Полет тапка над Зулкибаром. Главы 17-18

Глава 17

Дуся

     Подумать мне дали до следующего дня. Вот только накормить забыли. А мне это, знаете ли, вредно при моей хрупкой конституции - голодной ходить. Вот смешно будет, если это меня таким образом к сотрудничеству склоняют. Поморят голодом недельку-другую, и я им с голодухи и портал открыть – нате вам, пожалуйста, и ребеночка магического – вот вам, распишитесь, получите, да хоть звезду с неба достану за корочку хлеба!
     Таурисар пришел рано утром. Нарисовался, гад, хрен сотрешь.
     - Ну что, Дусенька, подумала?
     - В моем мире правило есть - на голодный желудок важных решений не принимать, - невинно улыбаясь, соврала я. - Вот накормишь, тогда и обсудим, какого пола и в какие сроки ребеночек тебе нужен.
     Таурисар от такого поворота взбледнул слегка… да нет, о чем это я? Не слегка, а очень даже взбледнул, аж губы посинели. Красавчик, ничего не скажешь.
     - Ну что, Таурисик, завтракаем и приступаем? – бодренько изрекла я, надеясь так бледность его разогнать. Ага, разогнала. Он пошел красными пятнами, а потом как заорет:
     - Шлюндра иномирская! Девка бесстыжая!
     - Ну вот! Тебе не угодишь, – обиделась я. - То ребенка от меня хочешь, то шлюндрой обзываешься… Ну так что, завтракать будем?
     Таурисар разве что не лопнул от злости, но, видимо, поверив, что в моем мире правило такое, действительно, имеется, быстренько мне завтрак организовал. Правда, все то время, что я его поглощала, напротив меня сидел и пялился. Ну что за нафиг-то? Так ведь и подавиться недолго.
     Я сытно рыгнула и отвалилась от стола. Таурисар поморщился. Нет, господа, я не свинья, но когда на меня так неприлично таращатся, начинаю вести себя соответственно, то есть тоже неприлично.
     Закурив, я невинно выдула дым в лицо Таурисару, выдержала эффектную паузу и сказала:
     - Я согласна попробовать.
     Таурисар какое-то время задумчиво смотрел на меня, потом осторожно поинтересовался:
     - Попробовать что?
     - Заняться с тобой любовью, - кокетливо хлопая ресничками, промурлыкала я и подалась вперед, сложив губки бантиком и всем своим видом выражая страстное желание целоваться.
     Таурисар вместе с креслом отъехал от меня подальше, на лице его был написан такой ужас, что мне даже немножко обидно стало, хоть и добивалась я именно этого – чтобы ему, гаду, больше в голову не пришло такие мысли думать. Тоже мне, бык-осеменитель!
     - Ладно, Таурисик, я пошутила, - успокоила я его. - Ну, так что, пробовать будем?
     - Что пробовать? – нервно уточнил маг.
     Я загадочно ухмыльнулась. Ага, я тоже умею непрозрачно намекать, чтобы собеседнику нифига не понятно было.
     - Пробовать открывать порталы, - сжалившись, уточнила я.
     - Ну, так, Дусенька, сначала договоренность по всем правилам оформим, - обрадовался Таурисар, разве что ручки не потирал. - Проведем ритуал заключения, а там и за дело.
     - Э, нет, так не пойдет, – возразила я, махнув в его сторону сигарой, от чего Таурисик опять шарахнулся и поморщился. Надо же, какие мы нежные, дыма не выносим. Ну, взял бы веер, как Дукус этот, безвременно убиенный.
     - Как это не пойдет? Без договоренности в таких серьезных делах никак нельзя, Дусенька.
     За дуру он меня, что ли держит? Как же! Серьезные дела! Куда уж серьезнее то – порталы открывать для этой задницы злобной.
     - Нет, Таурисик, никаких договоренностей я заключать не буду, пока не убедюсь… убежусь… тьфу ты! Короче, пока не буду уверена, что, действительно, смогу открывать порталы без тапка своего, никаких договоренностей. Вдруг не получится у меня ничего, и что тогда?
     - Что? – с каким-то даже любопытством спросил маг. Он явно не ожидал от меня возражений и растерялся. А мож, до сих пор находился под впечатлением от моей готовности детей с ним делать, потому и соображал плохо.
     - Тогда, Таурисик, буду я как дура вся в обязательствах, которые не могу выполнить и нервничать от этого начну, а ты со злости мне какую-нибудь гадость сделаешь, а я и возразить-то не буду права иметь. Боюсь я тебя, Таурисар.
     Маг на какое-то время задумался. Я раза три успела затянуться, пока он думу свою думал, а потом расцвел весь в улыбке и говорит:
     - Хорошо, Дуся, я согласен. Но ты должна поклясться, что, научившись использовать артефакт без магического предмета, не сбежишь в портал.
     - Клянусь, – быстренько среагировала я. - Клянусь, что не сбегу в первый открытый мной портал.
     Таурисар аж позеленел от такой корявой клятвы.
     - Дуся! – шипит, а сам уже готов начать вопить и слюной во все стороны брызгать. Ну, я прямо даже не знаю, какими словами выразить свое восхищение. Такой горячий мужчина, просто мечта, а не мужчина!
     Но нет, сдержался Таурисик, не заорал, сделал глубокий вздох, расслабился.
     - Хорошо, Дульсинея, договорились. Я начну обучать тебя. Как только ты сможешь открыть твой первый портал, мы оформим договоренность по всем правилам.
     - Хорошо, а теперь скрепим это дело поцелуем, – страстно пробормотала я и оказалась у Таурисара на коленях.
     Он разве что не взвизгнул по-бабьи от такого моего фортеля. Его спасла случайность. Дверь открылась, и в помещение ворвалась эта красавица, которая в возрасте. Увидела нас и на пороге застыла. Лицо перекошено, стоит, брошь свою теребит и разве что дым из ушей не пускает. Ревнует, что ли?
     - А я тут отдохнуть присела, - промурлыкала я, неспешно покинула костлявые коленки Таурисара и, виляя бедрами, продефилировала к окну. Ведь там столько интересного, за окном этим.
     - Таурисар! – зашипела дамочка.
     - Мадлона, дорогая, - Таурисар, кажется, готов был начать заикаться. Чего это он? Жена ему, что ли, Мадлона эта?
     - Что у вас здесь происходит, Таурисар? – дамочка перешла на холодный официальный тон. - Пленница пыталась тебя соблазнить и склонить на свою сторону?
     - Нет, Мадлона, дорогая, мы с Дульсинеей договорились о сотрудничестве, - поспешил развеять ее сомнения маг.
     - Когда ритуал заключения состоится? – оживилась дамочка.
     - Как только у меня получится открыть первый портал, - я решила, что самое время вклинится в их милую беседу. - Таурисик, начнем тренировки, как только я переоденусь. Вы оставите меня одну или мне при вас оголяться?
     - А хоть бы и при нас! – разозлилась Мадлона. - Ты тут пленница и больше никто. Преступница государственная, а ведешь себя как хозяйка!
     - Ну, при вас, так при вас, - легко согласилась я и начала стягивать халат.
     - Пошли отсюда! – прошипела Мадлона и чуть ли не за шкирку утащила свое «сокровище», Таурисара то есть.
     Ну, точно, ревнует.

Вальдор

     Я Терину уже раз десять намекал на то, что поскольку мы с ним союзники, он мог бы и сказать мне, зачем стену расковыривал. Чернокнижник молчит. М-да, надо было в тюрьме его оставить и в самом деле. Как он сказал – попинали бы пару раз. Он же у нас такой стойкий, думаю, продержался бы, не выдал нас с Дульсинеей. И зачем, в самом деле, я с Дукусом навязался? Пошел бы лучше к невесте – объяснять про то, что приличной девушке полагается в комнате сидеть, носа оттуда не высовывая, а не по тюрьмам на свидания с государственными преступниками бегать.
     Глядишь, и сложилась бы моя судьба по-другому. Эх…
     Я с этим наглым, высокомерным, язвительным простолюдином сижу в этой жуткой, неуютной, маленькой башне уже вторые сутки. Сижу, причем, совершенно голодный. Ладно, хоть вода здесь есть. И то хорошо. Маг большую часть времени проводит лежа на кровати, объясняя это необходимостью регенерировать, на раздражители в виде меня реагирует плохо. То есть либо угрожает чем-нибудь, либо игнорирует. А мне скучно! И я хочу есть!
     А он из башни не выходит и меня не выпускает, объясняя это тем, что башня магически опечатана, а продублировать печать словесника, если что, он не сможет.
     После моего робкого напоминания о его способности перемещаться в пространстве и доставать из этого пространства всякие нужные, а главное, вкусные, вещи, Терин поясняет, что на нем – заклинание, ограничивающее перемещения, которое, между прочим, в обе стороны работает – то есть, и самому не сбежать, и сюда что-нибудь не притащить. К трону же мы пробивались лишь потому, что этот, как он сам о себе заявил, грамотный и предусмотрительный волшебник, встроил в трон артефакт перемещения. Вроде Дусиного, только попроще – в рамках нашего мира. Садишься, задаешь ряд координат, и терпеливо ждешь, пока тебя где-нибудь в нужной точке не выкинет. Это чтобы адреса проследить сложнее было. Говорит, даже не для себя старался, а для папы моего. На всякий экстренный случай. Вот уж спасибо!
     Короче, терпи Вальдор, и жди, пока чернокнижник силы восстановит, и заклятье с него сползет. Вальдор терпит. Пока.
     - Слышишь, некромант, а как ты думаешь, если…
     - Тихо!
     Смотрю – маг подобрался весь и глазами мне на выход показывает. Не вопрос, прятаться здесь все равно некуда, кроме как за дверью, что я и проделываю.
     Тихий скрип… На пороге волшебница. Без балахона, в приличном платье, но я ее даже по спине узнаю. Та, которая со следами красоты. Э, женщина, а не спина.
     Встала и на Терина таращится. А тот спокойно так заявляет:
     - Предметница.
     Она нервно дергается, но я тоже не зря из себя вешалку изображал. Оперативно заламываю руки ей за спину. Она что-то пыхтит гневное, а некромант подходит ближе и со словами: «Красивая у Вас брошь, Мадлона», срывает этот предмет украшения с ее груди. После чего я могу уже со спокойной совестью швырнуть мадам на кровать. Не для того, о чем можно было подумать, хотя и этого мне в последнее время не хватает.
     - Терин Эрраде! – рычит волшебница.
     - Терин Эрраде Кайвус Третий, - надменно поправляет чернокнижник, - да, Вальдор, меня тоже не под забором нашли.
     Забавно, в жизни мне в голову не приходило фамилиями чародеев интересоваться. Кстати, Эрраде – что-то знакомое.
     - Здравствуйте, Мадлона. Мне солгать о том, что я рад Вас видеть или обойдемся без обмена любезностями?
     - Что ты здесь делаешь?
     - Живу. А Вы?
     Мне тоже интересно – а она? В опечатанную башню?
     - И Вы здесь, принц, - цедит сквозь зубы магичка, а глаза так и бегают, - а Вас там ищут.
     - Ничего, - радостно заявляю я, - скоро у них появится возможность меня найти. Так какими Вы судьбами в наших пенатах? Потеряли, может, что-нибудь?
     Мадлона прямо-таки вперивает взгляд в физиономию чернокнижника.
     - Мне тоже интересно, - холодно проговаривает он, - что Вы забыли в моей башне.
     - А она Ваша?
     - Моя-моя.
     Терин достает нож (кстати, а чего это ради мой нож вместе с ножнами к нему перекочевал?!) и начинает со скучающим видом выковыривать из броши Мадлоны камушек.
     - Что ты делаешь?! – шипит волшебница.
     - Ну, так она все равно Вам больше не нужна, - поясняет маг, не поднимая глаз, - а я ей воспользоваться не смогу. Продам по частям. Даже из магического предмета можно достать камни. А остальное – на лом.
     Лицо волшебницы покрывается красными пятнами, губы поджимаются и тут же начинают трястись.
     - Вы что-то хотите мне сказать? – интересуется маг.
     - Что ты от меня хочешь?
     Терин держит паузу, и тут уже терпение заканчивается у меня:
     - Давайте, милая Мадлона, пока Терин думает, Вы мне скажете, где моя дражайшая невеста обитает, а то соскучился я очень.
     Мадлона переводит на меня полный презрения взгляд.
     - Отвечайте, - велит маг.
     - Да все с ней в порядке, с вашей рыжей ведьмой с башмаком. Сидит у себя в покоях… и у Таурисара на коленях тоже сидит, мурлычет с ним днями напролет. Так что, не знаю я, Вальдор, твоя ли она теперь невеста.
     Внешне безучастный до того момента чернокнижник вдруг срывается с места и резко, хлестко бьет Мадлону по холеному лицу.
     - Подробнее, - рычит он.
     На глаза волшебницы наворачиваются слезы, она прижимает ладонь к щеке и хнычет:
     - Не знаю я подробностей. Говорят, артефакт он у нее какой-то обнаружил. И как бы не тот самый, Повелитель порталов. Башмак ее у него где-то спрятан.
     - Хорошо, - уже спокойно произносит Терин, - я понял. Теперь ответьте мне на другой вопрос – откуда у Вас медальон Главы Совета?
     Глаза ведьмы расширяются, а потом она тоже вдруг как-то резко приходит в себя.
     - Нашел, значит, - цедит она сквозь зубы.
     Чернокнижник небрежно так плечом дергает.
     - Конечно, нашел, это же моя башня.
     - Одного такого находчивого уже упокоили и с тобой разберемся!
     - Что же Вы, Мадлона, - вмешиваюсь я, - так плохо вещи прячете? И кто тот счастливчик, который первый нашел?
     Терин вопросительно смотрит на волшебницу.
     - Папаша Дуси вашей ненормальной, кто же еще, - выплевывает Мадлона. - Совал везде свой длинный нос. И ты туда же, глупец! - поворачивается к магу. - Тебе не активировать медальон Главы без согласия семи членов Совета!
     - А я знаю. Но это при условии, что в Совет входит пятнадцать магов. Простое, знаете ли, большинство. Так что, простите меня, Мадлона, кворум придется уменьшить. В том числе и за счет Вас.
     Он что, убивать ее сейчас будет? Ну, если так надо…
     Терин, глядя в глаза жертве и нехорошо усмехаясь, начинает плести заклинание. Медленно движет пальцами, видимо, для того, чтобы волшебница узнала заклятье и ужаснулась заранее своей несчастной судьбе.
     И вот уже в башне нет Мадлоны. А на полу, грустно шмыгая носом, сидит большая крыса с поседевшей мордой.
     - Слушай меня внимательно, волшебница, - говорит чернокнижник, - ты сможешь снять с себя заклятие, если тебе поможет в этом Мерлин. Да, и ты не можешь говорить. Чао!
     После чего он открывает дверь и крыса, едва успев увернуться от его ноги, несется вниз по лестнице.
     А у меня приключается приступ плохо контролируемого ржания, потому что смехом я этот истерический припадок назвать не могу. Мерлин… Мерлин, целующий крысу! Во-первых, если слухи верны, Мерлин живет в полутора тысячах километров отсюда, где-то в горах. Во-вторых, Мерлину четыреста лет, и триста из них он пьет все, что горит, не исключая, наверное, и нефть. Алкоголик наш Мерлин и чудак. Ну-ну, дражайшая Мадлона, удачи Вам.
     - Закончил? – сухо интересуется Терин, - а теперь не хочешь подумать о том, что нам делать с Дульсинеей?
     Да я-то, может, и хотел бы, только что-то вот тревожит меня одна мысль – ну где я слышал про Эрраде? Потому размышления Терина по поводу дальнейших планов я тщательно пропускаю мимо ушей. Ничего, потом еще повторит. Он, пока не убедится в том, что я все понял правильно, все равно не успокоится.
     Эрраде, Эрраде… Отчего мне кажется, что это должно быть важным? Стоп. Вспомнил. Читал ведь как-то. Княжество Эрраде.
     Еще во времена одного из предков нашего Мерлина, великого мага, когда было созвано общее собрание магов и тех земных правителей, за которыми маги этот статус признавали, было принято решение, которое изменило ход развития истории. Без всяких там натяжек. Понимаю, что все об этом знают, но повторение – мать учения и все такое. Этим решением было закреплено некое положение – маги не претендуют на роль правителей государств, а правители, в свою очередь, обязуются обеспечивать этих самых магов работой при дворе. Если последним такое вдруг понадобится. Тогда же и был разработан типовой контракт между волшебником и сюзереном. Кстати, он и до сих пор применяется, хотя и с некоторыми поправками.
     Решение было обусловлено тем, что со временем маги заметили – волшебник, полностью отдающий себя управлению, теряет навык и вообще перестает тренироваться и заниматься теоретическими изысканиями. Теоретик же становится отвратительным и, в большинстве случаев, недолго живущим государем.
     Может, там еще какая подоплека была – история об этом умалчивает.
     Тогда же, то ли в порядке эксперимента, то ли потому, что король Эрраде (а по совместительству – маг) обладал определенным весом, и его не хотели слишком уж сильно обижать, но Эрраде было оставлено в качестве исключения. Только вот королевством оно с тех пор перестало именоваться. А только княжеством. Может, статус его хотели принизить, может, по каким другим причинам. Ну и попутно, вместе с изменением названия существенно были сужены границы княжества. Весьма существенно.
     У нас с Эрраде дипломатические отношения установлены не были. Помню, отец даже ворчал как-то, что, мол, дед его не хотел с ними общаться, отец тоже, а потому и ему не следует знакомиться с этими ненормальными. Что он подразумевал под ненормальностью – понятия не имею.
     Совет, похоже, ожидал, что со временем княжество загнется. А нет. Даже расширилось немного. Говорят, в семье князей с тех пор толковых магов рождалось все меньше. Но вот с Терином им, вроде как, повезло. Хотя это с какой стороны посмотреть. Хм, а я его простолюдином называл…
     Кстати, что он там говорил о Дусе?

Дуся

     На второй день Таурисар стал на меня недоверчиво коситься, и мне уже сложновато было шлангом прикидываться, но я стойко продолжала и типа «не могла» портал открыть. Капризничала, конечно, понемножку, тапок свой требовала, но Таурисар непреклонен был. Боялся, наверно, что с тапком я его так приласкаю, что будет остаток жизни тараканом по углам ныкаться.
     Время уже к обеду близилось, Таурисар потихоньку зверел, я решила не доводить до крайности и рискнула. Сжала кулончик свой в ладошке и осторожненько так, но от всей души, пожелала, чтобы портал в любой из миров чуточку приоткрылся, совсем немножко и буквально на секундочку. Видимо, сегодня удача была на моей стороне, потому что пожелание мое было выполнено с точностью до миллиметра.
     Таурисар радостно заорал, увидев, что портал открываться начал, да только он тут же захлопнулся… и Таурисар снова заорал, уже не радостно, а разочарованно и на меня, конечно же:
     - Что ж ты, растяпа, не удержала?!
     - Ну, так это, сил не хватило, - пролепетала я и решила, что здесь мне тоже уместно будет немного покричать. - Я не знаю, как это делается! Сам виноват, не объяснил мне, что надо его не только открыть, но еще и удерживать каким-то образом. Я тебе что, магии с детства, что ли обучалась? Специалист я тебе, что ли? И вообще не понимаю, что ты ко мне пристал? Вон, попросил бы Совет, чтобы сняли запрет на доступ в иные миры и гуляй себе на здоровье, а то издевается тут над бедной девушкой.
     - Да если бы все так просто было, я бы тебя давно в темнице сгноил, отрезал бы язык твой поганый, и скормил собакам, стервь ты позорная!
     - А что так? Не любит тебя Глава Совета, да, Тусенька? Не хочет доступ тебе дать? – поддела я.
     Таурисар сильно в запале был из-за того, что портал у него практически перед носом захлопнулся, а тут еще я со своими комментариями нелестными, вот он и проговорился:
     - Какой Глава, дура ты? Нет никакого главы!
     - Так выходит, Дукус у вас главой был? – догадалась я.
     - Не формально! Не формально! – проорал Таурисар, впадая в свое привычное истерическое состояние. - Формально уже лет сто как Главы нет. Эта должность слишком большую силу дает, и все ее получить хотят. Каждый сам за себя голосует, и так уже сто лет. Кучка меркантильных дебилов!
     - А ты не член Совета, что ли?
     Но тут Таурисар опомнился, гляделки свои бешеные на меня вытаращил и, я так понимаю, прикидывать начал – прикончить меня на месте или просто язык мне отрезать, чтобы никому не проболталась? А что, порталы и без языка можно запросто открывать.
     - Ты… ты… стервь поганая! – потом была пауза, во время которой у меня вся жизнь перед глазами промелькнула, и я даже успела попрощаться со всеми, в том числе и со своим языком, который мне, как пить дать, оторвут. Но нет, пронесло.
     - Все равно никому не проболтаешься. А попробуешь, как твой папочка закончишь.
     - А что, его казнили за длинный язык? Я думала, за кражу артефакта.
     - Допрыгаешься у меня, - пригрозил Таурисар и умчался, хлопнув дверью.
     - Пока, Тусечка, - проворковала я. И даже помахала ему вслед. Жаль, что оценить мою вежливость некому было.
     То есть, нет, как, оказалось, есть кому.
     - Мяу.
     Знакомый бас Василия я бы узнала из тысячи кошачьих «мяу». И откуда только взялся, поганец?
     Вылез из темного угла, хвост трубой, довольный, как сто свиней, морда сытая. Интересно, где его носило? Он явно не бедствовал все эти дни.
     - Василий… хм… Василий, а ну-ка шагом марш к хозяину своему и доложи все, что тут услышал.
     Я не была уверена, существенен ли тот факт, что Совет без Главы, но, учитывая, как занервничал Таурисар, когда понял, что проболтался, это, скорее всего, важно. Но Василий важностью момента как-то не особо проникся, вальяжно упал на спину и опять говорит:
     - Мяу.
     - Что мяу? Что мяу-то? – проворчала я и потыкала Ваську кончиком туфли в бок. - Иди, давай уже… или не умеешь? Фу, а я думала ты - волшебный кот.
     Васька одарил меня презрительным взглядом и… исчез. Вот просто взял и исчез. Ладно, сдаюсь, теперь я верю, что он, действительно, волшебный.


Глава 18

Вальдор

     Сижу себе, никого не трогаю. Делаю вид, будто обдумываю действенные и коварные планы по уничтожению членов Совета в розницу и оптом, а также по вызволению моей ненаглядной Дусеньки и передаче ее в пользование этому бывшему узурпатору-чернокнижнику. На самом деле - что с открытыми глазами я сижу, что с закрытыми, перед глазами одна картина – окорок запеченный с зеленью. Или вот дичь, политая клюквенным соусом, и грибочки, а еще рыбка, зажаренная целиком… или вот кот, вареный или жареный.
     - Брысь! – строго говорю я и спихиваю со своих коленей эту наглую черную скотину. Чем его кормили, что он такой большой вырос и такой тяжелый?
     Кот фыркает в мой адрес что-то неодобрительное и направляется к чернокнижнику.
     - Ну и где тебя носило? – строгим голосом интересуется тот, - я тебя, между прочим, звал.
     Кот же одним движением, как это умеют делать только кошки и некоторые женщины, стекает на пол и начинает себя вылизывать в разных местах.
     - Интересно, - наблюдая за котом, произношу я, - а волшебных животных кастрируют?
     Кот поднимает на меня неодобрительный взгляд.
     - Да, - продолжаю, - и становится ли их мясо от этого нежнее?
     Кот пристально глядит в глаза хозяину, и Терин вздыхает:
     - Да, его следовало бы покормить. Хотя ты знаешь, Бейсик, с его комплекцией Вальдор мог бы безо всякого ущерба для здоровья поголодать еще неделю-другую.
     И чем это плоха моя комплекция? Я сложен, как атлет!
     Кот возвращается к своему занятию, а я не выдерживаю:
     - Между прочим, обсуждать кого-то вот так, в его присутствии, крайне невежливо.
     - Ну да, - соглашается маг и улыбается.
     Надо же! А я уж думал, что его физиономия для такого вообще не приспособлена. Зловещая усмешка, презрительная ухмылка, нервный оскал – это, пожалуйста, а чтобы вот так, по-человечески, и даже глазами!
     - Бейсик подтвердил то, о чем я и раньше догадывался. Все очень удачно складывается. Совет чародеев обезглавлен, и уже давно. Я догадывался давно, а теперь точно знаю. Дуся молодец. И Бейсик тоже. И медальон этот Мадлона тоже очень удачно спрятала. Так что, Вальдор, мы с тобой еще поживем.
     Ну, что поживем – это пока вопрос. Однако не могу удержаться и не съехидничать:
     - А ты, значит, хочешь помочь обзавестись Совету новым руководством?
     - Должен же и я расти по карьерной лестнице, – радостно заявляет маг.
     - Ну, наверное. Королем ты уже немного побыл. Так что тут либо империю создавать, либо Советом командовать. Третьего, значит, нам уже не дано.
     - А что? Насчет империи – это мысль!
     Что-то он излишне развеселился.
     - М-да, надо было тебя в тюрьме оставить. А то, как бы меня потомки добрым словом не вспомнили как «Вальдора – освободителя чудовищ».
     - До потомков дожить еще надо. Кстати, к вопросу о потомстве. Там Таурисар тебе рога наставить пытается.
     - В каком смысле?
     - Ну, объявил тебя безвременно усопшим…
     - Да я только третий день, как усоп-то! – возмущенно кричу я.
     - И пытается сделать ребенка твоей Дусе, - добавляет маг.
     А сам разве что зубами не скрипит. Какой впечатлительный!
     - Что? – интересуюсь, - он это делает добровольно?
     Терин мрачнеет.
     - А вот за это можно…
     Но что со мной можно за это сделать, услышать не успеваю, потому что кот громко так и требовательно мяучит.
     Чернокнижник переводит на животное внимательный взгляд.
     - Хорошо, - говорит, - иди к ней.
     Не выдерживаю:
     - Ну что там еще?
     - Бейсик сказал, что терпение Таурисара на исходе. Дуся морочит ему голову, не понимая, насколько он злобный и невыдержанный человек.
     - Что? Хуже тебя?
     - Без комментариев. Ночью мы покидаем башню.
     Радуюсь. Наконец-то мне дадут поесть.

Дуся

     Сижу. Жду Таурисара. Мечтаю застрелиться. Ну, а вы бы не мечтали на моем месте в ожидании такой вот психбольной старой калоши? И даже Василий, преданно свернувшийся клубком у меня на коленях, не отвлекает от мыслей суицидальной направленности. Он когда вернулся, я его, гада волшебного, спросила, видел ли он Терина с Вальдором? Василий что-то промяукал, в глаза мне заглядывая, да только я не поняла ни шиша, то ли кошак жрать просит, то ли рассказывает, что и как у мужчин моих. Эх, знать бы, где они? Мож, плохо им? А мож, сгинули где-то, и Васька мне вот пытался рассказать, где их мертвые тушки искать, дабы похоронить достойно.
     Мне бы тапок мой сейчас, то-то потеха бы началась. Всех бы победила… хотя, мож и не всех, но большую часть, так это уж точно.
     - Приветствую тебя, Дульсинея.
     - Растудыть тебя в тудыть! – взвыла я от неожиданности и даже на месте подпрыгнула, а Васька быстро и незаметно исчез.
     Таурисар замер на месте, принюхиваясь, как ищейка.
     - Кто это у тебя тут колдовал недавно?
     - С чего взял-то? Кто тут колдовать мог?
     Я и правда растерялась, глюки у Таурисарчика что ли начались?
     - Чую, только что кто-то магию использовал.
     До меня дошло, что котик, исчезая, намагичил слегка.
     - А, так это я колдовала. Сам же сказал, чтобы тренировалась без тапка, при помощи одного амулета, портал открыть, вот я и тренируюсь.
     - Когда я зашел, ты в кресле валялась, стервь лживая!
     - Ну и что? Одно другому не мешает. Что ж мне по залу бегать, пробуя портал открыть? Это ты у нас, Таурисик, когда магичишь, бегаешь, будто подстреленный, а я девушка тихая и даже более того – ленивая, не с руки мне лишние телодвижения производить.
     Таурисар скрипнул зубами, пробурчал что-то нелестное в мой адрес и велел приступать к тренировке.
     - А если я устала? – осторожно спросила я.
     - Лучше тебе не уставать, Дусенька, - сладко так пропел Таурисар.
     До того сладко, что я поняла – и правда, лучше не уставать, и с удвоенным рвением взялась за дело. Нет, ну понятно, что долго я Таурисару голову морочить не смогу, тем более что сегодня он какой-то злобненький, даже злее чем обычно.
     Портал открылся как-то неожиданно для меня самой, и остановить я это дело не успела. Ну вот, попала ты Дуся! Вали отсюда или приснится тебе мандоса трындец в виде ритуала оформления какой-то там мудреной договоренности, после которого будешь ты как овца даже пукать с разрешения Таурисара. Нет, ну то есть клятву-то я сдержу и в первый портал не полезу. Но, ёптыть, где один портал получился, там и два нефиговски смотреться будут.
     - Ааааа, получилось! – заорал маг.
     Этот наивный финский мальчик решил, что я буду, как дура, стоять и ждать неприятностей всяких разных. Ага, аж, два раза!
     Второй портал открылся как-то не очень охотно, и я уже практически одной ногой была в другом мире, когда Таурисар с визгом схватил меня за косу.
     - За дурака меня держишь, да? Я так и думал, что ты подобное выкинешь!
     Ну, теперь-то у меня точно не было выхода – либо сдаться на милость Таурисара, либо лишиться косы… да хрен с ними, с волосами, новые отрастут. Я со всей дури рванула в портал, Таурисар не отпускал. В какой-то момент я подумала, что он мне голову оторвет. Особенно, когда портал стал затягивать, и я уже не могла остановиться, даже если бы захотела. А Таурисар вот, гад такой, очень даже мог бы от моей косы отцепиться, если бы захотел. Но, видимо, не хотел, так ко мне и пристал… зайцем, можно сказать, проехал.

Вальдор

     - Вальдор! Вальдор, стой, я тебе сказал! Ты куда?
     Ну, то, что наш бывший придворный чернокнижник умеет шипеть так, что не каждой гремучей змее под силу, это я знал еще и до всяких там событий. Этим меня не удивишь.
     - Вальдор! Стой!
     - Да пошел ты!
     Ну и что он со мной сделает? Убьет? Вряд ли. В мышь превратит? Да все равно. Даже если к Мерлину тащиться придется – без разницы. Я хочу есть. И по сравнению с этим моим желанием идея спасения мира как-то меркнет.
     - Ладно, - пыхтит, наконец, чернокнижник, - сочтемся еще. Я к Дусе.
     Можно подумать, для меня это сюрприз. Он – к Дусе. А то я сомневался хоть секунду в этом его благом намерении. Да он сколько угодно может изображать из себя жесткого и бесчувственного, но когда речь заходит об этой его разноглазой предметнице, лицо у нашего узурпатора становится мягким до туповатости. Да даже Бейсик его в такие секунды по сравнению со своим страшным и коварным хозяином выглядит тигром перед домашней кошечкой. Он к Дусе! Потрясающе.
     В общем, он может идти, куда его душе угодно, а я на кухню. Да. Поесть. Но не только. На кухне могут ведь прятаться как вражеские лазутчики, так и всякие сочувствующие партизанам лица. А я, принц Вальдор, партизан. Ожившая мумия, потерянный секрет, и все, что вам будет угодно.
     Мррр, мясо! Холодное мясо, но вареное. По сути своей я – хищник, а не какое-нибудь там травоядное. О! Лучок. Сладкий такой пахучий лучок. Терин, ты – сволочь! Два с лишним дня лишал меня этого удовольствия.
     - Ааааа! Батюшки, привидение!!!!
     О, что это?
     Хм, женщина какая-то в обмороке лежит. Я ее не знаю, а потому пусть так и валяется. Найдет кто-нибудь – приведет в чувство. Нет – ну, судьба ее такая. Сама поднимется.
     Возьму-ка я с собой вот эту курочку и вот эту булочку. Я ж не жадный. А Терин – пусть он будет сытый. Может, у него противность тогда убавится?
     С дисциплиной, однако, во дворце нашем стало не то, что плохо, а вообще. Полный абзац. Слова Дусины – смысл мой. Радуйтесь. Короче, стражников на своем пути я встретил аж две штуки – оба спали. Ну что ж, судьба, знать, моя такая – неузнанным по собственному дому гулять. Где там Дусины покои? Ага, вот они.
     И вот вхожу я такой красивый, ну и что, что лицо небрито, а одежда помята, зато в одной руке – мясо, в другой – хлеб. И что я вижу? Чернокнижник наш на Дусиной постели сидит такой весь грустный и печальный. Очи долу опустил, кота безучастно меж ушами поглаживает.
     - Эй, - говорю, - страдалец, жрать хочешь?
     - Нет, - глухо бормочет он.
     Ставлю вопрос иначе:
     - А не желаете ли откушать, Терин свет Эрраде, не помню дальше, что-нибудь, потому что Ваше обморочное от голода тельце мне таскать на себе неинтересно?
     Молчит.
     - А может, - спрашиваю, - Вы уже успели Дульсинеей Абрамовной отужинать? Так тогда курица Вам точно не повредит, потому что есть в Дуське нечего.
     - Вальдор, хватит, - вздыхает Терин. – Дульсинея открыла портал в иной мир и ушла. Вместе с Таурисаром.
     - Хм, - говорю, - но это не повод от еды отказываться. Я, между прочим, рискуя жизнью…
     - Ну ладно. Хватит. Давай сюда, что у тебя там есть.
     Это надо же, с такой скорбной миной и при этом с такой скоростью еду уплетать! Уважаю. Я бы не смог.
     - Я, - говорит Терин, временами интеллигентно почавкивая, - только и успел увидеть, что ее косу, да Таурисара. Судя по выражению лица последнего – это не было предусмотрено планом. Вопрос следующий – куда она его утащила, когда она собирается возвращаться, и что нам с этим делать?
     - Ну, - отвечаю, - на самом деле это один вопрос – чем мы займемся в то время, пока она с Таурисаром по другим мирам путешествует. А на другое, прости уж, друг Терин, нам повлиять не дано.
     Чернокнижник смотрит на меня пристально, а сам при этом косточку обсасывает.
     - М-да, - наконец, произносит он, - мудр ты, Вальдор, не по годам.
     А я такой.
     - Ну что же – говорит Терин, меланхолично вытирая пальцы о Дуськину простынь, - будем убирать членов Совета. Бейсик мне сказал, что во дворце их трое. Тоури – старичок неведомо скольки лет от роду, спокойный и безобидный. Гамос – молодой, но глуповатый словесник. И Туба – Тубероза Улли – однокурсница моя. Очень эффектная особа. Тебе, думаю, понравится. Вот с нее мы и начнем.

Дуся

     Через портал мы долго летели. Я даже начала лелеять надежду, что Таурисар не удержится и косу мою отпустит. Но нет, вцепился как клещ.
     Полет наш окончился на свалке. Очень, знаете ли, «приятно» было приземлиться прямиком в кучу мусора непонятно какого происхождения. Ну, то есть понятно какого – человеческого. Но все равно, опять же, непонятно, что за человеки этот мусор мусорили, и какая там зараза водится? А тут еще этот Таурисар на моей косе повисший. Больно, между прочим.
     - Да отпусти ты уже, наконец! – заорала я.
     - Змея подколодная! Обманщица! – заверещал Таурисар, и не думая меня отпускать. Наоборот, гад, покрепче косу на кулак намотал. Он что, теперь всю жизнь собирается вот так меня держать?
     - Это с какого перепугу я обманщица? – возмутилась я, на всякий случай подергав косу. Вдруг повезет и вырвусь? Какой там! Вырвешься, пожалуй, от такого.
     - А кто клятву дал не сбегать в портал? Ты ее нарушила и теперь, по правилам, обязана на всю жизнь моей рабыней стать.
     Я аж онемела от наглости такой. Он то ли по жизни такой дурак, то ли пока мы летели, головой стукнулся и резко поглупел? Как бы там ни было, почему он меня-то за дуру держит?
     Таурисар по-своему понял мое молчание и совсем распоясался:
     - Слушай мою команду, рабыня! Немедленно возвращаемся назад!
     - А ху-ху не хо-хо? – рявкнула я. - Ты за дуру меня принимаешь? Так спешу тебя уверить, я не дура! Я в чем клялась-то? В том, что не полезу в первый портал, который открою. Я туда и не полезла. Так что отцепляйся от меня и поищи себе другую рабыню… вот, например, среди тех рептилий, которые к нам так торопятся.
     А к нам, и, правда, спешили милые такие зверюшки. Наподобие динозавров доисторических. Зубастенькие такие, хвостатенькие, скачут на задних лапках и передними помахивают. Прелестные такие хищные кенгуру.
     Вот даже не знаю, куда меня занесло, путь в какой мир мне открылся? Если тут динозавры, значит, это какой-то доисторический аналог моего мира. Но, с другой стороны, мы на свалке сидим. Она самая настоящая, человеческая, что я свалок не видела, что ли? Наверно, люди здесь вымерли и вот динозавры появились. А может быть, и не вымерли люди, может быть, эти динозавры - их домашние зверюшки?
     - Открывай портал! Немедленно! - заорал Таурисар и больно дернул меня за косу.
     - А вот хрен тебе!
     Ну, обиделась я, что меня за косу дергают. Сначала даже не сообразила, что зверюшки не будут разбираться, кто из нас кто, и сожрут обоих. Правда, когда они подбежали поближе, до меня дошло, что моей жизни угрожает не меньшая опасность, чем этому клещу волшебному, который на моей косе повис. Он еще и визжать там что-то пытался, грозил заклинанием в меня шарахнуть. Но не шарахнул. По мне, во всяком случае, не шарахнул. У него хватило ума этим заклинанием зверюшек отпугнуть. Надо валить отсюда, пока они не очухались!
     В надежде, что открытый мной портал ведет назад во дворец, я прыгнула. Таурисар прицепом за мной. Спасибо, конечно, ему, что своей магией динозавров этих отвлек и дал мне время портал открыть, но я была бы не против, если бы они Таурисара от моей косы откусили.
     Попали мы не в Зулкибар, а в мою квартиру.
     - Дукус!
     Как, однако, быстро, прямо-таки с первого взгляда, признал Таурисар в бездыханном теле своего коллегу.
     - Злодейка! Убийца!
     Он еще как-то меня обзывал, но мне не до того было, чтобы вникать, что он там говорит, потому что каждое свое слово этот засранец сопровождал жестами, кажется, забыв, что у него на кулак моя коса намотана. Растудыть его в качель, он мне точно голову оторвет!
     - Да отцепись ты от меня, наконец! – взвизгнула я и запустила в него первым, что под руку подвернулось - монитором.
     Таурисар озадаченно уставился на летящий в него неопознанный предмет. Так ему было интересно, что он забыл о том, что можно уклониться или отбить и поймал это жидкокристаллическое чудо техники.
     Пока он там замешкался, я открыла портал и прыгнула. Очень надеялась, что, увлеченный удержанием в руках монитора, Таурисарчик растеряется и косу мою отпустит.
     Но нет, не растерялся. Монитор бросил, и за мной последовал. И не отпускает, гад! Что делать-то?
     Мы переместились в какое-то совсем уж кислое место. Выжженная пустыня. В прямом смысле слова выжженная. Кое-где еще даже не прогорело до конца и тлеет. Не дрова тлеют, а, кажется, сама земля. Извержение вулкана здесь, что ли, было?
     Старый портал еще не закрылся до конца, а я уже открыла новый и прыгнула туда. Сгореть заживо не входило в мои планы на сегодня. В планы Таурисара это тоже не входило. Нашел себе паровоз в моем лице… то есть в моей косе.

Вальдор

     - Пустите, пустите меня, пожалуйста!
     - Что случилось?
     Мне открывает дверь девушка лет так тридцати пяти от роду. Но такие – всегда девушки, от пяти и до семидесяти. Потому что женщинами их назвать язык не повернется. И все, вроде, при ней, только вот взгляд какой-то глупенький, личико какое-то пустенькое, ночная рубашка бабушкина – до полу и в рюшах, в общем, если какой мужчина сюда и заглядывал, так затем лишь, чтобы камин починить.
     - Простите, - томно шепчу я…
     И она захлопывает дверь перед моим носом. Я несколько растерян. Не думал, что подобная особа способа проигнорировать появление на пороге такого, как я.
     - Давай снова! – рычит Терин, толкая меня в бок кулаком. Я, в общем-то, не нуждаюсь в стимуляции. Стучу. Открывает. Голос испуганный.
     - Что Вам?
     - Я принц Вальдор, - стону, - я вырвался из лап чернокнижника Терина. Помогите!
     И пытаюсь плавно сползти на пол. Плавно не получается. Ну, потому что не умею я этого.
     - Ах! – произносит она и прижимает ладонь ко лбу (и кто из нас здесь переигрывает?), - я Вас умоляю! Что же это такое? Зайдите!
     Зашел.
     - Прилягте, - предлагает дамочка, указывая на собственную, уже разобранную постель.
     Ну, а я что? Я прилег. Я же в образе раненого героя. Отчего бы и не прилечь?
     - Шалунишка! – страстно воркует эта особа и буквально, в прямом смысле слова набрасывается на меня. То есть прыгает сверху, придавливая своим костлявым, пахнущим несвежим потом телом.
     - Я тебя, - говорит, - сейчас в бодрое состояние приведу, даже пикнуть не успеешь.
     Какой там пикнуть! Я уже готов орать во весь голос что-нибудь непотребное и принцам неподобающее, например: «Помогите! Насилуют!». А уж что касается бодрого состояния – так хоть сейчас могу пару километров пробежать. Лишь бы куда подальше.
     Свершиться гнусному насилию мешает эффектное появление Терина на пороге.
     Тубероза же, увидев чернокнижника пред своими вытаращенными от страсти очами, забывает обо мне и думать. Даже не понимаю, обрадовалась она однокурснику или испугалась. Во всяком случае, тянуться руками к тому, что я предпочел бы использовать по отношению к другим лицам, она прекращает.
     Пользуясь ее замешательством Терин, сделав пару элегантных жестов, превращает нашу прыткую дамочку в лягушку и традиционно отправляет ее к Мерлину, авось последний обнаружит себя где-нибудь за тридевять земель и снизойдет в своей милости к бедному любвеобильному земноводному.
     Я же, стряхнув с себя эту противную живность, делаю вид, что ничего такого и не случилось, и даже приоткрываю перед лягушкой дверь, намекая тем самым, что ей пора отправляться к полулегендарному волшебнику немедленно. Тубероза покорно ушлепывает по коридору.
     - Ну, - говорит чернокнижник, задумчиво глядя вслед лягушке, - не переживай. Я тоже с ней спал.
     - Я не спал! – возмущаюсь я.
     - Так потому что я вовремя успел, - парирует некромант, и я ему верю.

Дуся

     Решение, что делать, пришло как-то самой собой. Выскочила я из портала, смотрю, ну точно, он самый – дворец зулкибарский! Уже практически дом родной. А дома, как известно, и стены помогают. В моем случае не совсем стены, а настенные украшения. Это у меня уже в привычку вошло – использовать их в качестве вспомогательных приспособлений. Схватила я сабельку со стены, махнула. Не иначе, как с перепугу у меня такая реакция бешеная и сообразительность обнаружились. Отсекла я себе косу, и портал захлопнулся.
     Ну вот, была коса до колен, стала до пояса. Ну, или немного покороче. Ой, мамочки, жалко-то как! Села я там, где стояла, волосики эти коротенькие на лицо свисают, непривычно, будто не волос, а головы лишилась. Не выдержала я и заревела. Сижу, значит, рыдаю, слышу, ласковый такой и до зубовного скрежета знакомый голосок:
     - Что ты плачешь, красавица? Обидел кто?
     - Я сама, кого хочешь, обижу, – давясь соплями, отвечаю я.
     - Дуся!
     Ну, надо же, какое счастье. Узнало-таки меня высочество зулкибарское.
     - Привет, Вальдор, - буркнула я, утирая сопли и вставая с пола. Не хватало еще рыдать тут перед ним.
     - Дусь, а что с косой твоей? – сочувственно спросил принц.
     Хотела я гадость какую-нибудь сказать, но так мне себя жалко стало, что я опять расплакалась. Вальдор прифигел от этого дела и даже обнял меня. Ах, какая честь! Стою, рыдаю на груди у наследного принца. Видать, сильно его мои слезы впечатлили, даже по спине меня осторожненько так погладил.
     - Дульсинея!
     Я на мгновение плакать перестала. Надо же! Терин узнал меня со спины, даже несмотря на некачественно обрубленные волосенки.
     - Вот. Рыдает, – зачем-то объяснил очевидные вещи Вальдор и, не скрывая вздоха облегчения, передал страдающую меня в руки Терина.
     Ну, я и у него на груди порыдала. Правда, недолго.
     - Дульсинея, Вам идет новая прическа, - спокойно, будто я только что из парикмахерской вышла, проговорил Терин, погладил меня по заметно укороченным волосам, а попутно и слезы мне вытер. – Не хотите, Дуся, рассказать, что с Вами было?
     Вот смотрю я на него и думаю – он специально мне выкает или это у него непроизвольно, на подсознательном уровне, получается?
     - Хочу, Теринчик! Очень хочу. Только не рассказать, а наподдать тебе, как следует, за все хорошее!
     - Вы намекаете, что в Ваших неприятностях виноват я?
     - Конечно, а кто же еще? Если бы ты ко мне мыша этого недобитого не прислал, то и не было бы у меня никаких неприятностей.
     - Довольно! – вмешался Вальдор. - Хватит меня мышью, а также всякой другой гадостью называть. Мне, дорогая моя невеста, чтоб ты знала, слышать подобное обидно и неприятно.
     Терин меня тут же отпустил и каменное лицо сделал. Ну, отпустил и ладно. Спасибо, что хоть не отпрыгнул от меня на пионерское расстояние, а так и остался рядом стоять. Я сделала вид, что мне все это абсолютно безразлично и предложила:
     - Рассказывайте, чем без меня занимались? Какие подвиги совершили?
     - Да вот, маг наш недолеченый Мадлону в крысу превратил. У него странная тяга к грызунам.
     - Вальдор вот волшебницу Туберозу соблазнил… почти.
     - Я-то почти! – парировал принц, - а кое-кто с этой шваброй спал.
     - Давно, - уточнил маг.
     - А что, давно она была красавицей? – очень искренне удивился Вальдор.
     - Нет. Это я в Вашем возрасте, принц, был смелее.
     - Именно поэтому ты стал венерологом?
     - Ребята! – здесь я решила, что пора вмешаться. - Это все, конечно, безумно интересно, но я не понимаю, зачем вы вообще полезли к этой тетке? Я ее видела, она страшная, как не знаю кто. Ладно, Терин - давно. Но ты, Вальдор, зачем полез к ней сегодня? Не мог кого-нибудь посимпатичнее найти?
     - Терин, значит, ладно, а я не ладно? Я у нас просто умственно неполноценный и сексуально озабоченный! – психанул принц. - Дуська, что вообще за глупость тебе в голову пришла? Отвлекал я ее! Понимаешь? Отвлекал! Могу по слогам сказать, если надо. Я вот отвлекал, а Терин ее в лягушку превращал. Мерзкое такое земноводное получилось. На редкость.
     - Ну вот, а говоришь, что он всех в грызунов, а оказывается еще и в лягушек, - удовлетворенно подвела я итог и выразила уместное любопытство. – А чего вы вообще на этих теток напали?
     - Мы Совет таким образом проредить решили, - жизнерадостно объяснил Вальдор. - Вот, Терин на место Главы метит, честолюбивый наш!
     - Всем стоять!
     Это сказал некто посторонний, и мы все втроем дружненько вздрогнули от неожиданности.
     Ага, пока мы тут фигней занимались, ну там встрече радовались и так далее, этот дедок подкрался незаметно и теперь вот стоит, направив на нас… ой, мамочки! Я бесконечно люблю свой тапок! Уж лучше тапок, чем вот такое. Представьте себе – стоит убеленный сединами дед, согнутый и скрюченный и недрогнувшей рукой угрожает нам рогаткой. Самой настоящей, добротно так сделанной из подручных средств, мечтой моего детства – рогаткой. Да, это было бы смешно, если бы не было понятно, что дедок – предметник, и рогатка у него не для смеха в нашу сторону рожками вперед направлена.
     - Я так и подозревал, что неспроста на дворцовой кухне «призрак» Вальдора завелся, – дед укоризненно покачал головой. - Стыдно, Ваше Высочество, пугать до обморока пожилых кухарок.
     - А сами-то что на кухне делали среди ночи, господин волшебник? Поесть захотелось? – любезно поинтересовался Вальдор. - Или к пожилой кухарке наведаться решили?
     Я захихикала. Появилось непреодолимое желание тоже что-нибудь приятное дедушке с рогаткой сказать.
     - Дуся, молчи и не двигайся, - тихо, практически беззвучно, прошептал Терин, сжав мои плечи. Мне показалось, или он, действительно, испугался? Испугался деда с рогаткой!
     - А ты говорил, что он безобидный, - прошептал принц.
     Терин хмыкнул:
     - Ошибался.
     - Вижу, ты понял, какое заклятие я на вас троих сплел, пока вы тут этой ведьме сопли вытирали и всякой ерундой занимались. Ай-яй-яй! Терин Эрраде, ну почему я не удивлен твоим поведением? – заявил старый маг.
     - Ты забыл добавить Кайвус Третий, - разве что не похихикивая подсказал принц, лучезарно улыбнулся и так захлопал ресничками, что я чуть не легла от смеха. Наверно, у фрейлин научился такую наивную морду лица делать.
     Дед бросил на него недоуменный взгляд, пожал плечами и продолжил:
     - От дурной наследственности никуда не денешься, хоть ты сто раз закончи магическую школу. Вы - Эрраде, как были властолюбцами и лентяями, так и остались. Даже ты, талантливый маг, не смог держать себя в узде, к власти тебя потянуло!
     - Захватить власть и навести порядок в погрязшем в интригах Совете чародеев - это разные вещи, - возразил Терин и попытался отпихнуть меня к себе за спину, но я уперлась и отпихиваться категорически не желала.
     - Не глупи, мальчик мой, – дедок заметил попытки Терина. - Даже если ты спрячешь ее себе за спину, мое заклятие достанет и там. Сначала пробив тебя. Это будет так романтично – погибнуть вдвоем от одного удара… я так и не понял, чья она все-таки невеста? Впрочем, это сейчас не важно. Сейчас ты, Терин, снимешь чары с Мадлоны и Тубирозы. К сожалению, я еще не выяснил, куда вы дели Таурисара, но это вопрос времени.
     - Советник Тоури, Вы кажется, пытаетесь собрать в кучу самых ценных членов Совета? - в голосе Терина была явная насмешка. - Боитесь, что оставшиеся не осмелятся проголосовать против меня?
     - Я всегда считал, что негоже было затевать этот глупый эксперимент и разрешать магам правителями быть. Терин, ты сам видел итог. Твоя семья забросила магию, все ваши так называемые «специалисты» ничего сложнее бытовых заклинаний не знают и не хотят знать. Ты - исключение. Скажи спасибо своей мудрой бабушке, которая настояла на твоем обучении в магической школе. И, как я уже говорил, дурная кровь все-таки взяла свое. Ты, отличный маг, но рвешься к власти.
     - Я просто хочу, чтобы у Совета появился Глава. При чем тут тяга к власти? – сухо спросил Терин. – Совет уже более ста лет обезглавлен. С какой целью он создавался? С целью содержать кучку зажравшихся слабеньких магов?
     - О чем ты говоришь? Ну да, у Совета нет Главы, но это недоразумение, небольшая заминка, и…
     - Сто лет! Да, это небольшая такая заминочка. Даже незаметно совсем, – прокомментировал Вальдор.

Вальдор

     Ну и что теперь коситься на меня, как на первого врага государства? Я всего лишь озвучил общее мнение. Что самое забавное, крайне недружелюбный взгляд мне подарил не только бешеный старичок, но и Терин. Мол, куда ты лезешь, недотепа, в наши волшебные дела? И что они постоянно меня недооценивают? Будто я всю жизнь свою провел, бездельничая и наслаждаясь. Да мне свободу, и то относительную, года два как дали. А так, сколько себя помню – верховая езда, фехтование, кулачный бой, словесность, история, искусство управления, психология, философия, языки и т.д. и т.п. Я же наследник престола, в меня же с младенчества вколачивали все, что могло только в меня влезть. В том числе, и основы магических искусств. Таланта к чародейству у меня ноль, разве что к эмпатии немного, но вот узнавать основные пассы и выражения, иметь представление о принципах их построения, историю магии знать, в конце концов, я был обязан. Допустим, некоторые пробелы у меня имеются, но я же не дурак!
     И я в общих чертах понимаю, что у моих двоих сотоварищей перед этим Тоури шансов сейчас нет. Не успеет Терин сплести заклинание, если я ему не помогу, а Дуся… Был бы у Дуси тапок, можно было бы еще о чем-то думать. А тапка нет. Да и с меткостью у нее проблемы. Еще попала бы куда-нибудь, к примеру, в меня. Бегал бы я тут тараканом. Нет уж, увольте!
     Короче, надо брать огонь на себя. Тем более, что Тоури явно меня провоцирует.
     - А Вы, молодой человек, - с ехидцей в голосе произносит он, - помолчали бы. Что у Вас за странная любовь к государственному преступнику образовалась? Давно ли Вы у трона в ошейнике сидели, как собака?
     Я? Собака? Ну, все. Пора начинать злиться.
     - Вы с кем разговариваете, Тоури?
     Надменный тон. Угроза во взгляде. Шаг вперед.
     - Я? С наглым самовлюбленным мальчишкой, которому все еще мнится, будто он что-то из себя представляет! – парирует маг.
     - Мальчишке мнится, - рычу я, - что вскоре он станет королем, и выметет всякую мразь из своей страны.
     Еще полшага.
     - Терин, - говорит старик, скорчив наглую мину на своей и без того противной физиономии, - держи своего дворняжку на привязи.
     О, теперь я, кажется, начинаю злиться. А не надо бы. С другой стороны, гнев на моем лице будет выглядеть вполне естественно.
     - Да как ты смеешь?! – ору я, быстро делаю еще один шаг к магу, замахиваюсь, будто хочу ударить его по физиономии, он отшатывается, но бью я его по другой руке, в которой рогатка. И уже в последнюю секунду понимаю, что зацепит меня, по касательной, но зацепит. Но поздно уже что-либо делать. Умру я, видимо, молодым.


Рецензии
Вальдор - душка! Недаром мне давеча всё-ж-таки блондин снился.

Элоиза   14.10.2012 10:48     Заявить о нарушении
ой, ну надо же, наш придурковатый принц кому-то понравился)

Алк-Консильери   15.10.2012 14:39   Заявить о нарушении
Сами вы... такое слово! А принц - на коне. На белом.

Элоиза   15.10.2012 16:35   Заявить о нарушении
Ладно, ладно, Терин тоже лапочка. Но Вальдора меньше хвалят, а мне за него обидно. Он на редкость разумен для государя.

Элоиза   15.10.2012 16:36   Заявить о нарушении
он там пока еще не государь))))

Алк-Консильери   15.10.2012 19:23   Заявить о нарушении
Станет государем - поглупеет, что ли? Мозги переклинит?

Элоиза   15.10.2012 20:41   Заявить о нарушении