VII Легенда о Золотом веке

По мере приближения неярко мерцающей голубой планеты из межзвездной разреженной тьмы Ева погружалась в тоскливое оцепенение. Темные страсти и безотчетные страхи были чужды гармоничному бытию ангелоподобной расы; неведомое доселе чувство, похожее на безысходность, она связывала с тяжелым информационным полем голубой планеты и относила к специфическим местным феноменам.
На небольшой планете во всевозможных средах кишела поразительно разнообразная жизнь с проблесками разума, правда, в грубой органической форме, где одни виды биоорганизмов, в яростном стремлении выжить и размножиться, поедают и вытесняют другие. Часть видов в качестве биологического топлива использует растительные формы жизни, часть – трупы убитых животных. Некоторые виды отличаются такой неразборчивой всеядностью, что даже способны в особых случаях поедать тела своих сородичей – эти функционируют как агрессивные биологические машины, запрограммированные на захват пространства и доминирование. В этом хаосе потрясала слепая и необузданная творческая энергия. Вполне вероятен исход, при котором планета обречена на опустошение: со временем наиболее агрессивный и изощренный вид займет всю поверхность и, лишившись кормовой базы, истребит себя сам. Но куда более неприятная угроза таится в том, что этот вид случайно или осознанно овладеет способом управления плотностью материи, то есть частичной дематериализацией с последующей материализацией, просочится в тонкие измерения, разнесется по другим мирам и запустит там сценарий хаоса и самоистребления. Переход в тонкие измерения дает возможность сколь угодно далеко путешествовать во вселенной, как это давно и успешно использовали существа расы, к которой принадлежала Ева. Задача миссии заключалась в исследовании и определении потенциальной угрозы биологического слоя этой планеты для других вселенских миров.
Собственно, жизнь на этой планете началась с агрессивных примитивных бактерий, занесенных из космоса. Обретя благодатную питательную среду в минерализованной теплой воде праокеана, они развились в плотные материальные биологические формы жизни. Миллиарды лет назад простейшие бактерии научились при помощи фотосинтеза поглощать солнечную энергию и двуокись углерода. Они хорошо развивались в условиях, когда в атмосфере Земли был довольно низкий уровень кислорода. С полмиллиарда лет назад в атмосфере несколько повысился уровень кислорода – из одноклеточных организмов начали развиваться многоклеточные. Те, в свою очередь, стали эволюционировать до форм, подобных тем, что существуют в других уголках вселенной и в состоянии приспособиться к здешним условиям, потому как в каждой живой клетке вселенной содержится информация о целом мироздании.

Тела пришельцев заключали в себе отдельные характеристики и свойства материи, но природа их была более тонкой, чем биологические тела здешних организмов. Они хотя и подпадали под некоторое число законов физического мира, связанных с материей и пространством, но в своих почти нематериальных телах не могли взаимодействовать с плотной окружающей средой. Участникам миссии предстояло облечься в трехмерную плоть, подвластную местной природе времени, и Ева относила свои непривычные чувства к предстоящему погружению в несвободу и тяжесть биологического тела. Она отметала, как невероятную фантазию, скорбное предчувствие, что отныне и до скончания веков связана с этой юдолью страданий. Такая вероятность, хоть и ничтожно малая, все же была. Гости рисковали остаться на Земле заложниками законов плотного мира, если предположить, что корабль с его устройствами по использованию пространственной антигравитации и по преобразованию структуры материи каким-либо непредсказуемым образом подвергнется полному уничтожению после перехода пришельцев из тонкого состояния в плоть. В случае гибели корабля им ничего не останется, как только ждать естественного износа и смерти биологического тела, когда они в любом случае очутятся в своём тонком теле. Но и тогда возвращение в свою духовную обитель – путешествие не из простых, через бесконечные блуждания по орбитам вселенских миров с их бесчисленными измерениями.
Ко времени прибытия миссии на планете уже сформировался вид с высокоорганизованным интеллектом, по своёму принципиальному строению напоминающий пришельцев, как злая пародия. Только тела этих особей были более грубы, мускулисты, покрыты шерстью, приспособлены к употреблению в пищу многих здешних растений и плодов, а также плоти чуть ли не любых тварей, включая себе подобных. Причем, они могли поедать даже существ, более сильных физически и совершенных биологически, поскольку чаще всего действовали стадом, отличались коварной изобретательностью. Они использовали для убоя живности примитивные орудия из дубья и камней, которыми вооружали свои довольно ловкие верхние конечности, тогда как задние конечности использовали для передвижения. Однако, в силу изначального происхождения, эволюция их духа осталась почти на уровне агрессивных микроорганизмов и неизмеримо отстала от физического чуда расцвета богатейших форм жизни.
Подобное к подобному – в более тонком околопланетном измерении царили гении местностей, духи многообразных природных сред, проказливые души развоплотившихся животных и всякая коварная малосознательная нечисть. Они распоряжались и играли материальным миром в меру собственного развития. Чем плотнее материя, тем более она зависима и взаимосвязана с природными процессами в ближайшем окружении и во вселенной, тем более подчинена физическим законам и ограничениям. Самое отвратительное, жутко буйствовали стихийные демонические сущности, в ходе природных бедствий несущие страдания и погибель всему живому – не то что по преднамеренной злобе, а из безучастного любопытства к агонизирующейодушевленной плоти, которая попадалась им во власть.

Миссия из восьми космических странников с Евой во главе расположилась лагерем в большой благодатной долине в междуречье. В веселой цветущей и плодоносящей зелени пробирались, прыгали и летали всякие забавные создания. Никакая агрессивная живность планеты не могла нанести вреда пришельцам, поскольку подпадала под воздействие психического поля более высокой расы. Пришельцам в пищу вполне годились плоды и семена растений из тех, что произрастали поблизости. Хотя грубая оболочка оказалась довольно уязвимой и взыскательной к физическим параметрам окружающей среды – температуре, составу газов в атмосфере, влаге, свету и набору питательных веществ, земное тело показалось Еве занятной биомашиной, позволяющей непосредственно манипулировать плотной материей, вести исследования и возиться с любопытной живностью, радующейся жизни вокруг. Феноменальным оказалось, что биомашина обладает не только собственным разумом, способностью к саморегуляции в случае некритических повреждений, но и сверхчувствительностью – как к страданию от неблагоприятных внешних условий, так и к получаемым через органы чувств ощущениям, которые кажутся приятными, хотя могут быть совсем неполезными самой биомашине. Главные радости существ этого мира заключались в удовлетворении биологических потребностей, направленных на питание и безопасное произведение потомства. Но их существование не сводилось только к тому, чтобы стремиться к удовольствию и избегать страдания. Другой феномен заключался в том, что ради получения удовольствия или под воздействием бессознательной страсти наиболее развитые животные могли сознательно пойти на деструктивные действия даже по отношению к себе, вопреки инстинкту самосохранения, не говоря об агрессии, направленной во внешний мир.
Миссия склонялась к логическому заключению, что развитие физической жизни на Земле и, соответственно, сферы взаимосвязанных с нею тонких миров пошло в нежелательном направлении. Существующий биологический слой, похоже, следовало истребить, иначе через какие-нибудь десятки тысяч земных лет планета станет опасно прогрессирующим источником деструктивного сознания.
При всем разнообразии жизни на Земле, из всех высокоорганизованных животных именно тому виду, который более всего смахивал на пришельцев, в наивысшей степени оказалась присуща парадоксальная черта некоторых местных организмов – гипертрофированная тяга к удовольствию, способная нейтрализовать стремление тела к самосохранению и извратить поведенческие модели. Они, не колеблясь, причиняли страдания и без особой надобности уничтожали других существ, повинуясь своим стихийным наклонностям. Этот вид был довольно уязвимым в условиях окружающей среды и далеко не самым сильным на планете, но выделялся умением использовать и даже создавать простейшие орудия. Их мироощущение практически замыкалось в рамках телесных органов чувств – из ограниченной мрачной глубины плоти они в очень слабой степени умели передавать информацию друг другу напрямую, непосредственно через обмен образами и мыслеформами, как контактировали между собой пришельцы. Хотя, если бы и умели, явно не смогли бы вместить информацию духовной расы в круг собственных инстинктивных понятий биологического выживания-страдания-удовольствия. Они общались между собой больше при помощи жестов, мимики и звуков, передающих примитивные эмоции.
Вместе со страстью к подражанию и невероятным любопытством у этих созданий, однако, обнаружились способности к абстрактному мышлению, то есть, к усвоению системы коммуникации через звуковые обозначения предметов и основных понятий. Нескольких молодых особей удалось обучить звуковой коммуникации; самого смышлёного пришельцы назвали Адам. Адам в ходе опытов выучился организовывать звуки в простейшие слова и создавать из них смысловые блоки.

Итак, вначале было слово. Когда на планете прозвучала членораздельная речь, мир соскочил с оси. Земля, как прочие космические тела – живое существо, обладающее душой. Планетарный Демиург сам по себе не ведает добра и зла; его развитие соответствует уровню духовной жизни на планете. Ева и ее спутники, по-видимому, недооценили силы Демиурга, питающегося волей и энергией страстей земных обитателей. Вполне возможно, он попытался погубить миссию из инстинкта самосохранения. Странно, что пришельцы не смогли использовать свою способность к предвидению – должно быть, она притупилась с непривычки к плотной телесной оболочке. Что-то пошло не так. По непредвиденному совпадению именно в ту пору разразилась, глобальная катастрофа – сместились полюса, изменилось вращение Земли, планету потрясли глобальные тектонические сдвиги. Словно в дела миссии вмешался демон планеты, или Демиург, чтобы получить шанс уцелеть, несмотря на внеземное вмешательство. Корабль пришельцев бесследно сгинул в разверзнувшихся недрах – буквально провалился сквозь землю.

Ева после катастрофы объявила спутникам:
– Миссия провалилась в прямом смысле. Вы вольны сделать теперь свой выбор. Я решаюсь на самопожертвование – остаться здесь в женском теле и дать начало новой расе, хотя последствия такого шага предсказать не берусь. У Земли не только огромный деструктивный, но и творческий потенциал. Генетический код человекообразных бестий изменится благодаря моим потомкам. Возможно, новое человечество, неся в себе семя земных существ, приспособленных к выживанию во враждебном окружении, и духовной расы, со временем породит облагороженные поколения. Планета станет садом с одухотворенной и преобразованной природой. Женщины останутся продолжательницами рода и хранительницами измененного кода, даже если постепенно приобретут многие негативные качества местных тварей. Но и мужские особи неизбежно унаследуют новые качества, благодаря которым, с их творческим потенциалом и хваткой, возможно, смогут преобразить планету. Я останусь со своими потомками до скончания времен, снова и снова перевоплощаясь в смертных телах.
Семеро спутников Евы, однако, сделали свой выбор в пользу пребывания в тонких телах, пусть и в пределах ближних миров – они предчувствовали, что едва ли смогут когда-либо вернуться в родное измерение. Поздновато проснулось предвидение! Через сотни тысяч лет их назовут верховными ангелами. Они опасливо предположили другой вариант развития событий:
– Так, после катастрофы, расколовшей сушу планеты на части, природные условия и температура сильно изменились, в результате основная часть человекообразных все равно обречена на вымирание. Несколько сообществ уцелело в разных местах с относительно благоприятными условиями, но, судя по всему, это – тупиковые ветви, которым едва ли суждено развиться выше здешних животных. Допустим, новое человечество резко выделится из животного мира Земли. Существует большая вероятность, что женское потомство в немалой степени уподобится местным тварям, а мужские особи унаследуют высокоразвитый интеллект. Однако последние будут куда сильнее физически и грубее психически. Агрессивные, стремящиеся к доминированию, мужские особи со временем научатся властвовать над женщинами и как слабейшим оставят им зависимые и подчиненные роли. В результате мы получим вид существ с утонченной психикой и животной ненасытностью. Никому не дано предвидеть, в каком направлении пойдёт их развитие. Прогноз неутешительный...
– Даже если так, в их среде неизбежно будут время от времени появляться просветленные существа, способные менять направление развития целых сообществ. Дух определяет материальную форму. Может, и они переродятся. Именно поэтому я совершаю своё жертвоприношение. Подождем, что случится через сотню-другую тысяч лет, и если ничего не выйдет, то... найдем способ реализовать изначальный план. Результат творчества действительно никому не дано предвидеть, поскольку творчество означает создание не бывшего в мире – дадим этой планете шанс. В конце концов, если они при изощренном интеллекте не изживут свою агрессию и деструктивное начало, то сами, без посторонней помощи, уничтожат свою среду обитания и все живое на Земле, включая себя.

Что было потом? Во всех человеческих племенах остались легенды о первых поколениях, произошедших от Евы, как об ангелах, или богах и богинях, вступавших со смертными в плотские связи, от которых рождались полубоги и герои. Предания о блаженном Золотом веке, когда все живые существа жили в полном согласии и люди и говорили на одном языке, бытовали у греков, американских индейцев, африканских, австралийских племен… Это была эпоха матриархата, и в мире царила женственность. Женщины положили начало искусствам, почитанию духовного мира и целительству. Их цивилизация была проникнута поэтическим восхищением перед мирозданием и обожествлением природы, она шла по пути познания парапсихологических явлений и гармоничного существования в окружающей среде. Считается, женщины и поныне больше склонны к самопожертвованию во имя любви, в большей степени чутки в обычной жизни к манифестациям тонких миров и к душевным состояниям людей; а мужчины в целом лучше ориентируются в естествознании, технике.
Во всяком мужском сообществе, в любом кругу – тюрьме, армии, монастыре, светской гостиной – непременно выстраивается иерархическая схема. По мере освоения материального мира иерархия и сила перевесили чашу весов. Воцарился железный век. В агрессивном мужском мире возникли войны и политика как извращённые инстинкты воспроизводства и питания. Отправление религиозных культов почти повсеместно перешло в руки мужчин. Они поставили себе на службу авторитет религии, а в оправдание миф о происхождении женщины из ребра Адама стали трактовать, как обоснование подчиненного положения женщины. Инквизиторы на всякий случай ревностно сжигали на кострах всех, кого могли заподозрить в обладании оккультными способностями, а заодно тех, чьим имуществом могли завладеть. Инквизиторы как стражи идеологии в том или ином обличье присутствовали на всем протяжении истории мужской цивилизации. Едва ли они сами от этого выиграли – подчиненное положение женщин привело к выведению рабской породы лживых, завистливых, коварных существ, по слабости своей видящих смысл существования в самоутверждении и манипулировании ближними. Они, в свою очередь, произвели подлую породу мужчин с негативными умственными мутациями. 
Таким образом, развитие мужской цивилизации пошло по пути социального насилия, агрессивного вмешательства в природу, по разрушительной технократической модели, поставив мир на грань тройной катастрофы – гуманитарной, экологической и военной. Просветленные существа, которые время от времени объявлялись в разных народах, предупреждали: все человечество должно духовно преобразиться – либо погибнуть в последней войне. Глобальная феминизация – отчаянная попытка вмешательства Демиурга в функционирование человеческого сообщества ради сохранения тела планеты. Человеческая цивилизация обречена на самоуничтожение, если в мире вновь не воцарится Женственность как возврат к относительному равновесию мироздания...


Продолжение http://www.proza.ru/2011/03/23/1430


Рецензии