Свеча за упокой мистический триллер ч. 9

© Скрипкина  Елена  Владимировна, 2005 г.



                ГЛАВА  9

Агафья была в страшном, безудержном бешенстве, в каком она уже не была много лет, и она обрушила на голову подвернувшейся под руку смиренной Евдокии. Компаньонка обиженно поджала губы, всем своим видом показывая, насколько она оскорблена и молча вышла, беззвучно жуя губами то ли молитвы, то ли проклятия. Агафья кипела оттого, что впервые за многие годы жертва посмела оказать сопротивление.

Старуха чувствовала, как крепко сплетенная вокруг этой девицы паутина, слабеет, и та вот-вот сорвется с крючка. Агафья понимала, что сила, противостоящая ей на этот раз, значительно более могущественна, чем ее собственная. Только ее обладательница, очевидно, сама еще не понимает и не знает, кем она является.

Жизнь старухи неумолимо приближалась к концу. Она ощущала это каждой клеточкой своего немощного тела. Агафья уже привыкла к ежевечерним наплывам тьмы. С каждой ночью она с неумолимостью судьбы все ближе подползала к старухе, и та понимала, что совсем близок день, когда тьма опустится окончательно, и для нее закончится сегодня, но уже никогда не наступит завтра. Нет, она не хотела и страшно боялась уходить в мир иной, не оставив после себя преемницы. Ведь старуха так и не успела узнать, чем это ей грозит, а незнание пугает гораздо больше самой страшной правды. Поэтому она боялась, боялась до умопомрачения, ведь впереди у нее пока маячила именно неизвестность. Что могло ждать ее там – за чертой? Об этом не хотелось даже думать.

Совсем недавно она пыталась призвать к себе девицу и заставить ее выполнить свою волю, но то ли сама уж совсем обессилела, то ли та интуитивно отказывалась от ее дара, только Агафья пока так и не смогла реализовать свой замысел полностью. Он остался незавершенным и повис в воздухе со звуком оборвавшейся струны. Старуха снова и снова крутила в руках тонкий серебристый шарфик, стараясь настроиться на нужную волну и хорошенько сконцентрироваться. Но ей это никак не удавалось, и Агафья злилась еще больше.

Евдокия слегка приоткрыла дверь, просунув голову в образовавшуюся щель. Даже не видя компаньонки, старуха почувствовала, что на лице у нее было то же самое постное и обиженное выражение.

- К тебе пришли. Будешь принимать или злиться дальше? – отрешенно осведомилась компаньонка.
- Пускай заходит, - недовольно буркнула Агафья, пряча шарф под плед, которым были укрыты ноги. В конце концов, любой клиент это – деньги, а от них только дураки отказываются. Даже сейчас, в преддверии смерти, понимая, что не сможет взять их с собой в могилу, она по-прежнему любила деньги больше всего.

Дверь открылась шире. В комнату проскользнул знакомый силуэт. Ха, старая знакомая, может, она сможет хоть чем-нибудь помочь?
- Ты довольна тем, как идут дела? – профессионально зловещим шепотом спросила старуха.
- Да-да, конечно, с ней все идет прекрасно, - послышалось из угла.

Клиентка не очень умна. Она еще не понимает, что все идет совсем не так, как они планировали. Была бы поумнее, или повнимательнее, давно пришла бы с претензиями. Ну что же, такая – она Агафье больше не интересна.

- Тогда, зачем ты пришла? – надо постараться содрать с клиентки побольше денег и забыть о ней навсегда. Навсегда – это слово с некоторых пор стало пугать Агафью своей невозвратной завершенностью.
- У меня возникли кое-какие проблемы, - тихо заговорила женщина. - Кажется, мне угрожает опасность.
- Хочешь узнать свое будущее? – усмехнулась старуха. Это для нее проще простого.
- Да, хотелось бы, - по легкому движению воздуха Агафья поняла, что клиентка сопроводила слова энергичным кивком.
- Пятьдесят, - старуха назвала совершенно стандартную сумму, которую брала со всех желающих проникнуть в тайну того, что их ждет в будущем, непроницаемо скрытом от глаз обычного смертного за завесой тайны.
- Долларов? – изумленно переспросила клиентка.
- Конечно… Ну, если для тебя это дорого, могу немного сбавить, скажем, до тридцати, - все-таки сжалилась Агафья. - Это тебя устроит?
- Устроит, - тихим эхом послышалось из угла.

- Подвинься ближе ко мне, - приказала старуха. Послышался стук переставляемого стула. - И дай руку, - она протянула свою ладонью вверх и почувствовала, как в нее легла ледяная, влажная и слегка вздрагивающая рука, напоминающая лягушачью лапку. Агафья вздрогнула от отвращения, но прикрыла глаза и сосредоточилась. То, что она увидела, озадачило ее. Здесь все не так просто, а с какого-то момента и вообще – полный туман. Старухе никак не удавалось проникнуть сквозь него, как она ни старалась. «Ладно, попробую ограничиться тем, что есть», - Агафья открыла глаза и заговорила хорошо отработанным голосом профессиональной гадалки - прорицательницы.
- В прошлое лезть не будем, ты его и так знаешь. Что же касается ближайшего будущего… Около тебя два мужчины. Один, который совсем близко от тебя, скоро уйдет из твоей жизни навсегда, - старуха скорее почувствовала, чем услышала судорожный вздох, который издала клиентка.
- А вот второй… Он очень опасен для тебя, очень, - еще раз повторила Агафья. - Именно от него тебе угрожает смертельная опасность, но ты сумеешь избежать ее, с помощью женщины, - старуха заколебалась на мгновенье, прежде, чем продолжить, но все-таки сказала правду, - той самой женщины, блондинки с фотографии.

Послышалось изумленное восклицание клиентки, она явно не ожидала помощи с этой стороны. Но для самой Агафьи это уже не было сюрпризом. Сейчас она хорошо поняла, с кем имеет дело.

- В общем, не вижу я для тебя близкой смерти, - старуха попыталась закруглить концовку, надеясь, что успокоенная клиентка не обратит внимания. Но она ошиблась.
- А дальше? Что со мной будет дальше? – на удивление решительно спросила та.

Агафья всегда дорожила своей репутацией и старалась не обманывать клиентов, но в данном случае вопрос поставил ее в тупик. Старуха не знала, как на него ответить, а врать не хотелось. Немного подумав, она выбрала компромиссный вариант:
- Сейчас твое будущее еще не определилось. Наверное, в большей степени, оно зависит от тебя самой. Когда завершится эта полоса жизни, приди ко мне еще раз. Возможно, тогда я смогу тебе ответить.

Если клиентка и была разочарована, то никак не показала этого. Агафья услышала, как зашелестели деньги, которые та доставала из кошелька. Потом послышались удаляющиеся шаги, бормотанье Евдокии в прихожей и звук закрывающейся входной двери. Агафья опять достала серебристый шарфик и постаралась сосредоточиться. Должно же у нее, наконец, хоть что-то получиться! Даже если придется посвятить этому несколько дней, она добьется своего, обязательно добьется!

Выйдя от старухи, Светка поежилась, несмотря на теплый день, почему-то в присутствии гадалки ее начинал колотить озноб. Нельзя было сказать, что сегодняшнее посещение прошло удачно, но и совсем бездарным оно тоже не было. Главная мысль, которую вынесла из неприветливого дома старой ведьмы – она останется жива,  обошлась ей в тридцать долларов. Почти тридцать сребреников, мелькнула в Светкиной голове неприятная мысль. Но на таких мелочах не стоит заострять внимание. Главное – Хасану ее не достать, а это важнее всего. Она улыбнулась своим мыслям и быстрым шагом направилась к шоссе.


Марьяна, чертыхаясь и бормоча все проклятья, которые приходили в голову, расположилась за необъятным столом в бывшем кабинете Магомеда и старательно вникала в то, что можно было назвать ведением дел. К этому времени она уже нисколько не сомневалась, что Хасан, так же, как и она, ничего в этом не смыслит. Правда, он старался делать вид, что просто не хочет загружать ее. Часто заходил к ней поздно вечером, усиленно листал папки, что-то невразумительно бормотал себе под нос, а потом снова начинал убеждать, насколько все это сложно и не ее ума дело. Пытался даже какие-то подарки притаскивать.

Марьяне с огромным трудом удалось уговорить его так не поступать. Хасан сделал вид, что обижен отказом, удалился и больше не появлялся. Решив, что он поставил ее на выдержку, Марьяна обрадовалась и успокоилась. К бухгалтерам из холдинга Магомеда она обращаться не хотела. Хасан мог их так запугать, что они ей не слова правды ни сказали бы. Но одной ей все равно  с этим никак не справиться.

Внизу послышался звонок и приглушенные голоса. Марьяна с удовольствием потянулась и вышла на лестницу. Перед дверью, как тетерева на току, топтались экономка и Олег. Та помнила, что Марьяна постоянно отказывалась его пускать и упорно держалась той же линии. Внезапно Марьяну озарило. Вот, кто поможет ей разобраться с делами. Олег – человек образованный, занимается бизнесом, но в тоже время, как бы со стороны. Он скоро уедет в свои заграницы, поэтому вряд ли стоит ожидать какой-либо намеренной подставы. Переступив через себя, Марьяна пригласила его в кабинет и не пожалела.

Конечно, несколько лет, проведенных за границей, несколько выбили Иванова из колеи, и многих новых законов он не знал, но это уже было делом техники. Потом можно уточнить детали у знающих людей. Но это потом, а сейчас Марьяне требовалось понять все хотя бы в общих чертах. Олег сумел объяснить ей, как читать баланс, на что обращать внимание в уставных документах, с помощью каких ухищрений для снижения налогов пряталась истинная прибыль и где искать нужные цифры.

Иванов, объясняя все Марьяне, только теперь начал догадываться, что она абсолютно не в курсе, для чего он находится здесь. Олег видел, как Хасан по нескольку раз в день навещает цех и явно собирается прибрать его к рукам. Краем уха он слышал, как чеченец с Денисом уже обсуждали поездку в Москву, которая должна состояться в следующем месяце, для встречи с каким-то заграничным представителем.

Нет, химику это совсем не нравилось, но свои деньги он получал исправно, хотя после стычки на кладбище они больше не разговаривали. Иванов, по природе своей не будучи бойцом, ожидал, что для него такая смена хозяина может обернуться очень печально. Марьяна в качестве партнера по всех отношениях устраивала его, как нельзя лучше. И он решил рискнуть.

- Мне кажется, Хасан тебе не обо всем сказал, - внезапно заявил он.
- В каком смысле? – не поняла Марьяна.

Ударно поработав в течение всего дня, к его завершению они уже уютно устроились в гостиной с чашечками кофе. Марьяна была очень благодарна Олегу за помощь, но сейчас она устала, и ей совершенно не хотелось опять лезть в дебри Хасановых интриг.
- Здесь не все, скажем так, предприятия, которые теперь тебе принадлежат, - уточнил химик.
- Да? – Марьяна сладко зевнула, из последних сил борясь с подступающей дремотой. Не помогал даже крепкий кофе. - Что же он замылил для себя?
- Самое доходное производство, - Олег позволил себе несколько покровительственно улыбнуться.
- А что сейчас самое доходное? – лениво процедила Марьяна.
- Наркотики, - кратко ответил Иванов, но он никак не ожидал такой реакции.

Марьяна неожиданно побледнела. Она так сжала зубы, что даже кожа на скулах натянулась. Губы превратились в тонкую бесцветную линию. Глаза, сначала изумленно раскрылись, но почти сразу угрожающе сощурились, полыхая недобрым огнем, даже зрачки сузились так, что превратились почти что в точку. Весь ее вид говорил о том, что она едва сдерживает бешенство. Несколько минут Марьяна не могла говорить. Ее рука с чашкой кофе замерла на полпути. Казалось, она даже дышать перестала. Олег  испугался такой неадекватной реакции на, казалось бы, самую обычную информацию.
Наконец, Марьяна моргнула, вздохнула, донесла чашку до рта и сделала большой глоток, но даже после этого голос ее прозвучал неожиданно хрипло:

- Ты хочешь сказать, что Магомед занимался и наркотой тоже?
- С недавних пор. Для этого меня и пригласили, я же по основной специальности – химик, и знаешь, даже, между прочим, неплохой. Вообще-то их основной офис в столице. А сюда для присмотра за производством Дениса прислали, потому что само производство выгоднее было устроить подальше от людских глаз. Вот москвичи и выбрали ваш город, договорились с Магомедом, а остальное ты знаешь.

Рассказав все, Олег выжидающе уставился на Марьяну. Хотя прошло уже довольно много времени, она продолжала неглубоко и часто дышать, что явно указывало на испытываемое ей волнение. Преображение Марьяны поразило Иванова до глубины души. Олег все никак не мог понять, что в его словах могло вызвать такую реакцию. Он ведь  не сказал ничего особенного. Неужели Марьяна так рассердилась из-за того, что Хасан пытался скрыть от нее лакомый кусок? Не похоже. Иванов сидел, молча уставившись в чашку и только иногда бросал на Марьяну изучающие взгляды. Она продолжала молчать. Наконец, видимо, что-то решив для себя, спросила:
- Вы уже наладили производство и торгуете этим зельем?
- Ну… мы начали производить товар еще когда Магомед был жив. Но пока выпускаем маленькие, пробные партии, и все забирает Москва. Понимаешь, надо завоевывать рынок постепенно. Это совершенно новый товар, наркотик нового поколения, мое ноу-хау. Я сам его изобрел, - Олег по-петушиному надменно выпятил грудь и гордо посмотрел на Марьяну. Вот мол, цени, какой я умный, почти гений. - Сейчас думаем над тем, как его наиболее выигрышно назвать. Ведь при рыночной экономике название тоже имеет большое значение… - Иванов еще какое-то время продолжал развивать эту тему, пока не заметил, что Марьяна отрешенно смотрит в пространство, мимо него. Она его уже совершенно не слушала.

В комнате повисла тишина, которую Марьяна сама вскоре и нарушила:
- А что вы собираетесь делать дальше?
Ее вопрос прозвучал так, будто она относила Олега к числу руководителей производства. Но ведь он всего лишь главный технолог, если можно было так назвать его занятие. Конечно, Иванову было приятно собственное повышение в ее глазах, но он не знал ответа и приходилось говорить правду:

- Я не знаю толком, что они хотят делать. Я ведь там не начальник.
- А кто? Хасан? – голос Марьяны слегка дрожал от еле сдерживаемой ярости.
- Ну да, наверное, сейчас Хасан на пару с Денисом. Они там вместе всем заправляют…
- Хорошо, - прервала его Марьяна, - пусть они, как ты выразился на пару. Но ведь и ты с ними постоянно там находишься. Наверняка же слышал, что они собираются  делать?
- Вообще-то, они не очень со мной делятся, - огорченно вздохнул Олег, замечая, как резко падает его, до последнего времени, достаточно высокий рейтинг. - Но я слышал, что товар скоро выйдет на мировой рынок. В Москву на встречу с ними приезжает кто-то из-за рубежа.
- Я так понимаю, ты хочешь, чтобы все было по-честному и производство для выпуска твоего… гм, изобретения тоже перешло ко мне? – неожиданно мягко почти пропела Марьяна.

Нет, никто не сможет понять женщин, печально подумал Олег. Только что пыхтела и рычала, как рассерженная пума и сразу же мурлыкает, как ласковая домашняя кошка. Кошки такие же загадочные существа, как и женщины. У них очень много общего. Когда он вернется в столь любимый им Люксембург богатым человеком, обязательно заведет себе какую-нибудь редкую породистую кошку. Иванов покосился на Марьяну. В ожидании ответа, она нервно барабанила длинными, острыми ногтями по подлокотнику кресла.

- Да, мне было бы приятнее работать с тобой, чем с чеченцами. Гораздо приятнее иметь дело с культурным и интеллигентным человеком, особенно если он еще и красивая женщина, - тонкая лесть никогда не помешает, особенно, если общаешься с совершенно непредсказуемым женским полом, решил для себя Олег.
- Где же находится это супер доходное предприятие? – теперь голос Марьяны звучал сухо и по-деловому. Иванов немедленно выдал на-гора требуемую информацию. Оказалось, заводик находится в одной из пригородных деревень. Он умолк в ожидании благодарности, но получил скорее холодный душ.
- Я обязательно обдумаю твое предложение. Оно на самом деле исключительно заманчиво. А сейчас я устала, спокойной ночи, - и Марьяна гибким движением поднялась с кресла.

Вылупив глаза, Иванов ошалело уставился на нее. Это был полный облом. Они так мило провели день, поэтому он безусловно рассчитывал на такое же приятное продолжение. И вдруг его грубо выпроваживают, да еще на ночь глядя. Нет, в России совершенно не осталось интеллигентных и воспитанных людей. Грубая, варварская страна. Неразборчиво пробормотав сквозь зубы прощальные слова, Олег несолоно хлебавши отправился в ночь. Марьяна только ухмыльнулась вслед – ничего, переживет. А ей, наверняка, теперь предстоит бессонная ночь. Уж слишком больно за живое, еще практически не зажившее, задели ее слова Олега.


Уже лежа в постели, Марьяна продолжала обдумывать сложившуюся ситуацию. То, что Хасан пытается кинуть ее – абсолютно нормально. Более удивительно, если бы он сразу все сдал, но дело не в этом.  Вступать в открытую конфронтацию Марьяна пока не хотела, да и не могла. Нет у нее для этого сил, за ней никто не стоит. Пока.  Если же она начнет усиленно качать права и окончательно достанет Хасана, то он, будучи вспыльчивым человеком с горячей кавказской кровью, может и прикончить ненароком, даже в ущерб себе.

Взгляд Марьяны с потолка скользнул на стену. По ней причудливо извивались и скользили тени деревьев, легко перепрыгивали с места на место какие-то загадочные огоньки. Внезапно ей показалось, что тени начинают систематизироваться, приобретая более четкие очертания, и эти очертания внезапно сложились в слова из сна: «Иди ко мне…» Марьяна вздрогнула и нервным движением включила лампу на тумбочке. Надпись на стене исчезла, а может ее и не было вовсе? Может она медленно и незаметно сходит с ума?

Нет, нельзя, нельзя думать об этом, а то и правда крыша поедет. Надо заменить разбитое зеркало в ванной… Эта внезапно пришедшая деловая и ясная мысль, все расставила по своим местам. Марьяна успокоилась и потушила лампу.

Ее мысли снова вернулись к Хасану. Нет, не убьет он ее, даже если будет очень хотеть. В первую очередь, он деловой человек. Поэтому, дело для него важнее всего. Вначале он захочет хапнуть все, что она получила от Магомеда. Как? Как Хасан может это сделать? Что-то он слишком смирно себя ведет, терпит ее выходки, пытается делать подарки…

Марьяна вдруг тихо рассмеялась в темноте. Он ведь так пытается за ней ухаживать! Точно, бедная вдова в такой сложный период, как никто нуждается в утешении. И тот кому удастся это сделать, станет для нее самым близким человеком, а там, недалеко и до марша Мендельсона. Марьяна фыркнула. Вот, тогда ее жизнь окажется в самой, что ни на есть реальной опасности. До этого ни-ни, иначе все денежки, вместе с холдингом уплывут в неизвестные руки. А пока Хасан будет беречь ее, как зеницу ока.

Придя к такому, более чем правдоподобному выводу, Марьяна облегченно вздохнула. Ладно, еще денек она поработает с документами, а затем вовсю попользуется своим положением, заняв место Магомеда во главе холдинга. А потом? Потом она съездит в деревню. Очень уж хочется пообщаться с этим мерзавцем – Денисом и увидеть всю эту адскую кухню своими глазами. Теперь понятно, почему он так быстро ее расколол. Еще бы, знаток, будь он неладен, профессионал хренов!

Какое-то время Марьяна еще крутилась в кровати, пытаясь заснуть. И вот в самый тонкий момент перехода от бодрствования ко сну, когда ее мысли были уже далеко, а сознание сместилось на какой-то другой уровень, она снова услышала шелестящие слова: «Иди ко мне…»

Сейчас, уже засыпая, Марьяна отчетливо вспомнила приглашение таинственной старухи, прийти к ней, чтобы получить какие-то огромные возможности, с помощью которых можно управлять людьми. А если старая карга права, и ей стоит согласиться на такое заманчивое предложение? Тогда можно будет по своему усмотрению крутить всеми вокруг – и Хасан, и Денис будут, как миленькие кормиться прямо у нее с руки, а потом благодарно лизать. Какая заманчивая, на первый взгляд, перспектива, однако…

Но вдруг новая мысль резко перечеркнула все предыдущие. Если она согласится на предложение старухи, то что ждет ее там, в незнакомом загадочном мире? Какая-то глубоко запрятанная часть подсознания Марьяны упорно сопротивлялась таинственным словам. Она попыталась проснуться, но почему-то не получилось, и Марьяна окончательно провалилась в глубокий, похожий на гипнотический, сон.


Теперь, в очередном видении, время немного сместилось назад. Марьяна увидела темную улицу и небольшой симпатичный домик, окруженный заросшим садом. Окна дома уютно светились. Сейчас он не вызывал ни малейшего намека на опасность. Все вокруг было мирно и симпатично. Марьяна пошла к нему и очень быстро очутилась около дверей, которые оказались приглашающе распахнуты. Ни секунды не сомневаясь, она шагнула внутрь и, моментально преодолев пространство, встала у порога уже хорошо знакомой комнаты.

Марьяна понимала, что спит и видит сон, но ей совершенно не хотелось смотреть его дальше. Она четко знала – дальше будет нечто плохое. Ей надо обязательно проснуться, потому что совсем скоро она увидит старуху, и та снова начнет уговаривать и угрожать. Но сон вязкой паутиной держал, не отпуская. Во сне Марьяна упорно цеплялась за стены, чтобы не попасть внутрь комнаты. Но сегодня даже дверь не встала у нее на пути. Она просто сразу распахнулась, и Марьяна вновь оказалась перед старухой, мирно дремлющей в кресле.

Почему-то именно сейчас ей вдруг показалось, что если сразу же не выскочить из комнаты, то случится что-то непоправимое. Марьяна закричала и попыталась выскользнуть из комнаты, но, когда она оглянулась, двери уже не было. Перед ней высилась только гладкая стена.
- Не спеши, - услышала Марьяна хорошо знакомый  надтреснутый старческий голос. - Послушай меня. Ты нужна мне. Приди ко мне и у тебя будет все. Откажешься… - старуха опять захохотала тем же страшным угрожающим хохотом, который Марьяна слышала в ванной, - откажешься, тогда пеняй на себя!
- Я не хочу! – изо всех закричала Марьяна. - Не хочу!
- Приди ко мне! – как филин заухала старуха. – Приди! И получи все, что тебе полагается. Ты моя, всегда была моей, ею и останешься!
- Отстань от меня и оставь в покое! – выкрикнула Марьяна и начала царапать ногтями стену, в слабой надежде, что где-то под слоями штукатурки, отыщется дверь, ведущая на свободу.


Она проснулась от настойчивого стука в дверь. Окончательно выбравшись из паутины сна, Марьяна услышала голос экономки, которая спрашивала, все ли в порядке. Пришлось вставать и открывать дверь. Весь проем занимала внушительная фигура пожилой экономки в громыхающей крахмалом немыслимых размеров ночной рубашке.

- Да-да со мной все в порядке. Извините, что разбудила. Просто мне последнее время кошмары начали сниться, - пробормотала Марьяна. - Я что, кричала?
- Еще как. Я уж думала вас убивают, - экономка с недоверием оглядела в комнату и только убедившись, что там никого нет, удалилась, шелестя по пути своим громоздким ночным одеянием.

Марьяна свернулась калачиком и снова закрыла глаза. Наверное, на борьбу с ночными кошмарами ушло слишком много сил, чтобы она могла бодрствовать и дальше, поэтому сон вернулся неожиданно быстро. Только теперь это был тихий и спокойный сон. Обычный сон, как у всех людей.


(продолжение следует)


Рецензии
Разворот событий интригует и захватывает! Читается с интересом! С уважением,

Валентина Шабалина   15.08.2020 01:58     Заявить о нарушении
Валентина, спасибо за интерес к моему творчеству!

С уважением, Алена

Алена Скрипкина   15.08.2020 23:49   Заявить о нарушении