3. Вскрытие неизвестности

Примечание: Это 3-ья глава моей книги "В тени дождя...". Другие главы вы можете найти в одноименном сборнике на моей странице.

2. Новая жизнь: http://www.proza.ru/2011/04/28/663


3. Вскрытие неизвестности

Мне предстоит сделать первое вскрытие на должности врача в этом городе. Когда я приехал сюда мне говорили о том, что это также будет входить в мои обязанности. Не знаю почему, но тогда я не решился спросить по какой причине этим должен заниматься именно я, а не патологоанатом.
Вскрытие для меня было одной из самых страшных процедур. Пытаться залезть внутрь человека все равно, что пытаться увидеть его грязные тайны, скрываемые на протяжении жизни от окружающих.
И вот я стою и смотрю на того, кто всего лишь день назад жил, дышал, мыслил, а теперь его просто нет. Здесь осталась только внешняя оболочка, которую через несколько мгновений разрежет острый хирургический скальпель для того, чтобы попытаться узнать то, что знает мертвец, но никогда не сможет рассказать.
Двое полицейских ожидали результатов наверху, попивая больничный чай и заигрывая с медсестрой. Самое интересное то, что она нисколько не была против подобного флирта, не смотря на обручальное кольцо на пальце. Когда я увидел ее впервые, она показалась мне слишком строгой для своих двадцати двух лет, однако теперь мне удалось рассмотреть ее совершенно в другой роли. Да черт бы с ними со всеми, пусть делают, что хотят – у меня сейчас совсем другая цель.
Покойный лежал передо мной слегка укрытый какой-то тряпкой. Вокруг был только холод и тишина. Его лицо, как и лица всех мертвецов, чьим вскрытием я занимался, казалось мне добрым и счастливым. С одной стороны могло показаться, что он спит, а я пришел для того, чтобы нарушить его покой. Когда-то у него было имя. Если верить документам, то его звали Чарльз Берингем.
Чтобы оставаться здесь спокойным и хладнокровным необходимо обладать сильным характером. Сколько бы я ни и пытался соблюдать спокойствие, но внутри меня пробирала дрожь.
Я стоял в старом рваном больничном халате, а рядом лежали различные инструменты, бывшие ни раз в употреблении. Позади лежало тело молодой девушки, которой, как мне кажется, было около двадцати лет, а в противоположном углу лежал сморщившийся старик с густыми седыми волосами.
Из четырех сердце в этой комнате стучало только одно – мое. Многие врачи, еще когда я учился, говорили мне: «Если тебе придется делать вскрытие, то относись к человеческому телу, как к куску мяса, которое необходимо изучить». Как можно так относиться к тому, кто также как и ты мечтал, любил и страдал? Может быть, со временем я смогу изменить свое отношение, но только не сегодня.
Насколько же отвратительно осознавать, что однажды и ты сам окажешься на столе патологоанатома, который будет резать тебя для того, чтобы точнее установить причину смерти. Но ничего не поделаешь – это наша судьба. К большому сожалению, мы все смертны, и рано или поздно наши родные и близкие, стоя возле гроба, будут прощаться с нами.
Я взял в руки скальпель, на секунду закрыл глаза и перевел дыхание. Отступать некуда, нужно делать свою работу.
Его плоть легко сдалась под напором острой стали. В какое-то мгновение мне показалось, что это я лежу на столе, а другой врач копошиться во мне, пытаясь что-то найти. Меня бросило в пот.
Спустя какое-то время дело было сделано. Я стоял у раковины и тщательно мыл руки.
- Доктор, можно зайти? – послышался голос из-за двери.
- Да, конечно.

Дверь слегка приоткрылась и появилась голова полицейского в фуражке. Он оглядел помещение, но входить не стал.
- Что же Вы? Проходите.
- Да нет, мне и тут не плохо. Не переношу вид покойников.
- Как же тогда вы работаете в полиции?
- До сегодняшнего дня мне удалось избегать столкновения с ними.

Все понятно – канцелярская крыса, всю свою жизнь посвятившая сидению в участке и разнообразной писанине.

- Доктор, я хотел спросить, когда можно будет узнать результаты?
- Подождите еще немного, и я сам к вам приду и все расскажу.

Полицейский кивнул, улыбнулся и его голова вновь исчезла за дверью. Удивляют меня все эти люди. Если в детстве казалось, что полицейский – это образцовый гражданин, следящий за тем, чтобы каждый из нас мог спать спокойно, то, что можно сказать видя вот таких серых людей как тот, чью голову я лицезрел несколько минут назад? Не хватало еще чтобы в их рядах появились люди, которые, смущаясь и краснея, будут заявлять, что никогда не оденут форму полицейского, потому что это не модно и будут настаивать на том, чтобы к ней приделали побольше кружев.
Я домыл руки, снял этот чертов рваный халат и пошел искать наших блюстителей закона. Они сидели все там же месте вместе с медсестрой, только теперь медсестра сидела между ними на диване и наиграно смеялась над их шутками, при этом все ближе прижимаясь к одному из полицейских.
Завидев меня, она в ту же секунду вскочила со своего места, поправила юбку, поднявшуюся слишком высоко, чуть ли не до пояса, и вернулась на свой пост.
 - Наконец-то, Доктор! А то мы и не надеялись Вас уже увидеть.
- Это Вы зря. Ну что могу сказать по поводу вскрытия… Причиной смерти стало сдавливание дыхательных путей, однако он бы и так умер из-за алкогольного отравления. Судя по повреждениям зубов и горла, алкоголь был влит в него насильно. Так же в желудке мне удалось обнаружить 2 медные монеты. А почему они там оказались это уже вопрос к Вам.

Полицейские переглянулись, будто решая стоит мне говорить или нет, но потом один из них вздохнул и сказал: «Я думаю Вам можно сказать. Все равно газетчики рано или поздно все узнают. Рядом с его телом мы нашли записку в конверте. В ней говорилось о том, что две монеты не встанут на пути у нового хода вещей».
- Похоже, что он просто задолжал кругленькую сумму кому-то, и его убрали, подстроив так, чтобы мы думали на нашего серийного маньяка. Правда судя по рассказам его соседей он был беден и постоянно занимал денег у них, - изрек полицейский и широко заулыбался.
- А в чем логика?
- Какая логика, Доктор? Все просто. Он мешал и его убили.
- То есть по-вашему его убили те, кому он должен был деньги. Тогда отсюда вопрос: Как получить свои деньги назад, если должник мертв?

Полицейские стояли и смотрели на меня широко открытыми глазами. Неужели они настолько глупы, что сами об этом не подумали? Вот и доверяй после этого этим увальням защищать свои права и покой.

- Нет, Доктор, Вы не правы. Убийцы не настолько умны!
- Конечно, вскроешь череп, а там пусто. А теперь извините меня, но мне пора, - сказал я с сарказмом, кинул результаты вскрытия на диван и пошел в раздевалку.

Вот же идиоты! Лучше бы честно сказали, что не хотят, чтобы у них висело еще одно нераскрытое убийство, поэтому свалят его на какого-нибудь беднягу и дело с концом. Хоть бы немного попытались подумать головой, может хоть чем-то бы помогло.
Маленькая раздевалка для врачей уже давным-давно пропахла различными лекарствами и хлоркой, которой уборщица драила здесь все дважды в день: рано утром на рассвете и поздней ночью, когда солнце уже уходит на другую сторону земного шара.
Я безумно устал. Вроде бы не произошло ничего, что могло заставить чувствовать себя настолько разбитым, однако у меня даже не было сил, чтобы переодеться. Я сидел и наблюдал за маленькой назойливой мухой – она с бешенной скоростью носилась по всему помещению. В какое-то мгновение я почувствовал, как начинаю засыпать. Я не стал противиться сну, а просто поддался ему.
- Доктор, просыпайтесь! Вам просили передать, что будут ждать вас в кафе через дорогу, - разбудил меня чей-то мужской голос.
От неожиданности я подскочил на месте и огляделся по сторонам, но рядом никого не было, и только входная дверь с легким скрипом закрылась.
Назойливая муха сидел на краю моего халата и начищала свои лапки. Это был, пожалуй, лучший момент для убийства, только мне не хотелось убивать ее. Еще несколько секунд я посмотрел на это безмозглое создание и просто согнал ее рукой.
Переодевшись, я вышел на улицу. Осенний ветер гонял по дороге золотые листья. Как-то уж очень быстро в этом году пришла осень. Все вокруг буквально пропитано ей – это воздух, дома, люди. Шелест листвы под ногами дарил мне совершенно непонятную радость и покой. Я почувствовал себя как в детстве, когда каждый из нас, бегая в этом золотом ворохе, ногами стремился подбросить вверх как можно больше листьев. Такая мелочь, а столько счастья.
Прямо через дорогу от больницы располагалось небольшое уютное кафе, выполненное в строгом классическом стиле. На вывеске красовалась надпись: «Догорающая свеча». Пока еще было не очень холодно, на улице все еще работала летняя веранда, а в углу на маленькой сцене на скрипке играл мальчик лет пятнадцати. То, что он играл, очень было похоже на Моцарта, хотя я со своими познаниями в музыке вполне могу спутать классику и местные частушки, поэтому не стоит судить об этом.
Я перешел дорогу и остановился. Странное чувство, что за мной кто-то следит, пронеслось по всему телу. Я обернулся, но никого не увидел. Люди все так же шли вдоль по улице, погруженные в собственные мысли и проблемы.
Садиться на веранде я не решился и поэтому прошел внутрь. Там было очень тепло. Официант проводил меня за столик возле окна, принял заказ и удалился. Я всегда любил сидеть возле окна и смотреть на улицу, следить за людьми, погодой. Из больницы вышел Владимир Волков. Судя по рассказам прекрасный врач и интересный человек, но с очень тяжелым характером. За пару наших с ним коротких встреч мне не удалось пообщаться как следует, однако было чувство, что меня он определенно невзлюбил. Он быстро спустился по ступеням и широкими шагами пошел вверх по улице, укутываясь в черный шарф.
В голову вновь ворвались мысли о сделанном мной вскрытии. Интересно все-таки кто и почему убил этого бедолагу. Версия полиции нисколько меня не воодушевляет – здесь должно быть что-то другое. И даже для маньяка такое убийство совершенно бессмысленно, только если за ним не скрывается что-то более важное, чем просто смерть. 
Мне на плечи опустились женские руки и я услышал знакомый голос: «Здравствуй, Саймон. Как поживешь?»
Женщина обошла меня и села рядом на стул. Это была Мария – еще одна моя соседка.
- Все в порядке.
Высокая стройная женщина лет тридцать с большими зелеными глазами и длинными черными волосами. Несмотря на то, что она была замужем, ее постоянно тянуло на новые любовные приключения, жертвой которых стал и я несколько дней назад. Честно говоря, для меня это было одним из самых запоминающихся моментов в жизни. Мария была одной из тех женщин, в которых влюбляешься с первого взгляда. Через какое-то время начинаешь понимать, что это в первую очередь всего лишь желание владеть ей, но это нисколько не ослабляет той бури, что кипит внутри. Каждый раз, когда я встречал ее, то не мог оторвать глаз. Она, конечно же, заметила мой интерес к ней и впоследствии этим воспользовалась. К своему большому удивлению, на следующее утро я проснулся совершенно спокойным, осознавая, что та безумная тяга к Марии прошла.
И вот сейчас она сидела напротив меня и внимательно с улыбкой на лице смотрела мне в глаза.

- В порядке? Ты уверен. Такое чувство, что ты чем-то обеспокоен
- На самом деле ничего особенного. Просто сейчас был на вскрытие и сижу обдумываю результаты.
- И что именно тебе не дает покоя?
- Вопрос: почему убили этого человека. А теперь еще появились вечные вопросы о том, почему мы вообще калечим друг друга и не можем просто жить в мире.

Закончив фразу, я понял, что зря сказал это. Я показал свою слабость, а Мария только этого и ждала. Она очень хорошо играет на слабостях людей, что позволяет ей оказаться на голову выше своего собеседника. Она громко засмеялась, как будто я сказал что-то безумно глупое и бессмысленное, провела рукой по моей не бритой щеке и покачала головой.

- Мой дорогой Саймон, твои мечты об идеальном мире, где никто не будет стоять на пути у других, и когда все «Злодеи» будут уничтожены, никогда не осуществятся. Ты как ребенок, который хочет полететь в небе, просто спрыгнув с крыши. Люди эгоистичны, и если ты хочешь выжить среди них, то нужно научиться жить ради себя.

Ее слова ударили меня будто нож, потому что я никогда не разделял взгляды так называемых реалистов. Она сделал это так искусно, что я не смог удержаться, чтобы не ответить ей.

- Ни один человек на земле, - продолжила она, - не пойдет ради тебя на край света…
- Это ты так думаешь, - возразил я, но она продолжила говорить, как ни в чем не бывало.
- Это не я так думаю, это так и есть. В течение всей жизни никто не был готов ради меня на все за исключением таких глупых романтиков как ты, которые отступают тогда, когда то о чем они говорят, осуществляется действительности.
- Если ты не встречала по-настоящему хороших людей, то дело в тебе, то есть это ты притягиваешь да и сама с радостью падаешь в объятья негодяев.
- Конечно, всегда есть исключения из правил, только это не доказывает, что правило неверно.
- Я никогда не смогу согласиться с тобой. Чтобы ты ни говорила, но однажды мир станет по-настоящему добрым, только уже без нас. Если же этого не произойдет, как ты меня уверяешь, то рано или поздно мы уничтожим друг друга. – твердым голосом сказал я.

Я не стал смотреть Марии в глаза, а с деловым видом повернулся к официант, который подошел в этот момент. Когда я шел сюда, мне очень хотелось выпить просто горячего чая, но после столь милого диалога я заказал кофе по-ирландски.
Мария сидела и смотрела на меня, тихонько стуча ногтями по столу. Ее всегда раздражало, если кто-то не соглашался с ней и тем более противоречил. Мне было очень интересно узнать, что она теперь скажет мне. После долгой паузы я решил сам прервать молчание: «Только скажи, для чего ты позвала меня сюда?»
- Я? – удивленно спросила она. – Я не звала тебя. Я случайно увидела тебя, заходящим в кафе, и решила перекинуться парой теплых слов. Как вижу, это не очень получилось.

Очень странно. Если не она ждала меня в кафе, то кто. Я оглянулся по сторонам, но никакого знакомого или подозрительного не увидел. За соседним столом сидела пожилая пара, а у барной стойки сидел молодой парень лет восемнадцати.

- Саймон, я не буду вступать с тобой в долгие бессмысленные споры – это совершенно бесполезно. Однажды ты проснешься в своей квартире в полном одиночестве без денег и желания жить, только потому, что ты стремишься верить в то, чего не существует, - она встала из-за стола. – Пользуйся тем, что имеешь и имей то, чем пользуешься – только тогда ты будешь счастлив…Хотя знаешь, ты ничуть не лучше тех, кого осуждаешь.
- Почему? – спросил я, но она, не ответив, пошла к выходу.
Не знаю почему, но она на секунду остановилась и задумалась, опустив голову: «Саймон, ты просто ответь на один вопрос: ради чего ты приехал работать в этот город, оставив родной дом и своих близких?»
Она еще раз посмотрела на меня, улыбнулась и, не дожидаясь ответа, вышла из кафе.
Я посмотрел на закрывающуюся дверь и тихо сказал: «Из-за денег…»


Рецензии