Дерево

                Андрею Арсеньевичу Тарковскому


          Я люблю ночной бег. Когда я бегу сквозь лесную чащу, где знаю все тропы, я перестаю быть человеком, но я и не зверь, а существо, в котором обе натуры сливаются.
          Бег для меня не столько «моцион», сколько ритуал. И я выполняю его изо дня в день с упорством монаха из древней притчи, который ежедневно поливал на горе сухое дерево, не надеясь, что оно зацветет. Но однажды дерево зацвело.
          Есть в лесу ветвистая старая сосна, растущая над оврагом. Это дерево я называю «Матерью». За много лет нашего знакомства я научился понимать ее, даже угадывать ее настроение. Бывает, в осеннюю бурю все дерево начинает дрожать, и я чувствую в себе эту дрожь. Бывает, льет теплый дождь, и тогда я чувствую, как все дерево оживает, а вместе с ним оживаю и я. Самодостаточный, осуществленный.
          Сосна - мой друг. И я несу к ней свою боль и свою радость, свое горе и счастье. Иногда она тоже, как и я, счастлива, иногда - несчастна. Иногда печальна, обеспокоена, разочарована, иногда - блаженна. Дерево, как я уже сказал, старо, но случается и оно молодеет. И я тоже молодею вместе с ним. Недавно любители шашлыков срубили топором одну из ее ветвей, и тут же развели костер, сожгли «руку». Сострадая, я поглаживал ладонью ее древесную культю, истекающую янтарем, пока дерево не успокоилось, и я вместе с ним. Да, нас связывает глубокое родство. И я общаюсь с деревом, как с живым существом. И мне даже в голову не приходит спросить себя:
          - Что за глупостью ты занимаешься?
          Уверен, увидь меня кто-нибудь из людей, делающим то, что я делаю, меня бы сочли сумасшедшим.
         - Он разговаривает с деревом! Да он спятил!
         Но с тех пор, как я стал разговаривать с деревьями, для меня весь мир стал выглядеть сумасшедшим. Люди мне стали казаться менее живыми, чем деревья, или камни, или вот этот неизвестный болотный цветок, клонящийся, будто от ветра, а на самом деле приветствующий меня. Такого же кроткого,  как и он.
         Иной раз смотрю по «ящику» на сильных мира сего, на миллионеров, политиков, вообще на людей, достигших так сказать жизненных высот, и они мне и вовсе кажутся мертвецами. Присмотритесь к ним – ведь в них нет жизни. Они закрыты. И не позволяют жизни войти в себя. Ведь для этого нужно стать дитем.
          Эту истину открыл мне лес. Жизнь может войти, только если ты входишь в жизнь.  Путей и троп таких много. Ибо мир не двухмерен. Он не похож на плоскую географическую карту, как нам внушают газетчики. Бывает, в силу обстоятельств я пропускаю свой ритуал. И тогда я тоскую. По ночному бегу, по молитве под сенью «Матери».
         Чего же я хочу? Зачем, из последних сил - так за день наработался - я все же бегу к дереву?
         В идеале я хочу быть в таком же глубоком общении со всей Вселенной. В молитве я говорю с Богом. А Бог для меня - все целое. Иногда я Ему благодарен. А бывает - злюсь на Него. И есть за что. Но как бы то ни было - я с Ним общаюсь. Для меня Бог не умственная концепция, у меня с ним такие же доверительные отношения, как и с деревом – «Матерью». Именно это и значит для меня молитва. Я не понимаю, как может молиться человек, не умеющий общаться с существами, не умеющий забыть свое «я», и стать, скажем, деревом, рекой, или ребенком.
          - Разве возможно такое?
           Да. Но нет никого другого способа узнать, как это может произойти, кроме как это практиковать.
           Впервые я прибежал к сосне в большом горе десять лет назад. Когда умер мой старший брат. В другой стране, за тысячу километров от меня умер мой старший брат, и не было в мире никого, кому бы я мог пожаловаться на свою боль.
          Я пожаловался сосне. С тех пор я и стал «практиковать», не зная, что практикую медитацию. Тогда само мое тело направило меня в лес, где выслушала и приняла мою боль сосна. И только она знает, почему я остался жить, хотя был в тот год против всего, против Бога, против жизни.
          Мой храм - лес. Там, в одиночестве, среди деревьев, трав, и камней, я ощущаю присутствие Бога. Но вот появились праздные люди, возгласы, гогот, и Бог исчез.



               


Рецензии
... река души, текущая между берегами жизни... а что там впереди? С уважением.

Сергей Лунёв   20.01.2017 11:20     Заявить о нарушении
Спасибо, Сергей!

Евгений Русских   26.01.2017 18:03   Заявить о нарушении
На это произведение написаны 4 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.