Дед Митяй по кличке Гангрена

Отрывки из новой книги:  "СТРИПТИЗ  ДЛЯ  ОДИНОКОЙ  ЖЕНЩИНЫ,".
Полностью книга  выложена  в  электронном  виде.

РАССКАЗ   ЧЕТВЕРТЫЙ.  ЧУПАКАБРА.
 
   На  выпивку  у  деда  Митяя  отменное  чутье.  Мужики  схоронились,  от  посторонних  глаз  за  сельпо.  Только  разлили  по  бумажным  стаканчикам  водку,  как  из  кустов  вынырнул  дед  Митяй.
 - Привет  мужики,  а  я,  тут  мимо  шел,  вижу,  вы  собрались, - дед  присел  на  корточки  рядом  с  мужиками,  и  громко  зашмыгал  носом.
 - Гангрена  тя  за  ногу, - досадливо  сплюнул  в  сторону  Федька  Быстроух, - Вот  и  иди  себе  мимо,  куда  шел.…Принесла  же  нелегкая.
   Дед  Митяй  на  эти  слова  даже  ухом  не  повел,  только  вздохнул:
 - Злой  ты,  Федька  и  жадный,  а  вить  я,  когда  ты,  ишшо  мальцом  был,  скоко  обнянчивал  тебя  на  руках.  Только  захныкает,  я  ему  соску  в  пасть.  Ох,  и  горластый  был.  А  гадить  как  любил…Тока  чистую  рубаху  поменяю,  а  ентот  стервец,  словно  выжидает  моменту. Потом  на  тебе,  получай  фашист  гранату…
 - Ты,  дед,  чего  плетешь!  Обнянчивал  он.  Да  тебе,  обнянчивать…верблюда  даже  не  разрешат! – Федька  даже  вскочил  на  ноги,  видя,  что  мужики  посмеиваются  с  него.
 - Не  лаяться  я  пришел.  Нальете,  скажу,  где  у  нас  Чупакабра  схоронилась, - заявил  дед  Митяй,  как  бы,  между  прочим.
  Здесь  уже  все  мужики  на  ноги  вскочили  и  разом  загалдели:
 - Дед,  что  ты,  плетешь?!  Ты,  с  головой  дружишь?  Откуда  знашь,  где  оно  прячется?
   Дед  Митяй  выждал,  когда  все  успокоились,  и  спокойно  пояснил:
 - Я  логово  этой  твари  выследил.
 - Вот  брешет,  как  по  нотам, - громче  всех  кричал  Федька  Быстроух.
 - Тихо  мужики! – рявкнул  на  крикунов  Василий  Дубов,  самый  авторитетный  из  собравшихся.
   Мужики  послушно  замолчали,  перестали  галдеть.
 - Послушай  дед.  Если  ты,  трындишь,  то  мы,  из  тебя  самого  Чупакабру  сделаем. Кожу  высушим,  и  соломой  набьём. Заместо  чучела  в  райцентре,  в  музее  будешь  стоять,  под  стеклом. Понял? – строго  сказал  Дубов  и  пристально  посмотрел  в  глаза  деду  Митяю.
   В  деревне  все  знали,  что  Василий  Дубов  слов  на  ветер  зря  не  бросал.                Дед  Митяй  громко  сглотнул,  и  с  трудом  выдержал  этот  тяжелый  взгляд.  Затем  маленьким  кулачком  ударил  себя  в  тощую  грудь:
 - Ну,  какие  здеся  шутки  могут…Точно  говорю,  знаю,  где  скрывается  эта  химера.
   Дело  в  том,  что  эта  самая  Чупакабру  недавно  появилась  где-то  в  их  округе.  Народ  сейчас  грамотный  стал,  все  телевизоры  смотрят,  газеты  читают.  Лет  десять  назад  еще,  по  телеку  показали,  что  появился  невиданная  зверюга,  в  Мексике.  Там,  по  ночам,  эта  Чупакабру  нападает  на  домашнюю  живность;  на   курей,  кроликов  и  коз.  И  выпивает  у  несчастных  животных  всю  кровь.  Назвали  таинственное  животное                – Чупакабру,  что  переводится  с  испанского  как   КозоСос. 
    Но  прошло  пару  лет,  и  чудище  совсем  обнаглело,  стала  нападать  на  крупный  рогатый  скот.
  От  этих  новостей,  у  деревенских  кровь  в  жилах  стыла.  Но  раньше  эта  зверюга  водилась  где-то  далеко  за  океаном,  в  Мексике.  А  теперь  появилась  у  них  в  деревне.
   После  первого  случая,  когда  во  дворе  у  Ситниковых,  утром  обнаружили  обескровленных  кроликов,  (причем  клетки  были  открыты),  паника  и  началась.
   Местный  грамотей,  и  бухгалтер  по  призванию,  с  незаконченным  высшим  образованием,  Анатолий  Валентинович  Крыс  авторитетно  заявил,  перед  всем  собравшимся  людом:
 - С  полной  уверенностью  говорю – это  сделала  Чупакабру!  Все  указывает,  на  ее  рук…простите  лап,  и  зубов  дело!
   В  деревне  стало  как  никогда  тихо.  Жалобно  завыли  собаки.
 - Как  на  покойника, - бросил  кто-то  из  толпы, - Все,  мы  пропали…
   Ужас  охватил  людей.
 - Да  как  же  эта  сука,  через  океан,  из  Мексики,  к  нам  добралась? – спросил  кто-то  из  собравшихся,  втайне  надеясь,  что  все  таки  это,  у  них  не  Чупакабра.
 - Так  у  нее  крылья  есть, - ответили  ему.
 - А  может,  эта  Чупакабра  на  пароходе  затаилась  и  переплыла  через  океан.   
    Через  неделю  на  другом  конце  деревни,  еще  в  одном  дворе  нашли  мертвых  кур. На  тушках  несчастных  заметные  ранки – прокусы,  и  вся  кровь  высосана. Просто  ЖУТЬ.
  Потом  через  три  дня,  у  Овчинниковых,  ночью  Чупакабра  убила  и  высосала  кровь  из  кроликов  и  курей.  А  большая  собака,  охранявшая  двор  исчезла  без  следа.
   В  деревне  началась  паника.  На  деревенском  сходе  решили,  ввести  временно  комендантский  час,  в  ночное  время,  с  обязательным  патрулированием  улиц,  усиленными  нарядами  добровольцев.
   Но  Чупакабра  продолжала  хозяйничать  в  деревне,  оставалась  неуловимой.  Она  не  боялась  собак,  обходила  все  капканы  и  поочередно  наведывалась  в  те  дворы,  в  которых  еще  не  была.
   А  тут  дед  Митяй  заявляет,  что  знает,  где  скрывается  Чупакабра.  Деду  налили  водки.  Он  выпил,  утерся  рукавом,  сказал:
 - Заброшенный  дом  в  двух  километрах  от  села,  где  сарай  еще  сгоревший,  знаете.
   Все  разочарованно  зашумели:
 - Да  мы,  там  сто  раз  были.  Нет  там  ни  кого.
   Дед  Митяй  не  смутился:
 - Вы  в  дом  днем  заходили.  А  Чупакабра,  к  вечеру  из  леса  подтягивается.
 - Дед  как  же  ты,  разнюхал  про  ее  логово? – спросил  недоверчиво  Василий  Дубов.
 - Случайно, - не  стал  вдаваться  в  подробности  дед  Митяй.
 - Ладно,  тогда  не  будем  время  оттягивать.  Допиваем  водку,  и  через  час,  на  этом  месте  собираемся, - четко  по-военному  распоряжался  Дубов, - никому  только  не  болтайте,  куда  идем,  чтобы  паники  не  случилось.
 - Точно,  а  то  еще  желающих,  пол  деревни  набежит.  Сами  ее  поймаем! - согласились  остальные  мужики.
   Уйти  по-тихому  не  получилось.  Иногда  пьяные  мужики  бывают  болтливее  баб.
   У  магазина  провожать  смельчаков  собралось  почти  все  население  деревни.  Так  наверно  даже  на  войну  не  провожали  мужиков.  Бабы  с  детьми  пришли.  Бабий  рев  стоял  оглушительный.  Мужество  смельчаков  быстро  уменьшалось.  Некоторые  бабы  вцепились  в  своих  мужиков  мертвой  хваткой  и  не  хотели  отпускать.
   Председатель,  Тимофей  Ярыгин, привел  местный  оркестр. Музыканты,  грубо  фальшивя,  все  порывался  «Прощание  славянки»  сыграть.
 - Мужики,  так  положено  провожать  на  святое  дело!
   Василий  Дубов,  еле  сдерживаясь,  постучал  председателю  по  голове:
 -Ты,  Тимофей,  совсем  сдурел?!  Хочешь,  чтоб  Чупакабра  заранее  узнала  про  наш  секретный   план?
 - Да,  про  ваш  секретный  план,  уже  все  собаки  знают, - оправдывался  председатель.
   Дубов  видел,  надо  торопиться,  а  то  мужики,  для  храбрости  уже  принимали  не  по  первому  стакану.
 - Мужики,  вперед! – скомандовал  Дубов.
   Сильно  разросшийся  отряд  двинулся  по  направлению  к  заброшенному  дому.  За  Дубовым  пошло  человек  пятнадцать,  вооруженные  ружьями,  вилами,  топорами  и  устрашающего  вида  дубинами.
   Дед  Митяй  шагал  рядом  с  Василием  Дубовым,  в  первом  ряду.  Но  при  приближении  к  заброшенному  дому,  дед  начал  потихоньку  отставать,  перемещаясь  в  конец  строя,  жалуясь  на  разболевшуюся,  не  кстати  ногу.
 - У-у,  проклятая,  вечно  ты  не  ко  времени  дергать  начинаешь…Я  то,  за  вами,  молодыми,  уже  не  поспеваю…- вздыхал  дед  Митяй,  оглядываясь  по  сторонам,  решая,  где  бы  ему  схорониться.
   Вечерело.  Солнце  спряталось  за  лесом.
 - От  дурень,  я  же  патроны  для  ружья  не  взял, - хлопнул  себя  по  ляжке  Захар  Комаров, - Я  сейчас,  я  мигом…
   Комаров  рысью  ломанулся  назад  в  деревню,  едва  не  сбив  идущего  последним  деда  Митяя. Отряд  в  растерянности  остановился.  Многие  с  тоской  оглядывались  назад,  завидуя  хитрому  Захару  Комару.
 - Комар,  зараза  ушел.  Вряд  ли  вернется, - сказал  кто-то  из  мужиков.
   Дубов  понимал,  что  необходимо  переломить  ситуацию,  иначе  мужики  дальше  не  пойдут,  а  просто  разбредутся.
 - Что  стоим,  кого  ждем?!  Или  струсили?  Если  боитесь,  я  никого  не  держу  силком,  можете  домой  возвертаться  к  бабам  своим.  Оно  легче  то,  семки  на  завалинке  лузгать. Сами  справимся!
   Отряд  решительно  двинулся  вперед  к  намеченной  цели.  Когда  подошли  к  заброшенному  дому,  уже  стемнело.  Отряд  уменьшился  еще  на  три  человека,  которые,  воспользовавшись  сумерками,  нырнули  в  кусты  и  скрылись.
 - Как  думаешь,  дед,  Чупакабра  уже  здеся? – спросил  Дубов.
 - Да,  в  такое  время  она  приходит, - уверенно  заявил  Митяй,  который  остался  с  отрядом,  только  из  чистого  любопытства.
 - Рассыпаться  цепью. Дом  окружить! – скомандовал  Дубов, - По  моему  выстрелу-сигналу,  одновременно  врываемся  со  всех  сторон!
   Дом  окружили.  Ночь  выдалась  безлунная,  темная  и  жуткая.  Операции  вот-вот  должна  была  начаться.  Дубов  хотел  уже  сигнал  дать,  но  не  успел.
   Федька  Быстроух  в  темноте  наступил  на  грабли.  Откуда  они  там  только  взялись.  Федька  сразу  и  не  понял,  что  ему  под  ноги  попалось.  А  пока  он  размышлял,  в  лоб  ему,  со  свистом  врезалось  древко  от  граблей.  От  неожиданности  и  боли  Федька  заверещал  как  баба.  Палец  рефлекторно  дернулся,  сжав  курок.  В  тишине  грохнул  оглушительный  выстрел.
   Мужики,  услышав  сигнал,  со  всех  сторон  бросились  к  дому.
   Двухметровый  здоровяк  Гришка  Ивакин  с  разгона  врезался  в  дверь  дома,  он  посчитал,  что  она  заперта.  Как  же  он  просчитался.  От  легкого  прикосновения  дверь  сразу  слетела  с  петель.  А  Гришка  по  инерции,  ворвался  вовнутрь  дома  и  пронесся  через  все  комнаты,  сшибая  все  на  своем  пути.  Грохот  в  доме  стоял  страшный.  Создавалось  впечатление,  что  через  комнаты  несется  скорый  поезд,  у  которого  отказали  тормоза.  Сам  дом  трясло,  как  во  время  землетрясения.
 - Уходит,  уходит!  Эта  сука  пошла  на  прорыв! – кричал  Василий  Дубов,  который  не  видел,  и  не  знал,  что  в  дом  ворвался  Гришка  Ивакин, - Мужики,  не  дайте  ей  уйти!
   Петька  Лопатин  догадался,  что  Чупакабра,  в  панике  несется  через  весь  дом,  с  диким  ревом,  к  спасительному  окну.  У  окна  находился  он,  Петька  и  Иван  Кумарин.  Только  одни  они,  могли  остановить  это  чудовище.  Ивана  вооружен  ружьем,  а  у  Петьки  была только   дубина.
 - Ванька  стреляй  в  окно! – закричал  испуганный  Петька
   Воображение  уже  рисовало  в  мозгу  это  ужасное,  уродливое  создание.  Неизвестность  пугала  больше,  чем,  если  бы  он  увидел  Чупакабру  перед  собой.  Сильно  хотелось  домой,  и  в  лопухи  по - большому.
 - Ванька  стреляй!  Стреляй, же   черт  тебя  забери…
  Ванька  вскинул  ружье,  нажал  на  курок  и  вдруг  его  прошиб  пот.  Он  вспомнил,  что  так  и  не  зарядил  ружье.  Сухой  щелчок  подтвердил  его  опасения.  Это  конец!  Мужики  остались  безоружными,  перед  лицом  взбешенного  чудовища.
   Страх  придал  Петьке  Лопатину  мужество  и  решительность,  которых  ему,  так  не  хватало  в  повседневной  жизни. Стремясь  остановить  чудовище,  Петька  схватил  здоровую  каменюку,  лежавшую  под  ногами  и  киданул  ее  в  окно,  наполовину  закрытое  куском  металла.  Петька  Лопатин,  второпях  промахнулся. Железо,  наполовину  закрывавшее  окно,  сыграло  злую  шутку.  Камень,  ударившись  в  металл,  отскочил  и  удачно  попал  в  голову  Петьки  Лопатина.  Петька  упал.  В  это  время  металл,  закрывавший  окно  отлетел  в  сторону.  Из  окна  вывалился  Гришка  Ивакин,  весь  в  пыли  и  паутине,  которого  Иван  Кумарин  принял  за  Чупакабру  и  огрел  прикладом  по  спине.  Гришка  ответил  мощным  ударом  кулака.  Ивана  отбросило  назад.  Но  мужикам  на  помощь  уже  спешил  Василий  Дубов,  с  другой  стороны  бежало  еще  трое.  Мужики  дружно  налетели  и  набросились  на  Чупакабру.
 - Мужики  держитесь! – успел  крикнуть  Дубов  и  получил  крепкий  удар  в  челюсть.
   За  домом,  с  другой  стороны  тоже  гремели  выстрелы.  Там  шло  настоящее  сражение.  Кто-то  громко  кричал,  кто-то  звал  на  помощь  мамочку.
   «С  кем  эти  придурки,  там  воюют.  Или  в  доме  две  Чупакабры  скрывались»? – успел  подумать  Дубов,  теряя  сознание,  от  очередного  удара.


   На  окраине  деревни  перепуганные  жители  сгрудились  около  участкового  Степана  Могилы.  Сначала  он  к  происходящему  отнесся  с  большой  долей  юмора.  Пытался  урезонить  мужиков:
 - Кому  вы  верите,  деду  Митяю.  Вы  что,  не  знаете  этого  фантазера.  Глаза  зальет,  а  потом  ему  муть  всякая  мерещится.  Чупакабры  в  природе  не  существует.  Это  все  сказки,  для  дурачков.  Вот  темнота.
   Мужики  ушли  за  Чупакаброй.  Люди  не  расходились.  Тихо  переговаривались,  прислушивались  к  тишине.
 - Интересно,  дошли  уже  до  брошенного  дома,  или  нет, - тихо  спросила  одна  из  баб.
 - Дошли,  и  скоро  назад  вернуться  ваши  охотники  за  Чупакабрами, - раздраженно  сказал  участковый.
   Он  уже  хотел  уйти  к  себе  домой,  когда  округу  потряс  страшный  нечеловеческий  крик.  Крик  исходил,  от  заброшенного  дома.  Через  несколько  секунд  раздались  первые  выстрелы.  Заревели  бабы,  одна  за  другой,  подхватывая  рев,  как  переходящее  красное  знамя. 
 - А  ты,  че  говорил  Степан.  Выдумки,  фантазии, - дернул  участкового  за  рукав  пиджака  старый  дедок, - Слышишь,  с  кем  там  мужики  войну  затеяли.
   Участковый  не  знал,  что  и  думать  ему.
   На  край  села  сбегались  встревоженные  жители.
 - Степан,  ты  теперь  за  старшого.  Гри,  чаво  делать  нам! – размахивал  костылем  лысый  дед  с  медалями  на  пиджаке, - Может  подмогу,  нашим  выслать,  а  нам  прямо  на  дороге  баррикаду  построить…
 - Успокойся  дед,  со  своей  баррикадой! – оборвал  деда  Степан, - И  помощь  никуда,  на  ночь  не  пошлем.  Если  что,  выступим  на  рассвете.
 - Как  же  так.  До  рассвета,  эта  кикимора  заморская,  из  наших  мужиков  всю  кровушку  высосет! – заорала  худая,  высокая  баба.
 - Из  наших-то  мужиков,  если  и  высосет  кровушку,  на  утро  кикиморе  самой  очень  плохо  будет, - решил  пошутить  участковый. – Траванется  она  алкоголем,  который  заместо  крови  в  ваших  мужиках…
   Шутку  не  оценили. 
   У  заброшенного  дома  стрельба  не  стихала.  Раздавались  крики  человеческие  и  нечеловеческие.
 - Истребляет  наших  мужиков  Чупакабра, - снова  вставила  худая  баба.
 - Прекратить  панические  разговоры! – скомандовал  Степан  Могила, - На  краю  деревни,  выставить  заслон  вооруженный.  Костер  большой  разжечь.  Наверняка  эта  зверюга  огня  боится.  А  я,  к  себе  на  участок.  С  райцентром  попробую  связаться.   
   Участковый  дозвонился  в  райцентр  минут  через  двадцать.
 - Дежурный  Кочубей, - еле  слышно  отозвалась  трубка.
 - Кочубей,  это  Могила!  Срочно  буди  начальство!  Нам  помощь  требуется.  Пусть  пришлют  военных  с  автоматами,  и  пару  танков, - закричал  в  трубку  участковый.
 - Могила,  что  у  вас  случилось?  Объясни  по-человечески…
 - Кочубей,  солдат  пусть  пришлют.  Танки  нужны,  артиллерия!  У  нас  здесь  Чупакабра  появилась…- сбивчиво  кричал  Степан, - Мужики  пошли  ее  ловить,  и  сгинули…
 - Ты  че  плетешь,  Могила.  Какая  Чупакабра?  Какие  танки? Проспись,  а  утром  перезвонишь…Если  сам  захочешь…
 - Помощь  нужна.  Погибнем  мы,  все  здесь, - гнул  свое  участковый,  поглядывал  опасливо  в  окно,  боясь  увидеть  там  крадущиеся  чудовище.
 - Могила,  вы  там,  что  перепились?  Проспись  лучше!
 - Я  требую,  чтоб  вы,  зафиксировали  мой  звонок…
 - Да,  пошел  ты… – в  трубке  загудели  гудки  отбоя.      
   Участковый  вернулся  на  окраину  деревни,  где  стоял  мощный  вооруженный  заслон.  Он  решил  людей  не  расстраивать,  потому  уверенно  и  громко  сообщил:
 - Товарищи!  К  нам  на  помощь  пришлют  военных!  Они  во  всем  разберутся!
   Люди  немного  приободрились.
   Ночь  прошла  тревожно.  На  рассвете  заметили  возвращающийся  отряд.  Из  далека  пересчитали.  Все  вроде  живые.  Ну  и,  Слава  Богу!


   Мужики  собрались  во  дворе  заброшенного  дома.  Кто-то  запалил  огонь.  Осмотрелись.
 - Ну  и  видок  у  нас…- невесело  хмыкнул  Кумарин  Иван.
   Действительно  отряд  после  ужасной  схватки  был  сильно  потрепан.  Одежда,  разодрана  в  клочья.  Лица  в  синяках,  ссадинах  и  шишках.
 - Хорошо  хоть,  что  все  живы  остались.
 - Что  делать  будем? – спросил  мужиков  Василий  Дубов, - Ну  не  скажем  сельчанам,  что  целый  час  воевали  сами  с  собой.  Нас  же  засмеют.
   С  этим  доводом  все  согласились.
 - Давайте  расскажем,  что  здесь  по-настоящему  пряталась  Чупакабра  и  мы,  пытались  ее  схватить, - предложил  Федька  Быстроух.
   Все  разом  посмотрели  на  лежащего  у  костра  Гришку  Ивакина.  Ему  досталось  больше  всех,  из-за  того,  что  его  приняли  за  Чупакабру.
 - У  нас,  просто  нет  другого  выхода, - согласился  Дубов, - В  деревне  расскажем,  как  ловили  Чупакабру.  Как  она  сопротивлялась.  Но  мы,  скопом  одолели  это  бесово  отродье.…А  кто  видел  этого  сморчка  Гангрену?
   Все  начали  осматриваться,  деда  нигде  не  было.
 - Гангрену  никто  не  зашиб  случайно? – спросил  Дубов, - Надеюсь,  он  живой  остался.  Я  позже  с  ним,  сам  поговорю.
   Деда  во  время  «сражения»  никто  не  видел.  Всю  «битву»  он  просидел  в  кустах.  И  сейчас  сидел,  боялся  высунуться,  могли  сгоряча  и  поколотить.
   Утром,  на  рассвете  отряд,  постанывая  и  прихрамывая,  двинулся  домой  к  деревне.       
    Собравшихся  сельчан  увидели  издалека.  Все  бойцы  сразу  как-то  подтянулись,  расправили  плечи.  Победители  должны  выглядеть  героями.
 - Слышь,  Митяй,  выходь  из  кустов.  Не  тронем! – пообещал  Дубов.
   Дед  Митяй  вышел  из  кустов,  покряхтывая  и  присоединился  к  героям.
   Радостно  заверещали,  бабы  кидаясь  к  своим  мужикам,  захныкала  детвора.
   Участковый  выдвинулся  вперед:
 - Василий  докладай,  как  все  прошло!  Слыхали  мы,  какую  баталию  вы,  там  устроили.  Поди,  цельный  час  канонада  гремела…
 - Я  ненароком  решил,  немец  опять  попер,  вражина  проклятая! – размахивал  костылем  дед  с  медалями  на  пиджаке.
 - Все,  управились  с  Чупакаброй.  Ох,  и  здоровенной  оказалась, - не  моргнув  глазом  начал  врать  Дубов, - Мы  в  нее  палим  из  ружей,  а  ей  хоть  бы  хны.  Прет  на  нас,  как  трактор.  Пули  даже  отскакивали,  словно  не  кожа  у  нее,  а  броня…
   Люди  верили,  охали  и  вздыхали,  переживая,  словно  сами  участвовали  в  кровопролитном  бою.
 - Мы  Чупакабру  и  вилами,  и  дубинками.  Не  поверите,  дубье  ломается,  вилы  гнуться…-  продолжал  Дубов.
 - Так  как,  вы  совладали  с  гадиной,  если  ее,  пули  даже  не  берут? – удивлялся  участковый,  то  и  дело,  хватаясь  за  кобуру, - Вы  ее  убили?
 - Нет,  не  убили, - Дубов  виновато  опустил  голову, - У  нас  такого  оружия  нет,  чтоб  с  Чупокаброй  покончить.
   Все  испуганно  замолчали.
 - Так  оно  че… живое  ишшо? – испуганно  спросил  дед  с медалями  на  пиджаке, - Добить  надо  было  обязательно…
 - Ты  дед  не  горячись.  Мы  этой  гадине,  глаз  один,  из  ружья  выбили.  Крылья  поотшибали.  Ноги  переломали…-  рассказывал  Василий.
 - А  чего  не  добили?! – не  унимался  дед  с  медалями.
 - Дед,  ты  на  нас  посмотри.  Она  Чупакабра,  хоть  и  вся  раненая  была,  а  вона  Гришка  Ивакин  пошел  на  перехват,  так  она  просто  смяла  его,  как  соломенный  сноп.  А  Гришка  среди  нас  самый  здоровый.  Хорошо  хоть  сам  живой  остался, - у  Дубова  даже  голос  задрожал, - Только  думаю,  она,  после  такой  трепки,  вряд  ли  сунется  в  наше  село.
 - Мужики!  Теперь  надо  вам  раны  зализать! – закричал  участковый, - Мы  для  вас,  хорошее  лекарство  приготовили.  Быстро  раны  затягивает,  как  на  собаке.
   А  в  деревне  лекарство  одно  от  всех  болячек – самогон.
   Победу  отмечали  дня  три.  Чупакабра  больше  так  и  не  появилась  в  их  округе. 

РАССКАЗ   ПЯТЫЙ.  Я   В   КЕДРОВОМ   ЛЕСУ   ПИЛ….

   Гришка  Ивакин  и  Федька  Быстроух  собирались  в  лес  за  кедровыми  шишками.  Дед  Митяй,  просек  про  то  и  стал  набиваться  третьим.  Так,  как  знал,  что  мужики  с  собой  еще  и  самогон  брали.
 - Ну,  на  фига,  ты,  нам  в  лесу  нужон?! – горячился  Федька  Быстроух, - Толку  от  тебя  никакого.  Только  обузой  будешь.…Вот  назови  хоть  одну  причину,  чтоб  мы  тебя  взяли  с  собой.
 - А  я  это…струмент  понесу, - нашелся  Митяй, - Оно  втроем  веселей  завсегда,  чем  вдвоем.  Да  и  шишку  шелушу  я  быстро,  лишние  руки  не  помеха.
 - Федор,  давай  деда  возьмем, - заступился  Гришка, - Самогонки  на  всех  хватит.
 - Хорошо,  уболтали.  Выступаем  через  час.
   Вообще  кедром  у  нас  ошибочно  называют  сибирскую  сосну.
   Кедровая  шишка  обычно  родиться  раз  в  два  года.  А  хороший  урожай,  не  чаще  чем  в  4-5  лет.  Сезон  сбора  шишки  с  20 го  августа  по  10 е  сентября.
   Если  хочешь  заработать  на  сборе  кедровой  шишки,  надо  поторапливаться.
   Мужики  собрались  и  пошли.  Дорога  не  близкая,  часа  полтора  топать.
   Дойдя  до  кедровника,  сделали  привал.
 - Теперь  можно,  для  восстановления  сил,  махнуть  по  двести  грамулек, - обрадовался  Федька,  вытаскивая  из  рюкзака  большую,  холодненькую  бутылку  с  самогоном.
   Выпили,  закусили.  Еще  разок  повторили.  Вокруг  природа,  запах  лесной,  сладкий,  птички  поют.  Красотища!  Вставать  неохота,  а  надо.
 - Мужики,  за  работу! – скомандовал  Федька, - Мы  с  Гришкой,  по  очереди  шишки  сшибаем,  а  ты  дед  их  шелушить  будешь. 
   Федька  юлой  крутнулся  на  месте,  спросил:
 - Митяй,  а  колот  где?  Что-то  я,  его  не  вижу.
   У  деда  Митяя  сердце  екнуло,  от  нехорошего  предчувствия.
 - Митяй,  колот  где?  Только  не  говори,  что  ты  его  забыл…
   Увидев  перепуганное  лицо  деда,  Федька  Быстроух  обо  всем  сразу  догадался.
 - Вот  было  у  меня  предчувствие,  что  этот  пенек  трухлявый,  обязательно  сделает  нам  какую-нибудь  гадость.  Все  взяли  для  добывания  шишки, - Федька  начал  перечислять, - Мешки  взяли,  шелушилку  взяли…
 - Самогонку  еще  взяли, - подсказал  дед  Митяй.
   Федька  взглядом,  словно  огнем,  опалил  деда,  сказал  сквозь  зубы:
 - Самого  главного  не  взяли – колота.  Что  теперь  будем  делать?
   Хочу  пояснить  читателю,  что  колот  это  огромный  деревянный  молоток.  Ручка  у  колота  достигает  полтора  человеческих  роста.  А  сама  ударная  часть  представляет  чурку,  длинной  около  метра  и  до  40 сантиметров  в  диаметре
   Используют,  колот  так.   Конец  рукояти  упирают  в  землю  и  с  размаху  ударяют  по  кедру  несколько  раз.  От  ударов  шишки  сыпятся  с  дерева  на  землю.  С  одного  дерева  можно  собрать  полтора  мешка  шишек.  Потом  их  надо  шелушить,  добывая  сами  зерна.
   Наши  герои  оказались  в  лесу  без  самого  главного  инструмента.
 - Грит,  я  струмент  понесу, - очень  похоже,  перекривил  деда  Федька,  он  все  не  мог  успокоиться, - Возвертаться  надо.
 - Погодь  возвертаться, - вмешался  Гришка, - Сядь,  охолонь  сперва.  Давай  выпьем  и  обмозгуем  сложившуюся  ситуацию.
    Федька  успокоился,  сел.  Но  на  Митяя  зло  поглядывал  и  качал  головой.
   Выпили  молча.
 - Может, есть  идеи  у  кого? – спросил  Гришка.
 - Вона,  Митяй  хочет,  что-то  предложить, - съязвил  Федька.
   Митяй  даже  подавился  водкой:
 - Злой  ты  Федька.
 - А  ты,  Митяй  добрячок…и  халявщик.
 - Хватит  вам  собачиться! – оборвал  спорщиков  Гришка, - Есть  идея!  Возвращаться  с  пустыми  руками  неохота,  но  шишки  можно  посбивать.
 - Как,  лбами  колотить  по  стволам! - взвизгнул  Федька, - Или  деревья  раскачивать.
 - Выслушай  сперва! – прикрикнул  Гришка, - Видишь,  вон  бревно  лежит?
 - Ну,  вижу, - посмотрел  Федька  в  указанном  направлении.
 - Вот  мы,  берем  это  бревно  и  с  разбегу,  по  самому  здоровенному  кедру,  как  шарахнем.  Все  шишки  наши, - Федька  улыбнулся  счастливо,  как  ребенок.
   Идея  всем  понравилась.  Потому  что  других  идей  больше,  никому  в  голову  не  приходило. 
   Федька  с  Гришкой  подняли  бревно,  дед  Митяй  стал  по  середке.  Выбрали  высоченный  красавец - кедр.
   Отошли  метров  за  сто  пятьдесят  от  кедра,  это  чтоб  хороший  разгон  получился.
 - Ну,  с  Богом! – крикнул  Гришка  Ивакин.
   Побежали,  неся  на  своих  плечах  тяжелое  бревно.  Теперь  они  чувствовали  себя  единой  командой,  которая  могла  горы  свернуть,  а  не  только  кедр  тряхнуть.
   Бежали  по  небольшому  склону,  поэтому  быстро  набрали  приличную  скорость.  Выбранный  для    удара  кедр  приближался,  угрожающе  увеличивался  в  размерах.
 - Мужики  на  смерть  разобьемся! – первым  не  выдержал  Федька  и  заорал  во  все  горло, - Сворачивай  в  сторону!  Сворачивай  Гриша!
   Гришка  и  сам  видел,  что  от  такого  удара,  неизвестно  кто  больше  пострадает,  кедр  или  они.  Перед  самым  кедром  Гришка  отвернул  в  сторону.
 - Надо  было  поменьше  деревце  для  первого  раза  выбрать,  а  не  такое  здоровое, - кричал  сзади  Федька, - Гришка  тормози.
   Затормозить  сразу  не  получилось,  слишком  сильно  разогнались.  Но  дальше  дорога  пошла  на  спуск.  Скорость  снова  увеличилась.  Бревно  упорно  тянуло  вперед,  на  подвиги.  Мелькали   перед  глазами,  с  бешенной  скоростью,  проносившиеся  мимо  деревья.  Гришка  с  трудом  уворачивался  от  частых  деревьев,  избегая  смертельного  для  них  столкновения.
   Со  стороны  это  выглядело  довольно  забавно.  С  горы,  с  крейсерской  скоростью  бегут  трое,  с  бревном.  Бегут  зигзагами,  уворачиваясь  от  деревьев,  увеличивая  свою скорость.  За  ними  тянется  густой  шлейф  пыли.  Из  под  ног  шишки  со  свистом  разлетаются. Птицы  испуганно  разлетались  во  все  стороны,  с  громкими  тревожными  криками.
 - Гришка  убьемся,  тормози! – задыхаясь,  кричал  Федька.
 - Не  могу! – задыхаясь,  отвечал  Гришка, - Бревно  это  треклятое  бросать  надо!
 - Так  бросаем!
 - Бросаем  на  счет  три, - предложил  Гришка.
 - Считай,  давай.
 - Раз…два…
   На  счете  «два»  дед  Митяй  отпустил  бревно,  упал,  зарываясь  носом  в  мягкую  землю,  щедро  присыпанную  кедровыми  иголками.  Федька  и  Гриша,  с  бревном  побежали  дальше  под  откос.
 - Дед  Мазай!  Ты  сук-а-а! – закричал  в  бессильной  злобе  Федька
 - Может  и  сука,  но  зато  живая  сука.  И  не  Мазай  я,  а  Митяй, -  проворчал  дед,  поднимаясь  с  земли  и  отряхивая  грязную  одежду – Мужики,  может  МЧС  вызвать  на  подмогу?
   Дед  побежал  следом  за  мужиками,  но  сразу  понял,  что  молодежь  ему  не  догнать.  Шагов  через  двести  он  наткнулся  на  потерянный  Гришкой  сапог. 
«Наверно  упарился,  бедолага.  Раз  одежу,  прям,  на  ходу  скидывает», - подумал  Митяй.
  Внизу  сопки,  что-то  громко  бухнуло.  Звук  такой  был,  словно  ударили  по  большой  консервной  банке. Деревом  это  не  могло  быть.  Во  что  же  они  врезались?  Любопытство  нельзя  победить.  И  дед  Митяй  заспешил  вниз,  на  странный  звук. 
   
   В  это  время  внизу  сопки,  по  лесной  дороге  проезжал  яркий  автобус,  с  японскими  туристами.  Иностранцы  с  интересом  любовались  таежной  природой.
   Кто-то  из  пассажиров,  попросил  экскурсовода  сделать  небольшую  остановку.  Экскурсовод  наклонился  к  водителю  и  что-то  сказал  ему.  Водитель  кивнул  и  начал  притормаживать.  Двери  автобуса  открылись.
 - Как  у  нас  говорят  в  России,  мальчики  налево,  девочки  направо, - весело  объявил  экскурсовод.
   Японцы,  не  спеша,  громко  переговариваясь,  потянулись  из  автобуса  на  природу.  Разбрелись  по  кустикам.  Водитель  с  экскурсоводом  закурили.
   Минут  через  пять  туристы  стали  возвращаться  к  автобусу.  Некоторые  собирали  шишки,  которых  здесь  во  множестве  лежало…
   Внезапно  что-то  неуловимо  изменилось. Испуганно  разлетелись  птицы,  с  встревоженными  криками. Послышался  непонятный  шум.  Все,  кто  еще  находился,  на  улице  стали  оглядываться  по  сторонам,  пытаясь  понять  причину  непонятного  шума. 
   Как-то  разом,  все  увидели  серо – желтое  облако  пыли,  которое  быстро  скатывалось  вниз  с  сопки,  прямо  к  автобусу.
 - Что  это?!  Что  случилось? – встревожились  туристы.
   Японцы  бросились  к  дверям,  расталкивая   друг  друга.  В  дверях  возникла  давка.  А  странное  облако  пыли  находилось  совсем  рядом.  Уже  стали  видны,  в  густой  пыли,  две  бегущие,  человеческие  фигуры,  вцепившихся  мертвой  хваткой  в  большое  бревно.
   Если  раньше  существовали  камикадзе,  идущие  на  смертельный  таран,  то  они  скорей  всего  выглядели,  как  двое  этих  сумасшедших  русских  мужиков. 
   Некоторым  туристам,  резко  захотелось  еще  раз  сходить  в  кустики,  но  на  этот  раз  уже  по  большому.
   Все  сомнения  отпали,  русские  камикадзе  выбрали  себе  цель.  Этой  целью  являлся  автобус  с  туристами.  Русских  уже  ничего  не  могло  остановить.
   С  диким  победоносным  воплем,  в  растрепанной одежде,  со  всклоченными  волосами,  у  первого  даже  одного  сапога,  на  ноге  не  было,  русские  аборигены  со  всей  дури  врезались  точно  по  центру  автобуса.  От  мощного  удара,  в  правый  борт,  автобус  громко  и  жалобно  загудел  и  едва  не  опрокинулся  на  бок.
   Гришку  с  Федькой  отбросило  назад,  при  этом  они,  наконец,  выпустили  из  рук  бревно.
   Туристы  стали  на  всякий  случай  выбрасывать  собранные  в  лесу  шишки.  Водитель  на  полусогнутых  ногах  вывалился  из  автобуса  с  монтировкой  в  руках.  Увидев  водителя,  Гришка  с  Федькой,  оглушенные  мощным  ударом,  все-таки  нашли  силы  встать  на  ноги.  Не  теряя,  время  они  бросились  к  ближайшим  кустам,  где  успешно  и  скрылись  с  места  трагедии.
   В  это  же  время,  туристы,  с  дикими  криками,  поспешно  загрузились  в  автобус.
 - Езжай,  скорей  езжай! – кричали  японцы  водителю.
   Автобус  сорвался  с  места,  уезжая  с  места  коварной  засады,  этих  диких  аборигенов.
Туристы,  припав  к  окнам,  с  ужасом  осматривали  подступающие  к  дороге  заросли,  каждую  минуту  ожидая  очередную  группу  русских  аборигенов,  несущихся  с  бревном  наперевес  к  автобусу.
 - Зачем  эти  русские,  так  с  нами  поступили? – со  страхом  спрашивали  у  экскурсовода  японцы.
 - Господа,  я  все  понял! – вскочил  один  японец,  в  дорогом  пиджаке, - Мы,  только  что,  получили  прекрасный  пример,  как  надо  охранять  природу.  Стоило  нам  в  неположенном  месте  остановиться  для... э-э…удовлетворения  естественных  надобностей,  как  нам  намекнули,  что  мы  не  совсем  правы.
- Ни  хрена  себе  намек…- недовольно  проворчал  водитель,  который  все  еще  не  мог  унять  дрожь  в  руках.
   Теперь  действительно  все  стало  на  свои  места.  Все  с  облегчением  вздохнули.
 - Господа,  это  были  не  бандиты,  это  были  сотрудники  российского  Гринпис,  защитники  леса.  Боюсь,  у  нас  могут  возникнуть  проблемы  с  местным  Гринписом. 
   Туристы  заметно  помрачнели.  Только  этого  им  не  доставало.
 - Раньше  ничего  подобного  здесь  не  было! – божился  экскурсовод, - Клянусь,  в  первый  раз  такое.

Гришка  с  Федькой  шишки  все  же  набрали,  в  другой  раз,  но  деда  Митяя  с  собой  уже  не  взяли.  Так  им  было  спокойней. 


                02.2011 г.


Рецензии
Такое по утрам надо принимать вместо кофе. Настроение на весь день обеспечено. Спасибо.

Владимир Тарасов 2   02.03.2011 08:21     Заявить о нарушении
Спасибо! Рад, что Вам понравилось!
Успехов Вам!

Евгений Худаев   02.03.2011 21:51   Заявить о нарушении
На это произведение написаны 3 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.