Нечаянная любовь

- Какого размера у тебя обувь? – спрашиваю я, разглядывая его большие желтые ботинки тимберленд.
- Сорок пятого – отвечает он.
- Наверное, это самый большой размер? - восхищенно спрашиваю я. 
- Нет, бывает больше! У баскетболистов. Сорок седьмой, пятидесятый.
- Ого! Им, наверное, ласты не нужны, - шучу я, и чувствую всю нелепость этой несвежей шутки.

Он вежливо улыбается. Я смотрю на его насмешливые сухие губы  и думаю, что он очень нравится мне. Возможно, я даже влюблена. А он зачем-то гладит меня по волосам, целует в макушку, и я боюсь поднять на него глаза. Я внутренне замираю, даже перестаю дышать.

Мы спускаемся в метро. Я стою на эскалаторе на три ступени выше и смотрю, как медленно приближаемся мы ко дну ямы. 

Эскалатор заканчивается неожиданно. Спотыкаюсь. Он поддерживает меня и продолжает:
- Когда у людей до фига денег, у них всегда есть представление о том, как должно быть. Что-то действительно творческое можно сделать только для бедных: почта там, больница, телеграф. Рекламные агентства в Европе, кстати, так и поступают. Нам тоже надо что-то подобное …

Мы подходим к платформе одновременно с поездом, который несется на нас и раздувает подол моего платья, заставляет мой шарф носиться привязанной птицей. Я смотрю на Него, я захожу за линию и готова упасть.  Он заботливо отодвигает  от края. Двери открываются. Мы заходим в полупустой вагон, садимся на лавку, соприкасаясь плечами и коленями. Становится горячо. Реальность трепещет и вздрагивает, какое-то марево окутывает меня. Моргают три раза и гаснут фонари в вагоне. Все, кроме одного.

- Странно, - говорит он.
- Да, - говорю я. - Очень странно.
И он обнимает меня,пересаживает на свои колени, лицом к себе.
- Что ты делаешь? – спрашиваю я.
- Ты не хочешь?
- Хочу.
 
***

- Я выхожу! – говорит он. Мы сидим рядом. В вагоне все как всегда, желтый свет, хмурые люди.
- Это моя станция, – он машет ладонью перед моим лицом. - Э-эй! Я пошел! Тебе дальше?
- Нет! Нет! Тоже выходить!

На станции снует народ. Нас раздраженно расталкивают.
- Мне в ту сторону, – говорит он.
- А мне – в эту, - отвечаю я.
- Жаль, что в разные. Было приятно поговорить. До встречи.
- Пока.
Ему приходится склониться, чтобы поцеловать меня, скользнув губами по щеке. Я жду продолжения, но он виновато улыбается и уходит.
 

Я иду медленно по центру огромной каменной залы.  Акапельно поют нежными голосами ангелы, десятка два херувимчиков с крылышками трубят надо мной. «Любовь! Любовь! Любовь!»
-Неужели, правда? – думаю я. – Влюбилась!
И улыбаюсь, и кланяюсь сонму святых существ.
- Спасибо! Спасибо! – говорю я. - Каждый раз удивляюсь,как это вам удается?
Маленькие существа хихикают, зажимая ладошками пухлогубые рты.
- Ну а что скажет бог? - спрашиваю я.
Все смолкает...

Седовласый старец на вершине мозаичных гор, выложенных на арке перехода, сердито посмотрел на меня с высоты и немилосердно гаркнул:
- Окстись!

Я иду по каменному коридору, который ведет меня с одной ветки метро на другую. Я ухожу после  свидания, на котором я плакала и просила никогда больше мне не звонить. Он обещал и виновато улыбался, наверняка зная, что я позвоню сама.

Наш секс в дешевой гостинице с почасовой оплатой был гадкий и скомканный, с оглядкой на часы. Теперь я обнюхиваю свой шарф и ворот рубашки, пытаясь понять, остался ли на них его запах. Перед глазами  растроганное лицо и надломленные брови его жены. Она поет:  «А напоследок я скажу...» И поднимает руки, и прижимает их к груди. По щекам ее текут крупные слезы. Их сын нетерпеливо дергает ее за подол платья и тихо канючит: "Мам, ну пойдем!".

«Как похож на нее их сын,- думаю я. - И как она на него похожа. Все трое будто сделанные по одному лекалу: круглые, удивленные чему-то глаза, сухие губы, доверчивые лица. Они могли бы быть родственниками, брат и сестра. Тогда не было бы никаких проблем. Кроме моих дочери и мужа, так похожих на меня выражением лиц и глаз.

16/02/11


Рецензии
нечаянно... отчаянно... и грустно

больно...
протяженно во времени
больно
каждый миг что проходит мимо
окрашен тобою
мне было бы
вольно
когда бы любые поступки
как часы
не сверяла
а чтобы подумал
ты
и чтобы я в ответ
сказала
мне мало,
как же мне мало
тех коротких секунд проведенных с тобою
что прокручивая на внутреннем экране
затёрла до дыр
мой мир
вертится вокруг тебя
как ураган
вокруг своего ока тишины
то стихая,
то вновь увлекая
куда то в вершины
надежды
а вдруг
когда нибудь ты станешь
все же мой - женатый друг.

Хохлов Юрий Евг   02.10.2012 14:50     Заявить о нарушении
ух ты... ты не перестаешь меня удивлять.

Мария Косовская   02.10.2012 15:11   Заявить о нарушении