Свеча за упокой мистический триллер ч. 10

               
Скрипкина Елена Владимировна, 2005 г.


                ГЛАВА  10

Хасан успел поцарствовать с утра всего пару часов, когда открылась дверь, и на пороге возникла улыбающаяся Марьяна. Она крепко прижимала к себе несколько самых важных папок, что придавало ей несколько нелепый вид. Позади здоровяк из охраны нес остальные. Водрузив все на стол перед Хасаном, Марьяна перевела дух и с независимым видом уселась в кресло. Охранник испарился, беззвучно прикрыв дверь. Чутье редко подводило чеченца. Вот и сейчас оно явно намекало на предстоящие неприятности.

- Хочешь что-нибудь выпить? – Хасан все же решил изобразить гостеприимного хозяина.
- Спасибо, пока – нет, - сдержанно улыбнулась Марьяна. – Я хотела, чтобы ты провез меня по всем предприятиям и познакомил с людьми. Мне кажется, они должны знать, на кого теперь работают.

Хасан замер. Откровенно ненавидящим остановившимся взглядом он воззрился на Марьяну и настолько растерялся, что даже не попытался скрыть своих подлинных чувств.
- Ты со мной не согласен? Думаешь не стоит этого делать? – Марьяна получала садистское удовольствие, задавая идиотско-издевательские вопросы. При этом она умудрилась сделать вид, что совершенно не замечает обуревающих его эмоций.
- Марьяна, ну почему ты не хочешь меня послушать?! – от едва сдерживаемой ярости, голос Хасана сорвался на визг. - Бизнес – это не женское дело! Нечего тебе в него лезть!
- Хасан, дорогой, если бы мне был нужен твой совет по этому поводу, я бы так и сказала, - голос Марьяны звучал мягко, но уверенно. Без малейшего намека на озлобление. - Если ты сейчас занят, то я обойдусь без твоей помощи…

Вот как раз этого Хасан допустить не мог. Чтобы хитрая девка шныряла и вынюхивала  то, что ей знать не следовало? Пожалуй, лучше поехать с ней. Но, это же просто невыносимо! Ему, мужчине сопровождать женщину, представляя ее, как своего начальника и работодателя! Хасан лихорадочно искал, но никак не находил выход из неприятного лабиринта. Рассердившись, Марьяна ведь могла просто выставить его на улицу.

Конечно, работая у Магомеда, он сколотил неплохой капитал и помимо денег, полученных от бывшего владельца. При таком раскладе Хасан спокойно мог начать собственное дело, попутно прикончив эту стерву. Мстить он всегда любил, а такой поступок требовал ее, как никакой другой. Но… ему было страшно жаль уплывающих денег. Очень больших денег. Огромных денег. Уйдя из холдинга, он становился всего лишь еще одним самым обыкновенным предпринимателем средней руки, каких вокруг тысячи. Их никто не знает, не уважает, и они мало, что могут.

Надо немного потерпеть. Запрятать подальше свои мысли и планы, свой характер и гордость, наконец. Может, сейчас попробовать? Он где-то слышал такую мудрую мысль: «Лучший способ защиты – нападение». Хасан, сидел, уставившись в стол, обдумывая то, что собирался  сказать. Сейчас нужно немного успокоиться. Он не хотел поднимать на Марьяну глаз, чтобы в них она не прочла свое будущее.

- Марьяна, я не хотел говорить тебе. Не потому, что скрываю, а просто волнуюсь за тебя. В нашем деле всякое может случиться, - Хасан помолчал. Длинные речи давались ему с трудом. Особенно, если это был экспромт. - Понимаешь… я всегда так, по-особенному относился к тебе, но тогда ты была замужем за Магомедом. Ну а потом, его смерть и все такое…

Затаив дыхание, Марьяна ждала продолжения. Ей уже стало ясно, что за этим последует. Но перебивать оратора не хотелось. Женское любопытство, подогреваемое коварством, требовало выяснить все до конца.
- Я просто подумал… Тебе надо выйти замуж и тогда не будет тянуть заниматься делами, - вдохновенно продолжал вещать Хасан, подбадриваемый ее молчанием. -  Основным для тебя станет дом, дети…

Марьяна мечтательно вздохнула, похлопала небесными глазами, и бесхитростно сказала:
- Да, может быть, это был бы идеальный вариант. Но сейчас у меня нет на примете мужчины, за которого я хотела бы выйти замуж… - на глаза Марьяны очень своевременно навернулись слезы. Она судорожно вздохнула, будто бы проглотив комок, стоящий в горле, и продолжала: - После Магомеда, которого я все время вспоминаю, только дела помогут забыться, успокоиться и прийти в себя.

Хасан смотрел на вдову в искреннем замешательстве. Неужели он ошибся, и перед ним  сидит такая непроходимая дура, которой только по чистой случайности удалось на несколько минут выдать себя за умную, хитрую и жесткую стерву. Может и правда, пусть поработает, все равно через пару недель не выдержит. Напоследок надо подкинуть ей информацию к размышлению:

- Марьяна, ты что, правда, не поняла, что я тебе только что сказал?
В ответ – отрицательное покачивание головой и продуманный взмах густых длинных ресниц.
- Только что я пытался объяснить тебе, что с первого дня нашего знакомства, ты мне очень понравилась. Тебе не надо никого искать для замужества. Пойми, мы составим прекрасную пару. Я буду любить тебя даже больше, чем Магомед, заботиться о тебе…

Губы Марьяны слегка приоткрылись и округлились. С них слетел легкий звук, который, видимо, должен был означать изумление.
- Ой, Хасан, - растерянно пробормотала она, - это так неожиданно. Я даже не предполагала, как ты ко мне относишься. Только пойми меня правильно, я пока еще не готова к новому замужеству. Но… - Марьяна кокетливо повела плечами и слегка улыбнулась, - твое любезное предложение настолько неожиданно и заманчиво, что потребует серьезного обдумывания.

Хасан облегченно вздохнул и широко улыбнулся:
- Ну, конечно, Марьяна, о чем речь? Я же понимаю, у тебя такое горе. Понадобиться время, чтобы с ним справиться.
В его голосе было столько неприкрытой радости, что ей стало даже неловко. Хасан, окончательно уверившись в своем диагнозе, решил пока не форсировать события. Пусть глупая дамочка успокоится. Возможно, она права и занятие каким-нибудь делом  действительно пойдет на пользу ее небогатому смятенному разуму.
- Ладно, если мы пришли к консенсусу, - усмехнулась Марьяна, - поехали. Ты мне все покажешь, и со всеми познакомишь.
- Ну, хорошо, - без особого восторга согласился Хасан, поднимаясь из-за стола.
Через несколько минут на его джипе, они уже выезжали со стоянки.



       Просмотрев столько бумаг, Марьяна все-таки оказалась не готова увидеть империю Магомеда в полном объеме. Оказалось, что ему принадлежала основная доля в игорном, ресторанном, гостиничном и спортивном бизнесе города. Содержалось все это беспокойное хозяйство в идеальном порядке. Да, кажется, ее покойный муж действительно был очень талантливым менеджером, вдруг с грустью подумала Марьяна. Удастся ли ей и дальше удержать все это на том же уровне? Получится ли у нее?

Марьяна из подтишка скосила глаза на Хасана. Этот – не помощник. Оставить около такую змею, себе дороже. Придется уволить его при первом же удобном случае, а потом нанимать охрану для собственной защиты. Этот гад просто так не сдастся. Надо бы кого-нибудь попросить, научить пользоваться пистолетом, на всякий случай… По какой-то странной, только им ведомой логике, мысли Марьяны  перескочили почему-то к Денису...

Сегодня она как раз собиралась туда съездить. Еще один фрукт, на ее голову. Может, именно его и попросить? Человек со стороны, почему бы и нет? Почему? Ах, да, Олег сказал, что Денис с Хасаном обсуждали поездку в Москву для встречи с эмиссаром по наркоте… Значит, действуют заодно. Хотя, не обязательно. В бизнесе, так же, как и в политике, друзей нет, есть только интересы, которые надо защищать. Может, попытаться убедить Дениса, что выгоднее иметь дело с ней, чем с Хасаном, да и Олег подпоет, если  хватит смелости.

А потом быстренько сдать всю эту теплую компанию, к чертовой матери. Марьяна задумалась. Она была не сильна в структуре правоохранительной системы, впрочем, чтобы сдать их милиции, это не важно, сами разберутся. Или не разберутся? А если – они все повязаны? Вон у Магомеда сколько всего оказалось. Наверняка и «крыша» соответствующая имелась, чтобы всю эту махину держать без проблем. В самом деле, она совсем забыла про «крышу»! Надо будет попозже выяснить у Хасана.

Вся эта лавина мыслей и идей никак не отражалась на спокойном лице Марьяны и характере ее разговора. Она продолжала мило чирикать с Хасаном, и при этом была приветлива с сотрудниками. Последнее место, куда они заехали, оказался ресторан «Березка». Марьяну там, конечно, все знали, но для полноты картины Хасан решил свозить ее и туда. Оставив чеченца в зале, Марьяна зашла в свою бывшую гримерку, открыла шкафчик. Там уже висели чьи-то костюмы. Судя по размеру, наверное, Светкины. Сразу всплыл еще один вопрос. Как быть с ней? Тоже уволить, к чертям, или пусть поет дальше?

Марьяна уже хотела выйти, как вдруг почувствовала, что стало трудно дышать. Казалось, вся комната наполнена тяжелым ощущением ненависти. Она окутывала Марьяну со всех сторон, буквально придавливая к земле. Внезапно послышался какой-то легкий звук. Марьяна прислушалась. Звук нарастал, и вдруг она опять совершенно отчетливо услышала: «Иди ко мне!»

Марьяна зажала руками уши, стараясь избавиться от странного, призывного голоса, но это не помогало. Казалось, голос шел откуда-то изнутри. Вдруг она с ужасом поняла, что именно ее губы произносят слова, нашептываемые кем-то другим: «Иди ко мне!» Небольшая гримерка постепенно наполнялась звуком. Теперь он шел отовсюду: стены, потолок, зеркало, стол, шкаф, даже люстра, повторяли одно и то же без пауз и перерывов: «Иди ко мне! Иди ко мне!» Зеркало внезапно стало покрываться дымкой откуда-то изнутри. Марьяна сразу поняла, кого она сейчас там увидит. Надо же, старая ведьма начала преследовать ее уже и наяву?!

Не помня себя, Марьяна выскочила в коридор, захлопнула дверь и для верности прислонилась к ней спиной. Сразу стало легче дышать, и возникло чувство, словно она только что закрыла дверь в преисподнюю. Черт с ней, со Светкой, пусть себе выступает дальше. Не стоит связываться. Марьяна не могла объяснить откуда взялось это странное чувство, будто, именно бывшая подруга виновата в том, что она соприкоснулась с чем-то зловещим и потусторонним.

Когда Марьяна вернулась в зал, никто не сказал бы, что совсем недавно она пережила страх, граничащий с ужасом. Она вежливо поулыбалась персоналу, выслушала их просьбы и пожелания. Пообещала в ответ, что сделает все необходимое. После чего не отказала Хасану в безобидной просьбе отобедать с ним здесь же.

- Ну как впечатление? – дав ей некоторое время переварить увиденное, поинтересовался Хасан, в небольшом перерыве между сменами блюд.
- Я потрясена, - честно ответила Марьяна. - Даже не предполагала, что Магомед являлся владельцем такого количества всякой всячины. Одно дело читать бумаги и совсем другое – увидеть все живьем.
- Теперь ты убедилась, что это не для тебя? – забросил удочку чеченец.
- Совсем нет, - радостно улыбнулась Марьяна, решив испортить ему аппетит. - Мне будет безумно интересно заняться всем этим лично!

Скулы Хасана одеревенели, но он проглотил услышанное без комментариев. В офис они вернулись вполне мирной парочкой. Там Марьяна по доброте душевной не стала добивать своего поверженного противника и заняла бывший кабинет Хасана, который располагался прямо напротив того, где он восседал теперь. Этот, конечно, был меньше и скромнее, но такие мелочи не очень волновали новоиспеченную владелицу холдинга.

Последнее распоряжение она сделала перед отъездом, чтобы к утру понедельника поменять таблички на дверях, вернув Хасану его прежнее звание – заместитель. Благоразумно решив на сегодня больше с ним не встречаться, Марьяна выехала со стоянки и повернула к выезду из города. Сейчас она была уверена, что Хасан занимается делами в офисе и не помешает ей. Будет очень неприятно столкнуться с консолидированным фронтом сразу двух наркодельцов. А так, есть большой шанс поссорить их, хотя бы временно. Теперь настала пора навестить нежданно-негаданно свалившуюся на нее, но тщательно скрываемую, часть наследства. Самую неприятную часть. Как же Марьяна ненавидела наркотики и всех, кто имел к ним хоть какое-нибудь отношение!



       Денис вальяжно развалился за письменным столом и, прикрыв глаза, слушал бесконечную болтовню Олега. Она действовала на него, как снотворное и не мешала думать о том, что надо бы найти еще пару десятков нелегалов – китайцев или корейцев, которые, натянув респираторы, молча присоединятся к тем, которые уже пашут в цехе за сущие копейки, ничего не требуя.

Денис в пол-уха слушал бормотанье Иванова, которое в основном сводилась к жалобам на тяжелые условия жизни, из чего совершенно логично выплывали одни и те же эпизоды из красивой жизни в Люксембурге, и разглагольствования об ожидающей в перспективе роскошной жизни. После гибели Магомеда в его мечтах о прекрасном будущем все чаще стало проскакивать имя Марьяны. И вот, слушая очередную байку из серии – мы с Марьяной поедем… - Денис приоткрыл глаза, лениво скользнул по унылому пейзажу за окном, состоящему из высокого бетонного забора, прерываемого только столбами и металлическими воротами с будкой возле них, где мучился от безделья не менее унылый охранник. Около пропускного пункта, неожиданно вынырнув из-за угла, резко затормозил знакомый красный «Рено».

Денис сразу открыл глаза, но еще не окончательно понял, что полностью проснулся. Охранник обрадовано выскочил из будки одновременно с Марьяной, покинувшей машину. Денис не слышал их разговора, но судя по бурной жестикуляции вдовушки, она требовала пропустить ее на территорию. «Неужели Хасан раскололся? Нет, не может быть», – решил Денис и покосился на Олега. Тот продолжал вдохновенно вещать, расхаживая по кабинету и не замечая ничего вокруг.

- Наследница приехала, - тихо заметил Денис.
- Какая? – Иванов настолько увлекся собственными мечтами, что даже не понял, о ком идет речь.
- Объект твоих радужных мечтаний, - ехидно уточнил шеф.

Олег радостно бросился к выходу.
- Интересно, какой м…к сказал этой кукле о производстве? – вопрос автоматной очередью прозвучал за спиной Иванова. Он замер так резко, как будто неожиданно налетел на бетонный забор и почувствовал, что ноги стали ватными, а на лбу обильно выступили бисеринки пота.
- Это не я, - сразу же начал торопливо оправдываться Олег, возвращаясь на свое место и, автоматически, рукавом вытирая лоб.

Денис недоверчиво усмехнулся и снова покосился в окно. Спор явно выходил из-под контроля, судя по возбужденным лицам собеседников. Пожалуй, придется впускать сюда эту любознательную особу, а то как бы не было хуже. Денис вздохнул и вышел из офиса. Уже на подходе к пропускному пункту до него донеслись угрожающие слова Марьяны:
- Если сейчас же не впустишь меня, то через десять минут здесь будет милиция! – с этими словами она, как пистолет, выхватила из сумочки мобильник.
- Пропусти ее, - спокойно сказал Денис и представил, - после смерти мужа, мадам является совладелицей предприятия.
- Я ему говорила! – рассержено взвизгнула Марьяна, пока охранник открывал ворота. - А он не верил!
- Правильно сделал. За это ему и платят хорошие бабки, чтобы не пускал на территорию, кого попало, - равнодушно объяснялся Денис.

Марьяна никогда не была хорошим водителем, а тут еще разнервничалась и поэтому еле-еле вписалась в ворота, даже слегка задев их дверцей.
- Козел, козел… бегемот тупорылый… - злобно бормотала она сквозь зубы. Марьяна и сама еще толком не знала, к кому конкретно, Денису или охраннику, относить эти нелестные эпитеты. Но сейчас, в ее глазах, они оба имели прямое отношение к производству  наркотиков, а потому она и воспринимала их, как целое и ненавистное существо. Выгрузившись из «Рено», Марьяна, уже более спокойно спросила Дениса: - Где мы можем поговорить без свидетелей?

Он кивнул в сторону офиса и ехидно усмехнулся:
- Сейчас, выгоню оттуда вашего восторженного поклонника господина Иванова и разговаривайте, сколько душе угодно.
Офис наркозаводика не произвел на Марьяну особого впечатления. Так себе, вполне средненький и уж точно не шикарный.

- Непонятно, зачем Олег рассказал вам про этот заводик? Он ведь гроша ломанного не стоит, – равнодушно бросил Денис, выпроводив обиженного и вконец расстроенного Иванова за дверь.
- Так он вам ска… - уже начав задавать вопрос, Марьяна поняла, что попалась, как последняя дура. Как же дешево она купилась! Воистину сказано: «Язык мой – враг мой». Она замолчала, но было поздно. Денис все понял. Тогда Марьяна, наплевав на недосказанный вопрос, сразу перешла в наступление. - Я хотела бы посмотреть, что вы тут производите.
- Ну, вообще-то пока только пытаемся наладить производство лекарств, в пику «Ферейну». Так что, если вы не фармацевт, то и ходить нечего, - попытался остудить ее пыл Денис.
- Вы тоже не похожи на фармацевта, - не осталась в долгу Марьяна.
- А мне и не надо, я – менеджер, - сухо ответил он, неприязненно оглядывая ее с головы до ног.
- А я солистка Гранд Опера, - огрызнулась Марьяна. - Хватит препираться. Я хочу посмотреть свое производство, - чуть выделив голосом, заметила она.
- Я не пушу вас туда, - вдруг заявил Денис.

Марьяна, в течение всего разговора, безуспешно стремилась подавить клокотавшую ярость. Но такого нахального ответа она уже выдержать не смогла и, забыв про угрожающую опасность, вывалила все:

- Я знаю, что вы там производите! Я все знаю! Это – синтетические наркотики, причем какой-то новой особо вредной модификации, которую изобрел этот долбанутый ученый! Ты, - в гневе она незаметно перешла на «ты» и зло ткнула пальцем в грудь Дениса, - ты паршивый ублюдок, подлый наркоторговец! Вас всех сажать надо, нет, не сажать, а расстреливать, причем, показательно, прямо на площадях, чтобы остальным не повадно было! Ты… ты… - Марьяна на мгновенье запнулась, мысленно перебирая свой не очень богатый в этом отношении словарный запас, но быстро сосредоточилась и продолжила.

Она бушевала в том же духе минут десять. Потом до нее постепенно стало доходить, что по существу идет, никем не прерываемый, монолог. Неожиданно Марьяна почувствовала себя воздушным шариком, из которого внезапно выпустили воздух, сразу как-то сжалась и замолчала. Потом растерянно посмотрела на усмехающегося Дениса. Это сразу же придало ей новый импульс, и Марьяне захотелось запустить ногти в его ненавистную рожу. С видимым усилием, подавив в себе праведный порыв, она почти спокойно спросила:

- Что молчишь? Я все правильно сказала?
- Ну… Будем считать, в общих чертах, да, - неопределенно промычал Денис и как-то неуверенно отвел глаза. – Только я не ожидал такой кровожадности.
- Хорошо, - Марьяна неожиданно улыбнулась, постаравшись скрыть внезапно охвативший ее страх. Ведь они здесь одни. Никто не знает, куда она поехала, а трус Иванов, если его как следует припугнуть, естественно, будет молчать, как рыба. - Я сказала, все, что накипело. Пар выпустила, а теперь, пожалуй, пойду, - с этими словами она направилась к двери.
- Вряд ли, моя прелесть, после такого ты далеко уйдешь, - Денис решительно преградил  дорогу.

В его голосе отчетливо слышалась угроза, хотя губы вроде улыбались. От этого он выглядел даже более опасным, чем Хасан. Марьяне вдруг стало страшно. Она попятилась, бросив косой взгляд на окно. Мысли закрутились в поисках выхода. Вспомнив какой-то детектив, она с ходу выпалила:

- Я кое-кому сказала, куда еду. Так что, если не вернусь, меня будут искать именно здесь, и тогда все ваше поганое производство накроется медным тазом, а вы сядете лет на двадцать пять, а то и пожизненно!
- Ах, Марьяна, неужели у тебя здесь есть кто-то, с кем ты делишься своими планами? – ехидный голос Дениса растекался липкой патокой. И она с ужасом поняла, что у нее нет никакого выхода, как у прилипшей мухи. Сейчас ее прикончат. Затравленно озираясь, она быстро затараторила:
- Хорошо, я никому ничего не скажу! Что ты хочешь, за мое молчание? Ведь лишний труп тебе ни к чему? С ним столько хлопот! Скажи, Хасан прав, считая, что это вы убили Магомеда?


  Последний вопрос Марьяна задала, почти на ощупь, как канатоходец, идущий в темноте на огромной высоте, но уже продуманно. Очень хорошо продуманно. Теперь эта сволочь пусть решает с кем иметь дело: то ли с глупой бабенкой, которую можно легко обвести вокруг пальца, то ли с чеченцем, который о нем так плохо думает и при удобном случае отомстит за земляка? Марьяна замерла, ожидая ответа. Ей показалось, что Денис молчал сутки. На самом же деле, он ответил буквально через несколько секунд, что бесстрастно подтвердили электронные часы на стене. Но его ответ поразил Марьяну.

- Пусть твой Хасан зря не пылит, - спокойно сказал Денис. - А ты сама подумай хорошенько, ведь смерть Магомеда ему намного выгоднее, чем мне.
Марьяна замерла, вылупив глаза. Вся ее так хорошо продуманная комбинация с треском рушилась. Дело пошло совсем не так, как она рассчитывала. Ну как такая очевидная вещь не приходила ей в голову? В самом деле, ведь Хасан сейчас усиленно бьет клинья, чтобы заполучить все. Будь жив Магомед, у него не было бы никаких шансов. Он всегда был только тенью своего босса, вечно вторым. Одним словом – заместителем.

- Ты это точно знаешь? –  осторожно уточнила Марьяна.
- Нет, только предполагаю, - Денис неопределенно пожал плечами и отвернулся.
Все это надо было обдумать, хорошенько обдумать. Где-нибудь в тихом месте, например, в своей спальне, перед сном, когда такие интересные мысли лезут в голову  из непонятных глубин. Марьяна вздохнула. Было явно больше пятидесяти процентов за то, что она никогда уже не вернется домой, а ее холодный труп тоже найдут в каком-нибудь лесу… Бр-р-р, она поежилась.

- Ты замерзла? – с глумливым участием заинтересовался Денис.
- Нет, я просто подумала, что тебе действительно нет смысла меня убивать, – Марьяна постаралась улыбнуться непослушными губами, как можно очаровательней.
- Может и нет, - спокойно согласился собеседник, - только для этого тебе придется выполнить кое-какие условия…

Марьяна усиленно закивала головой. В такой ситуации она согласилась бы даже  летать на помеле. Вопрос заключался в том, собирается ли она потом, выполнять эти условия?
- Садись, - он ногой выдвинул стул, и Марьяна с опаской оглядываясь на Дениса, осторожно присела на краешек.
Он забрал у нее сумку и вытряхнул оттуда паспорт. Потом достал из стола какие-то бумаги и накрыл их сверху чистым листом, оставив только место для подписи.
- Подпишешь?

Марьяна облизала внезапно пересохшие губы и отрицательно замотала головой.
- Подпишешь, - спокойно сказал Денис, потому что очень хочешь выйти отсюда живой. - А вот как выглядит твоя подпись, чтобы не забыла случайно, - с этими словами он положил перед ней паспорт.
- Хорошо, - обреченно пробормотала Марьяна и дрожащей рукой поставила на бумаге нужную закорючку. - Теперь я все равно подписала, покажи что?
- Да, пожалуйста, - Денис убрал чистый лист.

Глазам Марьяны предстал «Договор о совместной деятельности». Теперь ни в какую милицию она не сможет пойти. Кто ей поверит? Она, только что, своей рукой подписала договор с наркодельцами. Марьяна быстро протянула руку, попытавшись выхватить опасную бумагу, но Денис оказался проворнее и подписанный договор исчез прямо у нее из-под носа. Он спрятал его в сейф со словами:

- Теперь, моя дорогая, как говорил незабвенный Леня Голубков: «Мы партнеры», так что, не стоит никуда на меня стучать. Не советую. Себе дороже обойдется, если вдруг захочешь иметь дело с законом, а уж если захочешь пойти в обход, то, тем более. Ты, рыбочка, сейчас, можно сказать, сидишь в стеклянном аквариуме – вся на виду, а выхода нет. Никакого. Сечешь?
В последних словах прозвучала такая угроза, что Марьяна уронила голову на стол, и из глаз потоком хлынули непрошенные слезы бессильной ярости и ненависти. Ей хотелось ломать и крушить все вокруг. Смести с лица земли этот поганый завод со всей его начинкой и теми подлецами, которые производят страшное зелье, думая исключительно о деньгах. Сотнях, тысячах, миллионах... Только не было у нее такой возможности. Совсем не было. Пока.

Откуда-то издалека, как сквозь вату, до нее донесся ненавистный голос Дениса:
- Это еще не все. Партнер ты исключительно ненадежный, поэтому нуждаешься в постоянном присмотре. Пожалуй, прямо с сегодняшнего дня, я перееду в твой симпатичный коттедж, а в мое отсутствие за тобой будет присматривать кто-нибудь из моих … гм… ребят.
Его спич был прерван диким воплем Марьяны:
- Ненавижу! Как я всех вас ненавижу!

Денис смотрел на нее почти с одобрением. Это было именно то, что нужно, для него и для дела. Ее истерика понятна и, в какой-то степени, даже выгодна. В таком состоянии она скорее всего ничего не соображает. Проблемы возникнут потом, когда Марьяна придет в себя, начнет думать и анализировать. Вот тогда и может возникнуть настоящая опасность.

Нет, эту особу никак нельзя отпускать от себя. Она должна быть постоянно на глазах, потому что непредсказуема, как кобра, которая внезапно может предпринять беззвучный, но стремительный бросок, навстречу всему, что встанет у нее на пути. А это чревато очень неприятными последствиями.

                (продолжение следует)


Рецензии
Алёна, прочитала с большим интересом, буду ждать продолжение!
С теплом, Ольга.

Ольга Суслова   17.08.2014 07:10     Заявить о нарушении
Ольга, вот как только выйдет бумажная книга, так сразу и выложу продолжение. В издательстве обещали время выхода август - сентябрь.
Спасибо за отзывы!

Удачи! Алена

Алена Скрипкина   17.08.2014 11:29   Заявить о нарушении