4 Клятва Гогациев

Всю ночь я ходил по Корфу обнажённым, не имея возможности прикрыться т. к. руки у меня во сне почему-то просто приклеились к бокам. Счастье, что мне никто не встретился, точно бы покусал или убил. Убил одними ногами.
 
Я проснулся с сильно бьющимся сердцем и приличной эрекцией. Вскочив на ноги отправился в душ. Холодная вода в контрасте с горячей привела меня в чувство. Повторения такого сна я не желал.

Дядя ждал меня на татами. В этот раз я не смог собраться, и он отправил меня разминаться с макиварой.

- Александр, научись владеть собой.
Хорошо сказано, научись. Сам то он пробовал в четырнадцать лет позировать обнажённым перед красивой женщиной. Сомневаюсь. В это время он жил в Питере, ходил в музыкальную школу, гонял футбол…

Я от души молотил по соломенной подушке и как ни странно успокаивался.

- В том, что ты можешь отреагировать на красивую женщину или на неосторожно сказанное слово, нет ничего постыдного. Все нормальные мужчины так реагируют. Вечером загляни в Интернет и почитай "Искусство Греции", тебе станет намного проще принять это. Стефания познакомит тебя со своим натурщиком. Он можно сказать уже профессионал…

- Если у неё уже есть натурщик. Зачем я ей нужен?
- Вы совершенно разные. Уверен, что у неё в голове созрела не одна композиция, и она нарисует не только вас, но и Сабрину.
- Сабрину?
- Да, да, поверь мне.
- На эти дядины слова мне нечего было ответить.

Стефания запросто могла придумать композицию для нас троих. После ударов по макиваре я пришёл в норму, и вот опять перед моим мысленным взором предстала картина, написанная с Сабрины. Горячие волны побежали по моему телу и собрались в тугой комок внизу живота. Нет, надо что-то делать. Пойти колоть дрова? Ага, где я здесь найду дрова?

Дядя отправился к морю, а я сел медитировать. Отрешённость от всего земного пошла мне на пользу. Я бегом пустился догонять дядю, и мы долго плавали наперегонки. В комнате я сделал около двухсот отжиманий и отправился в душ. На завтрак шел, пошатываясь от усталости. 

Наивный мальчик, я думал, что усталость поможет мне справиться со своим телом.
После завтрака захотелось прилечь где-то в тенёчке и поспать пару часов, так нет, надо ехать к Стефании. Обещал. Дядя отвёз меня, попрощался, посигналил на прощание и уехал.

Коварная мысль удрать посетила мою усталую голову и я, наверное, так бы и сделал, но тут стеклянные двери отъехали в сторону, и мне навстречу вышла Стефания.

Я смотрел фильм «Клеопатра». Смотрел, чтобы увидеть Цезаря, сражения, но в памяти кроме всего прочего хорошо отпечатался образ Элизабет Тейлор. Стефания напомнила мне Клеопатру и эту знаменитую актрису.

- Заходи Александр. Ты помнишь, где мастерская?
- Запомнил.
Стефания провела меня в небольшую, красиво обставленную комнату. На двух стенах висели большие зеркала. Диван, пара кресел обтянутых шелком, круглый стеклянный столик, ваза с фруктами и цветы. Множество цветов.
- Разденешься в этой комнате. Если хочешь, можешь принять душ и придёшь в мастерскую.

Теперь у меня пути к отступлению не было.
А!!! Будь, что будет.

Стефания ушла. Я выглянул в окно. Рядом с красным жуком стояло пару машин. Мой взгляд только отметил – дорогие машины и всё.
 
Душевая кабинка последнего модного дизайна, так и приглашала меня освежиться. Зачем? Я сегодня уже дважды принимал душ. Я разделся и отправился в мастерскую, как на…
Промолчу. Даже думать не буду, куда я отправился...

Когда я проходил через гостиную, заиграла музыка. Потом она смолкла, и голос Стефании предупредил меня, что урок начнётся через сорок минут. У меня есть время осмотреть дом.

Я заглядывал во все комнаты и был уверен, что никого не встречу. Сабрина говорила, что во время урока, женщина, наводившая чистоту в доме, была освобождена от работы.

В одной из комнат я обнаружил оружие. Это был своего рода музей. «Вот это да!» – воскликнул я, глядя на развешанное по стенам самое разнообразное холодное оружие. Вдоль стен стояли деревянные столики, где под стеклом на бархате были аккуратно разложены ножи и кинжалы.

Я подошёл к стене, на которой висели мечи, шашки и сабли. Снял меч со стены, вынул его из ножен и удивлённо посмотрел на сверкающее лезвие. Меч был заточен и готов к бою. Я принял стойку и взмахнул им. В шести зеркалах светловолосый обнажённый мальчишка сделал то же самое.

Я улыбнулся своему отражению и несколько раз поменял позицию. Забавно было видеть себя в зеркале со сверкающим мечом. Потом я взял в руки лук и прицелился. Нет, на легендарного героя с луком и стрелами я явно не тянул.

Интересно, какую позу придумала для меня Стефания. Разгуливая обнажённым по огромному пустому дому, я свыкся с мыслью, что через несколько минут меня будут рисовать. Время поджимало. Я поднялся на второй этаж и вошёл в мастерскую.

В мастерской кроме Стефании было ещё человек двенадцать. Юноши и девушки стояли и сидели у мольбертов и рисовали высокого смуглого юношу, который позировал им с небольшого возвышения. Он обладал красивым торсом, шеей и ногами. «Как статуя в парке», - мелькнула мысль.

На широкой груди юноши могучими плитами лежали грудные мускулы. Они нижним краем немного не доставали правильной арки слегка выступающего рёберного края. Самое узкое место тела приходилось на верхнюю часть бёдер. Вот это фигура! Есть что рисовать.

На звук открывающейся двери все повернули головы в мою сторону. Рука невольно дёрнулась, чтобы прикрыть… и замерла. Уши заполыхали жаром, и огонь отчаяния обжег щёки. А чего я ожидал? Тут же вспомнились слова Стефании, что у неё много учеников. Ну, Сабрина! Ну, сестричка! Отомщу! И месть моя будет ужасной! Девчонка всё прекрасно знала и молчала. А Стефания? Она была уверена, что я в курсе дела.

- Александр, проходи к Грегори.
Пока я шел к центру комнаты, я слышал восхищённые вздохи и шепот, которые привели меня в полное смятение. Грегори подал мне руку, и я оказался на возвышении рядом с ним. Я глубоко выдохнул, пытаясь овладеть собой.

Грегори, наверное, был предупреждён о моём появлении. Он объяснил, какую позу я должен принять. По-моему она называлась «Клятва Горациев». Обнажённых Горациев должны были изображать мы. Хотя на картине они одеты. Ноги широко  раздвинуты в шаге, правая рука протянута вперёд. Все мои мышцы напряглись.

Как хотелось, чтобы мои анатомические откровения были хоть чуть-чуть прикрыты. Можно ведь было поставить другую ногу вперёд. Нет, я и Грегори стали так, что все наши прелести предстали перед студийцами во всей красе.

Теперь я понял Стефанию. Почему её захотелось заполучить меня, как натуру. Рядом с Грегори я выглядел мальчиком. Мой светлый пушок внизу живота был едва заметен, не то, что чёрные завитки юноши. И девушек у него, наверное, было гораздо больше, чем у меня, есть чем привлечь внимание.

Такие мысли сыграли со мной злую шутку. Я вдруг понял, что часть моего тела, самая коварная, не поддающаяся никакому контролю с моей стороны начала жить самостоятельной жизнью.

Грегори посмотрел на встающую часть моего тела и улыбнулся.
- Не обращай внимание. Это твой первый урок? - Шепотом спросил он.

Я кивнул головой.
- Расслабься, подумай, что ты плаваешь в море. Хорошо помогает.

Если бы не Грегори, я бы давно повернулся и сбежал, но он держал меня за запястье. Не вырываться же мне. Студийцы, наверное, привыкли к таким сюрпризам. Они молча продолжали работать.

Продолжение следует
http://proza.ru/2010/10/31/1218


Рецензии
Вот это каникулы)))
"Нет, надо что-то делать. Пойти колоть дрова? Ага, где я здесь найду дрова?"--- не поможет. Это только Челентано помогало, хотя и ему не очень)))
Психология героя передана отлично. Кому как не мужчине это знать)

Ксения Демиденко   16.12.2017 23:27     Заявить о нарушении
Положа рук на сердце признайтесь, смоги бы вы позировать обнаженной перед своими сверстниками и молодыми юношами. Сашка и сам не мог дать себе ответ почему согласился.

Генрих Пол   16.12.2017 23:46   Заявить о нарушении
На это произведение написано 10 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.