Полет тапка над Зулкибаром. Главы 15-16

Глава 15

Дуся

     Дукус явился в тот же день, поздним вечером, когда приличные старикашки уже в постели десятый сон видят, а не по чужим невестам шастают. А этот нарисовался, фиг сотрешь! Мрачненький такой весь из себя. Ага, понятно, заслал, получается, ко мне домой зверюшку какую-нибудь волшебную, и вернулась зверюшка с пустыми лапками. И вот пришел дяденька Дукус по мою душу.
     Мне как-то не по себе стало, но я ничем не показала своего состояния, и такую дуру включила, что любо-дорого посмотреть. Изобразила на лице радость, поудобнее устроилась в кресле и закурила. Дукус неодобрительно на это дело поморщился, сел подальше от меня и… ой, нет, это оборжаться же можно! Он достал веер и принялся им обмахиваться. Тоже мне, фрейлина обморочная!
     - Здравствуй, Дусенька.
     Я от этих слов даже облегчение испытала. Думала, он сейчас в стиле истерикуса Таурисара на меня с пеной у рта набросится, и кранты мне большие и страшные придут. Поломанными руками не отделаюсь. А он вон как, вежливый весь из себя, ну прямо как отец родной.
     - Здравствуй, дядя Дукус, - пропищала я, белозубо улыбаясь. Нет, ну мне даже нравиться начинает, что я белозубо улыбаюсь. Все-таки умничка Терин, знал что делал.
     - Вот скажи мне, Дусенька, могло ли так получиться, что кулончик ты с собой прихватила случайно?
     Ага, это он типа намекает, что дает мне последний шанс прикинуться дурнее, чем я есть, и воскликнуть что-то вроде: «Ах, да конечно! Ах, какая я растяпа, да вот же он, кулончик мой! Берите, дяденька Дукус, не побрезгуйте!»
     Да только хрен там. Я на него глаза выпучила и возмутилась:
     - Да что ж я без мозгов совсем? Это ж как я, по-твоему, могла бы случайно прихватить и забыть? Я, ёптыть, что, похожа на дуру?
     Дукус и посмотрел на меня как на дуру. Мол, упустила ты, Дульсинея Абрамовна, свой последний шанс остаться в живых. Мне даже жутковато стало, и где-то глубоко-глубоко внутри появилось желание сдаться и наврать, что да, оказывается, прихватила я кулон и все эти дни не замечала даже, что он на шее у меня висит.
     Сама не знаю, как я выдержала и промолчала. Дукус тоже долго молчал, видимо обстановку нагнетал. Перестарался. Мне скучно стало из-за затянувшейся паузы. Я даже начала подумывать о том, чтобы зевнуть, как следует, но тут Дукус заговорить изволил:
     - Хотел я, Дусенька, тебе к свадьбе подарочек сделать, послал в твой мир зверя волшебного за кулоном, да только не нашел мой зверь его в твоем жилище.
     - Обокрали! – заверещала я на весь дворец, - Сироту обокрали, обидели! Суки, сволочи, гады!
     Я даже слезу с перепугу пустила и верещать при этом горестно не забывала. Дукус от моего визга морщился страдальчески, но убегать не спешил, хотя по роже его было видно, что очень ему хотелось оказаться где-нибудь подальше, где моих воплей не слышно. Да только, наверно, вопли эти мои далеко слышны были, по всему дворцу так это точно.
     Поняв, что сбегать Дукус не собирается, я плавно от визга перешла к горьким рыданиям и причитаниям о безвозвратно утраченном наследстве и, чувствуя себя последней сволочью, ввернула, что вот при Терине упоминала, что кулон дома забыла, он, гад, наверно, его и спёр.
     - Ты с Терином об этом разговаривала? – оживился Дукус.
     - Да! – пуская сопли, ответила я. - Он тоже моей семьей интересовался и цацками всякими… ааааа, обидел сиротинушку, обокрал! Это все кот его уродский. Вот где он, кстати? Как победили Терина, так и кот его пропал, наверно, вместе с кулончиком моим свалил куда-нибудь.
     Мож хоть так Терину легче будет? Мож Дукус поверит, что Васька с кулоном слинял, и все силы на поиски кота кинет?
     - Не плачь Дусенька, - Дукус даже подошел и по голове меня погладил. Я чуть не сдохла от отвращения, но виду не подала, сижу дальше в рыданиях захлебываюсь… в настоящих причем. Вот же сволочь я какая - на Терина все стрелки перевела.
     - Найду я твой кулончик, - ласково так пообещал Дукус и удалился.
     Я сопли вытерла, попереживала часок тихо сама с собой и тоже удалилась… ну то есть не удалилась, а пошла прямиком в покои Вальдора. Почему одной мне хреново должно быть? Пусть ему тоже будет. Вот сейчас устрою ему разборки, чтобы жизнь медом не казалась. И пофигу мне, что неприлично это, чтобы невеста находилась у жениха в покоях до свадьбы. Мне на их приличия плевать с высокой колокольни.
     Ворвалась я в спальню к Вальдору, а там… опять он с этой фрейлиной. С той самой, с которой на балкончике зажимался. Вот теперь я ее узнала – это та самая белобрысая пышка, которую я с Джулой видела. Вот же шустрая какая! Решила последовать совету своей подружайки и залезла в постель к наследнику престола. Небось, к королю побоялась, у него же Брианна есть, она воин, с ней не забалуешь.
     Я даже не смутилась тем фактом, что у них с Вальдором не просто обнимашки были, а самый настоящий секс. Нет, это меня наоборот еще больше возмутило. Это же получается, пока я как последняя сволочь Терина подставляла, мыш этот недобитый тут в свое удовольствие эту пампушку блондинистую того… любил во все места.
     - Сволочь ты, Валь! – с порога заорала я.
     Блондинка взвизгнула, пулей с кровати слетела и бежать. Надеюсь, одежду прихватить успела, не хватало еще, чтобы из-за меня по дворцу голые фрейлины бегали… еще обидит кто-нибудь дурочку.

Вальдор

     Ужас. Я что, и в самом деле, не мог себе какую-нибудь другую невесту подобрать? Слепо-глухо-немую, к примеру, и парализованную в придачу? Она дурой прикидывается, или и в самом деле не понимает - каково это… в самый разгар? О, боги!
     Прикрываюсь одеялом и смотрю на нее. Нет, не с укоризной. В ярости я на нее смотрю! В ярости!
     - Что тебе, - кричу, - здесь надо?!
     - Ты, - визжит она, - ты подбил меня на то, чтобы Терина во всем виноватым выставить!
     - Я! И что?! Это повод для того, чтобы…
     - Чтобы что? - ехидно интересуется Дуся.
     - А ты не в курсе, чем женщина с мужчиной могут в постели заниматься? Тебе показать надо и рассказать?! Тебе маг этот недобитый не все продемонстрировал?
     - Что?!
     - А ничего! Ну так иди сюда, невеста моя ненаглядная! Я тебе все в лучшем виде изображу.
     Дульсинея пятится к двери.
     - Валь, - бормочет она, - ну я же не думала.
     - Так думать надо!
     Меня аж трясет всего. От злости, или чего еще, и думать даже не хочу.
     - Иди, - говорю, - отсюда быстрее, пока я в состоянии сдерживаться. Уходи!
     М-да, остатки понятливости у нее в наличии имеются. Дуся поджимает губы и выметается прочь.
     О, боги! Как же это все меня раздражает!

Дуся

     Вот и поскандалила, называется. Это я, конечно, маху дала, такой процесс прерывать. Будто сама не знаю, каково это, когда на самом интересном месте обламывают. Пожалуй, я даже прощения у Вальдора попрошу… попозже. Все-таки засранец он. Я ж почти поверила, что он из меня сейчас замену фрейлине этой своей сделает. А может быть, и не зря поверила, мож у него, и правда, от внезапности моего появления шарики за ролики зашли?
     Ну, Дуся, поздравляю. Теперь Вальдор тебя «любит» еще сильнее, чем прежде.
     Иду я, значит, переживаю, смотрю, кто-то за портьерой шебуршится. У меня первая мысль – убийцы! Хватаю со стены меч. Только я собралась убийцу этого портьерного, заколоть, как он заговорил человеческим… тьфу ты! То есть женским голосом, тоненьким таким и жалобным:
     - Не думала я, что Вы, Дульсинея, до такой степени Его Высочество ревнуете, что даже на убийство готовы.
     Я тихо выругалась и меч на место повесила. Ну, вот я так и знала! Так я и подозревала! Фрейлина эта в чем была, в том от Валя и выскочила, а теперь вот за портьерой ныкается… без ничего… то есть ничего, кроме портьеры той самой, на ней нет.
     - Что ж ты, дура такая, одежду не прихватила?
     - Я испугалась.
     - Я что, такая страшная? Ну, спряталась бы под одеяло, а ты бежать сразу, – пожурила я девицу и великодушно предложила. - Сиди здесь, я тебе сейчас что-нибудь принесу из одежды, а то у вас тут такой вертеп, что кто-нибудь увидит, отымеет во все места и будет думать, что так и надо.
     - Спасибо, - тихо пискнула фрейлина.
     К Вальдору за ее одеждой я не пошла, хватит с него меня на сегодня. Быстренько сгоняла к себе за халатом. Нет, мне и платья не жалко было, все равно не на мои деньги все это сшито, но размер-то у нас с девицей разный, платье мое у нее в груди бы не сошлось, и в бедрах узковато бы было. Нет, не пампушка она, это я погорячилась, но по сравнению со мной-то, конечно, да, у нее есть за что подержаться.
     Принесла я халатик, сунула за портьеру, фрейлина там пошуршала и вышла, вся такая смущенно порозовевшая и говорит:
     - Я Вам, Дульсинея, теперь по гроб жизни буду благодарна, что от позора меня спасли.
     - Да ладно, чего уж там, - пробормотала я, но все ж таки не удержалась, подколола, - вот что бывает, когда пытаешься дорваться до власти через постель!
     Девица покраснела, и кажется не только от стыда, но и от возмущения.
     - Да Вы… да я… да я клятву дам, что не подойду больше к Вальдору!
     - Не надо, – я в ужас пришла от такого предложения, - ну их на фиг, эти ваши клятвы нерушимые.
     - Как скажете, Дульсинея, но к принцу я все равно не подойду больше, - твердо сказала фрейлина, а сама вся такая унылая сделалась, что мне ее жалко стало. Может быть, зря я ее под одну гребенку с Джулой этой? Может быть, она не такая, и ей Вальдор по-настоящему нравится? Ну, в конце концов, не виновата же она, что он наследник престола, а не какой-нибудь, допустим, пятый сын графа, которому в наследство светит только любимый папенькин скакун, а не целое королевство?
     - Зря ты от Вальдора отказываешься. Не ты, так другая к нему в постель прыгнет. Вот, например, эта жуткая Джула… хотя Валя, наверно, такие не привлекают. Я его с тобой уже второй застаю. Наверно, ты ему сильно нравишься.
     Девушка от моих слов расцвела и даже заулыбалась. Видимо, так радостно ей от моих слов сделалось, что она даже не поинтересовалась, с какого перепугу я – невеста принца, советую ей крутить любовь с этим самым принцем. А может быть, она об этом не спросила, потому что при зулкибарском дворе такое в порядке вещей – любят одних, а женятся на других? Ну, или еще как вариант – она просто постеснялась спросить. Я не стала уточнять, проводила ее до второго этажа, где фрейлины обитали, и посоветовала в другой раз при виде меня не сбегать в неизвестном направлении, будто испуганный сайгак. На том мы и попрощались. А вот как ее зовут, я спросить забыла. Да уж, невежливая ты, Дуся, девица.

Вальдор

     Одеваюсь, выхожу. Ночь, все спят, один я изображаю из себя неизвестно что. Я зол, я возбужден. Я хочу найти блондинку. Как же ее зовут? Отчего я никак не соберусь спросить у нее имя? И где ее теперь искать? Да на нее ж Дуся моя, как змея какая, действует! То есть сначала жертва замирает, а потом исчезает в неизвестном направлении.
     Скоро светать будет, а я все брожу по замку неприкаянный. И блондинка мне уже не нужна. И мысли всякие в голову лезут, которым там быть не положено.
     К примеру, о том, что случится с Терином, и о том, как зараза эта рыжая данный факт переживет. А еще, что я буду делать дальше - наблюдать, как отец лишается власти? А потом и сам стану безвольной марионеткой в руках Совета? Как это… Развлекайтесь, Вальдор, Вы еще так молоды.
     Вот так до рассвета и гуляю по пустым коридорам дворца, размышляя на «веселые» темы.
     Стоп. Кто это? Дукус?
     Любопытно, куда это он так целеустремленно направляется? Надо бы с ним побеседовать о высоких материях.
     Изображаю на лице очаровательную улыбку – почти такую же, какой я подружек своих одариваю, перед тем, как. Но это к делу не относится.
     - Милейший Дукус, - говорю, - и куда это Вы так спешите ни свет ни заря? И не спится же Вам!
     Маг останавливается, и мелькает что-то на его физиономии такое едва уловимое, но явно предвещающее неприятности. Не исключено, что и мне.
     - Ах, принц Вальдор, - мурлычет он и улыбку мне дарит точь-в-точь моя. - А Вы-то почему на ногах?
     Да всю ночь не спал я, старый козел. Думал, что мне теперь делать.
     - Вот, - отвечаю, - солнышко в окно светит. Не спится. А Вы куда, могу я полюбопытствовать?
     Он замирает на мгновение, будто решает, куда бы меня послать.
     - Вы… ну отчего же, можете, конечно. Я к Терину. Очень, говорят, живучий оказался. С чего бы это?
     Делаю круглые глаза.
     - Вы полагаете, ему кто-то помогает? Но такого просто не может быть!
     Даже интересно, и кто бы мог ему помочь?
     - Вы так думаете, принц?
     - Я в этом уверен!
     - Ну, раз ВЫ в этом уверены…
     Перехожу в наступление. Я даже за локоток его беру, как мне это ни противно.
     - Милейший Дукус, возьмите меня с собой. Я сам хочу убедиться в том, что Терин не затевает новые козни.
     Ага, и в том еще, что он не сдаст нас с Дульсинеей, когда его на дыбу вздернут. Ух, аж мороз по коже. Ну мне-то, допустим, ничего и не будет… Хотя… Ох, как я в этом сомневаюсь. Как я в этом теперь сомневаюсь. Ну что, противный старикашка, найдешь ты аргументы против моего присутствия или нет?
     Судя по выражению его физиономии, аргументы бы он нашел, только вот помимо них на морде его красной какая-то новая мысль проявляется. Уже на мой, похоже, счет. Я же лицо делаю туповато-благостное. Ни дать, ни взять, местный дурачок. Ну, поверь же мне!
     - Хорошо, Ваше высочество, - наконец произносит он, а я стараюсь сдержать вздох облегчения, - думаю, Вам будет полезно его увидеть.
     - Да-да, - говорю, - раньше он меня в тюрьме держал, а теперь вот я его.
     Дукус даже хихикает в ответ, мол, шутку оценил.
     - Ну что же, Ваше высочество, если так, то конечно, пойдемте.
     Я с готовностью киваю и изображаю торжествующую улыбку, как бы говорящую: «Вот сейчас я получу возможность полюбоваться на искалеченного врага».
     Спускаемся вниз. Что показательно, Дукус стражников с собой не берет. Думает, видно, пока своими силами обойтись.
     И вот он, Терин. Лежит на полу больной и бледный. Руки изломаны, и даже рукава рубашки на месте. А сам без сознания. Молодец! Мастер иллюзии, иначе не скажешь.
     Дукус направляется к пленнику и со злостью пинает того носком сапога с предплечье. Я вздрагиваю. Если бы руки были сломаны, боль была бы адской.
     Терин не подводит. Его вопль слышен, наверное, и в соседнем королевстве.
     Он открывает глаза. На лице мука.
     - А, это ты, учитель, - стонет чернокнижник.
     - Я, падаль, я. Хорошо тебе здесь?
     - Отлично, - слабым голосом отвечает Терин.
     Дукус, будто первого раза ему было мало, вновь бьет пленника по руке.
     Терин сжимает зубы и стонет:
     - Не надо!
     - Надо, дорогой мой, надо, – рычит Дукус, - ты кого из себя изобразить решил? Ты выше Совета себя хотел поставить?
     На сей раз удар приходится в бедро, и я слышу, как чернокнижник с силой втягивает в себя воздух. Болен он или нет, но получать такое все равно неприятно. Пора вмешаться.
     - Ну что же Вы, милейший Дукус, - произношу я, - не опускайтесь до такого. У нас специалисты имеются.
     Терин глядит на меня недоуменно, я же отвожу глаза в сторону. Плевать, что он обо мне там подумает. Я СЕЙЧАС не могу этого видеть.
     - Падаль! – вновь рычит Дукус и опять пинает пленника в предплечье.
     Терин вздрагивает всем телом, я и сам дрожу. Противно. Как же мне противно!
     - Будешь говорить? – спрашивает наш новый придворный маг у старого.
     - Что именно? – интересуется некромант.
     - Кулон где с александритом?
     - Какой кулон?
     - Повелитель порталов!
     - Ах, этот… а почему он должен быть у меня?
     - А что, не твой кот забрал его из иного мира?
     Терин недоуменно хлопает ресницами, а я молюсь – ну переведи взгляд на меня, ну пожалуйста!
     - Я… да, - наконец, произносит он, - я велел коту забрать его из иного мира и принести мне.
     - Где он?!
     Терин глубоко вздыхает. Конечно, ему же время нужно, чтобы хоть что-нибудь придумать.
     Пора подать голос.
     - А что за кулон, Дукус? – спрашиваю я, старательно изображая из себя идиота.
     Дукус смотрит на меня с некоторым удивлением на физиономии. Кажется, он успел подзабыть о моем присутствии.
     - Это наши дела, - наконец, выдавливает из себя он, - магические. Вам знать об этом необязательно, принц.
     В другое время убил бы за такие слова. А сейчас ничего. Терплю. И улыбаюсь даже в ответ.
     - Но мне же очень интересно, Дукус. Скажите мне, пожалуйста.
     Я не переигрываю? Нет? На всякий случай изображу заискивающий взгляд и постараюсь не замечать искорок, проскальзывающих в глазах Терина.
     Наконец, чернокнижник, сделав глубокий вздох, произносит:
     - Я его спрятал, Дукус. Я знал, что Вы будете его искать.
     После чего Терин вновь получает удар в предплечье, а я опять сжимаю зубы, стараясь не выдать свое реальное ко всему этому отношение.
     - Куда? – спрашивает Дукус.
     - Не скажу, - отвечает пленник.
     Ну что же он дурак такой? Ну, неужели он придумать что-нибудь не мог, чтобы хоть ненадолго прекратить все это?
     Дукус в ярости бьет Терина по руке, и я слышу стон последнего. Не знаю, насколько ему больно, но получается очень натурально.
     И вот тут раздается:
     - Ты что это, скотина, делаешь?!
     Поворачиваюсь в сторону звука и холодею от ужаса.
     Ну отчего, отчего она так не вовремя?!

Дуся

     Я всю ночь не спала толком, вертелась больше на кровати этой огромной. И что у них за мода во дворце – что ни кровать, то траходром. Здесь бы не одной, а с брюнетом моей мечты кувыркаться… да только, Дуся, предала ты своего брюнета, сделала его крайним и лежишь теперь предаешься всяким фантазиям. А лучше подумай ты, Дуся, о том, какая ты какашка и сволочь! Это же последнее дело - своих предавать и подставлять. И мало тебе будет Дуся, если Терин решит превратить тебя в облезлую крысу за все хорошее, что ты ему сделала.
     Вот с такими «радужными» мыслями я всю ночь и провела, а с утра пораньше решила пойти к Терину на покаяние. Дождалась, когда мне завтрак принесут, взяла поднос, тапок натянула и сказала волшебные слова.
     Перенеслась, а там такая хрень! Дукус, эта толстая жопа, Терина пинает, а Вальдор, мыш этот подлый, в сторонке стоит и наблюдает. Этот хрюн бородатый так увлечен был, что даже не заметил моего появления. Мне бы, если по уму, линять надо было сразу же, пока он не очухался, да только не выдержала я и как рявкну:
     - Ты что это, скотина, делаешь?!
     Принц с выражением неописуемого ужаса на лице ко мне повернулся, а Дукус так и замер с ногой, занесенной для удара.
     - А теперь ногу медленно опусти, пока подносом по башке не получил, – предложила я и, не дожидаясь реакции этого засранца, швырнула в него поднос.
     Поднос до Дукуса не долетел, он на него только рукой махнул, и мое импровизированное метательное орудие сменило направление полета. Но мне этого времени хватило, чтобы мой верный тапок, весь такой красивенький и бриллиантовый, с ноги снять и со всей дури влупить по Дукусу руной огня.
     - Защиту поставь! – подсказал Терин, перестав притворяться тяжело больным и немощным.
     Я поспешно защиту поставила. И вовремя, надо сказать. Дукус руками помахал, и я ощутила, как что-то мощное в мою защиту врезалось, но защита ничего – выдержала. Молодец я. И тапок мой молодец тоже.
     -  Чтоб тебя расплющило, жопа красномордая! – рявкнула я и тапком махнула.
     Дукуса к стене припечатало. Кажется, я новое заклинание придумала. Правда, Дукус быстро в себя пришел и так мне наподдал, что сама удивляюсь, как это я заметила, что Терин меня подстраховал и удар ослабил. Значит, лучше некроманту, раз уже не только иллюзии делает. Даже трогательно – по-рыцарски так, помог прекрасной даме, то есть мне.
     Боевой маг из меня был никакой. Я знала всего две подходящих для такого дела руны, ну и еще парочку атакующих заклинаний, которым меня смог научить Терин (ему – жестовику, несподручно было обучать предметника, так что чудо, что хоть что-то смог теоретически объяснить так, чтобы я освоила). Я не стала мелочиться – все, что знала, на Дукусе испытала. Дукус от этого не особо пострадал. Но и мне не слишком досталось. Даже, несмотря на то, что я игнорировала команды Терина типа «ставь защиту!», а также его ругательства, когда он сам на меня эту самую защиту ставить пытался, а я с перепугу принимала ее за очередную атаку Дукуса и тапком отмахивалась, ну то есть разрушала защитное заклятие на излете.
     Вот не знаю, чем бы наша потасовка закончилась, но тут Вальдор, который до этого только осторожно с места на место перемещался, чтобы не попасть на траекторию полета наших заклинаний, вдруг ожил, меч выхватил и…
     Я брезгливо сделала шаг назад, подальше от подкатившейся к моим ногам головы Дукуса.
     - И не надоело тебе, Валь, на безоружных магов с мечом кидаться? – ядовито спросил Терин.
     - Ну, так сработало на этот раз, - парировал Вальдор
     - Браво, мальчики, - похвалила я обоих. - И что мы будем делать с этим бездыханным телом? Скажем, что так и было?

Вальдор

     Это я нечаянно. Я даже не думал. Я, честно, не собирался это делать. Не знаю, как такое получилось. 
     - И не надоело тебе, Валь, на безоружных магов с мечом кидаться? – спрашивает Терин, а я даже не знаю, что сказать в ответ.
     - Ну, так сработало на этот раз, – заявляю я, а самому стыдно. Хотя… с другой стороны, ну не был он безоружным! Ладно, Терин – тот хоть контрактом был связан, а про этого я точно знаю – договор с отцом он не подписывал. Да у Деларона духу даже не хватило – предложить Дукусу, да, ныне уже покойному, такое.
     - Браво, мальчики, - заявляет Дуся с непередаваемым скепсисом на лице. - И что мы будем делать с этим бездыханным телом? Скажем, что так и было?
     Терин встает, смотрит на меня, на Дусю, а потом с этаким глубокомысленным видом произносит:
     - Знаете, Дульсинея, а ведь Вальдор прав. Мы с Вами могли это заклинание и не отразить. Так что Вам стоит поблагодарить своего жениха.
     - Ща, я его за это в щечку поцелую, - воркует Дуся, - а также в разные другие места. С трупом что делать? Иллюзию накладывать?
     Терин переводит на нее растерянный взгляд:
     - Вы предлагаете мне остаться и держать иллюзию? – спрашивает он.
     - Я? – возмущается Дуся, - с чего бы это?
     - Но… - начинает было Терин, однако я не даю ему договорить.
     - Ты, - заявляю, - некромант, немножко одну вещь не учитываешь – не знает наша девочка о том, что иллюзия сама по себе не держится. Вовсе не намеревалась она тебя один на один с тухнущим трупом оставлять. Дура просто.
     - Я – дура? – верещит Дуся, но, переведя взгляд с меня на Терина, неожиданно замолкает.
     - Ну, дура, - добавляет она, надувшись, - но вы же, типа, мужчины. Что, я сама должна все решать?
     Терин смотрит на меня. Я – на Терина.
     - Ладно, - говорю, - я согласен быть безвинной жертвой.
     - В смысле? – быстро вклинивается Дульсинея.
     - Пусть Терин захватит меня в заложники и так выйдет отсюда.
     - А я? – удивляется Дуся.
     - А ты, - поясняю, - быстренько исчезаешь и не показываешься. Хороший ведь план?
     - Не очень, - вздыхает чернокнижник.
     - Почему это?
     - Вальдор, друг мой, помнишь, как ты в ошейнике у трона сидел?
     Дуся глядит на меня с любопытством. Наверное, представить пытается.
     - Ну, допустим, - надменно заявляю я.
     - И мальчишку, значит, словесника, помнишь, который заклинание бросил, - продолжает некромант, внимательно меня разглядывая.
     - Помню, и что?
     - Да то лишь, что заклинание он не в меня бросал.
     - Что?
     - А в тебя. Я же под защитой трона находился, принц. Меня трудно было достать. Я от тебя заклинание отбивал.
     Ну, здрасти, приехали.
     - Выходит, - добивает меня кудесник, - что тебя они убить хотели, чтобы я не мог их дальше тобою шантажировать. И сейчас ты на роль заложника ну совершенно не годишься.
     Здорово. Превосходно. Замечательно. Я им даже на роль заложника не гожусь, потому что я и так отработанный материал. У них принцев наследных, как грязи – так везде и валяются, успевай только перешагивать. Через трупы.
     - Вальдор, - говорит Терин, - не расстраивайся. Ты же сам говорил – политика.
     Когда это я успел ему такое сказать?
     Вместо этого сухо так интересуюсь:
     - Ладно, я вам не гожусь, тогда кто?
     - Эх…, - вздыхает Дуся, - был бы Дукус жив.
     Терин оживляется:
     - А это, в общем-то, не проблема.
     Все время он запястья себе растирает. И морщится при этом. Да, чернокнижник, даже интересно, что же ты чувствовал, когда Дукус тебя бил. Мне тебя ударить разок, что ли? Чисто из любопытства?

Дуся

     Я заинтересованно уставилась на Терина. Что значит, не проблема? Это типа он сейчас будет Дукусу голову приращивать и зомби из него делать?
     А вот хренушки, этот исключительно умный во всех отношениях маг заявляет мне:
     - Дульсинея, я Вас дезинформировал.
     Нет, я всякие умные слова знаю, но в тот момент я о другом думала и даже не поняла, о чем он, и на всякий случай переспросила:
     - Ты меня что?
     - Обманул он тебя, - подсказал Вальдор.
     - Молчи, мыш! - огрызнулась я. Мне все еще обидно на него было за дуру.
     - Так и как же ты меня обманул, ненаглядный мой? - прошипела я, обращаясь к Терину.
     - Вы легко можете открыть портал, Дульсинея. Для этого Вам не нужно делать что-то особенное.
     - А говорил, что нужно, - проворчала я, - прикалывался надо мной, что ли? Нравилось тебе, как я в тебя предметами всякими швырялась?
     Вальдор некрасиво заржал. Наверно, представил, гад такой, как я в Терина кидаюсь всем подряд, а тот балдеет.
     Терин пропустил мой вопрос и ржание Вальдора мимо ушей и сухо проинструктировал:
     - Возьмите артефакт в руки, сконцентрируйте минимум магической энергии и пожелайте попасть в иной мир. Немного тренировки, и Вы сможете открывать порталы без помощи Вашего магического предмета.
     - Ты… ты… - у меня даже дыхание перехватило от злости, -  если ты сейчас же не оставишь этот дебильный тон, то узнаешь, каково собирать выбитые зубы сломанными руками.
     - Ну, точно дура, - прокомментировал Вальдор. - Он в обмане признается, а ей его тон не нравится.
     - Заткнись уже, наконец, - отмахнулась я от принца. – За обман я тебе, Терин, потом отомщу, когда ты здоров будешь. А вот за такой тон я тебя прямо сейчас с удовольствием по морде тапком приласкаю!
     - Дуся, хватит воздух сотрясать! Открывай портал!
     А вот это уже другое дело. Не выдержал Теринчик, разозлился и сразу на человека стал похож.
     - Погоди-ка, Терин. – опомнилась я. – Ты же сам говорил, что на тебе заклятие, и нам мандоса трындец придет, если тут хотя бы намек на перемещение случится… Тоже врал?
     - Оно касается только меня. Как-то ты до этого сюда перемещалась? - буркнул Терин.
     Кажется, он еще больше разозлился из-за того, что я его в обмане заподозрила. Сам виноват! Нечего было вообще мне врать. Тоже мне, хитромудровые… хм… гад, одним словом.
     Я вытащила из корсета кулончик, сжала его в ладони, направила тапок на стену и сказала:
     - Хочу назад в свой гребанный мир!
     И портал открылся. Открылся, как миленький! И на этот раз очень удобно открылся, я ясно разглядела обстановку своей квартиры, со следами наших с Вальдором побоищ. Как давно это было. Во всяком случае, с тех пор столько всего произошло, что мне показалось, будто тот мир и квартирка  моя были миллион лет назад, в моей прошлой жизни, и возвращаться туда совсем не хотелось.
     Вальдор с Терином быстренько Дукуса и его голову в портал закинули, и он закрылся.
     То-то кому-то радости будет, когда мое жилище вскроют, а там вон чего - неопознанный труп с отрубленной головой валяется. Теперь я уж точно в тот мир не вернусь. Потому что там меня либо милиция ждать будет, либо дюже вонючая квартира и сгнивший по самое никуда Дукус.


Глава 16

Вальдор

     Ладно, от трупа мы избавились. И что теперь?
     А сейчас вот чернокнижник наш недобитый смотрит на меня пристально, будто я сам должен догадаться о чем-то таком – крайне неприятном, но жизненно всем необходимом. Ну почему опять я?
     - Ладно, - говорю, - я примерно представляю, что мне сейчас делать. Ты, Дуся исчезаешь. И не спорь со мной. В этом я непреклонен. А вот ты, Терин, чтоб тебя, наводишь на меня иллюзию, вроде как я и есть Дукус, и мы идем, куда тебе там надо. Кстати, а куда?
     - В тронный зал, - глухо так произносит чернокнижник и взгляд отводит.
     - Куда? – кричит Дуся, - ты, милый мой, умом, случайно так, не тронулся? Тебе, может, не только по плечу, но и по голове звездануть успели?
     И, надо признать, я с ней полностью в этом солидарен. За исключением того, что я твердо знаю – по голове некроманту при мне не попадало.
     - Мне нужно попасть в тронный зал. Ты, Вальдор, постарайся не сказать  такого, что бы выдало твою осведомленность. Ты, Дуся, Вальдор прав, на глаза не показывайся. Разве что, если очень хочешь, можешь побегать-покричать о том, что чернокнижник сбежал.
     Я перевожу взгляд с него на Дусю и обратно и говорю:
     - Друзья мои, а не кажется ли вам, что вы слишком все усложняете? Если Дульсинея может трупы в свой мир перекидывать, отчего бы ей и тебя, Терин, не переправить в свой мир и все? А я уже, оставшись здесь в гордом одиночестве, навру что-нибудь. А?
     Дульсинея начинает пожирать глазами мага. Тот же, отвернувшись, делает вид, что я не его сейчас имел ввиду.
     - Ну и что? – наконец, произносит он, - и останешься ты здесь, Вальдор, под опекой Совета? И даже если тебя и не убьют, всю свою оставшуюся жизнь проведешь под их контролем?
     Ну, надо же, какое благородство! Сейчас я заплачу и кинусь кому-нибудь на грудь. Вот только не знаю кому – то ли Дусе, но она для меня мелковата, склоняться будет неудобно, то ли Терину – вполне удобно, только вот он мужчина, и плакать ему в жилетку как-то не то. Остается только раскланяться, что я с удовольствием и проделываю.
     - Спасибо, - говорю, - господа и дамы. Всю жизнь именно об этом я и мечтал. Как меня сообща из-под удара выводить будут. Особенно так – решив, что я чучело безмозглое, ни на что не пригодное. Благодарю!
     - Вальдор, ты утрируешь, - с укоризной в голосе заявляет чернокнижник, - я вовсе не это имел ввиду.
     Да мне все равно, что именно он куда имел! Я ему, ему предлагаю скрыться, а он поворачивает все так, будто именно я – мальчик маленький и беззащитный. И я… Я даже не знаю, что сказать сейчас – до такой степени я возмущен!
     - Я не пойду в ее мир, - наконец, произносит маг, - у меня здесь еще дела остались. Да и не могу. Я говорил уже, на мне заклятье, запрещающее перемещения. Полагаю, что подействует и в том случае, если перемещусь в другой мир с помощью Дуси.
     - Я тоже домой не хочу, – добавляет Дульсинея, упрямо нахмурившись, - мне там делать нечего.
     Ну что же, честь моя спасена, совесть тоже. Что я мог – все сделал.
     - Хорошо, - говорю, - тогда превращайте меня в Дукуса. Я согласен.

Дуся

     Это видеть надо было! Только что стоял Вальдор, весь красивый такой, хоть и не в моем вкусе. И вдруг, раз! И вот передо мной какашка эта – Дукус.
     - Ну что ржешь? Быстро марш отсюда!
     А мне еще смешнее - Дукус голосом Вальдора раскомандовался! Терин недовольно головой покачал, сделал какой-то финт руками своими недолеченными и следующую фразу «Дукус» уже голосом Дукуса произнес:
     - Дуся, марш в свои покои!
     Я ржу. Легла бы от смеха, если бы было куда, но не на каменный же пол.
     - Дульсинея, я бы попросил Вас удалиться.
     Ну, вот так всегда. На самом интересном месте этот маг недобитый начинает мне своим заунывным выканьем настроение портить.
     - Удачи, мальчики, - буркнула я и перенеслась к себе.

Вальдор

     А далее, как в балаганном представлении – смешно, нелогично, но на зрителей действует.
     - Я убью его! – это Терин.
     - Да-да! Он меня убьет! – Это уже я надрываюсь, а сам по сторонам смотрю. О! И ты здесь, красавица моя блондинистая! Жди меня, и я, надеюсь, вернусь.
     - Не подходить! – кричит чернокнижник, а я старательно так к нему прижимаюсь, чтобы все поняли – подходить и в самом деле не следует. Заклинание кинуть не успеет, так прирежет точно. Моим же собственным ножом. Прирежет, и спросить забудет, как звали. Хотя, он и сам в курсе – Дукус меня зовут. Дукус!!! Если кто не понял.
     А не переоцениваем ли мы значимость этого волшебника? Своевременный вопрос. Именно его мне и следовало себе задать. Вот именно здесь. И сейчас. Потому что, если переоцениваем, нас сейчас расстрелять – раз плюнуть. И пусть потом Дульсинея хоть обрыдается вся на наших могилках. Вместе с Делароном. Надеюсь, хоть поплакать Совет ему разрешит.
     М-да, а до тронного зала мы, похоже, доберемся.
     - А что должно случиться в тронном зале? – тихо спрашиваю я.
     - Сюрприз, - бормочет в ответ Терин.
     Для кого? Не для меня надеюсь, хотя, зная магов вообще и этого в частности…
     - Отойти! – кричит чернокнижник, - всем отойти!
     Я испуганно киваю. А что, мне и притворяться сейчас не нужно. Я, действительно, испуган. Меня вполне могут прибить нечаянно за компанию вместе с этим ненормальным. Где была моя голова, когда я на все это согласился? Погулять вышла?

Дуся

     Я совсем недолго в покоях своих пробыла – успела только заляпанные дукусовой кровью джинсы сменить на платье. А что? Для разнообразия нужно хоть разок надеть то, что королевские портные для невесты принца пошили. Вот значит, переоделась я, слышу в коридоре шум, гам, беготня. Ну, вот и мне пора «проснуться». Вышла я из покоев, морду сонную состроила, сцапала первого попавшегося пажика за шкирку и спросила:
     - Что за шум, а драки нет?
     - Там Терин Дукуса в заложники взял, – бодренько так отрапортовал пацан. Судя по всему, сочувствия к Дукусу он не испытывал, а скорее даже наоборот. Я этого симпатичного мальчика вполне понимаю - поводов сочувствовать этой старой толстой жопе у него ни одного нет.
     Я пажа отпустила и резво за ним попрыгала, не забыв прихватить свой верный тапок, который засунула за пояс, как будто украшение это, и в моем мире так все уважающие себя дамы с утра пораньше расхаживают. Бегу я, значит, за пажом и, для полноты картины, ору со всей дури что-то типа: «спасите-помогите, великий и ужасный Теринище на свободу вырвался, щас нас всех убивать будет, спасайся, кто может, все лицом в песок и аминь».
     Примчалась я в тронный зал, а там показательно образцовое взятие заложника происходит. Терин прижимает к себе «Дукуса» как родного и требует, чтобы все по стойке смирно к стеночке встали и не дергались. «Дукус» в его объятиях себя совершенно несчастным изображает, ну практически мертвый старик получается. Ох, переигрываешь ты, Валь! Дукус радоваться бы должен, что его такой красивый мужчина к себе прижимает… хотя может быть и нет, может быть, Терин для педофила этого староват?
     - Что же ты, окаянный, делаешь такое?
     В зал истеричным ураганом ворвался Таурисар собственной персоной. Вот кого бы я с большим удовольствием прихлопнула. За ним следом еще несколько магов ввалились, среди них дамочка, интересная такая… видно, что не юная дева, но… хм, хотела бы я так отлично в ее преклонном возрасте выглядеть.
     - Как смеешь ты руку поднимать на учителя своего?
     Ой, я сейчас уссусь от смеха! Наивный Таурисар надеется пристыдить отчаявшегося и покалеченного этим самым учителем Терина? Кстати, улучшившееся состояние здоровья некроманта Таурисар тоже отметить не забыл.
     - Кто? – орет, брызжа слюной. - Кто посмел узурпатора и предателя лечить? Узнаю, сгною в подземельях! Руки отрублю, язык вырву!
     Таурисар своей истерикой все внимание на себя перетянул. Смотрю, как-то растерялись даже мужчины мои… ну да, мои, а что? Один брюнет моей мечты, второй хоть и блондин не моей мечты, но все ж таки друг, можно сказать, лучший друг… другого нет у меня в этом сказочном мире.
     В общем, мужчины мои прифигели и к трону потихоньку пятятся, Таурисар вопит, того и гляди пена изо рта пойдет, так старается. Руками машет, на эмоциях. Психует, значит… или не психует? Ведь не просто так Терин настороженно за его руками наблюдает? Да он же заклинание плетет!
     Была ни была, рискну, попробую отвлечь. Ну и рискнула. Тихонечко так, стараясь не привлекать к себе внимания, тапком махнула… и промахнулась, дура несчастная. То есть не совсем промахнулась, попала в другого мага. Хлоп! И он в таракана превратился. Наверно, это подсознательное желание моего тапка сработало, им ведь немало тараканов было в свое время передавлено, когда он еще простым немагическим предметом был и вел борьбу с тараканами соседей-алкашей.
     В общем, тараканище крупный такой и неприятный из мага вражеского получился. Случилась легкая паника, и тут фрейлина эта, та самая блондинка, которую я с Вальдором застукала, вдруг как покачнется, как пискнет и бряк в обморок, точненько на руки одного из магов, а сама при этом совсем не обморочно так ножкой топ… и придавила таракана. Вот зуб даю, что она это специально сделала! Надо бы ей спасибо сказать, но мне некогда было, я опять Таурисара атаковала.
     Почему именно его? Ну, во-первых, потому что не нравится он мне, а во-вторых, потому что  не от избытка эмоций он орал и руками размахивал. Я догадалась, что стратегия у него такая – шумит, речи безумные толкает, противника отвлекает, значит, а сам тем временем не просто истерически руками размахивает, а заклинания боевые творит. Хитро придумано. Я Таурисара даже зауважала. Целых три секунды уважала, потом атакующее заклинание в него кинула. Отбил, засранец такой.
     А мужчины мои тем временем на трон уселись. Ой, прелесть-то, какая! Сидит на троне Терин, а на коленках у него Вальдор… то есть Дукус… одним словом, обхохочешься.
     Дохохаталась. Влепил мне Таурисар этот заклинанием. Но, видимо, что-то слабенькое, потому что меня только с ног сбило. Я на задницу шмякнулась, смотрю, Терин в лице переменился. Я ему на всякий случай показала средний палец руки, мол, валите отсюда, если можете. Не знаю, понял он, что мой жест означает или нет, но исчез. Вместе с «Дукусом».
     Таурисар даже забыл на пару секунд, как орать. А впрочем, чего теперь-то воздух сотрясать и руками размахивать? Уже все, поезд ушел, целуйте рельсы. Тю-тю пленник ваш. Ну и мне пора честь знать.
     Хотела я колдануть и перенестись куда-нибудь, да вот хотя бы в гости к суровому гномику с дивным именем Горнорыл, даже тапок успела на ногу напялить, благо удобно - на полу же сидела. Но не тут-то было. Никуда мне свалить не дали. Ощутила я на себе всю прелесть настоящей магической атаки, не сдерживаемой никакой защитой. Неприятные, скажу я вам, ощущения.
     И вот стою я такая на карачках, трясу головой, как коза контуженая, кто-то «добрый» меня за волосы ухватил и резко вверх дернул, ну типа галантно так попытался помочь мне встать. Я в этот самый момент как раз за свой тапок схватилась, с ноги его, значит, снимала, ну загнулась буквой «зю» и от такого повертона выскользнула у меня из корсажа цепочка, а на ней кулончик этот… что б ему!
     - Я так и знал! Так и знал, что он у тебя! - заверещал Таурисар. Надо же, как вид моего кулона его вдохновил. Опять вот разорался, как недорезанный. Спасибо, что не на меня, а на помощников своих:
     - Что замерли, придурки? Не поняли еще? Она предметница! Немедленно заберите у нее этот башмак, в нем силы хватит пол королевства разнести, и ваше счастье, что она еще не умеет толком с ним обращаться, а то бы сейчас все тараканами тут ползали.
     Я бы, пожалуй, поблагодарила его за подсказку, да только вот зря он губу на мой тапок раскатал. Хрен тебе, задница ты нервнобольная. Не получишь ты его. Но меня особо спрашивать не стали, так за волосы дернули, что, думала, голову оторвут. Я, конечно, успела обидчику тапком по морде съездить. Теперь-то понимаю, что не драться надо было, а колдануть, как следует, да только человеческий бабский рефлекс сработал – он меня за волосы, я его - тапком по морде.
     Вот так глупая Дульсинея Абрамовна оказалась без тапка у Совета чародеев в плену… еще и волосьев повыдергивали, не знаю даже сколько. Обидно! Вся надежда на то, что у них в Совете только один Дукус с садистскими наклонностями был, и меня не сильно пытать будут.

Вальдор

     А вот сейчас могу лишь простонать:
     - Меня тошнит.
     - Вот только не здесь.
     - Нехороший ты, все-таки, человек, Терин. Как прикрываться мною, так пожалуйста, а как посочувствовать, так шли бы Вы, дорогой Вальдор, куда подальше. Мне плохо! Честно тебе говорю!
     - Ну, так приляг.
     - Куда?
     - На кровать, куда еще?
     - Она вся вещами завалена.
     Терин делает глубокий вздох, поворачивается ко мне, и я вдруг совершенно четко понимаю, что сейчас здесь некоторых принцев будут убивать. Долго и жестоко. С применением магии и других подручных средств.
     Вместо этого чернокнижник медленно, почти по слогам проговаривает:
     - Вальдор, если тебе не трудно, сгреби весь этот мусор и брось его на пол. После чего я настоятельно рекомендую тебе, или, если угодно, Вам, Ваше высочество, лечь на кровать и сделать так, чтобы я на некоторое время забыл о Вашем существовании.
     - Но…
     - Ты меня слышал.
     Ну, ладно-ладно. Я все понял. И не нужно на меня так рычать. И вообще, это неприлично, рычать на принцев. Особенно, когда их тошнит и голова кружится.
     Попробую-ка я реконструировать события. Итак, Дуся показывает нам какой-то интересный жест. Кстати, надо будет поинтересоваться позже, что это означает. Потом она падает… Или наоборот? Нет, сначала она валится на пол, потом жест, а потом мы с Терином оказываемся в каком-то странном месте. Темно, холодно, мыши (ох, зря я о них вспомнил!) летают. Не успеваю понять, что к чему, как мы уже на вершине горы. Потом, вроде как, в каких-то городских предместьях. Потом вообще непонятно где, но там очень нехорошо пахло. Потом… потом еще в каких-то разных местах. Все это время чернокнижник крепко держал меня за плечи. Можно подумать, у меня ума бы хватило вырваться. И вот, наконец, мы здесь.
     И ничего удивительного в том, что меня тошнит.
     Кстати, что-то обстановочка такая знакомая. И точно! Нужно же было столько времени кружить, чтобы вернуться в башню!
     - Маг! - кричу, - да ты с ума сошел! Ты куда нас притащил?
     Терин же на меня ноль внимания – увлеченно расковыривает стену с помощью моего, кстати, ножа.
     - Терин, - продолжаю я, - ты, может, не в курсе, но тебя сейчас пол-Зулкибара разыскивает. Ты решил работу им облегчить? Терин, я с тобой разговариваю!
     Чернокнижник отрывается от своего занятия, поворачивается ко мне и вежливо так интересуется:
     - Ваше высочество, я просил Вас немного помолчать?
     - Но…
     После этого Терин с совершенно серьезным видом показывает мне козу. Это что за ерунда? Хотя, забавно. Я фыркаю и только, было, собираюсь высказаться на данный счет, как понимаю, что все – довысказывался. Не могу и звука произнести.
     - Так будет лучше, - вздыхает маг и продолжает свои работы по реконструкции стен.
     Я начинаю было возмущенно махать руками, демонстрируя этому специалисту по трупам степень своего негодования, но он, не оборачиваясь, заявляет:
     - Когда я закончу, тебя освобожу. А пока отдохни, Валь, нам силы еще понадобятся.
     Ну и ладно, и буду тогда спать. И будут мне кошмары сниться – молчаливому такому.
     Не знаю уж, сколько я пребывал в стране снов, но открываю глаза и вижу Терина – сидит на стуле, и вид у волшебника задумчивый – дальше некуда.
     - Ты пока не можешь разговаривать, - заявляет он, - я хочу, чтобы ты кое-что выслушал. Ситуация сейчас обстоит следующим образом. Ты и сам, видимо, догадался, что Зулкибар подконтролен Совету. У меня есть некоторые предположения по поводу того, зачем это было нужно, но я их выскажу позже. Твой отец и сейчас-то ничего не решает. Дальше, думаю, все будет хуже. Впрочем, насколько я знаю Деларона, долго он терпеть такое не станет, и, скорее всего, уже ищет, с кем бы ему вступить в коалицию. Согласен?
     Киваю с глубокомысленным видом. Да, папенька мой никогда особым терпением не отличался.
     - А как они могут повлиять на Деларона? Правильно, убив тебя, дорогой наш наследник престола. И пообещав нового ребенка от союза с Брианной за хорошее поведение. Не думаю, что Брианна будет очень уж возражать, хотя ее и спрашивать-то не станут. Так что, мальчик, ты жив до тех пор, пока твой папа лоялен. Но ты не пугайся, это всего лишь наброски.
     Не пугайся, Вальдор! Вальдор не пугается, у него так просто волосы дыбом встали. Проветриваются.
     - Это чтобы ты понял, принц, что у тебя остаться совсем в стороне никак бы не получилось. С другой стороны, лично я втягивать тебя ни во что не собирался. Не надо так удивляться. Я имею ввиду, не собирался уже после того, как… как я потерпел поражение. Хотя, в общем и целом это ты во всем виноват.
     Я?!!!
     - Но я не заставлял тебя меня лечить. Кстати, спасибо. Я никак не мог принудить тебя прийти ко мне в камеру и срубить голову волшебнику Дукусу. Выглядело, бесспорно, эффектно. Но это была не моя инициатива. Я вообще не планировал демонстрировать свое выздоровление так скоро. Да я еще и не здоров. Мне минимум два дня необходимо, чтобы полностью восстановиться. И эти два дня я вполне мог бы провести в тюрьме. Попинали бы меня еще пару раз – ничего страшного. Хотя и больно. У тебя все же, Вальдор, очень выразительное лицо. Ты твердо уверен в том, что тебе следует вернуть дар речи? Я вот, например, и так прекрасно понимаю, о чем ты сейчас думаешь. Ладно-ладно. Так вот, поскольку все это время ты отчаянно путался у меня под ногами, придется тебе продолжать это делать и дальше. Тем более, что, с большой долей вероятности, наша с тобой общая подруга влипла в очередную историю. И ей нужно будет помочь. Ты готов мне что-то сказать?
     С готовностью киваю.
     - Говори.
     - Ну ты, Терин, и сволочь!!!! В какие она опять неприятности вляпалась?!
     - Она себя раскрыла, - грустно произносит маг, - перед Советом. Я могу лишь надеяться на то, что ей удалось сбежать. Хотя надежда невелика. Девочка считает себя выдающимся магом и готова идти против армии. Если она здесь, то… то лучше бы она отвлекла их кулоном, потому что в противном случае… Я даже думать об этом не хочу.
     - Вот этим, для портала? А как?
     - У твоей будущей жены, принц, очень интересная родословная. Ее кровь позволяет ей ходить между мирами, невзирая на все запреты.
          - Ты поэтому заставил меня ее сюда притащить?
     Маг молчит некоторое время, будто думает - отвечать или нет.
     - Да, - говорит, наконец, -  поэтому. Я полагал, что ее умения мне пригодятся.
     - А что ты в других мирах забыл? Был я у нее, ничего интересного. Нет, интересное-то, как раз было. Телевизор, к примеру, автомобили, это такие дурно пахнущие повозки. Но вот зачем это здесь? У нас же магия!
     - Твои представления о магии, принц, весьма примитивны, - холодно заявляет чернокнижник, - ее применение зависит от слишком большого числа переменных. Технологии в этом плане куда надежнее.
     Забавно. Я-то полагал, что волшебники, напротив, использовать технику не желают, а оно вон как! То ли я что-то в жизни этой не понимаю, то ли Терин у нас маг не вполне нормальный - готов свою уникальность чародея променять на надежность механизмов. Склоняюсь больше ко второму варианту.

Дуся

     И вот сижу я в… нет, не в темнице! Меня в моих же покоях и заперли. И сижу я такая, поверженная героиня, без тапка, зато при артефакте, с которым теперь фиг знает что делать. Может быть, и можно им портал открыть без магического предмета, да только я не знаю, как.
     Сижу, боюсь, представляю всякие ужасы, которые со мной случиться могут. Таурисар-то мож и не такой садист, как Дукус, да только очень уж нервный, и кто знает, что ему в голову стукнет?
     И часа не прошло после моей бесславной битвы с Советом чародеев, как Таурисар ко мне наведался. Веселый такой, весь в каких-то радостных мыслях и пугающе добренький.
     - Здравствуй, Дульсинея, как ты себя чувствуешь?
     - Просто отлично. Отдай тапок, жопа ты магическая!
     - А может быть, и отдам, - игриво так заявил Таурисар. Наверно, решил удивить меня ответом таким. Да только я не поверила ему.
     - Сотрудничать со мной будешь, отдам, и даже научу, как им пользоваться.
     - Я и так умею.
     - Не умеешь ты ничего, дура! - надолго Таурисара не хватило и он опять на привычный истерический визг перешел. - Стервь позорная! Курица безмозглая!
     Далее была небольшая пауза, а потом истерик этот решил опять нормальным тоном заговорить:
     - Дульсинея, ты же неглупая девушка, ты же видишь, что у тебя нет выхода?
     Я на всякий случай кивнула, хотя не совсем понимала, куда он клонит.
     - Будешь со мной сотрудничать, проживешь долгую и счастливую жизнь.
     Таурисар с интересом взглянул на меня, ожидая реакции. Я невнятно угукнула, глупо при этом улыбаясь. Ну да, дура я! Дура! Не понимаю я намеков. Не тянул бы уже кота за яйца, сказал прямым текстом, что хочет-то от меня?
     - Ты открыла портал в наш мир. Ты знаешь, как ты это сделала?
     Так вот что ему надо - порталы в другие миры! Тоже мне лягушка-путешественница доморощенная.
     - Ага, я в Вальдора вазочку швырнула, - прикинулась я идиоткой. - Дорогую, между прочим, так что ваш принц мне задолжал нехилую сумму.
     - Дура ты! – опять сорвался Таурисар, - не знаешь ничего! Ничему не научилась за столько времени. Чем с тобой Терин этот бестолковый занимался? Чему учил?
     - Тебе скажи, и ты захочешь, – кокетливо помахивая ресничками, промурлыкала я. Ну не могу я его всерьез воспринимать, когда он так орет.
     Таурисар аж в крике своем захлебнулся от такой моей реакции. А чего он ожидал-то? Что я в обморок упаду от его воплей? Ага, фигушки! Я и не такое слышала. Напугал козла капустой. Маг ненадолго замолчал, а потом заговорил. Да, именно заговорил, а не заорал:
     - Давай, Дуся, равноценный обмен. Я тебе свою защиту обещаю, а ты мне за это порталы открывать будешь. Заключим договор по всем правилам и будем сотрудничать. Я даже готов подумать о возвращении башмака твоего.
     - Видела я, какие договоры Совет заключать умеет. Вон, бедный Деларон даже пукнуть без вашего разрешения не смеет, так что не раскатывай губу, Таурисик, не буду я с тобой договариваться, а тапок мой можешь себе на память оставить, я еще к нему не успела привыкнуть, так что переживать не буду.
     - Ты, стервь!
     - Ага, это я уже слышала.
     - Да что я церемонюсь с тобой, проклятое отродье? Уговариваю тебя, как будто ты того стоишь. Не стоишь ты моих усилий. Ничтожество ты! Ничтожеством на свет появилась, ничтожеством и сдохнешь!
     - Убивать меня будешь?
     Это мне совсем не понравилось. Я даже начала подумывать о том, чтобы согласиться на сотрудничество… ну не по настоящему, а для отвода глаз, а там мож повезет и вырвусь как-нибудь. Да только Таурисар уже перехотел сотрудничества, потому что его опять понесло на тему моего сомнительного происхождения, а также моего папы отступника и вора поганого. Да, познакомившись поближе с этим Советом, я начала понимать, почему папа предпочел  мой скучный мирок этому сказочному. С таким Советом офигительным куда угодно сбежишь, лишь бы подальше.
     - Как жаль, что я не могу тебя под пытками заставить, – прошипел Таурисар.
     - Пожалел что ли? – растерялась я.
     - Глупая дочь своего отца! Невозможно заставить порталы открывать. Ты должна сама захотеть, чтобы портал открылся. А впрочем, что я с тобой время трачу? Мне нужен кто-то, в ком течет проклятая кровь советника Абрама, и это не обязательно ты.
     - А что у папы моего еще дети есть? Интересно было бы познакомиться с сестричками или братиками.
     - Дура! – Таурисар брезгливо поморщился. – Зачем мне искать по всему миру ублюдков абрамовых, если у меня ты есть?
     Ой, а вот взгляд Таурисара мне совсем не понравился. Очень и очень не понравился! Не надо на меня так смотреть, я от этого пугаюсь и нервная становлюсь.
     - Дети твои тоже смогут артефактом управлять, - объяснил Таурисар. - Родишь мне ребеночка, воспитаю его сам, и он мне будет с радостью порталы открывать. Что ухмыляешься, стервь позорная? Думаешь, женишок твой защитит тебя? Кто ему разрешит-то? Да и пропал он, кстати. Наверно, Терин его из мести убил.
     - Ну, раз Вальдору кранты, то я готова рассмотреть твою кандидатуру. Вот только как же конфетно-букетный период? – наивно тараща глаза, спросила я и, видя недоумение на лице Таурисара, объяснила, - ну, там, чай, кофе – потанцуем, пиво, водка – полежим. А потом уже можно и детей начать делать.
     Да, мне бы бояться надо было или хотя бы обморочную фрейлину из себя изобразить, но простите, не могу. А как бы вы среагировали, если бы такое вот чудо в перьях начало вас незапланированной беременностью стращать?  Мне лично смешно было.
     - Что у тебя лицо такое удивленное, Таурисарчик? Или я не поняла чего-то? Ты не сам мне ребеночка делать будешь, а попросишь кого-нибудь? – хлопая ресничками, полюбопытствовала я и не выдержала, захрюкала от смеха, представив себе, как Таурисар с детородным органом наголо за мной по комнате бегает.
     - Сама меня просить будешь. Ошейник покорности еще никому не мешал забеременеть.
     Вот тут мне уже как-то не по себе стало. Разошлась я что-то. Позабыла, наверно, что не дома нахожусь, что это магический мир, где существуют такие «прелестные» вещички, как ошейник этот, и вообще передо мной сильный маг, а я тут хихикаю. Весело мне, идиотке.
     Таурисар понял, что до меня дошла серьезность моего положения, и ласково так сказал:
     - Ты подумай, Дульсинея, у тебя еще есть шанс по-хорошему со мной договор заключить и прожить долгую счастливую жизнь.
     На этой радостной ноте он меня оставил в одиночестве. Наверно, чтобы мне легче думалось.


Рецензии
Душевная сказка. И стресс после работы хорошо снимает.

Элоиза   12.10.2012 17:27     Заявить о нарушении
на то и рассчитано) спасибо

Алк-Консильери   13.10.2012 10:06   Заявить о нарушении