Слайдшоу

Чтобы создать свое слайдшоу, нужно подойти к этому вопросу очень серьезно. Скажу сразу - у многих не получается. Просто ничего не выходит и все тут. Для того чтобы создать настоящее слайдшоу, в первую очередь необходимо желание. Да, это важно. Желание это то, что сделает ваше слайдшоу настоящим, даже если вы не умеете позировать и не умеете широко улыбаться. Есть еще одно важное условие, условие номер два. Ваше желание должно быть чистым. Нельзя допустить, чтобы вами двигало чувство зависти. Зависть погубит ваше слайдшоу. Желание сделать свое слайдшоу лучше, чем у остальных погубит и вас тоже. Когда вы откроете свое слайдшоу по прошествии времени, то сами все поймете. Перед вами будет никчемная копия, а ваша индивидуальность будет потеряна навсегда. Остерегайтесь! За такое слайдшоу никто и ломаного гроша не даст. Ваша история уж точно никого не зацепит за живое.

Кругом много соблазнов. Много уже готовых схем и заготовок, но это для тех чье имя на слуху, для знаменитостей и всяких там разных выскочек. Что будут стоить вам эти чужие придуманные истории, если вы не олигарх и не кинозвезда? Ничего не будут стоить. Это уж точно. Поверьте, вы окажетесь в глупом положении и те, кто знал вас, шел с вами рядом по жизни теперь ни за что не узнают вас. Вы превратитесь в красивую открытку без имени и без прошлого. Потому следуйте, прежде всего, зову сердца и не спешите.

Ничего, если вы мало времени уделяли фотографии, наверняка у вас найдется несколько памятных снимков. Два три удачных снимка находятся всегда. Конечно, хорошо, если в вашем альбоме много замечательных фотографий, вам останется только правильно их расставить, сделать переходы, подчеркнуть их музыкой, титрами, разными комментариями. Сейчас полно автоматизированных программ, которые помогут вам сделать это. Некоторые люди поступают именно так. Их можно понять. У них полно фотографий. Их так много, будто они всю жизнь вертелись перед объективом фотокамеры.

Давайте рассмотрим другой случай - вы зануда и вас всю жизнь воротило в другую сторону от объектива. Не отчаивайтесь. Вам помогут профессионалы. Это лучше и проще, поверьте. Доверившись профессионалу, вы окажетесь в выигрыше. Помните, автоматизированные программы не могут из фотографий выделить детали, например лица. Они не могут выдержать единую с музыкой ритмичность и подчеркнуть там, где надо эмоциональные акценты. Если вы всю жизнь прятались от людей и жили как крот, то вам придется обратиться к профессионалам. Они сделают живым любой объект и любой интерьер. Они придадут вашему облику необходимую динамику, которой вам не хватало в жизни. Здесь вам не нужно стесняться собственных комплексов. Помните, не так много на свете смельчаков, способных положиться на собственные силы в создании слайдшоу. Редко кто в состоянии решиться на это. На самом деле, многие люди не любят и не умеют фотографироваться. Они испытывают сложные чувства, когда на них молча взирает линза объектива. Эти сложные чувства сразу отражаются на лицах и сводят на нет все попытки сделать удачный снимок. Но это не главное. Люди обращаются к профессионалам по другой причине. Ими движет страх. На самом деле все банально просто. Люди бояться испортить собственное слайдшоу. Этот страх испытывает каждый, когда берется за незнакомое дело. Представьте, что на кону вся ваша жизнь? Каково? Испортить собственное слайдшоу, это вам не шутка!

Вот как это было. Овдик представлял собой, самый крайний случай из всех возможных. Из любого правила есть исключения, так вот Овдик, как раз был таким исключением. Трудно представить, но больше всего на свете Овдик страшился объектива фотокамеры. За всю жизнь, а прожил Овдик долгих восемьдесят восемь лет, у него накопилось с десяток фотографий. Это тех, которые не стыдно показать людям. Добавьте к ним пару пожелтевших газетных вырезок, журнальный постер с Джулией Фостер, набор юбилейных открыток с достопримечательностями Барселоны  и у вас получится полная картина событий.

Вот, например, Овдик на переднем плане в компании друзей. У него зубы вампира. Овдику десять лет. Всем ужасно весело. Конечно, чего может быть проще, чем фотографироваться с надетыми пластмассовыми клыками? Назвать оригинальным такой снимок трудно, но Овдик вышел не плохо.

А вот Овдик подпирает толстую колонну кинотеатра. Здесь ему шестнадцать. У Овдика шевелюра и солнцезащитные очки, закрывающие половину лица. Фотографироваться в темных очках на пол-лица, прислонившись к колонне, сами понимаете, это не сложно. Руки Овдик старательно прячет, заметьте, он всегда прячет руки, хотя в целом снимок живой. По крайней мере, Овдик пытается улыбнуться и эта наивная попытка бросается в глаза.

Дальше ноги Лики, фотография цветная. В целом снимок удачный и поза студийная, но краски выгорели. Лика, жена Овдика, на снимке ее стройные ноги, сама Лика выглядывает из-за собственных коленей. Эту фотографию Овдик всегда считал шедевром. Лика полусидит, полулежит на диване, откинувшись назад. На снимке Лика еще не жена, она подружка Овдика и снимок сделал сам Овдик. Представьте, Овдик увлекся фотографией, ради Лики конечно.

Школьные фотографии сразу отложим в сторону. Это худшее из всего, что есть. Овдик считает так же. Он всегда крайний слева, обреченная улыбка на худом лице. Фотограф появлялся в мае, когда липы стояли уже зеленые. Мальчики выносили длинные лавки на улицу. Это были низкие и тяжелые лавки. Обычно они стояли вдоль стен школьного вестибюля. Лавки выстраивали перед липами в два ряда. Часть класса садилась на первую лавку, меж лавками выстраивался второй ряд. На третьей выстраивались остальные. На школьных фото хорошо видно, как год от года взрослеет Овдик, превращаясь в длинного и бледного юношу. Такая хронология представляется  важной, но с фотографиями и выражением лица Овдика придется поработать.

Лица родных. Пожалуй, самые яркие и живые фотографии из всех. Их несколько. Вот целая группа родственников под яблоней. В центре бабушка Дарья на стуле, это ее сад. Остальные окружают ее. Здесь Марина, старшая сестра Овдика с мужем. Толстяк с краю, это дядя Саша, большой любитель всех организовывать. Дяди Сашины сын и дочь. Конечно сам Овдик с Ликой и маленьким Мишей на руках. Миша в красной кофте. Под вечер стало прохладно. В шкафу очень кстати нашлась детская кофта. Высокая женщина слева от Овдика, это мать Овдика. Единственный снимок, где Овдик вместе с матерью, одно лицо с сыном и то же неуловимое движение глаз, желание спрятаться от объектива. Теперь ясно, откуда у Овдика эта боязнь фотокамеры.

Отца Овдика на снимках нет. Его вообще нигде нет. Он ушел, едва Овдику исполнилось три года. Конечно, Овдик его не помнил. Отец оставил ему звучную фамилию Овдий и фотографию, которую со слов матери сделал сам. Снимок получился и в правду удачный, самый удачный из всей небогатой коллекции Овдика.

На этом снимке Овдику год, самый первый день рождения. Фото черно-белое. Утром Овдика обрили наголо, а под вечер сфотографировали. Он стоит, подавшись вперед, одетый в новый комбинезон, невообразимо довольный таким к нему вниманием. Одной рукой Овдик держится за спинку кроватки, другую тянет к объективу. Сзади стена с бумажными обоями и коврик на ней. Улыбка у Овдика просто очаровательная, видны первые резцы. Позирует Овдик великолепно, а в глазах самое настоящее счастье. Откуда столько счастья, спросите вы? Наверное, у младенцев свое представление о счастье.
 
Вот и все, что касается фотографий. На газетных вырезках тоже Овдик, его вполне можно узнать. Первая статья называется «День бега». Репортер поймал в объектив бегущего Овдика в майке с трехзначным номером на груди. Другая статья о Лондонском музее естествознания, в группе туристов Овдик. Снимок тоже случайный. 

Создать слайдшоу Овдик решил, когда ему исполнилось восемьдесят восемь лет. Примечательно, что это вообще случилось. И если таким как Овдик приходит в голову мысль о создании собственного слайдшоу, то поверьте, в этом что-то есть. Что же подвигло его на этот поступок? Наверное, то, что Овдик остался один. Его жены Лики не стало зимой. Он остался один в двухкомнатной квартире четвертого этажа многоэтажки. Вполне возможно, что Овдика начала подводить память, такое случается со стариками. Воспоминания даются лучше, когда перед глазами фотография. Так или иначе, в один прекрасный момент худощавый, сутулый, виновато улыбающийся старик предстал на пороге фотостудии «Кимберлит». 

- Очаровательный ребенок! Удивительно трогательный снимок! Кто это?.. – спросил мужчина в сером костюме, на двери которого висела табличка «Главный редактор»

- Это я! – ответил Овдик. – Мне сейчас восемьдесят восемь, а на фото мне исполнился ровно год. Мой первый день рождения. Снимок сделал мой отец. Очень памятная для меня фотография.

К главному редактору Овдика отвели сразу, как только он изложил свою просьбу, вынул из замусоленного бумажного пакета свои фотографии, пару газетных вырезок, постер с Джулией Фостер и набор открыток. 

- Вы уверены? – переспросил мужчина.

- Уверен в том, что это я на снимке?

- В том, что ваш отец сделал эту фотографию? – мужчина в сером костюме, задававший вопросы, знал цену хорошей фотографии. - Я давно сам не снимаю, это в прошлом, – сказал он. - У нас целый штат фотографов и все профессионалы. …Монтаж, это тоже не мое, хотя все тонкости этого искусства мне знакомы. Я не создаю слайдшоу. Я работаю с клиентами. Моя задача, это отбор материала. Поверьте, правильно собранный материал, это девяносто девять процентов успеха.

Мужчина говорил быстро. Овдик растерялся и выдал заранее заготовленную фразу: - Я слышал, что создать свое слайдшоу никогда не поздно! …Главное желание!

- Может, ваш отец был фотографом? – редактор снова повторил свой вопрос.

- Вряд ли!– пожал плечами Овдик. – Мама говорила, что он был шофером. …Она не любила ворошить прошлое, отец оставил нас, когда я был совсем маленький.

- Эту фотографию сделал профессионал!

Главный редактор еще раз приблизил черно-белый снимок годовалого Овдика к глазам и принялся  внимательно изучать детское сияющее личико, ямки на круглых щеках, острые молочные зубы, ладонь с маленькими короткими пальчиками, что тянулась к объективу. Затем он отодвинул снимок подальше и посмотрел на свет, как рассматривают денежную купюру. Старик, сидящий перед ним, от волнения перестал дышать.

- Я уверен в этом! Свет, композиция! Удачное решение портретной съемки. Сразу видно, что этот парень знает, как поймать момент.

- Мне об этом ничего не известно… - начал было Овдик.

- Знаете, для нас очень важно с чего начать. От чего так сказать оттолкнуться, – перебил его главный редактор. – Вряд ли я смог бы вам помочь, если бы не эта фотография. Этот снимок послужит нам хорошей зацепкой, понимаете? Ваш отец не зря постарался.

Он встал и протянул Овдику руку, перегнувшись через стол.

- Сейчас можете пройти и оформить необходимые бумаги. Теперь ваше слайдшоу это наша проблема.

Овдик вышел из кабинета. Главный редактор фотостудии «Кимберлит» некоторое время сидел в задумчивости, раскладывая перед собой то, что принес ему Овдик для создания слайдшоу. Он был немного озадачен. Еще ни разу ему не приносили старые пожелтевшие газетные вырезки и журнальный постер с рваными краями. Сама Джулия Фостер сохранилась превосходно, а вот измочаленные углы постера говорили о том, что кинодиву частенько крепили кнопками к стене. Ноги Лики на редактора произвели двойственное впечатление, он долго изучал снимок. Из-за ног выглядывало милое лицо Лики. Овдик сумел поймать выражение радостного любопытства и еще чего-то очень личного. На открытках, посвященных Барселоне были запечатлены творения Гауди с пояснительным текстом на обратной стороне. Главный редактор внимательно просмотрел каждую, задержался на соборе Святого Семейства (La Sagrada Familia), затем сложил все в мятый пакет и убрал в стол.
 
Овдик вернулся домой счастливый. В агентстве ему велели ждать. «Когда я смогу забрать свое слайдшоу?» - спросил Овдик, напоследок, перед тем, как уйти. Женщина, оформлявшая заказ, ответила, что фотографии он будет получать по почте.

Через месяц после свадьбы Лика и Овдик получили бандероль без обратного адреса. Внутри оказались свадебные фотографии, целая стопка. Это были их фотографии, удивительно живые снимки. Те фотографии, что они получили от свадебного фотографа, не шли с ними ни в какое сравнение. У свадебного фотографа перекосило лицо, когда ему показали снимки, полученные по почте. Стало ясно - свадебный фотограф никогда не видел такой качественной работы. «Это кто-то из гостей постарался?! …Первоклассные снимки! …Ничего не пойму?» - признался он.

В следующий раз они нашли в почтовом ящике конверт с шикарными фото. Лика и Овдик веселились на дискотеке. Их пригласила на день рождения Ликина подруга. Чудесный получился вечер. Особенно получился Овдик. Никто не подумал бы, глядя на фото, что этот парень толком не танцует, он просто переставляет ноги.

На тридцатилетие к Овдику приехала мать и дядя Саша с сыном Виктором. Катались с горки. Снимки получили через неделю в конверте и снова без обратного адреса. Лика и Овдик выглядели заправскими лыжниками. «Тебе это не кажется странным? - спросила Лика. – Целая кипа фотографий без фотографа?» «Почему без фотографа? Вот смотри, это снимал Виктор!» - Овдик достал фотографию, где он задувает свечи на торте, его щеки раздуты. Получился милый домашний праздник. «Посмотри на свечи!» – указала Лика. Пламя свечей уносило потоком воздуха. Мерцающие огоньки, оторвавшись от фитилей, таяли в пространстве.

«Так четко передать задуваемые свечи мыльница, на которую снимал Виктор, не способна. И конверт без обратного адреса» - снова заметила Лика. Позвонили Виктору. Виктор сказал, что пленка по-прежнему в фотоаппарате, что ему осталось ее доснять, а уже потом он сделает фотографии. Через три недели от Виктора пришел конверт с обещанными фото. Там был Овдик, задувающий торт. Знаете, такой темный, расплывчатый снимок. В руках у Овдика торт, его щеки раздуты, пламя свечей слилось в одно бесформенное, засвеченное пятно, торт тоже плохо различим.

Овдик лишь пожал плечами в ответ. Он сделал вид, что его все устраивает. Надо сказать, что Овдик и раньше, еще до Лики, получал по почте конверты без обратного адреса. В конвертах он всегда находил свои фотографии, отменного качества, сделанные кем-то неизвестным. Вышло так, что Овдик никому не рассказывал об этом, но Лике он признался. «Значит это как-то связано с тобой!» - сделала вывод Лика.

Все прояснилось, когда на свет появился Миша. Знаете, когда в семье появляется малыш, родители становятся осторожнее. Тревога Лики сразу улеглась, как только этот парень показался им. Парень все верно рассчитал, он появился в роддоме, когда Овдик забирал жену и маленького Мишу. Парень нащелкал целый веер фотографий. Знаете, трогательный момент, когда Лика передает Мишу, завернутого в синий конверт своему мужу Овдику, а Овдик бережно подкладывает согнутые руки под ценный сверток. Этот момент был запечатлен с нескольких точек, лицо молодого отца и выражение восторженного любопытства на нем. Сделать такое обычному фотографу не под силу.

После случая в роддоме они хотя бы знали, как выглядит их загадочный фотограф. Познакомиться так и не удалось, фотограф был по-прежнему неуловим, но все же он показывался раз от раза. Обычно он приветствовал их взмахом руки, иногда весело подмигивал. На нем всегда была кепка, повернутая козырьком назад, свободная одежда и кроссовки. Фотографировал он издали. У него был странный и большой фотоаппарат с длинным объективом. Объектив заканчивался раструбом. Таких фотоаппаратов Овдик никогда не видел, хотя интересовался техникой. Фотографу за неуловимость дали имя Джо.

Отпуск. Джо был тут как тут, они замечали его везде: в отеле, на пляже, в аквапарке, в дельфинарии, в толпе туристов, когда гуляли по набережной. Джо прекрасно владел подводной съемкой, видимо у него было для этого специальное оборудование. Дайвинг входил в программу тура. Овдик и Лика погружались по очереди. Представьте толщу просвеченной солнцем синей воды, пестрых тропических рыб и знакомые лица счастливых исследователей за овальными масками.

Овдик снимал тоже, на всякий случай. Одна фотография удалась у него особенно, это когда Овдик наложился тенью на скалу. Лика и Миша позировали ему, стоя у подножия скалы. Когда Овдик фотографировал, закатное солнце светило ему в спину, его тень четким силуэтом легла на камень рядом с Ликой. Все трое оказались на одном снимке. Овдик, точнее его тень, вышел ростом с медведя гризли, когда тот сидит на задних лапах. Все это заснял Джо, сказано неуловимый. Когда они вернулись из отпуска, в почтовом ящике их ждала квитанция, а на почте бандероль. Снимки своего отпуска они рассматривали весь вечер, заново переживая все моменты. Что сказать, когда с фотографий на тебя смотрит счастливое семейство? «Неужели это мы?» - восхищалась Лика, глядя на мужа с изумлением. Овдик заглянул в глаза любимой: - «Мы и только мы!» 

Из тени на скале Джо сотворил шедевр. Он снял Овдика, точнее его спину, то, как Овдик фотографирует. Тень Овдика на скале рядом с Ликой почти черная. Хорошо проецируются детали оригинала и его силуэта: круглая голова, приподнятые плечи, локоть, отведенный в сторону, палец на кнопке затвора. Эту фотографию Лика назвала «спина неизвестного фотографа». Лица Овдика не видно. Сам Джо снимал сзади, но его тени на скале нет. «Он либо стоит далеко, либо не отбрасывает тень?» - предположил Овдик. 

Следующая подробная серия фотографий посвящена первому сентября, - Миша пошел в первый класс. Снова все позировали неуловимому фотографу. Миша с букетом, его новый класс двумя шеренгами следует за учителем, торжественная линейка закончилась. Мама с папой на заднем плане у школьного крыльца. Лика тянет Овдика за собой и делает знак сыну, чтобы привлечь его внимание. Миша повернул голову туда, куда указывала мама, и прямо перед собой увидел объектив Джо. Миша даже испугался немного, он широко открыл глаза, но не забыл улыбнуться. Портрет вышел превосходный. Что и говорить, Джо умел воспользоваться моментом.

После первого сентября Джо стал появляться реже, фотографий стало меньше. Все, что Лика и Овдик получали по почте, теперь легко помещалось в обычном почтовом конверте. Все равно фотографий скопилось много и чтобы удачно разместить их, Овдик купил альбом. Это был самый большой и толстый альбом из всех, что существуют на свете. Он был похож на чемодан. В него легко поместились все фотографии. Когда Овдик надумал создать свое слайдшоу, ему пришлось вызвать такси, чтобы доехать до фотостудии «Кимберлит».



2.

 
В кабинете главного редактора его встретил приветливый мужчина в сером костюме. Овдик занял предложенный стул. Альбом втащили и уложили на стол двое служащих.

- Я слышал, что ваше агентство лучшее в городе?

- Вы обратились к нам неделю назад, заказали слайдшоу …вот договор! – напомнил главный редактор, затем вынул из ящика бумажный пакет, что принес Овдик в прошлый раз и аккуратно выложил содержимое на стол. – С этим вы пришли прошлый раз. Это скорее история …памятные вещи! – сказал редактор, возвращая газетные вырезки и постер с Джулией Форст, изумленному Овдику. - Остальные материалы нашли отражение в вашем слайдшоу. Все фото замечательные. И даже те фотографии, что вы сделали сами. Мы, конечно, подкорректировали кое-что в свете и красках, кое-где пришлось изменить ракурс, сами понимаете. Привели материал к стандарту, так сказать …что теперь?

Овдик взял протянутую стопку оригиналов и внимательно просмотрел каждый снимок. Тут были все его старые шедевры: зубы вампира, Овдик в очках у кинотеатра, ноги Лики, школьные и семейные фото. Снимок, сделанный в отпуске на фоне скалы, оказался здесь же. Фотография выгорела от старости, лица едва различимы, но гигантская тень Овдика похожая на гризли сохранилась замечательно. Самого Овдика, его спины на фото нет. Это был его, а не Джо снимок.

 - Это ваш последний снимок! – пояснил главный редактор. – После отпуска вы больше не брали в руки фотоаппарат. А этот снимок мы взяли за основу, он остался без изменений. – В руках у Овдика оказался годовалый Овдик в новом комбинезоне.

- Эту фотографию сделал мой отец!  - старик очнулся и с гордостью распахнул альбом.

На самой первой странице альбома, на самом видном месте красовался тот же черно-белый снимок годовалого Овдика с выражением ликующего счастья на лице. Маленький Овдик тянет ручку в объектив, желая получить незнакомую игрушку. Неуловимое выражение детского восторга, какое бывает только у младенцев и легко сменяется капризной гримасой, если игрушка не попадает им в руки. Снимок в альбоме был чуть крупнее.

- Оригинал девять на двенадцать. Наш стандарт десять на пятнадцать! - пояснил главный редактор. – Мы как смогли улучшили и увеличили снимок. - А что на ковре? Пейзаж? – спросил главный редактор, вглядываясь в фотографию.

Ковер на стене хоть и наполнился деталями, но различить рисунок было невозможно.

- На ковре мишки! – быстро нашелся Овдик.

Он хорошо помнил свою первую в жизни комнату и ее главное украшение, шелковый ковер. Остальные реликвии тоже оказались в альбоме и все на видных местах. На школьных фотографиях Овдик крайний слева, улыбчивое приветливое лицо. Улыбка настоящая веселая, лицо слегка загорелое, тронутое майским солнцем.

- Надеюсь, вы довольны! С вами работал профессиональный фотограф! - Главный редактор поднялся и выразительно посмотрел сначала на Овдика, потом на дверь.

- Замечательное слайдшоу! – согласился Овдик, закрывая альбом. По всему было видно, что уходить он не собирается. – Но это еще не все!

Главный редактор промолчал, сделал несколько длинных шагов к окну, посмотрел через дорогу на зеленеющий сквер, затем медленно прошелся вдоль стены, дошел до угла кабинета, вернулся к столу и сел. Лицо его выражало озабоченность. Главный редактор знал, что просто так люди в агентство «Кимберлит» не приходят. Если слайдшоу готово, то оно готово и клиенту не придет в голову тащиться через весь город с тяжелым альбомом в руках.

- Вы не станете ставить точку сейчас! – жалобно попросил старик. – Я прошу вас об одной услуге! - С этими словами он протянул редактору стопку открыток с достопримечательностями Барселоны. - Моя жена, Лика! - вздохнул Овдик. - Она была архитектором. Она всегда восторгалась творениями Гауди. Она мечтала побывать в Барселоне, но, увы! Мы так и не собрались туда поехать. Знаете, это мечта всей жизни, наверное. И понимаете?.. Э-э!.. Понимание этого приходит, то есть пришло слишком поздно! Увы!

Лицо Овдика, его речь красноречиво свидетельствовали о том, что все это было им тщательно обдумано накануне. Овдик подготовился к разговору, более того, он отрепетировал свою речь перед зеркалом: - Поймите меня правильно! …Подышать тем же воздухом, что дышал Гауди, походить теми же улицами, что ходил он. И то место, где его задавил трамвай! Знаете тот случай? Первый пущенный в Барселоне трамвай наехал на бедного Гауди, светлая ему память! И это место?.. В общем, я хочу, чтобы Барселона попала в слайдшоу.

Главный редактор хмуро барабанил пальцами по столу. В последнее время запросы его клиентов заметно выросли. Овдик решил, что что-то напутал в своей речи и смутил главного редактора. Главный редактор лично проводил его до двери: - Я не стану ставить точку прямо сейчас! – пообещал он. – Да это мне и не по силам. Знаете, слайдшоу должно созреть само. Это как хорошее вино, ему нужно время. Точку в своем слайдшоу вы поставите сами! Альбом вслед за Овдиком вынесли двое служащих. Главный редактор отдал необходимые распоряжения и велел выдать Овдику электронную рамку для фотографий.

- Это подарок! Удобная вещь! – сказал он Овдику напоследок и крепко пожал руку.

- Моя жена Лика всегда мечтала о Барселоне! – признался Овдик женщине, оформлявшей новый заказ.

Женщина промолчала, а потом медленно и старательно объяснила Овдику, как пользоваться электронной рамкой для фотографий.

Овдик был доволен. Рамка оказалась легкой и простой в управлении. Стоило нажать на кнопку, как яркие и живые фотографии загорались на экране в сопровождении приятной музыки. Стоило нажать на кнопку, как вся хронология жизненных событий выстраивалась в четкой и привычной последовательности. Вдобавок теперь не нужно таскать с собой огромный альбом. Барселона теперь не казалась несбыточной мечтой.

В Барселону они поехали в годовщину серебряной свадьбы. Они давно собирались поехать в Испанию, но все время откладывали. Наверняка отложили бы и в этот раз, если бы не фотографии. Да, случилось чудо. Это было настоящее чудо, потому что накануне свадебного юбилея они получили бандероль с фотографиями, диск с фотографиями и подборкой музыки для просмотра. На всех фотографиях были Овдик и Лика, почти всегда вместе. Много случайных людей попало в кадр. Это были туристы или просто отдыхающие каталонцы. Все фотографии были сделаны в Барселоне. Их было так много, что если напечатать их все, то понадобился бы новый альбом размером с чемодан.

В турагентстве над ними посмеялись, когда они показали фотографии Барселоны. Все решили, что они там уже были и решили снова посетить понравившееся место. Лика устроила экспертизу. Экспертиза показала, что все фотографии подлинные. Овдик признался, что это он нанял фотографа: - «Я хочу запечатлеть все наши счастливые моменты! Особенно когда мы вместе!» «Мне все равно не верится, что это мы на фотографиях?» - тревожилась Лика. Через десять дней она убедилась сама, что фотографии настоящие. Они были в Барселоне.

Надо ли говорить, как была счастлива Лика. Они старались посетить все экскурсии и конечно в первую очередь обошли знаменитые постройки Гауди. Вот Лика и Овдик у дома Мила, у дома Бальо, на крыше дома Бальо. В парке Гуэль они бывали едва ли не каждый вечер. Вот знаменитая волнистая лавочка. Лика смеется, указывая на туристов, танцующих танец самурая. Это знаменитый цветочный дракон, Лика щекочет ему подбородок. Говорят, что Гауди любил драконов. Это Кальвет, Висенс и Эль-Каприччо. У церковно-приходской школы, что у Собора Святого Семейства к ним на испанском обратился молодой человек. Овдик и Лика весело переглянулись. В этот момент их сфотографировал Джо.
 
Знаете, это особенное ощущение, когда фотография у тебя уже есть, а путешествие еще только началось и ты уже точно знаешь, где и когда тебя сфотографируют. «Лучше бы мы не видели этих фотографий!» - как-то пожаловалась Лика.

Джо снимал играючи. Они долго озирались по сторонам, сверяясь с фотографией. Снимок был сделан у поющего фонтана. Знаете, позировать у фонтана, когда видишь это чудо света в первый раз – сложная задача. Джо все сделал сам. Когда огромный водяной бутон взрывается и распадается на множество фрагментов, затем воссоединяется вновь волшебными лепестками, забываешь обо всем и о том, что где-то рядом фотограф.

Вышло так, что в Барселоне меньше всего нужно было позировать. Когда минута восторга или вспышка острого впечатления загорается внутри, места для позирования не остается. Успеваешь заметить, как где-то рядом мелькнет знакомая тень или блеснет фотовспышка. Случай с молодым испанцем тому подтверждение. Он переходил через дорогу. «Смотри, наш испанец!» - Лика толкнула Овдика локтем. Овдик сразу узнал его. Ничем не приметный парень в синих джинсах. Испанец что-то быстро спросил у них, как спрашивают, который час? «Руссо туристо!» - громко, чтобы было понятно, ответил Овдик. Джо все не было. Лика пожала плечами, они оба посмотрели туда, где должен был появиться Джо, за спину испанцу. Испанец обернулся тоже и тут у светофора появился Джо, он был в кепке, его лицо заслонял объектив фотокамеры. Джо помахал им рукой. Испанец смутился, он понял, что попал в чужой кадр. Испанец на снимке на переднем плане и выглядит смущенным. Рука с растопыренными пальцами лежит на груди, это извинительный жест, виноватая и в то же время приветливая улыбка. Лика и Овдик тоже под впечатлением – не каждый раз становишься свидетелем рождения уже существующей фотографии.    



3.


Когда Овдик переступил порог главного редактора в третий раз, у него вместо альбома в руках была фоторамка. Главный редактор встретил его как старого знакомого и велел садиться.

- Мое слайдшоу готово! – заверил Овдик. По глазам было видно, что старик что-то задумал.

- Вы уверены? – чутье подсказывало главному редактору, что финал уже близко, остается только один удачный выстрел. Когда люди довольны заказом, это сразу видно.

- Понимаете, мне бы хотелось увидеть своего отца. Представьте только, я никогда не видел своего отца. Никогда! При этом я его видел. Ну, вы понимаете?

Главный редактор попытался уловить нить рассуждения, но лишь приподнял брови. Его пальцы привычно барабанили по крышке стола. У его клиентов запросы были самые разные. Главный редактор хорошо знал свою задачу, его задача это качественный и живой снимок. Главный редактор знал самый главный секрет – если снимок удачный, человек способен заново переживать памятный момент и делать это раз от раза при взгляде на фотографию.

- Неужели не осталось ни одного снимка вашего отца? – на лице главного редактора промелькнуло сочувствие.

- Нет! Моя мать уничтожила все фотографии!

Овдик не стал рассказывать про изрезанные ножницами черно-белые снимки из старого семейного альбома. Его мать старательно вырезала изображение мужа со всех фотографий. На одной из них под дыркой вместо лица остался узел галстука, на другой сохранилось левое ухо отца. Галстук и ухо, вот все что осталось сыну в память об отце.

- Я слышу голоса. Я видел своего отца. Представьте, сколько раз я его видел, ведь он ушел от нас, когда мне было три года. Но я ничего не помню. Можно, я вам покажу, и вы сами все поймете? – старик взял в руки электронную фоторамку. - Только представьте. Я помню присутствие отца рядом с собой. Помню, как он ходил по комнате, как он держал меня на руках и как гладил меня по голове, но я не помню его лица. Будто он не настоящий, будто нас ничего не связывает, словно это не отец, а столб или куст. Помню ноги в полосатых брюках. Мне не хватает фотографии. Вот если бы мне хоть раз увидеть его, то я бы его обязательно вспомнил. Ведь он должен был любить меня. Мой отец любил меня, я уверен, но он был слишком гордый! Слишком!

Старик включил рамку. Рамка загорелась. После короткой заставки из правого верхнего угла прилетела, как осенний лист и развернулась на весь экран фотография маленького Овдика. Ему год. Он тянет руку в объектив. Со стариком, что сидел перед главным редактором произошла странная вещь, его лицо окаменело, зрачки сузились до точек и расширились вновь. Потом его подбородок дрогнул, лицо скорчилось в гримасу. Быстрым движением Овдик вынул из кармана носовой платок и вытер набежавшие слезы. В следующую секунду лицо Овдика вернулось к прежнему своему состоянию, рамка демонстрировала следующее фото - Овдик с зубами вампира в компании дворовых ребят.

- Все дело в фотовспышке! – быстро сказал Овдик. – Она пугает меня, я ничего не могу с собой поделать. В комнате мать и отец. Они о чем-то говорят. Я ничего не вижу, я ослеплен!..

Главному редактору уже приходилось видеть, как его клиенты заново переживают памятные моменты. Происходящие события повторяются в точности. Фотовспышка пугает Овдика. Каждый раз при взгляде на фотографию, он едва сдерживается, чтобы не сорваться. Одно дело если с вами работал профессионал и сделал снимок незаметно для вас. Совершенно другое дело, если вам пришлось позировать. Позировать всегда сложно. Сложно, когда приходится контролировать позу и выражение лица. Необходимость позировать, способна уничтожить самый живой и запоминающийся кадр.

Главный редактор развернул рамку к себе и еще раз посмотрел на годовалого Овдика. Ямочки на щеках, гладкое, восторженное детское личико, какое делает всех младенцев похожими друг друга. Маленький Овдик на снимке не просто счастлив, он сияет.

- Похоже, что перед тем, как сработала вспышка и вы испугались, вас что-то очень обрадовало. Посмотрите сами. Хотите заглянуть туда? Попробуйте воспользоваться вот этой кнопкой. – Главный редактор указал на кнопку с двумя стрелочками в форме овала, движущимися по часовой стрелке.

Овдик не заметил, как оказался у двери. Главный редактор жал ему руку.

- Я увижу своего отца? – спросил Овдик.

- Безусловно! Открою вам маленький секрет, если слайдшоу движется по кругу и сразу за концом следует начало, значит слайдшоу готово. Это техническая сторона вопроса! Слайдшоу это процесс бесконечный по своей сути. Шоу должно продолжаться, помните? И вообще, не бойтесь экспериментировать! Слайдшоу способно подарить много приятных моментов!

С этими словами главный редактор выпроводил Овдика за порог, обнимая за плечи. Оказавшись на улице, Овдик перешел дорогу и сел на первую попавшуюся лавочку в сквере, вынул рамку и сделал все так, как велел главный редактор. Он сомневался, что так легко сможет увидеть своего отца. Что тут говорить? Овдик не поверил. Он нажал на значок с изображением двух стрелок и слайдшоу пошло в привычном направлении, листая страницы его долгой жизни.
 
Был солнечный летний день. Клен оделся молодой листвой. Овдик сидел под низкой кленовой ветвью, солнце пробивалось сверху через изрезанную листву. Вспышка осталась и горе годовалого Овдика тоже. Он испугался, вдобавок он не получил занятную игрушку. Понятно, что дорогущая и тяжелая фотокамера, это не игрушка, но как это объяснить человеку, которому исполнился ровно год?

Овдик нажал на кнопку из двух стрелочек, движущихся против часовой стрелки.  Вспышка теперь не успела его испугать. Он испытал неописуемую радость. Овдик исполнил танец наоборот. Его правая нога дергалась сама собой, левая приседала,  руками Овдик тряс, словно птица крыльями. Конечно, был повод, игрушка была очень близко. Труба с круглым синеватым стеком смотрела прямо на него.

«Забавный у вас малыш!» - тихо сказал голос. Овдик увидел отца, тот стоял посреди комнаты, согнувшись, и целился на Овдика через видеоискатель фотоаппарата. Фотовспышку, соединенную с фотоаппаратом проводом, он держал в другой руке. Он был очень сосредоточен. Фотокамера почти полностью закрывала его лицо. Рядом с отцом Овдик увидел мать. Она старалась привлечь внимание Овдика игрой, подкидывая перед собой плюшевого тигра, любимую игрушку Овдика. В дальнем углу комнаты Овдик увидел знакомую фигуру. Это был парень в кепке козырьком назад. В руках он держал знакомый предмет с блестящей линзой и раструбом. Парень обрадовался встрече с маленьким Овдиком, улыбнулся и помахал ему рукой. Овдик узнал Джо. Овдик визжал от восторга.

На самом деле, все было наоборот. Первой в комнату вошла мама. Она вынула проснувшегося Овдика из кроватки и усадила его на горшок. Затем нарядила в новый комбинезон и вернула в кроватку. Потом в комнату вошел отец с фотоаппаратом и вспышкой. Отец начал прицеливаться, мама играть тигром. Овдик насторожился. «Забавный у вас малыш!» - тихо сказал голос. Овдик услышал знакомый голос, приподнялся и увидел в углу Джо. Джо так обрадовался. Еще больше обрадовался Овдик. Он забыл про маму и отца, больше всего на свете ему захотелось получить тот предмет, что держал в руках Джо. Потом Овдика ослепил яркий свет, одновременно щелкнули два затвора. Овдик испугался и расплакался, мама взяла его на руки.

Через три дня в почтовом ящике Овдик нашел конверт без обратного адреса. Он сразу распечатал его. В конверте был один единственный снимок. Овдик, да это был он, развалился на лавке в сквере и хохочет, широко раскрыв рот. Солнечный свет, пробиваясь через изрезанную кленовую листву, ложится на него пятнами. На коленях у Овдика электронная фоторамка. Что-то очень развеселило и обрадовало старика. Если бы Лика была жива, она назвала бы эту фотографию «счастливый старик под кленом». К снимку прилагалась короткая записка.

«Здравствуйте, Дорогой друг! Высылаю вам ваш последний снимок. Снимок удачный, но пришлось побегать. Зато результат говорит сам за себя. Хочу сказать, что получил огромное удовольствие от работы с вами. Лика и Миша просто замечательные. Рад, что у вас такая дружная получилась семья. Один снимок оставил себе на память. Это ваш первый день рождения. Думаю, возражать вы не будете. Поверьте, даже у профессионального фотографа редко получаются такие шедевры. Ваш отец отличный малый, это он сделал фотографию, мне лишь пришлось переснять вас на свой фотоаппарат. Сразу видно, что отец дорожит вами. Он обошелся с вами бережно. Ну, вот и все! С приветом, Джо! Смешное вы мне дали прозвище!»

Овдик взял рамку для фотографий и включил ее. Все верно, «счастливый старик под кленом» был на последнем месте. В кадр попало агентство «Кимберлит». Может быть задумка Джо? Хорошо видно крыльцо, красиво оформленную витрину и вывеску агентства. Хорошо читается каждая буква «Кимберлит». Слайдшоу закончилось, но рамка не гасла. Остановилась музыка, а потом медленно из мозаики вслед за «счастливым стариком под кленом» появился годовалый Овдик. Слайдшоу началось снова. Фотография была черно-белой, но постепенно на ней начали проступать краски, очень яркие и четкие. Все осталось без изменений. Изменился только коврик на стене. Коврик наполнился красками и заиграл. Проступила вышитая шелком репродукция картины Шишкина «Утро в сосновом лесу». Все было как раньше, и солнечный свет, и поваленный ствол великана-сосны, и три озорных медвежонка с медведицей.


Рецензии