обычный бумажный конверт со стрекозиными крыльями. Стандартная форма. И звук стандартный – противный. Вот мои мышки вполне себе мелодично свистят.
Щелкнув по письму, активировал процесс распада, и через пару мгновений на стол передо мной шлепнулся небольшой бумажный конвертик с самим сообщением. Развернув бумагу, пробежался глазами по строчкам.
- На ловца и зверь бежит. Древняя человеческая поговорка не теряет актуальности, - прокомментировал я полученную информацию, поднимая глаза.
Переглянувшись между собой, Лисенок и Никс синхронно задрали брови. Я аж умилился, глядя на них, такое единодушие! Правда, волна любопытства и нетерпения от эльфенка заставила меня поторопиться. Такое ощущение, что самому безумно хочется поделиться новостями!
- Сулейман рвется поговорить. У него появилась какая-то информация.
- Он хочет встретиться лично? – Сощурившись, уточнил вампир.
- Нет, прислал координаты своего шара связи. Пойдемте, пообщаемся, - предложил я, поднимаясь.
Никаресс сразу же встал следом, а вот рыжик явно сомневался, не зная, что делать. Он буквально искрился любопытством, густо замешанном на неуверенности, волнении, надежде и страхе. Похоже, Лис решил, что мое высказывание к нему не относится, а напроситься сам не решался.
- Чего сидим, кого ждем? – Вопросительно выгнув бровь, поинтересовался я.
Эльфенка с табурета как ветром сдуло, он с едва сдерживаемой улыбкой поскакал следом за вампиром. Покачав головой, я последовал за ним. Надеюсь, он скоро окончательно освоится и перестанет бояться. А то мне совершенно не нравится то, как рыжик реагирует на непривычные ситуации: он каждый раз будто бы боится, что его выгонят или накажут. Интересно, это воспитание или просто неуверенность в своем статусе? Вроде же я повода не давал…
По приходу в кабинет мы, не сговариваясь, расположились каждый на своем месте, согласно купленным билетам, так сказать. Я, как типа самый тут главный, уселся в массивное кресло за письменным столом, Никс встал по правую руку от меня, а Лисенок забрался с ногами в кресло у окна, свернувшись там компактным клубочком и с любопытством блестя глазами.
Проведя рукой над стоящим передо мной шаром, послал вызов и терпеливо замер в ожидании ответа. Он не заставил себя ждать. Практически сразу же прозрачная поверхность затуманилась и засветилась, в глубине проявилось изображение физиономии Федотова. Похоже, он ждал моего вызова. Хорошо мы его с Никсом напугали! Старик напряженно хмурился, однако, увидев меня, сразу же радостно заулыбался (как будто я богатый дядюшка, собирающийся скоропостижно оставить ему наследство).
- Тимофей, Никаресс, добрый день, - буквально сочась сахарным сиропом, поздоровался Сулейман.
- Добрый, - нейтральным тоном отозвался я, Никс же вообще ограничился простым кивком. – Что вы хотели мне сообщить?
Федотов немного замялся и, заискивающе глядя мне в глаза, произнес:
- Видите ли, Тимофей, тут такое дело… Вас все еще интересуют эльфы-рабы или это уже не актуально?
Сощурившись и холодно блеснув глазами, я кивнул:
- Это все еще актуально. У вас появилось предложение?
Если внешне я оставался спокоен, то внутри все буквально встало в боевую стойку. Возникло весьма неприятное предчувствие. Еще и напрягшийся, как струна, Лисенок подливал масла в огонь, щедро делясь более чем бурными эмоциями.
- Со мной вчера вечером вышел на связь тот охотник, что продал вашего раба. Он хотел бы с вами встретиться и обговорить условия возможного сотрудничества.
Слова Сулеймана меня серьезно встревожили, да и, признаюсь, взбесили. Это что же получается, кто-то от меня ушел?!
- Хм… - Поставив локти на подлокотники и соединив кончики пальцев перед собой домиком, я откинулся на спинку кресла. – Это, безусловно, интересная новость. Можете договариваться о встрече. Но, насколько я помню, вы утверждали, что тот охотник погиб? Или вы солгали?
Федотов только развел руками.
- Меня ввели в заблуждение. Мой друг чересчур поспешил с выводами, поддавшись панике, но, когда все немного успокоилось, он все же сумел связаться с охотником. Тот очень заинтересовался вашим предложением, и уже сам вышел на меня. Он хочет назначить встречу на сегодня, вас это устроит?
- Да, устроит, - утвердительно кивнув, я решил добавить Сулейману стимул шевелиться. – Если мы договоримся, процент от сделки вам гарантирован.
Барыга слащаво заулыбался.
- Замечательно, я как можно быстрее свяжусь с ним.
Чувствую, сегодняшний день будет сверхнасыщенным.
Так как больше по этому вопросу обсуждать было явно нечего, я перешел к следующему пункту запланированной уже мной программы.
- Что с Мириал? Она не вернулась?
Сулейман заметно помрачнел и нахмурился.
- К сожалению, нет. От нее регулярно приходят вестники с отчетами, но, как мы с вами и договаривались, я ее не тороплю с возвращением и не упоминаю о вашем интересе.
Согласно кивнув, подтверждая, что все правильно,  я задумался. В принципе, мы пока никуда не спешим, даже наоборот, так что вполне можем подождать добровольного возвращения вампирки. Чем гоняться за ней по всему континенту, проще посидеть в комфортабельной засаде. Сюда она, в любом случае, вернется, слишком много сил вложила в дело укрепления тут своей власти. Начинать все с нуля на новом месте, думаю, ей не захочется. Опять же, охотник этот… Так, спокойно. Глубокий вдох-выдох… Не надо нервничать. Совершенно не обязательно демонстрировать человеку клыки.
- Что ж, подождем еще. У меня тоже есть для вас кое-какая информация, - продолжил я разговор.
Вкратце описав Федотову ситуацию с ВККБ, предупредил, что остроухие службисты вполне могут выйти на него, и было бы крайне нежелательно давать, какую бы то ни было, информацию обо мне или о том, откуда взялся эльф. Сулейман понятливо кивнул. Как бы он не облажался в случае с Лисенком, идиотом человек вовсе не был и прекрасно разбирался в ситуации. Лишние проблемы ни ему, ни его заведению ни к чему, и, пока не приперли к стенке, лучше молчать в тряпочку или же художественно врать.
Придя к взаимопониманию, мы закончили разговор на том, что как только Федотов свяжется с охотником, то сразу же пришлет мне вестника со временем и местом встречи.
После того, как погас шар связи, в кабинете еще некоторое время стояла абсолютная тишина.
- Не нравится мне это, - прервал молчание Никс.
Нахмурившись и скрестив руки на груди, вампир уселся на краешек стола, сверля меня встревоженным взглядом. Я же, наоборот, полностью расслабился и растекся в кресле, складывая руки на животе. Заботливый Никаресс всегда на меня так действует - я мгновенно успокаиваюсь и начинаю смотреть на мир проще.
- Мне тоже, - легко согласился я с помощником. – Это, наверняка, подстава. Интересно только, кто за этим стоит и чего добивается.
Блондин нахмурился еще больше и, повернув голову, смерил внимательным взглядом замершего Лисенка. Эльф сидел тихо-тихо и, по-моему, даже не дышал, тревожно блестя глазами.
- А мне еще интересно, кто будет целью всего этого действия: ты или он.
Пожав плечами, я беззаботно улыбнулся и подмигнул рыжику.
- Вот сегодня и узнаем, не вижу смысла гадать.
Никаресс был не согласен, но, зная меня, ничего возражать не стал, только поджал губы. Он вообще предпочитает все планировать и тщательно обдумывать, строя логические цепочки. Я же всегда действую по обстоятельствам и зачастую спонтанно. Опыт прожитых лет убедил меня, что, сколько ни планируй и ни гадай, всегда вылезет какая-нибудь хрень, способная на раз поломать всю четко выстроенную цепочку рассуждений. Так зачем вообще заморачиваться? Только расстраиваться потом.
Ну, это я, конечно, загнул, голова у меня все равно работает и анализирует ситуацию, но выводы окончательные я делаю не на основании умозрительных заключений, а опираясь на конкретные факты. В нашей же ситуации этих фактов недостаточно.
- Ладно. Твое право. Как поступить думаешь?
Прикрыв глаза, я расслаблено улыбнулся.
- Мы с Лисенком отправимся на встречу, а ты останешься тут в качестве приманки.
- Да кому я нужен? – Искренне удивился вампир. – Уж что-что, но моя персона местное общество интересует меньше всего! Это вы тут – звезды криминального мира.
- А ты будешь изображать Лиса. Со мной он пойдет под твоей личиной, и наблюдатели, коли таковые будут, решат, что эльф дома один, - злорадно усмехнувшись, я посмотрел Никарессу в глаза. – Вот сюрприз будет, да?
На лице блондина отразилось понимание, плавно перетекшее в не менее кровожадный, нежели у меня, оскал. Вампир быстро сообразил, какой интересный вечер я ему предлагаю провести. В том, что в гости к одинокому эльфенку кто-то да заглянет, ни он, ни я нисколько не сомневались.
- О, ну это совсем другое дело, - протянул Никаресс, прикрывая предвкушающе блестящие глаза. – Это очень даже интересно. Пойду-ка я тогда, отдохну, а то ночь у меня была бессонная. Надо же быть в форме перед приходом гостей.
С этими словами блондин развернулся и пошел прочь из кабинета. Настроение у него стало преотличное, так что, проходя мимо кресла с настороженным Лисенком, он широко ему улыбнулся и щелкнул по носу, выводя из ступора. Лис возмущенно вскинулся, но было уже поздно - Никс нас покинул. Потерев обиженную часть тела, рыжик повернулся ко мне и выжидательно замер.
- Ну, что скажешь? Готов к захватывающему приключению? – С улыбкой поинтересовался я.
Рыжик неопределенно пожал плечами, явно в чем-то сомневаясь.
- Я ведь тебе только мешать буду, - озвучил он свои мысли. – От меня никакой пользы. Даже магией помочь не смогу…
Насмешливо фыркнув, я выбрался из кресла, направляясь к эльфенку.
- Не беспокойся об этом. Подумай лучше о том, что без тебя я не смогу определить, тот ли человек, что напал на вашу деревню, придет на встречу, или нет.
Пока рыжик обдумывал эту мысль, удивленно задрав бровки, я успел дойти до его кресла и быстренько сгрести эльфенка в охапку. Плюхнувшись на насиженное место, я устроил мальчишку у себя на коленях и сцепил руки на тонкой талии. Лис только охнуть и успел.
- Ну, что, левое или правое? – С довольной улыбкой вглядываясь в медовые глазищи напротив, озадачил я их обладателя.
- Что?
- Левое, спрашиваю, или правое ухо тебе прокалывать будем?
Видя и ощущая непередаваемое замешательство своего эльфенка, я был готов просто запищать от восторга! Аж дыхание перехватило!
- Зачем прокалывать? – Растерянно моргнув, Лис чуть отстранился. Наверное, надеялся, что, если посмотреть на меня издалека, станет понятнее.
Вместо того, чтобы объяснить, я вытащил из своего уха одну сережку-колечко (у меня там еще две осталось) и, взяв рыжика за руку, положил ее эльфу на ладошку. Некоторое время Лис внимательно разглядывал тонкое серебристое колечко с выгравированной вязью черных рун, а потом поднял глаза на меня.
- И? Что оно делает?
Какой умный ребенок! Сразу сообразил, что это не просто украшение. Расплывшись в довольной улыбке, я пояснил:
- Это мощный защитный артефакт, генерирует поле, способное выдержать прямое попадание любого смертельного заклинания и защитить от большинства физических атак. После использования его, естественно, надо подзаряжать, но на парочку серьезных заварушек заряда хватит, - эльфенок удивленно задрал брови, уже с большим интересом и почтением разглядывая сережку. – Это чтобы я не волновался лишний раз за твою безопасность. Так левое или правое?
- Левое.
Пока рыжик не опомнился, я быстро положил одну ладонь на его затылок, а другой рукой, удерживая за подбородок, повернул и зафиксировал голову в удобном для себя положении. После чего одним стремительным движением наклонился, выпуская клыки, и прокусил мочку левого ушка. Лисенок только вздрогнуть от неожиданности успел. Никакой боли он не почувствовал. Слюна вампиров обладает нехилым обезболивающим и заживляющим действием, так что маленькая дырочка, в которую мгновением позже было вставлено колечко, практически сразу же зажила.
Прижав ладонь к подвергшемуся нападению ушку, Лис смотрел на сыто улыбающегося меня круглыми глазами. Такой прыти он никак не ожидал. Люблю удивлять.
- Вот и все.
Вздохнув и поджав губы, рыжик недовольно буркнул:
- Мог бы и предупредить.
Пожав плечами, я прижал его к себе покрепче, чмокнув в висок.
- А так интереснее!
Лис еще некоторое время пыхтел, но потом любопытство взяло верх, и он побежал искать зеркало, дабы рассмотреть, как следует, обновку. Я следовал за ним по пятам, раздумывая, чем бы нам таким заняться, чтобы скоротать время?

Метаться по всей квартире Лис не стал, а прямым ходом направился в гардероб. Ну, правильно. Там зеркал аж несколько, и все большие, в полный рост. Встав вплотную к стеклянной поверхности, он взялся внимательно разглядывать ушко с чуть поблескивающим колечком сережки. Потом, сделав пару шагов назад, начал делать то же самое уже в перспективе, придерживая рукой густые волосы, чтобы не мешали, и поворачивая голову так и эдак. Подойдя к эльфенку со спины и сцепив руки у него на талии, я положил подбородок ему на плечо и с игривой улыбкой на губах поинтересовался:
- Нравится?
Ответ я знал заранее: он был очевиден. Мальчик был очень доволен, он буквально светился счастьем, как будто ему раньше подарков не делали… Мне даже стало немного стыдно, где-то очень глубоко внутри, ведь я сделал это больше для себя. Чтобы мне самому было спокойнее. А он так искренне радуется… Надо будет, сразу, как появится свободное время, сделать рыжику подарок просто так.
Широко улыбнувшись, Лисенок активно кивнул.
- Очень! Спасибо.
- Да не за что, - выдохнув ему в шею, поцеловал за ушком.
Эльф вздрогнул и поежился, его улыбка стала немного смущенной, а скулы порозовели. Мр-р-р. Глядя прямо в медовые глаза отражения, чуть высунул язык и медленно прошелся им по кромке аккуратного ушка от мочки до острого кончика. Одновременно с этим мои руки забрались под подол туники, где одна ладонь неторопливыми круговыми движениями заскользила по шелковистой коже вверх, к груди с маленькими бусинками сосков, тогда как вторая поглаживала напрягшийся живот. Лисенок шумно сглотнул, его зрачки резко расширились, закрывая почти всю радужку, а дыхание стало прерывистым. Он неотрывно следил за тем, что происходит в зеркале. Хм. Глядя на возбужденно блестящие глаза, горящие щеки и чуть приоткрытые покрасневшие губы эльфа, я  плотоядно усмехнулся.  От этого сердце рыжика под моей ладонью забилось еще быстрее. Значит, нам нравится смотреть, да? Запомним…
От дикого коктейля ярких переживаний, излучаемых Лисом, у меня самого сердце билось где-то в горле, а перед глазами нет-нет, да вспыхивали яркие звезды. Зарождаясь в районе солнечного сплетения, по телу одна за другой прокатывались волны обжигающего удовольствия, отдаваясь легким покалыванием в кончиках пальцев. Самое смешное, что это удовольствие имело весьма опосредованное отношение к сексуальному наслаждению: я был почти не возбужден, слабо реагируя на отголоски разгорающегося желания прижимающегося ко мне эльфа. Слишком сильны были другие эмоции, от которых мне просто сносило крышу (она и так на соплях держится, а тут еще такой ураган рядом творится, не мудрено). Я и без того ловил кайф по полной, да и ушастик не жаловался, ему все происходящее нравилось не меньше моего. Он, не отрываясь и, по-моему, даже не моргая, смотрел на нас в зеркало, не предпринимая попыток как-то подстегнуть события, только шумно дышал и изредка облизывал губы.
Я уже решил продолжить все в менее невинном ключе, увлекшись покусыванием длинной шейки и нацелившись на пряжку ремня эльфа, как противный звук «бип-бип» над самым ухом заставил нас обоих нервно вздрогнуть, а меня еще и грязно выругаться! Напугал, падла! Рыжик на все это отреагировал нервным хихиканьем и резким спадом возбуждения. Будто бы ушат холодной воды на нас вылили. Блин. Вытащив руки из-под туники и прижав рыжика за талию к своему боку, схватил трепыхающий крылышками конвертик. Он тут же рассыпался мелкими искорками, оставляя в моем кулаке клочок бумаги.
- Пошли на кухню, - буркнул я.
Меня все еще штормило и нервно потряхивало. Блин, надо срочно усилить блоки, а то я на волне эйфории какую-нибудь фигню сотворю, потом самому стыдно будет. После того, как щиты, ограждающие меня от посторонних эмоций, были выставлены на максимум, мне немного полегчало; в голове прояснилось. Устраивающийся на высоком табурете эльфенок стал ощущаться не так ярко. Мдя… Совсем я отвык от буйства жизни. Надо быстрее приспосабливаться. Прислонившись к барной стойке рядом с Лисом, развернул конвертик и встал так, чтобы заглядывающий через плечо эльфенок читал вместе со мной. В сообщении содержалось место и время встречи, а также имя охотника. Ничего лишнего.
- Хм, ну что ж. У нас с тобой, - я посмотрел в окно, за которым день был в самом разгаре и ярко светило солнышко. – Еще, как минимум, часов пять до часа икс. Что делать будем?
Щеки и ушки Лисенка стремительно порозовели, и он отвел глаза. Ого-го, однако! Прогресс в наших отношениях прямо налицо!
- Не знаю. А ты готовиться никак не будешь?
Пряча довольную улыбку, я беззаботно мотнул головой.
- Не-а, не вижу особого смысла. Разве что сходить, посмотреть на место встречи.
Украдкой вздохнув, рыжик сделал логичный вывод:
- Значит, идем гулять?
- Значит, идем, - широко улыбнувшись, подтвердил я.
Времени на сборы нам потребовалось совсем немного, ключи да деньги захватить. Мирно спящему Никсу мы, на всякий случай, оставили записку на кухонном столе. Искать по карте место предполагаемой встречи дополнительно не пришлось. Я представлял, где это. Мы с Лисенком в самый первый день бродили по местной набережной, и упоминающийся в записке недостроенный кирпичный музей на берегу реки я мельком видел. Так что уже через пятнадцать минут мы бодро шагали по улице, с любопытством вертя головами. Все-таки пешком по нашему району еще не бродили, все в повозках, да в повозках. А посмотреть было на что: аккуратные пятиэтажные здания - наша высотка была явным исключением, - ровно подстриженные газоны, симпатичные клумбы с высаженными ровными рядочками весенними цветами, чистенькие улицы. Миленько так. Рыжику нравилось. Довольно часто попадались располагающиеся на первых этажах жилых домов магазинчики разнообразной направленности.
Ориентируясь на запах, я нашел специализированную кофейную лавку, где с удовольствием приобрел парочку пакетиков с разными сортами любимого напитка. Лис все это время стоял рядышком и любопытно принюхивался, заинтересованно поглядывая на деревянные полки с товаром, разложенным по серым холщовым мешочкам, чем вверг чуть ли не в ступор девушку-продавщицу. Она, видать, была в курсе кофенепереносимости большинства эльфов, а тут такая диковинка.
Чуть позже уже Лис затащил меня в магазин со всяческими ароматическими прибабахами для дома. Оказалось, мой эльфенок хорошо в этом разбирается и очень любит разные пахучести типа масел и цветочных композиций. Я против этого не был, выставив только одно условие – чтобы оно глаза не резало. Лис посмотрел на меня взглядом оскорбленной невинности и снисходительно фыркнул, заявив: эльф он или кто? Посмеиваясь про себя, я отпустил рыжика бродить среди полок с товарами, красиво разложенными по большим плетеным корзинам и испускающими головокружительные запахи. Самого меня магазинчик тоже не оставил равнодушным: я конкретно завис в секции с мылом, ароматическими солями, пенами и гелями для ванны. Даже подобрал кое-что по вкусу. Прискакавший Лисенок мой выбор великодушно одобрил и добавил что-то от себя. В общем, эльф-продавец был доволен, так как губа у нас с рыжиком оказалась совсем не дура, и мы, не сговариваясь, выбрали одни из самых дорогих товаров, созданных, как пояснил блондин на кассе, с добавлением природной магии, усиливающей благотворный эффект.
Из магазина мы вышли, держась за руки и с веселым смехом размахивая пакетами. Прохожие от нас шарахались, но то были их проблемы. Мы же не виноваты, что они жизнерадостных и открыто веселящихся эльфов и кайфующих от переизбытка эмоций вампиров раньше не видели? Пока дошли до парка, немного успокоились и там публику шокировали уже не столь активно, так что, в конце концов, все же добрались до пункта назначения без особых проблем (ну, подумаешь, пару раз заблудились и ненормальными хохотом и воплями «ау!» распугали стайку обжимающейся по кустам молодежи, прятаться лучше надо!). Лисенок к тому моменту обзавелся большим рожком с фисташковым мороженым и теперь неторопливо его поглощал. Причмокивая и слизывая гибким язычком подтаявший слой сладкого лакомства с верхушки постепенно уменьшающегося нежно-зеленого шарика, он мало обращал внимания на окружающий мир. Мне даже пришлось взять рыжика за руку, а то он бы потерялся: на дорогу мое персиковое чудо не глядело совершенно, пребывая в своем персональном фисташковом рае. Сам я мужественно старался не смотреть уже на Лисенка. Он так эротично кушал это треклятое мороженое, что впору снимать в рекламе, и не факт, что чего-нибудь холодного и сладкого.
Когда мы пришли на место, я, дабы не смущать себя, любимого, уже привычно занял позицию у эльфа в тылу. То есть, прижался всем телом к Лисенку со спины, обняв за талию, и через его плечо разглядывал двухэтажное кирпичное здание на берегу реки. С нашего места у чугунных перил набережной на него открывался достаточно хороший вид. По крайней мере, местами обвалившуюся крышу и обветшавшие стены я видел в мельчайших подробностях. А также я мог во всех деталях разглядеть замусоренный двор и густой подлесок прибрежной рощи, наползающий на дом с одной стороны. С другой, в непосредственной близости, протекала разлившаяся река. Вероятно, летом, в сезон жары, вода отступает, но сейчас она плескалась практически у самого порога бывшего музея. Какой идиот додумался его тут строить, и почему до сих пор здание не снесли, мне не понятно, но что поделать, в мире вообще много нелогичных вещей.
Пока мы стояли, эмоциональный фон Лисенка заметно изменился. Он выпал из беззаботной нирваны и теперь потихоньку начал нервничать, с остервенением разгрызая вафельный стаканчик, оставшийся от мороженого. Пока еще тоненькие жгуты беспокойства и страха серой дымкой вились вокруг, изредка касаясь сердца и заставляя внутренности нервно сжиматься.
- Ну, и чего ты замер? Ничего страшного еще не случилось, а ты уже боишься, - нарушил я затянувшееся молчание, выводя рыжика из своеобразного транса.
Эльфенок вздрогнул, повернув ко мне мордашку с огромными перепуганными глазами, после чего смутился и опустил ресницы. Не задумываясь, я подался вперед, слизывая случайно оставленную вафельную крошку с мягкой нижней губы рыжика. Он так сладко вздохнул, что я не удержался и углубил поцелуй, проскальзывая языком в прохладную пещерку рта. Лисенок ответил практически сразу, испытав лишь секундное замешательство, после чего его язычок ожил и принял активное участие в происходящем. Сам рыжик развернулся ко мне лицом и, оперевшись спиной о перила, обнял за шею, притягивая ближе. Несколько долгих минут мы увлеченно целовались, наплевав на редких прохожих, после чего я отстранился, заглядывая в потемневшие глаза напротив.
- Не переживай ты так, все будет хорошо.
Лис как-то кисло улыбнулся и, опустив голову, уперся лбом мне в грудь.
- А нам обязательно идти?
Чмокнув персиковую макушку, я твердо ответил:
- Обязательно. Я хочу разобраться, что вокруг происходит. Незачем оставлять врагов за спиной.
Тяжело вздохнув, эльф выпрямился и, глядя куда-то в сторону, кивнул.
- Ну, надо, так надо… А сейчас мы туда пойдем?
И столько надежды на отрицательный ответ было в этом вопросе, что я невольно задумался. В конце концов, ничего такого, с чем я бы не смог справиться, там, наверняка, не будет, да и вряд ли сейчас в заброшенном здании есть, на что смотреть…
- Нет, не пойдем.
Рыжик сразу же облегченно выдохнул, а на его лицо выползла широкая улыбка, медовые глаза довольно заблестели.
- Тогда, может, еще немножко погуляем?
Насмешливо фыркнув, я согласился. Бродили по парку мы еще где-то с час, после чего засобирались домой. Настроение у Лиса явно испортилось, и даже еще одна порция мороженого не порадовала. Да и готовиться было уже пора, назначенное время встречи неуклонно приближалось. Возвращаться мы решили не пешком, а на повозке - находились и так уже достаточно. Так что, найдя на стоянке свободный транспорт, загрузились внутрь и отчалили. По дороге эльфенок все время смотрел в окно и молчал. Хмуря тонкие бровки, он о чем-то напряженно размышлял. На провокации и попытки его расшевелить рыжик не поддавался, так что, в конце концов, я это дело бросил.
Квартира встретила нас теплой уютной тишиной. Вопреки ожиданиям, Никаресс уже не спал, а уютно расположился в зале. Оккупировав одно из кресел, он, закинув ногу на ногу, читал какую-то толстую книгу. При нашем появлении блондин оторвал взгляд от страниц и, заложив место пальцем, закрыл фолиант.
- Вернулись?
- Ага, - подтвердил я очевидное, провожая внимательным взглядом буркнувшего приветствие и сразу сбежавшего эльфенка.
Лис, как я понял, сразу решил разобраться с покупками. Если кофе мой он просто отнес на кухню и оставил на столе, то с товарами из ароматической лавки пропал надолго, скрывшись в направлении нашей с ним спальни и ванны. Ну да ладно, пусть успокаивается. Глядишь, нанюхается цветочков, подобреет.
- Волнуется? – Проводив взглядом хмурого рыжика, поинтересовался Никс.
- Не то слово. - Плюхнувшись на диван, я вытянулся на нем в полный рост, закидывая ноги на подлокотник и складывая руки на животе. – Его можно понять. Наверное, на первых своих переговорах я тоже нервничал. Хотя утверждать не возьмусь, давненько это было.
Насмешливо фыркнув, Никс заметил:
- Не сомневаюсь даже. Вот и обновишь впечатления, главное, глупостей не наделай.
Я возмущенно вскинулся, даже на локтях приподнялся, чтобы лучше видеть наглого кровососа.
- Это когда это я глупости делал?!
Не, ну нормально, да?! Да я, можно сказать, сама рассудительность! Бываю… Иногда…
Никаресс гаденько мне улыбнулся и, сложив руки поверх лежащей на коленях книги, начал перечислять:
- Тебе напомнить, как ты сдуру, без подготовки, сунулся в Египетские Пирамиды и как потом «весело» носился по лабиринту от какого-то неизвестного науке вида гигантского плотоядного паука? Или, может, ты забыл о Чернобыльском реакторе? Вот зачем тебе надо было лезть сквозь эльфийский купол безопасности? Остроухие потом год никак успокоиться не могли, искали нарушителя. Я уже молчу про всю ту гадость, которую ты оттуда припер. А может, ты забыл про…
- Ладно-ладно! Хватит! – Замахав руками, я плюхнулся назад на диван, устремляя взгляд в потолок. – Ну, подумаешь, все же кончилось хорошо, все живы-здоровы. И потом, было весело. А ту гадость ты весьма успешно втюхал за бешеные бабки какому-то коллекционеру.
- Не буду спорить, только сейчас ты будешь не один, а с неприспособленным к экстремальным условиям ребенком.
- Так я же и не в реактор его потащу! – Справедливо возмутился я. Что он меня психом каким-то выставляет? Как будто я не понимаю что к чему.
Хмыкнув, Никс откинулся на спинку кресла.
- Это не может не радовать.
Появившийся в комнате эльфенок прервал нашу такую содержательную беседу, возвращая к делам насущным.
 - Лис, будь другом, задерни шторы, - попросил я ушастика.
Пожав плечами, немного озадаченный рыжик сделал, как сказали; комната сразу же погрузилась в легкий полумрак. Приняв вертикальное положение, я похлопал по подушке рядом с собой, приглашая Лисенка присесть.
- Может, свет включим? – Подал голос рыжик, пробирающийся чуть ли не на ощупь к дивану.
Жаль, что у остроухих слабое ночное зрение… Надо будет потом как-то решить эту проблему.
- Не стоит, я собираюсь вам личины делать, а свет будет мешать, - отозвался я, прижимая таки добравшегося до меня Лисенка к себе.
Вру, конечно, ничего он мешать не будет, я просто искусственное освещение не люблю. Это, между прочим, тоже можно рассматривать как отвлекающий фактор! Насмешливо вскинувшему бровь Никсу я показал язык, после чего со спокойной совестью зарылся носом рыжику в волосы и закрыл глаза.
Настроиться на двух разумных, расположившихся рядом со мной, оказалось на удивление просто. Если Никаресса я знал уже больше четырех сотен лет и посему успел изучить вдоль и поперек, то эльф оказался просто близок по духу. Структура его энергетических полей гармонично взаимодействовала с моей, и я воспринимал рыжика как свое продолжение. В общем, сплести копии энергетических структур Лисенка и Никса, а потом поменять их местами, накладывая поверх родных и тем самым их полностью маскируя, оказалось не сложно. А уж если учесть, что рядом со мной находился практически безграничный источник силы, так и вовсе легче легкого. Я даже не устал ни капельки. Вложенного мною в искусственные образования заряда должно было хватить на всю ночь, никаких проблем с этим не предвиделось, но при желании Никаресс в любой момент сможет иллюзию развеять.
Открыв глаза, оценил результат. Напротив меня в кресле сидел, скрестив руки на груди и покачивая ногой, эльфенок. Разве что выражение лица было…
- Никс, сделай физиономию попроще, Лису твоя надменность не идет.
Вампир фыркнул и хлопнул в ладоши, включая освещение. Сидящий рядом эльф в образе вампира сощурил слезящиеся глаза и начал хлопать светлыми ресницами. Видеть растерянность на лице Никаресса было крайне непривычно. Да и обнимать его как-то… Даже отодвинуться захотелось.
- Так, Лис, марш к зеркалу и тренируй выражение лица. Если кто увидит Никса перепуганным, он тебе этого потом не простит!
Рыжик поспешно вскочил и выбежал из комнаты. Я же опять остался наедине с вампиром. Время для шуток закончилось. Посмотрев помощнику в глаза, спокойно уточнил:
- Ты знаешь, что делать?
Мужчина почтительно склонил голову и ответил мне так же невозмутимо.
- Безусловно. Постараюсь никого из гостей, если такие появятся, не убивать. Лишние проблемы нам ни к чему.
Коротко кивнув, подтверждая сказанное, я поднялся с дивана и направился в гардероб. Подозреваю, Лис сейчас там. Так и оказалось. Рыжик в образе вампира круглыми глазами разглядывал себя в зеркале. Стать почти на голову выше, в полтора раза шире в плечах и сменить расовую принадлежность - это, скажу я вам, не просто так. Невольно улыбнувшись, скомандовал:
- Морду тяпкой - и вперед! Нам выходить пора.
Лисенок вздрогнул, но указание выполнить постарался, и у него даже почти получилось! Дабы не смущать ребенка я, даже сдержал хихиканье. Видеть помощника с таким лицом мне прежде не приходилось. Хорошо, что его тут никто не знает, а то бы раскусили нас на раз.
- Ладно, так сойдет. Пошли, стрясем с Никаресса какую-нибудь теплую кофту и пойдем уже.
Стоит отметить, что вместе с телом я скопировал и одежду, так что сейчас Лис щеголял в Никсовых светлых джинсах и белой сорочке. Сам я прихватил свою черную курточку. Блондин к нашим посягательствам на его гардероб отнесся философски, без возражений выделив из своих запасов свободный бежевый свитер крупной вязки. Подозреваю, рыжик в нем просто утонул, но внешне все было пристойно.
В общем, на этом сборы завершились, и мы выдвинулись из дома.
Уже начало смеркаться и в городе за окнами экипажа, везущего нас в центральный городской парк, уже зажигались фонари. Сидящий рядом Лис заметно нервничал и бессознательно теребил подол своей кофты. Чтобы его немного успокоить я решил провести небольшой инструктаж.
- Когда придем на место, держись рядом со мной, чуть позади. Ничего не говори, делай вид, что тебе на все наплевать, и пришел ты туда из большого одолжения. Если начнется заварушка, постарайся спрятаться в какой-нибудь уголок и не бойся. В случае чего, тебя защитит артефакт. Главное - не суйся геройствовать и не убегай.
Молча слушавший указания эльфенок согласно кивнул, поднимая на меня полные тревоги голубые глаза.
- А ты?
Его искренняя обо мне забота приятным теплом разлилась в груди. Широко улыбнувшись, подмигнул парню.
- Обо мне не переживай, я тварь живучая. В случае чего выкарабкаюсь.
Мои слова Лисенка нисколько не успокоили, но возражать он не стал.
Выбравшись из повозки, остановившейся на границе с той частью парка, от которой было ближе всего до заброшенного музея, я сразу же начал прислушиваться к окружающему миру, отслеживая всплески жизненной силы. Следующая за нами по пятам точка преследователя не стала неожиданностью. Судя по пению крови, это был кто-то из эльфов-наблюдателей. Они наверняка решили проследить, куда это два вампира на ночь глядя направились. Да и подстраховаться на случай нашего неожиданного возвращения,  если они все же рискнут сунуться в квартиру, стоило. Притормозив на том же месте, где днем  разглядывали кирпичное строение, я тщательно просканировал местность. Нас уже ждали. У входа в музей четко ощущался человек. Меня смущало только то, что он был один.  Глубоко вздохнув, посмотрел на кусающего губы Лиса.
- Ну что, представление начинается, - ободряюще сжав ладонь эльфа, перемахнул через ограждение, неспешно спускаясь с покатого склона, отделяющего ухоженную набережную от илистого берега реки. Лисенок не отставал.
Обнаруженные остатки заасфальтированной, полной рытвин и колдобин дороги, ведущей к строению, не дали нам утонуть по уши в грязи, которой вокруг было с избытком. От воды тянуло холодом, и ее тихий плеск в сгустившихся сумерках заставлял короткие волоски на загривке нервно шевелиться. Казалось, что мы где-то в лесу, вдалеке от цивилизации, а дом впереди - нечто живое и опасное. Черные безжизненные провалы окон с кое-где торчащими кусками стекол позитиву ситуации не добавляли. Освещения вокруг не было никакого. Заметивший наше приближение человек, до этого стоявший неподвижно, шагнул в темный дверной проем, в котором практически сразу же мелькнул приветливый лучик света. Не сбавляя шага, я решительно двинулся ко входу, чутко прислушиваясь к происходящему. Пока все было тихо.
Стоило мне перешагнуть порог здания, как в нос шибанул выбивающий слезу кошачий дух. Я даже закашлялся, а идущий следом за мной эльфенок звонко чихнул, прикрывая нос рукавом. Похоже, у усатой братии тут общественный туалет. Не иначе. Сморщившись, я кое-как проморгался и постарался осмотреться.
Мы находились в просторном помещении, щедро заваленном строительным и прочим мусором. Оказалось, что внутри здания нет никакого деления на комнаты. Осталась только одна внешняя коробка стен, а все остальное пространство объединено. Даже перекрытие между этажами отсутствовало - при желании можно было разглядеть крышу и полюбоваться небом. Прямо напротив, в десятке метров от входа, стоял человек с небольшим магическим фонарем в ногах (такая сфера с ручкой, испускающая тусклый голубой свет). Что про мужчину можно было сказать… Длинный черный кожаный плащ, коротко стриженые темные волосы, довольно крупной комплекции, с грубыми чертами лица и явной щетиной… Человек, в общем. Сделав пару шагов вперед, я остановился.
- Полагаю, вы и есть Тимофей? - хриплым прокуренным голосом поинтересовался мужчина.
Я согласно кивнул, пристально разглядывая незнакомца. Судя по удивлению и недоумению Лиса, это не тот охотник, что участвовал в нападении на его деревню. Интересненько.
- А вы, Михаил? – Задал я встречный вопрос.
- Совершенно верно. Мне передали, что вы интересуетесь приобретением некоего товара? Так как вопрос дольно щекотливый, позвольте узнать, кто пришел вместе с вами?
Боже, сколько пафоса! Даже сквозь свои усиленные щиты я чувствовал, что человек явно нервничает и чего-то ждет; да и вообще, странная тут какая-то обстановка.
- Это мой помощник, на него вполне можно положиться, - уклончиво ответил я, делая несколько скользящих шагов к мужчине. - Скажите, Михаил, а откуда у вас товар?
- А это уже не важно, - оскалившись, выдал охотник, перекатом уходя в сторону за один из обломков стены.
Я удивленно задрал брови. Для меня все его действия были неуклюжи и медлительны, но четкое ощущение того, что что-то сейчас произойдет нехорошее, напрягло. Поэтому, одновременно с первым движением мужчины, я резко развернулся и, схватив за шкирку растерянно хлопающего глазами Лиса-Никаресса, швырнул его к выходу, сам отпрыгивая в противоположную сторону.
Дальше события развивались стремительно. Повинуясь крику Михаила, мусорные кучи вдруг зашевелились, и я оказался окружен десятком облаченных в маскировочные костюмы людей со скорострельными арбалетами в руках. На голову мне полетела какая-то сеть, но, так как я успел до этого момента сильно сместиться с первоначальной позиции, она задевала лишь самым краем. Мне легко удалось увернуться. Первый залп прошел мимо, так как я не стал ждать, пока мою драгоценную шкурку продырявят, и высоко подпрыгнул, подключая левитацию, а потом камнем спикировал на ближайшего охотника. Надо отдать ему должное, человек почти успел увернуться, но только почти. Бритвенно-острые когти вспороли незащищенное горло, и я заскользил дальше. Еще трое мужчин не оказали должного сопротивления, конвульсивно дергающимися тушами оседая на пол и добавляя к грязи еще и кровь, лужами растекающуюся из рваных ран. Дальше у меня возникла небольшая заминка, так как нападающие сумели объединиться и слаженно долбанули в меня магией из заранее запасенных амулетов. От огненного шара я увернулся, а вот воздушная волна впечатала спиной в стену. Аж дух выбило! Но порадоваться человечки не успели. Упав на четвереньки и мотнув головой, я стряхнул с волос пыль, после чего с сумасшедшим оскалом рванул вперед, развивая немыслимую для людей скорость. Несколько довольно опасных заклинаний пронеслись мимо, не причиняя мне вреда, зато калеча своих же. Интересно, кто учил этих недоумков пользоваться веером лезвий в замкнутом пространстве? Еще минус двое. Оставшиеся охотники закончили свою жизнь неаппетитными кучками фарша (я разозлился, нечего было в меня шокером тыкать! Больно, между прочим). Последним в списке стоял Михаил. Человек попытался расстрелять меня в упор из арбалета, но я спокойно поймал все болты и демонстративно переломил их пополам, неторопливой Немезидой надвигаясь на мужчину. Поняв, что дело дрянь, он попытался выпрыгнуть в окно, но метко брошенный мною обломок стены удачно перебил ему хребет, после чего он мог только скрести скрюченными пальцами по грязному полу и вопить дурниной. Ну, никакой выдержки. Подойдя к нему, наступил на дергающуюся руку, с хрустом ломая пальцы.
- Может, поговорим? – Глядя в полные ужаса карие глаза, отчетливо понял: ни фига он сейчас умного не скажет!
Хм… на пару секунд я задумался, как поступить. Тихий всхлип со стороны дверей заставил меня нервно вздрогнуть и обернуться. У стены, прижав колени к груди, сидел Лисенок. Мальчишка нервно дрожал и смотрел на трупы полными ужаса глазами.
- Лис! – позвал я. Ноль реакции. – Лисенок, отзовись!
Бросить сейчас человека, для того чтобы успокоить рыжика, я не мог, но и осуществить задуманное пока не представлялось возможным. Я уже придумал, что делать с охотником, однако для этого надо было вывести из ступора эльфенка.
- Аминаэль! – командно гаркнул я, и это принесло результат. Мальчишка вздрогнул, моргнул и уже осмысленным взглядом посмотрел на меня. – Закрой глаза, сейчас же.
Как ни странно, Лисенок мгновенно успокоился и перестал паниковать, испытав что-то сродни облегчению. Он четко выполнил мои указания, плотно зажмурившись и отвернувшись. Пару секунд посверлив его взглядом и удостоверившись, что эльф не подглядывает, повернулся к скулящему человеку.
- Не хочешь по-хорошему, будет по-плохому, - ласково проинформировал я его.
Мне казалось, испытывать большего ужаса, чем испытывал охотник, невозможно. Я ошибался. Это ничтожество умудрилось обгадиться со страху! Даже сквозь кошачью вонь можно было учуять запах его экскрементов. Фу, мерзость какая. Скривившись, я быстро метнулся к окну и обратно, выламывая из рамы большой кусок стекла и одним точным ударом отсекая голову мужчины от тела. Вот и все. Пара специфических заклинаний на крови, небольшое замедляющее время плетение - и вуаля:  законсервированная говорящая голова у нас в руках. Только ее еще во что-то положить надо… Ага! Куртка одного из охотников подойдет. Она как раз и не запачкана вовсе. Бедолага помер от того, что ему банально сломали шею. Повезло.
Закончив со всеми формальностями и бросив прощальный контрольный взгляд на учиненный мною разгром, удовлетворенно кивнул, направляясь к продолжающему жмуриться Лисенку. Взяв его за руку, рывком поднял на ноги, после чего вытащил на улицу. Там мальчишка все же открыл глаза и, бросив по сторонам очумелый взгляд, кинулся мне на шею.
- Я так за тебя испугался! – начиная всхлипывать, прошептал он.
Ободряюще обняв мальчика, стараясь сделать это так, чтобы голова в кульке эльфенка не касалась, успокаивающе поцеловал его в висок, развеивая иллюзию. Плачущий Никаресс – это непоправимая травма для моей психики. А вот рыжика и успокаивать, и обнимать - одно удовольствие. Особенно приятно, что после всего увиденного он не начал меня бояться, а, наоборот, жмется в поисках защиты.
- Не плачь, все уже хорошо, сейчас кое-что еще сделаем, и домой пойдем. Ты молодец.
Эльфенок согласно шмыгнул носом и чуть от меня отстранился. Я же, смерив оценивающим взглядом здание, кивнул своим мыслям. Незачем оставлять после себя мусор.
- Лис, ты как к полетам относишься?
Растерянно хлопнув ресницами, мальчик пожал плечами:
- Да как-то раньше не пробовал.
- Ха, значит, сегодня будет первый раз! – Подмигнув недоуменно задравшему бровки рыжику, повернулся к нему спиной. – Забирайся!
Немного помявшись, Лисенок все же сделал, как я велел. Обхватив меня за шею руками, а за талию ногами, мальчишка выжидательно замер. Не тратя больше времени понапрасну, я легко оттолкнулся от земли, взмывая в воздух. Придушенный писк над ухом был мне ответом. Лиса затопила волна бешеного восторга, смывающая весь страх и шок от произошедшего ранее. Думаю, когда мы доберемся до дома, он уже будет в полном порядке. Насколько это вообще возможно.
Сделав прощальный вираж над зданием бывшего музея, активировал один из припасенных специально для подобных случаев артефактов. Дом буквально схлопнулся от мощного взрыва. Поднялось облако пыли, и полыхнул пожар. После того, как его потушат, никто не сможет уже ничего найти. Сдобренное магией пламя уничтожит все следы, даже косточек и металлических бляшек не останется. Круче, чем в крематории.

Дорога домой заняла совсем немного времени. Вот знаете, лететь всегда быстрее, чем двигаться по земле. До нашей высотки мы домчались минут за пять, в пику двадцати на повозке. Прохладненько, конечно, но это своего рода дополнительный бонус. Входит в комплект, так сказать. Часто, к сожалению, не полетаешь, слишком много внимания привлекается, ни к чему это, но вот изредка и ночью вполне можно себе позволить вольности!
Над крышей здания я на некоторое время завис, внимательно вглядываясь в улицу под нами. Вроде милицейских карет не наблюдается, мигалок не видно… Есть шанс, что Никс сильно там никого не убил, или эльфы ВККБисты вообще решили включить мозг и не лезть в наше логово. Сомнительно, конечно, но мало ли. Чудеса, говорят, случаются! Надо верить в лучшее. Над ухом шмыгнул замерзшим носом Лисенок.
- Ну, что, через главный вход пойдем или в окно постучимся? – Поинтересовался я мнением пассажира.
Рыжик задумчиво поерзал, перехватывая меня за шею поудобнее, а потом пожал плечами.
- Через окно я не хочу.
- Значит, идем на посадку. Держись!
Заложив крутой вираж, я с гиканьем камнем рухнул вниз. Лисенок успел только придушенно вскрикнуть, да судорожно вцепиться в меня всеми конечностями. Вместе с ним я захлебнулся волной сумасшедшего восторга, затопившей все тело. Губы сами собой растянулись в шальную улыбку, а радостный смех вырвался из горла. Давно я такого удовольствия от полета не испытывал. Резко притормозив в полуметре от земли, поднял тучку мусора и аккуратно приземлился на асфальт темной подворотни. В человеческих городах почему-то всегда так: главные улицы освещены и оживленны, но стоит только свернуть во дворы, как все, вас окутывает первобытный мрак и полное запустение. Твори что хочешь, никто и не пикнет.
Эльфенок кое-как расцепил сведенные судорогой руки и сполз с моей спины на землю. Колени у него ощутимо дрожали, но на лице сияла счастливая улыбка, а глаза восторженно блестели. Я пришел к выводу, что летать ему понравилось, первый опыт оказался весьма удачным. Самодовольно улыбнувшись, приобнял рыжика за плечи.
- Вот мы и прибыли. Как ощущения?
Памятуя о плохом ночном зрении ушастых, потянул Лиса к выходу, не выпуская из рук. Ноги у него все еще дрожали, и его основательно вело, в крови наверняка бурлил адреналин, так что немного погодя он сам меня обнял за талию, для дополнительной опоры.
- Здорово, - радостно выдал рыжик. – Только уши замерзли.
На это заявление я только хмыкнул. В следующий раз надену на него шапку.
Швейцар, услужливо распахнувший перед нами стеклянную дверь, удивленно пучил глаза. Не знаю даже, что его больше шокировало: наш расхристано-взъерошенный вид (после полета эльф щеголял креативной прической, аля воронье гнездо, а моя одежда благодаря драке оказалась несколько запачканной), подозрительный кулек в моих руках, или то, что вообще-то я уходил с высоким блондином, а вернулся с маленьким рыжиком (думаю, местные работники знают своих постояльцев, особенно таких приметных как мы, в лицо). Консьерж тоже проводил нас удивленным взглядом, но ничего не сказал, а нам все было пофигу, мы весело смеялись и пьяными зигзагами пробирались к лифту.
Лисенка постепенно отпускало нервное напряжение, и он расслаблялся. Когда лифт остановился на нашем этаже и металлические двери разъехались в стороны, мы оба уже успокоились, я был полностью собран и готов к возможным неожиданностям, а Лис перестал мелко вздрагивать. Открыв дверь квартиры, я первым шагнул внутрь. В коридоре горел свет, а из зала доносился мерный речитатив. Переглянувшись с рыжиком, мы, синхронно пожав плечами, с недоумением и опаской прошли внутрь. Осторожненько выглянув из-за угла, оторопели еще больше.
На полу, прислонившись спиной к дивану, расположилась троица незнакомых мужчин в черных облегающих спортивных костюмах и маленьких шапочках. Судя по торчащим ушам – эльфы. Товарищи были связаны по рукам и ногам и не подавали признаков буйной активности. Прислушавшись к их эмоциям, понял, что они в глубоком шоке и чуть ли не прострации. И, надо сказать, было от чего. В кресле прямо напротив них расположился Никаресс в образе Лисенка. Вампир сидел, закинув ногу на ногу, и покачивая босой ступней, зачитывал «гостям» лежащую на коленях Межрасовую Конституцию, периодически прихлебывая густую алую кровь из прозрачного бокала на высокой ножке, который держал в руке. Заметив нас, Никс приветственно кивнул и отсалютовал бокалом, прерывая чтение.
- Уже вернулись? Быстро вы. А мы тут на тему свободы личности беседуем. Очень, должен сказать, познавательное занятие! Не хотите присоединиться? – И широко улыбнулся, блеснув иглами клыков.
Один из эльфов, средний, если быть конкретнее, начал громко икать, а двое других, повернув в нашу сторону головы и узрев Лисенка номер два, свели глаза в кучу и, по-моему, совсем отключились от реальности. Эк их…
- Да нет, мы, пожалуй, пойдем, да Лис? – Посмотрев на эльфенка, уточнил я.
Рыжик согласно кивнул, бочком продвигаясь в сторону нашей спальни.
- Ну, как хотите, а я, пожалуй, продолжу, - не стал настаивать Никаресс, поворачиваясь к «гостям». – Так, на чем мы остановились?
Нахмурив тонкие брови и выпятив нижнюю губу, эльфо-вампир уставился в книгу.
- А! Точно. Так вот. Статья девяносто восемь. В условиях чрезвычайного положения для обеспечения…
Дальше я слушать не стал, решив, что тут и без меня справятся. Коли уж Никаресс решил развлекаться, делать это он будет долго и со вкусом. У него вся ночь впереди. Кто знает, что он эльфам еще приготовил? Незачем портить помощнику удовольствие и отвлекать своим присутствием. У меня у самого планов громадье!
Но до момента претворение в жизнь этих самых планов надо было еще кое-что сделать. Мой путь пролегал на кухню. Остановившись посредине пищеблока и немного помявшись, не решаясь на подобное кощунство, все же запихал кулек с головой в морозилку холодильника. Все равно там пусто, а «свидетеля» и главного «подозреваемого» где-то хранить надо. До, так сказать, выяснения всех подробностей дела.
Разделавшись с первоочередной задачей, я с чувством глубокого удовлетворения и широкой улыбкой на губах, пошел в спальню. Проходя через зал, еще раз полюбовался на скульптурную композицию: «эльф-кровопийца и его «невинные» жертвы».
- Никс, вы тут не засиживайтесь, ладно?
Вампир согласно кивнул, не отрывая плотоядного взгляда от эльфов. Читать ему, похоже, уже надоело. Хмыкнув, я пошел дальше. В спальне Лисенка не оказалось, зато за приоткрытой дверью ванной комнаты горел свет, и слышалось шебуршение. Предвкушающе улыбнувшись, прямиком направился туда.
Эльфенок обнаружился стоящим рядом с расположенной в углу, большой, белоснежной ванной или скорее уж маленьким бассейном, разглядывающим купленную сегодня морскую соль. Вроде там, в аннотации, что-то про расслабление говорилось. При моем появлении рыжик оторвал взгляд от банки и растерянно замер.
- Как ты смотришь на то, чтобы перед сном полежать в горячей воде, заодно и покупки сегодняшние опробовать можно? – Неспешно приближаясь к нему, сразу взял я быка за рога.
Пожав плечами, Лисенок нерешительно посмотрел на банку в своих руках.
- Можно, наверное.
- Вот и отлично! – Поравнявшись с мальчишкой, взлохматил его и без того спутанную шевелюру, заставив Лиса возмущенно вскрикнуть и втянуть голову в плечи. – Набирай в ванну воду и залазь, а я пока в душ, надо волосы промыть, а то там сплошной мусор. Как закончу, присоединюсь к тебе.
Демонстративно встряхнув головой, вытрясая пыль, подмигнул хлопающему ресницами эльфенку. Глаза у него были большие-большие.
- А мы вместе будем? В ванне… - промямлил он.
Я на это заявление широко улыбнулся и кивнул.
- Конечно, так гораздо веселее. Вот увидишь!
Что мне возразить, рыжик сразу не нашелся, а потом я начал раздеваться и он, дико засмущавшись, вообще отвернулся, предпочтя нервно заняться делом, то есть, включить краны с водой и начать выбор того, что будет в нее добавлено. Я же, тем временем, забрался в душевую кабинку и принялся тщательно и не торопливо, давая Лисенку возможность собраться с мыслями, отмываться от грязи и пыли. Все-таки поваляли меня знатно. Прислушиваясь к эмоциональному фону, понял, что мальчишка безумно стесняется, немного боится, но при этом испытывает азарт и предвкушение. Это не могло не порадовать. А вот то, что рыжик куда-то из комнаты ушел, меня насторожило, благо он быстро вернулся и я не успел подумать ничего плохого. В общем, когда я выбрался из-под душа, эльф уже сидел в ванне, по самые плечи утонув в густой белой пене воздушными хлопьями покрывающей всю поверхность воды. Одного взгляда оказалось достаточно, чтобы понять, куда Лис бегал. На кухню, за палочками от суши! Он их использовал как заколку, свернув волосы в каралик на затылке и закрепив вставленными крест-накрест палочками. Прическа получилась интересная и ему донельзя шла. Особенно мне понравились одинокие прядки, обрамляющие лицо и змеящиеся по длинной шее… А уж как оно все вместе смотрелось, когда рыжик увидев обнаженного меня мило покраснел и опустил ресницы! Хищная улыбка сама собой выползла на лицо (вот ей Боги, она сама! я совершенно не при чем!).
Забравшись в ванну напротив эльфа, с блаженным стоном прикрыл глаза и на несколько минут отключился от реальности. Горячая вода, приятный легкий цветочный аромат с тонкой ноткой ландыша, переливающийся каскад разнообразных эмоций вокруг… Красота. Покайфовав некоторое время, поднял ресницы и тут же нарвался на задумчивый взгляд Лиса. Склонив голову на бок, он полулежал, оперевшись спиной на бортик ванны, и меланхолично подгребал к себе пену. Благо ее вокруг было много, так что мальчишка сидел уже практически в облаке. Широко ему улыбнувшись, наклонился впереди и, пошарив руками под водой, поймал ногу рыжика. Эльфенок испуганно вскрикнул и дернулся, но поняв, что происходит, успокоился, возмущенно на меня запыхтев.
- Ты что делаешь?!
- Спокойно, все идет по плану, тебе понравится, - довольно прищурившись, проворковал я, начиная потихоньку разминать попавшуюся в мои загребущие ручонки ступню, перебирая маленькие пальчики.
Некоторое время Лисенок сидел напряженный как струна, подозрительно следя за моими действиями, но потом все же расслабился, откидываясь на бортик. Еще через пару минут я добился того, что он блаженно улыбался и жмурился. Усмехнувшись, выпустил из рук хорошо размятую стопу, тут же взявшись за поиски второй. Довольно на меня из-под ресниц поглядывающий, рыжик решил помочь и сам протянул ногу.
Со второй ступней я возился гораздо дольше, мягкими круговыми движениями растирая и разминая каждый миллиметр поверхности кожи. Лисенок кайфовал по полной, совершенно расслабившись и закрыв глаза он разве что не постанывал от наслаждения. Я же с удовольствием за этим наблюдал. Вид влажно поблескивающих алых губ и длинных подрагивающих ресниц, бросающих густые тени на раскрасневшиеся щеки, чрезвычайно вдохновлял. Удовлетворенно улыбнувшись, я вытащил ногу эльфенка из воды и, поцеловав розовую пяточку, отпустил. Сам же переместился на сторону Лиса и, пока он блаженно жмурился, расположился у него за спиной, усадив заторможено реагирующего на мои поползновения эльфа у себя между ног. Растерянно оглядевшись, мальчишка тяжко вздохнул, откидываясь мне на грудь и пристраивая голову на плече. Смирился с неизбежным злом в моем лице, можно сказать. Положив руки ему на живот, ласково поцеловал Лисенка в висок, он на это только довольно поежился  и завозился, устраиваясь удобнее.
- Ну, и что ты обо всем этом думаешь? – Спросил я, водя кончиками пальцев по груди рыжика.
Я прекрасно чувствовал, что его что-то тревожит и расстраивает и не собирался оставлять этого просто так, дожидаясь, пока маленькая проблемка перерастет в огромный снежный ком. Лучше уж сразу со всем разобраться.
Лисенок даже не стал уточнять, о чем я его спрашиваю. Он просто пожал плечами и опять занялся сгребанием пены. По-видимому, его это успокаивало.
- Не знаю… Наверное, так надо… А Никаресс их убьет?
Оп. Я то думал, ребенка волнует та кровавя разборка, что устроил я, а оказывается, он за сородичей переживает.
- Не думаю, малыш. Скорее всего, он над ними поиздевается хорошенько и выпустит. В крайних мерах нет абсолютно никой необходимости, и Никс это прекрасно понимает. После такого щелчка по носу ВККБисты в любом случае задумаются и скоро к нам не сунуться, наглядная демонстрация силы должна остудить их пыл. Не переживай об этом.
Вздохнув, Лисенок согласно кивнул, начиная переливать воду из ладони в ладонь. Настроение у него понизилось, и мальчик загрустил, что меня совершенно не устраивало. Последив за манипуляциями с водой, производимыми Лисом, кое-что придумал. Глупость, конечно, но глупость красивая. Рыжику должно понравиться.
- Смотри, - шепнув в аккуратное ушко, заставил Лисенка непонимающе замереть, сам же в это время свел перед ним руки вместе, соединяя ладони лодочкой и приподнимая их над водой.
Капелька магии и море многовекового опыта обращения с водной и воздушной стихиями и вот уже из облака пены вылетает красивая, переливающая радужными крыльями водная бабочка. Зависнув перед нами на мгновение, она вспорхнула вверх, начиная кружиться над головой. По кромке прозрачных крылышек змеились клочки пушистой пены, создавая своеобразный невесомый шлейф, который разлетался вокруг маленькими разноцветными пузырьками. Восторженно замерев, Лисенок провожал ее полет глазами. Я же, довольный получившимся эффектом, усмехнулся ему в макушку, и в следующее мгновение из пены одновременно, в разные стороны разлетелись десятки бабочек. Большие и маленькие, они кружились вокруг, мерцая крылышками и осыпая нас снегом из пенных пузырьков.
Радостно рассмеявшись, рыжик торопливо развернулся и, прижавшись к груди, обнял за шею.
- Спасибо!
Мальчишка был так искренне растроган, что чуть ли не плакал. Я даже растерялся от такой реакции… Ничего же особенного…
- Не за что, - обняв его за тонкую талию, крепко прижал к себе. Следующие слова я прошептал ему прямо в приоткрытые губы. – Не грусти.
Дальше закономерно последовал поцелуй. Лисенок отвечал пылко и как-то отчаянно, но постепенно немного успокоился и расслабился, позволив мне вести. Мои ладони легко скользили по его спине, бокам и ягодицам (куда дотянулся, в общем), нигде надолго не задерживаясь. Как бы то ни было, рыжику это нравилось, он начал слегка ерзать и тереться об меня всем телом.
Волевым усилием, оторвавшись от мягких губ, шепнул:
- Думаю, пора вылезать, вода остыла.
Посмотрев на меня расфокусированным взглядом, эльф моргнул и, задумчиво облизнулся (я чуть было не решил, что плевать на холодную воду!). Оглядевшись по сторонам и зябко поведя плечами, он отстранился, сев на колени в центре ванной. Собрав свою волю в кулак, я быстренько встал и, не глядя на засмущавшегося, но при этом заинтересовано стреляющего глазками Лиса, выбрался из воды. Пока искал полотенце и вытирался, все еще старался не смотреть на мальчишку, а вот он наоборот. Я просто кожей чувствовал его внимательный взгляд! Ну что ж, пускай оценивает, мне стесняться совершенно нечего.
Выбрав полотенце побольше, повернулся к Лисенку. Он продолжал сидеть в холодной! воде в окружении пены и порхающих бабочек. Склонив голову к плечу, эльф задумчиво смотрел на меня из-под полуопущенных ресниц. Стоило мне подойти и распахнуть белое полотенце, как он вздохнул и встал. М-м-мм! Картинка получилась загляденье! Видимо, в моих глазах отразилось все то, о чем я подумал и что представил, так как рыжик опять покраснел, но ресниц упрямо не опустил. Не дожидаясь пока он вылезет из ванны, я сгреб его в охапку и замотал в пушистую ткань как в кокон. Лис и пикнуть не успел.
- Попался! – С самодовольной улыбкой заявил я, закидывая получившийся кулек на плечо.
Кулек был против такого с собой обращения, всячески это демонстрируя: брыкаясь, культурно ругаясь и хохоча (это я взялся щекотать соблазнительно торчащие прямо у меня перед носом пяточки). В общем, на кровать мы рухнули шумно и весело, и еще некоторое время просто лежали, подхихикивая и приходя в себя. Когда Лисенок пыхтя, кое-как выпутывался из полотенца, спихивая его на пол, я ему не помогал, но наблюдал за процессом очень внимательно, предвкушающе улыбаясь. Открывающаяся моим глазам картинка не могла вызвать других эмоций.
В ходе перемещения из ванны в спальню, палочки, удерживающие волосы эльфа, благополучно потерялись, так что сейчас ничто не мешало свободной густой волне рассыпаться по плечам. Мне дико захотелось кожей ощутить их шелковую мягкость, и я не стал себе в этом отказывать, запустив пальцы в персиковую шевелюру устроившегося напротив меня Лисенка. Мы оба лежали боком, лицом к лицу и я мог не только почувствовать, но и разглядеть мельчайшие проявления эмоций, как в зеркале отражающиеся в потемневших глазах цвета спелого меда. Лис уже не смеялся, он выжидательно смотрел, глубоко дыша и совершенно не моргая. Расстояние между нашими телами было совсем небольшим, и я легко смог дотянуться до призывно приоткрытых губ. К тому же, рыжик сам подался мне на встречу, опуская ресницы и неуверенно обнимая за плечи.
Легкие, практически невесомые касания очень скоро переросли в страстную и чувственную, но невероятно нежную игру. Наши языки сплетались, лаская друг друга, а ладони неторопливо скользили по разгоряченной коже, заставляя кровь быстрее бежать по венам, а сердца биться чаще. Сжав часто вздымающиеся бока эльфенка, толкнул его, переворачивая на спину и подминая под себя. Наши бедра соприкоснулись, и Лис нетерпеливо застонал мне в рот, пытаясь потереться своей возбужденной плотью о мою. Сдавлено выдохнув, я прикусил напоследок припухшую нижнюю губу рыжика, и сместился вниз, покрывая короткими поцелуями-укусами его подбородок, шею, ключицы, скользя губами по груди и щекоча языком твердую бусинку соска. Почувствовав, как мои зубы смыкаются на нем, Лисенок вскрикнул и выгнулся, запрокидывая голову и вцепляясь пальцами в подушку у себя над головой. Вдохновившись успехом и уже практически дурея от ярких эмоций, прошивающих меня насквозь, сжал пальцами второй сосок, срывая еще один протяжный стон с губ рыжика и вызывая сладкий спазм у себя внизу живота. Там все уже давно тянуло и горело, я только волевым усилием удерживался от того, чтобы не начать тереться членом о гладкую кожу эльфа подо мной.
Последний, похоже, был уже полностью готов к дальнейшим экспериментам. Его возбужденная плоть призывно покачивалась в такт непроизвольным движениям бедер, влажно поблескивая капелькой выступившей смазки. Приподнявшись на локтях и оценив открывающуюся мне картинку, предвкушающе облизнулся. Судорожно, со всхлипами дышащий Лисенок, ощутив заминку, разлепил ресницы, затуманенным взором посмотрев на меня. Я же чувственно ему усмехнулся и, не разрывая зрительного контакта, плавно сместился вниз. Высунув язык, демонстративно прошелся по аккуратному члену Лиса снизу вверх, а потом заглотил его целиком. Рыжик опять выгнулся и протяжно застонал, запрокидывая голову. По-моему, я слышал треск ткани. Чтобы не дать мальчишке кончить раньше времени, сжал пальцами основание его члена, продолжая старательно сосать, скользя губами и языком вверх-вниз.
Доведя и его и себя до опасной черты, за которой только море удовольствия, отстранился. В моих планах на сегодня был еще один пункт, и пока я еще как-то могу кое-как управляться со своим телом, его следует осуществить, к тому же, терпеть дальше, сил нет. Тело просто горит, а яйца готовы вот-вот взорваться. Лизнув напоследок головку покрасневшего члена, решительно поднялся, и оседлал бедра Лиса. Он еще ничего не успел сообразить, а я уже, неторопливо опускался на его член, придерживая и направляя рукой. Мышцы послушно расступились, пропуская твердую, влажную от моей слюны плоть внутрь и обхватывая плотным кольцом. Я довольно зажмурился и застонал, смакуя ни чем несравнимое ощущение заполненности. Желание ощутить это сильнее было непреодолимым, и я намеренно сжался, не сдерживая протяжного стона. Волна сумасшедшего удовольствия и шока от не ожидавшего ничего подобного эльфенка стала последней каплей (или уж скорее ведром), прорвавшей плотину терпения. Наклонившись вперед и уперевшись руками в спинку кровати, я с громким рыком начал быстро двигаться, насаживаясь на член стонущего подо мной мальчишки, с каждым толчком приближаясь к финалу. Обхватив меня за талию, Лис в едино ритме вскидывал бедра, широко распахнув глаза ловя каждый мой жест.
Оргазм был сногсшибательный. Стыдно признаться, но ослепительный ураган наслаждения, огненной волной прошедшийся по всему телу, выключил свет в сознании, в себя я приходил уже лежащим на тяжело дышащем Лисенке. Давно со мной такого не было. Пьяно хихикнув, потерся носом о шею с бешено бьющейся жилкой.
- Вот это был секс, если тебе все еще интересно, - сыто резюмировал я, неторопливо скатываясь с медленно приходящего в себя эльфенка. Он отреагировал на мое заявление только глубоким вздохом и вялым шевелением.
Меня всего охватила воздушная легкость и сладкая истома, чего-то хотелось, а вот чего не понятно. На губах играла широкая улыбка полностью удовлетворенного вампира. Лисенок наконец-то более-менее оклемался. Прижавшись к моему боку, он положил голову на плечо и обнял поперек груди. Его, похоже, неотвратимо клонило в сон и на какие-то действия или разговоры он был не способен. Наверное, слишком много впечатлений разом. А меня вот наоборот, растащило чего-то. Повздыхав немного и похихикав, решил все-таки, что пора укладываться, а то в голове начало подозрительно шуметь... Так что, будучи еще в состоянии стояния, кое-как выбрался из захвата недовольно бурчащего и сонно жмурящегося рыжика, нашел на полу еще влажное полотенце и, устранив следы наших тут игрищ с тела мнительного эльфа (еще устроит с утра скандал, что я его тут заражаю… Блин, пора спать, а то глупости какие-то в голову лезут…) начал укладываться.
Довольно улыбаясь, я расправил свободную от свернувшегося калачиком эльфенка часть кровати и, перенеся его туда, сам забрался под одеяло. Лисенок тут же прижался ко мне всем телом и, собственнически облапив конечностями, довольно вздохнул, улыбнувшись во сне. Я еще некоторое время полежал, блаженно думая ни о чем и перебирая шелковые прядки волос мирно сопящего на моем плече эльфенка, а потом сам не заметил, как заснул.

Просыпаться предсказуемо не хотелось… Не открывая глаз, я с глубоким вздохом перехватил поудобнее теплого эльфенка, уютно расположившегося в моих объятиях, и зарылся носом в мягкие, пахнущие цветами волосы. Потревоженный Лис слабо завозился. Потеревшись щекой о мое плечо, которое прекрасно заменяло ему подушку, он закинул на меня ногу и опять затих. Красота… Несмотря на то, что в голове начали бродить несколько вялые и разрозненные образы, я упорно делал вид, что все еще сплю… Хотя наглая, упрямая мысль о том, что, раз я уже о чем-то рассуждаю, значит, это не совсем так, дефилировала где-то в опасной близости от спрятавшегося под подушкой сознания. При этом она - мысль, не подушка, - так нахально и провокационно виляла пушистым рыжим хвостом, что удерживаться в полудреме было все сложнее. Интересно, а который сейчас час?
Приоткрыв правый глаз, провел быструю рекогносцировку местности и опять зажмурился. Судя по тому, что сквозь щелочку в неплотно задернутых шторах пробивается солнечный лучик, уже далеко не раннее утро. Как вставать-то не хочется! Сжав объятия и спрятав лицо у Лисенка в волосах, недовольно сморщился. Разбуженный эльф, глубоко вздохнув, пробормотал:
- Пора просыпаться?
Я угукнул ему в макушку, одной рукой обнимая за плечи, а второй скользя по шелковистой коже спины вниз. Рыжик улыбнулся и прогнулся в пояснице, подставляясь под ласку. Перевернувшись, подмял под себя довольно жмурящегося мальчишку и шепнул ему в губы:
- Привет.
После чего, не давая ответить, поцеловал. Лисенок откликнулся сразу, обхватывая меня за шею и запуская пальцы в волосы на затылке. Мои же ладони в это время неторопливо поглаживали его по бокам и груди, задевая маленькие бусинки сосков. Эльфенок сладко вздрагивал и постанывал, охотно реагируя на прикосновения.
Волевым усилием оторвавшись от невероятно вкусных губ, заглянул в подернутые легкой дымкой глаза Лиса. Мне не терпелось узнать, что он думает по поводу всего произошедшего ночью. Судя по тому, как рыжик себя ведет - истерик не будет. И, насколько я успел разобраться в его характере, он все принял, как есть. Мне вообще очень спокойный, уравновешенный и сообразительный эльф достался! Повезло. Только вот свое любопытство не заткнешь… Хочу устное подтверждение!
- Как ощущения? Что скажешь по поводу секса?
Лисенок сразу же предсказуемо смутился и отвел глаза. Я уже заметил, что, когда он волнуется, то начинает что-нибудь теребить, а так как ничего подходящего под руками не оказалось, страдала моя шевелюра: тонкие пальчики начали быстро перебирать волосы у меня на затылке.
- Здорово, но… я… думал, будет по-другому… - выдавил эльфенок, искоса на меня глянув.
Подавив рвущийся наружу смех, сделал очень внимательное и озабоченное лицо.
- По-другому - это как?
- Ну… Я думал, ты будешь сверху… - кое-как прошептал он.
Мальчишка весь покраснел и жутко нервничал. В его эмоциях царила такая каша из замешательства, неуверенности и стыда, что у меня даже возникла мысль посочувствовать ребенку. Заставляю его тут всякое вслух говорить! Понятно же, о чем он, но я не смог сдержаться: рыжик так мило выглядит, когда смущается!
Удивленно задрав брови, я непонимающе хлопнул ресницами.
- А разве было не так? – Что на это ответить Лис не нашелся, в очередной раз задохнувшись жаркой волной стыдливости, быстро сменившейся возмущением: он таки разглядел в моих глазах сдерживаемые из последних сил смех и веселье.
- Не смешно! – Громко заявил он, тыкая мне в плечо кулаком.
Расхохотавшись, я перекатился на спину, увлекая эльфа за собой и укладывая его на себя. Рыжик сразу же затих, начиная выводить пальчиком узоры на моей коже.
- Глупый, да какая разница-то? – Отсмеявшись, прокомментировал я. – Если обоим хорошо, не вижу причин заморачиваться тем, кто должен быть сверху, а кто снизу.
Лис приподнялся и очень внимательно на меня посмотрел.
- Правда?
- Правда, - с широкой улыбкой подтвердил я.
Нет, разница, конечно, есть, но, по мне, и так, и эдак - по-своему хорошо. Зачем зацикливаться на чем-то одном, лишая себя всего остального? Эльфа слова если и не шокировали, то заставили крепко задуматься. Он улегся мне на грудь, уперевшись острым подбородком в сложенные друг на друга ладони, и замер.
В наступившей уютной тишине громкое бурчание Лисенкиного животика прозвучало как гром среди ясного неба. Мальчишка сразу же виновато втянул голову в плечи и залился краской, а мне стало стыдно. Мгновенно вспомнилось, что нормально он вчера только завтракал, а калорий потратил много и наверняка сейчас жутко голодный. Подтянув рыжика повыше, заглянул в его глаза.
- Встаем?
Смущенно улыбнувшись, он кивнул. Что ж, я сам это предложил, значит, мне и пример подавать. Вздохнув напоследок, перевернулся, укладывая Лиса на спину и приподнимаясь на руках. После чего, окинув заинтересованным взглядом раскинувшегося подо мной эльфа, плотоядно усмехнулся. Мальчишка предсказуемо порозовел. Эх…
Выбравшись из кровати и вытащив оттуда рыжика, мы с ним отправились умываться. Мдя… В ванной бардак… Надо с этим что-то делать.
В рекордные сроки закончив водные процедуры, я оставил эльфенка завершать с умыванием, сам же побрел одеваться. Правда, просто так уйти не смог: проходя мимо чистящего зубы Лиса, не удержался, шлепнул его по голому заду, на что рыжик возмущенно булькнул, а я с довольным хохотом свалил-таки из комнаты, прихватив по дороге разбросанную одежду. Джинсы мне мои еще пригодятся, я их одеть планирую, а вот футболку найду другую… Была вроде еще одна… Ага! Память не подвела, и из гардероба я вышел, натягивая чистую белую майку.
В зале меня ждал сюрприз. Вчерашняя троица эльфов рядком сидела на диване и хмуро смотрела на расположившегося в кресле напротив Никаресса, который ответно их разглядывал и при этом довольно улыбался. Вампир уже был в образе себя любимого: классические серые брюки, белоснежная сорочка, распущенные по плечам светлые волосы, холодный взгляд. Судя по мрачным физиономиям и темным кругам под глазами, а у одного так и вообще нервно дергалось веко, спать он остроухим не давал всю ночь, методично промывая мозги. Мой помощник по этой части мастер, специалисты спецслужб нервно топчутся за углом, вздрагивая от любых шорохов. Собственно, Никс когда-то и был ценным сотрудником одной из этих спецслужб, пока со мной не встретился.
- Хм, доброе утро, если оно действительно доброе, - поздоровался я, притормаживая. – А что это вы тут делаете? - переведя вопросительный взгляд с повернувшихся в мою сторону мрачных, как три грозовые тучки, эльфов на довольно оскалившегося Никса, поинтересовался я.
- И тебе здравствуй. Да вот, в ходе воспитательных мероприятий и длительных переговоров, мы пришли к соглашению. Эти ушастые товарищи, - на слове «ушастые» эльфов разом перекосило: не любят они, когда их братию так называют, - выполняют каждый по одному нашему желанию и после этого могут идти с миром, отчитываться начальству о проведении операции. Есть идеи, чем их озадачить? – вопросительно выгнув бровь, поинтересовался у меня блондин.
Задумавшись лишь на мгновение, широко улыбнулся. Идеи у меня, конечно же, были, и даже много!
- А как же, есть, - с энтузиазмом кивнул я, многообещающе разглядывая «подопытных».
- Так поделись со мной, а то я уже всю голову сломал, - сразу же оживился Никс.
Я предвкушающе сощурился и потер руки.
- Да нам бы в квартире убраться: полы помыть, пыль протереть, белье и вещи грязные постирать, обед приготовить. Сущие мелочи.
- А ведь действительно, - хлопнув ладонями по подлокотникам кресла, согласился Никаресс, переводя взгляд на эльфов. – Вот этим-то вы, дружочки, и займетесь. Трудотерапия даже людям полезна, наверняка и на эльфов подействует.
О, как их перекорежило! Еще бы: их, представителей древнейшей расы, всех таких возвышенно-замечательных, прекрасно-одухотворенных, хотят заставить выполнять грязную работу! Какой ужас. Нет, у себя они все это, конечно, делают, но чтобы для каких-то презренных вампиров - позор! Самомнение у остроухих - не дайте Боги никому. Мне с Лисенком повезло просто нереально. Нормальный ребенок, а не напыщенный сноб.
- Ну-с, определяйте, кто чем заниматься будет, - скрестив руки на груди, заявил троице вампир.
Остроухие дружно запереглядывались. Видя, что сами они еще долго будут в молчанку играть, я решил товарищей поторопить, взяв распределение работ на себя.
- Значит так, ты, - я ткнул пальцем в ближайшего ко мне эльфа, обладателя короткого ежика черных волос, карих глаз и самой мрачной физиономии, - будешь мыть полы. Дальше, - следующим сидел нервный голубоглазый шатен с косой до пояса, - ты займешься стиркой. Ну, а оставшийся будет готовить.
Третьим был худощавый пепельно-русый блондин со светло-зелеными глазами. Прямые волосы парня были стянуты в хвост на затылке и спускались до лопаток. Его для кухонных работ я выбрал не просто так, Никарессу он оказался чем-то симпатичен, так что пусть общаются у плиты. Подозреваю, вампир проявит желание поучаствовать в приготовлении завтрако-обеда. Глядишь, проследит за съедобностью блюд. Не хотелось бы, чтобы Лиса траванули.
Рыжик, тем временем, как раз появился в зале и, так же, как и я незадолго до него, удивленно замер, с опаской разглядывая поднимающихся с дивана эльфов. При свете дня их глухие черные облегающие костюмы смотрелись чрезвычайно мрачно и совершенно неуместно.
- Здравствуйте, - поздоровался Лисенок, подходя ко мне вплотную. – А что происходит?
- Уже почти ничего, наши вчерашние гости с радостью согласились помочь нам с ведением хозяйства, – жизнерадостно заявил я, обнимая эльфенка за талию и поворачивая в сторону пищеблока. – Сейчас тебе завтрак готовить будут.
- А-а-а, - понятливо протянул ушастик и улыбнулся, с интересом разглядывая хмурого «повара», которого конвоировал в нужном направлении Никаресс. Остальные двое, получив короткие указания от вампира, разбрелись по квартире.
Оказавшись на кухне, Лис сразу же забрался на свое, уже привычное место на высоком табурете у барной стойки, а я встал рядом, оперевшись спиной и локтями о столешницу. Вместе с рыжиком мы с любопытством следили за моим помощником. Вампир, приобняв мрачного эльфа за плечи, широким жестом демонстрировал тому кухню, рассказывая, где у нас что. Парень хмурился и играл желваками, пытаясь взглядом если и не испепелить, то хотя бы прожечь в Никсе дырку. Тому было это по барабану, он только широко улыбался и довольно жмурился. Завершив вводный инструктаж, вампир присоединился к нам с Лисом. Прислонившись боком к стойке, он неотрывно следил за зеленоглазым. Тот замер на пару мгновений в нерешительности, а потом подошел к холодильнику, берясь за узкую ручку.
- Шикарная попка, да? – С непередаваемым самодовольством в голосе поинтересовался у меня Никаресс.
Я с любопытством уставился на упомянутую часть тела напрягшегося, как струна, эльфа, заодно оценивая весь комплект. Сложен зеленоглазый был хорошо: невысокий, стройный и подтянутый, все достоинства фигуры идеально подчеркнуты черным обтягивающим костюмом. Как говорится, нарочно не придумаешь.
- Да. Ничего. Есть, за что подержаться.
Парень оглянулся, злобно сверкнув в нашу сторону глазами, а потом, громко хлопнув дверцей, швырнул на стол рыбу и сыр. Отскочив от поверхности, продукты  шлепнулись на пол. Ну вот, зря он так, теперь поднимать. Наклоняться. Усмехнувшись, почувствовал направленную на эльфа волну злости и раздражения, густо замешанную на обиде. Блин, глянув на Лисенка, выругался про себя. Рыжик сидел, нахохлившись, и, выпятив нижнюю челюсть, мрачно разглядывал гостя. Или я ничего в жизни не понимаю, или кое-кто приревновал. Похоже, благодаря моим словам Лис воспринял эльфа как прямого себе конкурента. Приятно, конечно, что я ему уже настолько не безразличен, но чревато. Чтобы максимально быстро это исправить, не доводя до крайностей, встал перед Лисом и, обняв за талию, с мягкой улыбкой заглянул в медовые глаза.
- Но у моего лучше.
Рыжик растерянно хлопнул ресницами, а потом расслабился и расплылся в смущенной, но довольной улыбке. Чмокнув успокоившегося эльфенка в нос, я повернулся к фыркнувшему Никарессу, показав тому язык. Пусть завидует молча!
Как я и предполагал, долго стоять в стороне вампир не стал, довольно скоро присоединившись к яростно кромсающему овощи эльфу. На вежливые комментарии и предложения помощи блондина он злобно огрызался, с каждой минутой закипая все сильнее. Наблюдать за этой парочкой было увлекательно, но куда приятнее было целоваться с рыжиком, чем мы с удовольствием и занимались, пока Никс пытался укротить зубастый зеленоглазый ураган. Получалось у него из рук вон плохо, но вампир не отчаивался, флиртуя напропалую. Похоже, доставать остроухого он начал еще ночью, иначе тот бы так остро не реагировал на предложение подать сковородку или порезать лук. Парень вообще был чересчур эмоционален и взвинчен, даже на нас с Лисом внимания не обращал, хотя должен был бы, но все доставалось блондину. Вот до чего доводит эльфа из спецслужб общение с Древнейшим вампиром. Глядишь, так совсем нормальным стать сможет.
Очень скоро запахло вкусным, и желудок Лиса вновь подал голос. Ушастик тяжело вздохнул, сглатывая набежавшую слюну. Пришлось с поцелуями завязывать, рыжик уже явно думал не о том. Глядя на молчаливые страдания эльфенка и его голодные глаза, я решился погеройствовать. Подкравшись к переругивающейся парочке у плиты, стащил с разделочного стола кусок сыра. Лисенок был счастлив. В общем, пока еду приготовили, мой эльф успел перекусить (я еще пару раз рисковал здоровьем, вытаскивая прямо из-под носа размахивающего острым ножом остроухого вкусные кусочки).
Когда все было готово, Никаресс отправил скрипящего зубами, мечущего молнии и разве что не дымящегося «повара» помогать своим товарищам по несчастью, и сам пошел следом - инспектировать выполнение работ. Мы же с Лисом остались на кухне. Рыжик с удовольствием уплетал свой завтрак, я варил кофе, а то, пока у плиты орудовала сладкая парочка, подобраться к ней было нереально. Им и двоим-то места там оказалось мало.
Вернулся Никс минут через десять. Довольный, как оборжавшийся сметаны кошак.
- Ну, им еще с час возиться. Это ты здорово придумал: заставить спецслужбы мыть у нас полы и стирать белье; никогда не видел эльфов такими злыми, - усаживаясь напротив меня и подмигивая жующему Лисенку, прокомментировал блондин сложившуюся ситуацию.
Усмехнувшись, я пожал плечами.
- Пусть пользу приносят. Что-нибудь интересное от них узнал? Как они действовали?
Поставив локти на стол и сцепив руки в замок, вампир спокойно заметил:
- Ничего особенного. Эта троица – группа быстрого реагирования. У них был четкий приказ: по возможности без лишних повреждений захватить находящегося в квартире эльфа и доставить его начальству. Никаких подробностей или пояснений ребяткам не сообщили. Разве что с объектом общаться не велели, разрешив перевести в бессознательное состояние. Они оказались весьма неприятно удивлены, нарвавшись на меня. Даже жалко их стало, если честно.
Хмыкнув, я внимательно посмотрел на Лисенка. Он сидел тихо и как-то печально смотрел в свою тарелку. Вполне могу его понять: неприятно, когда с тобой, как с вещью, обращаются свои же сородичи. Протянув руку, погладил рыжика по голове, ероша волосы. Он воспринял это вполне адекватно, даже улыбнулся.
- А как у вас все прошло? – Поинтересовался в свою очередь Никаресс.
Я безрадостно тряхнул головой.
- Да как попало все прошло. Ожидаемо нарвались на засаду, только охотники оказались хорошо подготовлены. Слишком хорошо. Кто-то весьма информированный просветил их по поводу теплового зрения и чуткого обоняния вампиров. До последнего момента люди прятались под специальной тканью в провонявшем кошачьей мочой помещении, - Никс сочувственно поморщился, это действительно было неприятно. – Естественно, я их не заметил. К тому же, охотники использовали специальные арбалеты с зачарованными болтами. Попади в меня хоть кто-то, было бы чревато, рана получилась бы весьма болезненной и заживала бы долго. Про заряженные заклинаниями амулеты я вообще промолчу. А уж заговоренная сеть… Где они такую достали - ума не приложу, порвать нереально, и спеленала бы, как ребенка.
Помолчав немного, поделился своими мыслями.
- За ними стоит кто-то весьма обеспеченный и заинтересованный в удачном исходе операции. Будь на моем месте какой другой вампир, у них могло бы и получиться. Били на поражение.
Никаресс сидел, мрачно нахмурившись, и задумчиво барабанил пальцами по столешнице. На Лиса даже смотреть не надо было, чтобы понять его к этому всему отношение. Рыжик оказался глубоко шокирован. Он хоть и был непосредственным участником событий, но вряд ли успел разглядеть все подробности. Темнота, неожиданность и стремительность происходящего лишили его такой возможности. Так что мои слова стали для эльфенка откровением. Неприятным таким.
- У тебя есть какие-то предположения? – нарушил повисшую тишину Никс.
- Пока нет, - пожав плечами, заявил я. – У нас еще свидетель не допрошен.
- Свидетель? – удивленно задрал брови вампир, выпрямляясь. – Где он?
Усмехнувшись, я лукаво посмотрел в глаза вампиру.
- В холодильнике.
Никс сначала непонимающе замер, а потом перевел вопросительный взгляд на успевшего взять себя в руки и успокоиться, Лисенка. Рыжик на немой вопрос ответил пожатием плеч.
- Он оттуда с собой сверток какой-то взял.
- Хм. Ладно, - смирился с временной неизвестностью блондин. – Так, может, приступим к разговору?
- А ты не хочешь дождаться, пока наши гости свалят?
- Они нам не помешают, слишком заняты, - отмахнулся от меня Никс.
Я согласно качнул головой. Троица действительно была не опасна. Судя по моим ощущениям, они сейчас дружно драят ванну. Уже на полпути к холодильнику я притормозил, поворачиваясь к Лису и тревожно интересуясь:
- У тебя как с желудком? Крепкий?
Рыжик удивленно хлопнул ресницами, а потом ответил.
- Не жаловался никогда.
- Хм…
Не сказать, чтобы голова представляет из себя что-то неаппетитное и совсем уж тошнотворное, заклинания должны сохранить ее в практически первозданном виде, но мало ли… Ладно, была - не была. Выгонять мальчишку с кухни и оставлять его без присмотра у меня нет ни малейшего желания. И он обидится, и я буду переживать. В случае чего и подумаю, что делать… С такими мыслями я открыл холодильник и залез в морозилку. Сверток был на месте, куда б он делся. Пока я занимался им, Рыжик шустро убрал остатки своего завтрака со стола и теперь стоял рядом с Никарессом, внимательно следя за моими манипуляциями.
Перенеся кулек на стол, аккуратно его размотал, тревожно поглядывая на эльфенка. При появлении головы он брезгливо сморщил нос, ничего, кроме любопытства и приступа брезгливости, не испытывая. Я облегченно выдохнул и улыбнулся. Хорошо когда тебе доверяют на все сто. Или он просто привык к подобному «реквизиту», наверняка Жрецов Природы всякому обучают и разные тошнотворные «эксперименты» ему не в новинку. Надо не забыть спросить…
- А вот и он, наш главный свидетель. При знакомстве представился как Михаил.
При звуке имени веки бывшего охотника затрепетали и приподнялись. Мутные, будто бы подернутые белесой пленкой, карие глаза поблуждали по комнате и остановились на мне, что, в общем-то, логично. Те заклинания, что я применил, привязали душу человека именно ко мне, и до того момента, пока я его не отпущу, буду полновластным хозяином. Охотник ответит на любой мой вопрос с радостью, ведь это будет приближать его к освобождению. А врать мертвецы не умеют, им это ни к чему. После смерти как-то резко понимается, что все в этом мире суета и тлен… (Уху, рассуждаю, как законченный труп, хоть щяс на кладбище. Аж жуть!)
Челюсть охотника пришла в движение, и Михаил хрипло прошептал:
- Чего тебе надо?
Я тянуть не стал, чего сопли разводить.
- Хочу услышать: кто вы такие, кто нанял, с какой целью, и каковы были условия контракта?
Пожевав чуть синеватыми губами, голова заговорила:
- Мой отряд принадлежал к Ордену Чистильщиков, мы профессионалы, специализировавшиеся на заказных убийствах нелюдей. Имя нашего нанимателя я не знаю, мне передали лишь направление на цель. Нужно было любым способом убить вампира, который придет на встречу. Кто он, мне было неизвестно. Условиями контракта была смерть вампира и предоставление его головы в качестве доказательства смерти.
Михаил замолчал, а я задумчиво хмыкнул. Понятнее не стало.
- Хорошо. У тебя есть предположения, кто был вашим нанимателем? И кто передавал тебе заказ?
- Нет, предположений нет. Заказ передавал глава нашего ордена. Его называют Черный Плащ. - Видимо, сообразив остатками мозгов, что можно и более развернуто ответить, голова добавила. – Спецоборудование нам предоставил заказчик. О выполнении нужно было просигнализировать сразу после завершения операции, передав сообщение по адресу. Тогда была бы назначена встреча, на которой мы передали бы доказательства.
Потерев подбородок, я задумался, что бы еще спросить… Так просто в голову ничего не приходило. Вмешался Лисенок. Дотронувшись до моей руки, он шепнул, заглядывая в глаза:
- А на мою деревню не они же напали?
- Отвечай, получал ли ваш орден заказ на уничтожение эльфийской деревни около двух недель назад?
- Да, такой заказ был, - мгновенно отозвался охотник. – Его взял мой брат, Самсон. Целью было тотальное уничтожение деревни и захват одного эльфа-подростка в виде раба. Условием было физическое здоровье и отсутствие каких-либо повреждений у эльфа. Раба следовало передать в Темный Приют города Анхель непосредственно в руки вампирши Мириал. Самсон с заказом успешно справился, за что получил медаль и денежное вознаграждение.
На кухне повисла звенящая тишина. Лисенок часто задышал, борясь с подступившими к горлу слезами, и инстинктивно ко мне прижался, прячась в объятиях и утыкаясь носом в плечо. Никаресс же, нахмурившись, скрестил руки на груди. Как все нехорошо получается, хоть и предсказуемо, но оттого не менее неприятно. Орден беспринципных наемников-фанатиков выполняет указания какого-то психа, которому зачем-то понадобился эльфийский подросток. Ясно, что меня решили устранить, как мешающий фактор. Нам срочно нужна Мириал… Поговорить с ней, конечности поотрывать… Нательной росписью порадовать…
Сжав рыжика в объятьях, начал успокаивающе гладить его по спине и шептать всякие ободряющие глупости в макушку. Именно этот момент выбрали позабытые эльфы ВККБисты, чтобы появиться на кухне.
- Мы закончили. Можем мы…
Заявившийся первым брюнет, углядев вяло хлопающую веками голову на столе, весь позеленел и, прижав ладонь ко рту, выбежал из комнаты. Зеленоглазый оказался более стойким. Он хоть и сбледнул с лица, но на месте устоял. (Странно, хлюпкие какие-то работники спецслужб пошли. Ребенок нормально среагировал, а профессионалов мутит… Вроде ж наоборот должно быть? Странные эльфы, странные… Может это у них от переутомления?) Требовательно уставившись, почему-то, на Никаресса, парень выжидательно замер, стараясь, впрочем, на стол не смотреть. Мрачный вампир кивнул ему и пошел выпроваживать гостей. А я остался с Лисом. Успокаивать мальчишку уже было не нужно, он взял себя в руки, но и бросать ребенка просто так не следовало. Голову я решил пока приберечь. В морозилке ей самое место. Мало ли. Вдруг вопросы еще появятся.

Торчать на кухне смысла особого не было, так что, запихнув Михаила обратно в холодильник, мы с Лисом переместились в зал, где уютно устроились на одном из диванчиков. Эльфенок забрался на него с ногами и, поднырнув под мою руку, свернулся компактным комочком, прижимаясь всем телом. Обняв мальчишку покрепче, я задумчиво уткнулся носом в персиковую шевелюру, ероша дыханием волосы Лиса и перебирая в голове возможные варианты своих дальнейших действий. Как-то все нерадостно получается, и это мне совершенно не нравится. Зацепок мало… Сами мы будем возиться долго и все равно что-то да упустим.
Вернувшийся Никаресс уселся напротив и, сцепив руки на коленях в замок, выжидательно на меня уставился.
- Какие будут указания?
Задумчиво пробежавшись пальцами по ребрам поежившегося Лисенка и положив подбородок на его макушку, я высказал свое мнение:
- Нужно собирать народ. Ситуация с этим Орденом совершенно не здоровая, пора выправлять.
- Согласен, - откинувшись на спинку дивана, Никс нахмурился. – Люди совершенно распоясались.
- Свяжись с начальством, или кто там за  нами следит, ВККБ и обрисуй картину. Расскажи о том, кто уничтожил эльфийскую деревню. Если они захотят пообщаться со свидетелем, добро пожаловать к нам в гости. Думаю, после того, как ребятки из группы захвата поделятся впечатлениями с командованием, те станут посговорчивее и перестанут совершать глупости. Не совсем же идиоты там работают.
Блондин согласно кивнул, подтверждая, что указания к сведению приняты.
- Сам я свяжусь с вампирами - региональными руководителями. Они обязаны быть в курсе большинства событий, происходящих на вверенной им территории. Пусть подключаются к работе. - Помолчав, я добавил. - Хочу покончить с этим вопросом раз и навсегда. Чтобы никакого Ордена Чистильщиков больше не было. Это не дело, чтоб на нас человеки охотились. А там и на заказчика выйдем, и Мириал никуда не денется. Главное – сделать все быстро, чтобы никто не успел скрыться и замести следы. Волна может подняться нешуточная.
- Да, это будет оптимально, - задумчиво произнес Никс. - Наши легко смогут справиться с людьми, особенно если это будет для тех неожиданностью. А ты не хочешь спросить у Михаила, где располагается штаб его Ордена? Это могло бы облегчить задачу.
Я отрицательно качнул головой, отрешенно разглядывая вампира и разбираясь в эмоциях Лисенка. Рыжик притих, внимательно прислушиваясь к нашему разговору. То, что он переживал и нервничал, было понятно и легко объяснимо, но вот почему эльфенок испытывает удивление?
- Нет, Михаил - мелкая сошка и не может ничего знать, хотя удостовериться в этом недолго. Меня больше интересует, не в курсе ли Сулейман.
- Это тоже можно быстро проверить, - хмыкнул Никс.
Я согласно улыбнулся.
- Вот и давай этим займемся. Свяжись с Федотовым, а я пойду, опять с головой поболтаю.
Не теряя времени, Никаресс поднялся с дивана и направился в кабинет, я же, ухватив рыжика пальцами за подбородок и подняв его лицо к себе, заглянул в глаза.
- Пошли?
Лисенок кивнул, начав выбираться из моих объятий.
Как я и думал, Михаил ничего про месторасположение штаба ордена не знал. При возникновении такой необходимости, о месте очередного сбора сообщалось каждый раз индивидуально, а непосредственно заказы и указания передавались более высокопоставленным охотником, курирующим конкретное подразделение ордена. Молодежь проходила обучение и идеологическую подготовку в тайных лагерях, о которых, опять же, наш «шпион» ничего конкретного сообщить не мог. Хотя сам он в организации был уже давно, но с этой сферой деятельности коллег связан не был. Михаил был просто профессиональным боевиком. Успешное проведение операции по убиению меня, любимого, могло как раз принести ему повышение.
Выяснив все, что возможно, я вернул голову на ее законное место -  в морозилку, -  и ненадолго задумался. Новость о лагерях подготовки молодых адептов стала крайне неприятной неожиданностью. Это ж какой размах!? И почему я не знаю? Вряд ли эти ребятки решили убивать нелюдей так уж внезапно. Наверняка и раньше происходили нападения.
- Ладно, будем решать проблемы по мере их возникновения и в порядке живой очереди, так? – Спросил я у выжидательно замершего на табурете Лисенка.
Он согласно кивнул, хмуря тонкие брови. Хитро усмехнувшись и подмигнув,  на мой взгляд, чересчур серьезному эльфу, хлопнул в ладоши. Вокруг меня практически мгновенно, будто соткавшись из сгущающихся завихрений мрака, возникли пятнадцать фиолетовых мышек-вестников. Шурша кожистыми крылышками и перемигиваясь одуванчиково-желтыми глазками, они беспорядочно закружились вокруг, весело посвистывая, прядая большими ушками и вообще всячески выражая свою радость от встречи. Чем дольше живу, тем мне больше кажется, что они разумные… Может, то, что я использую одних и тех же вестников вот уже на протяжении последней пары тысячелетий, накладывает свой отпечаток? Не знаю, как у остальных, а мои зверята вполне самостоятельные и способны выполнять разнообразные поручения. Иногда я их использую как шпионов. Запоминают информацию малыши на раз и потом могут передать четкие образы, как будто запись событий.
Поздоровавшись со мной, вестники дружною гурьбою ломанулись знакомиться с Лисенком, мигом почуяв, что он тут совсем не посторонний. Не ожидавший ничего подобного и смотревший на нас круглыми глазами ушастик, втянув голову в плечи, испуганно запищал не хуже мышек.  Те радостно и дружно ему вторили. Не выдержав, я рассмеялся. Вот и поговорили, называется. Когда первое удивление прошло, рыжик с широкой счастливой улыбкой и задорным блеском глаз взялся почесывать пушистые животики зверенышам, повисшим гроздьями на рукаве его туники. Всем места не хватило, и обделенные носились вокруг мальчишки кругами, возмущенно стрекоча и требуя и к себе внимания. Особо наглые пробовали приземлиться рыжику на макушку.
Дав детям поиграться, свистнул, призывая вестников. Они разом отлипли от эльфенка и зависли в, по мере сил, ровной шеренге передо мной. Дальше, по уже годами установленной схеме, мышки вылетали по одной из строя и получали от меня мысленные, дублирующиеся специально для Лиса вслух (чтоб не обижался, думая, что я ему не доверяю, и не гадал, что происходит), указания: к кому лететь и что передать. Когда последний вестник, получив направление на последнего же в списке регионального главу вампирьего сообщества, просочился сквозь окно кухни, я посмотрел на рыжика. Тот опять был максимально собран и серьезен, сверля меня любопытным взглядом.
- Что? – задрав брови, поинтересовался я.
- Ты просто направишь им вестников с указанием времени, когда они должны выйти на связь, и все? И они ответят? - озвучил Лисенок свои сомнения. - Ну, они же большие шишки,  с чего им суетиться?
Усмехнувшись, я подошел к ушастику и, встав у него между ног, обнял за талию, прижимаясь вплотную.
- Ответят, не посмеют не ответить. Я главнее.
Следя за тем, как рыжик недовольно насупился, пытаясь из моих скупых комментариев и доступных фактов, построив логическую цепочку, сделать правильные выводы, я довольно прищурился. Интересно, догадается или нет? Вариантов-то не много. Если хорошенько подумать. Судя по тому, как его брови поползли вверх, а после удивление сменилось сомнением, недоумением, опять сомнением, а затем подозрением, я решил, что к какому-то выводу он пришел.
- Ты… Владыка вампиров? – Высказал свое предположение Лисенок, недоверчиво вглядываясь в мое лицо.
Видя, что я расплываюсь в довольной улыбке, рыжик широко распахнул глаза и впал в ступор.
- А… А мне учитель говорил, что тебя, скорее всего, нет, и Владыка вампиров - это миф, который придумали сами вампиры, чтобы в глазах других рас казаться солиднее… Вроде как у них тоже есть самый-самый главный, который всех строит… И все остальные его слушаются, потому что он самый крутой… А на самом деле, все это выдумки и неправда. Вот…
Фыркнув, я не смог сдержать широкой улыбки. Да уж, законспирировался я знатно. Надо сказать, что мне еще на Варахе надоела вся эта канитель вокруг персоны Владыки. Мой предшественник был вампиром странных взглядов: любил пафос, поклонение и публичность. Нет, первые лет сто-двести было прикольно: балы, дипломатические приемы, власть и почитание… непрекращающийся поток убийц-самоубийц, интриги, политические конфликты, толпы надоедливых созданий, желающих стать фаворитами и приобщиться к власти… Романтика, одним словом. Однако очень скоро меня все резко стало раздражать, и я решил уйти в тень. На исторической родине сделать это было проблематично, сильно не попрячешься - места маловато. Но я старался и добился заметного успеха. Уже через пятьсот лет при встрече в меня не тыкали пальцами, не начинали усиленно лебезить и не пытались убить с налету (что поделать, у вампиров Владыкой может быть лишь сильнейший, а желающих занять сию почетную должность во все времена было много. На фига я сам в это ввязался, до сих пор даже самому себе внятно объяснить не могу… Влияние момента, не иначе…). А уж после переселения на Землю стало совсем хорошо! Первое время всем было не до моей скромной персоны. С текущим руководством прекрасно справлялись выбранные советники, ныне региональные главы, я же осуществлял наблюдение со стороны, вмешиваясь лишь при необходимости. Так вот и повелось. Есть пятнадцать вампиров, которые следят за всеми остальными и подчиняются непосредственно мне. Как Владыку меня знают лишь избранные единицы, что меня полностью устраивает.
В обычной жизни я не свечусь, позиционируя себя как среднестатистического Древнейшего, это позволяет жить так, как хочется, не оглядываясь на всякие там предрассудки. Вампиры – вообще народ весьма свободолюбивый. Наш политический строй, на мой взгляд, можно охарактеризовать как деспотическую анархию. Все сами по себе, но при этом, не задумываясь, по первому же требованию подчиняются общепризнанным лидерам (это обусловлено еще и тем, что лидерами могут стать только сильнейшие представители вида, которые, в случае чего, и заставить себя слушать способны. Так было всегда, и так будет и дальше. Традиции у нас очень живучи). Лидеры своей властью не злоупотребляют, ибо самим есть, чем заняться, и тратить время на всякие глупости они не имеют ни малейшей склонности. У нас есть небольшой свод непреложных законов, которым беспрекословно следуют все вампиры, однако этих законов не много, и в основном каждый волен делать то, что ему хочется.
С одной стороны это может показаться очень сложным, но с другой все проще простого: «Живи сам и дай жить другим (вампирам). Иначе ты за это поплатишься». Не знаю, с чем это связано, но такая схема работает. Наверное, мы так устроены, что в безопасности ведем себя словно хаотично движущиеся частицы, но стоит лишь появиться реальной угрозе, как все сразу же объединяются в единую монолитную, четко выстроенную структуру… А потом все опять сами по себе, и всех нас это устраивает. Склонен объяснить это каким-то инстинктом, присущим всем вампирам.
Так, что-то я отвлекся. Лисенок продолжал смотреть на меня огромными глазами и слабо - читай «никак», - реагировал на то, что я, забравшись ладонями под тунику, поглаживаю его поясницу, периодически скользя пальцами под ремень джинсов. Непорядок. Усмехнувшись, чмокнул рыжика в нос, это никогда не оставляло его равнодушным. Лис тут же фыркнул и сморщился.
- Так на то и был расчет. Оно мне надо, решать чужие проблемы, меня и моей расы не касающиеся? Кому следует знать, те в курсе, а заблуждения остальных разумных - их личное дело.
Растерянно хлопая пушистыми ресницами, эльфенок переваривал новую информацию.
- А Никаресс тогда кто? – последовал вполне логичный вопрос.
- Он, можно сказать, второе лицо «государства». Визирь - моя правая рука.
- Угу. Правая, иногда левая, а в финансовых вопросах еще и голова, - пробурчал появившийся на кухне блондин. – Ничего Сулейман не знает. Слышал про Орден что-то, но очень смутно, на уровне недостоверных слухов. Хотя пару адресов, к кому стоит обратиться, если появится щекотливое дельце, подкинул. Со спецслужбами я связался. К вечеру они будут здесь. А у вас как?
Пока вампир усаживался на табурет, я вкратце рассказал ему последние неутешительные новости. Никс, поставив локти на столешницу, сцепил пальцы в замок и взялся мрачно нас разглядывать.
- Ты чего такой невеселый? – поинтересовался я.
Объективных поводов для подобного его состояния пока не было. Хотя, предположение у меня появилось. У блондина имелось одно весьма ценное качество. Не знаю уж, каким местом, но когда назревала какая-то серьезная и потенциально опасная ситуация с сомнительным исходом, он это чувствовал. И чем хуже дело, тем мрачнее Никаресс… Своего рода пророк он у меня. Это не раз выручало и самого вампира из передряг, и мне помогало. Так что я инстинктивно подобрался.
- Не нравится мне все это, - нахмурившись и поджав губы, заявил Никс. - Слишком четко работают, слишком хорошо прячутся. Если бы не случайность, мы бы так ничего и не узнали. Где гарантии, что уже не слишком поздно? Мне вот как-то не хочется участвовать в очередной межрасовой войне!
- Спокойно. Не стоит раньше времени паниковать, - прикрыв глаза, жестко посоветовал-приказал я. – Ты прекрасно знаешь, что, если возникнет необходимость, мы можем действовать очень быстро.
Поморщившись, как от зубной боли, вампир перевел тему.
- Ладно, чем сейчас займемся? Когда там у тебя сеанс связи с нашими?
- Где-то, через полтора часа, - отрапортовал я, поворачивая голову к Лисенку, которого продолжал обнимать за талию. – Чем займемся?
Эльф, не до конца еще отошедший от предыдущего потрясения, удивленно моргнул, понимая, что резко оказался крайним. Причем Никаресс воспринял эту ситуацию как должное и так же выжидательно уставился на мальчишку.
- Вам не надо никак готовиться? Не будете ничего обсуждать? – Подозрительно поинтересовался рыжик.
Мы с помощником синхронно фыркнули.
- А зачем? – Озвучил я нашу общую точку зрения.
Этот вопрос поставил Лисенка в тупик. Не привык еще ребенок к жизненной позиции вампиров: «Не заморачивайся лишний раз», наверняка в его представлении серьезные проблемы должны решаться не так. И вряд ли мы вписывались в имеющийся у него в голове образ облеченных властью субъектов.
- Ну, - протянул эльфенок. – Можно…
В общем, уже через пять минут мы сидели в зале, каждый в своем углу и увлеченно резались в морской бой. Замечательная игра, придуманная людьми, пришлась по вкусу абсолютно всем разумным и получила довольно широкое распространение. Рыжик, нерешительно высказав свое предложение, еще долго не мог поверить, что два взрослых - если не сказать «древних», - вампира с энтузиазмом за него ухватились. Не знаю, как Никаресс, а я уже тыщу лет в это не играл, и мне было очень приятно освежить воспоминания. Особенно когда рядом такой сгусток азарта в лице увлекшегося эльфенка!
В назначенный час наша дружная троица отложила карандаши и бумагу и без лишних слов направилась в кабинет, где расположилась на уже привычных местах: Лисенок свернулся калачиком в кресле у окна, я уселся за массивный письменный стол, Никс встал за моей спиной по правую руку. Запульсировавший шар связи показал, что собеседники готовы пообщаться. Ждать дальше смысла не было, и я провел над артефактом рукой, активируя его и заодно переключая в режим конференц-связи. Полезное такое свойство. Теперь изображение транслировалось не в, а из шара. Над поверхностью стола одна за другой возникли пятнадцать небольших фигур вампиров. В порядке старшинства они склоняли головы и здоровались.
- Приветствую всех собравшихся, - не остался в долгу я. – Не буду ходить вокруг да около, перейду сразу к сути сегодняшнего собрания. У нас возникли проблемы. Человеки создали военизированную организацию, под названием Орден Чистильщиков, официальной целью которой является уничтожение нелюдей.
- И каким образом это касается нас? – подал голос один из моих подчиненных, демонстрируя закономерное удивление. Ну, создали и создали, как говорится, пусть себе, нам-то что?
- А таким, что эти товарищи, не задумываясь, взяли заказ на убийство вампира. Если конкретно, они предприняли попытку убить меня. И будь на моем месте кто-то другой, у них вполне могло получиться. Причем я ни с кем не ссорился и дорогу не переходил. - Тут я немного слукавил, но ведь открытого конфликта действительно не было, наоборот, это на мою законную собственность покусились. Если сгустить немного краски, получается, что люди вконец оборзели.
Озвученная мною информация вызвала бурю негодования. Вампиры загомонили, шумно переговариваясь и возмущаясь. Когда кто-то нападает на кого-то, это не интересно, а вот если нападению подвергается один из нас, особенно если этот кто-то древнейший… А уж если в роли нападающего выступает законная еда! (Ну… собственно, для нас почти все разумные, кроме, понятное дело, вампиров – еда… Но то не суть важно! Идею вы поняли).
- В свете этого, я считаю необходимым устроить Большую Охоту на этот самый орден, - озвучил я свою позицию по данному вопросу, когда народ более-менее успокоился.
Естественно меня поддержали. Между собой вампиры могут грызться сколько угодно, но никому постороннему делать этого настоятельно не рекомендуется (исключениями являются случаи, когда наши сами нарываются; тогда в решение вопроса никто не вмешивается). Теперь действия подавляющего большинства  моих сородичей (разве что дети не будут участвовать, да и то не факт, Большая Охота - это редкое развлечение, далеко не каждое столетие может похвастаться тем, что в нем вампиры забывали свои распри и дружно объединялись ради общего дела) будут подчинены единой цели: найти всех представителей ордена и взять их под наблюдение, будучи готовыми в любой момент, по первому же моему требованию, уничтожить. Рассказав абсолютно все, что на данный момент удалось выяснить об ордене, посчитал необходимым добавить:
- В деле замешан, по крайней мере, один вампир, непосредственно связанный с людьми.
После этих слов в комнате повисла гробовая тишина.
- Ее зовут Мириал, она работает заместителем главы Тайного Приюта города Анхель, в котором я сейчас нахожусь. Осведомлен ли кто-то из ее ближайшего круга о деятельности Мириал, сказать не могу, но имейте это в виду. Она нужна мне живой.
Вампиры согласно склонили головы. Теперь охота станет вестись и на девицу. При таком раскладе, недолго ей прятаться.
- И еще, к делу будут подключены эльфы, они также подверглись нападению и крайне заинтересованы в том, чтобы наказать преступников. У остроухих вырезали, по меньшей мере, одну мирную деревню. - Эта информация вызвала волну тихого перешептывания.
Тоже, если подумать, экстраординарное событие. В наше мирное время ничего подобного никто даже ожидать не мог. То, что ушастые предпочитают об этом не распространяться, уже говорит о многом. Подобная пощечина должна была привести их в бешенство.
- Я встречаюсь с ВККБ сегодня, и, думаю, представители спецслужб могут выйти на кого-то из вас. Если это произойдет, их помощь может оказаться полезна. Не надо остроухим мешать, но и абсолютно все карты раскрывать тоже не стоит.
Помолчав и не дождавшись вопросов или комментариев, я решил, что пора закругляться:
- На этом все. О ходе Охоты, сообщайте мне незамедлительно. Первый доклад жду сегодня к вечеру.
Вампиры дружно склонили головы и отключились. Теперь у них полно забот. Когда поставлена четкая цель, это существенно облегчает жизнь! Мне.
Потянувшись, всем телом, я посмотрел на затаившегося в кресле Лиса.
- Предлагаю сходить в магазин, а то, по-моему, у нас продукты кончились. Как вы на это смотрите?
Такое заявление в очередной раз поставило эльфенка в тупик (наверное, рыжик ожидал, что мы с Никсом наконец-то займемся чем-то полезным для дела), но он довольно быстро сориентировался и застенчиво улыбнулся. Замечательно, один согласен. Подняв голову, я вопросительно посмотрел на замершего неподвижной статуей за моим плечом Никаресса, который сразу кивнул, озвучив свое мнение:
- Хорошая идея, пойду посмотрю, что там, в холодильнике, осталось.
Поход в магазин ничем примечательным не запомнился. Разве только Лисенок, углядев в витрине большой белоснежный торт со взбитыми сливками и горой спелой клубники и черники на шапке, намертво к этой витрине прилип. На мое робкое замечание, что в одиночку он полтора килограмма десерта вряд ли осилит, а вампиры такое не едят, и не лучше ли взять несколько пирожных, рыжик, глядя на меня большими умоляющими глазищами, принялся доказывать, что он осилит, и еще как! Главное, чтоб купили. (Мне показалось, что в сладком его всегда ограничивали, и у ребенка просто розовая мечта – большой торт на него одного). Сопротивляться виду просительной мордочки я не смог. В итоге, домой эльфенок шел в обнимку с большой прозрачной коробкой, в которую нам упаковали произведение кондитерского искусства, и выражением абсолютного счастья на лице. Даже встречающиеся по дороге прохожие, глядя на него, дружно умилялись, расплываясь в широких улыбках, что уж про меня говорить. Никаресс - и тот проникся, перестав мрачно хмуриться.
В вестибюле нас уже ждали представители остроухих спецслужб. Линиарийл и еще два новых эльфа при нашем появлении синхронно поднялись с дивана, одергивая полы черных костюмов. Коротко поздоровавшись, я без лишних расшаркиваний пригласил их подняться в квартиру.
В лифте ушастые осуждающе зыркали в сторону довольного жизнью Лисенка, но тот на психологический прессинг никак не реагировал. Во-первых, у него был торт! Одно это, по-моему, могло примирить рыжика с самой мрачной действительностью. А во-вторых, он предусмотрительно встал ко мне поближе, чуть ли не прижимаясь, и тем наглядно давая понять, чью сторону выбирает. Так что игнорировать недоброжелательно настроенных сородичей труда не составляло. Чем Лис и занимался на протяжении всего общения спецслужб и головы охотника. Наша троица в этом увлекательном процессе не участвовала. Расположившись на кухне у окна и наблюдая за всем со стороны, мы только тихо перешептывались, комментируя происходящее. Эльфы скрипели зубами, но молчали. Как ни крути, после всего случившегося поделившись с ВККБ информацией, мы сделали жест доброй воли, просто-таки невероятной щедрости, и остроухие здесь на правах гостей. А гости должны вести себя вежливо!
В общем, вежливо они себя вели до самого конца. И информацию о том, что главы вампирского сообщества поставлены в известность о происходящем, восприняли стоически. При прощании даже на улыбку расщедрились! Хотя, это больше было похоже на разновидность паралича лицевых мышц, но сам факт!
Ничего нового из, надо отдать им должное, профессионального допроса Михаила спецслужбами мы не узнали. Что и не удивительно. (Это я к тому, что тоже не пальцем деланный и кое-что в этом деле соображаю!) Так что, разобрав покупки и запихав многострадальную голову туда, где ей самое место – опять в морозилку, - ни о чем волноваться не стали, а преспокойно уселись смотреть, как Лисенок будет торт кушать. Очень было интересно: влезет в него все или нет. Да и обсудить-таки кое-что назрела необходимость.

Наблюдая за тем, как рыжик споро, не сбавляя скорости, уничтожает третий кусок торта подряд, лишь изредка отвлекаясь на прихлебывание чая из большой кружки, я понял: ничто не способно испортить ему аппетит. Ни мертвые головы на блюде, ни мрачные, недоброжелательно настроенные сородичи из спецслужб, ни перспектива заработать расстройство желудка, ни наше пристальное внимание… Мы с Никарессом тихо сидели напротив уминающего за обе щеки и жмурящегося от удовольствия эльфенка и со все возрастающим благоговением следили за процессом. Вот третий кусок подошел к концу, и Лис, блестя голодными глазами и высунув кончик языка, перетащил себе на тарелку четвертый… Стоит отметить, что он уже приговорил, минимум, треть всего пирога и останавливаться на достигнутом явно не собирался…
Не отводя взгляда от довольно сопящего мальчишки, Никс наклонился ко мне и тихо шепнул:
- И куда в него лезет?
Прикрывшись чашкой с кофе, я угукнул, заметив:
- Мелкий, а вместительный…
На половине пятого куска моя психика не выдержала. Скосив глаза на то, что от торта осталось, я предложил:
- Малыш, может, остановишься? Потом доешь, на него ж, кроме тебя, никто не претендует. Не обязательно так упираться.
Лисенок уже, похоже, и сам понимал, что наелся, но продолжал запихивать в себя сладкое или из чистого упрямства, или же пытаясь налопаться про запас, боясь, что потом отнимут. Глаза у него все еще азартно блестели, но вот желудок был явно переполнен. (Ну, еще бы, умять больше половины немаленького пирога! Это постараться надо.) Тяжело вздохнув, эльфенок с явным трудом проглотил тщательно пережевываемый кусочек и с тоской посмотрел сначала на то, что было у него в тарелке, а потом на большое блюдо, с которого остатки десерта призывно алели клубничкой (Внутри, между воздушными бисквитными коржами, тоже оказались ягоды).
Облизав ложечку и волевым усилием отодвинув от себя тарелку, рыжик сыто икнул, а я облегченно выдохнул, гадая: насколько у эльфов сильные желудки вообще, и не сорвал ли себе его мой ушастый в частности? Дабы не провоцировать некоторых обжорок, быстренько сгреб остатки торта со стола и спрятал в холодильник: на верхнюю полку, от греха подальше. Фух. Теперь и о деле поговорить можно, а то мне вид Лисенка, слизывающего взбитые сливки с большой спелой клубники, все мысли в голове перепутал! Так… А, собственно, о чем я поговорить-то хотел? Замерев посредине кухни, я глубокомысленно почесал висок. Эх, как говорят люди: старость - не радость, склероз – муж памяти… О! Вспомнил. Посмотрев внимательно на Никаресса, озвучил свои мысли:
- Никс, ты заметил, что, пока мы ходили в магазин, за нами следили?
Блондин невозмутимо кивнул, подняв на меня внимательные голубые глаза.
- Да, я насчитал троих, и все люди.
Согласно хмыкнув, я занял свое место за столом.
- Думаю, это охотники из Ордена. Что-то мне подсказывает, что отказываться от выполнения заказа они не собираются. Интересно только, что именно им нужно: убить меня или сцапать его, - кивнув на замершего эльфенка, я замолчал, напряженно размышляя.
Имеющиеся факты настойчиво указывали на то, что целью является Лис. Ведь с самого начала все было завязано на нем. И деревню остроухих вырезали ради него (ладно, возможно, ради любого эльфеныша, а не именно его, не суть важно), в приют сдали, наверняка, чтобы легализовать редкого раба. И наткнулся я на мальчишку совершенно случайно, мог никогда и не узнать, что рыжик жив, а не погиб со всеми. За это можно Мириал поблагодарить. Только вот поведение вампирки, совершенно точно знавшей, что эльф мой, но все равно притащившей на аукцион в качестве гостя, несколько выбивается из общей стройной картины, вызывая вопросы. Складывается такое впечатление, что она хотела, чтобы я устроил там бучу, сорвав торги. Что-то не поделила с заказчиком? Или с хозяином? Сложно сказать, выясню при встрече. А нападение охотников на набережной совершенно четко было направлено на то, чтобы меня убить. Видимо, чтоб эльфенок стал бесхозным рабом. Или чтобы я не увязался следом в случае его похищения? Тоже возможно. Вариант, что целью изначально мог оказаться я, кажется мне маловероятным. Ни с кем НАСТОЛЬКО сильно я уже очень давно не ссорился. Все возможные кандидаты на кровавую мстю покоятся в уютных могилках. Не люблю оставлять врагов за спиной. Вдруг у них обострение шизофрении случится, и они решат на меня погавкать, а то и за пятку куснуть? Спасибо, мне и без этого хорошо.
- Мне кажется, им нужен Лис, - озвучил свое, совпадающее с моим, мнение Никаресс, задумчиво разглядывая сыто жмурящегося эльфенка. – И это можно легко проверить.
Вопросительно изогнув бровь, я уставился на блондина.
- Можно попробовать половить на живца. Например, разделить вас, оставив в доступных местах в одиночестве и посмотреть, что будет. Кажется мне, что такого шанса охотники не упустят.
- Нет, - сразу же весьма категорично отказался я, недовольно нахмурившись. – Ловить на живца мы не будем. Я не собираюсь ТАК рисковать.
Никс понятливо замолчал. Я вообще редко позволяю себе высказываться в настолько резком тоне, но уж если позволяю, то спорить бесполезно, и вампир прекрасно это знает. В любом случае, подвергать Лиса опасности я не собираюсь даже гипотетически! Кто бы только еще ему это объяснил...
- А почему сразу нет? – выдало это персиковое обожравшееся недоразумение, фонтанируя азартом. – По-моему, хорошая идея.
Блин, есть много сладкого ему вредно, у него все тормоза срывает. Ведь совсем не боится! Это, конечно, безумно приятно, что рыжик так мне доверяет, что даже не сомневается в том, что ничего плохого с ним не случится, но это еще не повод идти у мальчишки на поводу.
- Нет.
- Но…
- Нет! И это не обсуждается.
Лисенок фыркнул и надулся. Два авантюриста, чтоб им. Один идею предложил, второй за нее ухватился, а я, в случае чего, должен помереть от беспокойства?! Счаз.
Ехидно усмехнувшись, Никаресс пропел:
- Тимофей, знаешь, на кого ты сейчас похож?
Все еще не сводя подозрительного взгляда с затаившегося эльфенка, я вопросительно выгнул бровь.
- На курицу-наседку. А Лис – твой единственный цыпленок.
И захихикал. Я просто оторопел от подобной наглости. Повернувшись к довольно прищурившемуся, вконец обнаглевшему блондину, возмущенно пригрозил:
- Вот сейчас как клюну кого-то больно, будешь знать!
Подняв руки, вампир, давясь смехом, спрыгнул с табурета и, во избежание рукоприкладства, спешно ретировался с кухни, крикнув напоследок:
- Пойду, посмотрю, может уже кто-то что-то выяснил!
Проводив его злобным взглядом, я повернулся к Лису. Судя по выжидательному выражению мордочки и блеску глаз, высказанная Никарессом, идея прочно засела у него в голове. Я мгновенно приготовился отбивать атаки и не ошибся.
- Тим, почему ты так против? Это ведь действительно хорошая мысль!
Вздохнув, я положил руки на стол и наклонился вперед, с максимально серьезным выражением лица начиная объяснять, почему я не согласен:
- Ами, а ты не подумал, что с тобой в результате осуществления этой замечательной идеи может случиться что-то не очень хорошее? Например, охотники тебя решат убить по-тихому, или еще чего, м? А меня рядом, чтобы им помешать, не будет. Я могу вообще тебя вовремя не найти! Люди будут очень осторожны и постараются хорошо замести следы.
Лисенок нахмурился, но упрямо выпятил нижнюю челюсть.
- Зачем им меня убивать? Я же нужен живой. Они наверняка сразу отправят меня заказчику, - в глазах мальчишки вспыхнул недобрый огонек, а прислушавшись к мешанине его эмоций, смог вычленить оттуда стойкое желание отомстить.
Что ж, это я понять могу. Поквитаться с тем, из-за кого погибли все твои близкие – это похвальное желание.
- И потом, ты ведь всегда будешь знать, где я. Сам же говорил, что мой ошейник дает такую возможность, - продолжал упрямо гнуть свое рыжик.
Пождав губы, я ответил:
- Безусловно, такая функция у него есть. Только вот, если знать о наличии подобного рода «украшения», его  свойства можно заблокировать. Абсолютной защиты для какой бы то ни было собственности в природе не существует. Умельцы присвоить чужое всегда найдутся, - наблюдая за тем, как вытягивается физиономия эльфенка, продолжил. – Это не просто. Артефакт, перебивающий магию ошейника - штука редкая, дорогая и, естественно, нелегальная. Но вот что-то мне подсказывает, что у охотников он будет. Так что у них появится замечательный шанс сцапать тебя и скрыться в неизвестном направлении. Нет, конечно, я, в конце концов, вас найду и порву там всех на ленточки, но вопрос в том, сколько времени это займет? Ты уверен, что до этого момента тебя не успеют расчленить или еще каким-нибудь неподобающим образом использовать? Мне вот не приходит в голову ни одной безобидной идеи, зачем кому бы то ни было мог понадобиться эльф-подросток. Причем понадобиться настолько, что этот кто-то не погнушался вырезать целую деревню, лишь бы ребенок добровольно надел ошейник.
Под грузом моих рассуждений Лисенок сник. Где-то начиная с середины речи, он сидел и, опустив голову и уткнувшись взглядом в стол, выводил пальцем узоры на его поверхности. Мне стало мальчишку жалко.
- Не расстраивайся, мы что-нибудь придумаем и обязательно их найдем, - протянув руку, потрепал рыжика по волосам.
Он сразу же тряхнул головой и посмотрел на меня исподлобья.
- Пошли лучше в зал. Там диванчик такой удобный, полежать можно, - голосом демона-искусителя проворковал я, следя за тем, как меняется спектр Лисенкиных эмоций от расстройства до задумчивости и предвкушения.
 И не надо думать ничего пошлого! Мне просто кажется, что, если сожрать столько торта за раз, должно если и не клонить в сон, то разморить точно. Субъектов с переполненными животиками кантовать не рекомендуется. Их на горизонтальные поверхности укладывать надо.
Занимать целый диван в одиночку Лис категорически отказался и даже возмутился, чуть ли не обидевшись, стоило мне только намекнуть на то, что я могу и в кресле посидеть, а он пусть со всем комфортом укладывается. Пришлось присоединиться к рыжику (ага-ага, типа я был так против, что аж через себя переступать понадобилось! наступил, можно сказать, себе на горло). Так что мы с эльфенком компактно расположились вдвоем на одном диване. Я улегся на спину, а рыжик устроился на мне, положив голову на плечо и обхватив руками. Обняв его в ответ покрепче, я уткнулся носом в мягкие волосы, неторопливо поглаживая мальчика по спине. Некоторое время мы лежали молча. Я с удовольствием впитывал теплую энергию Лиса и, прикрыв глаза, разбирался в его эмоциях, а он сам о чем-то напряженно размышлял, волнуясь, немного нервничая и очень много сомневаясь. Интересно, что такое он еще придумал?
- Тим? - Через некоторое время подол голос рыжик.
- М?
- А если бы ты смог за мной следить, ты бы согласился с планом Никса?
Я тяжело вздохнул, ну, вот скажите мне, чего он так на этом зациклился? Не дождавшись мгновенного ответа, Лис поднял голову и, опираясь мне на грудь,  привстал, заглядывая в лицо. Встретившись взглядом с его тревожно блестящими глазами, я признал:
- Скорее всего. Если бы у меня  была возможность контролировать ситуацию, я бы еще подумал.
Этот ответ эльфенка вроде бы удовлетворил, и он опять лег. Его эмоции стали еще более яркими. Среди тревоги и сомнения начали появляться слабые нотки решимости. Разобраться в этом до конца мне не дал появившийся Никаресс. Вампир позвал нас в кабинет, мотивируя это тем, что начали поступать первые сведения. А где первые, там и лавина из вторых, третьих и всех последующих. Так и оказалось. Из-за стола я не вставал до поздней ночи, выслушивая все поступающие от вампиров доклады и раздавая указания.
Информации было много, словно плотину прорвало, и в основной своей массе она была далеко не радостной. Стоило только немного копнуть, как всплыла куча фактов, мнимых совпадений, ставших очевидными закономерностей и подозрительных случайностей. Подключившиеся, как я и предполагал, эльфы помогли взглянуть на общую картину и с другой позиции, что только сгущало краски. В общем, Орден Чистильщиков вел свою противозаконную деятельность уже давно. Заказы на устранение нелюдей принимались охотно и выполнялись профессионально, все выглядело или как случайности, или как немотивированные кровавые рейды. Зацепок люди практически не оставляли, потому не попадались. Да и сложно заподозрить злой умысел там, где его не ждешь. Лишь при ближайшем рассмотрении и сопоставлении ряда подобных эпизодов становилось понятно, что это и не несчастные случаи вовсе. Выручаемые за заказы деньги шли на дальнейшее развитие ордена и улучшение материального состояния его руководства. За эту информацию можно было поблагодарить взбешенных остроухих. У них была налажена тесная связь с гномами, традиционно, как и на Варахе, занимающихся банковским делом.
На данный момент совместными усилиями эльфов и вампиров проводилась операция по поиску главного штаба организации. Также, с моей подачи, силы были направлены на то, чтобы установить наблюдение для начала за самыми крупными боевыми объединениями охотников, а затем и за единичными их представителями. Я решил, что раз уж выжигать заразу, то от и до, никого не упуская.
Пока я работал, Лисенок успел поспать, свернувшись клубочком в кресле, внимательно послушать, поволноваться, погулять где-то по квартире и опять вернуться, чтобы, уже не отвлекаясь, знакомиться с поступающей информацией. Никс незримой тенью постоянно присутствовал рядом, время от времени делая тихие замечания или выдвигая предложения.
В общем, стало очевидно, что Орден широко раскинул свои сети, и выйти на того, кто заказал именно Лиса, будет сложно. Это сильно испортило мне настроение. Про Мириал ничего слышно не было. Ее пока не нашли, а более крепкой ниточки, ведущей непосредственно к заказчику, у нас не имелось. Я был уверен, что с ним контактирует только вампирка, и никто из шавок Ордена ничего не знает.
Резко выдохнув, я постановил:
- Все. Дальше без меня разберутся. Пора спать.
Встав из-за стола, решительно направился прочь из кабинета. Лисенок тут же вылез из своего кресла и хвостиком последовал за мной. Никс уже давным-давно ушел отдыхать. Он, как ранняя пташка, с утра отрабатывать будет!
Совершая обязательный вечерний промывочный ритуал, я продолжал напряженно размышлять над сложившейся ситуацией, пытаясь придумать, как найти организатора до того, как начнется облава на Орден. Что-то мне подсказывает, что ПОСЛЕ сделать это будет практически нереально. Он, кто бы это ни был, затаится и не будет отсвечивать… Скорее всего… Достойных вариантов пока как-то не придумывалось. Единственной возможностью виделась поимка Мириал, с последующим доверительным разговором.
Я настолько ушел в свои мысли, что лишь краем сознания отметил тот факт, что Лис уже управился и ушел в спальню, а я все еще продолжаю сосредоточенно чистить зубы (меня всегда это успокаивало и настраивало на философский лад), пытаясь разглядеть неведомое в зеркале перед собой. Ничего принципиально нового там не отражалось. Разве что стричься мне пора - челка отросла.
Тряхнув головой, быстренько со всем покончил и покинул ванну.
Свет в спальне был потушен, а эльфенок уже свернулся клубочком под одеялом. Он еще не спал и, похоже, даже не собирался, решительно на что-то настроившись. Волны ожидания и волнения, щедро им излучаемые, настораживали, но я решил пока не заострять на этом внимание. Захочет - сам скажет. Когда я забрался к Лису под бочок, он сразу же активизировался, подползая поближе.
- Тим?
Пошло усмехнувшись - эльф все равно ничего не видит, - я повернулся к нему и, просунув одну руку между мальчишкой и матрасом, а второй обхватив его за тонкую талию, притянул к себе вплотную: кожа к коже. Рыжик был приятным на ощупь: шелковистым, упругим и горячим. А еще от него очень приятно пахло, грех не потискать! Чем я и занялся, неторопливо поглаживая его по спине, а одной рукой целенаправленно спускаясь к ягодицам. Хорошо, что он с недавних пор предпочитает спать без одежды…
- Тим! – Немного нервно шепнул Лисенок, предпринимая попытку привлечь мое внимание.
А зачем  привлекать? Оно и так всё его.
- Да, мой хороший, - мурлыкнув прямо в подрагивающие губы, я ласково прикусил нижнюю, а потом, не давая ничего сказать, начал неторопливо целовать, проникая языком в послушно приоткрывшийся рот.
Мальчишка судорожно выдохнул и обхватил меня руками за шею, прижимаясь еще плотнее и отвечая на поцелуй. Моя рука уже добралась до маленькой попки и теперь неторопливо поглаживала и сжимала ягодицу, провоцируя рыжика прижиматься ко мне бедрами. Довольно усмехнувшись, я перевернулся, укладывая Лисенка на спину и разрывая поцелуй. Рот мне понадобился для другого: неторопливо лизнуть кромку аккуратного ушка, прикусить маленькую мочку с колечком сережки, поцеловать скулу… Столько всяких вариантов. Эльф под моими ладонями вздрагивал и сжимал пальцы на плечах.
- Тим! Ну, выслушай ты меня, - отчаянно всхлипнул Лисенок, выгибаясь в пояснице. Я с удовольствием воспользовался предложением и просунул ладонь в образовавшееся между ним и кроватью пространство.
Оставив в покое мочку, я провел губами по линии челюсти и, слегка прикусив острый подбородок, заглянул рыжику в лицо. Он отчаянно жмурился и тяжело дышал.
-Я слушаю, - шепнул в приоткрытые губы, вызывая новую волну дрожи.
Судорожно выдохнув, не открывая глаз, Лис отчаянно выдал:
- Укуси меня.
У меня весь энтузиазм разом пропал.
- Что, прости? – Осторожно переспросив, я приподнялся над эльфом на локтях, заглядывая тому в лицо.
Это у меня уже слуховые галлюцинации начались, что ли?
Распахнув глаза, Лисенок повторил:
- Укуси меня, - нервно облизнув губы, он продолжил меня шокировать. – Я знаю, вампиры могут так укусить, что как бы клеймо поставить, ну, чтобы контролировать, и все такое… Ты тогда всегда будешь знать, где я… и ошейника не надо будет….
Постепенно голос мальчика затихал: наверное, он разглядел мою вытянувшуюся физиономию и просто-таки круглые глаза.
- Ты откуда об этом знаешь? – Напряженно спросил я, садясь и внимательно рассматривая эльфа.
Не то чтобы это секретная информация, но вот такой подросток, как Лис, ее знать бы не должен. То, о чем он меня просил, было вариацией на тему того клейма, что я на него навесил раньше, дабы другие вампиры не покусились. Только гораздо, гораздо жестче. При укусе в кровь жертвы впрыскивается специальный, вырабатываемый вампиром, фермент, который необратимо ее меняет, делая смертельно ядовитой для других вампиров. Ну, и заодно перестраивает организм кусаемого так, что тот становится как бы продолжением хозяина… Ясное дело, что хозяин после этого всегда знает, где находится его часть. Ну, и попутно может ее полностью контролировать. Может отдать любой приказ, и его выполнят. Это абсолютное рабство.
- Дедушка рассказывал… - робко мяукнул Лис, прижимая руки к груди. – Он мне как-то сказки на ночь читал и упомянул, что, если вампир достаточно взрослый и опытный, он может так сделать… Я и запомнил… Ты же можешь?
И смотрит с такой надеждой. Я просто прифигел. Меня никогда так искренне о таком не просили. Это как-то считается скорее наказанием…
- Могу. Но ты хоть понимаешь, о чем говоришь? Это навсегда, от метки не избавиться. Это ведь даже не рабский ошейник, который и снять можно. Ты понимаешь, что, если я тебя укушу, так, как ты просишь, ты станешь моей полноправной собственностью навечно? Без вариантов? И, если я умру, ты автоматически умрешь вместе со мной. Я уже молчу про то, что любой мой приказ ты будешь просто вынужден выполнить. Абсолютно любой. Прикажу тебе убить бездомного щенка - и ты убьешь, захочу, чтобы ты с крыши высотки спрыгнул - и ты спрыгнешь. Даже возразить ничего не сможешь.
Лисенок с трудом сглотнул, глядя на меня большими перепуганными глазами. Видимо, ни о чем таком ему дедуля не поведал.
- Но ты ведь так не сделаешь. Правда? – прошептал рыжик, с надеждой заглядывая мне в лицо.
Тяжело вздохнув, я взял Лисенка за руку и потянул на себя, заставляя сесть, а потом обнял, прижимая к груди и начиная гладить по волосам.
- Нет, конечно, сейчас не сделаю. Но ты можешь сказать, что будет лет через двести? Пятьсот? Может, я сойду с ума и решу таким вот образом поразвлечься.
Некоторое время мы сидели в абсолютном молчании. Я размышлял о том, что, вообще-то, предложение эльфенка невероятно заманчиво, и моя эгоистичная натура вовсе не прочь привязать его к себе таким вот образом, но остатки совести возмущенно шипели и яростно сопротивлялись. В итоге мы пришли к соглашению, что принуждать Лиса ни к чему не будем, но вот если он еще раз сам это предложит… Все-таки, подобного рода метки нынче невероятная редкость. Существует негласный закон, что так укусить можно только того, кто согласен добровольно, да и то вампиры предпочитают не распространяться о том, что могут получить практически безграничную власть над любым разумным… Потому подавляющее большинство ничего и не знает. Естественно, на такой укус способен далеко не каждый. Тут важны и возраст, и опыт, и самоконтроль, и еще куча факторов, но все равно, такой соблазн…
Лисенок сидел неподвижно, сосредоточенно сопя мне в основание шеи и напряженно обдумывая полученную информацию. В итоге он поднял голову и внимательно посмотрел в глаза.
- И все равно, укуси меня. Я тебе доверяю, ты не причинишь мне вреда, что бы ни говорил.
Вот ведь… Глупый маленький ребенок, что ж ты делаешь-то?!
- Хорошо, - спокойно согласился я. – Больше переубеждать я тебя не буду.
Быстро развернув не успевшего ничего сообразить эльфа к себе спиной, прижался к нему всем телом, зажимая между бедер, чтоб не вздумал трепыхаться. Собрав в кулак мягкие волосы, перекинул их через плечо, освобождая шею, к которой тут же прижался губами. Лисенок сначала вздрогнул, но потом сам склонил голову на бок, предоставляя больший доступ. Ему было страшно, и я чувствовал, как часто бьется его сердечко, но останавливаться уже не собирался, да и он не протестовал, молча кусая губы. Поцеловав местечко за ушком, прошелся языком по всей длине изящной шеи, смакуя вкус и входя в своеобразный транс. Ошейник немножко мешал, портя картину, но сейчас ничего с ним сделать я не мог.
Мои клыки уже увеличились, и я слегка царапнул ими нежную кожу, заставляя выступить пару капелек восхитительно пахнущей алой крови, которые тут же слизнул. Это было нужно, чтобы вырабатываемый мною фермент стал именно таким, который подойдет Лису. Для любого другого он станет быстродействующим ядом. Процесс синтеза требовал некоторого времени, поэтому я продолжал медленно покусывать и вылизывать шею вздрагивающего эльфенка, не забывая успокаивающе его поглаживать по подтянутому животу и часто вздымающейся груди. Очень скоро я с удовлетворением отметил, что вздрагивает он уже вовсе не от страха, и дыхание участилось тоже не по этой причине. Сжав подушечками пальцев каменно-твердый сосок, немного оттянул его и отпустил, сорвав судорожный всхлип с губ Лиса.
Пока я одной рукой поглаживал нежную кожу вокруг второго соска, другая спустилась ниже, и ладонь обхватила горячую напряженную плоть. Рыжик протяжно застонал и выгнулся. Пришлось рыкнуть на него, обхватывая рукой поперек груди и прижимая к себе. Проснувшийся во мне хищник требовал беспрекословного подчинения и признания своего лидерства. Так как эльфенок сопротивления не оказывал и вызова не бросал, послушно следуя моим безмолвным указаниям, я быстро успокоился, продолжая неспешно ласкать. Плавно вошедших в его шею клыков Лисенок даже не заметил, болезненно дернувшись лишь в тот момент, когда я уже их вынимал, реагируя на попавшее в кровь вещество. Оно уже начало действовать, изменения вступали в силу.
Мягко отстранившись, я подхватил дезориентированного эльфа на руки и уложил в центр кровати. Он часто дышал, блуждая потерянным взглядом по комнате. Сейчас Лис испытывает не самые лучшие мгновения в своей жизни, но и ничего смертельного не происходит. У него слегка поднялась температура и немного кружится голова, а вокруг маленьких дырочек на шее, оставленных клыками, по коже расползается изящный узор. Моя метка. Не знающий примет ее за обычную татуировку; тем, кто посвящен, скажет о многом, большинство же просто не заметит, рисунок не так велик, чтобы бросаться в глаза.
Несмотря ни на что, возбуждение Лиса не спало, что уж говорить про меня. Инстинкты настойчиво требовали утвердить свои права на раскинувшегося подо мной эльфа, и я совершенно не собирался им сопротивляться. Пройдясь быстрой цепочкой поцелуев от груди до пупка, удобно устроился между широко разведенных ног Лиса. Он не сопротивлялся, тихонько постанывая от удовольствия и слегка покачивая бедрами так, чтобы головка его члена могла тереться об меня. Что ж, похоже, основная волна изменений уже прошла, рыжик пришел в норму, и можно со спокойной совестью продолжать этот приятный, во всех отношениях, вечер.
Облизав свои пальцы, щедро смачивая их слюной, опустил голову и вобрал в рот твердую плоть всхлипнувшего эльфа, одновременно вводя в него один палец. Его мышцы инстинктивно сжались, пытаясь вытолкнуть инородный предмет, и я замер, давая им привыкнуть, одновременно не прекращая ласкать языком член Лисенка. Никаких неприятных ощущений он испытывать в принципе не мог, разве что легкий дискомфорт от непривычных с собой манипуляций. Моя слюна прекрасно справлялась с ролью лучшей в мире обезболивающей и заживляющей смазки.
Выпустив изо рта член и лизнув напоследок покрасневшую головку, я заскользил губами вверх по телу стонущего и самостоятельно насаживающегося уже на два моих пальца рыжика. Он весь дрожал, всхлипывая и выгибаясь под цепочкой непрекращающихся поцелуев. Прикусив напоследок маленький сосок, скользнул еще выше и впился ртом в алые губы. Лис сразу же ответил, обнимая меня за шею и пытаясь обвить ногами. Некоторое время мы самозабвенно целовались, пока я не решил, что он уже достаточно хорошо подготовлен. К тому же, ждать дольше сил не оставалось, я и так сдерживался из последних сил. Мой собственный член настойчиво требовал к себе внимания, совершенно неудовлетворенный легким трением о простыни и кожу мальчишки. Поэтому, вытащив из тела Лиса пальцы, я выпрямился и, взяв пару подушек, подсунул ему под попу, приподнимая. Эльфенок смотрел на меня совершенно пьяными, ничего не понимающими глазами и пытался притянуть назад, к себе.
Многообещающе ему улыбнувшись, я уселся на кровати и, согнув ноги Лиса в коленях, широко их развел. Открывшаяся мне картина не могла не радовать: меня совершенно точно хотели и ждали, от перспективы дальнейшего развития событий просто захватывало дух. Плотоядно облизнувшись, я наклонился и обвел языком края раскрывшейся дырочки ануса, щедро смачивая их слюной, после чего скользнул языком внутрь. Лис хрипло вскрикнул, выгибаясь над кроватью, пришлось его даже придержать. Не желая дальше медлить, я выпрямился и, приставив головку своего члена к входу в такое желанное тело, плавно надавил, погружаясь вглубь и не встречая явного сопротивления. Оказавшись полностью внутри, я замер, обняв Лиса и прижавшись виском к его виску, вдыхая яркий запах влажных от пота волос и привыкая к обжигающему теплу, плотным кольцом окружающему мою плоть. Рыжик ответно вцепился в меня: руками обхватив за шею, а ногами обвив талию. Мелко подрагивая и шумно дыша, он привыкал ко мне. Гладкие мышцы конвульсивно сжимались вокруг члена, приспосабливаясь, а я считал звездочки, то и дело вспыхивающие перед глазами.
 Более-менее освоившись, мы синхронно выдохнули, и я начал медленно и плавно двигаться, постепенно наращивая темп. Очень скоро спальня наполнилась вскриками и стонами удовольствия, все мое тело буквально звенело от напряжения и желания разрядки. Просунув руку между нашими влажными телами, я обхватил и погладил каменно-твердую плоть эльфа. Он сразу же весь сжался и просто взвыл, бурно кончая. Я отстал от него лишь на мгновение. Ослепительная вспышка удовольствия ураганом пронеслась по всему телу.
 Не знаю, может, я вырубился на пару секунд, но когда в следующий раз открыл глаза, то нашел себя распластавшимся поверх не подающего признаков активности Лиса. Довольно усмехнувшись, потерся носом о влажный висок парня, наслаждаясь невероятной легкостью и золотистыми всплесками запоздалого удовольствия, продолжающими бродить внутри. Лисенок, застонав, слабо зашевелился. Я воспринял это как сигнал к действию и аккуратно покинул его тело, перебираясь на кровать рядом. Обняв рыжика и прижав к себе, чмокнул в персиковую макушку. Он вяло завозился, пытаясь устроиться поудобнее, а я попробовал прощупать нашу новую связь. Что ж, она работала. Я смог четко почувствовать, что в данный момент эльф испытывает явный дискомфорт от того, что из него вытекает мое семя, и еще ему совершенно не нравилось быть липким от пота, но сейчас Лисенку было так лень шевелиться, что он готов с этим как-то примириться.
Поморщившись, я заблокировал связь (На фиг - на фиг, как хорошо, что у меня таких проблем нет!) но, тем не менее, начал выбираться из объятий Лиса. Он разу же встрепенулся и полыхнул беспокойством.
- Ты куда?
- Пойду, ванну набираться поставлю, - отрапортовал я.
Рыжик несколько успокоился, вновь опускаясь на кровать и сворачиваясь в клубочек.
Включить воду и отрегулировать температуру было секундным делом. Несколько дольше я выбирал добавки. В итоге щедро сыпанул расслабляющей соли и капнул немножко ароматического масла с увлажняющим кожу эффектом, после чего вернулся в спальню и сгреб в охапку слабо пискнувшего эльфенка. Он уже успел начать переживать и беспокоиться: наверное, меня не было, по его мнению, слишком долго.
Теплая ванна и моя компания сделала Лисенка абсолютно счастливым. Мы оба пребывали в состоянии полного блаженства и гармонии с собой и окружающим миром; не хотелось не то чтобы говорить, а даже шевелиться. Порелаксировав так минут двадцать, я все же проявил характер и вытащил тихонько хныкнувшего Рыжика из воды. Чувствовал я себя при этом, как минимум, совестливым тираном, унижающим беззащитный народ. Как мы пережили процедуру смены постельного белья, сказать сложно, но факт остается фактом. Мы сделали это! После чего, рухнув на кровать, забрались под одеяло и, плотно друг к дружке прижавшись, наконец-то заснули. Думаю, зайди в спальню в этот момент кто-то посторонний, он бы умилился нашим улыбающимся во сне физиономиям.

... Я сплю, мне тепло и уютно… м-м-мм… и снится мне… (блин, как спина-то чешется…) все равно сплю… снится мне, значит, что-то мягкое и теплое… (Ы-ы-ы-ы!!!)... Я СПЛЮ!.. сплю-сплю-сплю-сплю...
Нахмурившись, пошевелил плечами, в надежде, что противный зуд между лопаток уймется. Делать более активные телодвижения не имелось никакой возможности. Я лежал на боку, а обе мои руки были основательно заняты: они крепко прижимали к груди сопящего в шею и обвившего мою ногу своей Лиса. Какие уж тут могут быть варианты? Из доступных - только терпеть. Вот поэтому я замер и СПЛЮ!!! Но как же чешется… Уткнувшись носом в волосы эльфенка, плотно зажмурился, пытаясь отрешиться от жестокой реальности путем погружения в сладостный мир грез.
Рука рыжика, переместившаяся с моего бока на спину, в район лопаток, стала полной неожиданностью. А когда тонкие пальчики с такими замечательными сейчас ноготками поскребли именно там, где чесалось больше всего! Я едва не взвыл от восторга, ограничившись довольным урчанием и блаженной улыбкой. Спина сама собой выгибалась, подставляясь под почесывание, а руки без дополнительных подсказок мозга благодарно поглаживали Лисенка. Стоило зуду уняться, как и почесывания прекратились, а я счастливо выдохнул. Ощущение теплой ладошки на только что так беспокоившем меня месте спровоцировало на плавное погружение в сон.
В следующий раз я проснулся уже как положено – днем. Собственно, завозились мы с Лисенком одновременно. Перевернувшись на спину, я потянулся всем телом, а рыжик, наоборот, распластался у меня под боком на животе, предпринимая попытку закопаться в подушки и одеяло. Вытянув руки над головой, я широко зевнул и, причмокнув губами, уставился в потолок. Настроение было замечательное, во всем теле ощущалась приятная бодрость, такая, что улыбка сама собой просилась на лицо. Повернув голову,  с каким-то ненормальным умилением уставился на персиковую макушку. Что-то меня с утра сегодня прет… Так и хочется кое-кого потискать! Лис фыркнул и, слегка повернувшись, покосился на меня хитрым глазом из-под спутанной шевелюры. По-моему, некоторые рыженькие ушастики совсем даже и не против порции утреннего тесного общения!
Стоило мне только потянуться к эльфенку, как именно этот момент выбрал Никаресс, чтобы заявиться нас будить. Я его когда-нибудь прибью. Почему он всегда появляется так не вовремя?
- Подъем, сони! – выдал этот кровопийца, сверкая белозубым оскалом. – Уже скоро двенадцатый час будет, а вы все дрыхнете.
Плюхнувшись на постель нам в ноги, он вальяжно развалился на боку, опираясь на локоть. С тяжелым вздохом я подтянулся на руках и сел, прислоняясь спиной к изголовью кровати.
- Мы, между прочим, в отличие от некоторых, поздно легли!
Мое заявление оставило блондина равнодушным. Все его внимание оказалось приковано к закопошившемуся эльфу. Никс нахмурился и втянул носом воздух, внимательно разглядывая мальчишку. Учуял метку. После укуса запах Лиса должен был сильно и весьма характерно измениться. Никаресс не мог этого не заметить. У всех вампиров слишком хорошее для этого обоняние.
- Вы чем это тут ночью занимались? – подозрительно поинтересовался он.
Успевший сесть Лисенок явно заволновался: такое пристальное внимание ему явно не нравилось. Обняв рыжика за талию, притянул к себе, стремясь тем самым успокоить.
- Можешь радоваться. Лис меня полночи убеждал в том, что стоит воспользоваться твоим планом с ловлей на живца. И таки уговорил, - невозмутимо произнес я. – В его арсенале появился неоспоримый аргумент.
Будучи вампиром опытным, Никс сообразил, что к чему, даже без визуального подтверждения своей догадки - узор был надежно скрыт волосами Лисенка. Поджав губы, блондин хмуро на меня посмотрел. Не одобряет, но говорить ничего не будет.
- В таком случае, я полагаю, нам понадобится тональный крем, - резюмировал он. – Если среди охотников попадется кто-то знающий, что такое вампирья метка, это может привести к дополнительным осложнениям.
- К каким? – подал голос растерявшийся рыжик. То, что мой помощник сразу же догадался о смене его статуса, эльфа немного насторожило.
- Ну, например, вместо того, чтобы тащить куда-то, тебя решат просто быстренько убить, чтоб не связываться с разгневанным хозяином украденной собственности, - мрачно усмехнувшись, просветил его Никаресс.
Лис удивленно распахнул глаза и весь сжался, сползая по моей груди под одеяло. Я неодобрительно прищурился, посылая блондину один из самых своих мрачных взглядов.
- Прекрати его пугать. Ты прекрасно знаешь, что такое маловероятно: людей, владеющих подобной информацией, практически нет, и уж наверняка их нет среди охотников. А тональный крем действительно решит все проблемы. Можно было бы воспользоваться иллюзией, но я боюсь, на наличие подобного Лиса проверят в первую очередь. - Помолчав, я добавил:
- Иначе можно было бы вообще вместо него кого-то из нас под личиной отправить.
Нахмурившись, Никаресс кивнул.
- Действительно, это бы решило вообще все проблемы, но ты прав. Уж на наличие посторонней магии его обязательно проверят.
Похоже, новость о том, что мы все-таки будем ловить добычу на живца, вампира не сильно удивила. Тряхнув головой, он резюмировал:
- Хорошо, в конце концов, это ваше дело. - Бросив на нервно теребящего край покрывала Лисенка внимательный взгляд, Никс подмигнул ему и усмехнулся. – Вставайте давайте, у нас еще куча дел!
После чего бодренько подскочил с кровати и оставил нас вдвоем. Вот ведь… Напакостил - и в кусты! Тяжело вздохнув, я сжал покрепче руки, прижимая Лисенка к себе и, уткнувшись носом ему в макушку, спросил:
- Уже жалеешь о своем решении?
Рыжик отрицательно помотал головой, и я, так как внимательно следил за его эмоциями, понял, что он не врет, просто сильно волнуется, а слова Никаресса его очень расстроили.
- Нет, не жалею…
- Тогда что?
Пожав плечами, Лисенок повернулся, прижимаясь щекой к моей груди и обнимая за талию.
- А вдруг Никс прав, и ничего не получится?
Запустив пальцы эльфу в волосы, начал мягко массировать кожу головы.
- Не переживай, все у нас получится. Ну, а если и нет, найдем другой способ добраться до того, кто во всем этом безобразии виноват. И не будут тебя убивать, даже не думай, это Никс краски сгустил.
Говоря так, я был абсолютно уверен, что прав. У меня не возникало даже сомнения в том, что что-то может сорваться. Эта уверенность передалась Лисенку; он успокоился и только тяжело вздохнул.
- Пошли лучше умываться, - предложил я.
Как бы мне ни хотелось поваляться еще, но у нас и правда была масса дел.
Быстро покончив с водными процедурами, я оставил Лиса плюхаться и разглядывать новое украшение на шее (как ни странно, но метка приобрела вид некоего растительного орнамента… я удивился - прежде мои метки выглядели несколько иначе, - но виду не подал. В конце концов, эльфов я раньше не кусал), а сам направился на кухню. Вот что-то мне подсказывает, что Никс там. Загадочное что-то меня не подвело. Вампир сидел на высоком табурете за барной стойкой и, пальцами отстукивая на его поверхности какой-то ритм, меланхолично смотрел в окно. При моем появлении голубые глаза приобрели более-менее осмысленное выражение, и вампир уставился на меня в упор.
- Как тебе это удалось? – без прелюдии, сразу в лоб, спросил он. – Он не знает о последствиях?
Эк он за мелкого переживает! Мне пора ревновать? Хмыкнув своим мыслям, я решил занять себя успокаивающим ритуалом приготовления кофе, для чего направился к плите.
- А я его и не уговаривал, все было совсем даже наоборот. Он сам завел разговор, попросив его укусить. И даже после того, как я обрисовал ему все перспективы, решения своего не поменял.
Никаресс пораженно замер, недоверчиво хлопая ресницами.
- Откуда он про это вообще мог узнать?
Усмехнувшись, я скосил глаза на блондина.
- А у него, оказывается, дедуля продвинутый был. Такие вот занимательные сказки ребенку на ночь рассказывал. И ведь действительно общий смысл верно передал.
 Что на это возразить, Никс не нашелся, только кашлянул.
- Да уж… Не понимаю, зачем Лису это. Мог бы ведь просто дождаться, когда мы сами решим все вопросы.
Я пожал плечами, внимательно следя за тем, как закипает вода в турке.
- Ами хочет отомстить. Сильно хочет. А другого быстрого способа это сделать он, как, впрочем, и я, не видит. Тот, кто все это затеял, хорошо прячется, и через Чистильщиков мы на него не выйдем. Я ведь буду прав, если предположу, что никаких новых сведений, кроме более детальной схемы расположения членов Ордена, на данный момент так и не появилось? Мириал не нашли? – Бросив на Никса спокойный взгляд из-за плеча, удовлетворенно кивнул. Естественно, я оказался прав. То, как блондин поморщился, сказало об этом лучше любых слов.
Хмыкнув, Никаресс признал:
- Ну, ладно. Что сделано, то сделано. Зато мы действительно сможем воспользоваться его новым статусом. Кстати, ты уже проверял связь?
Вот за что я своего помощника уважаю, так это за умение переходить к сути вопроса, долго не зацикливаясь на отвлеченных темах и не рефлексируя понапрасну. Он всегда и во всем ищет выгоду.
Неопределенно качнув головой, я ответил:
- Мельком, как следует, не проверял. Убедился только, что она есть, и успокоился.
Без дополнительных понуканий со стороны Никаресса я снял установленный ранее блок, скользнув сознанием по каналу, за ночь полностью сформировавшемуся между мной и Лисенком, и сразу же почувствовал, что он сейчас в гардеробе, одевается. Джинсы уже плотно обтягивали бедра, но вот с выбором верха эльфенок определиться никак не мог. Лично мне хотелось бы видеть его в той тунике, с голубым орнаментом…
 Пока я следил за действиями рыжика, в голову закралось подозрение, что что-то вообще-то не так, как должно быть… По крайней мере, от тех, кто носил мою метку до Лиса, ощущения были другие. Нахмурившись, я попытался разобраться, что же меня настораживает, одновременно механически наливая в кружку свежесваренный кофе и щедро разбавляя его молоком. Заметивший мое напряжение Никаресс  забеспокоился:
- Что-то не так?
- Ты знаешь, да, - задумчиво отозвался я, садясь напротив вампира и ставя чашку перед собой. – Я получаю по связи не только эмоции Лиса, но и полный набор физических ощущений… Раньше такого никогда не было, я даже не сразу сообразил, что это я не просто хорошо расшифровываю его чувства…
Хмыкнув, Никс почесал бровь.
- Может, это потому, что эмоции ты и так улавливаешь, и без связи?
Я пожал плечами.
- Но не на расстоянии же. И потом… - прикрыв глаза, настроился на восприятие энергетических потоков, взявшись всесторонне разглядывать связывающую меня и Лиса нить. Оказалось, что она была больше похожа не на тонкую ниточку, а на добротную веревку! (Образно выражаясь, естественно) И искорки импульсов скользят по ней не только от эльфенка ко мне, но и наоборот!
- По-моему, с нашей связью что-то не так. Прежде я такого не видел.
Описав блондину то, что я разглядел, поверг его в состояние глубокой задумчивости.
- Даже и не знаю, что тебе сказать, - выдал он в конце концов. – Никогда о подобном даже не слышал. Жаль, я на это сам посмотреть не могу… Все у тебя не так, как у нормальных разумных!
Это я да, это я уникальный. Не знаю больше никого, кто мог бы, подобно мне, именно видеть энергетические потоки. Обычно маги работают или с вербальными заклинаниями, или входят в прямой контакт с силой, или просто неосознанно ее используют, но не видят это точно. Что же касается связи, я и сам не знал, что сказать, однако кое-какие подозрения возникли. Появившийся на кухне эльфенок был встречен парой очень внимательных, гипнотизирующих взглядов. Он даже шаг назад сделал, впечатлившись нашим видом.
- Что? - с выражением растерянного недоумения на мордочке поинтересовался Лисенок, одергивая подол белой с голубым орнаментом туники.
- А скажи-ка мне, милый ребенок, не охватывали ли тебя сегодня какие-нибудь странные чувства, желания? – тоном доброго дяденьки-доктора поинтересовался я.
Несколько раз недоуменно моргнув, рыжик бочком-бочком прошел вглубь кухни. Забравшись на табурет и немного помолчав, сосредоточенно обдумывая вопрос, он неуверенно произнес:
- Ну, вот когда ты спросил, я понял, что да… У меня как будто непонятные порывы появляться с утра стали… Вот как сейчас, например. Жутко хочу кофе...
Боковым зрением я заметил, каким азартом и предвкушением загорелись глаза Никаресса, а на его губах появилась плотоядная ухмылка. Похоже, у блондина тоже возникли подозрения, которые он решил тут же и озвучить:
- А не стала ли ваша связь двухсторонней?
- В смысле? – не понял Лис.
- В смысле, что не только Тимофей теперь тебя чувствует, но и ты его. - Не делая паузы, он продолжил: – Интересно, а приказывать ему ты теперь тоже сможешь?
О, какая мысль интересная… Хм. Мы с Лисенком одинаково оценивающе друг на друга уставились.
- А я приказы отдавать не пробовал еще, - поделился я. – Поэкспериментируем?
Растерянно хлопнув пушистыми ресницами, эльфенок пожал плечами. Мне кажется, он вообще до конца не сообразил, что такое происходит, но заранее был не против поучаствовать. Однако, в нашей команде еще один авантюрист подрастает!
- Давай. А как мы это делать будем?
Эм… Только я хотел что-нибудь такое эдакое сказануть, как Никс влез со своим предложением:
- Да вы встаньте просто друг напротив друга и прикажите по очереди что-нибудь простое.
Мы с рыжиком синхронно посмотрели на блондина, а потом так же синхронно пожали плечами. Почему бы и нет?
- Вариант, - резюмировал я, спрыгивая с табурета.
Коли уж у нас связь, по непонятным причинам, получилась какая-то странная, кто знает, что еще за сюрпризы могут проявиться. Будет забавно, если Никаресс в своем предположении окажется прав.
И вот, стоим мы с Лисенком в центре кухни, смотрим друг на друга внимательно, выжидающе, а Никс на табурете сидит, арбитра изображает.
- Ну что, первым я? – Интересуюсь у рыжика с плохо скрываемым азартом в голосе.
Мальчишка с подозрением на лице и в эмоциях кивает. По-моему, он все это как издевательство какое-то воспринимает. Ну, держись! Прищурившись, послал по нашей связи четкий приказ. Рыжик тут же подпрыгнул на месте и хлопнул в ладоши. После этого глаза у него стали большие-большие, на пол-лица примерно.
- Не честно!!! – возмущенно закричал эльфенок. – Ты вслух давай!
Гаденько захихикав, я ему подмигнул.
- А кто сказал, что приказывать обязательно вслух?
- Ах, так… - надувшись, запыхтел рыжик и, скрестив руки на груди, выдал: – Сидеть!
Ой… Я сам не заметил, как плюхнулся пятой точкой на пол. Только растерянно моргать и оставалось. Приложился, между прочим, основательно… Лисенок сначала оторопел, но потом довольно заулыбался, предвкушающе заблестев глазами. Похоже, до него таки дошло, что к чему в этом дурдоме. Никс же сидел с вытянувшимся лицом: наверное, он все-таки не ожидал, что сработает. Кряхтя, как престарелый дед, и потирая ушибленный зад, я встал на ноги.
- Ну-ка, давай еще раз!
В общем, занимались мы этой чрезвычайно важной ерундой еще около часа. Зарядка получилась знатная. Оба успели и попрыгать, и поприседать, и поотжиматься, и даже волчком на месте покрутиться. При этом мы не забывали делиться своими ощущениями, благодаря чему довольно быстро удалось выяснить, что приказу, в общем-то, вполне можно сопротивляться. Нами обоими он воспринимался скорее как невероятно острая потребность совершить то или иное действие. Мне, как более опытному в таких вопросах, удалось разделить наши с Лисенком желания по разным уровням восприятия довольно быстро. Теперь я четко знал, что идет от эльфа, а что мое собственное, и мог легко контролировать свои действия. У рыжика пока так не получалось даже близко. Но какие его годы? Научится. Главное, что он в принципе понимает, что что-то не так. Еще стало понятно, что обычные желания, не приказы, ощущаются им на уровне вежливой (или не очень) просьбы. А эмоции мои он вообще не слышит. Странно как-то, но в общем-то, если рассуждать логически и взять за основу нашей связи теорию о том, что укушенный становится как бы продолжением вампира… Зачем, скажем, руке знать, что чувствует тот, к кому она прикреплена? Ей главное - действие нужное совершить… Хотя, может, просто Лисенок еще маленький, и все придет со временем. Я вот тоже эмоции разумных различать начал только после восьмой сотни.
Вообще, такую неожиданную измененную вариацию своей метки я воспринял на удивление легко и спокойно. Где-то даже облегчение испытал. (Сам, если честно, такого альтруизма от себя не ожидал… Раньше как-то искренне считал, что я - законченный эгоист, а тут, поди ж ты. Старею, что ли?) Мне кажется, со временем, когда напряжение момента прошло бы, Лис стал бы тяготиться подобным положением вещей, и ничего бы хорошего из этого не получилось - сплошное расстройство. А так, выходит, что между нами просто образовалась дополнительная связь, и теперь не только я буду понимать эльфенка без слов, но и он меня. А уж во что это все может вылиться в перспективе! М-м-м-м! У меня аж дрожь по позвоночнику идет от предвкушения увлекательных экспериментов и исследований! Особенно интересно, с чего вообще такой эффект? Никогда ни о чем подобном даже не слышал… И метка все равно даст всем понять, чей эльф на самом деле. Сам сбегать он от меня, вроде бы, не собирается… Покосившись с подозрением на рыжика, умилился на его раскрасневшиеся щечки. Что показательно, он мне в ответ смущенно улыбнулся! Нет, точно не собирается. 
Несколько утомленный активными физическими упражнениями и напряженной мозговой деятельностью (поди, попробуй отфильтровать свои желания от чужих, с непривычки и не так запыхаешься), Лисенок, сдувая челку с глаз, забрался на свое место за барной стойкой. Новое положение вещей он воспринял очень спокойно. Ну, собственно, сложно ожидать другого от ребенка, который толком и не знал, что должно было быть в идеале. Поэтому все наши утренние эксперименты только прибавили эльфу аппетита.
Завтракать он решил, вполне предсказуемо, тортом. Пока рыжик, сопя, уминал первый на сегодня кусок, мы с Никсом обсуждали последние новости, которых почти и не было. Интересных нам, в смысле. Разве что меня привлекло то, что недалеко от нас расположилась довольно большая группа охотников, за которой было установлено пристальное наблюдение, как вампирами, так и эльфами.
- Думаю, это те, кто должен будет провести еще одну операцию по либо моему устранению, либо по похищению Лиса, - высказал я свое мнение, делая глоток кофе. – Надо предупредить наблюдателей, чтобы не вмешивались. Не хватало еще, чтоб нам всю операцию сорвали.
Никаресс согласно кивнул, озвучивая свои планы:
- Думаю, я схожу с вами до косметического магазина, а потом удалюсь по своим делам, дабы не смущать группу захвата.
Угукнув, я замер с не донесенной до рта кружкой. Мимо нас с помощником по гладкой поверхности стола в направлении жующего Лисенка скользил пузатый темно-синий керамический заварник. Рыжик, будто так и надо, ухватил подползшую к нему посудину за ручку и преспокойненько налил себе в чашку чая: видимо, он у него как раз закончился. И вот только после этого эльфенок обратил внимание, что на кухне повисла гробовая тишина, а пара удивленных до не могу вампиров пристально на него уставилась. С трудом проглотив то, что так тщательно пережевывал, Лис озвучил свой главный на сегодняшний день вопрос:
- Что?
После чего, проследив за нашими взглядами, опустил глаза на заварник и выдал многозначительное «Ой».
- Ну, вот теперь мне понятно, почему у нас метка такие странные свойства приобрела, - философски заметил я и, отвечая на немое удивление рыжика, продолжил: – Просто у тебя печать, сковывающая магию, разрушаться начала. Отсюда и неожиданные последствия. Видимо, мой укус совпал с первым всплеском.
- Мда… - протянул Никс. – Действительно, я слышал, что в такие моменты сила эльфов ведет себя крайне непредсказуемо и самовольно…
Растерянно посмотрев на нас с блондином, рыжик запихнул в рот новую порцию десерта и активно заработал челюстями, при этом хмурясь и обдумывая свежую информацию. Так как никто из нас на этом внимания особого решил не заострять, никакой истерики, или еще чего-то, не случилось. Нет, ну а действительно, чего раньше времени заморачиваться? То, что печать начала разрушаться - несомненно, хорошо. Но процесс может занять от пары дней до пары недель. В этот отрезок времени эльф не будет чувствовать никаких в себе изменений; его сила будет просто иногда спонтанно прорываться, как в случае с заварником. Только и всего. Пользоваться ею рыжик не сможет, так что и обсуждать пока нечего. В настоящий момент нам это никак помочь не может. А вот когда печать совсем спадет! О, вот тогда-то мы и будем праздновать. Лисенок все это прекрасно понимал, потому предпочел пока полностью сосредоточиться на завтраке и обсуждении наших планов на сегодня. Собственно, ничего особенно сложного мы решили не придумывать. Как говорится, чем проще план, тем больше у него шансов на успех.

Обсудив план предстоящей операции (на самом деле обсуждать-то особо и нечего было: Никс плавно самоустраняется и следит за всем издалека, мы с рыжиком ждем действий охотников, периодически, для их удобства, разделяясь), засобирались на выход. Уже в коридоре, обуваясь, я уловил нерешительность и волнение, идущие от Лиса. Подняв глаза на стоящего у стены эльфа, вопросительно изогнул бровь.
- А мне твою сережку снять? – С сомнением в голосе поинтересовался он, теребя мочку ушка, в котором матово поблескивало колечко.
Хм. Если честно, я про нее уже успел забыть.
- Нет, не стоит. Мало ли, что произойти может. А отберут, так отберут. Не велика потеря, - решил я.
Лисенок сразу как-то успокоился. Наверное, присутствие защитного артефакта хоть немного, но прибавляло ему уверенности. В лифте мы ехали в полном молчании. Скапливающееся напряжение начало меня сильно раздражать, но демонстративно веселиться было бы глупо - все-таки у нас не развлекательное мероприятие намечается. С другой стороны, совсем падать духом тоже неправильно. Чтобы как-то развеять общую траурную атмосферу, предложил прогуляться пешком, а не ехать на повозке, благо, согласно данным, полученным из общегородской информационной сети, подходящий нам магазин располагался не так уж и далеко. Против никто ничего не возразил: рыжик равнодушно пожал плечами, а Никс намекнул, что это замечательная идея - можно будет как раз проверить, кто на этот раз за нами следит. Я только фыркнул и, взяв эльфенка за руку, поволок его в нужном направлении.
Погода на улице стояла замечательная. Ярко светило солнышко, слышался щебет птичек, приятно пахло свежескошенной травой (видимо, недавно равняли газоны). Красота! Чем не повод для хорошего настроения? В общем, когда мы дошли до места, Лис уже широко улыбался, слушая очередную байку о моих похождениях, а Никаресс периодически хмыкал, вставляя свои ехидные комментарии. Типа, как это все было на самом деле, или как выглядело со стороны. Меня же самого изрядно повеселило настырно маскирующееся сопровождение из четверых людей. Нет, для человеков они вели себя вполне даже грамотно, но вот кто их учил тому, как надо следить за вампирами, мне интересно? Направленные на нас пристальные взгляды мы чувствуем на раз, особенно когда эти взгляды наполнены такими негативными эмоциями. Одно только это выдавало охотников с головой. Вот эльфы действовали грамотнее. Их троицу наблюдателей мне отследить было несколько сложнее; я даже испытал некоторую гордость за остроухий спецназ. Все-таки уже не совсем чужие. Посмотрев на солнечно улыбающегося рыжика, сам не удержался от улыбки.
Двустворчатые стеклянные двери большого магазина, специализирующегося на продаже разнообразной косметики от ведущих производителей всего мира, услужливо распахнулись, впуская нас в царство тонких ароматов и ярких красок. Стоило только переступить порог, как к нам сразу же величаво подплыл менеджер торгового зала - черноволосый субтильный юноша, облаченный в униформу, видимо, единую для всех работников этого места. Черные классические брюки, белая сорочка и темно-бордовая жилетка, под цвет шейного платка, сидели на нем как влитые.
Излучая легкое любопытство, парень с профессионально-вежливым оскалом предложил свою помощь. Я ломаться не стал, сразу же озадачив товарища требованием подобрать нам полный набор косметики наилучшего качества на все случаи жизни. Удивленно выдохнувшего Лисенка я выпихнул прямо под нос растерявшемуся менеджеру, обозначив насупленного рыжика как образец той, для кого все и приобретается. Дескать, вот один в один, только девочка. О-о-о, негодование эльфенка надо было чувствовать! Он-то, наивный, думал, что мы просто зайдем, купим то, что надо, и уйдем. И уж в любом случае не рассчитывал стать подопытным кроликом. «А как же конспирация?!» - хотелось патетически воскликнуть мне, подняв лицо к небу (потолку в нашем случае). И потом, надо же будет Никсу что-то вручить, чтобы он домой нес? Лис со мной был крайне не согласен. По нашей связи я уловил его мне посыл пойти и побриться налысо. Видимо, в среде остроухих это страш-ш-шное проклятие. Я только широко и крайне довольно улыбнулся. Вряд ли рыжик хотел, чтобы я это «услышал», но контролировать связь он научится еще нескоро.
Менеджер внимательно Лиса с ног до головы осмотрел, задумчиво поджал губы и пригласил недовольно надувшегося мальчишку за собой. Ну, и нас, соответственно, тоже. Как мы выбирали пудру и все прочее, я рассказывать не буду, упомяну только, что вошедший, в буквальном смысле, во вкус рыжик перепробовал кучу блесков с фруктовыми добавками. Перепробовал путем облизывания кисточек! Едва отобрали из его рук последний тюбик! (Не знаю, может, у него в организме чего не хватает? Самого меня помады есть как-то не тянет…) В процессе мы подобрали и тональный крем, втихаря полностью замазав рисунок на шее эльфа. Все-таки, замечательные нынче средства женской маскировки делают. Узора совершенно не было видно, будто бы и нет там ничего такого.
Закончив с этим, я потащил рыжика в отдел с парфюмом. Теперь менеджер, светящийся, как начищенная монетка, со всех ног бросился помогать нам выбирать духи. Ну, еще бы, мы, поди, всему магазину дневную выручку сделали. Никс морщился, но терпел, давя свою врожденную «бережливость» в зародыше. Понимает же, что для дела, и все равно все это богатство потом ему останется. Будет своим подружкам подарки делать. Аромат подбирали специально под Лиса. Мне подумалось, что, возможно, он нарвется на Мириал, и, кто знает, вполне вероятно, она, помня родной запах эльфа, сможет если и не догадаться, с чем связано его изменение, то насторожиться точно. Главным критериями выбора были: стойкость и резкость аромата. Тут уж Лисенок оторвался. Поняв, что духи ему все равно мы купим, как бы он ни сопротивлялся, он встал в позу и просто загонял весь персонал. Из вредности, наверное. Потому как в итоге остановил свой выбор на том флаконе, который я подсунул ему самым первым. Хотя, это уже было, в какой-то мере, бессмысленно.
В общем, вышли мы из магазина, утяжеленные связкой пакетов, благоухая, словно цветущие клумбы. Лисенок во время тест-проб щедро делился «благодатью», от всей широты своей остроухой души заодно с собой обрызгивая и нас с Никсом. Смесь запахов получилась убойная…  Сидевшая на тротуаре черно-белая кошка, учуяв наш «дух», расчихалась, зашипела и, выгнув спину, вздыбив шерсть и распушив хвост, рванула на другую сторону дороги, наплевав на курсирующие туда-сюда повозки.
- Ну вот, и как я теперь маскироваться буду? Меня же за десяток метров учуять можно… – Сокрушенно покачал я головой, следя взглядом за ловко проскальзывающей между когтистыми лапами лавов усатой животиной.
Лисенок замер на полушаге, и его буквально затопило ощущение собственной никчемности, вины и безысходности. Еще чуть-чуть - и он бы разревелся; у меня у самого аж в носу засвербело от его подступающих к горлу слез. Я почувствовал себя жутко виноватым. Беспочвенно напугал ребенка, который и так на нервах… Резко притянув рыжика к себе, крепко обнял, прижимая к груди и гладя по голове. Эльфенок стоял напряженный, как струна, прижав руки к груди и уперевшись лбом мне в плечо.
- Ну, что ты, маленький. Я же пошутил… Пара заклинаний - и от меня вообще ничем пахнуть не будет. Ну, не плачь…
Успокаивающе целуя его в пушистую макушку, изо всех сил старался передать ощущение спокойствия и безопасности. Блин, какая же я сволочь… Стоявший рядом Никс усиленно делал вид, что его тут нет. Обменявшись с ним взглядами, послал вампира домой. Развернувшись, блондин неспешно двинулся прочь от нас, благо, почти все пакеты с покупками мы заранее сгрузили ему.
Никаресс уже скрылся за поворотом, а я все еще прижимал рыжика к себе, ероша ему волосы, гладя по спине и целуя в висок. Да уж, забыл я, как это - быть маленьким и неопытным, и каково это - держать внутри столько переживаний разом. Даже если он давит в себе негативные эмоции, это еще не значит, что их нет.
Через пару минут Лис все же взял себя в руки и, подняв голову, чуть от меня отстранился. Заглянув в грустные глаза, не удержался и быстро поцеловал его в губы.
- Не расстраивайся. Все будет хорошо.
Рыжик вздохнул и согласно кивнул.
- Куда пойдем? – Выдавив из себя улыбку, поинтересовался он. – Опять в парк?
Поморщившись, я пожал плечами. В парк гулять мне уже изрядно надоело, но это действительно было самое подходящее место для нашей затеи. Укромных уголков в нем хватало, да и были мы там уже не один раз.
- Думаю, да.
Определившись с направлением движения, мы, взявшись за руки, неспешно зашагали по тротуару. Говорить, в кои-то веки, не хотелось, и мы просто уютно молчали. Хорошо, когда с твоим собеседником можно вот так вот помолчать, и это не напрягает, а тишину не хочется заполнить. Заодно и успокоить партнера через связь попробовать можно… Все-таки, решиться на что-то дома, в спокойной обстановке - это одно, а когда приходит пора действовать, с непривычки все страхи и сомнения упорно вылезают наружу, смущая и заставляя нервничать. Не то чтобы рыжик так уж боялся предстоящего, но переживал, это уж точно. Однако и решимость его никуда не делась. Уж жаловаться он совершенно определенно не собирался.
До парка мы не дошли: события начали стремительно развиваться гораздо раньше. Не сказать, что вынырнувший откуда-то со спины человек стал для меня большой неожиданностью - я слишком внимательно следил за окружающим нас пространством, - но выбранная роль обязывала. Так что, когда невысокий юркий белобрысый мальчишка выхватил пакет из рук Лиса, я среагировал строго по сценарию.
- Эй!  Стоять! – Сжав напоследок ладошку растерявшегося рыжика и послав ему быстрый ободряющий взгляд, рванул за воришкой. Я всей кожей чувствовал беспокойство оставшегося где-то позади эльфенка. Дураком он не был и понял, что «началось». Лис просто замер на месте и с нарастающей нервозностью ожидал того, что последует дальше.
Надо отдать человеку должное, бегал он отменно. Мне практически не приходилось прилагать усилий для того, чтобы не догнать его слишком уж быстро. Пока мы неслись по улицам, лавируя между едва успевающими отскакивать прохожими (кто не успевал - оставался лежать на тротуаре и орать благим матом нам вслед) я неотрывно отслеживал Лисенка и через ошейник, и через связь. Поэтому, свернув в очередной, на этот раз безлюдный, переулок, едва не споткнулся. Ошейник резко перестал подавать сигналы. Глухо рыкнув (что бы я ни говорил, подобное покушение на моего эльфа не могло оставить равнодушным, провоцируя острое желание кого-нибудь убить), в пару прыжков догнал человека и резко дернул его за предплечье, отправляя на рандеву с грязной стеной близстоящего здания. Белобрысый слабо вскрикнул и, после непродолжительного, но красивого полета, завершившегося встречей с кирпичной кладкой, захрипел, сползая на асфальт. Сердце еще бьется, но сознание потерял, перелом и ушибы прилагаются - отстраненно констатировал мозг, - а ноги уже несли меня обратно, туда, где остался Лис.
Естественно, его там уже не было. Покрутившись на месте, я взбешенно зашипел, выпуская раздражение, после чего резко поднял голову, встречаясь своими полыхающими алым глазами с зелеными глазами эльфа-наблюдателя, сидящего на крыше. Знакомый уже остроухий вздрогнул, но взгляда не отвел, только виновато развел руками. Ясно, их провели, и куда делся мальчишка, эльфы не видели. Сцепив зубы и мрачно нахмурившись, я быстро поймал повозку, направляясь домой. В уютном одиночестве салона можно ослабить контроль и позволить сползти маске, которую я ношу уже многие тысячелетия - меня никто не увидит. Некому будет рассказать, какой я на самом деле. Смертельно опасный, мстительный и жестокий хищник, не прощающий обидчиков. Думаю, от меня ощутимо веет холодом, опасностью и силой, которую сейчас может ощутить абсолютно любой оказавшийся рядом.
Опустив ресницы, я напряженно вслушиваюсь в нашу с Лисом связь. Она прекрасно действовала, исправно посылая мне четкий сигнал. Рыжик сейчас без сознания, и потому я не могу сказать, как именно его транспортируют, скорее всего, в повозке. Но вот направление движения определить можно без проблем. Похитители едут из города. Что ж, ожидаемо.
В квартире на диване центральной комнаты замер в терпеливом ожидании Никаресс. При моем появлении блондин вопросительно изогнул бровь, предлагая поделиться информацией. Видя, что я, не останавливаясь, иду в кабинет, он сразу поднялся и последовал за мной. Настала пора действовать.
- Все по плану, его сейчас везут за город, - сухо произнес я в пространство, садясь в кресло и активируя шар связи. Никс тенью скользнул мне за спину. Сейчас он предельно собран и невозмутим. На лице маска безмятежности, а в глазах арктический холод. Познакомьтесь - Никаресс дер Инваар, наследный лорд клана Разящих, лучший теневой боец за всю Земную историю расы вампиров, первый советник и моя правая рука во всей красе.
Региональные главы один за другим выходили на связь и, видя, что я не в духе, коротко и четко докладывали последние сведения. Объем работы проведен впечатляющий. Удалось отследить и выявить больше четырех тысяч охотников-боевиков и еще в столько же тех, кто работает в тылу. Руководство, финансисты, обслуживающий персонал. За большинством установлено наблюдение, остальные взяты на заметку. Согласно особому распоряжению, охотники, базирующиеся в непосредственной от меня близости, под наблюдение не попали.
- Хорошо. Думаю, этого достаточно. Как остроухие? Они готовы поддержать нас?
Меня волновал вопрос законности предстоящей операции. Не выйдет ли запланированная агрессия вампирам боком? Оправдав мои надежды, эльфы взяли этот вопрос на себя и договорились с главами остальных рас. Все-таки если бы этим занимались мои сородичи, вряд ли все получилось бы так же быстро. (Мы ведь хищники и, по мнению большинства, постоянно с кем-то грыземся. А вот эльфы - нет, они, типа, мирные. Угу.) Им позволили решить проблему так, как они того захотят. Собранные нами доказательства оказались впечатляющими настолько, что даже гномы и орки прониклись, предложив свою помощь в устранении угрозы. Люди предсказуемо все отрицали и открещивались от сородичей, не решаясь ссориться с остальными разумными. Они выбрали позицию невмешательства. Дескать, делайте, что хотите. Таким образом, у нас оказались полностью развязаны руки.
- Прекрасно. Как только будете готовы, начинайте операцию по тотальному уничтожению боевиков и руководства Ордена; остальных брать в плен. Потом решим, что с ними делать - с холодной усмешкой на губах приказал я пятнадцати вампирам, терпеливо ждущим разрешения на дальнейшие действия. – Моих охотников не трогать, с ними я разберусь сам.
Поставив локти на стол и сцепив пальцы в замок, прикрыл глаза, анализируя, не забыл ли чего. Вроде нет. В конце концов, мои вампиры не идиоты. Рядом со мной дураки не задерживаются, так что сами сообразят, что к чему.
Лиса, тем временем, уже вывезли за черту города. Он все еще был без сознания, и это не могло меня не беспокоить. Уже прошло больше четырех часов с момента похищения!
- Никс, останешься здесь и будешь следить за ходом операции, - подняв ресницы, коротко приказал я, поднимаясь и покидая кабинет.
Блондин сразу же занял мое место за столом, активируя шар. Никаких вопросов или советов. Он прекрасно знает свои обязанности. Я же, тем временем, направился в гардероб. Светлая одежда меня сейчас напрягала. Марко и непрактично. Вот черные джинсы и водолазка – самый раз, под настроение.
Закончив с переодеваниями, я выскользнул из квартиры. Мой путь пролегал на крышу, благо, недалеко подниматься. Пришлось, конечно, сорвать допотопный навесной замок, запирающий интересующую меня металлическую дверь, но это уже не мои проблемы. Ровная, как доска, крыша высотки встретила ярким солнцем, безоблачным небом и резкими порывами холодного ветра. Подойдя к самому краю, я с любопытством посмотрел вниз. Там, вдалеке сновали туда-сюда маленькие точки повозок и людей, кипела повседневная жизнь. Хмыкнув, призвал на помощь стихию, сплетая вокруг себя кокон из нитей силы и становясь практически невидимым для стороннего наблюдателя, а потом, широко раскинув руки, спокойно шагнул вперед. Несколько мгновений свободного падения - и я резко по дуге взмываю ввысь. Струи воздуха скользят вдоль тела, не мешая, а, скорее, даже помогая мне на бешеной скорости нестись вперед.
Не обращая ни на что внимания и не отвлекаясь, мчусь по ниточке, связывающей меня с Лисом. Город, мелькающий внизу, очень быстро сменяется полями и небольшими рощицами с петляющими между ними лентами дорог.
Рыжик, наконец-то, пришел в себя. Его никуда не везли; точка сигнала уже некоторое время стояла на месте. Судя по ощущениям, эльф связан, но цел. По крайней мере, бить или обижать его не пытались. Это не может не радовать. Потянувшись к нему по связи, мысленно успокаивающе погладил по голове, давая понять, что я скоро буду рядом. Лисенок сразу же встрепенулся и обрадовался, прекращая активно паниковать. Из того сумбура эмоций и ощущений, которые мне пытался передать эльф, я смог вычленить только то, что охотники чего-то ждут.
Когда я плавно опустился на границе рощи, в которой притаились похитители, на землю уже опускался вечер. Кто бы ни был их покровитель, снарядил он людей по высшему разряду. Отвлекающие внимание амулеты были абсолютно на всех, даже четырех скоростных лавов, впряженных в повозку, не обошли. Животные нервно переминались с ноги на ногу и изредка шипели друг на друга, скалясь и клацая ограниченными намордниками клыками. Если бы не Лисенок, я бы, скорее всего, стоянку не заметил, разве что все подозрительные места подвергал тотальной проверке. Но, все-таки, все время в состоянии полу-транса ходить не будешь, а тепловое зрение отнимает много сил и тоже, как выяснилось после тесного общения на набережной, не обладает непогрешимостью. Однако это все демагогия. Притаившись в кроне одного из деревьев, я следил за поведением людей. Мой эльф был заперт в повозке, вокруг которой прохаживалась парочка охотников в камуфляжных костюмах и банданах, прикрывающих волосы. Еще трое сидели на корточках рядом и что-то полушепотом обсуждали, нервно оглядываясь по сторонам. Из услышанного я понял, что заказчик вот-вот должен прийти за товаром.
Что ж. Подождем. Сгустив вокруг себя маскировочный кокон, добавил пару десятков нитей, укрепляющих конструкцию и усиливающих защиту. Чрезвычайно энергозатратно, зато теперь меня не сможет учуять вообще никто. Да и энергия от Лисенка поступает широким потоком, недостатка нет. Поэтому я, устроившись в ветвях поудобнее, приготовился ждать, внимательно сканируя пространство и поддерживая контакт с эльфом, вынужденным сидеть в темноте и одиночестве.
Минут через двадцать я настороженно встрепенулся. Воздух вокруг характерно  запульсировал, начиная тихонько потрескивать. От удивления мои брови поползли вверх. «Карманный» телепорт? Ничего себе! Чем дальше, тем интереснее. Не то чтобы это жуткая редкость, но стоимость одного кристалла перемещения составляет приблизительно четверть от той суммы, что затребовал Сулейман за Лиса. Это очень дорого. Хотя, принимая во внимание все уже понесенные затраты, можно понять, что тот, кому понадобился эльфенок, не просто настойчив, но еще и весьма состоятелен.
Тем временем люди тоже что-то почувствовали, а потом и увидели. Немного в стороне от того места, где расположились охотники, небольшой участок пространства над землей стал сначала слабо, а затем все ярче переливаться разными оттенками фиолетового. Именно там должен был раскрыться портал. Судя по площади свечения и времени раскрытия, он будет грузовой, а это значит, что перемещаться собираются всем скопом, забирают не только Лиса, но и транспорт с людьми.
 Пользуясь тем, что народ отвлекся, я мягко соскользнул с дерева и в пару прыжков оказался рядом с повозкой. То, что я взлетел на ее крышу и распластался на ней, сливаясь с черной поверхностью, также осталось незамеченным.
Вот, наконец, переход раскрылся полностью, и, разрывая мерцающую гладь его поверхности, на поляну шагнула Мириал собственной персоной. Вампирка была эффектно затянута в черный, облегающий все, что только можно, комбинезон, молния на груди оказалась расстегнута ровно настолько, чтобы все желающие легко могли разглядеть ее округлую грудь и краешек кружевного, в тон помаде, бордового бюстгальтера. Тонкие шпильки остроносых сапожек к ходьбе по мягкой земле приспособлены не были, поэтому девушка в первый момент опасно покачнулась. Высокий хвост волос на ее затылке совершил интересный финт и замер. В конце концов, вампир она или кто? Должна уметь держать баланс. Подавив зарождающийся в груди угрожающий рык, я затаился, постаравшись даже дышать пореже. Заметить она меня не должна, но мало ли. На всякий случай, я приготовился к неожиданностям.
Обведя высокомерным взглядом поляну и охотников, которые ответили ей настороженностью бывалых воинов, Мириал заковыляла к повозке. Шпильки продолжали проваливаться, а идти на цыпочках оказалось проблематично, высота каблука не позволяла. Остановившись напротив повозки, девушка спросила у подоспевшего мужчины:
- Он там?
Крепкий двухметровый детина утвердительно кивнул и распахнул перед ней дверцу. Волна непередаваемой смеси дорогого парфюма чуть не сшибла Мириал с ног. По крайней мере, шатнуло ее изрядно.
- Что это? – Зажимая нос, с ужасом спросила она.
Собравшиеся вместе охотники, понимающе переглянувшись, усмехнулись. Им-то пришлось терпеть этот аромат гораздо дольше. Наверное, поэтому рыжика и оставили одного в повозке. Нанюхались уже. Хотя, могли бы и на воздух вывести, проветрить, а то в замкнутом пространстве действительно тяжеловато. Послав Лисенку волну сочувствия, получил в ответ нечто, что я расшифровал как: «Да ладно, у меня все равно нос уже ничего не чувствует».
Ответил вампирке мужик совершенно не запоминающейся наружности:
- Они заходили в косметический магазин. Духи долго выбирали. От второго пахло так же ужасно.
Не, что за наезды?! Очень даже хорошо от нас пахло!
Мириал поморщилась, но в повозку все же залезла. Я почувствовал, как Лиса буквально затопила волна паники от встречи со старой знакомой, но он быстро взял себя в руки и успокоился.
- Ну, здравствуй, дружок. Давно не виделись, - услышал я приглушенный голос девушки. – Теперь-то ты, наконец, попадешь туда, куда и должен был.
От руки, протянувшейся потрепать эльфенка по волосам, мы с ним дружно увернулись. Точнее увернулся он, а я в самый последний момент сдержал этот порыв, только когтями крышу немного пропорол… Чуть-чуть… Теперь у повозки есть восемь дополнительных вентиляционных отверстий.
Тем временем Мириал спешно вылезла наружу и махнула рукой в сторону мерцающего портала.
- Все в порядке. Поехали, нас уже заждались.
Один из людей запрыгнул на козлы и взял в руки поводья, понукая лавов шевелиться. Те возмущенно рычали, но строгие ошейники сделали свое дело, звери потянули повозку вперед. Оставшиеся охотники и Мириал решили до перехода дойти пешком. В салон к Лису никто не рвался. Ну и хорошо.

Тонкая грань портала ласково пощекотала кожу, подарив ощущение морозной прохлады, и осталась позади. Слегка приподняв голову, я с любопытством огляделся. Тэк-с, и куда это мы попали? Хм. Судя по всему, какой-то двор… Справа вижу каменную стену, слева какое-то строение одноэтажное сараеподобное, тоже каменное, впереди довольно большая мощеная булыжниками площадь, а на противоположном ее конце здание. Задрал голову еще выше. Оп. Здание типа «замок классический». Мрачный, готический. Стильно. Особенно хорошо смотрится в свете луны, изредка проглядывающей сквозь плотные тучи. Ни в одном окне не горит свет, мрак полный. Слышны только тихие шаги людей, перестук каблучков Мириал, пофыркивание да лязг когтей лавов по камням. И как люди тут ориентируются? Слева от меня раздался звук чьего-то падения, за которым тут же последовал смачный, но приглушенный мат. Ясно, люди ориентируются фигово.
Между тем, повозка подкатилась к большим двустворчатым воротам и остановилась.
- Выводите эльфа, - коротко приказала Мириал, пристально следя за выполнением распоряжения.
Люди молча полыхнули раздражением и недовольством, но один из них послушно открыл дверцу повозки, нырнув внутрь. Через пару секунд он вытолкнул Лиса прямо в руки поджидающего напарника. Тот мальчика довольно аккуратно поймал и помог твердо встать на ноги. Я тут же впился в рыжика пристальным взглядом. Руки связаны за спиной, одежда родная, повреждений не заметно. Лисенок слепо моргал и вертел головой, пытаясь оглядеться и понять, где он оказался. Сделать это как следует ему не дала подошедшая вампирка. Девушка бесцеремонно схватила рыжика за плечо и поволокла за собой, коротко бросив охотникам:
- Пока свободны. Понадобитесь - вас позовут.
Мне показалось, я слышал скрип зубов. Ну, да, как бы там ни было, а повозка начала разворачиваться. Мириал же с Лисом стремительно приближались к главному входу в замок. Надо что-то делать.
Плавно встав на корточки, я легко оттолкнулся от крыши и взлетел, а потом, зависнув в паре метров над макушкой вампирки, замер. Девушка, казалось, что-то почувствовала и даже оглянулась. Нахмурив тонкие брови, она внимательным взглядом прошлась по двору, проводив глазами людей и удаляющуюся повозку. Голову она, естественно, поднять не догадалась. Рыжик в это время вел себя очень тихо и на удивление спокойно. (Наверное, мое близкое присутствие сказывалось). Он со сдержанным любопытством и затаенной тревогой следил за действиями Мириал. Не обнаружив ничего подозрительного, та сжала пальцы на руке Лиса, отчего он болезненно поморщился, и резко дернула за собой, торопливо направляясь к дверям. Ну, и я следом. (Если на мальчишке останутся синяки, она пожалеет, что родилась).
Створки дверей оказались достаточно высокими, а образовавшаяся щель прохода широкой для того, чтобы я, все так же незамеченным, проскользнул в здание вместе с вампиркой и эльфом, держась у них строго над головами.
Мы оказались в просторном холле с высоким - метра четыре, не меньше, - потолком. Повсюду, все так же, царила темнота и тишина. Даже мыши не шуршали. Только бодрый цокот каблучков о мрамор пола беспрепятственно разносился по помещению, порождая эхо.  Не сбавляя скорости, Мириал двигалась вперед, буквально волоча за собой рыжика. Он ничего не видел, потому все время норовил споткнуться, да и скоростью передвижения не отличался.
Не отставая от парочки, я нырнул следом за ними в какой-то коридор. Ни окон, ни дверей в нем не было, зато появились небольшие светильники на стенах, которые тускло освещали окружающее пространство. Минуты через три непрерывного петляния Лис не выдержал и заговорил:
- Зачем вы все это делаете? Меня будут искать, и вам не поздоровится.
Вампирка фыркнула и снисходительно покосилась на семенящего рядом эльфенка.
- Пусть ищут. Когда найдут, будет уже поздно. Если найдут!
- Поздно? Почему? – Не унимался рыжик, ободренный тем, что девушка легко пошла на контакт. Он немного нервничал и испытывал вполне объяснимое беспокойство, но в целом держался молодцом.
Прислушавшись к настроению Мириал, я решил, что она чувствует себя в абсолютной безопасности и совсем не против поболтать.
- Потому что! – С насмешкой отозвалась вампирка. – Да и потом, твой хозяин - последняя мямля и даже если и найдет тебя - что маловероятно, - то все равно ничего не сделает. Струсит.
Мямля? Струшу? Я удивленно задрал брови. Это почему это?
- Неправда! – подхватил мою мысль Лис. – Он совсем не такой!
Мириал только насмешливо оскалилась.
- Да неужели? А как иначе назвать Древнейшего, который спокойно реагирует на то, что помеченного им эльфа пытаются продать на аукционе рабов? И даже сам его и покупает, заплатив немаленькую сумму за свою же собственность, а потом, поджав хвост, сбегает?
Несколько озадаченный такой интерпретацией событий, рыжик неловко споткнулся, но вампирка не дала ему пропахать носом каменный пол, резко дернув за руку.
- Смотри под ноги!
- Вы знали про метку? – проигнорировав окрик, выдохнул Лис, удивленно рассматривая Мириал. Та в ответ высокомерно на него покосилась, сворачивая в очередной коридор, в конце которого виднелась узкая металлическая дверь.
- Естественно, знала. У меня нюх еще не отбило, хотя все к тому движется. - Демонстративно поморщившись, она отвернулась. Ну да, пахло от Лисенка все так же убойно.
- Но зачем тогда вы его привели, это ведь было для вас опасно? – Продолжал допрос эльфенок, изображая крайнюю степень недоумения. – Он же с вами пришел, я помню.
Умничка моя. Мне тоже очень интересно послушать, что она на это скажет. Мириал злобно оскалилась.
- Да потому, что я считала, что он поступит как настоящий вампир! Разнесет там все к чертям и этого придурка Федотова прибьет! И вообще, он не должен был тебя увидеть раньше, чем начнется аукцион. За каким демоном его понесло в подсобные помещения, не понимаю! – кривясь, выплюнула она.
Видимо, накопилось, и ей давно хотелось с кем-то поделиться и пожаловаться на несправедливость мира. Лисенок только большими глазами на вампирку смотрел. Он был искренне шокирован, а я же, наоборот, понимающе усмехнулся. Все встало на свои места. Если бы я был обычным Древнейшим и, как и планировала Мириал, увидел Лиса на аукционе, то без крупного кровопролития точно не обошлось бы. Древнейшие, когда дело касается нашей законной собственности, в большинстве своем, народ вспыльчивый и неуравновешенный. Темный Приют города Анхель со стопроцентной вероятностью лишился бы своего главы, и его место по праву заняла бы небезызвестная нам девица. Думаю, на время самих торгов она планировала тихонько куда-нибудь свалить. Правда, мне непонятно: неужели она надеялась, что про ее участие в этом деле я бы забыл? Или планировала отбрехаться и переложить всю вину на почившего Сулеймана? Дескать, я его предупреждала, а он не послушал? Но, в любом случае, «учуяв» эмоции Лиса, я поломал ей всю игру. Думаю, последней попыткой провокации с ее стороны стал намек Федотову, что с меня можно содрать кругленькую сумму. Тут я должен был окончательно рассвирепеть, но, опять же, повел себя нестандартно. Мда… Только как же быть с тем, кто изначально заказал эльфенка, и к кому она его сейчас целенаправленно тащит? Неужели решила кинуть хозяина? Или на меня все свалила бы? Недальновидно как-то. Хотя, с другой стороны, могло и получиться. Дело случая - а Мириал, как я знаю из ее досье, любит рисковать и зачастую ведет себя весьма неосмотрительно.
Пока я рассуждал, они подошли к двери, на которой красовался сенсорный кодовый замок. Быстро отбарабанив нужную комбинацию символов на светящемся прямоугольнике поверхности, вампирка распахнула створку и впихнула внутрь Лиса - для двоих проход был слишком узким. Мне пришлось ужом вывернуться, чтобы пролететь вместе с девушкой!
После полумрака коридора яркое освещение неприятно резануло глаза. Прищурившись, я быстро огляделся: по периметру большого зала, в котором мы оказались, были расставлены разнообразные коробки и оборудование непонятного назначения, центральная часть помещения оказалась относительно свободна. Там полукругом стояли какие-то приборы, заключенные в металлически поблескивающие корпуса. Я с удивлением опознал в них компьютеры и древнее лабораторное оборудование. Несколько жидкокристаллических мониторов исправно работали, отражая какие-то диаграммы.
Быстро метнувшись за одну из больших коробок, я затаился. Маскировка маскировкой, но лучше быть осторожным. Что-то мне подсказывает, что это конечная цель нашего путешествия. Возможно, на подобную мысль меня навела странная фигура за центральным пультом? Судя по всему, это пожилой мужчина. Так как субъект стоял ко мне спиной, подробно его разглядеть пока не получалось, но то, что я видел и ощущал, создавало какое-то странное впечатление. Белый лабораторный халат свободно свисал с худых ссутуленных плеч, абсолютно седые волосы были собраны в низкий жиденький хвост и спускались до середины спины, длинные руки с тонкими, узловатыми пальцами порхали над пультом управления какого-то прибора, провода от которого шли к двум странного вида креслам. В эмоциональном плане этот тип был какой-то непонятный. Дерганый. Пока пытался в нем разобраться, даже в голове зазвенело. Сумасшедший он, что ли?
- Профессор, я вернулась, - звонко заявила о себе Мириал и, усиленно виляя бедрами, поплыла в сторону мужчины. Слабо упирающегося Лисенка она без всяких проблем волокла за собой.
При звуке голоса девушки седовласый вздрогнул и выпрямился, не торопясь, впрочем, поворачиваться. Зато в его эмоциональном фоне появились нотки явного волнения. Похоже, Мириал была ему интересна.
- Замечательно. - Глухой скрипучий голос заставил меня невольно поежиться. – Ты его привела?
Решив сменить пункт дислокации и подобраться к месту действия поближе, облюбовав широкую крышку высокого ящика, я пропустил момент, когда мужчина повернулся. Резкий всплеск ужаса и отвращения от Лисенка чуть было не заставил меня сверзиться на пол. Шустро подползя к краю своего временного убежища и стерев животом толстый слой пыли, я внимательно уставился на того, кто так напугал рыжика, заодно инстинктивно пытаясь хоть немножко его успокоить.
Если честно, при виде этого существа я сам испытал немаленький шок и приступ странной брезгливости. Судя по всему, когда-то ЭТО было эльфом. На подобную мысль наводили заостренные уши, смотревшиеся на голове, обтянутой серой морщинистой кожей, как инородные объекты. Вообще, голова, сидящая на тоненькой шейке, была больше похожа на череп. Черные провалы ввалившихся глазниц, из которых  тускло поблескивали белесые глаза, маленький нос, сморщенные тонкие губы, острые скулы… Пигментные пятна на лбу и висках… Еще и общая худоба сутулой фигуры дополняла образ ссохшейся мумии. Никогда не видел ничего подобного. Даже не представлял, что эльф может выглядеть так! Вообще-то, они до самой смерти остаются молодыми и красивыми: старости как таковой у остроухих защитников леса нет. Понятно, почему Лис так отреагировал… Интересно, что же такое с собой надо было сотворить, чтобы добиться подобного эффекта?
Между тем, Мириал уже подтащила отчаянно сопротивляющегося Лисенка к мужчине. Тот довольно улыбнулся, демонстрируя пожелтевшие зубы, и с сухим шорохом потер ладони.
- Замечательно.
Подойдя вплотную, профессор ухватил тонкими пальцами рыжика за подбородок и, разглядывая, повертел его голову в разные стороны. Затем с тем же любопытством осмотрел и все тело, не гнушаясь ощупыванием. Если Лисенку было просто противно и страшно, то я уже был почти готов оторвать мерзкому старикашке и руки, и ноги, и его ушастую башку!
- Хороший экземпляр. Молодой, сильный, - довольно пожевав губами, констатировал мужчина. – Хозяин будет доволен. Усаживай его.
Коротко кивнув, Мириал поволокла упирающегося эльфенка к одному из кресел. Там, прежде чем посадить, ей пришлось освободить Лису руки, распоров когтями веревки. Однако воспользоваться свободой эльф не успел. Вампирка быстро толкнула его на жесткое сидение и пристегнула запястья мальчика к массивным подлокотникам широкими металлическими фиксаторами, тем самым обездвижив. На самом верху высокой узкой спинки было еще какое-то приспособление, похожее на обод с кучей проводков, идущих к большому центральному компьютеру. Скорее всего, его надевали на лоб жертвы, но рыжику цеплять пока не стали.
Поджав губы и упрямо нахмурившись, Лисенок подергал руками, пытаясь освободиться. Потерпев фиаско, он уставился полным возмущения взглядом на профессора, вертящего какие-то ручки настроек у пульта главного аппарата. Похоже, мальчишке надоело бояться. Или, что вероятнее - так как о его упрямстве я осведомлен из личного опыта, - он через нашу связь воспринимает мои желания и соответствующе на них реагирует. Что самое интересное, мое состояние тихого бешенства и стойкого желания всех порвать на мелкие кусочки становились тем меньше, чем больше злился Лис. В конце концов эльф чуть ли не рычал, а я лежал невозмутимый, как скала, и беспристрастно оценивал ситуацию.
- Что вы собираетесь делать?! – почти прошипел рыжик, бешено сверкая глазами и сжимая кулаки.
Старик оторвал взгляд от прибора и посмотрел на эльфенка, расплываясь в злорадной ухмылке. Сотрясаясь всем телом, он мерзко захихикал:
- Не волнуйся, это будет не очень больно.
Лис едва заметно побледнел и затих, настороженно следя за своими мучителями. Мириал подошла вплотную к профессору и, изящно изогнувшись, прислонилась плечом к углу прибора. Наматывая на палец, венчающийся длинным алым коготком, прядку волос из перекинутого через плечо хвоста, она кокетливо промурлыкала:
- Герр Остин, а, правда, что вы собираетесь делать? Р-р-расскажите. - Хлопнув ресницами, девушка томно вздохнула, отчего молния комбинезона разошлась еще больше и ее, и без того полуголая, грудь стала видна «невооруженным глазом». Мужчина уставился на демонстрируемые прелести и шумно сглотнул. – А то наш хозяин мне совсем-совсем ничего не рассказывает.
Обиженно надув губки, вампирка наклонилась чуть вперед, опираясь ладонями на пульт управления  приборов и провокационно отклячивая обтянутый тонкой кожей зад. Бедный профессор - такая атака!
- Э… Ну… - промямлил мужчина, вытаскивая из кармана халата мятый грязный платок и вытирая выступившую на лбу испарину.
- Ну же, профессор-р-р, смелее, расскажите мне, из-за чего весь сыр-бор, - мурлыкала Мириал и медленно, чуть ли не потираясь всем телом о панель компьютера,  начала перемещаться к остолбеневшему деду.
Загипнотизированный покачивающимся бюстом старикан кхекнул и, не поднимая глаз на лицо собеседницы, проблеял:
- Эм… Наш хозяин хочет вечной жизни и потому решился на перемещение разума из своего тела  в тело этого эльфа…
Мириал нахмурилась и склонила голову набок.
- А разве такое возможно?
Мужчина, казалось, очнулся.
- Безусловно, - мерзко улыбнулся он. – Я тому ярчайшее доказательство!
Гм… если ТАК выглядит доказательство… Мириал, похоже, мою точку зрения разделяла, так как скептически хмыкнула. Профессор же, не замечая ничего, заливался соловьем:
- Дорогуша, вы не поверите, но триста лет назад я был простым человеком! Да-да, именно человеком! Мне всегда казалось несправедливым, что люди, в отличие от всех остальных рас, живут столь мало, и я решил посветить себя изучению этого вопроса. Мой научный гений помог мне разработать методику, благодаря которой стало возможно переселение разума в тело долгоживущего разумного! После длительных экспериментов и многих неудач я добился определенного успеха. К сожалению, моего гения не оценили и изгнали из научного общества.
Помню, был такой псих. Тогда пострадали не только эльфы, но и вампиры, орки и даже гномы. Громкое дело было.
- Но я не сдался! Я организовал подпольную лабораторию, в которой и был осуществлен первый удачный эксперимент, перенесший мой разум в тело эльфа! – разорялся ученый. – К сожалению, я не учел всех факторов, и тело оказалось хоть и бессмертным, но подверженным старению…
Нахмурившись, заложив руки за спину и низко наклонившись, герр Остин начал  расхаживать из стороны в сторону, не обращая больше внимания на пристально за ним следящую Мириал.
- Через двадцать лет я заметил это и сразу же взялся за поиск ошибки в своих расчетах. Но на все были нужны деньги, а я должен был скрываться. - Поморщившись, профессор остановился. – Очень долго у меня ничего не получалось. Ровно до тех пор, пока отец господина Фроста не обратил внимания на мои исследования. К сожалению, он не дожил до того момента, когда появились положительные результаты. Но вот Фрост-младший, поддержав интерес отца, получил в свое распоряжение великую технологию! – потрясая кулаками, кудахтал мужчина. – Теперь я смогу осуществить перенос без каких-либо побочных эффектов!
Фрост, Фрост… Что-то знакомое… Блин, люди так быстро сменяют друг друга, что не успеваешь их запоминать!
- А в чем проблема-то была? – напомнила о себе вампирка.
Герр Остин пожал плечами и заметил.
- Эльф отдал мне тело не по своему желанию, вот и получилось так. Но, согласно последним исследованиям, рабский ошейник, надетый добровольно, способен все негативное влияние компенсировать. Древняя магия связывающая хозяина и раба.
Хмыкнув, Мириал оценивающим взглядом прошлась по настороженно прислушивающемуся Лисенку, после чего расплылась в самодовольной улыбке и вновь обратила все свое внимание на профессора.
- О, герр Остин, вы такой умный, - мурлыкала она, приобнимая бывшего человека за плечи. – Наверное, господин Фрост очень вас ценит.
Недоэльф криво улыбался и всячески смущался, нервно заикаясь и лопоча всякий, меня не интересующий, бред. Значит, Лиса решили использовать как донора молодого бессмертного тела? Занимательно. Интересно, как этот Фрост собирался всем объяснять, что он - это он? Или же просто хотел завещать все состояние своему любимому рабу? А что, логично… Предварительно шокированный смертью близких и запуганный вампиркой подросток, оказавшись в благожелательной среде, расслабился бы, примелькался среди приближенных, а потом - раз! - хозяин умирает, состояние завещается эльфу… Почему нет? Так, теперь бы дождаться этого «хозяина». Судя по всему, он скоро должен появиться.
Словно отвечая на мои мысли, в противоположном конце лаборатории раздался шорох и послышался шум шагов. А вот и мистер Фрост пожаловал. Первыми появились четверо мужчин, одетых в черную военизированную форму. В руках они держали автоматы, да и вообще, вид имели внушительный. Даже бронежилеты, укомплектованные индивидуальными защитными амулетами, имелись. Обежав цепкими взглядами помещение, они замерли. Следом, шумно дыша, шел их босс. Стоило мне только увидеть грузную, слоноподобную фигуру непомерно толстого лысого человека, задрапированного в белый с тонкой черной полоской костюм, как в голове словно что-то щелкнуло. Саймон Фрост, единственный сын Алекса Фроста, основателя и бессменного руководителя крупнейшей алмазодобывающей компании на планете. После смерти отца занял руководящий пост и вполне успешно вел свой бизнес. Так как выяснилось, что алмазы являются лучшими контейнерами для консервации большинства заклинаний - а следовательно, и для создания сильных артефактов, - и без того не маленький спрос на них вырос в разы. Благодаря тому, что объемы добычи драгоценных камней не столь велики и в любом случае не способны покрыть всего имеющегося на них спроса, компания процветает. Фрост считается одним из богатейших людей планеты.
Маленькие свиноподобные глазки остановились на профессоре, а потом перешли на Мириал, которая успела предусмотрительно отойти на безопасное расстояние и сделать вид, что это не она тут только что бессовестно флиртовала со стариканом.
- Чем порадуете? – на удивление сочным и приятным басом спросил Фрост, неспешно двигаясь к замершей парочке. Охрана синхронно двигалась вместе с ним. Двое спереди, двое сзади. Мне стало ясно, что этот человек никому не доверяет. Ну, по крайней мере, профессору и вампирке точно.
- Все прошло успешно, я доставила эльфа. Никаких проблем не возникло, - томно улыбаясь и стеляя глазками, мурлыкнула Мириал, делая шаг в сторону. До этого она загораживала собой кресло, в котором сидел мрачный рыжик.
Толстяк довольно улыбнулся и весьма шустро оказался рядом с эльфенком. С непередаваемым выражением самодовольства на лице он разглядывал Лиса, а тот сверлил его мрачным взглядом в ответ.
- Профессор, у вас все готово? – не прекращая любоваться своим, как он думал, будущим телом, ласково спросил мужчина.
Герр Остин сразу же засуетился и кинулся к позабытым приборам, начиная что-то судорожно проверять и донастраивать.
- Да-да, господин Фрост. Все полностью готово! Ждем только вас, - закивал головой ученый.
- Ничего у вас не получится! – Не выдержав, выкрикнул Лис. – Я не ваша собственность, и никакого согласия от меня вы не дождетесь! А без этого вы станете таким же уродом, как и этот чокнутый профессор!
Недоэльф гневно заскрежетал зубами, а Фрост гулко расхохотался, запрокидывая голову назад. Рыжик же рассержено поджимал губы и щурился, пытаясь вытащить руки из держателей. Нахохотавшись, человек вытер выступившие слезы и снисходительно посмотрел на мальчика.
- Не моя собственность ты ненадолго.
Честно скажу, я облажался... Свалившаяся на меня сеть стала полной неожиданностью. Я даже пискнуть не успел, как оказался спеленат по рукам и ногам и стащен со своего ящика. Появившаяся откуда-то из-за коробок четверка мужчин, как две капли воды похожих на тех, что сейчас стояли вокруг следящего за происходящим Фроста, потащила меня по полу к своему хозяину. Сцепив зубы, я тщетно пытался вырваться, дергаясь в сети, но результата не наблюдалось. Заговоренная, чтоб ее!
- А вот и твой, насколько я понимаю, нынешний хозяин, - произнес толстяк, обращаясь к шокировано замершему Лисенку. – Не долго ему в живых ходить. А потом ты официально станешь моей собственностью. Мириал быстро оформит все документы, ведь так? - повернувшись в сторону вампирки, с едва ощутимой угрозой в голосе поинтересовался Фрост. Та сразу же утвердительно кивнула. Меня подтащили к ногам человека и бросили, не забыв навести дула автоматов. Вот дерьмо-то…

Несмотря ни на что, я был абсолютно спокоен. Да, ситуация неприятная, но пока не смертельная. На данный момент меня больше волнует моральное состояние Лиса. Вот кто тут на грани истерики. Попытка успокоить его через нашу связь успехом не увенчалась: эльфенок только еще отчаяннее забился в кандалах.  Переведя взгляд с беснующегося рыжика на хозяина здешней тусовки, мрачно на него уставился, для порядка демонстративно дернувшись еще пару раз в сетях, а на самом деле перемещаясь так, чтобы было удобнее действовать.
В чем же была моя ошибка? То, что не заметил подкрадывающихся ко мне людей - это я, конечно, сам виноват: нечего было уши развешивать. Увлекся интересным разговором, решил, что в полной безопасности, вот и получил привет. Ну, и амулетики, конечно, специальные на охранниках были, куда без этого. Но при должном напряжении обнаружить людей - а это были именно люди, - Фроста не составило бы труда. Прикрыв глаза, я убедился, что прав: очень слабо, но они ощущались. Так, где же я прокололся? Как они вообще меня заметили? Ведь не должны были! Маскировочный кокон исправно работал,  и «слетел» только после того, как на меня накинули сеть.
Между тем толстяк обратил все свое внимание на поверженного меня.
- Вы, нелюди, так самоуверенны и настолько слепо доверяете своей магии, что зачастую это становится просто нелепо, - насмешливо произнес он.
Насторожившись, я нахмурился.
- Что ты имеешь в виду, человек? И вообще, как вы смогли меня обнаружить? – А что, пусть сам расскажет!
Фрост самодовольно хрюкнул и повернулся к мнущемуся у приборов профессору.
- Запускай процесс.
Ученый кивнул и начал щелкать какими-то тумблерами, а толстяк, неторопливо расстегивая пуговицы пиджака, направился ко второму креслу, стоящему рядом с тем, в котором сидел бледный, кусающий губы рыжик. Только размером оно было не такое, а под стать хозяину. На его сидении могли легко поместиться два Лисенка, и еще бы место осталось.
- Вы все слишком доверяете магии, вампир, и постоянно забываете о достижениях человеческой техники. Все это здание буквально напичкано видеокамерами, датчиками движения и микрофонами. - Повернувшись ко мне, Фрост высокомерно усмехнулся. – Без моего ведома здесь и мышь не проскочит! Тебя засекли с самого начала, как только ты переступил порог замка.
Видеокамеры… Ясно. Я быстро огляделся по сторонам, пытаясь определить, где именно они могут быть. На первый взгляд, зная, что искать, я заметил только одну, над той дверью, через которую мы пришли. Но крошечный глазок механического наблюдателя пропустить легко, к тому же, сеть и столпившиеся вокруг меня вооруженные люди мешали как следует осмотреться. Да уж, самоуверенность - это действительно наш порок. Мы привыкли работать с живыми противниками, на которых можно воздействовать привычными способами, а люди вечно стремятся подменить себя техникой. На нее маскировочный купол действует слабо. Все равно на экранах мониторов наблюдения виден размытый силуэт… А уж если еще и датчики движения… Мдя. Хоть эти вещи и запрещены, но, похоже, Фроста это мало волнует. На фоне всего остального нарушение конвенции об использовании высокотехнологичных приборов кажется мелочью. Бросив косой взгляд на Мириал, заметил, что девушка озабоченно хмурится и ощутимо беспокоится: видимо, новость о видеонаблюдении стала и для нее сюрпризом. Да, наболтала она тут лишнего много.
Пока я вертел головой, Фрост снял пиджак и, бросив его на пол, уселся в кресло.
- Кончайте с ним, - коротко приказал он.
Охранники дружно прицелились, а Лис отчаянно закричал, дернувшись изо всех сил. Краем сознания я отстраненно отметил, что он уже разодрал себе запястья в кровь…
Буквально на долю секунды опередив автоматные очереди, я скользнул ладонью под подол водолазки и чиркнул удлинившимся когтем по одному из камушков, вставленных в пирсинг, украшающий мой пупок. Я уже говорил, алмазы – лучшие хранители заклинаний: даже в маленький осколок можно впихнуть целую конструкцию из нескольких плетений, ну, или одно серьезное. А еще я никогда не хожу без всяких приятных мелочей, облегчающих мне жизнь. Защитный амулет-сережка, который я отдал Лису, и амулет, создающий всепожирающее пламя - далеко не единственные мои «игрушки». Один из бриллиантов пирсинга был «карманным» телепортом. В отличие от того, которым пользовалась Мириал, мой был рассчитан на перенос строго определенной небольшой массы и только на короткие расстояния. Зато он действовал мгновенно.
Когда свинцовый дождь прошил воздух, меня в сетях уже не было. Я лежал, распластавшись на облюбованном ранее ящике и тратил все свои силы на то, чтобы успокоить бьющегося в истерике эльфенка. Почувствовав, что со мной все в порядке, он разом затих. Только вот заметная даже издалека восковая бледность лица и нервная дрожь мне совсем не нравились, но что-то с этим сделать прямо сейчас я не мог. Единственное, что оставалось - поддерживать максимально тесный с ним контакт и действовать быстро.
Автоматные очереди затихли, и в помещении повисла напряженная тишина. Все собравшиеся желали лицезреть мой окровавленный трупик. Даже шеи вытянули. А вот хрен вам!
Жутко оскалившись, я перетек на корточки и, оттолкнувшись всеми конечностями, чиркнул напоследок по кромке ящика когтями, молнией метнувшись в гущу людей. Первые двое не успели ничего сообразить, упав на пол с разодранным горлом, а вот дальше мне начали активно сопротивляться. Сообразив, что с наскока меня завалить не удалось, Фрост подскочил в кресле и заголосил:
- Убить его немедленно! Шевелитесь! Охрана!!!
 Ребятки в бронежилетах быстро сориентировались и практически все разом врубили мощные защитные и ускоряющие чары длительного действия. Вообще-то вместе их использовать не рекомендуется - ускорение и без того плохо влияет на организм, форсируя его старение, - а уж если к этому добавить защиту, которая благодаря своей структуре несколько тормозит биологические процессы и, значит, оказывает первому заклинанию сопротивление… Отрицательные эффекты не суммируются, а умножаются. Но зато по скорости люди теперь могут некоторое время биться со мной на равных. Автоматы свои они отбросили в самом начале. При той стремительности передвижения, что мы демонстрировали, попасть по мишени было нереально, скорее уж кого-то своего задеть можно. Или же, вообще, беснующегося хозяина или вжавшегося в пульт управления профессора продырявить. Мириал тактично в разборках решила не участвовать, посчитав, что не женское это дело, и плавно сместилась за приборы.
Все эти мысли и наблюдения автоматически фиксировались моим мозгом, а тело выполняло давно знакомый и привычный танец. Шаг вперед, поворот, взмах руки - и защитное поле одного охранника пробито, миллисекундная задержка - и когти пропарывают лицевые мышцы, снося заодно полчерепа; наклон, отскок, поворот, присесть и ухватить двух замешкавшихся людей за ноги. Рывок - и вот они уже валяются поломанными куклами, протаранив по дороге пару каких-то приборов. Сила удара такова, что даже броня не спасает. И дальше, к следующей цели, беспорядочно машущей рассекающим воздух ножом. Ну, кто ж так обращается с благородным оружием?
 Танец смерти, растянувшийся в моем субъективном восприятии на часы, на самом деле занял от силы секунд двадцать. Люди оказались на удивление хорошо подготовлены. Однако, стоило мне разобраться с последним, как я, словно сквозь вату, услышал отчаянный крик эльфенка, переходящий в рык, и вместе с ним хлопок. Словно в замедленной съемке, я начал  поворачиваться к Лису и замер на середине движения. Фрост не терял времени даром. Он откуда-то достал пистолет и успел выстрелить. Точно в мою голову стремительно неслась пуля. Время будто замерло… А потом резко побежало вскачь. Меня сбил с ног и опрокинул на спину непонятный огненный вихрь. Я только чудом сдержал порыв полоснуть по нему когтями, сообразив, что вреда он мне причинить не пытается, а даже наоборот! С каким-то запоздалым удивлением я почувствовал в странном животном, прижавшемся к моей груди, что-то знакомое. 
Пуля просвистела над нами, полыхающий зверь, оттолкнулся от меня всеми четырьмя лапами и кинулся на вновь торопливо прицеливающегося человека. Приподнявшись на локтях, я с все возрастающим удивлением следил за тем, как большая лисица, по рыжей шерсти которой струились язычки настоящего пламени, с остервенением нападает на человека, инстинктивно стремясь добраться до горла.
Вашу ж мать… От испытанного шока у меня резко сократился словарный запас. Это определенно был мой Лисенок… Вот и рассыпалась печать…
Мысли в голове неслись вскачь, повторяя траекторию прыжков «эльфа». Никогда бы не подумал, что он окажется метаморфом, да еще и огненным! Таких за всю историю был всего-то от силы десяток! Очень редко эльф оказывается настолько предрасположен к магии природы, что может менять свой облик, а уж чтобы использовать враждебную стихию… Мда.
Пока я лежал и тихо офигевал, Лис, ставший большим красивым зверем, размером где-то с хорошую овчарку, таки повалил верещащего на высокой ноте человека (а как вы хотели, пламя – штука горячая, толстяк местами уже весьма активно дымился) и с рычанием вцепился в его горло. Фрост захрипел и забился в судорогах, а в помещение с громким топотом влетели человек пятьдесят охранников. Хоть они и были одеты примерно так же, как и предыдущие, но по магическому оснащению явно уступали. Я не чувствовал на них большого количества амулетов. Так что нас решили задавить просто толпой. Резко вскочив на ноги, и угрожающе зашипев, я ринулся в бой.
Эти люди не стали изображать героев - они начали тупо палить из автоматов во все стороны, только создавая неразбериху. Я размытой тенью носился среди них, ведя за собой на поводке смерть. Почти сразу же ко мне присоединился огненный лис, стараясь не отставать и то и дело кидаясь на зазевавшихся человеков. Скорректировав немного траекторию своего движения, я переместился к нему поближе, чтобы в случае чего прикрыть. Нет, я верю, что природная защита рыжика покруче иного бронежилета будет - мех метаморфа сможет защитить его от большинства атак, - но все равно. Волнуюсь.
Было заметно, что драться Лисенок не умеет, зато у него был целый вагон энтузиазма и просто океан нерастраченного бешенства и злости на людей. Уже в ходе драки мы - я думаю, благодаря нашей связи, - каким-то образом объединили свои действия и в скором времени работали слажено, как единый организм. Словно всю жизнь охотились бок о бок.
В общем, повеселились мы знатно, размазав человеков ровным слоем по всем поверхностям помещения. Тут и там вспыхивали небольшие островки пожаров - отрывающиеся от Лиса язычки пламени своевольничали, - но я за этим внимательно следил, вовремя гася их своей магией. Пожар нам тут пока был ни к чему.
Мы стояли в центре разгромленного, залитого кровью и заваленного трупами помещения и внимательно оглядывались по сторонам. С моих когтей все еще капала алая жидкость, а глаза недобро горели. Лис же прижался к моей ноге часто вздымающимся боком и, глухо рыча, скалился. Как ни странно, его огонь меня совсем не обжигал, словно признал своим, хотя, может, так оно и было. Все-таки, благодаря метке, мы тесно связаны.  Взгляд методично скользил по комнате, вычленяя из окружающего именно те детали, которые были мне сейчас важны. Вот местами обуглившаяся туша Фроста, вот герр Остин в неестественной позе лежит рядом с дымящимися приборами - автоматные очереди не обошли их стороной и полностью вывели из строя сложную технику. По ткани белого халата на груди профессора расползлось большое красное пятно, и видны несколько пулевых отверстий. Тела охранников беспорядочно разбросаны по полу, несколько оказались на ящиках, почти под потолком. Ни в ком не чувствуется биения жизни.
- Где Мириал? – Озвучил я свою мысль, слизывая кровь с когтей.
Лис, пламя которого уже почти потухло (думаю, с непривычки ему тяжело его все время поддерживать), поднял на меня голову и, встопорщив большие рыжие ушки с черными кисточками на кончиках, растерянно тявкнул. Глухо рыкнув, я поморщился.
- Сбежала, гадина. Ну, ничего, далеко не уйдет.
Щелкнув пальцами, я призвал одного из своих вестников.
- Полетишь к Никарессу. Передай, что у нас все хорошо; требуется группа зачистки. Если ему интересно, пусть сам сюда придет, здесь наверняка можно найти много занимательного. Мириал скрылась, пусть немедленно объявит на нее охоту. - Я не исключал такой возможности, что у вампирки был еще один кристалл перемещения, и она сейчас могла находиться уже где угодно.
Отпустив мигом умчавшегося мышонка, я посмотрел на ждущего моей реакции Лиса. Длинный пушистый хвост с белым кончиком нервно мотался из стороны в сторону. Присев на корточки, я заглянул в большие настороженные медовые глаза зверя, прислушиваясь к его эмоциям. Волнуется, не уверен в себе, но рад, что я жив, и все кончилось. Широко улыбнувшись, обнял рыжика за шею, притягивая к себе. Тот облегченно выдохнул и тихо тявкнул. Неужели он боялся, что таким мне не понравится? Глупый.
- У тебя очаровательный хвостик, - шепнул я в рыжее ушко и аккуратно куснул его кромку.
Лисенок фыркнул и тряхнул головой, но отстраниться не попытался, только плюхнулся на свой пушистый зад и лапами перебирать начал. Нет, ну это ж надо, метаморф! Это ведь наверняка тяжело - подобный образ так долго поддерживать, особенно первый раз! Словно отвечая эту на мысль, зверь в моих объятиях потек и превратился в сидящего на корточках эльфенка. Лис стразу же воспользовался положением и вцепился в меня обеими руками. Уткнувшись носом в шею, он тихо всхлипнул.
- Ну, что ты, маленький, все уже хорошо, ты молодец, - прижимая к себе мелко дрожащего мальчика и гладя его по волосам и спине, шептал я, запихивая неуместное сейчас любопытство на самый край сознания. Мне всегда было интересно, куда одежда во время превращения девается, что потом снова на месте оказывается?
Поцеловав рыжика в висок и обняв покрепче, я попробовал подняться, но был вынужден приостановиться. Эльфенка ноги не держали совсем, он явно переутомился. Недолго думая, я подхватил легкое тело на руки и, перехватив его поудобнее, двинулся на выход. Залитая кровью и заваленная трупами комната не может способствовать душевному равновесию подростка. Даже если пока он на это внимания не обращает. Лисенок устало вздохнул и положил голову мне на плечо, опуская ресницы.
Не собираясь больше допускать глупых ошибок, я, прикрыв глаза, сосредоточился на ощущении мира, игнорируя тепловое восприятие и сразу переходя на более глубокий уровень, когда я чувствую саму жизнь и пение крови, бегущей по венам. Вокруг стояла тишина.
Безбоязненно толкнув створку, прошел в соседнее помещение. Вообще, дверей в том  зале было несколько, но, не ощущая жизни ни за одной из них, я выбрал ту, из-за которой выбегали охранники. Мы оказались в коротком узком коридоре с серыми стенами и нервно мигающей одинокой лампочкой на потолке; в его конце была еще одна дверь: глухая, металлическая, толщиной в десяток сантиметров и с навороченным замком. На данный момент она была распахнута настежь. Следующее помещение оказалось чем-то вроде комнаты отдыха. Неяркий приглушенный свет нескольких бра позволил бы довольно комфортно себя чувствовать людям, которым тут пришлось бы находиться. Три широких черных дивана вдоль стен, длинный стол и куча стульев. На столешнице стаканы с недопитым чаем, в пепельницах дымятся сигареты, валяются карты. Похоже, те охранники, что спешно прибежали на зов Фроста, располагались именно здесь. Выходов из  комнаты было три, и я решил одним из них воспользоваться. За первой же дверью обнаружился центр управления. Прямо по курсу располагался полукруглый стол с несколькими пультами с кучей кнопочек, а над ним десятки мониторов, отражающих то, что видят микрокамеры. Вот тут-то мы и останемся. Заодно и ознакомимся с достижениями человеческой техники.
Оглядевшись по сторонам, обнаружил пару трупов, валяющихся в углу, рядом с неприметной, сливающейся с темной стеной, дверцей. Хм… странно. Покосившись на задремавшего Лисенка, я тихонько потянулся своей силой к телам. Минута - и дело сделано. То, что при естественном ходе вещей заняло бы годы, свершилось в мгновения. Теперь на полу лежат лишь горстки праха да кучки одежды. Никто ни о чем и не догадается. Довольно улыбнувшись и сам себя похвалив, я аккуратно опустился в мягкое удобное кресло оператора, устраивая рыжика на своих коленях так, чтобы его не тревожить - пусть отдыхает.
Мониторы исправно показывали то, что происходит в замке. Немного покрутив головой, я нашел картинку с местом побоища. Оказалось, там были еще три камеры. Вообще же, в здании признаков жизни не наблюдалось; это подтверждали и мои ощущения, но вдруг, я все же не всесильный и мог просто не охватить всю территорию. Довольно быстро мне надоело просто сидеть и разглядывать картинки, на которых абсолютно ничего не происходило. Чтобы в процессе ожидания Никса с вампирами из группы зачистки чем-то заняться, я взялся щелкать тумблеры и крутить ручки. Опыт подсказывал, что здесь наверняка ведется запись со всех камер и каким-то образом ее можно просмотреть.
Вестник от Никаресса застал меня в самый разгар бурной деятельности. Совершать активные телодвижения с чутко спящим эльфенком на руках было проблематично, но я расстарался и, подключив магию, справился с этой задачей! Тоненькие воздушные жгуты прекрасно исполняли роль пальцев, а то сам я мог дотянуться далеко не везде. В общем, как бы то ни было, я как раз поломал что-то в настройках, и все камеры разом перестали передавать изображение, когда белоснежный голубь опустился мне на плечо и, курлыкая, взялся привлекать мое внимание. Пришлось прерваться.
Помощник сообщал, что они уже в пути, но это займет некоторое время, так как забрались мы с Лисенком в такие дальние дали, что мало того, что придется пользоваться городским телепортом до ближайшего к нам населенного пункта, так еще и пешком добираться черт-те сколько. Воспользоваться карманным порталом возможности у блондина не было - для этого надо хорошо представлять себе то место, куда хочешь попасть, иначе рискуешь не добраться, или добраться, но по частям. Еще вампир отчитался, что операция по уничтожению Ордена Чистильщиков практически завершена, и не ликвидированными остались лишь небольшие отряды. Также мне настоятельно посоветовали не делать глупостей и дождаться его на месте. Мириал в розыск объявили.
Пожав плечами, я вернулся к прерванному занятию по настройке техники. Я и так никуда не собирался. У меня эльфенок спит, мне некогда. Заворочавшись, Лис немного повозился, устраиваясь удобнее, и вновь затих. Переведя дух - оказалось, я затаил дыхание, - я осторожненько взялся за дело. Ближе к утру мне таки удалось победить упрямую технику и добиться воспроизведение картинки! Какой я молодец.
Ну, что сказать. Просмотрев запись битвы, во всех подробностях пронаблюдал процесс превращения эльфа в огненного лиса. Было красиво… Ами буквально перетек из одной формы в другую, плавно выскользнув из удерживающих его кандалов и воспламенившись на ходу. Кстати, после превращения его запястья были совершенно здоровы, никаких царапин или повреждений я не нашел. Подозреваю, регенерация звериной формы значительно лучше, чем эльфийской.
Мириал в драке не участвовала. Понаблюдав некоторое время за тем, как я убиваю людей, она развернулась и, нервно оглядываясь назад, быстрым шагом удалилась. Пощелкав тумблерами, в которых я уже успел досконально разобраться, проследил путь ее бегства. Оказалось, что тех двух людей, что сейчас кучками праха лежат в углу, убила именно она. Это были охранник и оператор видеонаблюдения. Выпускать вампирку они не пожелали, за что и поплатились. Дальше девушка заскочила в какую-то комнату, покопалась в ящиках, что-то оттуда взяла, а потом скрылась, активировав камень телепортации. Кстати, те охотники, что похитили Лисенка, все еще тусовались во дворе... Некоторое время я всерьез обдумывал вопрос: пойти добить, или ну их пока?
Принять какое-то определенное решение мне не дали. Появились мои вампиры. Они вихрем ворвались во двор замка, резко останавливая взмыленных лавов, впряженных в пару повозок. Заметив вновь прибывших, люди заинтересованно выползли из каменного сарая, служившего им местом отдыха. Завязалась непродолжительная драка, и охотников скрутили по рукам и ногам, упаковав, для дальнейшего разбирательства, живыми. Командовал парадом Никаресс. Облаченный в классический серый костюм и белоснежную сорочку, со стянутыми в низкий хвост длинными волосами, он смотрелся как холодный и неподкупный инспектор, пришедший проверять, все ли здесь согласно букве закона. Дабы Никс не путался в коридорах, я послал ему навстречу своего вестника.
Через пятнадцать минут помощник был рядом со мной.

К тому моменту, как Лисенок заворочался, постепенно просыпаясь, мы с Никарессом уже успели обсудить все детали произошедшего столкновения. Он внимательнейшим образом просмотрел доступные записи видеонаблюдения, шепотом отругал меня за безалаберность, поудивлялся на рыжика, раскрывшегося с неожиданной стороны, и под моим пристальным взглядом, на цыпочках, дабы не разбудить эльфенка, удалился раздавать распоряжения вампирам из группы зачистки. Какая бы анархия в среде моих подданных ни царила, но определенные «государственные структуры» у нас все же были.  К ним относились и те, кто убирал явные следы слишком бурной деятельности сородичей, способные вызвать подозрения или волнения в среде других разумных. Иным расам совершенно не обязательно знать обо всех наших делах. Главное - мы СВОИ законы не нарушаем, а с остальными… Пережуют как-нибудь. Меньше знают - крепче спят и дольше живут. Проверено на практике.
В общем, когда рыжик, глубоко вздохнув, потерся носом о мою шею и в полудреме закинул руки на плечи, прижимаясь всем телом, в центре наблюдения мы были одни. До этого я, периодически переключая камеры,  со сдержанным любопытством следил по мониторам за тем, как вампиры шастают по всему замку, досконально его обыскивая, но тут, естественно, бросил все. Стиснув Лиса в объятиях, прижал его к себе и поцеловал в висок, чувствуя кожей ответную улыбку эльфенка, касающегося губами моей кожи.
- С добрым утром, - шепнул я в аккуратное ушко, лизнув острый кончик.
Рыжик поежился и хихикнул, садясь прямо. Зевнув, он потянулся всем телом, поднимая руки над головой и вытягиваясь, а я не удержался и прошелся ладонями по его ребрам, вызывая новый приступ веселья.
- Как самочувствие после вчерашнего? – не сдерживая широкой улыбки, поинтересовался я.
Лисенок склонил голову набок и внимательно на меня посмотрел, а потом нахмурился. Похоже, события прошлого дня всплыли из глубин проснувшегося сознания, и теперь эльф их тщательно анализировал. В его настроении появились первые нотки нервозности, страха и непонятного мне отвращения. Обхватив лицо рыжика ладонями, я заглянул во встревоженные медовые глаза.
- Что случилось? Что тебя беспокоит?
Немного поерзав, он спросил:
- Я правда превращался в большую лисицу и… убивал людей?
Понимающе улыбнувшись, я попытался передать напряженному эльфенку, вчера впервые забравшему чужую жизнь, чувство моей за него гордости и полного одобрения. Не хотелось бы, чтобы он зациклился на негативных эмоциях.
- Правда. - Скользнув ладонями выше, пропустил густые персиковые пряди сквозь пальцы, убирая их с лица и заправляя за ушки. – В образе огненного лиса ты был просто великолепен. Никогда такого не видел! Как тебе в голову пришло выбрать именно эту форму?
Рыжик от похвалы слегка зарделся, опустив ресницы и робко улыбнувшись. Маневр вполне удался: внимание мальчика переключилось. Пожав плечами, он смущенно признался:
- Я не выбирал. Просто испугался за тебя очень, и оно само получилось. Наверное, то, что ты меня постоянно Лисом называешь, сработало на подсознательном уровне. Я вообще не думал, что смогу превращаться. Меня этому не учили.
Тихо засмеявшись, притянул ушастика к себе и крепко обнял. Он совершенно не сопротивлялся, расслабившись и уткнувшись носом в плечо.
- Сокровище ты мое талантливое, чудо рыженькое, - полушепотом замурлыкал я в мигом покрасневшее ушко. Лисенку нехитрые комплименты были очень приятны, и удовольствие от них быстро вытеснило остатки негативных эмоций.
Не думаю, что позже Ами совсем не будет рефлексировать, но скатиться в депрессию (ну, или что там у малышни в подобной ситуации случается, сам уже не помню) я ему совершенно точно не дам. Уж чем отвлечь своего эльфенка, я придумаю. Мои руки, не дожидаясь особых указаний от мозга, уже вовсю ласково поглаживали Лиса по спине и плечам, чуть надавливая и расслабляя мышцы. Мальчик послушно выгибался и тихонько вздыхал, откликаясь и на успокаивающие прикосновения, и на согревающую волну моральной поддержки, которую я настойчиво стремился ему передать по нашей связи. Не знаю, до чего бы все могло дойти, если бы рыжик не начал подозрительно ерзать и беспокоиться. Нахмурившись, я прислушался к его эмоциям и ощущениям, а потом чуть не рассмеялся. Нет, ну я совсем тормоз.
Выпрямившись, аккуратно ссадил смущающегося Лиса на пол. Он уже понял, что я понял, что ему надо бы в туалет. Ну да, позывные Матери Природы игнорировать бывает проблематично. И еще - надо бы вспомнить, где я видел здесь пищеблок. Пока еще мы до дома доберемся... а ребенок голодный.
Обнаружить искомое большого труда не составило: все оказалось довольно близко к той большой комнате, где квартировали охранники Фроста. Как только мы вышли из центра наблюдения, сразу нарвались на группу вампиров, что-то бурно обсуждающих, сидя за столом, предварительно освобожденным от человеческого мусора. При виде нас мужчины дружно повскакивали со своих мест и почтительно мне поклонились, заставив Лисенка нервно дернуться и испытать острую потребность спрятаться у меня за спиной. Он прекрасно чувствовал направленные на него пристальное внимание и любопытство. Я на приветствие отреагировал сдержанным кивком и спокойно пошел дальше, увлекая за собой напряженного рыжика. Ничего, пусть тренируется не обращать на это внимания. Теперь так будет постоянно. Думаю, мои вампиры нескоро еще привыкнут к тому, что эльф будет всегда рядом, а значит, повышенный интерес к его персоне гарантирован.
Со своим смущением рыжик справился на удивление быстро и уже через час, совершенно не обращая ни на кого внимания, методично поглощал нарезанный крупными ломтиками сыр со стоящей на коленях прозрачной круглой тарелки из дымчатого стекла, заедая его большим, смачно хрустящим зеленым яблоком. Сидя на столе и болтая в воздухе ногами, он увлеченно следил за сдержанной пикировкой между мной и Никарессом, поворачивая голову то в одну сторону, то в другую. Наличие в комнате еще десятка вампиров его уже нисколько не волновало.
- А я все равно не понимаю, зачем нам замок, - скрестив руки на груди, спокойно повторил я, прямо глядя в голубые глаза.
- Что значит «зачем»? – возмутился Никс. – Чтобы было! Это древнее строение, можно сказать - исторический памятник. Сюда можно водить экскурсии.
Хмыкнув, я скептически изогнул бровь. Он неисправим.
- Никс, этот исторический памятник наверняка имеет законного владельца, - напомнил я очевидный факт блондину. – То, что мы здесь немножко убили одного из виднейших воротил современного бизнеса, и так достаточно рискованно. А уж если мы еще и замок присвоить решимся, проблем точно не избежать. Так что я предлагаю тихо-мирно отсюда свалить.
Шумно выдохнув через нос, вампир насупился и поджал губы.
- Тимофей, здесь полно оборудования, которое мы просто физически не сможем вывезти, - предъявил он очередной, подозреваю, все же основной довод, толкающий его так настырно стоять на своем. – Нам проще никого сюда не пустить, чем с высунутыми языками грузить вещи! А оставлять все, как есть, чревато новыми неприятностями. Вдруг найдется еще какой умник вроде этого чокнутого профессора герра Остина?
Хм. Должен признать, что в его словах есть смысл, но незаконный захват частной собственности явно не выход… Да чем он вообще думает! Такое ощущение, что мы поменялись ролями, и теперь Никаресс изображает генератор сумасшедших идей, а я - невозмутимого критика! Я так не играю.
- Тогда мы просто все разломаем, - твердо заявил я.
- Мы вполне могли пропустить какую-нибудь запись, - встрепенулся вампир. – Лучше все же задержаться тут подольше.
- Никс, вы ведь здесь уже все обыскали, так? – вздохнув, терпеливо уточнил я.
- Так, - не стал отрицать вампир.
- Все более-менее ценное конфисковали, так?
- Так.
- В таком случае, уничтожим все содержимое этого замка - и дело с концом.- Заметив, как блондин набирает в грудь воздух, чтобы что-то возразить, я поспешил продолжить. – Абсолютно все, что тут есть! В пыль! И тогда уж точно никто ничего не найдет.
- Нет, ну это нелогично, – все же возмутился помощник. – Это будет выглядеть еще более подозрительно. Здание, в котором одни голые стены…
Я широко улыбнулся.
- Замечательно, ты меня убедил. Тогда предлагаю сравнять с землей весь замок, со всем его оборудованием и ненайденными вами секретными записями.
Столь радикальное решение вызвало у Никса легкий ступор, а Лисенок подавился яблоком.
- Ты – варвар, - буркнул в итоге блондин.
Довольно рассмеявшись, я подошел к надсадно кашляющему эльфенку и с некоторым беспокойством проследил за тем, чтобы он не задохнулся. Смахнув кончиками пальцев выступившие ему на глаза слезы, внес следующее предложение:
- Уговорил. Мы взорвем только ту часть здания, где находится лаборатория. Насколько я понял, она занимает не так уж и много места. Это будет вполне похоже на несчастный случай. Результат неудачного эксперимента, в ходе которого погиб ученый и покровительствующий ему бизнесмен с охраной. Чинно, мирно, благородно,  и мы тут совершенно ни при чем.
Повернувшись к задумчиво нахмурившемуся вампиру, уточнил:
- Трупы ведь пока не утилизировали?
Блондин отрицательно качнул головой.
- Нет, - тяжело вздохнув, он вынужден был признать мою правоту. – Хорошо. Сделаем, как ты говоришь.
После чего повернулся к терпеливо дожидающимся указаний вампирам и взялся за подготовку диверсии. Нас с Лисенком благополучно оставили в покое. Через два часа все было готово, и мы дружно грузились в повозки, присвоив и ту, на которой сюда привезли эльфенка. Пленных охотников успели профессионально допросить и признать далее бесполезными.
Увидев перетаскиваемых в замок связанных людей, рыжик нахмурился и обижено пожаловался, что те отобрали у него мою сережку. Ну, что сказать, Чистильщикам пришлось возвращать незаконно присвоенное. С довольным видом вставив матово поблескивающее колечко в  ушко, рыжик перестал обращать на охотников внимание, будто и нет их вовсе.
Долго думать, что с человеками делать, мы не стали. Естественно, отпускать их никто не собирался. Люди сами виноваты, что оказались в таком дерьме. Вступать в Орден их никто не заставлял, а они, будучи его членами уже длительное время, успели поучаствовать в нескольких операциях. И далеко не все они были столь «мирными», как похищение Лиса. Так что, посовещавшись, мы решили, что охотники – законная премия вампиров из группы зачистки. Десерт, так сказать. Лиса я, естественно, в это посвящать не стал. Не уверен в его реакции на подобную прозу жизни, мальчишке и так на длительное время хватит неприятных тем для размышления. Хотя, что-то мне подсказывает, что сильно он бы не переживал.
Подождав, когда мои вампиры закончат все дела и займут свои места в повозках, мы дружной вереницей двинулись прочь из замка. Оказалось, что вокруг него располагается небольшое поселение, и, чтобы выбраться, нам придется проехать его насквозь. Несколько обеспокоившись вопросом секретности, я вопросительно посмотрел на Никаресса, единственного из вампиров, кому было позволено ехать с нами в одном экипаже.
- Не волнуйся, один из наших – профессиональный «иллюзионист». Он «прикроет» повозки. Никто не заметит того, что мы выезжали из ворот замка.
Удовлетворенно кивнув, я расслабился, откидываясь на спинку сидения и отстраненно наблюдая за Лисенком, который с любопытством разглядывал проплывающий за окном город. Обычный маленький городок, скорее, даже деревня: двух-трехэтажные здания с покатыми черепичными крышами и серой или грязно-бежевой облицовкой стен; аккуратные деревца на обочинах дороги, по которой проезжают редкие повозки; чистые улочки и немногочисленные жители, спешащие по своим делам. В свете яркого солнца, светящего с голубого безоблачного неба, все это выглядело донельзя умиротворяющее. И не скажешь, что сегодня ночью у них под боком происходили поистине кровавые зверства, хотя люди - народ до крайности лицемерный и безразличный. Они предпочитают закрывать на творящийся вокруг беспредел глаза, делая вид, что их это не касается. Вполне вероятно, местные жители и знали, что в замке, возвышающемся над их домами, проводятся жестокие эксперименты. Наверняка ведь профессор не сидел сложа руки и, совершенствуя свою методику, угробил не одного разумного. Слухи не могли не появиться, для этого городок слишком мал.
Пока я предавался философским размышлениям на тему человеческой сущности, мы успели миновать городскую черту и взобраться на высокий холм, с которого открывался превосходный вид на окрестности. Замок, окруженный маленькими домиками, в оправе из моря зеленеющих полей и небольших рощиц, да на фоне ясного неба выглядел, как игрушечный. Остановив экипажи, я выбрался на улицу и вдохнул полной грудью свежий, наполненный ароматами молодой травы и цветов воздух. Следом за мной из повозки выскочил Лисенок, а затем к нам присоединились и остальные члены команды. Всем было интересно посмотреть, как сработают заложенные магические бомбы.
Механизм не подвел, и бухнуло точно в срок. Сначала мы почувствовали, как вздрогнула почва, и вокруг замка поднялось небольшое облако пыли, а потом услышали глухой взрыв. Одно крыло здания начало плавно оседать, погребая под собой останки лаборатории и художественно разложенные тела. Мы позаботились о том, чтобы возник небольшой пожар, который уничтожит следы насильственной смерти людей. Те, кто станет расследовать происшествие, должны будут посчитать все несчастным случаем. Доказательств обратного не останется. Поднявшиеся после взрыва клубы пыли и зарождающегося дыма скрыли от наших глаз весь замок и часть города. Больше смотреть было не на что.
Поездка до ближайшего стационарного телепорта должна была занять часа три объективного времени. И это притом, что лавы неслись на немаленькой скорости. Так как ночью я глаз так и не сомкнул, меня начало потихоньку клонить в сон, чему я решил не сопротивляться, с комфортом расположившись на широком сидении и беспардонно пристроив голову Лису на колени. Он, в общем-то, совершенно не возражал, почти сразу запустив пальцы мне в волосы и потихоньку начиная перебирать отросшие прядки. Очень успокаивает, так, что хочется мурчать. Однако нормально поспать мне не дали. Только я стал проваливаться в сладую дрему, как меня буквально подкинуло от противного писка, раздавшегося где-то рядом. Оказалось, это к Никарессу, чинно сидящему напротив, прибыл вестник. Разглядеть посланника я не успел - пытался проморгаться, зевая во все клыки.
- Что там? – со вздохом принимая вертикальное положение и потягиваясь, поинтересовался я за нас с рыжиком. Эльфенку тоже было любопытно.
Быстро пробежав глазами по строкам послания, вампир коротко произнес:
- Мириал поймали.
- О, оперативно, - хмыкнув, заметил я. – Где ее нашли?
- Эта идиотка не придумала ничего лучшего, как заявиться на свою старую квартиру в Анхеле, - поделился полученными сведениями блондин, складывая листочек и засовывая его во внутренний карман пиджака. - Видимо, что-то там такое было, без чего дамочка ну никак обойтись не могла.
Насмешливо фыркнув, мы с Лисенком переглянулись.
- Или она полная дура, или одно из двух.
Никаресс солидарно хмыкнул, пожимая плечами.
- Что с ней делать планируешь?
Я на секунду задумался, а потом злорадно усмехнулся.
- Есть у меня идея. Пусть ее направят к Федотову и там нас подождут.
Никс удивленно изогнул бровь и посмотрел на такого же озадаченного рыжика - видимо, рассчитывал, что тот знает больше. Облом-с.
- Хорошо… А что ты задумал?
Загадочно промолчав, я вновь улегся на спину и, закрывая глаза, положил голову Лису на колени.
- Потом расскажу, - зевнув, выдал последние «ценные указания»:
– Нашу повозку правь сразу туда же, никуда не заезжая.
Удостоверившись, что указания приняты к сведению, я с довольной улыбкой на губах погрузился в чуткий сон.
Приехали мы до противного быстро. Я совершенно не выспался; еще и Лис был меланхолично-задумчив, придавая дополнительную вязкость моему собственному настроению. Зевая, я сел и с хрустом потянулся. Никаресса в повозке уже не было: он как раз выскочил на улицу - только полы пиджака да светлый хвост мелькнули.
- О чем задумался? – сгребая пискнувшего от неожиданности рыжика в охапку и усаживая его к себе на колени, поинтересовался я и, заправив одинокую персиковую прядку ему за ушко, выжидательно замер.
Лис пожал плечами, но потом все же признался:
- А что теперь с моей магией будет?
Непонимающе нахмурившись, я моргнул и уставился на кусающего губы и напряженно ждущего ответа эльфа. Что-то я не соображу, к чему он… Наверное, не проснулся еще.
- Ты о чем?
Немного помявшись и отведя глаза, рыжик выдал:
- Ну… Никаресс сказал, что мне надо будет много тренироваться, чтобы полностью освоиться со второй ипостасью, да и просто магией овладеть. Он сказал, что теория теорией, а практика лишней не будет…
- И? – Я все еще не понимал, в чем проблема.
Подняв на меня большие недоверчивые глаза, Лис ошарашил следующим вопросом:
- А ты не против?
На несколько мгновений я завис, растеряно моргая.
- Почему я должен быть против? – Определенно, я сегодня торможу не по-детски.
- Эм… - Рыжик неопределенно помахал рукой в воздухе, пытаясь сформулировать мысль.
Растеряно посмотрев на меня, он в конце концов сдался.
- Не знаю…
Насмешливо фыркнув, притянул мальчишку к себе и чмокнул в нос. Какой же он все-таки ребенок. Придумал себе проблему и взялся переживать. С какой такой стати я должен ограничивать его силу? Как бы отвечая на мой вопрос, Лисенок все же смущенно выдавил:
- Тебя не будет беспокоить, что твой раб сможет делать такое? Я же вещь, мне не положено… - К концу фразы его голос превратился в едва уловимый шепот, и мальчик весь сжался, втягивая голову в плечи, как будто опасался, что я его сейчас ударю, или же скажу, что тот бред, что он только что выдал – правда.
Я в очередной раз завис, удивленно разглядывая нервно теребящего рукав своей туники эльфенка. Неужели он до сих пор считает себя настоящим рабом? В голове не укладывается… Надо с этим что-то срочно делать!
- Ами, - тихо позвал я.
Дождавшись, когда рыжик поднимет на меня перепуганные глаза, взял его лицо в ладони и со всей серьезностью и убедительностью, на которые только был способен, произнес:
- Ты не раб. То, что на тебе до сих пор ошейник – это неприятное недоразумение, связанное с недостатком времени и отсутствием необходимых специалистов. Я тебе обещаю, очень скоро мы от него избавимся.
- Правда? – тихонько шепнул Лис. Шмыгнув носом, он отчаянно заморгал, стараясь не разреветься.
Судя по тому нереальному облегчению и благодарности, которое затопило мальчика, он действительно всерьез из-за этого переживал. Мда… Надо как можно быстрее исправлять ситуацию. Похоже, после того, как от основных врагов мы избавились, и рыжик посчитал своих близких отомщенными, на передний план вылез вопрос его собственного статуса, который, похоже, до конца ему так и не был понятен.
- Клянусь, - подтвердил я, наклоняясь вперед и невесомо касаясь его чуть подрагивающих губ своими, а потом прижимая к груди. Он уткнулся носом мне в основание шеи и крепко обнял в ответ.
Успокаивающе гладя Лисенка по волосам, я как можно беззаботнее заявил:
- И вообще, не заморачивайся. Времени и простора для тренировок у тебя будет вагон. Если понадобится, достанем тебе наставника-эльфа. Все же я вряд ли смогу чем-то помочь - вампирская магия совершенно другая и от вашей отличается, как день от ночи.
Рыжик согласно кивнул, судорожно втянув воздух, и крепче стиснул руки, прижимаясь ко мне еще сильнее. Наше, ставшее очень уютным, уединение прервал Никаресс. Заглянув в повозку, вампир с искренним недоумением поинтересовался:
- Вы все еще здесь? Все уже готово, только вас ждем!

Неспешно шагая по ярко освещенным коридорам Темного Приюта, я со сдержанным интересом осматривался. Днем здесь было ожидаемо пустынно - все-таки заведение ориентировано на ночной режим работы. Не знаю уж, откуда это повелось, но все подозрительные сделки народ испокон веков предпочитает совершать под прикрытием темноты, хотя, как по мне, так все равно. Когда светит солнышко, виднее даже. Как бы там ни было, но нам повстречалась только пара охранников-людей, бдительно стоящих на своем посту у бронированной входной двери. Мужчины проводили нас дежурно-подозрительными взглядами, тщательно скрывая прячущийся в глубине глаз страх. Ну, еще бы - думаю, - мои здесь шорох навели тот еще. Нашествие вампиров - это вам не абы что. Усмехнувшись, я мысленно сам себе посоветовал не заострять внимание на всяких глупостях, а шагать вперед, за Никарессом. Помощник явно успел уже разведать, куда нам надо.
Чем дальше мы продвигались вглубь здания, минуя разнообразные залы, смотревшиеся несколько заброшенно и неуютно без соответствующего антуража - громкой музыки, разношерстных посетителей и услужливого персонала, - тем больше нервничал Лисенок. Он не жаловался и ничего не говорил, но с каждым шагом оказывался ко мне все ближе, стараясь идти вплотную, и в конце концов практически касался моего плеча своим, все чаще затравлено оглядываясь по сторонам и все сильнее излучая жгучие волны паники. Нахмурившись, я взял его за руку и крепко сжал холодную ладонь.
- Не бойся, все будет хорошо, - попытался приободрить я эльфенка.
Утвердительно мотнув головой, он вцепился в мою руку, для надежности сжимая пальцы второй на запястье, будто боялся, что я его брошу. Мда. Воспоминания о пережитых в этом месте моментах, похоже, не дают ему нормально соображать… Страх, действующий на подсознательном уровне, сложно перебороть. Раздосадованно выдохнув, я поджал губы. И что прикажете делать?!
Резко остановившись, повернулся к мальчику и притянул его к себе. Будто бы только этого и дожидаясь, он тут же выпустил мою конечность и прижался всем телом, пряча лицо на груди и мертвой хваткой сцепляя руки в замок за моей спиной. Ответно обняв Лисенка, я прижался щекой к его макушке и начал успокаивающе гладить по волосам. Было такое мерзкое ощущение, что его сердце колотится где-то у меня в горле. Пришлось даже пару раз нервно сглотнуть, отгоняя подступающую тошноту.
- Ну, что ты, маленький. Я рядом. Никто тебя не обидит. Все хорошо. - Тихо бормоча первое, что приходило в голову, я искренне надеялся, что поможет. Ну, не знаю я, как бороться с подсознательными немотивированными страхами!
Как бы то ни было, похоже, мои действия возымели положительный эффект, так как дрожать рыжик перестал, да и паника немного улеглась. Пару раз глубоко вздохнув, он согласно кивнул и опустил руки, предпринимая попытку сделать шаг назад. Однако я его не выпустил, продолжая обнимать. Эльф вырываться не стал: он просто напряженно замер, терпеливо дожидаясь, когда я отстранюсь. Ухватив рыжика пальцами за подбородок, заставил поднять низко опущенную голову и посмотреть мне в глаза.
После минутной игры в гляделки Лис заявил:
- Все уже в порядке, правда.
Скептически выгнув бровь, я недоверчиво фыркнул. Ну да, ну да. А то я не чувствую, что он все еще готов развернуться и на максимальной скорости рвануть отсюда куда подальше! Уловив мои сомнения, эльфенок раздраженно дернул плечом и надулся.
- Я в порядке!
- Да неужели? – Насмешливо усмехнувшись, я уточнил: – И если я тебя сейчас выпущу, ты даже никуда с громким криком не сбежишь?
Рыжик возмущенно выпрямился и гневно сверкнул глазищами. Ну, вот. Совсем другое дело. Пусть лучше на меня злится, чем боится непонятно чего. Наверное, Лисенок уловил мой настрой, так как мгновенно успокоился и робко улыбнулся.
- Спасибо.
Широко улыбнувшись в ответ, я напоследок крепко его к себе прижал, а потом расцепил объятия.
- Не за что.
Ухватив эльфенка за потеплевшую ладошку, поволок его в сторону терпеливо дожидающегося того момента, когда мы закончим, Никаресса. Вампир тактично стоял в сторонке и изучал невероятно интересный рисунок из трещин на серой штукатурке стены. Дальнейший путь мы проделали в относительно спокойной обстановке. Не то чтобы Лис совсем перестал бояться, но уровень его напряжения приобрел вполне контролируемые размеры и уже не вызывал опасения.
Конечной целью блуждания по коридорам клуба стал личный кабинет его хозяина, который нервно топтался в углу, у небольшого резного столика с напитками. При нашем появлении Федотов, задрапированный в длинный темно-синий парадный халат, встрепенулся и скомпоновал мышцы лица в заискивающую улыбку. Быстро окинув комнату взглядом, я внутренне поморщился. Нет, конечно, подобная аляповатая безвкусица вполне в стиле заведения, но вот я бы тут работать не стал. Ярко-алый ковер на полу хоть по цветовой гамме и совпадал с обивкой кривоногого дивана и хозяйского кресла поистине королевских размеров, расположенного за широким столом, ближе к дальней от входа стене, но в сочетании с черными обоями, испещренными золотыми узорами… В общем, все это создавало удручающее впечатление. Спасибо, хоть картин сомнительного содержания не наблюдалось: вместо этого на стенах присутствовало большое количество бра, стилизованных под подсвечники.
- Господин Федотов, приветствую вас! – с сумасшедшим оскалом выдал я. – А мы вот решили вашим гостеприимством воспользоваться.
Не дожидаясь приглашения, я прямым курсом протопал к хозяйскому креслу и плюхнулся на сидение. Лис, руку которого я так до последнего момента и не выпустил,  скромненько опустился на мягкий подлокотник, а Никаресс невозмутимым стражем встал за моим плечом. Поерзав, устраиваясь поудобнее, я в упор уставился на немного шокированного нашей наглостью законного владельца кабинета. Беззаботно усмехнувшись, демонстрируя удлинившиеся клыки, я поинтересовался:
- Вы ведь не против, что мы так, по-свойски?
Федотов едва заметно вздрогнул и поспешно замахал руками:
- Нет, нет! Что вы! Всегда рад принимать у себя таких гостей!
- Вот и замечательно, - довольно мурлыкнул я, следя вмиг потяжелевшим взглядом за человеком.
Сулейман нервно сглотнул и, отвернувшись, налил себе в низкий прозрачный стакан янтарной жидкости из пузатого графина, а потом залпом его осушил. Мдя. Нервы, нервы. Отбросив игривый тон, я, не оборачиваясь, обратился к помощнику.
- Где она?
- Уже ведут, - тут же невозмутимо отозвался вампир.
Коротко кивнув, я откинулся на спинку кресла, прикрывая глаза и из-под ресниц наблюдая за человеком, который, вновь наполнив свой бокал, пересек комнату и уселся на диван. Очень хотелось взять за руку теребящего подол туники эльфенка, но этот жест был бы совершенно неуместен, да и держался рыжик, надо отдать ему  должное, молодцом. Внешне было почти незаметно, что он сильно нервничает.
Подтверждая слова Никаресса, дверь кабинета отворилась, и на пороге появилась пара вампиров, между которыми шла конвоируемая Мириал. Мрачная девица была все в том же кожаном комбинезоне и на каблуках. Разве что помады на бледных губах не наблюдалось, да длинные волосы, собранные в высокий хвост, были несколько спутаны. При виде нас она напряглась, но постаралась выглядеть максимально самоуверенно. Причем так увлеклась собиранием себя в кучку, что звук закрывающейся за выполнившими свои обязанности и удалившимися вампирами двери заставил ее нервно вздрогнуть и оглянуться.
- Ну, здравствуй, Мириал, давно не виделись, - хищно прищурившись, произнес я.
Девушка тут же обернулась и приосанилась. Гордо вздернув подбородок, она капризно возмутилась:
- По какому праву меня здесь держат?! Вы за это ответите! Я требую, чтобы меня немедленно отпустили!
Хмыкнув, я с исследовательским любопытством разглядывал вампирку. Нет, не зря люди говорят: наглость – второе счастье. Или это просто глупость? В ее случае, судя по всему - хроническая. Лисенок от таких заявлений девицы даже бояться перестал. Он склонил голову набок и с недоумением на нее уставился. Подперев щеку кулаком, я с притворной грустью поделился наболевшим:
- Видишь ли, дорогуша, у меня к тебе ба-а-альшой счет накопился. Хочу вот взыскать. Ты мне умудрилась сильно жизнь подпортить и, причем, не раз. Не дело это - малолетке с Древнейшим тягаться. - Наблюдая за тем, как, не сумев «удержать лицо», вампирка закусила губу, я хищно усмехнулся. - За все ведь надо платить, ты не знала?
- И что же я такого сделала? – все еще хорохорясь, нагло поинтересовалась она.
Мда. Мои брови взлетели вверх, а глаза недобро загорелись красным.
- Тебе по порядку? – Практически промурлыкав эти слова, я наклонился вперед.
Мириал нервно сглотнула.
- Для начала, ты посчитала себя вправе наплевать на Закон, обязывающий не трогать собственность другого вампира. Мало того, что ты просто не сообщила, что отмеченный мною эльф попал в это заведение, - сделав движение кистью в воздухе, показал, в какое именно заведение. – Так еще и попыталась «в темную» использовать меня как убийцу, надеясь, что я в порыве гнева прикончу хозяина Приюта и очищу тебе тем самым дорогу к власти.
Сидевший до этого момента тихо, Федотов возмущенно вскрикнул, но под тяжелым взглядом Никаресса медленно опустился на спинку дивана, понимая, что его участие в диалоге не желательно. Сделав большой глоток из бокала, человек снова замер, напряженно следя за развитием событий.
- Когда этот план не удался, ты благоразумно сбежала. Только вот не поумнела ни капли и приняла активное участие в похищении все того же, заметь, моего уже даже по общерасовым законам, эльфа. Нехорошо, Мириал. Очень нехорошо. Да еще и связалась с такими личностями… - Демонстративно поцокав языком, я наблюдал, как нервничает девица.
- Кстати, если ты не в курсе, они все мертвы.
 Мириал заметно вздрогнула. Нет, она что, действительно рассчитывала, что ей все сойдет с рук? Я прям удивляюсь. Смерив брезгливым взглядом девушку, продолжил:
- Знаешь, такое поведение наводит меня на мысли о твоей умственной неполноценности и опасности для общества.
- Да как вы… - Задохнувшись возмущением, Мириал стояла и хватала ртом воздух.
Знаю, грублю, но достала она меня конкретно, аж клыки чешутся, и когти обивку кресла царапают.
- И вот поэтому у меня имеется стойкое желание прикончить тебя так, чтобы ты и помучилась, искупая свою вину, и чтоб показательно получилось, дабы другим было неповадно. - Сделав небольшую паузу, как бы обдумывая варианты, я продолжил. - Думаю, казнь айеши подойдет. Что скажешь?
Замерев на мгновение, я с удовольствием наблюдал за тем, как краска отливает от лица вампирки. Она заметно покачнулась и схватилась рукой за горло, как будто ей не хватало воздуха. Собственно, есть, с чего занервничать. Айеши – это такая неприятная вещь, что просто не вышептать. По форме это похоже на укус, а вот по содержанию… В кровь приговоренного впрыскивается специальный, держащийся в строгом секрете состав, который начинает медленно разрушать организм вампира. Очень медленно и очень-очень болезненно. Противоядия нет. Обезболивающие не действуют. Совсем никак не действуют. Мучения могут длиться довольно долго: все зависит от здоровья приговоренного. Дабы вампир не покончил с собой раньше времени, его сковывают и запирают в особом, хорошо охраняемом месте. Мало ли, вдруг кто решит проявить сердобольность и прервать мучения «несчастного». Хотя, всех моих подданных информируют, за что наказан приговоренный, и прецедентов не было, но на всякий случай, так сказать. Помнится, последний, кого подвергали айеши, продержался около двух лет. Орал он, не переставая… И это далеко не рекорд по продолжительности казни. Вообще, конечно, айеши применяется довольно редко, но знают про нее все вампиры, и все боятся.
- Вы не имеете права, - прохрипела Мириал, глядя на меня безумными глазами. – К этому может приговорить только Владыка…
Кровожадно усмехнувшись, я сочувственно покачал головой.
- Не повезло тебе.
Какой бы дурой Мириал ни была, но смысл фразы до нее дошел мгновенно. Рухнув на колени, она разревелась.
- Господин, пожалуйста! Все, что угодно, только не это!!!
Некоторое время я отстраненно наблюдал за тем, как девица бьется в истерике и прислушивался к эмоциям Лиса. Как ни странно, жалости к Мириал он не испытывал. Похоже, не меня одного она достала. Рыжик только удивлялся бурной реакции: видимо, про фирменную вампирскую казнь он ничего не слышал. Собственно, как и замерший на диване человек. Никаресс был невозмутим. Ему не впервой видеть истерику спровоцированную подобным приговором. Ничего нового вампирка не говорила, разве что в данном случае у меня несколько другие планы.
- Молчать, - коротко приказал я, и Мириал послушно заткнулась. Продолжая судорожно всхлипывать, она усердно размазывала тушь по щекам.
- Принимая во внимание, что все-таки именно благодаря тому, что ты пригласила меня на аукцион, я нашел своего потерянного эльфа, могу предложить альтернативный вариант.
Вампирка замерла, даже дышать перестала. Что ж, ключевой момент встречи, так сказать.
- Ты можешь добровольно забрать его ошейник себе.
В помещении повисла абсолютная тишина. Похоже, мне удалось удивить всех. То, что я предложил, было одним из двух единственно возможных способов избавиться от статуса раба. Первый – это обратиться к специалисту, который сможет расплести энергетические потоки, намертво связывающие ошейник, разумного и его господина (собственно говоря, именно за счет этого ошейник и обладает поистине убойными качествами, позволяющими законному владельцу полностью контролировать того, на ком он надет, и делать со своей собственностью, что угодно). А второй - это найти того, кто добровольно, полностью осознавая, что делает, и, что немаловажно, с согласия и одобрения хозяина, решится занять место раба. Ясное дело, что чаще всего пользуются первым способом. Найти придурка, готового вместо кого-то добровольно отдать себя в вечное рабство, еще поискать надо, а если учесть, что владельца может и не устроить замена… Так что о втором способе чаще всего забывают.
- Ну, так как? – Мне надоело ждать, и я решил поторопить вампирку с решением.
Не захочет - что ж, наше дело предложить. Шмыгнув носом, Мириал встала на ноги и тихо произнесла:
- Я согласна.
- Вот и чудненько. - Хлопнув в ладоши, я довольно улыбнулся. – Тогда чего ты ждешь? Вперед.
Вздрогнув, вампирка на негнущихся ногах пошла к нам. Медленно обойдя стол, она остановилась напротив замершего шокированной статуэткой эльфенка. Лис был очень удивлен, но, вместе с тем, в нем разгорался робкий огонек радости и надежды. В тот момент, когда девушка потянула руки к ошейнику, я уловил в ее эмоциях отчаянное, граничащее с безумным, желание отомстить.
- Не делай глупостей, девочка, - холодно прошипел я, глядя на замершую Мириал в упор. – Навредить сейчас ты можешь только себе - эльф защищен так, что тебе и не снилось.
Все-таки хорошо, что я на него защитный амулет нацепил. Хоть от глупых случайностей, да прикроет. Сглотнув, вампирка вздрогнула и… смирилась; дрожащие руки двинулись дальше, когти так и не удлинились. Стоило пальцам прикоснуться к поверхности ошейника, как сразу же раздался тихий щелчок невидимого замочка, и гибкая полоска металла соскользнула с эльфа. Он тут же отстранился, хватаясь за горло, а Мириал трясущимися руками приложила ошейник к себе. Умный металл, будто живой, обвился вокруг ее шеи и защелкнулся, короткой вспышкой белого света сигнализируя, что все законно. Я облегченно выдохнул и широко улыбнулся.
- Уважаемый Сулейман, у меня тут появилась абсолютно мне не нужная рабыня. Не желаете приобрести?
- Отчего же не желаю. Очень даже желаю, - тут же раздался слащавый голос человека.
Судя по взгляду, который он бросил на обессилено привалившуюся к краю стола вампирку, планов на нее у человека громадье. Вот и хорошо. Пусть на своей шкуре узнает, каково это - в рабах ходить. Не стоит рыть другому могилу. Сам в ней можешь оказаться!
- Тогда о стоимости вы знаете, с кем договариваться, - резюмировал я, вылезая из кресла и стаскивая с подлокотника несколько дезориентированного Лисенка.
Спать захотелось со страшной силой.
- Мы домой, - поставил я в известность оживившегося блондина, который уже предвкушал занимательное развлечение.
М-м-м-м-м… Вот отосплюсь, и надо будет заняться делом, а то какие-то каникулы у меня утомительные получились. Одно хорошо - теперь у меня есть Лис! Словно отвечая на мои мысли, рыжик повернул ко мне голову и солнечно улыбнулся, обдавая бодрящими брызгами искрящейся радости. Нет, все определенно получилось даже лучше, чем я планировал!


Рецензии
Понравилось) Спасибо за ваш труд!

Алекс Филатова   21.08.2013 13:07     Заявить о нарушении
На это произведение написано 11 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.