Невольник. Глава 15

Глава 15

Лин
     - Да уж, - пробурчал Шеоннель, усаживаясь на подоконник, - вот и поговорили.
     - А я тебя предупреждал, что не стоит обращаться к этому старому извращенцу! – сварливо напомнил я.
     - Во всяком случае, мы узнали, что Лару пока не угрожает смертельная опасность, - заметил Шеон, героически пытаясь найти каплю меда в бочке того дерьма, в которое угодил Ларрен благодаря нашей гениальности.
     - Да, в понимании Кардагола ему пока ничего не угрожает, - скаля зубы в «радостной» улыбке отозвался я. – Только вряд ли понятия об опасности у Кардагола и Ларрена совпадают.
     - Во всяком случае, умереть Кардагол ему не даст, - его полуэльфийское высочество все еще пыталось быть оптимистичным.
     - Ага, Лару очень повезло, что пределы угрозы для его жизни и здоровья будет устанавливать такой разумный тип, как Кардагол.
     Я даже искренний восторг изобразил, когда это сказал. Только Шеон почему-то не обрадовался.
     - Как насчет того, чтобы взять гарем штурмом? – жизнерадостно предложил я.
     Предложение не вызвало у Шеона восторга, он посмотрел на меня, как на ненормального и предложил поспать. Мол, время позднее, мы умотались, и вообще с проблемой нужно переспать, особенно, если она не решаемая. Хм, интересно, где наш ушастенький таких премудростей нахватался? Не иначе как от матушки моей. Это в ее стиле – чуть что, так сразу переспать. Я предложил Шеону отыметь эту самую проблему в «собачьей» позе, на что полуэльф покраснел и удалился, возмущенно пыхтя. Надо же, какие мы стеснительные!
     Поскольку ушастый меня покинул, а делать больше было нечего, я последовал его совету и лег спать. Приснилась какая-то фигня. Самый настоящий психоделический бред, как сказала бы мама.
     Сначала Саффа снилась, что-то сказать мне пыталась, а я ее не слышал, будто оглох. Вижу, что говорит, а что - не слышу. Вообще ничего не слышу, кроме стука собственного сердца. Пытался крикнуть ей, предложить написать, что она сказать хочет, но крика своего не услышал. Не люблю я такие сны – неконтролируемые. Хотел проснуться, не получилось. Только сон изменился. Теперь передо мной блондинчик вертелся. Тот самый, которого мы на аукционе видели. Улыбается скотина мерзко так и мурлычет:
     - Просрал ты друга своего Ларрена, малыш.
     Можно было бы вежливо огрызнуться на малыша, но я решил не делать резких движений. Уж больно сильно магией от этого блондина разило. Когда я его в реальности видел, я этого совсем не чувствовал, а тут прямо-таки смердит от него силой.
     Жалко, что я не особо вникал, когда отец вбивал мне в голову курс по вещим снам. Ну не сновидец я, не сновидец! Мне сны раз в сто лет снятся, так зачем было в эту тему при обучении углубляться? Теперь вот пожалел. Знал бы как правильно вести себя с этим существом.
     - Это как это я его просрал? – вежливо полюбопытствовал я.
     - Раком… или по-собачьи, если тебе так понятнее, - с ехидной ухмылочкой возвестил блондин и уточнил, - вот сейчас его Гарей раком поставит и… хи-хи… вызнает у него все ваши секреты.
     - Лара раскрыли? – насторожился я.
     - Еще как раскрыли. Завтра устроят ему публичное утопление, - блондин одарил меня ласковой улыбкой, - точнее не совсем публичное. Приглашены избранные обитатели гарема, посторонним вход запрещен. Так что ты этого зрелища не увидишь.
     Он вроде бы еще что-то бормотал о том, как очаровательно будет смотреться утопленный Ларрен. Особенно в том женском виде, в котором сейчас пребывает. Я перестал прислушиваться к лепету этого странного типчика. Да и вообще как-то не по себе мне стало от таких новостей. Нет, я понимаю, что с моим уровнем знаний по сновидению невозможно точно определить, вещий сон это или просто кошмар. А если не просто кошмар? Если Лара завтра казнят? Утопят. Дурацкая смерть… или дурацкий сон? В любом случае, приятного мало, так что я проснулся с перепугу. Проснулся и понял, что все еще сплю. Потому что блондин никуда не делся. Устроился на краю моей кровати и кокетливо так кончик длинной пряди волос покусывает, поглядывая на меня из-под ресниц.
     - Ты кто такой? – поинтересовался я у блондина.
     - Я тебе снюсь, - с честными глазами заверил он.
     - Угу, а я тебе, - буркнул я и предположил, - ты знакомый Ларрена?
     - Можно и так сказать, - помахивая ресничками и многозначительно улыбаясь, поведало это чучело и растаяло в воздухе. Нет, ну, правда! Не телепортировался, а именно растаял, как будто был настоящим призраком. Я выругался и… проснулся. На этот раз действительно проснулся.

Ларрен
     Не понимаю, где я. Что со мной? Взгляд не могу сфокусировать. Глаза болят, и ломит все тело, как при болезни. А пахнет морем. Почему морем? Где-то рядом Аргвар? Но почему он тогда молчит? Не в его это обычае - прийти и хранить молчание. Ах, нет. Не молчит. Нет, это не он. Не может Аргвар так жалобно поскуливать женским голосом. Губы пересохли. Пытаюсь спросить, кто здесь, но получается не сразу. И подвывание сразу становится громче. Сквозь всхлипывания слышны слова, но я их не понимаю.
     Так, нужно что-то с собой делать. Нужно сесть. Не получается. Закрываю глаза в попытке сосредоточиться. Результаты исследования собственного организма не вдохновляют. Руки связаны за спиной и пальцы уже затекли, не слушаются. Ноги в лодыжках тоже чем-то перетянуты. Это кто же так меня? Так, что я помню последним? Султан. И фрукты какие-то, умопомрачительно вкусные. И свой голос, рассказывающий о Лине и Шеоннеле. Стыдно-то как! Как я мог, почему?!
     От этой мысли мозг резко проясняется, как и зрение. Я лежу на песке у воды. Песок чуть теплый, утро. Солнце лишь немного поднялось над горизонтом.
     Поднимаю взгляд на хнычущее рядом существо. С трудом, но мне удается опознать в нем шактистанку Раду. Ее длинное угловатое тело вряд ли с чем спутаешь. Она раскачивается из стороны в сторону и тихонько подвывает.
     - Помоги мне сесть, - хриплю я.
     Реакции нет.
     - Помоги мне!
     - У-у-у…
     - Рада, помоги мне!
     Девица не реагирует. С трудом, но мне удается сесть. Рада продолжает монотонно причитать. Правда, теперь она переходит на зулкибарский, видимо, чтобы я мог оценить всю прелесть исполнения. До сего момента редкие членораздельные фразы вылетали из ее уст на родном языке.
     - Умру, умру, умру…
     - Перестань ныть! - рычу, но добиваюсь лишь того, что рыдания слегка видоизменяются:
     - Это ты во всем виновата, это ты во всем виновата…
     Ну, здравствуйте! Я-то тут причем? Так, дама в истерике, пользы от нее - ноль. Пока огляжусь. Про берег я уже говорил. Но мы с несчастной Радой здесь не одни. На песок наполовину вытащена плоская, покрытая красным лаком лодка, возле которой стоит, грустно опустив голову, наш старый знакомый Марай. За моей спиной - группа женщин, полагаю, обитательниц гарема, в сопровождении охранников. И все выглядят так, будто чего-то ждут. Или кого-то. Видимо, господина своего и повелителя – любителя редких растений.
     - Что с нами будет?
     - Нас убьют, нас убьют…
     - А тебя за что?
     В ответ только рев.
     И в самом деле, меня казнить вполне логично. Расколовшийся шпион. Мужчина, прокравшийся в святое - в гарем султана. Не по голове же меня за это погладить. Хотя… хотя не знаю, как бы я поступил на месте Гарея. Мне бы, наверное, было любопытно последить за развитием событий. Посмотреть, кто же пытался меня убрать. Хотя, может быть, он об этом уже знает.
     - Развяжи меня! - требую, обнаружив, что Рада не стеснена в движениях.
     - Не могу.
     - Почему? Чего ты боишься? Развяжи, - настаиваю я.
     Однако, вместо этого, девица отодвигается в сторону и продолжает причитать. Не понимаю - что сложного было в исполнении моей просьбы? Если она все равно готовится к смерти, разве повредит ей небольшой акт непослушания? Или она надеется, что султан удовлетворит жажду убийства на мне и успокоится?
     Неужели меня и в самом деле привезли сюда убивать? Я умру? Или и сейчас придет добрый дядюшка Терин, чтобы еще кому-нибудь меня подарить? Мне становится смешно от этой мысли, я падаю на спину и смеюсь в голос, взахлеб, до истерики. Смеюсь и пропускаю появление султана. А он вот, рядом. С удивлением разглядывает мое лицо. Тихо проговаривает:
     - Ну, прощай, Ларрен. Тебе, полагаю, приятно будет узнать, что с тобою вместе умрет твоя несостоявшаяся убийца.
     - Что? Правда, что ли? А за что она меня?
     Султан бросает брезгливый взгляд на съежившуюся на песке Раду и поясняет:
     - Дура страшная.
     После чего он гордо удаляется, а мое нежное тело двое стражников начинают запихивать в мешок. Тело сопротивляется, но безуспешно. Конечности затекли, да и что могу я - слабая нежная девушка? Плотная ткань закрывает лицо, дышать тяжело. Меня несут куда-то. Потом я слышу скрип уключин, чувствую, как покачивается подо мной на мягких волнах море.
     О чем думать в последние минуты жизни?
     У меня в друзьях два могущественных волшебника и один бог. И это не считая родственников - архимагов и князей. А сейчас меня просто утопят. Скинут на глубину, и никакой некромант не найдет мое тело, чтобы его допросить. Как нелепо все получилось. Как хочется жить! Второй раз! Как нелепо!
     Как жаль эту глупую девчонку, которую положили рядом со мной. И в самом деле, она достигла своей цели, устранила соперницу, а насладиться победой не смогла.
     Судя по звукам, Марай уже не гребет. Он поднимается в лодке, отчего она начинает раскачиваться. Он кряхтит, поднимая и скидывая в воду тело несчастной Рады. Он с трудом поднимает и меня.
     А вода холодная. Сначала я стараюсь не дышать, а потом понимаю, что проще сразу впустить воду в легкие. Так будет быстрее. Вдыхаю и становится больно. Но вода с кашлем вырывается из легких. И еще раз. А потом все.

Лин
     За окном было уже недостаточно темно, значит, еще немного, и рассвет наступит. И что мне делать с этим моим вещим сном? Кому скажи, обхохочутся – Лин в пифии заделался и даже без каннабиса вон как лихо видения принимает. В виде странного блондинчика, которому самое место в борделе и вовсе не в качестве клиента. 
     Верить или не верить увиденному? Что-то мне подсказывало, что хуже не будет, если я поверю. В крайнем случае, когда все прояснится, Шеоннель надо мной поржет. Но это будет потом, если окажется, что сон мой - просто сон, и Лару ничего не угрожает.
     Я не стал заморачиваться и телепортировался в комнату к полуэльфу. И понял, что нужно все-таки иметь совесть и в другой раз стучать в дверь. Во всяком случае, именно на такие мысли наводило наличие в постели Шеоннеля симпатичной рыженькой девицы, которая смотрела на меня испуганными глазами, раздумывая – заорать или не заорать.
     - Прости, красавица, - одарив ее ослепительной улыбкой, промурлыкал я и прикрикнул, - Шеон, подъем!
     Ушастый вскочил, как ошпаренный, мгновенно покраснел, оценив, в каком виде я его застал, а потом сообразил, что нужно возмутиться:
     - Когда ты научишься входить, как все нормальные люди, через дверь?
     - Никогда, - покаянно опустив голову, признался я и перешел к делу, - мне кое-что приснилось. Потом, если это не подтвердится, можешь ржать надо мной и обзывать придурком, а сейчас проводи свою подругу и быстро ко мне. Разговор разговаривать будем.
     Я не стал дожидаться ответа Шеона и быстренько слинял к себе в номер. И какого черта полуэльфу именно сегодня приспичило девицу себе снять? И где вообще он умудрился ее подцепить с его-то скромностью? Ну, я так у него и спросил, когда он появился.
     - Она сама ко мне пришла, - безмятежно поведал ушастый, - я думал, это твои шуточки и не стал ее выгонять.
     - Не мои это шуточки, - заверил я и ухмыльнулся, - ты хоть воспользовался ситуацией, или всего лишь любезно уступил даме половину своей кровати?
     - Не твое это, Лин, дело, - обиделся Шеон, - так что там тебе такое приснилось, что ты сам не свой, хоть и пытаешься это скрыть?
     Я рассказал ему, что увидел, и как при этом ощущался явившийся мне во сне белобрысый. Шеоннель к моему рассказу отнесся скептически, но все же согласился, что оставлять это без внимания не стоит. Лучше перебдеть, чем недобдеть. Тем более что утопление провинившихся наложниц – это не мое воображение, а реально существующая шактистанская традиция.
     Осталось только понять, каким образом мы будем вычислять, где именно султан топит своих девиц. Наверняка где-то на берегу моря. Только вот где? Скорее всего, у него для таких мероприятий имеется свой личный, огороженный кусок побережья. Нужно как следует погулять по берегу и посмотреть. Наверняка частный пляж султана - одно из самых магически защищенных мест на побережье и нам – магам, заметить его будет несложно. Другой вопрос, как мы будем через эту защиту пробиваться. Но об этом мы подумаем потом, когда найдем нужное место.
     Я изложил свои мысли Шеону, он со мной согласился, и мы двинулись к морю. Пришлось своим ходом, потому что ни я, ни он не знали ни одного ориентира на берегу Шактистанского залива, плавно переходящего в Крионское море. Благо этот самый залив был недалеко.
     Мы почти туда пришли, осталось только срезать путь через переулок и миновать кучу мусора, источающую аромат тухлой рыбы. И вот тогда случились две вещи. Причем практически одновременно.
     Шеон подошел ко мне ближе, тронул за руку и шепнул:
     - За нами следят. Тихо, не нервничай! Я их слушаю. Странно, но они следят, чтобы с нами ничего не случилось.
     - Охраняют что ли? – озадачился я, - и кто это такой добрый приставил к нам охрану?
     - Не знаю.
     - Так давай их поймаем и спросим, - решил я, останавливаясь.
     Не знаю, каким бы образом я выманивал из укрытия наших непрошенных охранников и выбивал из них правду, но этого делать не пришлось.
     - Осторожно! – крикнул Шеоннель.
     Несложно было догадаться, что он еще что-то своей эмпатией почуял. Вот уж не знаю, в каком месте мне следовало проявить осторожность, и потому я просто накрыл нас обоих универсальным щитом, который защищал как от магического так и от простого нападения. Держится он недолго, но нам хватило, чтобы избежать встречи с парой стрел, тремя метательными ножами и «ядовитыми сетями». Интересные какие нападающие нам попались, так сильно хотят нас прикончить, что суетятся и применяют любые средства. Причем все разом. Будто на авось действуют – что-нибудь в нас да попадет и прикончит. Они что, о щитах никогда не слышали? Или, может быть, думали, что у меня не имеется заготовки, которую можно активировать одним жестом? Ну да, если бы заготовки не имелось, то сплести такое заклинание за те пару секунд, которые были в моем распоряжении между криком Шеона и атакой, я бы не успел. Но после ночного покушения щит у меня был заготовлен заранее. Правда он хоть и мощный, но держится недолго, если его постоянно магией не подпитывать, а тратить сейчас силы на поддержание щита было бы неумно. Смысл торчать как пеньки у дороги? Ведь нападающие не успокоятся, пока нас не прикончат. К тому же среди них маг, возможно достаточно сильный, чтобы мою защиту разрушить.
     Шеоннель что-то неодобрительно проворчал и сам вышел из- под щита, сплетая атакующее. Наверняка какую-нибудь жуть типа «увядшей розы». Да уж, это милое дитя в случае драки на пятаки не разменивается, бьет так, чтобы уж наверняка.
     А наши убийцы не сочли нужным скрываться дальше, и вышли из укрытия. Шеон обрадовано хрюкнул и собрался их, как следует приласкать своим атакующим. Я, честно говоря, вообще не собирался в это вмешиваться, потому что полуэльфа с его «розой» было вполне достаточно, чтобы успокоить трех воинов и одного мага. Но сделать Шеон ничего не успел. С крыши ближайшего дома прилетело «ледяное копье», маг-убийца попытался его блокировать, у него почти получилось, но его все же задело по касательной. В то же время с другой крыши было пущено несколько стрел. Один из воинов был убит, двое с ранениями, ругаясь по-шактистански, поспешили в укрытие и начали отстреливаться, кажется, совершенно забыв о нас – своих несостоявшихся жертвах. Маг тем временем нанес контрудар по волшебнику, скрывающемуся на крыше.
     Я покосился на Шеоннеля. Кажется, его ситуация забавляла.
     - Вмешалась наша охрана, - пояснил он. – Их любопытно слушать. Они здесь чтобы нас защищать, но их не радовало, что мы пошли искать место, где султан казнит наложниц. Сейчас они одновременно рады, что нам помешали эти наемники, но и не рады, потому что если с нами что-то случится, их накажут. Жаль что я не телепат, хотелось бы мне знать, кто это решил позаботиться о нашей безопасности.
     - Знаешь что, давай валить отсюда, пока эти две группы товарищей выясняют, кто круче, - предложил я и телепортировал нас с Шеоном на небольшое расстояние. Мы были все в том же переулке, только в нескольких метрах от развернувшихся боевых действий.
     - Бежим, - решил я, - мы и так много времени потеряли!
     - Не думаешь же ты, что султан казнит с утра пораньше?
     - Кто его знает, - буркнул я, схватил ушастого за руку и побежал в сторону пахнущих тухлятиной мусорных куч. Собственно кучи и были предвестниками побережья и состояли в основном из рыбьих потрохов. Вот не знаю, почему граждане шактистанцы так не любят родной город, что позволили себе устроить подобную помойку в не самом захолустном районе, но факт есть факт – кучи мусора душевно воняли, возвещая всех желающих о том, что побережье близко.
     - Давай, смотри, где тут мощная магическая защита стоит, - распорядился я и понял, что уже сам вижу это место – как раз там, где начинались живописные скалы, невысокие, но основательно так пропитанные защитными заклинаниями. Телепортироваться туда я не рискнул, все-таки защита была нехилая и могла сработать на перемещение в радиусе нескольких метров от основного барьера и размазать нас, не спросив, что мы тут забыли.
     Добежали мы быстро, но все равно опоздали. Даже, несмотря на то, что защиту я в одном месте с перепугу пробил в рекордно короткие сроки и так же рекордно быстро взбежал вверх по одной из мини-скал. Все, что я успел увидеть, это как на берег втаскивают лодку с выкрашенными в красный цвет бортами и как расходятся с перекошенными, бледными от страха лицами, гаремные дамочки.
     Тут, словно только этого и дожидалась, мне под ноги выскочила Кошка в сопровождении несчастного взъерошенного Кота и прошипела:
      «Дождались, придурки? Ларрена только что утопили!»
     Кот жалобно мяукнул в подтверждение.
     - Трындец, - только и смог сказать я. Других слов как-то не нашлось. Ну, разве что еще себя обругать за свои гениальные идеи, которые стоили Лару жизни. Послал бы меня на хрен и был бы сейчас жив. Зачем я вообще втянул его в эту авантюру? Будто мало у него неприятностей было, так тут еще я нарисовался со своими проблемами. Лучше бы сидел Лар в Зулкибаре и занимался расшифровкой заклинания для активации артефакта. Кстати, нужно закончить это дело. Не потому, что мне это особенно нужно, а потому что Лар этого хотел. Вот же тупость! И сопливая банальность - Лар этого хотел. Будто сейчас Лару не все равно, разгадаю я этот шифр или нет!
     - Мы опоздали, - озвучил очевидное Шеоннель.
     - Это все ты! - я не придумал ничего умнее, кроме как вызвериться на ни в чем не повинного полуэльфа, - возился там со своей девицей, а потом еще мялся, раздумывая, верить мне или нет!
     Полуэльф печально опустил ушки, не пытаясь возразить. А мне стыдно стало. Ну, он-то тут при чем? Можно подумать, я на его месте вел бы себя иначе, выпнул бы девушку, не церемонясь и помчался бы куда-то, основываясь только на чьем-то дурацком сновидении? Да я б на месте Шеона вообще не поверил и оборжал бы мнительного сновидца. 
     - Прости. Ты не виноват.
     - Нет, это я, - сокрушенно покаялся Шеоннель, - я мог бы сразу тебе поверить.
     - Да не мог ты сразу поверить! – отмахнулся я, -  и никто бы не поверил. И вообще это я во всем виноват. Втянул Лара в эту авантюру. Сам не понимаю, почему этот план показался мне удачным? Ну что нам дал тот факт, что Лар оказался в гареме? Мы так ничего и не узнали!
      «Ошибаешься, - перебила Кошка и зачем-то напомнила очевидное, - пока Ларрен был в гареме, Кот мог беспрепятственно гулять по всему дворцу. Мы кое-что выяснили».


Рецензии
да не помрёт Лар)

Анастасия Игнашева   20.06.2011 22:35     Заявить о нарушении
Его так просто не прикончишь. Живучая зараза
К.

Алк-Консильери   26.06.2011 11:29   Заявить о нарушении
На это произведение написано 5 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.