Фрагменты

 
                Фрагмент

 Фонтанке не хватало места. Гранит был тесен. Черная вода с пляшущими в ней отражениями тяжело бухала в каменные набережные, мелко дробясь после. По блестящему асфальту безжалостно хлестал дождь, пузыря поверхности луж.
Сегодня воскресенье, что-то около 10-ти вечера и сегодня осень…
 Путь мой никуда не лежал. Вернее, идти - то я шел, но где я окажусь в ближайшие полчаса, мне было решительно все равно. Такое со мной случается. Хотя куда здесь пойдешь: каналы и набережные, набережные и каналы…
 С каждым прожитым днем память удлиняется и приобретает столь обидную и нежелательную прозрачность. Память начинает все больше напоминать рыболовную сеть – остается только крупное, мелкое исчезает через все более укрупняющиеся ячейки…
 Когда – то, две женщины назад, я не мог ходить этой дорогой без трепета… Я знал этот темно – серый дом, как люди знают свое лицо – каждый лопнувший сосудик, каждую морщинку. Я знал, что прикосновение к дверной ручке парадного подъезда будет шероховатым, что воздух внутри будет сырым и что люминесцентная лампа будет моргать часто и  назойливо. Приветливо низкие ступени, подставляя красивые, почти антикварные перила, возносили меня на второй этаж, к той двери и к четырем, или пяти звонкам, ни под одним из которых не была указана фамилия.
 Я всегда нажимал наугад. Квартира долго молчала, потом часто топала, или наоборот шаркала, гремела тяжелой задвижкой и являла мне ОДНОГО ИЗ. Он (Она) в свою очередь столь же быстро, как и внимательно, пробегали меня глазами и просили подождать. Через полсигареты выходила ОНА.
…Я остановился напротив дома, доставая из намокшей даже в кармане пачки сырую сигарету.
 Как все же она коротка и неразборчива - память. Все, что было – уже не со мной и остается только надеяться – было у меня… И только потому, как мне знаком этот дом, я склоняюсь к последнему.
 К одиночеству я привык. Если одиночество хорошо организованно, если оно не состоит из пьянства и немытой посуды, одиночество даже полезно. Не навсегда, естественно. Но хочется помнить. Хочется помнить и, когда заблагорассудится, изымать воспоминания на свет божий, вызывая тем самым пусть хоть самую небогатую палитру ощущений. Я не хочу помнить ЕЕ, я хочу помнить себя. Того себя. Пусть мне иногда будет грустно. Я хочу иметь при себе то время, когда одиночества у меня не было.
...Это было, когда было лето… То лето запомнилось мне сверкающей под солнцем Фонтанкой, пыльными тротуарами и теплым ветром. В то лето, провожая Ее каждый вечер, бредя с ней по столь знакомому маршруту к ее дому, держа в своей руке ее холодную ладонь, мне казалось, что так будет продолжаться вечно.
 Память неумолимо размывает фрагменты и я ловлю себя на том, что уже не четко помню Ее глаза. Иногда серые, иногда голубые… Я не помню звука Ее голоса…
…С очередным всполохом сигареты, порывом ветра, хлестнувшим в лицо дождем, мне вдруг что-то вспомнилось…
 Стояли белые ночи, те, к которым никак не привыкнешь из года в год… В такие времена город засыпает поздно и сон его то и дело прерывается. В такие ночи не существует неба и лишь едва заметная пелена висит над каналами. Сквозь нее скупо проступают дома, поражая неожиданной безликостью и равнодушием. Кажется – внутри ни души…
 Мы выбрались из метро в начале первого. Стелящийся до самого Адмиралтейства Невский, плотно забитый транспортом, встретил нас россыпью сотен и сотен разноцветных огней – загорающихся, моргающих, гаснущих. В сумерках проспект казался более тесным, вертикали одержали верх над горизонталями. По обеим сторонам над огнями и асфальтом тяжело нависали здания. Ночной Невский был утомителен в своей тесноте…
 Петербургская романтика банальна: мосты, каналы, “одна заря, сменив другую…”, Пушкин… В лучшем случае “Белые ночи” Достоевского. Есть еще Эрмитаж, сфинксы, Нева… Ну что еще? Рядовому наблюдателю хватает всего этого с лихвой. Меня интересует другое. Мне интересно не ЧТО это, а КАК. Как сплетается в единый клубок история и архитектура и разделимы ли они в ЭТОМ городе? Как трагическая смерть самодержца реализовывается в архитектуре или же как отразился в истории целой страны дворец на берегу Невы. Меня интересует как город “меняется в лице” в течении дня,, месяца, года, столетий… И еще я хочу знать – почему у него ТАКОЕ лицо.
 По Неве шли баржи. В наступившей темноте они напоминали могучие бревна, сплавляемые по реке, иногда – гигантские утюги, выглаживающие рукав черной траурной рубахи. Тупо упираясь вникуда, на уже светлеющем небе нелепо вычерчивались контуры разведенных мостов. И здесь тоже все было в огоньках – как и на Невском.
 Она приобнимала меня за плечо обеими руками и ветер бросал ей на лицо пряди ее светлых волос.
 “Я чувствую себя здесь хозяйкой”,- сквозь ветер прокричала она мне в ухо, кивая на группу иностранных туристов с фотокамерами. Я кивнул. Туристы фотографировались на фоне всего этого действа. На мой взгляд – пошлость ужасающая. С другой от нас стороны пили из горлышка шампанское, визжали и целовались. Не настаивая на своей правоте, я отметил, что и это пошлость.
  Стало ощутимо светать. Светать без солнца. Будто кто-то сильно разбавил черное. Я никогда не любил это время. Все, что казалось огромным, таинственным, значимым, становится будничным, простым и знакомым. Вот облупившаяся краска на фасаде, вот мусор, накопившийся по набережным за ночь, и обессилевшие мосты покорно сводят свои стальные крылья.
 Утро мы встречали на Исаакиевской площади, под наблюдением строгого Николая, согреваясь чудесным сливовым вином, припасенным мною. Она достала сигарету, прикурила и, глубоко затянувшись, вместе с дымом выдохнула: “Сегодня я впервые видела белые ночи по другому – я видела их твоими глазами.” И тогда я ответил: “Пойдем ко мне.” И это не было невпопад. Она зажмурилась и ласково мурлыкнула: “С тобой хоть на край света”.
 Где Она теперь? Я знал, что она уехала из этого дома, где прикосновение к дверной ручке шероховатое, воздух сырой и часто мигает люминесцентная лампа. Я не на краю света – нет там и ее. Знать – бы, где он, этот край. Я бросил окурок и пошел в сторону метрополитена. Фонтанка тяжело бухала в гранит и ей все так же не хватало места…

                07.02.05.   
 

 
 
 


Рецензии
Великолепно передан дух Питера, ощущение города, его запах...
С уважением,

Эль Тау   12.11.2010 19:25     Заявить о нарушении
Боюсь, скоро появится предупреждение не заходить на мою страничку. Что-то наподобие "Там Питера дух, Питером пахнет..."...

Сергей Авилов 2   12.11.2010 20:29   Заявить о нарушении
:)) Наоборот, куда нельзя - туда все стремятся))

Эль Тау   12.11.2010 23:03   Заявить о нарушении
На это произведение написаны 2 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.