Нужен ли сша и ес распад украины?

Значение Украины в геополитических раскладах

В материале Сергея Бузунова есть несколько тем, принципиально важных не только – и даже не столько – для украинского будущего, сколько для будущей России. Сразу хочу напомнить основополагающую аксиому западной геополитики, наиболее прямолинейно выраженную Збигневом Бжезинским: «Украина, новое и важное пространство на евразийской шахматной доске, является геополитическим центром, потому что само её существование как независимого государства помогает трансформировать Россию. Без Украины Россия перестаёт быть евразийской империей. Без Украины Россия всё ещё может бороться за имперский статус, но тогда она стала бы в основном азиатским имперским государством» (З. Бжезинский. Великая шахматная доска. М., 1998, с.61. Подчеркнуто мной – А.К.).

И при этом, добавим от себя, была бы втянута в конфликтную ситуацию в Средней Азии и получила бы осложнения в отношениях с исламской Южной Азией и с Китаем. Это известная цитата из Бжезинского, однако, в нашем случае важно её продолжение: «…если Москва вернёт себе контроль над Украиной с её 52-миллионным населением и крупными ресурсами, а также выходом к Чёрному морю, то Россия автоматически вновь получит средства превратиться в мощное имперское государство, раскинувшееся в Европе и Азии» (там же, с.62).

Понятное дело, такая перспектива не входит в планы США. Однако, и позиция Европы в этом вопросе окажется, в соответствии с выводами Бжезинского, непростой: «Потеря Украиной независимости имела бы незамедлительные последствия для Центральной Европы, трансформировав Польшу в геополитический центр на восточных рубежах объединённой Европы» (там же). Что это за счастье – иметь Польшу в качестве геополитического центра, с решениями которого приходится считаться, объединённая Европа уже имела возможность убедиться, причём неоднократно.

Тут я прерву мысль Бжезинского и перейду к концепции другого американского исследователя, оказавшего не меньшее влияние на американскую внешнюю политику – недавно скончавшегося С. Хантингтона. В книге «Столкновение цивилизаций» меня интересует только один момент – граница западной цивилизации на евразийском континенте. «Определение этой линии в Европе, – пишет Хантингтон, – стало одним из наиболее важных вопросов, с которыми столкнулся Запад после „холодной войны“… Границы Европы на севере, западе и юге очерчены водными просторами и на юге совпадают с границами между различными культурами. Но где расположена восточная граница Европы? О ком следует думать как о европейцах и, следовательно, считать потенциальными членами Европейского Союза, НАТО и подобных организаций?» (С. Хантингтон. Столкновение цивилизаций. М., 2003, с.243. Тут надо заметить, что американцам в принципе наплевать на то, где расположена культурная граница Европы, и именно поэтому они со спокойной душой давят на европейцев по вопросу о вступлении в ЕС или НАТО Турции, Грузии, Украины – А.К.).

По убедительному мнению Хантингтона, за эту границу следует принять линию великого исторического раздела, которая на протяжении столетий отделяла западные (католические и протестантские) народы от мусульманских и православных. Эта линия прорисовалась ещё во времена Римской империи в IV веке и стала ещё более очевидной во времена Священной (Германской) Римской империи в X веке.

США и ЕС: различие подходов по украинской проблеме

Она идёт, следуя Хантингтону, начинаясь на севере, вдоль сегодняшних границ России с Финляндией и Прибалтикой; по Западной Белоруссии, по Украине, отделяя униатский запад этой страны от православного востока; через Румынию, между Трансильванией, населённой венграми-католиками, и остальной частью православной в целом страны, затем по бывшей Югославии, по границе, отделяющей Словению и Хорватию от остальных республик. На Балканах, по Хантингтону, эта граница совпадает с исторической границей между Австро-Венгерской и Оттоманской империями. «Это, – пишет Хантингтон, – культурная граница Европы, и в мире после „холодной войны“ она стала также политической границей Европы и Запада» (там же, с.244).

Отсюда следует не только констатация факта, что Украина – «расколотая страна», но и важные нюансы в отношении к «украинскому вопросу» европейцев и американцев. Европейцы, по крайней мере, аккуратны в отношении будущего Украины, в отличие от американцев, которыми движет чистой воды геополитический и притом конфронтационный (по отношению к России) интерес без культурной подоплёки.

Исходя из этих посылок, мы можем более взвешенно оценить выводы автора материала Сергея Бузунова о замыслах американцев в отношении Украины и о возможной реакции на этот замысел европейцев. Насколько реалистичен сценарий раздела Украины? На что готовы ради разделения или ради сохранения целостности Украины американцы и европейцы?

Я готов утверждать, что у американцев и у европейцев в этом вопросе разнонаправленные интересы. Европа сегодня озабочена выстраиванием собственной идентичности в качестве единого субъекта: политического и культурного. И Восточная Европа, находящаяся под доминирующим влиянием США (Прибалтика, Чехия, Польша и др.), является для «старой» Европы проблемой, решение которой пока не проглядывается. Возможно, ситуация изменится по результатам настоящего финансово-экономического кризиса, но это дело будущего. По мнению многих исследователей, Европа и так отхватила слишком «большой кусок», который никак не может переварить. Даже Германия, которая выступала локомотивом расширения Евросоюза на Восток, теперь озабочена скорее внутренними проблемами ЕС, чем проблемами внешнего периметра. Кстати, это соответствует другому положению концепции Хантингтона – его призыву к Западу осознать себя Западом, то есть отдельной и одной из многих цивилизаций: «Выживание Запада зависит от того, примут ли жители Запада свою цивилизацию как уникальную, а не универсальную, а также их объединения для сохранения цивилизации против вызовов не-западных обществ» (там же, с.16).

В этой связи очень сомнительно, чтобы Европа была сейчас заинтересована в разделении Украины. Прежде всего, потому, что ей – Европе – придётся, во-первых, осваивать новую и очень сложную территорию. Во-вторых, придётся войти в прямое противостояние с Россией. В-третьих, придётся перестраивать систему взаимоотношений в Восточной Европе (роль Польши, например) и налаживать свои отношения с ней заново. Я уже не говорю об экономических рисках (как минимум, речь идёт о транзите энергоносителей из России). В любом случае, количество негативных последствий решительно перевешивает на сегодняшний день количество положительных моментов. Так что Евросоюз продолжит свои заигрывания с Украиной с весьма сомнительным, правда, «евросоюзным» будущим для Киева.

Чисто инструментальный подход

Что касается США, то подход американцев к Украине можно определить как инструментальный, без какого-либо культурного подтекста. Для США Украина является, прежде всего, плацдармом для игры против России в Европе. Поэтому, в принципе, если будет выгодно разделить Украину на две (Западную и Восточную), а то и на три части (те же + Крым), то США запросто на это пойдут, без каких-либо волнений. Более того, если США пойдут на такой шаг, то – в полном соответствии с прогнозом С. Бузунова – они обязательно попытаются отделить Крым от Восточной Украины, которая, в качестве нескольких субъектов федерации, войдёт, в случае раздела Украины, в состав России. Другое дело, что в данном конкретном случае США – в отличие от многих других своих проектов – семь раз отмерят, прежде чем отрезать. Ведь рядом – вернувшая себе статус мировой державы Россия, которая показала уже, что готова и может отстаивать свои национальные интересы.

Тема, которой не коснулся в своей статье С. Бузунов (помимо Севастополя и нашей военно-морской базы), остаётся вопрос – а кто станет контрагентами США в Крыму в деле обретения независимости? Русские крымчане? Это вряд ли. Украинцы? Их слишком мало. Остаются крымские татары, которых, во-первых, достаточно много и которые, во-вторых, давно и успешно ведут самостоятельную игру в Крыму при поддержке Турции и некоторых других иностранных игроков. Эта – крымско-татарская – карта вполне может быть разыграна дезинтеграторами Украины. Кстати, не только американцами. Россия тоже должна начать серьезную работу в среде крымских татар, так как без их участия судьбу Крыма теперь уже не решить, кем бы и в какую бы сторону она не решалась.

Остаётся сказать, что может послужить мотивом к дезинтеграции Украины со стороны США. Единственным мотивом мне представляется провал проекта под названием «независимая Украина». Провал можно будет констатировать в том случае, если Киев окончательно продемонстрирует неспособность к государствостроительству. Например, перманентный политический кризис (как сейчас), помноженный на экономический дефолт (очень вероятный в ближайшее время), массовые аварии на транзитном газопроводе (чем дольше «Нафтогаз» будет «играть» с трубой, тем больше вероятность аварий) и сепаратистские выступления на востоке и в Крыму. Единственное, что Ющенко сможет противопоставить этому хаосу, будет режим чрезвычайного положения, который тоже окажется несостоятельным, так как армия и даже элитный спецназ очень скоро перейдут на сторону протестующих.

Вероятность предложенного в статье С. Бузунова сценария (отделение Крыма по инициативе США) крайне мала, но она существует, и вероятный инициатор такого сценария опознан автором правильно. Будем следить за событиями, будем пытаться их правильно понимать и верно интерпретировать.

Александр Казаков, ведущий Школы молодого геополитика

Дата публикации – январь 2009


Рецензии