Зараза. Глава 11

Ларрен

     Меня все еще колотит. Близость дракона заставила меня и самого глубоко окунуться в воспоминания, которые я старательно глушил все эти годы. Все - и внешность этого существа, и ее поведение - все точно такое же, как у Аргвара. Чувствую себя выпотрошенным, униженным, беспомощным. То, что я стал магом, и неплохим, ситуацию не исправило. Также, как и тогда, кто-то может беспрепятственно копаться в моих чувствах и воспоминаниях.
     Ловлю себя на мысли о том, что очень хочется залезть под стол, укрывшись какой-нибудь тряпкой и превратиться в часть интерьера. Усмехаюсь. Эта роскошь мне недоступна. А что я могу сделать?
     Дочь Аргвара ушла, довольная совершенным актом возмездия, удалилась переваривать полученную информацию. Теперь она знает, как можно меня быстро и болезненно достать. Только вот готов ли я оставаться безвольной игрушкой дракона? Неужели эти тридцать лет, действительно, прошли для меня даром, и я, получив затрещину, буду смиренно выполнять указания дракона? Ну уж нет.
     Заставляю себя успокоиться. Постепенно дыхание выравнивается, руки вновь становятся теплыми, голова начинает работать в привычном режиме, и я осознаю, что судьба подарила мне замечательный шанс - оправдаться в собственных глазах за былое безволие и показать миру, что я - не драконья подстилка, а сильный и грамотный волшебник. Я - везучий человек, в конце концов. Я могу покончить с Крионской заразой раз и навсегда. Для этого достаточно всего лишь убить дракона.
     Ударил я ее непроизвольно, да и бил не женщину, а Аргвара.  Вот и убью я Аргвара, пусть даже в его продолжении. А если судьба позволит, доберусь и до него самого.
     Итак, решение я принял. Осталось его качественно воплотить.
     Подобные глобальные вещи лучше обдумывать на ходу, а потому я вновь выхожу на улицу. Иду по неровной утоптанной дороге вдоль домов. Размышляю над способом умерщвления драконов. Признаться честно, подобная тема меня занимает давно. К сожалению, я ни разу не находил в литературе упоминаний о том, что кому-то из людей это удалось. Один эльфийский король-воин, помнится, в незапамятные времена смог лишить дракона Амрау жизни, но удалось это ему весьма специфичным образом. Он обмазал доспехи ядом, вызвал Амрау на бой, и, когда дракон принял обычный для себя облик бронированной ящерицы, позволил тому себя проглотить. Эльфу вечная память, дракон издох.
     Я пока не ощущаю в себе готовность пожертвовать жизнью, да и дочь Аргвара еще не испытывает, судя по всему, желания меня съесть. Только облизать.
     Морщусь. Ее домогательства мне неприятны. «Ночь со мной, и я тебя отпущу». Говорят, в зулкибарском борделе тетушки Луизы есть мальчики. Отчего бы ей не обратиться к ним с таким предложением? И вообще, почему я? Что во мне есть такого, что дракон так и сочится похотью в моем присутствии? Согласен, в чем-то даже лестно, и будь на месте этой, как же ее называть, другая женщина, едва ли я стал бы сопротивляться. Скорее, наоборот. А сейчас? Отдайся, Ларрен и постарайся получить удовольствие? Противно.
     Что-то мои размышления пошли не по тому руслу.   Останавливаюсь, оглядываюсь. Вижу девочку, сидящую на скамейке у ворот большого зажиточного дома. Девочке лет шесть-семь, она очень нарядно надета, и была бы хорошенькой, если бы не пустое выражение лица. Нервно поскуливая, в ее руку тычется носом большая рыжая собака. Ребенок не реагирует. Конечно, как же ему реагировать, если он под Крионской заразой!
     Я возмущен, и, не успев обдумать свои действия, начинаю снимать заклятье. Добиваюсь того, что на лице девочки появляется волнение и страх.
     - Проводи меня в дом, - велю я, - я хочу помочь твоим родным.
     Она молча подчиняется. Ах, да. Ей же не велено говорить, чтобы не заразить наемников. Это хорошо. В доме я нахожу одну молодую женщину, видимо, мать ребенка, двух пожилых и мужчину средних лет. Они не пытаются сопротивляться лечению.
     Закончив необходимые манипуляции и почувствовав приятную усталость, сообщаю собравшимся:
     - Говорить вы все еще не можете. Но заклятье с вас я снял. Я наложил на каждого из вас иллюзию, будто вы все еще под воздействием магии той страшной женщины. Она очень опасна. И постарайтесь не попадаться ей на глаза. Очень прошу вас, ведите себя, как обычно.
     Мать ребенка благодарно улыбается, заглядывает мне в глаза, будто интересуется, что она может для меня сделать. Поясняю:
     - Возможно, мне понадобится содействие жителей Трали. Я постараюсь помочь вашим соседям. Но очень вас прошу без моей команды ничего не предпринимать. Хорошо?
     И ухожу чрезвычайно довольный. Не знаю пока, буду ли я использовать этих людей. А если и буду, то как. Но сейчас меня греет мысль о том, что небольшую месть дракону я свершил.
     Следует теперь подготовить большую.
     Для начала, чтобы никто не путался под ногами, я излавливаю группу наемников в количестве пяти человек и торжественно превращаю их в крыс. Присоединившийся к моей прогулке рыжий пес добавляет веселья процессу, когда с радостным лаем начинает носиться по улице за перепуганными грызунами.
     Ничего плохого конкретно мне парни, конечно, не сделали, если не обращать внимания на обещанный мне акт насилия в их исполнении. Однако они подчиняются своей госпоже добровольно - и этого достаточно. Риан, к сожалению, в поле зрения отсутствует, я бы придумал для него нечто особенное. Ну ладно, никуда он не денется.
     Сейчас мне следует решить, что делать с драконом, а главное, как сделать это нечто, о чем я еще не имею представления. Насколько она уязвима в человеческом облике? Осмелюсь предположить, что как человек. Стало быть, отличие между нами заключается лишь в ее физической силе. Иными словами, в единоборство нам лучше не вступать.  Заманить ее в ловушку? Это нетрудно. Мне достаточно вернуться в дом, в котором она предпочитает меня держать, сесть у окошка, и это любвеобильное существо непременно покажется. Трудность заключается лишь в том, что я понятия не имею, какую ловушку ей соорудить. Если я воспользуюсь магией, она почувствует это сразу. Все источники в этом сходятся - драконы ощущают магию инстинктивно. А значит, ловушка должна быть простой и эффективной. Но без волшебства. 
     Хорошо было бы, к примеру, утащить что-нибудь сильнодействующее из лаборатории Саффы, только вот боюсь, что, если действие драконьего поводка такое же, как у того, что применял как-то я сам, меня распылит на атомы и при попытке что-либо телепортировать сюда. Значит, придется обходиться подручными средствами.
     Подхожу к груде одежды, оставшейся от резвящихся в крысином облике наемников. Здесь должно быть и какое-то оружие. Есть - пара неплохих клинков, видавший виды арбалет с набором болтов, метательные ножи в количестве трех штук, хорошо сбалансированные, с удобной ручкой. Бросать их в дракона я не собираюсь, но присвоить, пожалуй, можно. А что? Это - законная добыча.
     Более детальный осмотр позволяет выявить наличие монет разного достоинства и места происхождения, а также маленькую металлическую изготовленную гномами фляжку. Вещь довольно-таки дорогая. Очень любопытно, что в ней. С трудом откручиваю крышку, принюхиваюсь. Что-то удивительно знакомое. Быстро проведенный магический анализ позволяет распознать ингредиенты (ну не зря же я у Озерной ведьмы учился). Да это же просто мечта! Мортанский яд! При проникновении в кровь жертвы он первым делом парализует органы дыхания, затем резко расширяются сосуды и человек умирает от кровоизлияния в мозг, если до этого не задохнется. Просто прелесть.
     Осталось подумать о том, как ввести это в кровь моей жертвы. Впрочем, тут же находится и решение этой проблемы. Мое внимание привлекает лежащий на земле перстень - не шедевр ювелирного искусства, но весьма эффектная, а главное, эффективная вещь. У крупного синего камня, помещенного в центр кольца, острые грани. Вот сейчас мы аккуратненько, палочкой, наносим на них яд. Теперь главное - самому не поцарапаться. Обидно будет.
     С чувством выполненного долга направляюсь в «свою» комнату. Сажусь за стол, бросив на него ножи.
     Дракон не заставляет себя долго ждать. 
     Дочь Аргвара входит, с любопытством оглядывает помещение. Ее глаза становятся узкими, когда она замечает клинки.
     - Откуда это у тебя? - интересуется она.
     Сохраняя на лице равнодушно-презрительное выражение, которое я тренировал до этого минут двадцать, цежу сквозь зубы:
     - Одна крыса потеряла.
     - Крыса? Любопытно.
     Дракон выглядывает в окно. Что она надеется там увидеть? Грызуны давно разбежались, а одежду наемников я припрятал. Так, на всякий случай.
     Ну, давай же, детка, подойди ко мне. Сам я проявлять активные действия опасаюсь. Как бы она не сочла их подозрительными после того, как я упорно от нее отстранялся.
     - Соскучился? - спрашивает дракон, очаровательно улыбаясь. И в самом деле, очаровательно. Я вижу чувство в ее глазах, и это вовсе не ненависть, а нечто гораздо более теплое, однако моя решимость уничтожить это существо непоколебима. Зло тоже может быть обаятельным.
     - Да как-то не очень, - отвечаю, - у меня были дела.
     - С крысами?
     - Ага.
     Дракон как-то не спешит ко мне прикоснуться. Давай же, девочка, я не настроен на диалог. Мне нужны действия. Ты просто обязана либо попытаться меня ударить, либо обнять. Меня устроят оба варианта.   
     - И где мои мальчики? - интересуется дракоша, отворачиваясь от окна и задумчиво меня изучая.
     - Не знаю. Там по улице бегал пес, рыжий такой, лохматый, спроси у него.
     В глазах дракона загораются опасные огоньки. Ага, уже лучше.
     Встаю из-за стола, приближаюсь к «госпоже» и медленно проговариваю:
     - Детка, я уже не тот испуганный мальчик, каким был во время общения с твоим отцом. И если ты рассчитываешь на то, что я буду тихо сидеть на месте и покорно ждать, пока тебе вздумается сделать со мной нечто особо для тебя интересное, ты заблуждаешься.
     Дочь Аргвара кусает губы и молчит. Что это за чудеса сдержанности? Ладно.
     - И, кстати, на ночь любви в моем исполнении можешь не рассчитывать. Ты совершенно не в моем вкусе, - добавляю я.
     Из горла дракона вырывается тихое рычание.
     - Неужели? - с нажимом проговаривает она, - а мне-то казалось, что твое тело реагирует иначе.
     Хм… мое тело. Да кто его спрашивает?
     - Неужели я настолько тебе неприятна? - мурлыкает дракон, протягивая вперед руку, видимо, чтобы коснуться моего лица. Отбрасываю ее руку в сторону. Тыльной стороной правой ладони.
     Дочь Аргвара болезненно вскрикивает:
     - Что это?
     - Яд, - честно отвечаю я.

Верлиозия

     Сама не знаю, зачем я снова пошла к Ларрену. Наверно, во всем виноваты те несколько часов, проведенные в обществе Риана. Они сказались на мне благотворно, я пришла в хорошее расположение духа и… потеряла остатки разума. Потому что я шла с желанием поговорить.
     Мне хочется не только тискать его, как например Терина, но еще и общаться с ним. Узнать его получше. Но Ларрен не идет на контакт. Может быть, его заинтересованность в чем-либо поможет сближению? Я не знаю, чем его заинтересовать. Рассказать про «Драконью магию»? Он любознательный, может быть клюнет.
     Но мирного общения у нас не получается. Он опять говорит гадости. Мне грустно.
     - Неужели я настолько тебе неприятна?
     Я протянула руку, не задумываясь. Просто очень захотелось прикоснуться. Он меня оттолкнул. Чувствую укол, от которого волнами начинает расходиться нечто инородное, чего в моем организме быть не должно.
     - Что это?
     - Яд.
     - Ай-яй-яй, плохая тварюшка, очень плохая, - бормочу я, с трудом сдерживая желание порвать его на части.
     - Прости, - он разводит руками, мол «виноват, каюсь», на лице его при этом написано злорадное удовлетворение.
     Понимаю, что наивно было бы с моей стороны ждать от него чего-то иного, но все равно чувствую себя преданной, и мне очень обидно. Дыхание перехватывает. Но это вряд ли от обиды. Я не истеричка. Это начал действовать яд. Я ничего не знаю о ядах этого мира. Хватаю мага за горло, сжимаю пальцы, не заботясь о том, чтобы он не ощущал дискомфорта, притягиваю к  себе, вторгаюсь в его память. Он кричит. Я была слишком бесцеремонна. Это короткий путь, болезненный. Но пусть скажет спасибо, что это не повредит его разум. Я на грани, но  все еще стараюсь быть добра к нему.
     Отбрасываю от себя Ларрена, задыхающегося то ли от страха, то ли от того, что я слишком сильно сдавливала его шею.
     - Мортанский яд, значит. Прелесть значит, да? – шиплю я, - а универсальное противоядие некая Саффа держит в своем кабинете в шкафу у левой стены, на третьей полке? Спасибо за информацию.
     Телепортировать пузырек с бесцветной жидкостью из места, которое я ясно разглядела в памяти мага, для меня не составило труда. Возможно, будь я человеком, давно бы уже умерла от этого яда, но я дракон и на меня он действует медленнее. Я выпила противоядие, краем глаза наблюдая за Ларреном. Он уже пришел в себя, но еще оставался на полу. Сидит, потирает шею, украшенную синяками от моих пальцев. Действие яда прекратилось. Я чувствую себя не очень хорошо, но было бы хуже, если бы я не достала противоядие так быстро.
     - Ларрен, ты очень, ОЧЕНЬ плохо себя вел! – рычу я, дергаю за поводок, заставляя его подорваться с пола, чуть ли не бегом приблизиться ко мне и упасть на колени. Он порывается встать, но я заставлю воздух вокруг него сгуститься, не давая ему этого сделать. – Стой, как стоишь. Ты отлично смотришься в этом положении, собственность Аргвара. И что же мне с тобой делать?
     Решение приходит немедленно. Наш последний разговор с Аргваром:
      «Ты мне ничего не подарил»
      «Бери, что хочешь»
     И я беру. Ларрен сразу понял, что именно я делаю, и витиевато выругался, когда надпись на его печати изменилась. Теперь он был моей собственностью, с официального разрешения предыдущего владельца. А что? Ведь Аргвар сам сказал «бери что хочешь». И я взяла.
     - Верлиозия? – насмешливо произносит он, прочтя новую надпись на печати, - ну и фантазия у твоего папаши. А коротко как? Вера? Я могу звать тебя Верой? Или ты предпочтешь, чтобы я называл тебя хозяйкой?
     - Замолчи. Раздевайся.
     Маг смотрит на меня с ненавистью, а руки уже тянутся, чтобы расстегнуть пуговицы на рубашке.

Ларрен

     Ну как, как это у нее получилось? Почему она смогла перенастроить печать на себя?! Верлиозия, чтоб ее темные боги тысячелетиями мариновали в яблочном уксусе. Почему я решил использовать яд? Надо было попытаться ее зарезать. Или затаиться где-нибудь с арбалетом и пристрелить. Травник, блин, ученик Саффы. Ну почему?!
     Пальцы тянутся к воротнику на рубашке. А, собственно, что это вдруг они туда тянутся? Бросаю взгляд на печать - тусклая. Быстренько исследую собственный организм. Изнутри, конечно же. Стоп. Печать неактивна. Аргвар же, уходя, максимально ее ослабил, а эта Лиозия видимо не знает, что следует усилить действие печати. Я пока свободен. Только…  Только нужно сделать так, чтобы она об этом не догадалась. Что она мне велела? Молчать и раздеваться? Ну что же, ладно. Девочка хочет, чтобы я был послушным? Я буду. Я буду таким послушным, что она взвоет.
     Стараюсь, чтобы испытываемые мною чувства на лице не отображались. Трудно, но я справляюсь. Достаточно того, что Вера уловила проблеск ненависти, больше я ей такую роскошь не позволю.
     Медленно расстегиваю пуговицу за пуговицей. У меня их очень много. Рубашка сшита на шактистанский манер, а в Шактистане богатые люди любят украшать одежду драгоценными камнями, а куда их вставить, как не в пуговицы? Одна, вторая, третья…
     - Быстрее! - командует дракон. Как она это себе представляет? Пуговицы мелкие, но я пытаюсь ускориться. Не получается.
     - Встань. Сними сорочку через голову, - велит Вера. Отлично. Я расстегнул только пять пуговиц, следовательно, моя голова в проем просто не пролезет. Так и происходит.
     - Как можно быть такой бестолковой зверюшкой? - интересуется Верлиозия, наблюдая за тем, как я пытаюсь избавиться от рубашки. Но это вопрос, а не команда. А мне велели молчать.
     - Отвечай!
     Сейчас.
     - Я не могу ответить на этот вопрос, Вера, - смиренным тоном проговариваю я, - поскольку он является риторическим.
     Дракоша тихо рычит. Сейчас главное - не ухмыляться. Не ухмыляться и не думать о том, как я буду заниматься с ней любовью по команде.
     - Порви рубашку, - заявляет Верлиозия. Что? Мою любимую? Увы. Рубашка разлетается в клочья, пуговички весело стучат по деревянному полу. Жаль, что я раньше снял куртку, представление можно было бы и затянуть.
     - Теперь брюки.
     Зайка ты моя! Да кто ж снимает брюки, не сняв сапог?! Совсем дракончик растерялся от моей неземной красоты. Но я же послушный. Избавляюсь сначала от ремня. Верлиозия заинтересованно наблюдает за моими действиями.
     - Нравится? - интересуется она.
     - Нет, госпожа.
     - Вижу, что не нравится.
     О, как ты самоуверенна! Видишь ты, да ничего ты не видишь!
     - Стоять! - вдруг спохватывается дракон, - сначала сапоги.
     Сапоги снимаю медленно и вдумчиво. Пару секунд изучаю носки, но после вспоминаю, что мне снимать их не велели. Следующие у меня на очереди брюки.
     - Молодец! - веселится Верлиозия, - послушный мальчик. Я понимаю Аргвара - такой хорошенький и весь его.
     Она рассчитывает меня разозлить? Не выйдет.
     В итоге стою я перед ней голый, если не считать монетки на шее и носков на ногах и жду следующей команды. Интересно, как она будет звучать? Возьми меня? Вот здесь я могу долго резвиться, заставляя хозяйку подыскивать нужные словесные обороты. Благо сфера взаимоотношений между мужчиной и женщиной зачастую описывается именно в иносказательных выражениях.
     На ее лице - выражение безудержного веселья и довольства собой. Но моем, смею надеяться, тупой покорности. Беспокойство, связанное с тем, что ожидаемую мной сейчас команду придется выполнять, старательно гашу.
     - Какая привлекательная тварюшка, - бормочет Верлиозия, приближаясь ко мне и медленно проводя ладонью мне по груди, - хочешь меня?
     - Нет, Вера.
     - Нет, так нет, - легко соглашается она, - отправляйся в ванную. Ты с крысками игрался, а это негигиенично.
     Покорно марширую в ванную, с трудом сдерживая бешенство. Она… меня… развела… как мальчишку!
     Ванная! Какая ванная? Пустая бадья, в которую даже воду не налили, а я стою тут, как идиот, в носках! В дверь стучат.
     - Да! - рычу, все еще пребывая в состоянии крайнего раздражения. На пороге появляется виденное мною ранее существо женского пола с двумя ведрами горячей воды. Мой внешний вид ее нисколько не смущает. Впрочем, неудивительно, заклятье я с нее не снимал и пока не собираюсь. Еще не хватало, чтобы прямо перед глазами дракона бегал носитель поддельной Крионской заразы.
     Женщина удаляется, с удовольствием смываю с себя грязь и тут же вновь озадачиваюсь над смыслом команды «отправляйся в ванную». Если исходить из ее буквального толкования, я должен продолжать оставаться в этом помещении, пока меня обратно не позовут. Прислушиваюсь. В комнате за стеной тихо. Видимо, Вера решила, что сегодня для меня она сделала достаточно. Интересно, а если она через неделю появится, мне все это время здесь находиться? Нет, такое положение дел меня не устраивает. Пожалуй, мне следует оставаться рабом, послушным, но не таким тупым, как я намеревался ранее. Иначе я себя скорее доведу до белого каления, а не ее. А мне, между прочим, нужно новое покушение организовать на жизнь драгоценной хозяйки. И на этот раз оно должно удастся, потому что в противном случае дракон меня точно на цепь посадит и лаять заставит. И все равно уже будет, действует моя печать или нет. Мир поглотит зараза, а меня сожрут угрызения совести или Верлиозия урр Грха.
     Возвращаюсь в комнату. Конечно же, Веры там нет. На лежак у стены брошено ветхое полосатое одеяло, видимо, как намек на то, что и собственности необходим отдых. А собственность не против. Силы мне еще пригодятся. Потому, не заставляя себя долго упрашивать, благо здесь все равно некому этим заняться, укладываюсь и моментально засыпаю. Без сновидений. 


Рецензии
да, погорячился Ларрен.

Анастасия Игнашева   27.08.2011 11:01     Заявить о нарушении
не то, чтобы погорячился) скорее, лоханулся
К.

Алк-Консильери   27.08.2011 20:12   Заявить о нарушении
На это произведение написаны 4 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.