В моём золотом детстве... восточные единоборства




В моём золотом детстве, в конце 70х годов двадцатого века, услышал рассказ своего ровесника о фильме «Гений дзюдо». О том, как гениальный ученик мастера героически сражался с борцами джиу-джитсу, с братьями каратистами, один из которых был сумасшедшим… Даже от неумелого устного рассказа, образы созданные воображением  конечно же захватили меня. И название врезалось в память. Так началось моё знакомство с миром восточных единоборств, с миром – загадкой. И загадок  - хватало. Начиная с того, каким образом мой ровесник из средней, ничем не знаменитой, очень провинциальной семьи, в расцвет «эпохи застоя» мог посмотреть этот фильм? Кинотеатры, можно исключить сразу, не крутили тогда такие фильмы в кинотеатрах. По телеку – тем более. А. до появления первых, редких видеомагнитофонов, ещё оставалось лет пять. Уже в наше время, то есть в весьма взрослом возрасте, я этот фильм увидел. И оказалось, что это чуть ли не дебютный фильм  знаменитого  Акиро Куросавы. И фильм хорош. На мой взгляд, он ни чем не уступает культовому  «Семь самураев». Да и не только на мой взгляд: фильм выдержал пять ремейков. Но, вернусь к себе. То есть: к знакомству с миром восточных единоборств. Этот мир был загадкой сплошной, без каких бы то ни было проблесков, почти никакой точной информации: только слухи, устные пересказы, мифы, сказки. Такая большая, яркая (хотя и размытая) сказка о чудо-богатырях, доживших до наших дней. И тогда, для меня, эта сказка была японская. О том что, что-то подобное ( а как выяснилось и более древнее) есть в Китае, а кроме того в Корее, в Тайланде, во Вьетнаме, в Индии, в те, советские времена мне было не ведомо.

  Все мальчишки во дворе и на школьных переменах носились с криками «Ки-я» и рассекали воздух ногами, детскими умами и сердцами владел образ непобедимого бойца – мастера  каратэ.

   Образ этот  укрепляли весьма скудные почти официальные «ручейки», как ни странно, советского кино: не многочисленные фильмы, пропагандистского толка о десантниках и пограничниках. Удивительно, что применимо к нашим воинам, в этих фильмах ни разу не прозвучало – каратэ. Но, почему-то воспринялось:  говорим «приёмы рукопашного боя», подразумеваем – каратэ.

    И так – каратэ. Загадка крылась уже в том, как это слово вообще попало в нашу страну? Именно – слово, самого явления: стиля каратэ, у нас просто не было. Да и откуда? От кого мы могли его перенять? Мягко скажем: японцев в нашей стране маловато. Много корейцев, китайцев, но, от них пошло бы явно не каратэ, у них свои национальные стили. Даже наши знаменитые основатели самбо, были знакомы с джиу-джитсу ( дзю-дзцу), но не с каратэ. Ощепков даже  изучал дзю-до в Японии, в школе создателя этого стиля Кано Дзигоро. Это было в самом начале двадцатого века. Как раз в тот период, когда в самой Японии о каратэ не знали.!?

   В фильме «Гений дзю-до» это отражено и весьма правдоподобно. Каратисты приехали в Японию - из Японии, как приезжают в Москву провинциалы. Приехали обиженные, в стремлении доказать своё превосходство над мастерами джиу-джитсу. Реальная история была не столь эффектно- проста, но не менее драматична. Прообразом, или прецедентом для появления в фильме братьев-каратистов, которые бросали вызов мастерам джиу-джитсу, вполне мог быть реальный человек – Мотобу Тёки. Родился он на острове Окинава  в семье главы влиятельного дворянского рода Мотобу "Удун" Ясуси. Удун – ди  - секретная система боя королевской семьи. Не смотря на это обстоятельство, Тёки рос, практически беспризорным, внимание родителей сосредоточилось на двух старших братьях. Более того, старшие имели неосторожность обидеть ребёнка жестоким обращением (отрабатывали на нём приёмы, полученные от отца). И мальчик задался целью стать лучшим мастером, чтоб больше никто не смог обидеть его. Первое время он занимался сам по себе. Подсматривал за другими. Очень скоро о нём пошла слава хулигана, так как Тёки постоянно дрался. Ему было интересно опробовать свои навыки в реальной, уличной драке. Когда слава стала «широкой», отец обратил внимание на младшего сына. Что бы в семье не вырос преступник, шалуна наконец-то определили в школу кэмпо. За время обучения  Тёки сменил много школ и мастеров-наставников, из-за своего необузданного нрава и из-за невероятной тяги к уличным потасовкам. Дошло до того, что улицы и развлекательные заведения пустели при его появлении. Тёки избегали и считали сумасшедшим. На самом деле он был более чем здрав, к тому что он изучал, относился очень вдумчиво, критически, избирательно. Слишком часто оказываясь в положении изгнанника, он имел возможность осваивать навыки без давления авторитетов. Склонность к авантюрам, позволяла просеивать знания через сито целесообразности. И, конечно же ум и талант и, воистину сумасшедшая работоспособность. В результате, каратэ, которое демонстрировал Мотобу Тёки было лишено обрядности, шаблонности и предсказуемости. Его стиль отличался жёстким отношением к противнику, до жестокости. Впрочем, вполне обоснованной, когда речь идёт, например, о спасении жизни. И вот этот человек, в начале двадцатого века приехал в Японию и подобно древнему самураю, занялся поиском достойных соперников. Являлся в какую либо школу дзю-дзюцу, бросал вызов и побеждал. Конечно же, Мотобу Тёки, хоть и был самым ярким представителем окинавского стиля в Японии, но не был единственным, кто пропагандировал каратэ в Японии. Не сразу, но всё же на каратэ обратили внимание и оценили, да так, что по популярности оно обошло родное для японцев джиу-джитсу. Получился феномен: проверенная  веками, в прямом смысле, система уступила «инородцу» абсолютно неизвестному. Но, не всё так просто.

   Каратэ появилось на острове Окинава. Долгое время остров был самостоятельным королевством, которое платило дань китайскому императору и японскому императору то же. Существует легенда о том что японские самураи ( впрочем, других самураев не было), так вот, самураи оккупировали остров и, что бы держать жителей в повиновении, изъяли всё оружие и всё что могло служить оружием. На деревню оставили один нож, привязанный к столбу в центре деревни. И вот тогда-то и родилось каратэ. На самом деле всё это было, только обошлось это всё без японцев. Разоружение жителей Окинава, провёл свой, местный король из династии Сё, в 15 веке. И мотивы его поступка, вполне объяснимы. Население Окинава было разнонациональным: японцы, китайцы, выходцы из Малайзии, с Филиппин. Остров был разделён на кланы и кланы эти ожесточённо между собой воевали. И король предпринял шаги к примирению своих подданных . Именно в этот период занятие рукопашным боем ушло в подполье. И находясь в нелегальном положении, в условиях конспирации, скрываясь от гос. чиновников на Окинава сформировалось два направления рукопашного боя: городской – тэ; и направление, которое развивали крестьяне и рыбаки – кобудо. А ещё, там же, на Окинава существовало и третье направление то-тэ. Тэ – переводится как рука, То – местное произношение китайского термина – Тан – китайская династия 7-10 веков, получается танская, то есть: китайская рука. Вот из этих систем, к началу 19 века, в трёх главных городах Окинава и сложилась система рукопашного боя, известная нам под названием – каратэ (Окинава-тэ), в трёх вариантах: Наха-тэ, Сюри-тэ и Томари-тэ. В конце 19, начале 20 века каратэ ( оно же тотэ, кэмпо) стало выходить за пределы острова Окинава.

     Почему именно в это время, а не чуть раньше, или чуть позже? Ведь не может быть, что бы японцы не знали о существовании единоборств у своих соседей. И даже если, они предвзято относились к людям, то к системам, к методам боя японцы относились очень продумано. Они не стеснялись перенимать что-то хорошее у любых чужаков. И не раз изучали и перенимали приёмы китайских техник. Пожалуй, здесь автоматически напрашивается очень по-детски построенный вопрос: кто сильнее – каратист, мастер джиу-джитсу, или мастер у-шу. То есть: что лучше?. На мой взгляд, совершенно очевидно, что вопрос поставлен не верно. Если бы что-то было хуже, оно бы не дожило до наших дней. Как бы народ не относился ревностно к своим традициям, за сотни лет «не живая», бесполезная традиция забылась бы. Скорее всего дело в историческом моменте. Каратэ, то есть техника рукопашного боя с острова Окинава, принялась в Японии в очень значимый момент: в «век перемен». В 1868г. – буржуазная «революция» Мэйдзи. Япония избрала путь приобщения к техническому прогрессу, к техническому переоснащению. Вспомните фильм «Последний самурай», как раз об этом. В 1871г. Указ о роспуске самурайских дружин. В условиях применения новых вооружений, старая система, в наибольшем объёме, оказалась бесполезной. Воинская система Бу-дзюцу оказалась не востребованной. К чему латная копьеносная конница при артобстреле, или перед лицом развёрнутого танкового строя? Джиу-джитсу (дзю-дзюцу) являлась вспомогательной системой в едином комплексе Бу-дзюцу. И, надо признать, в своё время, этот комплекс ( командование, разведка, шпионаж, коммуникации, сигнальная система, воинское искусство и многое другое), все эти знания, весь этот опыт был  великолепен. В определенных пределах комплекс живо и своевременно реагировал на изменения. Развитие огнестрельного оружия ( так же как в других странах), привело к отказу от латных доспехов. И вот тут начал расти интерес к дзю-дзюцу. К 19 веку джиу-джитсу достигло своего расцвета, но, «век перемен». Начался кризис. В том виде в каком система рукопашного боя находилась, она существовать больше не могла. Мастера оставались без работы, школы начали закрываться. Начались поиски новых путей, нового смысла. Первым нашёл решение Кано Дзигоро. Он понял, что главное не обучение искусству воина, главное – совершенствование себя, обрести уверенность в себе и достичь равновесия, гармонии в этом мире. То есть, цель не выход на улицу, или на поле боя, цель познать самого себя, свои возможности, способности. Так  слово Дзюцу – метод, способ,  было заменено на современное – До – путь. Вроде бы неуловимая перемена, но поменялось всё. И мир познакомился с Дзю-до. А чуть позже, Морихэй Уэсиба представил Айки-до. То есть – «авторские программы». А в каратэ этот момент уже прошёл, в каких-то стилях лет сто назад, в каких-то ещё раньше. Уже прошёл период «отцов-основателей», шла «шлифовка» учениками последователями. Мне думается всё дело не в том, что лучше или хуже, всё дело в фазе развития. Не случайно айки-до, после основателя Морихэя Уэсиба разветвилось на несколько направлений. Это нормальный процесс молодого явления.

 В конце 80х годов, Юрий Сенкевич, в своей программе «клуб кинопутешествий» осуществил грандиозный проект: обзор всех (или почти всех) стилей восточных единоборств. По прошествии стольких лет, двадцать с хвостиком, какие-то детали, конечно же не припомню. Но, помню ощущение ото всех стилей, что смотрю что-то единое, «родственное». Из общего ряда кадров, запомнилось и весьма ярко, четыре момента: тайландские фехтовальщики ( не запомнил термин). Казалось невероятным, что у человека может быть такая внимательность и реакция. Как они реагируют на эти мелькания стальных клинков? Запомнились кадры о мастерах джиу-джитсу. Сказать, что их показ смотрелся эффектно, значит ничего не сказать. Китайская техника Тайцзи-цуань, владение энергией «ци». Даже если на человека уложили фальшивый бетонный блок, даже если из пенопласта и били резиновыми кувалдами, стекло на котором лежал человек было настоящим. И после всех ударов, человек оказался без порезов – вообще! Если же признать, что на битое бутылочное стекло, ложился живой человек, на него укладывали небольшой, но бетонный блок и разбивали этот блок в две кувалды… По-моему, всё остальное человечество (мы с вами) всю жизнь, что-то не то делаем, не тем занимаемся, не там ищем.

    И, наконец фильм о демонстрациях основателя айки-до Морихэя Уэсиба. То, что я увидел, учитывая, что это не дубли, а любительская съёмка, в живую, иначе как фантастика назвать нельзя. Его плавные движения никак не сопоставлялись с производимым эффектом. Трудно ожидать, что от плавно-неспешного движения противник рухнет как от  «хорошего» удара. Особенно если добавить, что бьёт седой старичёк с беленькой бородкой, а противник – молодой, здоровый парень явно не с улицы.

   Та самая ожившая сказка. Напали враги на беззащитную деревню. Режут, грабят, убивают, жгут… И вдруг появляется седой старичок  с посохом в старческих руках. И говорит врагам, мол: «стойте». А те лишь смеются. И тогда взмахнул старичок своим посохом и закружился посох, завертелся, сам по себе. И перебил всех врагов волшебный посох. А как же иначе? Откуда у старика силы руками-то? Остаётся одно – колдовство.

 Может так и родились все сказки? В том числе и наши… Вспомните сцены, в которых русский богатырь бросается в гущу вражеского войска: «Махнёт один раз – улица, махнёт другой раз – переулочек…»

   Но, мир боевых искусств хранит в себе ещё не один повод для сказки. В описаниях различных школ восточных единоборств, указывается, что владелец школы готовил себе приёмника и передавал ему все свои секреты. Упоминается, что лучших учеников, очень немногих, из потока десятилетий, допускали к секретному разделу.

    Секретные разделы, тайные приёмы. Встречаются упоминания о их существовании в самых различных стилях единоборств. Но, здесь повторяется ситуация, как с информацией о единоборствах в Советском Союзе: легенды, слухи, практически сказки. Во всяком случае, мне, в отношении единоборств – рядовому обывателю, точная информация не попадалась. Единственно, исповедуя принцип: дыма без огня не бывает, можно делать вывод, что такие разделы есть. Для подтверждения этого можно привести в   качестве примера – цигун боевой. Этот стиль использует  внутреннюю энергию «ци». Путём физических и психических тренировок «крепость тела» доводится до состояния, когда о тело разбивают кирпичи. Можно представить, как смотрится мастер этого стиля в бою? А кроме этого, вырабатывалась способность кожи сопротивляться уколам и порезам. Это я видел в фильме – демонстрации стиля тайцзи-цуань, который то же использует энергию «ци». К этому можно прибавить искусство «харагэй» - способность «видеть» спиной. Это уже из японской системы синоби-но-моно (в  двадцатом веке ей дали имя – ниндзя). Есть упоминания о том, что некоторые школы Бу-дзюцу владели методом обучения гипнозу (!), и ударам – замедленной смерти. Вот мы и подошли к китайскому стилю дим-мак. Искусство поражения нервных центров. В ключает в себя три ступени: Дим-чинг – поражение близко лежащих нервных центров, сухожилий, суставов. Вторая ступень – Дим-сюэ., атака на кровеносные и лимфатические сосуды, дыхательные пути, жизненно важные органы. И высшая ступень – Дим-мак, это уже работа с энергией человека. «Для самообороны вполне достаточно Дим-чинг. Для убийства годится Дим-сюэ. Человек, овладевший Дим-мак, скорее всего, никогда не применит его, так как уже избавился от необходимости драться, и унесет свои знания с собой в могилу, поскольку практически невозможно передать кому бы то ни было опыт личного переживания единства с Космосом. Конечно, есть общие методики достижения этого уровня, но каждый мастер выполняет их по-своему: Малейшая ошибка — и прием не сработает, а то и обернется против самого бойца. Дим-мак — «атомная бомба» ушу: его не всегда выгодно использовать. …» Это цитата из безымянной(почему то)  статьи с сайта  «боевой дух» www.battlespirit.ru . 

    Если смотреть документальные репортажи и хроники спецслужб, то всё выглядит как-то просто, очень быстро и буднично. Сравнивая с ними, с профессионалами, всё о чём я написал воспринимается, действительно, как сказка, миф, дым, но может, всё же дыма без огня… 


Рецензии