Атеизм как высшая стадия гуманизма

Ответ Савве Минкину:
"Тупиковые ветви. Атеизм"
Автор - Савва Минкин http://www.proza.ru/avtor/minkin1

Одним из наиболее опасных заблуждений человеческого разума- есть идея о высокой нравственности религиозной веры и о высокой безнравственности атеизма.
Во-первых, считать основой неверия гордыню достаточно абсурдно. Скорее - наоборот. Именно, принадлежность к какой-либо религии, которая «самая истинная» в отличие от прочих «ересей» и является высшим проявлением гордыни, принесшей неисчислимые страдания и бедствия за всю историю человечества. Этим  страдает и доминирующая в России ветвь ортодоксального христианства, само название которой содержит эту кичливую гордыню. Основа неверия гораздо проще – это человеческий разум, который не может мириться со многими нелепостями, алогизмами, а главное – с аморальностью религии. Это особенно касается представитилей религиозного фундаментализма, т.н. «воцерковленных» верующих, претендующих на ревностное исполнение всех канонов своей религии. 
Главная ошибка автора – представление о том, что основой атеизма является мотив человека «ставящего себя выше других», а также недооценка аморальности религии и разрушительной силы чистой и искренней религиозности, которая является одной из важнейших бед современной цивилизации. Как справедливо заметил Ричард Докинс: «До тех пор, пока мы соглашаемся уважать религиозные верования только потому, что это религиозные верования, трудно отказать в уважении к вере Усамы бен Ладена и террористов-самоубийц. Альтернатива этому — такая явная, что о ней, казалось бы, излишне и напоминать, — состоит в том, чтобы отказаться от принципа механического почтения к религиозным верованиям. Именно поэтому я делаю всё возможное, чтобы предостеречь людей не только против так называемой "экстремистской" веры, а против веры вообще. Учения "умеренных" религий, сами по себе не являющиеся экстремистскими, неизбежно мостят дорогу экстремизму.
Христианство, как и ислам, учит детей добродетели нерассуждающего послушания: веру не нужно доказывать. Стоит человеку заявить, что то-то и то-то составляет часть его религиозных убеждений, как остальные члены общества, вне зависимости от того, разделяют они веру говорящего или нет или вообще не верят в бога, обязаны, по укоренившемуся обычаю, не задавая лишних вопросов, «проявлять уважение». И уважение оказывается до тех пор, пока однажды вера не проявит себя жуткой бойней вроде разрушения Всемирного торгового центра, взрывов в Лондоне или Мадриде. Тут же раздаётся хор негодования; церковники и "лидеры сообществ" выстраиваются в ряд, объясняя, что экстремисты извратили "истинную" веру. Но как можно веру извратить, если, в отсутствие доказательных доводов в ней не имеется никаких проверяемых, доступных для извращения стандартов?».
Другая ошибка автора- связывание атеизма в первую очередь с учением Нишце. Следует сразу заметить, что атеизм, конечно, очень неоднороден. Основным и доминирующим течением атеизма всегда являлся гуманизм, в основе которого лежат взгляды Вольтера, Гельвеция, Дидро, Хатчесона и, наконец, Поля- Мари Гольбаха. Ницшеанство же является основой некоего второстепенного и не очень распространенного направления атеизма, имеющего скорее историческое значение. Гуманизм пришел в общественное сознание путем мучительного развития человеческой мысли и, в первую очередь, в сфере морали и нравственности. Как это ни парадоксально, но именно религия и, в частности христианство, стало мощным катализатором гуманизма, который неизбежно пришел к атеизму. Как справедливо заметил Н.А. Бердяев: «Можно парадоксально даже сказать, что этика есть не только суд над человеком, но и суд над Богом. Против Бога восстало не только зло, но и добро, неспособное примириться с самым фактом существования зла. Атеизм имеет свои корни совсем не только в зле, но и в добре… Обычное теологическое понятие о свободе нисколько не снимает с Творца ответственности за зло и муку мира. Сама свобода сотворена Богом, и она проницаема для него в самой своей глубине. Бог по приписываемому Ему катафатической теологией всеведению в вечности предвидел роковые последствия свободы, которую он сам и от себя сообщил человеку. Он предвидел зло и страдание мира, который целиком вызван к жизни Его волей и находится в Его власти, предвидел все до гибели и вечных мук многих. И он согласился сотворить мир и человека в этих страшных условиях. Это и есть глубокий нравственный исток атеизма».
В периоды Возрождения и развития гуманизма у человека возник вопрос: «Тварь ли я дрожащая или могу оценивать деяния Всевышнего с позиции добра и зла?» и: «Так ли безусловно нравственны деяния Господа?». «Нет ли в Его «неисповедимых» поступках преступной жестокости и аморальности, нарушения тех самых заповедей, соблюдения которых он так жестоко требует от своих слабых творений?» Одной из наиболее ярких фигур гуманизма, несомненно, является маркиз Поль-Мари Гольбах. Анализируя основы религиозной морали, он заметил: «Религия имеет две морали и два мерила для суждения о поступках людей. Посредством этих двух моралей ей удается оправдывать самые противоречивые вещи. Первая из этих моралей касается только бога и религии. Вторая несколько интересуется общественным благом и запрещает вредить ему. Но легко понять, что эта чисто человеческая и естественная нравственность у святоши отступает перед моралью божественной, сверхъестественной, которую священник объявляют бесконечно более важной. Они без труда убеждают верующего, что его самый большой интерес в том, чтобы угодить богу, и указывают ему средства, необходимые для достижения этого. Как бы отвратительны, опасны и преступны ни казались вначале верующему эти средства, живая и покорная вера заставляет его ухватиться за них. Он знает, что рассуждать - не дело доброго христианина, что он должен повиноваться своим руководителям, блюстителям воли божьей, толкователям "священных" книг; что он должен следовать примеру святых. Если он видит в Библии преступления, совершенные по велению самого неба, он отсюда заключает, что и он должен совершать подобные преступления без зазрения совести». Именно гуманизм, а не ницшеанство является нравственной основой атеизма.
Что же касается тезиса автора, что его «обвиняют в том, что он считает атеистов невеждами, но он говорит о невежестве атеистических методов, о атеизме как явлении»,- то хочется заметить, что о невежестве можно говорить скорее в отношении  самого автора и его статье. Он говорит об увлечении слесаря Дрекслера и безработного художника Гитлера «социальным дарвинизмом». Но это учение как раз противоречит основным взглядам гуманизма. По общепринятому мнению, социальная среда как раз противодействует тому естественному отбору, который, несомненно, является движущей силой эволюции в природе. Именно печальное противоречие между антигуманностью (индивидуум- есть побочный продукт биологической эволюции) мира и высоким самосознанием, самоидентификацией и главное - социальностью человека и породило в нем веру в наличие Высшего Разума и Творца.
Что же касается утверждения, что «Расизм – это идеология слесарей, то возникает вопрос, чем провинились перед автором слесари?» А если и говорить о слесарях,- то при чем здесь атеисты? Ведь Адольф Гитлер не был атеистом, а по сути своих взглядов скорее был христианином, несмотря на свои нападки на официальное христианство после 1940 года. В произнесенной в 1933 речи в Берлине он сказал: «У нас не было сомнений, что людям нужна, необходима эта вера. Поэтому мы повели борьбу с атеистическим движением, и не только путем теоретических дискуссий: мы вырвали его с корнем». Первую заповедь большинства религий, в первую очередь христианства: «убей иноверца» Гитлер исполнял ревностно, утверждая: « Мои христианские чувства указывают мне, что мой Господь и Спаситель – борец. Они указывают на человека, который однажды, будучи одинок и окружен малочисленными последователями, распознал истинную сущность евреев и призвал людей к борьбе против них, и Он (правда Божья) был величайшим не только в страдании, но и в борьбе».
Возводя многочисленные напраслины на атеизм, автор не потрудился все-таки пояснить какую именно категорию атеистов он имеет в виду. Мы утверждаем, что понимаем под атеизмом ,в первую очередь,- идеологию современного либерального гуманизма, которая говорит о примате общечеловеческой морали и нравственности над религиозной. Религия, в силу своей аморальности,- никак не может быть основой современного цивилизованного общества. К сожалению, мы не можем утверждать, что гуманизм – это будущее мира. Мы не так оптимистичны и слишком хорошо знаем природу человечества. Поскольку мы не верим в Высшую Силу, управляющую развитием человечества,то возможно развитие по разным историческим сценариям: либо мы, как сказал Л.Н.Толстой: «С большими усилиями и страданиями не освободимся от бессмысленных и противоречивых положений как религиозные истины», либо погибнем от взаимной религиозной ненависти и ксенофобии.


Михаил Беленкин   13.11.2010 22:53   •   


Рецензии
Постулаты библии консервируют первобытную жестокость и ограничивают рациональное приспособление к окружающей среде.
Библию иудейские жрецы составляли как методологию выживания племени иудеев. Она не содержит общечеловеческих нравственных постулатов. Евангелия это выкидыши библии для одурачивания других народов ложной идеей "воскресения из мертвых."
С уважением,

Радиомир Уткин   14.03.2021 20:01     Заявить о нарушении
На это произведение написано 48 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.