Добрые люди

" ... удивительное затмение, в котором находятся добрые люди нашего общества, искренно желающие блага животным, но со спокойной совестью поедающие жизни своих братьев."
(Лев Толстой. Рабство нашего времени.)



Стоит привычная жара. Подвешенный к потолку вентилятор гоняет вокруг меня раскаленный воздух и мух. Юг Индии, двенадцатая параллель, это вам не шутки, тем более в разгар лета. А это именно его разгар.

Я сижу на раскладном стуле у входа в кафе в ожидании клиентов,  попиваю ласси и наблюдаю кипящую вокруг меня жизнь. Ласси, это напиток из створоженного молока, льда и сахара, приправленный ванилью. Очень вкусно и прохладно. Правда, в Китае его готовят вкуснее и импозантнее, скалывая лед с огромной глыбы в миску со створоженным молоком и разбавленным сиропом медом, подбрасывая содержимое несколько раз выше головы и ловя его обратно уже наполненное всеми цветами радуги. Я же обхожусь по-индийски, миксером и воспоминаниями. Кафе, где я работаю, небольшое, но популярное. Обойти его трудно. Оно стоит на пути туристического маршрута. Бывает, что последняя бутылка теплой колы улетает с «аукциона» по цене в десять раз больше обычной.

А жизнь вокруг меня действительно кипит. Кафе окружено джунглями, но вмешательство человека придало им вид запущенного сада. Поскольку ближайший город находится в двенадцати километрах, то многие местные обитатели этих джунглей  не имеют ни малейшего представления о его существовании и ведут себя естественно и свободно.
Частенько резким движением или громким возгласом можно вспугнуть задремавшую под кустом кобру, которая недовольно, но медленно и гордо, распустив капюшон, сзади кажущийся рогами, и приподнявшись на полметра над землей, уйдет в ближайшие заросли. Иногда ломая кустарник, пробежит спешащий по своим делам варан, по размерам сравнимый с небольшим крокодилом. Попугаи, какие-то белые птицы, похожие на небольших цапель, летающие лисицы, дикие коты, шакалы, мангусты, хамелеоны, крысы, иногда стая обезьян, совы по вечерам, павлины по утрам, скорпионы и тридцатисантиметровые с палец толщиной фаланги, разные змеи и ящерицы побольше и поменьше, тучи мигрирующих муравьев, иногда покрывающих весь потолок, расположившись на ночлег, жабы, дикие пчелы и прочая мелюзга, все они постоянно напоминают о себе своим видом, воем, криком, или ядовитым укусом, если зазеваешься, напоминая, что жизнь, это не только форма существования белковых тел, но и борьба за обладание этой формой.

Несмотря на жару воздух свежий. Его приносит с океана еле заметный ветерок. Океан в двух километрах  ... После работы до океана можно долететь на мотоцикле за пять минут, если, конечно, этот полет не перенаправит в вечность какое-нибудь животное, неожиданно выбежавшее на дорогу из джунглей прямо перед тобой.
Выкупавшись, можно захватить все еще горячие лучи заходящего солнца и выпить с местными рыбаками холодного арака, сделанного ими для себя из чистого косового сока, а не из сока гнилых фруктов, настоянного на отработанных батарейках, что продается в городе, рассказывая им о далекой северной стране, кажущейся им сказочной, да и не только им, но и мне самому, поскольку её больше нет.

Как я сюда попал и что здесь делаю знаем только я и моя судьба, с которой мы постоянно спорим о том, кто из нас больше постарался.

Но сейчас у нас с судьбой мир и я, сидя в тени, отдаюсь контрасту температур снаружи и внутри меня, наслаждаясь утренним затишьем и психологически готовясь встретить толпу «жаждущих и страждущих» туристов, приехавших посмотреть на огромную концентрацию золота во времени и пространстве в виде огромного полого шара с дыркой в потолке и хрустальной призмой внутри для установления контакта с космическим суперсознанием, путем соединения энергий адептов в призме в один большой, уходящий в небо через дырку в шаре поток, индикатором силы которого и является количество толп туристов, приезжающих посмотреть на это "чудо" и оставляющих адептам деньги на жизнь.

Кафе тоже принадлежит адептам Шара. Среди них есть те, кто указывают, что и как делать и те, кто работают, как и везде в мире.
Я принадлежу к работающим адептам, у которых и времени-то на сидение в Шаре нет.
Поэтому я сижу по утрам на своем рабочем месте, у входа в кафе, и моя энергия преимущественно уходит на обслуживание туристов.

На дорожке ведущей к кафе показываются люди. Пара, парень и девушка ...
Они подходят ближе и мы обмениваемся весьма пышными приветствиями. Их не было видно несколько дней
Мы знакомы. Они из Великобритании. Отдыхают здесь около месяца. Спят, едят, пьют кокосовый сок, купаются в океане, ходят на массаж и йогу, медитируют в Золотом Шаре и изучают разные другие, не мене сложные практики духовного совершенствования. Часто заходят в кафе после сидения в Шаре.
В Британии у них для этого времени нет, да и очень дорого там все это. Здесь же они получают наилучшие техники самосовершенствования за минимальную плату.
Очень милая пара. Духовное развитие у них на первом месте. Вегетарианцы. Они не могут никому причинять вреда и страданий. Уверяют, что их страна движется к идеалу торжества духа над плотью. Очень горды за то, что передвинули всю свою индустрию на восток, дав людям на востоке работу и оставив себе лишь заботу о себе и своем развитии, ну и учет и контроль мировых финансов в нагрузку. Это у них называется постиндустриализмом. А люди на востоке, издавна занимавшиеся преимущественно саморазвитием, теперь имеют возможность неограниченно работать, обучая духовным практикам отсталый в этом плане запад в свои короткие рабочие перерывы.

Я приготавливаю им ласси и сажусь с ними за столик поболтать о жизни.  С разговорами о смерти я мало к кому пристаю, так как люди сразу теряют аппетит, а это негативно отражается на работе кафе и расстраивает адептов,  заседающих в Шаре, что в свою очередь снижает силу потока энергии вылетающей в небо и соответственно поток туристов приезжающих на это посмотреть и даже поучаствовать в аттракционе.

Завтра они уезжают. Пришли попрощаться и поблагодарить за «Русский салат» (салат «Оливье») и торт «Наполеон», которые им из всего меню понравились наиболее. Очень приятно, ведь я сам их и готовил ( по памяти внешнего вида, запаха и вкуса). Я бы и кока-колу наверное смог бы приготовить, будь в этом нужда.
Девушка заботливо держит на коленях рюкзак, из которого время от времени высовывается голова щенка.

Они перехватывают мой удивленно-вопросительный взгляд.
- Мы возьмем его с собой. – говорит она. – Мы его спасли ...
На моем лице появляется одновременное выражение сострадания, благодарности и уважения.
Спасители всегда вызывают эти чувства.
- Мы проходили мимо, по Неру стрит, Вы знаете, конечно ... там где течёт канал городских отходов, делящий город на две части, Белый город и ... тот другой. – продолжает девушка. – Он лежал на обочине весь в пыли и грязи, голодный и затравленный ... почти без движения, будто мертвый. – у неё в глазах стоят слезы. Её спутник смотрит на неё разделяя и сопереживая её душевную боль.
- Его мать задавила машина прямо на его глазах. – продолжает она. – С тех пор он там лежал без еды и защиты. Не скулил совсем, такой гордый, тихо и с достоинством умирал ... он лежал там два дня ... на обочине, где течет канал с городскими отходами ... он весь пропитался этой вонью, мы мыли его каждые два часа моим лучшим шампунем ... залечивали его ранки, выводили блох ... кормили из соски и с ладони ...

Она плачет. Её спутник утешает её промакивая платком её глаза. Её руки заняты поглаживанием щенка. Щенок худой, облезлый и весь в ссадинах, но ясность глаз и мокрый нос указывают на возвращающуюся к нему жизнь.

Маленький «эмигрант» и не догадывается о том, что в лице этой доброй и милой пары судьба готовит ему «гражданство» страны, где благотворительные организации собирают пожертвования на быт бездомных животных по три фунта, а на быт бездомных детей – только по два; разница, о которой я тоже пока не догадываюсь. Но уже сейчас он всем своим естеством выражает счастье, полагаясь на свое собачье чутье.

- Два дня лежал ... – повторяю я её слова со своей, часто не к месту, привычкой все уточнять. – Машина задавила мать ...  – откуда Вы это знаете?
- О, это нам рассказали живущие на той же обочине люди ... – она уже не плачет поглаживая щенка и целуя его в нос.


Рецензии
«Сиянье люстр и зыбь зеркал
Слились в один мираж хрустальный.
И веет, веет ветер бальный
Теплом душистых опахал.»
(И.Бунин)

«А потому, каждый, внимающий речи на чужом языке, молись о даре изтолкования».
(где-то в Новом Завете)

«Как хорошо, что мы здесь, в mirage’е хрустальном!
Значит, недаром горбатились,
В тёмной их бедности,
Пахари наших полей».

(Сергей Карев. «Изтолкование буниных»)

Сергей Карев   02.03.2012 14:35     Заявить о нарушении
Спасибо за отклик, Сергей.

"Значит, недаром горбатились,
В тёмной их бедности,
Пахари наших полей?"

Я поставил знак вопроса, цитируя Вас, поскольку это должно быть основной вопрос, который мы должны задать себе.

Иъ Лю Ха   05.03.2012 14:13   Заявить о нарушении
Именно так!

И сделать вопрос. Себе.
И честно ответить. Были ли ненапрасными все те инвестиции в тебя.

Чтобы не про тебя было такое вот, например: «… весь мiр посылает свои сигналы и природа сеет свои семена, а от меня ничего не произходит, не произрастает в ответ в отплату и благодарность»

Сергей Карев   05.03.2012 14:57   Заявить о нарушении
Кстати, а "пахарям наших полей" надо такой вопрос себе задавать, или только тем, кто в "мираже хрустальном"?

Иъ Лю Ха   05.03.2012 18:25   Заявить о нарушении
Миражисты (мародёры то бишь) сомнений не имут.
Как и сраму.
Как и совести и прочих ненадобных им человеческих качеств.
А потому вопрос такой в них – не возникнет.

Пахари – да. Тем надо взглянуть, произошла ли какая-то реальная (не миражная) польза от их усилий.

Ведь так часто напрягаются они в работах – только для того, чтобы питать паразитов.

А человеку надо ЧТО-ТО СДЕЛАТЬ.
Как опережение самого себя.
То, что будет долговечней его кратковременного существования.

Ладно, кто-то, не схватив с неба звёзд, сам не изобрёл чего-либо… но он вырастил, воспитал того, кто так СДЕЛАЕТ!

Я убеждён, что всего два класса есть в сей земной цивилизации. И деление это важней всех других – расовых ли, национальных ли.
Это – Пахари и Мародёры.

Пахари – в самых разных видах деятельности. Они даже и работают – очень часто – на Мародёров. А куда им деваться…?

Мародёры – тоже по-разному себя называют. Но суть их одна: ворограбители и их холуи.

Сергей Карев   06.03.2012 14:11   Заявить о нарушении
На это произведение написано 6 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.