Песня неба

   Вот и закончилось лето…
   Осенний утренний холод забирается под одежду и становится довольно зябко.  Пар от дыхания сливается с туманом. Ночной дождь заполнил лужами все маленькие и большие ямки, превратив землю в островки суши среди множества озер. Где-то высоко в пасмурном небе пробиваются сквозь тучи и туман, лучики солнца, чтобы, попав на землю, еще, хоть немного погреть ее.  Желтые листья летят, кружатся и прилипают к крышам и стеклам машин, асфальту…    Солнце все выше поднимается в небо, разгоняя облака…
   Поодаль стоят небольшие темные дома, как бы опустившиеся перед храмом на колени. Меня поразила необычайная ясность всех контуров, как будто бы они обведены острым резцом. Высоко к небу простёрли руки  кресты на куполах и у небес просят прощенья за всех нас.
   Большой церковный  двор  медленно наполняется народом. Если бы взглянуть на него  сверху - обозначились бы два русла  идущих: одно направляется в храм, другое растекается по дальнему углу двора, над  которым  возвышается колокольня.  И в то время как первая  струя входит   в  двери  безмолвно,   вторая  наполняет   двор  гомоном  голосов. Переговариваются,  то  и дело,  взглядывая  вверх, где виднеется,  по временам исчезая  за  каменными выступами  колокольни, силуэт человека  в  темном. Он что-то делает там, наклоняясь и выпрямляясь…
   Ожидание  становится томительным…    И все-таки оно взорвалось нежданно.  Словно небо рухнуло! Грозовой удар! Гул — и второй удар. Мерно, один за другим рушится музыкальный гром, и гул идет от него… Первые удары  благовеста срываются темным, тяжелым  звуком, словно  падает с колокольни свинец  огромными горячими  каплями, разгоняя силы лжи и зла.
     Взывает к небесам? Или выбивает зло из души? Бом!! И ты стал легче, светлее. Бом!! И твоя душа расправляет крылья.
   И вдруг, заголосило, залилось птичьим щебетом, заливчатым пением каких-то неведомо больших птиц, праздником колокольного ликования! Перекликанье звуков, светлых, сияющих на фоне гуда и гула! Перемежающиеся мелодии, спорящие, уступающие голоса. Как половодье, хлынувшее, потоками заливающее окрестность… Оглушительно-нежданные сочетания, немыслимые в руках  одного человека! Колокольный оркестр!..   Кажется, будто зазвонили сразу все колокола земли.
   Я слушаю и испытываю ощущение пространственности, бесконечности, космичности, глубины… Они взывают к небу, к чему-то возвышенному. И душа стремится улететь вместе со звуками колоколов, рвётся в мифическую высь. Эти звуки добавляют в душу радость, спокойствие, ожидание.
   Стоя около храма, в небольшом отдалении от звонницы, смотрю в синее небо на золотые купола, клубящиеся облака, плывущие над ними, и чувствую себя будто в центре звучащего пространства, где сферы тяжелых звуков переплетаются с подголосками и малиновым перезвоном малых колоколов, где все эти звуки многократно отражаются друг от друга, сливаясь и расходясь, заполняют все тело, кружат голову, создают, как бы, невесомость совершенной отрешенности от земного мира, и в то же время, благословляя его красоту. Они растворяют в себе твое тело, возносят освободившуюся и плывущую по звуковым волнам душу. Золотой клич звучит в такой ждущей, радостно-ловящей тишине, что от тишины, от всеобщего ожиданья,  он кажется еще громче и красней. Его весть подхватывают мгновенно другие колокола, и все сливается в единый красный звон, играющий, как солнце.    
   Подняв головы, люди смотрят на того, кто играет вверху. Запрокинувшись,- он, казалось, летел бы, если б не привязи  колокольных языков, которые он держит в самозабвенном движении, как бы обняв распростертыми руками всю колокольню, увешанную множеством колоколов. Они, гигантские птицы, испускают медные, гулкие звоны, золотистые, серебряные крики, бившиеся о синее серебро ласточкиных голосов, наполнивших мир небывалым костром мелодий. Вырываясь из гущи звуков, они   загорались отдельными созвучиями, взлетавшими птичьими стаями, звуки — все выше и выше наполняют небо, переполняют его.
   Град  звуков! Дух захватило! Стою, потерявшись в  рухнувшей на меня красоте, упоенно пью ее  - не захлебнуться бы! Да что же это такое?! Это  мы  поднялись!  Летим... Да разве же это звон церковный?  Почти  точное ощущение,  напрочь  срезанного владенья  мыслями,  чувствами  в захлебнувшемся звуковом  полете! И все накрыто великим гулом, чудесным звоном из серебра и меди.
    Прочь, злая сила. Прочь, черные мысли. И в какой-то момент начинает казаться, что уже не бьется сердце, а только красивые и сильные удары колокола - глубоко внутри тебя, заставляющие жить другой жизнью. И все время, пока звонит колокол, ты не принадлежишь себе, ты весь в этом чарующем звоне.   
   Так в каком-то оцепенении и в мыслях о бытие, стоишь еще некоторое время, после того как колокольный звон стих и воцарилась опять тишина. И сердце бьется по-новому.


Рецензии
Люблю небо я

Владимир Михальский   05.05.2012 13:27     Заявить о нарушении
На это произведение написано 13 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.