Кустов Никита. Рассказы

Снежинки.
Поздняя осень. Начало ноября в городе С. было холодное. С неба сыпались бесконечно счастливые, пушисто-белые, ещё совсем-совсем молодые снежинки. Они приземлялись на головы, лица, щёки и ладони людей, идущих по тротуарам. В будничной суете никто и не обращал внимания на эти снежинки, они обсуждали свои дела, некоторые рассказывали друг другу о лете, проведённом в Крыму с семьёй, другие говорили о вечеринке, на которой они отдыхали в прошлую субботу в клубе «Vice», третьи – о кризисе и о непомерно высоких ценах в магазинах. Каждому человеку хотелось рассказать своему другу или подруге о том, что его волнует: о своих мыслях, чувствах, переживаниях, темы, актуальные для него, недовольство новым начальством на работе, горьким кофе с утра…
Юрий двигался не спеша, в толпе людей, идущих сплошным потоком. Наверное, странно идти и понимать: ты знаешь то, что тебе знать совсем не нужно. Ну вот знаешь ты, что эти люди – стадо, сборище тупоголовых ослов, у которых нет больше целей в жизни, кроме как добраться до своей кровати вечером, лечь в неё и включить телевизор, смотреть низкопробные ситкомы, что-то вроде «Друзей» и смеяться над тупыми американскими шутками - да даже не американскими, а вообще неизвестно какими - и что, разве от этого факта, от того, что он это знает, Юре становилось легче? Вот уж действительно, горе от ума.
Он перманентно отличался от этих людей, начиная от внешнего вида и уж тем более, заканчивая глубиной внутреннего мира и остротой мысли. Он следил за собой, сделал для себя доброй привычкой посещение тренажерного зала 4 раза в неделю, после работы, с друзьями. Постоянно следил за модой. Алкоголь он не употреблял вообще: считал, что это ему  не нужно. Зато выкуривал каждый день порядка 1 пачки сигарет «Парламента», курил особенно много, когда нервничал. Ему было 26 лет, и если присмотреться, в его глазах можно было бы увидеть искру. Она бы почти незаметна – ведь этого всего лишь отголосок его безвозвратно ушедшей юности и, самое главное, отголосок мечты.
Ветер подул сильнее, и Юрий затянул потуже шарфик на шее, серый, с пушистыми концами. Он ненавидел людей за то, что они убили его мечту. Убили безжалостно, не оставив ни малейшего шанса на какую-то другую жизнь. Люди его вырастили, накормили, одели, обули, обучили, предложили ему сложившуюся систему ценностей, моралей, предоставили ему «выбор» кем быть, которого, по сути, нет, тем самым уже определив за него, кем он будет. Конечно же, ошибочно было бы считать его циником и эгоистом, который ненавидит всех людей и не видит из-за своего эгоизма ничего, дальше своего носа. Он любил своих родителей и самых близких ему людей.
Размышляя о том, что бизнес-план нужно сдать до четверга своему начальнику, Юрий увеличил громкость в своём ай-поде и услышал знакомые слова: «Расстояние между нами, иди на звук быстрых ударов, рваным дыханием целого мира, просто уйти не хватит сил мне». Ему уже давно казалось, что последний альбом Ассаи – Фаталист – это саундтрек к его жизни. Жизни однообразной и долгой, как рельсы железной дороги от Калининграда до Владивостока.
Придя домой, он положил ключи на трюмо, не спеша разделся. Зашел на кухню, увидел в раковине гору немытой посуды – неизменный атрибут жизни холостяка, улыбнулся, вспомнив что-то хорошее, затем вымыл одну тарелку, достал из холодильника жареную картошку и две котлеты, положил в тарелку, привычно поставил их в старенькую микроволновку и нажал на 3 минуты. Пока пища подогревалась, он размышлял о том, что превращается в то, что больше всего ненавидит в этой жизни – человека без души. Всё печально и очевидно – если человек не похож на всех – стадо разорвёт его на куски, обосновав свою жесткость нарушением принятых устоев или ещё какой-нибудь мерзостью в этом роде, в общем, они найдут причину. Их выворачивает ,если кто-то не похож на них. Кто бы что не говорил – а люди, которые хоть чем-то стараются отличиться, преследуется в обществе, как преследовались евреи во время Холокоста. Для стада есть всего лишь три ценности, три кита – «дом», «пивасик», «телик». И только попробуй осмелиться сказать в обществе таких людей, что хотя бы одна ценность из этой цепочки, и уж не дай Бог, все 3 ценности – для тебя не ценности – так тебя же тут же засмеют, или скажут о тебе за глаза «идиот».
Поев и уже вымыв всю посуду, Юрий пошел в спальню. Привычно включил телевизор, он услышал слова: «Быть может, это будешь ты. Быть может, это буду я. Но это будет, просто поверь мне. Never break down». С экрана вещал Брюс Уиллис. Это был один из его многочисленных «геройских» фильмов, где он в очередной раз спасал весь мир. «Какие правильные слова» - подумал Юрий в тот момент. – «Никогда не сдавайся? В воздухе однокомнатной квартиры повисла немая пауза. «Я не сдамся» - чуть слышно произнёс он, с какой-то неуверенностью в голосе. «Вы слышали, сволочи? Я не сдамся!» - неожиданно для себя закричал Юра. В ту же секунду он нажал кнопку «Power» на пульте, вставил наушники в уши, повернулся к стене, нажал на воспроизведение и погрузился в мир волшебного бита Ассаи. «Срывая бельё в поисках кожи, в поисках пламени выгнув спину…причина во мне, детка, помни, теперь ты неизлечима», - слышал Юра. «Я сильный. Я буду бороться. Я не сдамся. Never break down» - чуть слышно шептал он, усыпая.
А снежинки за его окном всё также сыпались с неба и ложились на верхушки голых деревьев, связывались в белые комочки, которые, в свою очередь, образовывали сугробы. Как-то всё слишком просто было в этом мире снежинок: умиротворённо, без лишнего шума и хаотичности ,словно такой порядок падения был придуман кем-то далеко-возвышенным и добрым, строго следившим сверху за его выполнением. А снежинки всё падали, падали, падали…

(2009)
Эмбрион – письмо курящей маме.
Здравствуй, мама! Меня зовут Серёжа…точнее, меня бы так называли  мои сверстники. А ведь знаешь, когда я ещё был крошечным эмбрионом в твоём организме, я уже мечтал. Мечтал о жизни, о настоящих друзьях, о том, как я буду ходить в школу, ленится вставать рано  и ощущать глоток свежего воздуха, выходя их подъезда своего дома каждое новое утро. О своём будущем, о любви, в конце-то концов, об этой сложной и непонятной штуке, заставляющую чаще биться сердца многих людей. Наверное, мама, ты скажешь – что всё это глупо. «Как ты мог чувствовать и мечтать о чём-то в таком возрасте?» - спросишь меня ты. Ну и что, что я маленьким был? Маленькие ведь тоже чувствуют…ещё как! Даже больше, чем некоторые взрослые. И я мечтал. Мечтал каждый день. Не веришь? Каждый день! Каждый час. Каждую минуту. И ты меня ждала, я верю. Ведь ждала?
К сожалению, моим мечтам не суждено было сбыться никогда. Я родился с раковой опухолью мозга. Ты отказалась от меня в пользу детского дома через полчаса после родов. Что ж, от этого никто не застрахован, правда? В этой жизни вообще никто ни от чего не застрахован. К сожалению, мне этой жизни понять и почувствовать было не дано. Судьба? Злой рок? Называй это как хочешь, мне от этого уже не жарко и не холодно.
И вот я лежу на жесткой больничной кровати, ещё совсем-совсем маленький и безобидный. Я никому не сделал ничего плохого за 1 год своей жизни. Медсестра лет 35-40 ,женщина с доброй улыбкой, пышноватым телом и тёмно-русыми волосами, пытается меня успокоить. Гладит меня по голове холодными руками. Я плачу. Больно. Ты бы знала, мама, как же это всё-таки больно – жить с раковой опухолью. Но тебя, я думаю, сейчас это не особо волнует. Сейчас ты развлекаешься где-нибудь в ночном клубе или, возможно, играешь в боулинг с друзьями. Тебе весело. А я скоро погибну. Я слышал разговор двух лечащих меня медсестёр. Они прогнозируют мне недели 2 – как максимум. Не так страшна смерть, как знание её часа. Вот уж точно.
Я ненавижу тот день, когда ты впервые попробовала первую сигарету «Kiss» с яблочным вкусом!!! Будь он проклят! Сигаретный дым убивал меня день за днём, он откладывался ещё задолго до появления меня в  твоём организме. Мне было сложно с ним бороться. А ты курила, ни о чём не подозревая. Курила, когда тебе было хорошо, и когда ты нервничала. Да и просто за компанию,  ради развлечения курила. Сигаретный дым победил, не оставив мне никаких шансов на жизнь. Ещё мам, я хочу тебе сказать напоследок, что, не смотря ни на что, я люблю тебя. Правда, люблю. И всегда буду любить. Надеюсь, и ты меня.
Мечты и счастье.
Ну бывает ведь так, согласитесь? Человек очень долгое время мечтает о чём-то, витает в облаках, планирует, делает всё, чтобы его мечта исполнилась, возможно даже, зарабатывает деньги на двух работах ради этой самой мечты.

После долгих лет упорной работы, ночей без сна, дней, пролетавших, подобно комете на звёздном австралийском небе, с такой же быстротой и бессмысленностью, он получает то, что хотел. Он ведь сильный, правда? И вот, этот самый человек уже едет на новой машине, ну, или он там переехал в другой город, город его мечты, или чего он ещё там хотел? Это не принципиально. И что мы видим? Человек счастлив? Кхм…возможно, был, когда только-только добился своего. Буквально первые два-три дня. От силы – неделю. Радости в глазах от исполнившейся мечты мы почему-то не видим. Почему? Ответить однозначно на это сложно, также как сложно было бы и этому человеку, если бы его спросили: «Зачем тебе это было нужно?».Видимо, зачем-то нужно. Мечта – штука сложная.

А бывает и по-другому. Человек уже ни о чём не мечтает. Он подавлен. Его жизнь ему длинной, бесконечно длинной дорогой, конец которой неминуем. Может быть даже, что этот человек страдает от былой любви. Обрывки чувств, воспоминания. Кому это нужно? Это всё прошлое, его не изменить, как бы этому человеку этого не хотелось. Он отчётливо понимает, что жить так дальше нельзя, но ничего не может с собой поделать.

И вот, именно тогда этого человека как будто бьёт как током: он внезапно понимает, что будущее его зависит не от случайных обстоятельств, «внезапностей», и не от другой ерунды, а именно от его самого и его обдуманных, разумных действий. В нём ярко оживают все чувства, эмоции. Они вспыхивают ярким огнём. Он загорается новой мечтой и…влюбляется. Тогда к нему приходит настоящее счастье. Счастье, от сбывшейся мечты. Мечты, о которой она даже и сам не подозревал. Он счастлив.

Счастье. Глубокопроницаемое. Неосязаемое. Всеобъемлющее. У кого-то оно есть, у кого-то его нет. Оно глубоко внутри нас. Понять его природу невозможно. Оно приходит внезапно и ещё внезапнее уходит. Мы даже не успеваем обернуться и прокричать ему вслед: «Постой».

В любом случае, никогда не стоит переставать мечтать. Мечты сбываются, просто верьте мне, мечты сбываются. А вслед за ними приходит и счастье.
Разговоры о ментальности.
Если бы меня попросили объяснить суть русской ментальности, то я, чтобы не задерживать собеседника, объяснил бы это в двух-трёх предложениях:

"Один человек неделеко от своего подъезда высадил цветы на лужайку. Другой пришел со своей собакой и она нагадила на цветы".

Вот, в общем-то, и всё. Всем, грубо говоря, наплевать на труд(и не только труд) другого - и к этому уже пора бы привыкнуть.
Конечно, кто-то сейчас скажет, что в последнее время наоборот наблюдается тенденция изменения ментальности и повышения уровня образования, воспитанности, этикета, что широкие массы тянутся к знаниям и улучшению отношений друг с другом.

Вот один из последних примеров: водители легковых машин стали чаще пропускать пешеходов на "зебрах".
Казалось бы, чем не позитивные перемены в ментальности?
А я отвечу. Вы же не будете спорить, что автомобилисты стали пропускать пешеходов не потому что им вот в голову - щёлк - и пришла идея: "А вот давайте-ка мы станем хорошими?!", а потому что за нарушение ПДД увеличили штрафы.

Исконно русская традиция - сидеть в очередях. Куда без этого?
Люди часами стоят и ждут. Наверное, это одна из тех вещей, которые бы г-н Зигмунд Фрейд отнёс к бессознательному.
Нас приучили с детства(я бы даже сказал больше - у нас это на подсознательном уровне) к "принципу одного окна" и мы считаем это нормальным. Конечно, мы постоянно ворчим себе под нос, как это нудно и долго - но по итогу выход один: сидеть на жопе и ждать. Потому что без штампика, из-за которого приходится стоять в очереди 1.5 часа, тебе не сделают прописку.

А я не хочу ждать. Не хочу, чтобы мои дети часами стояли в очередях. Не хочу, чтобы дети моих детей делали то же самое. Я искренне желаю, чтобы об очереди они узнали не стоя в ней, а изучая учебники по истории.

Чтобы начать модернизацию в России, на мой взгляд, нужно в первую очередь освободится от очередей и нудного бюрократизма.
Кто знает, может, и народ подобрее станет?
И штрафы увеличивать не придётся, чтобы кого-то к чему-то приучить?

Спасибо…
Помню, однажды я поссорился со своей девушкой и, чтобы извинится перед ней и загладить вину, написал на асфальте под окнами «Я тебя люблю». Надо сказать, что через неделю пошел дождь и смыл эту надпись, потому что она была нарисована мелом. Дурачок, правда? Я даже не мог для этого дела купить белую краску в баллончике. Ну, а что с меня взять? Мне было 15 лет.
Тем не менее, она увидела эту надпись, и мы с ней тогда помирились. Ну, а спустя ещё некоторое время она уехала в Санкт-Петербург учиться.
А я остался один. Скажу прямо – мне было безумно больно. Я пытался её вернуть. Я делал всё, что было в моих силах( по крайне мере, я искреннее так считал): я ей звонил, писал смс, писал в контакте. Бесполезно.
Со временем я стал привыкать. Было уже не так больно. Когда тебе постоянно плохо, ты и сам не замечаешь, как все тебе постепенно надоедает. Друзья, учёба, хобби – ты всё посылаешь к чёрту! Ты много думаешь над этим. Почему судьба разлучила именно вас. И много-много-много подобных вопросов. И вот уже постоянная боль становится частью тебя. Или ты становишься частью боли? Какая разница?…
Потом наступает другой период: тебя «отпускает», ты начинаешь заниматься делами по дому, учёбой, снова начинаешь ходить на тренировки. В общем, ты начинаешь интересоваться жизнью. Вроде бы, у тебя всё хорошо. Ты думаешь, что ты её забыл. О ней тебе напоминают только вечерние прогулки, когда ты случайно проходишь под окнами её дома и вспоминаешь, что примерно года два назад ты писал три слова, три волшебных слова : «Я тебя люблю». Так сложно и так просто. И тёплая добрая грусть омывает тебя, как воды Чёрного моря отдыхающих летом…
Проходит полгода. Декабрь. 25-е число. Неожиданно для тебя она звонит и предлагает тебе встретиться. Ты ошеломлён. Ты в шоке. Ты соглашаешься и идёшь к ней навстречу, гуляешь, рассказываешь, как у тебя жизнь (естественно, не говоря о том, что с тобой было после того, как ты с ней расстался), про учителей в школе, про своего тренера, в общем, несёшь всякую чушь. Потом она тебе рассказывает, как у неё учёба, про свою соседку в общаге, которая сидит в  контакте и слушает музыку в 3 часа ночи, мешает ей спать, о клубе, в который она ходила с подружками в прошлую субботу.
В глубине души ты конечно же понимаешь, что всё-таки какое-то чувство ты к ней испытываешь. Ты не понимаешь одного: зачем она тебя позвала гулять после того, как вы не общались полгода? Потом ты проводишь её до дома, прощаешься(при это целуя её в щёчку) и говоришь: «Звони, когда в следующий раз приедешь после учёбы» - сам не понимая, зачем тебе это нужно. Идёшь домой. Твой мир вспыхивает, как будто бумажный. Неужели всё началось снова? «Нет, нет, нет! Такого не может быть!» - уверяешь ты себя.
Сейчас мне 17 лет. И теперь я не боюсь признаться хотя бы себе, что она оставила глубокий след в моей душе. Иногда она приезжает ко мне, мы гуляем. И я прекрасно понимаю, что больше ничего не будет. Она, наверное, тоже. Но просто увидеть человека, который тебе дорог после долгой разлуки – это счастье. По крайней мере, для меня так точно.
Ну, а пока мы только двое – я и она. Две стихии, которые просто не могут быть вместе. А очень хотят. До сих пор. Я рад, что мне посчастливилось встретить такую девушку как ты, Лиза.
Спасибо тебе за всё.


Рецензии