Тимошенко Е. А. Рана в сердце

Воспоминания о войне Тимошенко (Андриевской) Елены Анатольевны, 1936 года рождения, уроженки г.Минска

Много лет прошло с той поры, когда фашисты нарушили нашу мирную жизнь. В одночасье мы остались без крыши над головой, без родителей, почти голые и голодные. Немцы увели куда-то мать, и к нам она уже никогда не вернулась. У раненого  деда началась гангрена и он умер. Его похоронили на Золотой Горке. Там  до войны было кладбище, а в глубине его стоял костел. На этом кладбище дедушку и похоронили без гроба, потому что не было досок. После войны костел отстроили, а кладбище снесли.
Недалеко от нашего  дома до войны находилась частная парикмахерская Френкеля. С его дочками Ларисой и Гитой мы часто вместе играли у них в доме. Началась война и всех евреев убивали. Когда Лариса осталась без родителей, мы с ней встретились в детском доме номер 4. Куда исчезла Гита, я не знаю. Наступали холода, наше здание не отапливалось. Мы все были в летней одежде, ведь  наши жилища и имущество были уничтожены. В театре оперы и балета, который был сожжен, немцы устроили склад одежды, снятой с убитых евреев. Однажды нас повели туда, чтобы мы могли подобрать себе что-нибудь к зиме. Анна Дмитриевна – так звали нашу воспитательницу  – нас  туда повела.  Потом она стала воспитательницей детдома номер 3 в Козыреве, там, где находился мой младший  брат Андриевский Толя.  Мы были рады, что хоть немного можем согреться, даже в чужой одежде, хозяева которой были уже мертвы. Закутавшись с ног до головы в эту взрослую одежду, сидя в холодном помещении и прижавшись друг к дружке, мы засыпали.
Едой нашей был практически пустой, реденький супчик из перловки и крохотный кусочек хлеба – 50 грамм – один раз в день.  Позже, когда нам стали помогать церковь и костел, стало немного легче. Нам назначали крестных. Они нас забирали к себе домой и немного подкармливали, хотя и сами жили очень бедно. На праздники Рождества и Пасху нам приносили крашеные яйца и пасочки.
В  нашем детдоме был создан хор из воспитанников. Мы пели в праздники в церквях, и этим зарабатывали немного денег. Однажды нам на эти деньги купили прорезиненные тапочки. Песни были разные, одну из них я особенно любила. Начиналась она словами: «Был у Христа-младенца сад и много роз растил он в нем…»
Еще костел организовывал спектакли в пристроенном помещении на сюжеты популярных сказок из батлейки*.
Немцы детским домам не помогали. Они приходили туда для того, чтобы отобрать детей постарше  (от 10 лет  до 12) для работ в Германии. На красивые обещания немцы и их пособники не скупились, но никто не хотел туда ехать и всех вывозили силой.   
В Минске были места, где детей прятали от фашистов. Однажды я заболела и очутилась в изоляторе на улице Базарной (теперь такой улицы нет). Там работала Софья Лаврентьевна (фамилии, к сожалению, не знаю), и она спасла немало детей от смерти, от угона в Германию. На дверях изолятора всегда висела табличка с надписью «Сыпной тиф», чтобы посторонние туда не заходили.
Когда Минск бомбили, мы выбегали из здания детдома и мчались на расположенное рядом еврейское кладбище, где прятались в склепах. С нами почти всегда была овчарка Мирта и ее маленький щенок по кличке Альма. Фашисты пытались найти и забрать наших четвероногих друзей неоднократно, но мы прятали Мирту и Альму да самого освобождения.  Потом мы отдали их в Белполк  и неоднократно навещали, собачки нас всегда узнавали и очень радовались нам.
Настал долгожданный день освобождения  - 3-го июля 1944 года. Было жарко. По Мясниковой и Немиге шли советские танки. Мы бежали им навстречу со слезами на глазах, в руках держали полевые цветы, разные посудины с  холодной  водой, вышитые нашими детскими ручонками кисеты для махорки. Помню, что плакали все: мы – от радости, солдаты – от нашего истощенного вида. Кто-то стрелял вверх из винтовки. Танки останавливались ненадолго и снова шли вперед – гнать фашистов на запад.
Фашисты быстро удирали, но успевали минировать здания, и даже разные бытовые предметы: часы, игрушки и т.п. В нашем детдоме-4 жили  брат и сестра – Алик и Нина. Их мать расстреляли фашисты, а отец приехал с фронта, нашел их и хотел забрать. Он пошел на рынок, чтобы купить детям подарки. Чистенький, только что вымытый 5-летний  Алик сидел на подоконнике, ждал отца и с интересом наблюдал, как под окном старшие мальчики что-то разбирали. Вдруг раздался взрыв… Алик погиб. Пришел радостный отец с подарками, а сына уже нет в живых… Другой случай: была у нас в детдоме Ременчук Инна, а в детдоме-3 – ее младшая сестра Ира. Их мать погибла от рук фашистов, а отец вернулся и нашел их. Он собирался отправить их в Москву к родной тете, а сам занимался разминированием в районе автозавода и там подорвался на мине насмерть. Похоронили его на военном кладбище в Минске. Мы с Инной вместе ходили туда на его могилку.
Минск, лежавший в руинах, начал приходить в себя. Возвращались люди, начинали отстраивать родной город. 1 сентября я пошла в школу, в 1-й класс, однако вскоре школьное здание отдали под госпиталь, а нашу школу-12 перевели в школу-48, которая была на Площади Свободы.
Наконец настал долгожданный День Победы. Все радовались, ликовали со слезами на газах, ведь не было ни одного человека, у кого бы никто не погиб на войне.  Немало было людей, у которых вообще не осталось близких родственников. Гремел салют. После 9 мая наш детдом-4 расформировали, а нас перевели в детдом-7на улице Осовиахимовской.
Я, Тимошенко (Андриевская) Елена Анатольевна, 1936 года рождения, воспитанница детских домов номер 4 и 7, дарю будущим поколениям свои больные воспоминания. Больные потому, что каждый раз, когда возвращаюсь в памяти к тем страшным временам, делаю это с сильной болью в сердце.  Эта рана в моем сердце не заживет до самой смерти. Не доведи, Господи, чтобы когда-нибудь это повторилось! Не доведи, Господи, не доведи!

Я помню, как рвались снаряды,
Дрожали небо и земля,
Как шли с винтовками солдаты,
А мы бежали по полям.

Как дед бежал за нами следом,
Держа котомку на плечах,
И мама бледная за дедом
Бежала тоже вся в слезах.

Был жаркий летний день июня,
А ночь – кратчайшая в году,
Летели бомбы, жгли нас  пули,
И было страшно, как в аду.

Вот так нечаянно однажды
Я в детстве встретилась с войной,
Жестокой, жадной, кровожадной
Фашистской страшною чумой.

Убили мать. И дед скончался
От пули вражеской в спине.
Отец в чужой земле остался,
Одна теперь я  на земле…

Раздался все ж победный гром,
С салютным праздничным дождем,
Но в памяти навек осталась
Земля, прожженная огнем…

Эти стихи я написала в память о войне.

Теперь я живу в доме-интернате для престарелых в Кореличском районе Гродненской области. Если кто-то прочтет мои воспоминания и захочет отозваться, я буду очень благодарна. Мой адрес: 231447, Беларусь, Гродненская область, Кореличский р-н, д.Б.Жуховичи, дом-интернат для престарелых, Тимошенко Елене Анатольевне.



*БАТЛЕЙКА -  народный кукольный театр в Белоруссии (16 - нач. 20 вв.). Близок украинскому вертепу, русскому театру Петрушки.

*Запись и литобработка текста Ворошень А.П.


Рецензии
Добрый день, Андрей! Как я понял, в этом сборнике Вами собраны из Проза.ру произведения авторов-детей войны. Интересная идея. Среди Ваших избранных авторов я увидел и автора "Дети Войны". Вы друг друга дополняете. А то, что в Проза.ру появилось такое литературное направление - просто замечательно. Дети войны много пережили в то лихое время и их воспоминания очень ценны. Я тоже приложил к этому начинанию свою лепту, опубликовав воспоминания "Мой военное отрочество",которое получило добрые отклики читателей.
Я еще вернусь на Вашу страницу, а пока здоровья Вам и благополучия и, конечно, новых творческих успехов.
С уважением

Вадим Прохоркин   14.10.2012 12:15     Заявить о нарушении
Здравствуйте, Вадим! С воспоминаниями детей войны было так: в моем разделе то, что я смог собрать сам и с помощью своих родителей. Потом на сайте Проза познакомился с Зоей Сергеевой и Ольгой Скворцовой, у которых были подобные воспоминания о военном детстве. Мы обсудили с ними идею о том, что хорошо бы создать на Прозе единый сборник таких воспоминаний. Вести такой сборник "Дети войны" взялась Ольга Скворцова, за что ей огромная благодарность. Вот так было дело. Вам тоже спасибо огромное за то, что понимаете важность дела по сбору воспоминаний наших предков, ведь это настоящая живая история. Как ни странно, не все это понимают. Всего Вам доброго, с уважением,

Андрей Ворошень   19.10.2012 13:04   Заявить о нарушении
На это произведение написаны 2 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.